Р!
13 НОЯБРЯ 2019
12 ноября 2019

Можно ли топтать ногами имена героев ВОВ – разбор недели

Забайкалье почти вступило в новый учебный год, как выясняется вдруг, что ему нужна федеральная поддержка с подготовкой к этому самому учебному году. В частности, 70% школ нужно капитально ремонтировать. А тут ещё конец строительного сезона близится, так что хвалить друг друга и правда некогда. О самых ярких событиях недели – в авторском разборе редакции «Чита.Ру».

Роман Шадрин: Стройматериалы с мемориала

На этой неделе мой коллега Андрей Затирко подобрался к сложной этической проблеме — можно ли утилитарно использовать в строительстве мраморные плиты с именами героев Великой Отечественной? Коротко: мемориальные доски со списками героев войны были обнаружены среди стройматериалов одной из читинских строек.

Эти плиты почти полвека простояли на Мемориале боевой и трудовой славы забайкальцев. Почти полвека к ним подходили с поклоном люди, искали родные фамилии, приносили цветы, шептали про себя молитвы и слова благодарности. Тысячи имён, и за каждым — один из тех воинов, о которых так много говорится, показывается, поётся в майские праздники.

Когда мы смотрим на отражающие сияние Вечного огня мемориальные доски 9 Мая, нам всё понятно. Мы видим в этих плитах образ войны, мы легко складываем в смыслы эти тысячи фамилий, мы, как теперь принято говорить, помним, мы гордимся. Но вот те же самые плиты с теми же именами появляются на стройке, и всё становится менее очевидным.

Можно их теперь использовать в строительстве? Если можно, то как? Ну в самом деле, не ходить же по ним ногами, правда? Значит, какие-то этические рамки всё-таки есть? А если вообще нельзя, то что тогда? Захоронить? Измельчить в крошку? Нет и не может быть методички на этот счёт, чтобы как в церкви, вся церемония описана от начала до конца. Есть только интуиция и светская этика. И они подсказывают, что градус цинизма в таких вопросах лучше бы убавить — от греха подальше.

Андрей Затирко: Заткнуть рот плаванию

Сколько работаю в журналистике, столько и слышу о проблемах забайкальского спорта. То в одном виде ищут средства для поездки на федеральные соревнования нашего чемпиона, то в другом объединяют сразу три разных турнира в один из-за отсутствия денег на проведение каждого по отдельности. Информация такая появляется нечасто, но регулярно.

Спортсмены и тренеры – люди волевые, они не приучены жаловаться. А профессиональные спортсмены и тренеры ещё и зависимы от государства – основного работодателя в этой сфере. Поэтому редкие жалобы на проблемы спорта попадают в СМИ во многом случайно – от родителей или из соцсетей. А если о проблеме не говорить, то она, конечно, не решится – её просто как будто нет.

Исключение, с которым я столкнулся в последнее время – плавание. Президент краевой федерации Александр Старицын настолько откровенен с журналистами в части проблем его вида, что становится страшновато за здоровье нации.

Можно по-разному относиться к подобной активности, искать в мотивации Старицына какие угодно корыстные цели (хотя какая там корысть с таким финансированием), как бы там ни было он своей активностью реально привлекает внимание к сфере. И, я считаю, делает всё правильно. В том числе этим и должна заниматься спортивная федерация (по сути общественная организация) – больше некому защитить интересы спорта в ситуации жёсткого ограничения финансирования и нежелания чиновников говорить об этом.

В ближайшие месяцы подходит срок окончания полномочий Старицына, нужно будет определиться с новым президентом. Министр спорта Забайкалья Виталий Ломаев уже заявил, что поддержит кандидатуру спикера заксобрания Игоря Лиханова, который, по мнению министра, способен привлечь в плавание новые деньги. Сам Лиханов сообщил, что если такое предложение поступит – он согласится.

Вы часто слышите Игоря Лиханова как спикера заксобрания? А как депутата из сферы здравоохранения? Может быть, вспомните его фамилию в контексте разговоров о плавании? У меня в памяти только его заплыв на открытии «Дельфина».

Возможно, действительно, Лиханов привлечёт какие-то деньги в этот вид спорта, конечно, не те, что нужны для закрытия всех потребностей сферы. Но они потом и не будут нужны – с его уровнем встроенности в вертикаль и партию власти о проблемах забайкальского плавания мы просто забудем. А вспоминать будем по воле случая – как и в других видах.

Воцарится гармония в плавании, а с ним и во всём забайкальском спорте. Вице-премьер по социальным вопросам Аягма Ванчикова с чувством исполненного долга продолжит лить красивые фоточки в Instagram, иногда покрикивая на тренеров. Минспорта на пару с городской администрацией продолжит на бумагах повышать уровень спортшкол. А родители будут дальше экипировать и возить детей на чемпионаты России от имени Забайкальского края за свой счёт.

Юлия Скорнякова: Солодкой единой

В районах Забайкалья сейчас непросто, в районах идёт заготовочная кампания. Причём не сена, не молока или чего там ещё, не пшеницы даже. Сотнями машин катают по югу и юго-востоку, нелегально выкапывая корень сапожниковии растопыренной, которую лучше знают как солодку — средство от кашля.

В прошлом году шквальные копки и сбыт в Китай, который сапожниковию принимает по очень хорошим для перекупщиков ценам и в неограниченном количестве, привели к тому, что над солодкой нависла угроза исчезновения, и её быстро внесли в Красную книгу Забайкальского края.

Оказалось, толку-то. Во-первых, копатели не боятся штрафов в 3-5 тысячи и отбивают их 2-3 килограммами проданного в КНР корня солодки. Но эту проблему вроде как можно решить, не штрафуя, а взыскивая причинённый ущерб.

А вот что делать с дырявой границей, через которую торговцы без труда вывозят тонны растения, добывать которое — запрещено?

Екатерина Шайтанова: Пускайте газ

Я не сама это придумала — мне друзья пересказали стендап про программу Елены Малышевой «Жить здорово». Она там спрашивает аудиторию, с какой стороны у человека находится сердце, единицы тянут руки вверх, остальным Малышева начинает объяснять. Стендапер говорит: к чёрту объяснения, пускайте газ.

По-моему, общество напрасно не использует эту возможность для естественного отбора. Неизвестный мужчина похитил вазон с цветами на проспекте Советов в Чите — пускайте из вазонов газ. Памятнику Ленина в Кыре проломили голову — пускайте газ прямо из бюста. Молодой человек лезет в фонтан на площади Ленина — пускайте из фонтана. В вашем лифте оторвали доску с объявлениями, несмотря на антивандальные крепления — ну, вы знаете, что делать.

Для максимальной честности можно даже повесить на эти объекты таблички с предупреждениями. Глобально это всё равно ни на что не повлияет.

Алексей Малашенко: Ошибка выжившего

Общественная палата Забайкальского края, как и полагалось, всеми руками поддержала идею врио губернатора Александра Осипова в день выборов массово опросить жителей об их удовлетворённости работой разных органов власти. Как и полагалось, за несколько дней палата приготовила бланк опроса и согласовала мероприятие с избиркомом края. Разумеется, это ради высокой явки на выборах.

Не имею ничего против добрых или полезных начинаний, какими бы ни были мотивы. В этом смысле я, например, прекрасно понимаю волонтёров, которые не особенно придирчивы к политическим мотивам кандидатов, перед выборами закупающими матрасы для бездомных или игрушки для сирот. Поэтому если придумали ради явки параллельно проводить такие вот опросы – славно, удачи.

Вот только пользы от результатов подобного опроса, в подобном месте и в подобное время не будет ровным счётом никакого. Всё из-за ошибки выжившего, которую в этом контексте можно объяснить так: довольные властями жители ради отзыва на избирательном участке огород не бросят.

К бюллетеням хлынут недовольные главой поселения/района/региона люди и вывалят в опросы гнев и разочарование в их чистом виде. Объективной картины из потока жалоб не получится, так что просто повышаем явку, ребята.

Валентин Булавко: Страшная правда

Я почти не помню, как именно центральное телевидение освещало трагедию в Беслане. Но сохранил в памяти отдельные впечатления: как неуютно было на уроках 2 сентября 2004-го, и как всю первую четверть того учебного года школа отрабатывала нормативы по эвакуации. Помню, как через пару лет в моём родном Краснокаменске задержали двух находившихся в федеральном розыске кавказских боевиков, и как не по себе было жителям этого максимально удалённого от войны города.

Моё поколение выросло в то время, когда теракты казались страшной, но неизбежной нормой жизни, а борьба с терроризмом — необходимой мне лично. Даже в дворовых войнушках, порой, появлялись сюжеты про террористов и заложников. И будь я тогда постарше, то в начале нулевых, наверное, сказал: уничтожение боевиков стоит любых средств.

На днях я посмотрел документальный фильм «Новой газеты» о событиях в бесланской школе №1. Здесь не закадровый голос, а реальные люди — работавший на месте депутат Госдумы, родители жертв или бывший президент Ингушетии, убедивший террористов отпустить 26 матерей с грудными младенцами — говорят совсем не то, что с детства запомнил из теленовостей.

Что сепаратист Аслан Масхадов был готов стать переговорщиком и пойти за детьми, но журналистку Анну Политковскую, в сопровождении которой он согласился ехать в Беслан, отравили по дороге из Москвы. Что все три дня федеральные каналы скрывали реальное число заложников. Что первой взорвалась не заложенная в спортзале бомба, а пущенный с соседней крыши снаряд. Что штурмовали с танками. Что судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти всех 333 погибших не было.

Смотреть фильм «Новой» страшно, но ещё страшнее, если миф о самом трагическом теракте в российской истории построен на лжи. Если уничтоженные террористы — зло, но не абсолютное. И если другие виновники трагедии до сих пор живут, руководят и, возможно, даже не мучаются совестью.

Кажется, незаметно для нас ложь стала главной скрепой российского государства. Ничто не должно ставить под сомнение привычный порядок вещей. Начиная от неприглядной правды о Беслане и заканчивая пресловутой историей о подписях на муниципальном фильтре в Забайкалье — будто стоит системе дать слабину, и последствия принципа домино не просчитать.

P.S. Президент Владимир Путин уже 15 лет не был в Беслане. В этом году он проведёт 3 сентября в Монголии — на праздновании 80-летия разгрома японских милитаристов на реке Халхин-Гол.

НазадВперёд
2 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

По поводу плит с именами - раньше на Руси обветшалые иконы выкидывать было нельзя. Их или пускали по течению реки или закапывали. Плиты надо закопать, можно на кладбище т.к. с моральной точки зрения - они как икона - имеют некую святость.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Рано или поздно земля обнажится. Будет ли это приятно будущим жителям Читы? Да и объем очень большой. Лучше измельчить в крошку и пустить на благое дело в строительстве.