Р!
28 НОЯБРЯ 2020
27 ноября 2020

Осипов молчал, читал Instagram и поглядывал в иллюминатор — разбор недели

Губернатор Забайкальского края Александр Осипов на прошедшей неделе, как в былые предвыборные времена, вновь стал главной звездой новостных лент региона, одной из главных — всей нашей большой страны. Странный полёт в Чару, аккаунт в Instagram и безразличие к коммунистам — и это только то, на что журналисты «Чита.Ру» решили обратить ваше внимание в этом разборе. Читайте, комментируйте, расшаривайте.

Андрей Козлов: Сосредоточиться на Instagram – Осипов и Сапожников стали блогерами

Сити-менеджер Читы Александр Сапожников следом за губернатором Забайкальского края Александром Осиповым завёл аккаунт в Instagram. Аккаунт главы региона собрал уже 22 тысячи подписчиков.

В Instagram чиновники общаются с подписчиками в комментариях и обещают решить все вопросы, которые возникнут в переписке – может, небыстро, но точно решить.

Мир за последние несколько лет сильно изменился. Если раньше с обращениями граждан в здании на Чайковского, 8, работало всего несколько простых чиновников, которые вели в основном бумажную работу, то теперь для контакта с руководителями города и региона существует разветвлённая современная система трансляции недовольства в телефон сколь угодно высокого начальника.

Кроме аккаунтов в социальных сетях (они есть не только у Осипова и Сапожникова, в каждой соцсети существуют раскачанные паблики самих органов власти специально под это дело) в регионе развёрнут Центр управления этим самым регионом – некая федеральная структура, которая призвана собирать вопросы граждан к власти и все их решать. Где-то уже много лет работает система «Инцидент Менеджмент».

На привычную систему из нескольких пресс-служб – губернатора, заксобрания и профильных ведомств – в краевой системе органов власти появилось сразу несколько госучреждений, которые тоже как-то работают чуть ли не на уровне комментариев в интернете. Фабрики ли это троллей или конторы по освоению региональных и федеральных денег — доподлинно не известно. Узнавать про это бессмысленно – сразу выяснится, что то ли персональные данные, то ли кто-нибудь наложит гриф о полной секретности.

Никто в этой разветвлённой системе не может ответить на фундаментальные вопросы. Я их даже не буду перечислять. Ни губернатор, ни сити-менеджер годами не проводят пресс-конференции. Никто из них не даёт интервью. Я рискну предположить, что оба просто боятся журналистов, которые могут задать слишком много неудобных вопросов. Сити-менеджеру Читы в этом сложном деле не помогает даже боевое прошлое – рисковать жизнью ради Родины он был готов, а давать интервью почему-то не готов.

Мы все живём на этой земле и можем спокойно, обывательски ответить на вопрос о том, стала ли жизнь в Чите или в районах края лучше от того, что теперь каждый точно знает, как пожаловаться. Появилось ли с губернатором Осиповым и сити-менеджером Сапожниковым больше надежды? Стало ли лучше на наших улицах? Чище ли стали подворотни? Задайте вопросы о качестве жизни в регионе себе и попробуйте честно ответить – как всё изменилось для вас и ваших близких.

Отвечу за себя. Я политический журналист, а моя работа во многом связана с тем, насколько качественно работает региональная и городская власть. Я один из немногих людей в регионе, которые могут не просто чётко прочувствовать связь между качеством работы власти и качеством жизни в регионе, но и ясно описать её.

Сразу после приезда в регион Осипова я, надо признаться, немного искусственно взращивал в себе надежду на изменения к лучшему. Региональная и городская власть требовала встряски, и Осипов со своим тогда очень цепким и необычным окружением казались людьми, которые смогут провести системную революцию без серьёзных потрясений для региона.

Надежда эта сначала угасла, а потом иссякла. Именно при Осипове я впервые задумался о том, что из региона, возможно, придётся уезжать, потому что жизнь одна, и мне не хотелось бы, чтобы мои дети до 18 лет ходили в школу по катакомбам.

После создания губернатором и сити-менеджером аккаунтов в Instagram я чувствую что-то похожее на отчаяние. Конечно, это накладывается на все остальные наблюдения за происходящим в крае, но именно аккаунты первых лиц в соцсетях бетонируют убеждение в том, что вокруг власти создаётся толстая прослойка из систем, имитирующих связь с населением, а на самом деле призванных оградить власть от этого населения, создать для высших руководителей условия, в которых они сами искренне будут верить в связь с простыми людьми.

Мы всё время ждём, что кто-то где-то там прозреет. Осипов на Чайковского, 8. Или Сапожников на Бутина, 39. Мы ждём, что они перед сном поверят в искренность журналистов, задумаются об эффективности созданных или управленческих систем, подумают о воспоминаниях, которые останутся от их работы у сотен тысяч обычных людей.

Мы ждём, что осенит кого-то в Кремле. Что заместитель руководителя администрации президента Кириенко, прочитав очередную аналитическую записку, вдруг поймёт, наконец, что дальше так там, в Забайкальском крае, нельзя.

Что текущее положение вещей разрушает не только надежду каких-то там людей, но и будущее целого региона.

Что время уходит.

Что когда-то, когда настанет время созидания, а не имитации созидания, кому-то крепкому и серьёзному будет ужасно сложно поднять систему из руин.

Что это будет банально дороже и гораздо больше людей сбегут от этой безнадёги, оголяя и без того не очень прикрытые восточные рубежи Родины.

И вот когда Осипов и Сапожников заводят аккаунты в Instagram, мне кажется, что это просто ещё одна неработающая система, которая призвана создать иллюзию управляемости регионом и отзывчивости неотзывчивых чиновников.

Аккаунты Осипова и Сапожникова в Instagram лишний раз убеждают меня, что происходящее — это не цепочка случайностей, не следствие чьих-то ненамеренных ошибок, а совершенно намеренная политика по созданию виртуальной реальности, в которой всё прекрасно, чиновники отзывчивы, а дороги идеальны. И если вам кажется, что реальность за окном не совпадает с этой картинкой, то нужно сосредоточиться на картинке.

И надо или смириться с этим, или смириться с этим. Потому что бежать большинству из нас, на самом деле, совершенно некуда и единственный способ ничего этого не видеть – постараться забыть, что в регионе и городе вообще есть какая-то власть. Жить самостоятельно, надеяться только на себя, старательно забывать фамилии быстро меняющихся сити-менеджеров и губернаторов. Я не могу себе такого позволить, ну а большинство из вас – вполне себе.

Екатерина Шайтанова: Читал пейджер, много думал

На этой неделе губернатор Забайкалья Александр Осипов завёл Instagram и полночи читал комментарии в нём.

Сразу оказалось, что это особенный инстаграм: несмотря на то, что во всём остальном интернете, по словам Осипова, люди оскорбляют друг друга, что вредно для нашего эмоционального здоровья, в аккаунте главы региона «много людей в это сложное время находятся на позитиве, в хорошем состоянии духа, бодрые и пишут поддерживающие посты», а в случае обозначения проблемы описывают её с деликатностью.

Отчиталась о проделанной работе и пресс-служба правительства: «Александр Михайлович действительно завёл страницу в Instagram» (это он вовремя). Также из официального сообщения известно, что «у губернатора плотный график (это нормально), «социальные сети — это дополнительная возможность услышать людей, понять, что их волнует в данный момент» (это капитан Очевидность), Осипов планирует получать обратную связь от забайкальцев и решать проблемы региона более эффективно (это фантастика).

Помогать вести аккаунт губернатору будет команда (это ставит под сомнение всё вышесказанное и делает его невероятно скучным. Нескучный инстаграм, например, у мэра Якутска Сарданы Авксентьевой. Потому что работает только искренность. Перенесённые с понедельничных заседаний в Instagram публичные порки не работают).

Кроме шаблонных ответов от специально созданных структур в инстаграме Осипова пока есть ответы с характерными для губернатора края многоточиями на приятные вопросы и пустота в ответ на неприятные — типа смотрит ли Осипов «Редколлегию» и почему он, улетая, не подумал об оставленных в аэропорту пассажирах рейсового самолёта Чита — Чара. И это тоже максимально похоже на главу региона, который не любит идти на проблему, а любит уйти от ответа, если от него можно уйти.

Именно поэтому основная проблема не в том, что это очередные показательные выступления. На самом деле она в том, что Александр Михайлович никак не может определиться, открыт он для населения возглавляемого им края или закрыт. Без этой принципиальной позиции можно завести восемь или двенадцать аккаунтов в инстаграме, и всё это будет зря прожитое время жизни. Причём, и тех, кто будет всё это постить, и тех, кто думает, что это даёт какие-то возможности связи с губернатором.

Читайте поэтому лучше мой неанонимный telegram-канал — он противоположность инстаграму Александра Осипова — моя команда занята настоящей работой, пишу сама, когда есть пара минут, внутри правда и любовь, вот ссылка. Ну, и, кажется, самое время пересмотреть «Домашний арест»:

Юлия Скорнякова: О чём молчат Александры Михайловичи

Я не помню, о чём нельзя было спрашивать губернатора Равиля Гениатулина — наверное, обо всём можно было, но упорно не отвечал он на вопрос о том, когда у него появится блог. Тогда модным был «Живой журнал», Дмитрий Медведев с его любовью к айфонам был в зените президентской славы, а главы регионов шли в цифровое общение с избирателями толпами.

Константин Ильковский отличался редким талантом реагировать на критику спокойно: объяснять, подходить здороваться на выездах, отвечать на сообщения вместо того, чтобы создавать гору анонимных каналов, где поливали бы грязью журналистов и не проплачивать из дутых фондов публикации в местных СМИ после очередного расследования «Чита.Ру».

С Натальей Ждановой открытость и объяснения закончились — уж слишком глава региона не переносила журналистов и их вопросы, на которые, когда прозвучи они, надо было стараться отвечать без надменности. А это было очень сложно.

Время Александра Осипова как будто принесло с собой тягу к этой самой открытости, но на самом деле — как раз тренд на лицемерие, когда публично заявляется о полной подотчётности власти избирателям и говорится о возможности задавать любые вопросы, а на самом деле информацию о тратах бюджета скрывают подчас так, что хочется уголовных дел.

Например, в марте я запросила данные по командировкам всех членов правительства с расходами на них, перелётами и местами проживания. В ответ пришёл неперсонифицированный список на несколько листов. С просьбой расписать, кто и куда из членов правительства ездил и сколько на это тратил, мы работали ежемесячно до июля — на Чайковского, 8, в ответ на запросы уверенно твердили, что всё требовавшееся предоставили, а руководитель пресс-службы правительства Вячеслав Кулаков, которого сейчас назначили руководителем ЦУРа, то забывал уточнить про запрос, то проконтролировать его качество, то вовсе выпадал в другую реальность и не понимал, о чём речь.

В итоге прокуратура обязала пресс-службу и её руководителей в администрации устранить нарушения. Данных о перелётах, проживании и тратах чиновников в редакции до сих пор нет.

По пути боязни публичных отчётов пошёл и протеже Александра Осипова сити-менеджер Александр Сапожников. Сначала он отказался отвечать на вопрос о его премиях за ликвидацию пожара на полигоне в Ивановке и за борьбу с коронавирусом. Последнюю, кстати, выписали в апреле, когда до пика даже первой волны было далеко. Впрочем, далеко было и до мая, когда Сапожников на улицах строго спрашивал граждан, почему они не соблюдают самоизоляции, а те в ответ едва ли не матом крыли. Сколько за этот особо опасный труд получил глава администрации города, мы не знаем.

Зато мы в курсе, что в сентябре Александр Сапожников вместе с руководителем управления ГО и ЧС города Геннадием Комаровым летал в гости к серому кардиналу последних губернаторских выборов в Забайкалье Сергею Нехаеву, который теперь конструирует политические вселенные на Камчатке. Сапожников и Комаров как будто бы полетели «для обмена опытом» с руководством Петропавловска-Камчатского.

Мы спросили, сколько из городского дефицитного бюджета на этот перелёт потратили. В ответ Александр Сапожников подписал документ о том, что эти данные не подлежат разглашению, а для надёжности и на этот список наложил гриф «Для служебного пользования». Это ж как с сейфом: придумай один пароль — вскроют, а закрой сейф в ещё один сейф — уже жить спокойнее, пусть и в созданной двумя Александрами Михайловичами атмосфере лицемерия и заигрываний с открытостью. И плевать им с большой колокольни на то, что есть закон, который запрещает скрывать расходы бюджета в принципе, а на такие странные поездки — в особенности.

Андрей Затирко: Я пришёл, тебя нема — почему Осипов не ходит на встречи с КПРФ

Читинское отделение КПРФ с неделю назад решило начать работу по отстранению Александра Осипова от должности губернатора Забайкальского края. Причин было перечислено много, но никаких данных в их подтверждение в документе по итогу партийной конференции не было. Основная претензия — отсутствие у него качеств для вывода региона из кризиса. Администрация губернатора смогла на неё ответить лишь комментарием Алексея Казакова и потоком комментариев всех подряд в «Забрабе».

На этой неделе стало известно, что коммунисты уже дважды не смогли встретиться с Осиповым, чтобы задать ему наболевшие вопросы — назначают ему встречи, а он всё не приходит и не приходит. Из комментариев коммунистов и пресс-секретаря губернатора непонятно, то ли они её не согласовывают, то ли коммунисты и не спрашивают согласований. В общем, в Чаре с оленеводами Александру Михайловичу комфортнее — не спрашивают всякие глупости про фонды развития, здравоохранение и детей войны, а улыбаются и олениной кормят.

Вообще, Александр Осипов и его команда не любят говорить на сложные для них темы, именно поэтому у нас под всеми новостями про губернатора значится плашка с отсчётом времени с последней пресс-конференции (уже перевалило за 2 года). А когда Осипов вдруг остаётся один на один с журналистами и пытается говорить на эти темы так открыто, как ему завещали политтехнологи, всё кончается катастрофой и новым скандалом — вспомните знаменитых «демагогов» или «опыление». И тут закрытость Осипова понять можно. Принять нет, но понять да.

Но когда он так же себя ведёт с представителями одной из крупнейших парламентских партий в стране с огромным электоратом и масштабным представительством в региональном заксобрании, да ещё и после заявлений о намерении его снести, становится страшновато.

Начинаешь понимать — мало того, что губернатор и его администрация не контролирует огромную группу депутатов краевого уровня, так они даже и не пытаются понять, что у них на уме, и как-то исправить ситуацию. Кажется, что всё пущено на самотёк. К чему всё это может привести в наше непростое, насыщенное всевозможными акциями протеста время, сложно предположить. Может, ни к чему, а, может, и к чему-то. Посмотрите на пример раньше всегда смирного Хабаровска.

С таким подходом понимаешь уровень квалификации людей команды Осипова — и отвечающих за работу с протестной активностью, и в целом. У них в регионе есть только коммунисты из серьёзной системной оппозиции с поддержкой в Москве и регионе, но они ничего умнее не находят, как просто не видеть их. Причём даже тогда, когда те готовы вынести Осипова из здания на Чайковского практически на руках.

Ну, зададут они какие-то вопросы, пусть даже самые неприятные — сделайте мину попроще и наговорите заготовленный текст. Нужно просто не давать волю эмоциям, не плакать и не кричать про демагогов, и коммунисты поуспокоятся. У нас так всегда бывает, со всеми — просто иногда спускайте пар.

Но стратегия другая — заткнули уши, закрыли глаза, (судя по всему) вывели пассажиров и улетели в Чару.

Фото недели: Губернатор прилетел на чартере в Чару

Егор Захаров: Глупый правозащитник опаснее умного правонарушителя

Троллейбусное управление на этой неделе выпустило последнее китайское предупреждение, оповестив пассажиров о последствиях отказа от масок.

По распоряжению губернатора с 13 ноября водители общественного транспорта не имеют права начинать движение, если в салоне есть хоть один пассажир без маски. Об этом водители начали предупреждать читинцев, а 19-го сказали: всё, мы вызываем полицию. Вроде бы понятно всё. Есть условный хозяин машины, который имеет право устанавливать свои правила проезда, если они не противоречат закону. В этом смысле требование про маски максимально чистое.

Намедни в соцсетях появился ролик, в котором воинственно настроенные женщины без масок на 1,5 часа остановили троллейбус около вокзала. Одна из героинь нелепо ссылается на законы, трясёт распечатками законов и Конституцией. Пассажирам, которые вынуждены ждать, а потом пересаживаться в другой троллейбус, она гордо заявила: «Я же борюсь за ваши права».

Смотреть видео по-настоящему больно. Во-первых, потому что такая ситуация может разыграться в любом троллейбусе и всё, что можно будет сделать — это покорно пересесть в другой. Ведь увещевания бесполезны — человек ведь «за права борется». Хотя моё наиглавнейшее в этот момент право — спокойно, без опозданий и беготни доехать туда, куда мне нужно.

Больно и смотреть на кондукторов, которые в этой ситуации простые исполнители. Им, вероятно, тоже не совсем комфортно в роли церберов, тормозящих движение. Но у них распоряжение губернатора и вышестоящего руководства, грозящее санкциями их и без того невеликой зарплате. Спорить с ними так же неэффективно, как просить небо перестать сыпать дождь.

И вообще, эти упёртые в своей мнимой правоте женщины похожи на каких-то безумных террористов, которые сражаются с режимом, взрывая дома мирных жителей, под предлогом борьбы за наши права. Воистину, глупый друг опаснее умного врага.

«Редколлегия Чита.Ру»: Всё спихнули на учителей — как образование ввело дистанционку

НазадВперёд
8 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ну нам просто в очередной 3 раз не повезло с губернатором. Бывает. В 2021 году будет другой. Местный и настоящий. Я бы поставил на Кошелева. Работая  в Москве он стал совсем другим. Резким остался, но и взвешеннее и опытнее стал однозначно. Осталось только его уговорить. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Только не Кошелев. Встречался. Предельно наглая личность, ненавидящая Россию (без пафоса и квасного патриотизма). Обычный карьерист, разбирающийся в финансах.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Странно. Я тоже встречался и все решили, при чем быстро и без лишних проволочек. Наглости тоже не заметил, ну а про ненависть России это вообще вы как определили? Я за Кошелева, нужен свой честный и адекватный. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Геннадий Эммануилович, Вам же сказали: - Только не Кошелев!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не пойму, что в руках у Осипова при выходе из самолета? Если это плед, то его выносить с собой нельзя - собственность авиакомпании.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Похоже на эпизод из "Кавказсой пленницы". Мужик выпрыгивает из холодильника!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Мои грустные аплодисменты редакции за обзор. Надеюсь, понятно, почему грустные. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Написанно ,достаточно ,открыто,но ничего нового. По воспоминаниям стариков,люди в Забайкалье всегда жили сами по себе отдельно от власти,насущные вопросы решали общиной (большинство населения ведь было деревенс им),власть старались не дразнить,но и её распоряжения не торопились выполнять. Дела общины(деревни) старались держать в тайне. Хотя доглядчики за деревней были всегда. Сейчас землю раздают,не считаясь с местным населением ,лес становиться чужим,на навоз ,лов рыбы придумали налоги. Флагами,как при боярах обставили всё. А ведь именно от этих флагов люди и бежали сюда в своё время. Поэтому многие и поднялись на крыло. Самое страшное,что уже,практически,разрушен уникальный уклад жизни,который создавался общими усилиями местных народов и приезжими. Главным в этом укладе было понятие толерантности,хотя и термина такого ещё не существовало. И всё это разрушается. А значит ничего хорошего нас не ждёт.