Р!
23 СЕНТЯБРЯ 2019
21 сентября 2019

Как разобрали дальневосточные гектары под Читой — обзор газет Забайкалья

Новый глава Читинского района Фёдор Кургузкин в интервью «Экстре» рассказал как в ночь на 1 августа расхватали дальневосточные гектары на территории его района. Он, кстати, только за, чтобы на них строились шикарные поместья, а там и производство подтянется.

«Если говорить о ярмарке тщеславия, то, я считаю, пусть люди строят. Если человек взял землю и может её освоить, то пусть он это делает. Это налоги, строительство и развитие инфраструктуры, а время всё расставит по своим местам — начнут люди и производство. На своих гектарах развивать. Тут ещё и программа «Дальневосточная ипотека» под 2% годовых должна помочь, её должны скоро принять», —

Кургузкин в роли спасителя?

Сможет ли новый глава решить проблемы читинского района

а

Назначение Фёдора Кургузкина на должность главы Читинского района стало мерой вынужденной — район провалил работу по строительству объектов по нацпроектам и Центров экономического роста.

За это прежний глава Читинского района Вадим Захаров неоднократно подвергался критике со стороны краевого руководства, и его отставка не стала неожиданностью. Приход же Кургузкина, который до этого руководил краевым Департаментом по гражданской обороне и пожарной безопасности, может означать одно: в район пришёл антикризисный менеджер с заданием краевого правительства — в кратчайшие сроки разгрести «авгиевы конюшни» проблем Читинского района;

Наказание или поощрение?

 — Назначение на пост главы Читинского района — это наказание? По-моему, на вашем прежнем месте работы проблем было меньше?

— Действительно, на прежнем месте было гораздо спокойнее, но это не понижение и не наказание. Степень ответственности главы района ничуть не меньше, чем у руководителя органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, а вот объёмы работы и проблем, накопившихся в Читинском районе за предыдущие годы, гораздо больше.

На протяжении нескольких месяцев Александр Михайлович Осипов видел мою работу в системе антикризисного управления, где решения надо принимать быстро и работать эффективно. Наверное, я умел это делать, это и подтолкнуло губернатора к решению назначить меня.

 — Чему были посвящены первые недели работы на посту главы района?

— В первую очередь были определены приоритеты расходования финансовых средств. Требуется подготовить к зиме все социальные объекты, поддерживать в проезжем состоянии все дороги. Не устраивает, как организована работа некоторых структурных подразделений, но решений пока не будет, надо досконально изучить весь персонал и понять, почему люди не справляются со своими обязанностями?

Что это — следствие недостаточной требовательности и неумелая постановка задач руководителями этих структурных подразделений или непрофессионализм сотрудника? Изменения в структуре работы администрации района будут, кое-что изменится, но в целом, считаю, что люди в коллективе способны работать и дальше, единственное -спрос будет иным.

Новые реалии и старые проблемы

 — «Дальневосточный гектар» поможет двинуть вперёд развитие района? Не превратится ли программа в Читинском районе в ярмарку тщеславия, когда люди будут брать большие участки и строить шикарные поместья?

— Смотрите, программа заработала в полночь 1 августа, и к началу рабочего дня поступило 600 заявок. Не все дальневосточные регионы смогли добиться таких показателей в течение нескольких лет работы. Всего же к этому дню (разговор происходил 14 августа — прим, авт.) поступило без малого три тысячи заявок на получение гектара, из них более полутора тысяч в Читинском районе, в основном это Смоленка и Атамановка.

Если говорить о ярмарке тщеславия, то, я считаю, пусть люди строят. Если человек взял землю и может её освоить, то пусть он это делает. Это налоги, строительство, и развитие инфраструктуры, а время всё расставит по своим местам — начнут люди и производство. На своих гектарах развивать. Тут ещё и программа «Дальневосточная ипотека» под 2% годовых должна помочь, её должны скоро принять.

Сегодня было совещание по Смоленке, даже не по одному поселению, а уже по Смоленско-Карповской агломерации, два посёлка слились в один, так там бурно люди строятся. Уже видно, что двух школ здесь будет недостаточно, надо проектировать ещё одну, а кроме этого, детские сады, развивать общественный транспорт, обустраивать внутриквартальные дороги, магазины, СТО и многое другое. Хочется, чтобы это место стало красивым пригородом Читы.

 — Как в районе идёт подготовка к новому учебному году?

— Школы — это больная тема, и проблема очень застарелая. Большинство школ и детсадов требуют замены на новые, а пока этого не произошло -ремонтируем. Практически во всех школах сделан ремонт, и учебный год начнётся вовремя. Единственное исключение — Атамановка, где было упущено время. Часть учеников начнёт обучение в других помещениях — в начальной школе и в детсаде.

С родителями мы встречались, восторгов от такой ситуации нет, но относятся люди с пониманием. Думаю, во второй половине сентября учащиеся перейдут на учёбу в отремонтированную школу.

Несельский район

 — Жители района часто жалуются на транспортные проблемы.

— Вопрос действительно серьёзный, и тут есть две проблемы. Первая — состояние дорожной сети. Дороги за чертой города в основном грунтовые, и после дождей они разрушаются, перевозчики отказываются ехать, чтобы не гробить технику.

Понять их можно, но мер воздействия у нас практически нет. Каждый день поступают звонки о ремонте дорог. Стараемся реагировать быстро. У всех глав поселений есть мой телефон, и я не жду от них каких-то бумаг, достаточно одного звонка, чтобы пошла техника на проблемный участок.

Вторая проблема — нерентабельность. Предприниматели не выходят на конкурс, для них маршруты по району не выгодны, субсидировать же поездки бюджет района не может, на это нет средств, да и содержать свой автопарк мы тоже не можем.

 — Читинский — это сельский район всё-таки. За уборочной страдой и заготовкой кормов приходится следить?

— Очень хорошая оговорка, но район давно не сельский, даже из названия убрали. Раньше это был большой сельский район, с мощным аграрным комплексом, с массой сельхозпредприятий, которые кормили, поили Читу молоком, мясом, овощами. Один только Беклемишевский совхоз чего стоил — молоковозы оттуда шли чуть ли не круглосуточно, а сегодня он находится в предбанкротном состоянии.

Сколько вокруг Читы было полей, на которых выращивали картофель, капусту, подсолнечник, а сегодня поля брошены. Осталось несколько сельхозпредприятий, есть личные подсобные хозяйства, где выращивают всё для себя, но это такой мизер. К сожалению, на селе люди перестали кормиться плодами своего труда, даже молоко в магазине покупают.

-Что хотите пожелать читателям газеты?

— Читателем «Экстры» являюсь много лет, причём читаю в бумажном варианте, нравится читать газету именно в бумаге. Очень интересное и самобытное издание, правда, раньше материалов было побольше, тем не менее, читаю газету с интересом. Хочу и сотрудникам газеты, и всем забайкальцам пожелать, чтобы у нас было как можно меньше поводов для критических публикаций.

«Экстра» №34 от 21 августа 2019 г.

Забайкальский драматический театр, оставшийся из-за реконструкции на три года без помещения, приютил институт предпринимательства. Здесь в актовом зале будут репетировать спектакли, а выступать уже на разных площадках города. Ещё из разряда удивительного. Подрядчик, который взялся за реконструкцию театра, идёт с опережением графика. Прочитали? Теперь постучите три раза по дереву.

«Оборудование и внутренняя отделка полностью демонтированы, полным ходом идут фасадные работы и строительство пристройки. Еженедельно, каждый вторник, проводится контрольная планёрка с участием представителей инспекций, краевых властей и театра. Предпосылок того, что реконструкция растянется надолго, нет, зато есть настроение завершить ремонт ранее намеченного 2022 года», —

«80-й сезон откроем вовремя»

Театральный репертуар пересмотрят в пользу спектаклей «малых форм»

19 августа в актовом зале Забайкальского института предпринимательства состоялось собрание коллектива краевого драматического театра — первое после летнего отпуска. Театралы обсудили предстоящую кочевую жизнь.

Напомним, что здание забайкальского драматического театра с мая закрыто на капитальный ремонт. В течение четырёх лет артисты и зрители будут встречаться на различных площадках Читы и края. Изначально планировалось разместить коллектив и гримёрные в гостинице «Ингода», под это выделили целых два этажа. Сейчас оказалось, что новым и одновременно временным домом для артистов станет актовый зал Забайкальского института предпринимательства.

Это уже второй переезд с момента закрытия театра.

Юрий Пояркин, директор театра, рассказал: «Нас приютили в стенах института предпринимательства, выделили необходимые помещения. На сцене актового зала будем проводить репетиции, а выступать со спектаклями, как и планировалось, на различных концертных площадках города».

«Чувствуйте себя, как дома, — поприветствовал артистов Николай Степанов, заместитель директора по учебно-методической и научной работе Забайкальского института предпринимательства. — Мы уже наметили план сотрудничества и видим возможные точки соприкосновения. Наши студенты больше любят проводить время на сцене актового зала, чем в аудиториях. Постоянно поют, танцуют. Если вы их будете привлекать к каким-то своим творческим процессам, например, репетициям, мы будем крайне рады».

По словам Юрия Пояркина, подрядчик активно, с опережением графика взялся за ремонт. Оборудование и внутренняя отделка полностью демонтированы, полным ходом идут фасадные работы и строительство пристройки. Еженедельно, каждый вторник, проводится контрольная планёрка с участием представителей инспекций, краевых властей и театра. Предпосылок того, что реконструкция растянется надолго, нет, зато есть настроение завершить ремонт ранее намеченного 2022 года.

«Оказалось, что капитальный ремонт здания театра начали вовремя. Когда строители разобрали крышу, над сценой обнаружилось, что все перекрытия в трещинах, потолок просто рухнул, а здание, как оказалось, уже было готово развалиться», — отметил Пояркин.

Худрук драмтеатра Николай Гадомский заверил, что 80-й театральный сезон откроется вовремя. По его словам, премьеры обязательно будут, хоть и не такие объёмные, как обычно.

— Будем много гастролировать по районам края и соседним регионам. Несколько раз в неделю играть в Чите на стационарных площадках Дома офицеров, Театра национальных культур «Забузоры» и краевой филармонии.

Часть спектаклей трансформируем для малых и неприспособленных площадок. Глобальных спектаклей с большим количеством декораций пока не будет. К тому же нас покинул артист, который был очень плотно занят в репертуаре театра. Потребуется много сил и творческой энергии, чтобы его заменить. Но незаменимых людей нет, поэтому, думаю, мы справимся. Главное, что у нас есть поддержка со стороны зрителей и руководства региона.

За время летних отпусков театральную труппу покинули два актёра. Александра Николенко поступила в театральный вуз и осталась работать в Москве. Ведущий актёр Алексей Тебеньков уволился и перешёл на работу в Якутский академический театр

Справка «ЧО»

В реконструкцию театра входят ремонт сцены, замена всех коммуникаций. При обновлении фасада, планируется построить ростральные колонны и фронтон. Также в здании появятся дополнительные гримёрные и помещения для обслуживающего персонала. Основной зал станет просторнее за счёт сокращения количества кресел. Кроме того, предусмотрена установка новой звуковой системы, видеопроекция сцены и постановочное освещение.

Денис Приходько. «Читинское обозрение» №34 от 21 августа 2019

«Земля» публикует историю жизни сельского труженика Юрия Иосифович Рудевича, который долгое время жил и работал в селе Ишага Нерчинско-Заводского района. Он надеялся получить прибавку к пенсии за работу в сельской местности. Но его профессия не входит в перечень тех, которые попадают под действие этого нового закона. Таких, как он, тысячи.

«Вот и добрался Юрий Иосифович до больной темы. 30 лет сельскохозяйственного стажа он имеет, но доплаты не получил. Кресло руководителя, которое не давало ни сна, ни покоя, ни отдыха, подвело. Не понимает он, каким мерилом мерили чиновники степень участия людей в сельскохозяйственном производстве, как определяли перечень должностей и профессий, представителям которых бросили с барского плеча доплату к пенсии. Рассуждает, доказывает, волнуется, да только кто ж его мнение учтёт?» —

— один из тысяч советских тружеников, недавно получивших от правительства страны надежду на небольшую доплату к пенсии и очень скоро её потерявших.

Наверное, хотели как лучше…

Юрий Иосифович, всю свою жизнь отработавший в сельском хозяйстве, в нужную категорию не летал. Об этом -в его искреннем рассказе, который на сто процентов отражает истории тысяч советских тружеников, а ныне — российских пенсионеров.

Годы работы — лучшие годы

Мой собеседник совсем недавно перебрался в краевой центр. Вместе с женой, Валентиной Григорьевной, они приехали к детям из села Ишага Нерчинско-Заводского района. Вместе и скучают по родной стороне.

Поводом для встречи и разговора стала публикация «За что обидели сельских тружеников» (№28 от 09.07.2019 г.).

Юрий Иосифович торопится рассказать о своей жизни, а получается, что больше говорит о селе, о сельской работе, о совхозе, которому посвятил жизнь. Сразу и не понять: то ли-сердится, то ли обижается на отношение чиновников к труженикам села. «Обида берёт не столько за 1300 несчастных целковых, за отношение к людям, — сокрушается мой собеседник. — Что это за закон такой, что за цинизм?»

В профессию ветеринарного врача Юрий Иосифович попал осознанно: сначала окончил сельскохозяйственный техникум, потом институт. И ни дня не работал вне сельского хозяйства. Самые сложные для него и самые счастливые годы, а село Улан Приаргунского района стало особой вехой жизни, где человек состоялся как личность, специалист и руководитель.

Совсем молодым назначили его на должность директора совхоза. Ответственность за несколько сотен работников, за тысячи голов скота, за мощный машинно-тракторный парк была колоссальная. Как зимовка, посевная или уборочная страда начинались, так и не видели его домочадцы дома, по полям и хозяйствам мотался без устали. К концу лета коренной гуран так загорал под забайкальским солнцем, что только глаза да зубы на лице сверкали.

Серьёзное хозяйство не допускало попустительства и разгильдяйства, партия спрашивала за показатели строго, поэтому Юрий Иосифович марку совхоза держал высоко. Районное и областное начальство ценило молодого управленца, и когда встал вопрос о выборе кандидатуры на должность начальника районного управления сельского хозяйства, долго не думали — назначили коммуниста Рудевича, вверив ему 16 хозяйств Приаргунского района.

Коммунистическая партия могла помочь человеку взлететь на самый верх карьерной лестницы, но и наказания от коммунистического актива долго ждать не приходилось. Метод кнута и пряника использовался широко и очень успешно. В1979 году попал под пресс и Юрий Иосифович. Зимовка в тот год началась неожиданно и сложно. Под ранний и большой снег ушли гектары необмолоченного хлеба, недоставало и кормоединиц.

Овцы добывали себе пропитание до крови на копытах, а ранний мороз установился резко и надолго. Ситуация была критичной, а для опытного животновода — предсказуемой. Начался массовый падёж скота. Партийное руководство долго не разбиралось — наказали руководителя. Не посчитали нужным учесть опыт, обстоятельства и климатические условия, в которых оказался район, с высокой должности сняли, вернув обратно — в родной совхоз. Здесь и доработал до пенсии, заслуженным человеком ушёл на заслуженный отдых.

Много разных потерь приходилось переживать за долгие годы, но смерть жены подкосила резко и основательно. Затосковал. И неизвестно, как бы сложилась дальнейшая жизнь, не встреться на его пути такое же одиночество — Валентина Григорьевна. Переехал к ней в Ишагу, и вместе они уже 11 лет.

Всё теперь наизнанку

Приграничное село Ишага полюбилось Юрию Иосифовичу раздольем и добрыми приветливыми людьми, живущими испокон веку своими трудами и соседством с благодатной тайгой. Всегда выручала местных жителей и Аргунь. Охота и рыбалка там удивительные, а чужаков-браконьеров, которые пакостили в чужих угодьях, много не бывало: всё же пограничная зона В советские времена выражение «граница на замке» означало одно — враг не пройдёт. Но инженерная система не была препятствием для ишагинцев.

На берегах Аргуни располагались сенокосы и огороды, а рыбаки приносили с дозволенной территории солидный улов. «Теперь можно часами ждать разрешение на вход или выход, -рассказывает Юрий Иосифович, — что зимой, что летом. Приграничные сёла пустеют, работы у людей нет. Молодёжь уезжает учиться или работать и всеми правдами-неправдами стремится обосноваться в городе. Стариков увозят дети.

Страшно становится жить в таких сёлах, как Ишага. Надёжной связи нет. Таксофон, что висит на улице, зимой замерзает, летом, часто ломается. Чтобы позвонить родным или детям, надо ехать за 45 километров до Hep-Завода или за 28 километров до Олочей.

Местные таксисты берут за проезд до Hep-Завода полторы тысячи рублей, а таких денег у стариков нет, чтобы ради телефонного звонка в такую даль кататься. Медика в селе нет уже четыре года, хотя фельдшерско-акушерский пункт стоит, не растащили его. Специалистов селу не хватает: старые уходят, а молодёжь заманить нечем.

За все годы работы в сельском хозяйстве не помню я таких пожаров, — продолжает рассказывать мой собеседник о проблемах села и сельчан. — Да это было бы колоссальное ЧП, сгори за раз столько тайги! Время было другое — сразу бы виноватых нашли! Наказали бы, да так, что другим было бы не повадно!»

По мнению Юрия Иосифовича, причина разгула огненной стихии в лесах и населённых пунктах проста: отсутствие в сёлах и посёлках производства и разобщённость людей. При совхозах всегда был на селе хозяин — директор. Нет директора -главный инженер, парторг, главный механик или кто-то другой исполнял его обязанности. Только чуть появится дымок — пожарная команда выезжала на тушение, а если появлялась угроза для чабанских стоянок, ферм или жилья, тогда уже все поднимались по тревоге.

Фермы и чабанские стоянки, принадлежащие государству, всегда имели на такой случай заправленную водой водовозку, бывало, что и пожарная машина стояла наготове.

В зимовку в крепких хозяйствах уходило до трехсот тысяч голов овец, которые круглогодично находились на вольном выпасе, и осенних отжигов в целях экономии кормов старались не производить, оставляя «зелёнку» на корм стадам и отарам.

А уж весной производили палы так, что каждая искра была под контролем. «Всё было чётко налажено. Люди работали как единый, слаженный механизм, от того и не горели дотла глухие таёжные сёла!» — констатирует Юрий Иосифович.

«Новой жизни» не понять

Кадровый голод, которым страдают особенно сельские населённые пункты, тоже легко объясним. «Никуда ведь не делись учебные заведения, которые готовят зоотехников, агрономов, ветеринарных врачей, -рассуждает пенсионер. — И молодёжь толковая есть! А куда им на работу идти, если без опыта не принимают, а хозяйств, в которых можно его набраться, со счёту осталось.

В лучшем случае — устроиться в хозяйство к фермеру, а тот сам еле концы с концами сводит. Нет материальной возможности платить молодому специалисту достойную зарплату, нечем заинтересовать, чтобы остался человек в селе, работал на земле, зарабатывал сельскохозяйственный стаж».

Вот и добрался Юрий Иосифович до больной темы. 30 лет сельскохозяйственного стажа он имеет, но доплаты не получил. Кресло руководителя, которое не давало ни сна, ни покоя, ни отдыха, подвело. Не понимает он, каким мерилом мерили чиновники степень участия людей в сельскохозяйственном производстве, как определяли перечень должностей и профессий, представителям которых бросили с барского плеча доплату к пенсии.

Рассуждает, доказывает, волнуется, да только кто ж его мнение учтёт? Таких «умников» в кабмин никогда не допустят, а болезни, заработанные на производстве, раде создания национальной безопасности, стабильности и благополучия страны, настолько субъективны для чиновников, что как пыль придорожная — в зачёт не берутся. «Не скандаль! — одёргивает разволновавшегося Юрия Иосифовича жена. — Жизнь другая сейчас, ничего не изменишь!». «Потому и не могу понять я эту новую жизнь! И принять не могу!»

Юрий Иосифович Рудевич -один из тысяч советских тружеников, недавно получивших от правительства страны надежду на небольшую доплату к пенсии и очень скоро её потерявших. Речь идёт о прибавке за работу в сельской местности. Однако на практике оказалось, что перечень должностей и профессий, которые попадают под действие закона, крайне узок и порой не поддаётся логическому объяснению.

Галина Балагурова. «Земля» № 34 от 20 августа 2019 г.

«Вечорка» выяснила сколько сейчас стоит корень сапожниковии растопыренной. С 2016 году в регионе лихорадка по заготовке этого растения. Оно пользуется огромным спросом в Китае. В прошлом году корень занесли в Красную книгу, но никто его не защищает. Добыча продолжается. Стоимость за килограмм от 300 рублей до 10 тысяч.

«В Забайкалье килограмм корня принимают за 300-400 рублей. Разумеется, оптовые партии, которыми оперируют скупщики, оцениваются в разы дороже. По неподтвержденной информации, в приграничном Забайкальске килограмм стоит уже около 1,5 тысячи рублей. За границей цена и вовсе взлетает до 3 тысяч рублей. Эта информация наталкивает на мысли о существовании налаженного канала контрабанды, по которому краснокнижное растение уходит из России», —

Корневая система заработка

Лихорадка по заготовке корней сапожниковии растопыренной охватила Забайкалье ориентировочно в 2016 году. Сначала, конечно, группы копателей, орудующих преимущественно вдоль трасс, не вызывали ничего кроме любопытства. Однако спустя годы их деятельность сильно увеличилась в масштабах и обеспокоила практически всех. Однако принятые на краевом уровне мало повлияли на ситуацию.

О том, как началась охота за корнями сапожниковии растопыренной (в народе её называют дикой морковкой или дикой петрушкой), «Вечорка» писала уже не раз. Интерес к сырью проявил наш восточный сосед — в китайской медицине сапожниковия считается эффективным средством от многих недугов.

Сложно объяснить, чем была вызвана вспышка интереса именно в это время — ведь раньше скромная травка была совершенно не востребована. Но начало её массового сбора пришлось на 2017 год. В это время даже появились вербовщики, которые нанимали людей, вывозили их в палаточные лагеря и на месте принимали корни.

Как это часто бывает, наёмных сборщиков обманули с зарплатой, и они обратились в «Вечорку». Очевидно, эта схема показалась слишком тяжеловесной, из-за этого позже её перекроили. В сезоне-2018 край заполонили объявления о скупке корня.

К этому времени ситуацией обеспокоились краевые власти. В июне прошлого года состоялось заседание Комиссии по редким и находящимся под угрозой исчезновения видам животных, растений и грибов Забайкальского края. На мероприятии было озвучено, что, по оценке учёных, учитывая размах заготовок, следует ожидать, что в ближайшие несколько лет ресурсы сапожниковии будут подорваны по всей забайкальской части их ареала.

Кроме того, следствием бесконтрольного выкапывания корней учёные назвали эрозию почв, нарушение среды обитания (произрастания) соседних видов животных и растений, нарушений всей экосистемы в целом. В итоге с августа 2018-го растение было внесено в региональную Красную книгу, что означало запрет на его добычу.

С этого момента, по закону Забайкальского края об административных правонарушениях, копателям грозит штраф в размере от 3 до 5 тысяч рублей. Однако реальной защиты растение так и не получило.

За дело берётся прокуратура

— Растение внесли в Красную книгу год назад, однако работу по ее защите не вели по сей день. Меж тем только в нашем районе ситуация такова — ежедневно приезжают люди из других районов Забайкалья, особенно много их из Могойтуя. Они выкапывают корни около сёл Илим, Закаменка, Олинск — там, где природа практически не тронута и трав на полях растёт много.

Сюда же едут приёмщики, которые встают с весами на трассах, а то и прямо на поля выезжают и скупают корни у заготовителей. Местные жители этим очень недовольны, потому что они живут в основном за счёт скота, а копатели орудуют на их пастбищах и покосах. Обстановка конфликтная вплоть до того, что люди друг другу угрожают вилами и острыми копалками, — рассказала «Вечорке» заместитель прокурора Нерчинского района Елена Рыжинская.

С её слов, 5 августа прокуроры выехали на поле и вызвали там сильный переполох. Люди разбежались, поэтому в отношении копателей было составлено пять протоколов. На следующий день прокуроры приехали уже с полицейскими, задержали и доставили в прокуратуру большее количество народа. Все 26 протоколов направлены в Минприроды Забайкальского края, так как только это ведомство имеет право выносить решение о назначении штрафа.

Кроме того, идёт работа над возмещением ущерба, который тоже оценивают специалисты министерства. Стоимость одного корешка оценивается в 40 рублей, в килограмме насчитывается от 50 до 100 штук. То есть человеку, накопавшему кило, придётся выплатить примерно 2-4 тысячи рублей. Надо отметить, что по итогам рейда в прокуратуре оказалось около полутоны сырья.

Спустя две недели, 19 августа, рейды повторились, и число протоколов достигло уже 40. Причем некоторых заготовителей задержали на поле по второму кругу.

Кроме того, в начале августа прокуратура установила два нелегальных пункта приёма корней. Житель Могойтуя организовал его на одной из торговых баз Нерчинска. 2 августа у него, помимо сырья, было изъято и оборудование, использовавшееся в незаконной деятельности — весы, сеялку и мешки. Корней, со слов Елены Рыжинской, было немного, около 34 килограммов, однако по неподтвержденной информации мужчина принимал больше тонны сырья в неделю.

В отношении могойтуйца и четырёх его клиентов, которые пришли с корнями во время рейда, составили административные протоколы. На следующий день прокуроры посетили ещё один приёмный пункт, которым заправлял бывший гражданин КНР. У его дома в- Нерчинске была задержана машина, в которой находилось 11 мешков сырья общей массой около 230 килограммов.

Цена — не одна

В Забайкалье килограмм корня принимают за 300-400 рублей. Разумеется, оптовые партии, которыми оперируют скупщики, оцениваются в разы дороже. По неподтвержденной информации, в приграничном Забайкальске килограмм стоит уже около 1,5 тысячи рублей. За границей цена и вовсе взлетает до 3 тысяч рублей. Эта информация наталкивает на мысли о существовании налаженного канала контрабанды, г по которому краснокнижное растение уходит из России.

Как минимум таких каналов два — часть корней, по данным источников «Вечорки», в Забайкалье скупают предприниматели из Улан-Удэ. Возможно, это сырьё остаётся в России, но также продаётся по очень заманчивым ценам. Так, нам удалось найти объявление, в котором 500 граммов корня предлагаются за 1 тысячу рублей. По картинке, где корешки изображены в расписной тарелке, не очень понятно, в каком виде продавец отправляет товар.

Однако на другом сайте можно увидеть 30-граммовую упаковку, которая стоит 280 рублей. То есть килограмм оценивается почти в 10 тысяч рублей. Очевидно, что копатели, убивающие время и здоровье на ролях, получают с барского стола лишь крохи, которые явно не стоят того вреда, который испытывает забайкальская природа.

Ефим Добрынин. «Вечорка» №34 от 21 августа 2019 г.

Районная пресса

«Сельская новь» публикует полное боли и отчаяния открытое письмо учителей начальной школы. Здание их школы решили передать под детский сад. Учителя против, чтобы проблемы одних детей решались за счёт создания проблем для других.

«Со стороны кажется, что это легко: взяли книжки и перешли в другой кабинет… Но вот в чем будет проблема. Во-первых, дети будут учиться в две смены. Старшая школа нам предоставляет только два кабинета на первом этаже трёхэтажного здания, это и понятно… А куда переходить учителям старших классов со всем своим оборудованием? Кабинетов не хватает. Начальных классов 12 комплектов, это почти 250 учеников», —

Открытое письмо учителей МБОУ «СОШ» с. Акша

Написать это письмо в газету нас, учителей Акшинской средней школы, вынуждает ситуация, заложниками которой становятся ученики начальных классов, учителя и родители учащихся.

Дело в том, что перед началом нового учебного года мы узнаём, что наше двухэтажное здание забирают под детский сад, т. к. детский сад оказался в аварийном состоянии (это известно было ещё с 2014 года и ранее!) и подлежит сносу (!) для постройки нового детского сада. Это, конечно, хорошо, строить надо.

Но почему это не продумали заранее (с 2014 года), не подготовили смету, не подготовили помещения для детского сада? А решили вот так сразу выселить детей начальных классов из своего здания, и учитесь как хотите и где хотите, как будет проходить образовательный процесс — это никого не волнует. Со стороны кажется, что это легко: взяли книжки и перешли в другой кабинет… Но вот в чём будет проблема. Во-первых, дети будут учиться в две смены.

Старшая школа нам предоставляет только два кабинета на первом этаже трёхэтажного здания, это и понятно… А куда переходить учителям старших классов со всем своим оборудованием? Кабинетов не хватает. Начальных классов 12 комплектов, это почти 250 учеников. Часть из них разместится в одноэтажном здании, 4 класса с утра, 4 класса, с обеда. Четыре класса пойдут в трёхэтажное здание в две смены…

Проблема: звонки начальных классов и старшей школы не совпадают, значит, учителя вынуждены будут отпускать учеников с урока без звонка, это не проблема, а вот на урок придётся бегать собирать детей и плюс к этому у детей начальных классов перемена, а у старшеклассников в это время урок идёт…

Где продуктивность урока при шуме? Во-вторых, обязательная внеурочная деятельность детей согласно ФГОС и другое дополнительное образование (кружки при Доме творчества, музыкальная школа, художественная Школа, ДЮСШ, танцевальные, вокал и т. д.) не будут реализовываться в полной мере.

Сами посудите, ребёнок утром, если ему во вторую смену, будет спать, потом выполнять домашнее задание, потом ему надо будет как-то собраться самому в школу, при этом не опоздать, успеть ещё до обеда подготовить в библиотеке или где-то дополнительный материал к уроку, всё это без помощи родителей или старших детей.

Даже если родители смогут обеспечить своему ребёнку занятия в дополнительных образовательных учреждениях, то пострадают танцевальные ансамбли, вокальная группа, т. к. учителя до обеда и после обеда будут на уроках.

Ситуация? Если это ученик 2 класса, это бывшие первоклассники, им будет очень сложно… Поэтому мы вынуждены будем в первую смену учить 1 и 2 классы, а во вторую смену 3 и 4 классы. Но 1 и 4 классы должны учиться в первую смену, первые — обязательно, а четвёртые — выпускники. Как быть со второклассниками? В-третьих, вся наша отлаженная воспитательная работа сводится к минимуму.

Это праздники, общие линейки, предметные недели и многое другое. Столько лет работая и учась в одну смену (чего и добиваются сейчас согласно Указу Президента РФ), нам будет очень сложно перестроиться…

В-четвёртых, нам нужно будет установить ученические столы так, чтобы они по росту подходили ученикам первой смены и второй, нужно регулировать высоту парты. А это невозможно будет делать ежедневно, значит, кому-то из детей придётся жертвовать своим здоровьем.

В-пятых, в здании двухэтажной школы находится кабинет ритмики, оборудованный всем необходимым. Его мы тоже не сможем использовать. Вопрос: а куда наши дети, где они будут заниматься? Сделать отдельный вход? А как в туалет? В чешках и футболках зимой на улицу? Детский организм устроен так, что любые нагрузки вызывают позыв в туалет, а у нас в помещениях зимой не всегда тепло, и это тоже влияет…

Урок ритмики-это урок с сопровождением музыки и подвижных игр. У детей детского сада будет сон-час, а у нас урок…

Так как при школе созданы хореографический ансамбль и группа эстетической гимнастики для детей из малообеспеченных семей, поэтому очень много инвентаря и концертных костюмов, которые находятся в оборудованной костюмерной комнате, а перенести их просто некуда и нет такой возможности. В-шестых, в двухэтажном здании у нас библиотека школьная, за столько лет мы наконец-то перенесли её из трёхэтажного здания с третьего этажа к себе в школу (кто не носил учебники пачками такую даль, тот не поймёт).

Весь учебно-методический комплекс находится в двухэтажном здании, перенести его просто некуда будет, поэтому учителям придётся объяснять материал урока без наглядности… Можно ещё узнать массу причин, по которым нам просто необходимо, чтобы нас не выселяли из нашего здания начальной школы, тем более, что для малышей детского сада там нет нормальных условий (зимой холодно, канализация промерзает и др.).

Учителям-предметникам, работающим в начальных классах, придётся работать тоже в две смены, значит, проводить факультативы со старшеклассниками просто не будет времени.

Уже несколько лет мы добиваемся капитального ремонта, электропроводка и штукатурка находятся в плачевном состоянии, особенно после прошлогоднего урагана, когда весь верхний этаж протекал, пока не заменили кровлю, и нет никакой гарантии, что и в наших кабинетах не обрушится потолок. А туда хотят поселить детей из детского сада…

На будущий год, как нам сообщили, мы входим в капитальный ремонт, поэтому здание всё равно будут освобождать и от детского сада…

Есть в Акше помещения, которые уже можно было давно начать переоборудовать под детский сад, а не ставить школу сейчас в такую ситуацию… А мы, учителя, оставляем за собой право обратиться выше и дальше. Нельзя создавать условия одним детям за счёт других детей! Мы обращаемся к нашему руководству, к администрации района, к жителям села — давайте поищем выход и сделаем так, чтобы дети детского сада и ученики начальных классов Акшинской школы не были ущемлены в своих интересах!

«Сельская новь» № 32 от 16 августа

«Северная правда» объясняет что такое национальный парк «Кодар». Объясняет так, что хочется туда сбежать на недельку. Перечисляет, что удалось достичь за время работы парка. Там сотрудничество с National Geographic. Обещают несколько сюжетов о «Кодаре».

«Нам известно, что основное беспокойство жителей вызывает режим пользования национальным парком, который ограничивает хозяйственную деятельность на данной территории. Но хотим заявить со всей ответственностью, что ООПТ в форме национального парка — это самая гибкая форма по сравнению с другими. Разрешена рыбалка, сбор ягод и грибов. Наиболее строгие ограничения или запреты касаются только заповедной и особо охраняемой зон», —

Не так уж страшен парк, как нам его малюют

Наверняка многие жители нашего района слышали информацию о создании национального парка «Кодар». Часто среди местных жителей можно услышать выражение «заповедник «Кодар». Чтобы внести ясность и избежать различных кривотолков, в своей статье мы хотим рассказать, что же такое особо охраняемая природная территория -национальный парк «Кодар», поведать об истории его создания и главное — рассказать землякам о том, что уже сделано за несколько месяцев работы ООПТ на территории Каларского района.

Историю создания национального парка «Кодар» можно назвать полувековыми страданиями. Впервые идея создания парка была обоснована ещё в 1966 году на стадии проектных работ по строительству БАМа и активного освоения богатой в минерально-сырьевом отношении территории Каларского района. Спустя 25 лет, в 1991 году Институтом географии СО РАН (Иркутск) были проведены предварительные исследования территории, результатом которых явилось «Географическое обоснование Кодарского национального парка».

В 1993 году Российским государственным научно-исследовательским и проектным институтом урбанистики (Ленгипрогор, г. Санкт-Петербург) была представлена «Схема генерального плана организации Кодарского национального парка».

Однако в те годы довести до конца проект так и не удалось, и на двадцать с лишним лет он лёг на полку. В 2015 году министр природных ресурсов Сергей Донской отдал распоряжение о возобновлении работ по созданию национального парка «Кодар» с учётом прошлых разработок. И вот случилось!

В феврале 2018 года постановлением правительства РФ был создан «Национальный парк «Кодар» (в настоящее время — не отдельное юрлицо, а структурное подразделение в составе ФГБУ «Сохондинский государственный заповедник»).

К слову сказать, первый сотрудник в учреждение был принят только в октябре 2018 года, а основной штат сотрудников был сформирован в феврале нынешнего года. Но даже за этот небольшой промежуток времени сделано уже немало, хотя и в финансовом отношении манны небесной нет, несмотря на статус федерального учреждения. Остановимся на наиболее значимых, с нашей точки зрения, делах:

— на основных доступных дорогах в районе оз. Большое Леприндо, р. Средний Сакукан установлены указательные знаки, обозначающие границу территории парка. В дальнейшем такие знаки будут установлены и в других местах на границах территории парка;

— на территории урочища Чарские пески (памятник природы, кстати, именно это место чаще всего стремятся посетить как местные жители, так и приезжие, особенно туристы) построено три туалета рядом с так называемыми «оазисами» нашей пустыни — озёрами Таёжное и Алёнушка;

— в период проведения межрегионального туристского фестиваля «Кодар-2019» проводились экологические акции по сбору мусора, а также силами самих сотрудников НП «Кодар» регулярно организуется сбор и вывоз мусора с основных туристических стоянок;

— в среднем течении реки Средний Сакукан полным ходом идёт строительство кордона;

— с целью наблюдения и контроля за популяциями животного мира на территории парка установлены фотоловушки;

— начата работа по совместному проекту с телеканалом National Geographic, и в ближайшем будущем на этом известном канале выйдет не один сюжет об уникальных местах Каларского района;

— ведётся активная работа по созданию официального сайта парка. В скором времени сайт будет доступен каждому пользователю Всемирной паутины;

— парк активно содействует развитию туризма. Только за июль на территории парка зарегистрировано более 300 посетителей.

Перечислив основные, наиболее значимые дела, мы хотим отметить, что много ещё предстоит дел в становлении и работе парка. Но мы только в начале своего пути и многому учимся!

Практически все туристские маршруты указаны на карте парка и доступны для желающих. Конечно, в меру подготовленности для их прохождения.

Большинство рекреационных зон парка в относительно нормальной транспортной доступности для жителей района. В них разрешена рыбалка, сбор ягод и грибов. Наиболее строгие ограничения или запреты касаются только заповедной и особо охраняемой зон.

Сейчас, пока идёт работа по организации перевода земель лесного фонда в земли особо-охраняемых природных территорий и утверждению положения о национальном парке, платы за посещение нет и в принципе быть не может. После утверждения положения будут разработаны правила посещения с расценками на предоставление определённых услуг.

Природа национального парка «Кодар» будто создана для того, чтобы удивлять и поражать воображение. Высокие горы, увенчанные вековыми ледниками, бурные кристально чистые реки, которые берут начало там, где ещё не ступала нога человека, самая северная пустыня, возникшая посреди болот, — всё это мы можем сохранить для будущих поколений благодаря созданию национального парка «Кодар».

И то, каким будет парк в дальнейшем, во многом зависит не только от его сотрудников, но и от каждого из вас, уважаемые жители и гости района.

«Северная правда» №33 от 14 августа

НазадВперёд
5 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Наивный глава района- взять землю на халяву, а потом ещё и вкалывать на ней. Плохо Вы знаете свой "электорат". Землю рядом с городом берут, чтобы потом продать подороже. Какие особняки? Те у кого есть деньги жить здесь и не собираются - для этого есть регионы с более благоприятным климатом и более совершенной инфраструктурой.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Дальневосточные гектары на паевых землях в ближайшее время обернуться судами и проблемами, кратно большими, чем предполагаемая выгода и для района и для людей. Про выход из кризиса в сельском хозяйстве ничего не услышал. Про экономику и пополнение бюджета. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В Смоленке и Добротном паевые земли?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Верх читинского совхоза

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Добротный вообще не населённый пункт, на него нет градостроительной документации на поселение. Это застроенные земли сельхозназначения. И с точки зрения закона- использование земель не по назначению. Попытки привести сложившуюся ситуацию в рамки закона потребуют значительных усилий и нервов. Но те, кто создал эту ситуацию конечно будут не при чём и никакой ответственности.