Р!
07 МАЯ 2021
05 мая 2021

Агинская правда в «Забайкальском рабочем» - обзор наиболее запомнившихся событий февраля

Февраль в Читинской области и Агинском Бурятском автономном округе (АБАО) – а в последний месяц зимы рассуждать о судьбах этих регионов по раздельности как-то не поднимается рука – был сколь насыщен событиями, столь и скуп на них.


Противоречивость этого убеждения основывается как на важности событий, происходивших в этот период, так и на их немногочисленности.

Единственная дата, за которую цепляется взгляд в самом коротком месяце года, - 5 февраля. В этот день Читинская областная и Агинская окружная думы голосовали за кандидатуру первого губернатора Забайкальского края, внесённую на рассмотрение парламентов президентом страны Владимиром Путиным. Кандидатура стала известна широкой общественности 29 января и не отличалась оригинальностью – выбор президента ожидаемо пал на губернатора Читинской области Равиля Гениатулина.

Можно много рассуждать на тему того, насколько Гениатулин достоин этого поста. Некоторые мои коллеги попытались это сделать и попытались, по-моему, зря. Неблагодарное это дело. Напишешь хорошо – скажут, что плохо. Напишешь, что плохо, - скажут, что заезжено. Анализируют же почему-то редко. И не метко. В этой связи рассуждения, в большинстве своём основывающиеся на ничем не подтверждённых выводах, отложу в сторону. Выдвинули и выдвинули. Осталось только проголосовать.

Как это ни странно, депутаты парламентов в ходе голосования в сравнении со многими своими коллегами из других регионов, губернаторов которых выдвигал президент, отличились оригинальностью. И в Чите, и в посёлке Агинское по два человека проголосовали против Гениатулина. Что это были за люди, мы, видимо, никогда и не узнаем - проявить себя после голосования они не захотели, а мемуары наши политики писать ещё не приучены. Было ощущение, что в каждом случае пара противников Гениатулина была заранее спроектирована и утверждена на высоком уровне. Дескать, - имеются точки зрения. В смысле, что разные. Но это, как и в случае с рассуждениями о причинах того, почему Путин выбрал Гениатулина, - лишь ощущения. В смысле, что предположения.

Судя по тому, что писала региональная пресса о происходившем в зале заседаний областной администрации и окружной думы, настроение в Чите было лучше, чем в Агинском. Оно и понятно – агинские депутаты, голосуя за Гениатулина, по сути, расставались с Баиром Жамсуевым. Судя по всему, именно в Агинском полпред президента в Сибирском федеральном округе Анатолий Квашнин впервые вполне официально сообщил о том, что Жамсуев уезжает из АБАО и переходит на работу в администрацию президента. Радоваться агинчанам, которые всё происходящее в округе связывают именно с Жамсуевым, безусловно, в этой связи нечему.

Так или иначе, 38 из 40 присутствовавших на заседании областной думы депутатов и 16 из 18 агинчан проголосовали за Гениатулина, и Забайкальский край получил первого губернатора. Оставалось только дождаться инаугурации и с интересом наблюдать за политикой краевых уже властей. Интересно многое, но, прежде всего, - политика кадровая. Кто будет возглавлять краевые министерства и департаменты – вопрос открытый. И волнующий. Особенно – для агинчан. В конце февраля в читинской прессе появится несколько интервью Жамсуева, в которых глава округа отметит, что им на рассмотрение Гениатулина представлено около 20 кандидатур на разного рода должности в правительстве края. Как распорядится этим, без иронии - богатством первый глава края – пока неизвестно. Забегая вперёд, можно отметить, что структура правительства, согласно подписанным 1 марта, во время инаугурации документов, будет сформирована до 1 мая.

Ещё одним событием февраля можно назвать совещания, на которых органы исполнительной власти, правоохранительные и иные структуры подводили итоги работы в 2007 году и планировали, что делать в 2008-ом. В Читинской области практика проведения в первые два месяца года подобного рода мероприятий кочует из года в год. Закономерным итогом всегда являлось совещание под кодовым названием «партхозактив», где итоги подводили не по отдельным отраслям, а по всему комплексу вопросов. В этом году партхозактива не было – видимо, не до него. Совещания же выдались, в большинстве своём, скучные. Опять же, если верить областной прессе.

Вот, к примеру, Елена Юрова в «Забайкальском рабочем» кратко описывает свои ощущения от происходящего: «В Читинской области завершается череда итоговых отраслевых совещаний. Их характер довольно сильно отличается. Есть совещания, проведённые явно для галочки, когда ответственные лица бубнят доклады, а руководители предприятий терпеливо высиживают мероприятие, демонстрируя свою лояльность к властям и про себя проклиная потерянный день». После этого Юрова рассказывает об итоговом совещании, посвящённом итогам работы туристической отрасли. Совещание, если верить автору материала, выдалось интересным и бурным. Основной вывод – туризм в Читинской области, простите – в Забайкальском крае – работает на экономику великого соседа, а никак не на себя.

Весь месяц на территории Забайкалья, как и во всех других российских регионах, шла предвыборная кампания. Особыми изысками она не отличалась. С известной – раз в неделю – периодичностью на площадях Читы собирались микроскопические митинги, организаторы которых ратовали голосовать за Дмитрия Медведева. На каком-то этапе огромный портрет Дмитрия Анатольевича появился на здании, в котором располагается ресторан «Привоз». В теле- и радиодебатах представители Медведева не участвовали, отчего дебаты заведомых и неинтересных аутсайдеров были крайне скучными.

Закончился этот марафон митингом, который 29 февраля на центральной площади Читы провела областная федерация профсоюзов. В отличие от большинства остальных мероприятий, о которых приходится узнавать в средствах массовой информации, митинг я посетил. Ушёл после выступления лидера регионального отделения Аграрной партии России Галына Доржиева. Помнится, последние лет 15 аграрники уныло и безнадёжно твердили о том, как всё плохо в сельском хозяйстве. В канун же выборов оказалось, что сельское хозяйство на подъёме. Понятно, что благодаря нацпроекту. Про то, как голосовали забайкальцы 2 марта, всем уже известно.

Ещё одним событием февраля можно считать серию интервью главы АБАО Баира Жамсуева и его заместителей, опубликованных в читинских газетах. В этих беседах с журналистами обычно несловоохотливые агинские чиновники рассказали много интересного.

Вот, к примеру, в номере «Экстры» от 20 февраля опубликовано интервью, в котором Жамсуев едва ли не впервые на страницах областной прессы чётко говорит о своей дальнейшей судьбе: «У меня состоялось собеседование с помощником президента России, секретарем Государственного Совета РФ Александром Абрамовым. Руководитель администрации президента предложил мне перейти на работу своим помощником. В круг моих задач входит работа в консультативной комиссии Государственного Совета РФ, выполнение поручений руководителя администрации».

Первый заместитель Жамсуева Жаргал Жигжитжапов рассказал интересующимся о том, как работает агинский оффшор. То есть интересующиеся и до этого знали, что в АБАО создана зона льготного налогообложения, но агинские чиновники об этом на страницах читинской прессы на моей памяти не говорили ни разу. А тут весь расклад: «В апреле 1998 года принято постановление главы администрации «О концепции экономического развития Агинского Бурятского автономного округа в 1998 году и последующих годах». Не трогая федеральной части налогов, мы предоставляли льготы по уплате местных налогов и сборов тем предприятиям, которые регистрировались у нас. Иными словами, у нас создавалась очень привлекательная зона льготного налогообложения. Буквально в течение полутора лет в Агинском округе зарегистрировалось более полутора тысяч платежеспособных предприятий и организаций, производственные мощности которых располагались в западной части страны. Предложенный способ наполнения бюджета не вступал в противоречие с федеральными законами. Но, тем не менее, мы рисковали. Мы остерегались того, что федеральный центр, ознакомившись с нашей доходной базой, кардинально уменьшит суммы трансфертов».

Жигжитжапов отмечает, что привлечение инвесторов – именно так он называет предприятия и организации, работающие в других регионах страны, но регистрирующихся в АБАО, - личная заслуга Жамсуева: «Привлечение инвесторов, последующая их регистрация у нас - личная заслуга Баира Баясхалановича. И это, скажу вам, непросто. Если бы это было легко сделать, любой регион, субъект федерации мог бы пойти таким же путём. Здесь роль главы администрации округа, который сумел убедить и привлечь в округ платежеспособные предприятия, трудно переоценить. Заслуга Баира Жамсуева и в том, что он обязательно добивался исполнения поставленной цели и требовал подобного от своих подчинённых. Когда принималась программа действий администрации округа, с его стороны осуществлялся жёсткий контроль. Понятие «не исполнено» полностью исключалось. Можно иметь большие деньги и использовать их бездарно, не зная, куда и для чего». Социальная направленность оффшора – ещё одна особенность агинской действительности.

Что такое 1 500 предприятий, зарегистрированных в округе, где проживает менее 100 тыс. человек, представить себе сложно. Крайне интересно, насколько крупные предприятия инвестировали свои налоги в экономику Агинского округа. Не менее интересно, что будет делать с зоной льготного налогообложения на территории округа правительство Забайкальского края.

Ушедший в историю февраль стал последним месяцем существования Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа. Холодный в начале, и подаривший надежду на весеннее тепло в конце, февраль заложил фундамент для размышлений о том, каким будет Забайкальский край. Высказываемые время от времени тезисы о том, что ничего в новом субъекте федерации не изменится, отношения к действительности, конечно, не имеют. Новым будет многое. Хотя бы – структура органов исполнительной власти. Наблюдать за этим процессом крайне интересно. А потому взглянем на календарь и продолжим наблюдать, размышлять и - жить. Теперь уже – в Забайкальском крае.

Тимур Куприянов

Обсудить на форуме
НазадВперёд