Р!
06 ИЮЛЯ 2020
Коронавирус

Признание в любви, хоть у нас бывало всякое - в разборе событий недели

На этой неделе бабахнуло по предпринимателям: в крае взлетела статистика по заражениям коронавирусом — мы перешагнули тысячу случаев. И по смертям. На момент, когда пишутся эти слова, их 19. Власти края, попытавшись взять ситуацию под контроль, 28 мая вновь ввели ограничения в торговле: все торговые точки, кроме продовольственных, аптек и ещё пары категорий, обязали закрываться после 18.00, не работать в выходные и провести полную дезинфекцию. Об этом и о многом другом, что случилось в крае за последние 7 дней, в колонках журналистов «Чита.Ру».

Екатерина Шайтанова: Дорогой город, я тебя люблю, хоть у нас бывало всякое

Однажды, когда я только понаехала, мы пошли искать ОДОРА, дошли до горбольницы и не нашли. В общежитии на Журавлёва, куда ты меня гостеприимно поселил, были мыши, они залазили по покрывалам на второй ярус кровати. Зато на площади Декабристов мы сидели в креслах-мешках и ужинали, неизящно поедая оливки без столовых приборов. А десятью годами ранее орали про пьяного мачо. В Шахматном парке был пикник с лимонадом, на площади Ленина однажды мирно спала полчасика. А лет через 15 брала на этой же скамейке интервью у сити-менеджера.

Иных мест моей юности уж нет, а те далече — нет летнего кафе на «Скороходе» и прекрасной «Баварии» выше по Журавлёва, нет совершенно безумного «Ган-бея», мне кажется сейчас, мы ходили оттуда на рассвете пешком на МЖК. Нет даже актового зала на любимом моём филфаке, и у меня ощущение, что его жрут изнутри те же лангольеры, что и сосны с тополями на всех улицах города.

Четыре года назад я почти перестала по тебе ходить — слишком много бродячих собак ты развёл.

Потом приспособилась улетать в отпуск или командировку на время отключений горячей воды ТГК-14, которая тебе, похоже, любовница, тогда это многое объясняет.

Ты отгораживаешься от меня полынью в мой рост на перекрёстке Шилова — Коханского, и я заливаюсь аллергическими слезами. Ты устраиваешь запруду в районе «Макси» после мало-мальского дождя. Ты пахнешь смогом, дымом, и я не буду говорить, чем ещё в районе церкви Декабристов. Я даже позволяю тебе разбрасывать носки на центральных улицах, настолько люблю.

Плевать, я тоже неидеальна. Важно, что мы вместе. Что над нами стрижи, которых не волнует коронавирус. Что традиционное шествие в День города идёт сегодня на «Чита.Ру» — в онлайне. Что я всегда возвращаюсь, хоть из Питера, хоть из Флоренции. Что ты всегда ждёшь. Что у тебя день рождения, ура.

Андрей Козлов: Априори виноватые

Министерство природных ресурсов Забайкальского края признало, что причинами несанкционированных свалок в регионе являются – кто бы вы думали – сами забайкальцы! А точнее их равнодушие и недобросовестное отношение к окружающей среде. Именно поэтому, например, в читинском посёлке Антипиха появилась свалка, для контроля за которой собираются устанавливать аж камеры видеонаблюдения. Заместитель начальника отдела охраны окружающей среды краевого минприроды Тамара Микаелян призвала жителей не выбрасывать мусор в неположенном месте и заключать договоры на сбор и вывоз отходов.

Читать про то, как жители Забайкальского края виноваты в образовании несанкционированных свалок, я к концу первого полугода победного шествия мусорной реформы уже не могу.

Они, эти местные жители, конечно, во всём виноваты, но у нас региональные чиновники, ориентированные федеральной и региональной властью на презумпцию виновности так называемых «местных жителей» («местные жители» это как бы «всё население» минус «чиновники, которые выписывают мандаты вины»), похоже, окончательно забыли о том, что вся суть работы государственной машины заключается как раз в наведении порядка и контролем за его исполнением. То есть разрешено всё, что, во-первых, прямо не запрещено, а, во-вторых, жёстко и очевидно не контролируется, в том числе карательными методами.

И когда у нас государственная машина не может справиться с несанкционированными свалками даже в центре Читы, то, конечно, приходится устанавливать видеокамеры, чтобы ловить виновных местных жителей, а до этого валить всю вину на них просто так.

У нас местные жители виноваты во всех смертных грехах. Эпидемия коронавируса – сами виноваты, притащили из-за рубежа, дома не сидели, маски не носили. Резко выросло число заболевших – опять местные жители виноваты, покажем ролик про то, как они ходят покупать изделия лёгкой промышленности. Вспышка коронавируса в онкологическом диспансере – подадим сигнал через телеграм-канал о том, что виноваты санитарки (шлялись где попало), оппозиционеры (они во всём виноваты) и лично главный врач (не проконтролировал, да и нужен главный какой-то местный житель, который примет на себя всю административную часть этой самой вины).

Чиновники каким-то образом не виноваты ни в чём. Минприроды ни в чём не виновато со свалками и лесными пожарами. Мэрия Читы ни в чём не виновата со спиленными деревьями, со свалками тоже не виновата. В распространении коронавируса не виноват региональный минздрав, и уж тем более Роспотребнадзор. Губернатор – вообще ни в чём не виноват, мы просто не поняли всю глубину его божественного провидения.

Во всём виноваты местные жители. Поэтому выпустим про это 300 комментариев, десяток роликов, дадим все необходимые сигналы в телеграм-каналах, напишем необходимые комментарии в интернете, расскажем о том, как сами чиновники и вся государственная машина сделали всё для того, чтобы ни в чём не быть виноватыми, и поедем дальше строить светлое прекрасное будущее, в котором всегда найдётся миллион-другой априори во всём виноватых оппозиционеров, медсестёр, главврачей и других местных жителей.

«Редколлегия «Чита.Ру»: Мартышкин труд на читинских субботниках

Андрей Затирко: За что нас накажет коронавирус

Пресс-служба правительства Забайкальского края поздним вечером 26 мая сообщила о введении новых ограничений на читинский бизнес из-за стремительного распространения коронавирусной инфекции. Работу торговли непродовольственными товарами на площади до 400 квадратных метров и сферы услуг ограничили временем, обязав закрываться в будние дни после 18.00 и в выходные.

Сообщить-то сообщили, но соответствующего постановления на официальном портале региона не появилось ни 26-го, ни 27 мая. Только спустя почти двое суток, около 18.00 28 мая, губернатор Забайкальского края Александр Осипов подписал документ, узаконив новые ограничения.

Сколько я не пытался найти логику в этих двух действиях краевых властей, мне этого не удалось. На мой взгляд, подобное только вредит информационной работе с темой пандемии, подрывая авторитет власти в глазах бизнеса и населения. Что могло толкнуть на такой риск правительство региона, понять не могу (если читатель знает эту тайну, поделитесь ею в комментариях).

Сегодня, 31 мая, ровно 2 месяца со дня введения режима полной самоизоляции в Забайкальском крае. И за всё это время таких крайне нелогичных поступков властей мы видели порядком.

Взять хотя бы введение самых жёстких ограничений ещё до появления в регионе первых заражённых – 31 марта и 2 апреля. У забайкальского бизнеса возможности для простоя были крайне ограниченные и использовать их нужно было очень аккуратно, в действительно критичный момент. Власти косвенно признали, что поторопились с этой мерой, когда поэтапно, 5-го и 10 апреля, разрешили работать практически всем, кроме развлекательной сферы – хотя именно с 5 апреля в регионе начались первые заражения.

Менее глобальные, но не менее вредные ошибки совершались и на информационном поле. Самый яркий пример с двумя распространявшимися пресс-службой правительства видео – пропагандистским призывом не ходить в гости к старикам и персональным парадом Победы для ветерана из Домны, к которому пришли не только родственники, но и местная воинская часть, полсела и журналисты ГТРК «Чита» (читайте об этом здесь).

Безусловно, пандемия коронавируса – это непредвиденная и в нашей стране плохо прогнозируемая ситуация. Не ошибаться, реагируя на неё, почти невозможно, другое дело – насколько эти ошибки критичны и можно ли их избежать. Часть из описанного выше можно как-то оправдать, часть – точно нет. А оценить их масштаб мы сможем только в ближайшие несколько месяцев.

Но одно уже известно точно – федеральные власти зря отпустили все регионы в свободное плавание с мерами по коронавирусу, не все были готовы принять на себя такую ответственность. И сейчас, когда лично Владимир Путин призывает помочь отдельным регионам в борьбе с заразой, они косвенно это признают. И то, что в списке четырёх «отличившихся» есть и Забайкальский край, как раз вполне логично, если перечитать текст с начала.

«Редколлегия «Чита.Ру»: Качели противовирусных ограничений

Юлия Скорнякова: Медики, которых нет

По данным на вечер субботы, 30 мая, у нас в крае 1095 случаев заражения, умерли от коронавируса 19 человек. Со всеми ними работают врачи, и в редакцию потоком идёт информация о том, что приходится им выдерживать, в каких условиях вытаскивать пациентов сами знаете откуда.

Тем медикам, кто сейчас на передовой, честь и слава, потому что я не знаю людей, которые бы останавливали смерть настолько, насколько в это вкладываются сейчас врачи, медсёстры, санитарки, водители скорых и все те, кто имеет отношение к медицине.

Во вторник, 26 мая, в региональном центре по коронавирусу я запросила данные о том, сколько медиков заразилось в регионе. Что делают люди, которые хотят максимально привлечь внимание общества к опасности? Правильно, сообщают о масштабах вируса, в том числе и о пострадавших медиках, оперативно. Что делают власти края? Молчат до четверга. И до пятницы. И до субботы.

Ответа на свой вопрос я не знаю до сих пор. Зато каждый день в маршрутках, в оставшихся работать продуктовых магазинах я вижу толпы посетителей и работников без масок и перчаток, которые плевать хотели на безопасные расстояния и любые требования, касающиеся предупреждения коронавируса. Угадайте, почему.

Можно молчать о последствиях, что-то прикрывая или пытаясь скрыть. Но ценой этому будут десятки новых случаев. И это реальность, в которой мы живём. Реальность, в которой медики работают на износ, но говорить о том, какую цену они платят своим здоровьем, почему-то нельзя. Почему?

Может быть, это потому, что кому-то, отвечающему за правду, которую должны знать люди, страшно её говорить. Или нельзя. Или он просто не ходит по магазинам, троллейбусам и маршруткам, а интересуется больше федеральным финансированием во время пандемии, например.

Екатерина Рахманова: КиберЗабайкалье

Забайкалье планирует очередной кибертурнир. Один из таких проходил в апреле по поручению губернатора Александра Осипова, который внезапно решил сделать регион главной точкой Сибири по киберспорту. И вот примерно с тех пор про Dota 2, CS:GO и Counter-strike приходится слышать чуточку чаще обычного. А главное – на это находятся средства.

Призовой фонд прошлых соревнований составил 60 тысяч рублей, и Осипову он показался маленьким. Быть может, 60 тысяч рублей – маленькие деньги для футболистов и, видимо, киберспортсменов. Но устроили бы эти 60 тысяч шахматистов, самбистов, воркаутеров, тайбоксёров, которые за свой счёт ездят на соревнования? Или вот эти маленькие спортивные школы, где мячи закупают на свои средства?

Оказывается, задачами будущего турнира станет создание киберспортивного сообщества в Забайкальском крае и даже социализация в обществе. Я вот про социализацию через подвижные игры слышала. Про социализацию в спорте тоже. Про социализацию перед монитором компьютера – ничего. Не нам ли с детства твердят про вред от гаджетов и онлайн-игрушек? Не мы ли столько времени сражаемся за то, чтобы дети вылезли из-за компьютера и вышли во двор мяч попинать?

Весело и то, что с каких-то пор Забайкалье и приставка кибер- стали звучать в одном предложении. То самое Забайкалье, где в некоторых сёлах люди всё ещё ходят в администрацию, чтобы со стационарного телефона позвонить родственникам в город. То самое Забайкалье, где онлайн-обучение в школах проходило под перебои с интернетом, а у кого-то и в поисках ноутбука, потому что отродясь его не было в доме.

Но то ли мы передёргиваем ценности, то ли попали в параллельную вселенную, где Забайкалье не собирает по копейке деньги для поездки пловца на Кубок мира, где Дворец спорта не превращается в развлекательный центр , где спортплощадки такие прочные, что  не ломаются сразу после открытия, что у нас всё так хорошо и прекрасно в нашей реальности, что мы решили осваивать виртуальную.

А, может, и пора всем этим пловцам, боксёрам, самбистам, гимнастам забросить изнуряющие диеты и тренировки, сборы и мечты об Олимпиаде, купить компьютер и мышь? Или, если уж щелчок двух пальцев губернатора такой волшебный, что превращает Забайкалье во что-то кибер-, может, и во что-то спорт- превратит?

Роман Шадрин: Вавилон не властен над тобой

Юбилей Бродского отметили пышно и скверно. Такими пышными и скверными бывают многолюдные свадьбы, на которых глубину и судьбоносность момента ощущают человек шесть или десять, а остальные 100 просто и густо гудят, дерутся и заедают вино тортом.

К прошлому воскресенью всё вокруг моей социальной интернет-среды оказалось буквально усеяно Бродским. Я такого напора любви к поэту не наблюдал никогда в жизни. И будь я чуть более впечатлительным на вспышки в соцсетях, ей-богу, устыдился бы своего безответственного невнимания к его великому наследию. Но я не настолько впечатлителен, поэтому легко дождался второй стадии — обратной волны. В противовес первой, сахарной, новая волна была напитана сарказмом, скепсисом, короче, всяким дерьмом.

К четвергу дискуссия о роли и значении Бродского в, я повторюсь, моей социальной интернет-среде вышла из поймы и начала затапливать долины: русский рок, просто рок, русскую поэзию, в целом поэзию, целые пласты культурных, общественных, философских течений. Битва разрослась до библейских масштабов, при которых уже никто не помнит ни виновника событий, ни главных, краеугольных его слов. Их глушат уже чужие цитаты, отсылки, ругань, топот, ор, лязг, скрежет.

Небывальщина? К сожалению, нет. До юбилея Бродского была открывшая глаза татарка Зулейха, а после, уж не сомневайтесь, будет прилепинская лагерная «Обитель». Или 110 лет неоднозначному (а с чего кто-то должен быть однозначным?) Твардовскому. А в августе 95 лет Аркадию Стругацкому. А дальше 125 лет Есенину. И сразу 150 лет Бунину и 200 — Достоевскому. И много всяких других поводов, чтобы вновь начались ор, скрежет и ругань.

Истерическая, с криками и тасканием другу друга за волосы полемика стала нормой в нашей жизни. Те, кто со снобизмом презирают телевидение с его орущими ток-шоу, устраивают то же самое у себя в инстаграмах и фейсбуках. Обложки книг постятся в соцсети так же, как съеденная тарелка креветок или черешни — напоказ. А под ними кто-нибудь кого-нибудь мешает с грязью, не важно кого — автора поста или, скажем, Шолохова.

По нашему культурному полю, по нашим с вами головам постоянно топчутся какие-то сапоги, для которых не существует авторитетов, ценностей, идеалов и вообще понятий добра и зла. Вавилон действительно играет в футбол моей и твоей головой, но, как поётся в той же песне, Вавилон не властен над тобой. Конечно, если ты всё ещё доверяешь Пастернаку, Булгакову, Симонову, Шолохову, Тургеневу больше, чем ядовитым комментариям в социальной сети.

НазадВперёд
1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Екатерина, спасибо. За лангольеров, которые съели не только то, о чем Вы написали. К счастью или нет, у нас не было смартфонов, соцсетей, чтобы фотографировать все подряд и «просто оставлять это здесь». Зато воспоминания ярче и живее, хожу теперь с «пьяным мачо», хотя точно уже много лет не  слышала. Перечитала текст несколько раз.

Роман, Вам спасибо за Бродского . Спасибо за 100%-ное попадание  с фотографиями  книг в соцсетях. С этой самоизоляцией про комнату и вирус не запостил, кажется,  только совсем ленивый эстет. Тоже перечитала несколько раз. 

 

ОБСУЖДАЕМОЕ