Р!
18 АПРЕЛЯ 2021
17 апреля 2021

Уничтоженный «Странник» и неосвоенные федеральные миллиарды - разбор недели

Крупным событием уходящей недели стал двухдневный онлайн-форум «ProДФО», соединённый с фестивалем СМИ «Регион-медиа». Там говорили о простаивающем мусоросортировочном комплексе, наш губернатор заводил аккаунт в TikTok, общественники из Владивостока делились секретами победы над уродливыми урнами и остановками, а министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексей Чекунков извинялся перед забайкальцами за отсутствие субсидий на авиаперевозки.

Также в конце недели вновь всплыла история с тем самым рейсом губернатора Александра Осипова в Чару — депутат Госдумы Юрий Волков заявил, что прокуратура выявила нарушения законодательства о противодействии коррупции при его организации. Пресс-служба губернатора на следующий день рассказала, что улетел губернатор чартерным рейсом — для чего с самолёта сняли пассажиров регулярного рейса — из-за отсутствия билетов на обычный рейс. О других событиях читайте в разборе от редакции «Чита.Ру».

Андрей Козлов: ProТоКакВидетьТоЧтоНужно-и-НеВидетьТогоЧтоНеНужно

Чиновники на неделе провели в Чите онлайн-форум «ProДФО», к которому был приурочен ежегодный фестиваль СМИ «Регион-медиа». Я с некоторым удивлением наблюдал за тем, как про работу СМИ на этом мероприятии говорил губернатор Александр Осипов, чьи чиновники едва ли не первыми в России в 2021 году тестировали расширение уголовной статьи о клевете на высказываниях в интернете. То есть просили у полиции привлечь к уголовной ответственности журналистов за то, что они позволяют себе дискутировать о происходящих в регионе событиях.

Диссонанс между тем, что думают, говорят на закрытых встречах и делают приезжие руководители региона, и тем, что они льют в публичное пространство, — история привычная. А вот дальневосточные кварталы и новая программа оздоровления экономики и людей – это что-то новое.

О кварталах во время визита в Читу сказал министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексей Чекунков: «Забайкальский край предложил проект комплексной застройки для реализации в рамках разработанной Минвостокразвития России концепции «Дальневосточный квартал». Мы уже сформировали рабочую группу. Будем стараться, чтобы один из первых «Дальневосточных кварталов» появился именно в Чите. Считаем, что за развитием таких новых форматов жизни людей в городах и посёлках Дальнего Востока будущее. Это формат, в котором люди окружены всем необходимым комфортом. В части и инфраструктуры, и современных квартир».

О программе оздоровления экономики и граждан – Александр Осипов: «Программу можно охарактеризовать как оздоровление экономики и оздоровление людей Забайкальского края. Я бы дал ей рабочее название «Здоровое Забайкалье». Это должен быть комплекс мер, которые дадут успехи в экономической и социальной жизни, а самое главное, в здоровье населения».

От столь грандиозных планов, свалившихся на Забайкальский край, можно было бы радостно засверкать глазами, если бы всё это говорили ровно два года назад, когда регион только вошёл в Дальневосточный федеральный округ, Александр Осипов был врио губернатора, до выборов было несколько месяцев, и журналисты ещё не успели разобраться с тем, что именно собираются делать чиновники.

Но прошло два года, к манере работы Осипова и его «команды» мы все давно привыкли, и можно предположить, чем закончится вся эта активность. Вряд ли нужно далеко ходить за примерами.

Дальневосточный гектар – прекрасная попытка повторить американский опыт освоения не очень привлекательных территорий — за исключением точечных примеров провалился почти по всей территории федерального округа.

В Забайкальском крае власти региона умудрились отдать под гектары и без того перегруженную бессистемной застройкой территорию в ближайших окрестностях Читы – земли Смоленки и Угдана. В предвыборной горячке участки под гектары нарезали на затапливаемых участках, на кладбищах, дорогах, под ЛЭП и на уже застроенных территориях.

Новоиспечённые власти региона не учли ни отсутствия сопутствующей инфраструктуры, ни экологических проблем Смоленки, ни социального напряжения, которое может вызвать реализация программы. Сейчас дальневосточный гектар так широко, как два года назад, обсуждать не принято.

А когда об этом «инструменте развития» говорит руководитель нарезающего участки департамента Быстров, хочется всё это быстрее расслышать и развидеть – начиная от фотографий пустырей, которые описывают «агломерацию», заканчивая признанием того факта, что участки сначала выделили, и только потом, через несколько лет, подумали о том, к чему это всё приведёт.

То же самое с оздоровлением – и экономики, и населения. Осипов уже учил забайкальцев мыть руки, вводил сухой закон и имеет широкий опыт сражения с алкоголизацией населения созданием трезвых деревень – территорий, жители которых почему-то оказались настолько неидеальными, что их лишили законной возможности покупать легальный алкоголь.

Примеры экономики «по-осиповски» тоже хорошо известны. Основной инструментарий тут – усиленный поиск в общей куче экономических показателей тех, которые можно поставить себе в заслугу. С одновременным забвением, понятное дело, того, на что не следует обращать внимания.

Вряд ли Осипов весной 2021 года неожиданно превратился в какого-то нового человека, который лицемерно не гнобит региональные СМИ за глаза, умеет формировать реальную команду вместо того, чтобы собирать вокруг себя заглядывающих ему в рот лизоблюдов, и умеет ставить реальный результат выше высосанных из пальца, но замечаемых в Москве рейтингов.

Поэтому можно не сомневаться, что дальневосточный квартал в Чите если и появится, то исключительно для отчётов и упоминания на встречах с федеральными ревизорами. А оздоровление, вероятнее всего, скатится к воспитанию тех, кто никак не может понять светлых замыслов Александра Михайловича. Ну а тех, кто воспитанию не поддаётся, перебьют или пересажают. До последнего мы ещё не дошли, но судя по некоторой активности ближайших соратников Осипова – они активно в этом направлении движутся.

Олег Фёдоров: Ежегодный фестиваль СМИ «Регион-медиа»

«Редколлегия»: Продавили. Про то, как журналисты не отцепились от Фонда развития Забайкалья

Екатерина Шайтанова: Для присвоения Скачкову звания депутата Госдумы

Честно говоря, я долго моргала в монитор, когда мой коллега Егор Захаров пришёл в общий канал советоваться: «Для присвоения Скачкову звания депутата Госдумы властям потребовались бабушки. Они их собрали в Ингодинском районе, посадили рядышком без масок и прислали нам фото».

Егор хотел, чтобы ему сказали, не мелочен ли он в своей бессильной тупой злобе к прекрасным единоросам Скачкову и Ярилову. А я в этот момент хотела, чтобы Чите не присваивали не только звания города трудовой доблести, но желательно вообще ничего. Потому что это такое предвыборное убожество, от которого хочется отойти подальше и не иметь никакого к нему отношения.

В администрации произошедшее объяснили так: «Встреча [главы гордумы Читы Евгения Ярилова и совета ветеранов Ингодинского района] проходила в какой-то степени неформально и с чаепитием. Поэтому участники встречи сидят за столами без масок. На фотографиях изображены только лица, а стол в кадр не попал. Встречу организовали после снятия ограничений для людей старше 65 лет. Поэтому мы думаем, что ничего не нарушили».

Также выяснилось, что это не единственные старики, которых потащили в люди: урок патриотизма прошёл в школе на КСК, где власти задействовали совет ветеранов Черновского района, представители которого рассказывали школьникам про своё детство, вместе смотрели документальный фильм «Город нашей славы трудовой» и гуляли по улице. Тоже на фотографиях нет никаких масок даже близко.

Знаете что. Вы должны остановиться. Я понимаю, что Забайкалье — родина героев, и ради этого можно принести в жертву советы ветеранов всех районов Читы, но давайте я расскажу, как в моностационарах выдают тела погибших. Просто чтобы вы чётче себе представляли происходящее.

Тело кладётся в мешок, засыпается хлоркой или известью, мешок закрывается. Потом этот чёрный мешок с телом опять засыпается хлоркой или известью и кладётся во второй мешок. Дальше тело в двух мешках отдают родственникам, открывать нельзя, есть реальный высокий риск заражения.

Теперь ещё раз посмотрите фотографии. Славные бабушки, да? Живые ещё.

«Редколлегия»: Промежуточные итоги пандемии: Забайкалье впереди планеты всей. Ну, почти

Татьяна Пояркина: Как привлекать врачей в отрасль — прогнать через управленческую школу

Исполняющая обязанности министра здравоохранения Забайкальского края Оксана Немакина во время медиафорума на площадке «Модернизация или оптимизация: будущее медицины регионов ДФО» попросила главу минздрава Бурятии Евгению Лудупову рассказать о вариантах привлечения в отрасль медицинских кадров.

«Я наслышана, что у вас есть форма работы по привлечению кадров медицинских. И очень хорошо формируется кадровый резерв. В том числе знаю, что большое количество наших студентов, окончивших вуз, едут работать именно к вам. Поделитесь опытом. Какие у вас меры социальной поддержки?» — спросила Немакина.

Евгения Лудупова сообщила, что в Бурятии в течение года работает школа управленческого резерва.

«Сейчас формируем школу начмеда, школу главной медсестры. Каждую субботу занимаюсь лично я. Привлекаю ведущих специалистов. По примеру высшей школы корпоративного управления академии государственной службы. Взяли оттуда примерный шаблон. Используем этот опыт. Только мотивация и поддержка молодых кадров. Особых материальных стимулов нет. Всё так же», — сказала Лудупова.

Она не озвучила статистику, сколько врачей и медсестёр они привлекли на работу благодаря этой школе управленческого резерва, и что входит в программу обучения. Не сказала Лудупова и о том, сколько медиков не хватает в учреждениях здравоохранения Бурятии.

Но при этом глава минздрава Приморья Анастасия Худченко попросила Лудупову взять в эту школу медиков из Владивостока.

И это смотрится поиском волшебной таблетки, которой нет. По-моему, невозможно кардинально решить проблему нехватки кадров школой резерва. Не надо изобретать велосипед, нужно просто предоставить медикам качественные условия работы. Хорошую зарплату, обустроенные больницы и поликлиники, современное оборудование, помощь в приобретении жилья и оформлении ребёнка в детсад. Это и будет мотивацией к хорошей работе.

А исполняющей обязанности министра здравоохранения Забайкальского края Оксане Немакиной на этой встрече, по-моему, надо было спрашивать своих коллег из регионов Дальнего Востока о другом: как часть из них умудряется не погрязнуть в кредиторской задолженности, как избежать оптимизации сельских больниц. В Забайкалье в конце 2020 года кредитора достигла своего пика — почти миллиард рублей. Также сообщалось, что в 2021 году планируют оптимизировать восемь участковых больниц в регионе.

На этом фоне часть регионов ДВ смотрится удивительно. Например, На Камчатке и в Хабаровске медучреждения живут без кредиторки, а в Бурятии здравоохранение модернизируют без оптимизации (то есть не планируют закрывать ни одно лечебное учреждение).

Вот в этом опыте было бы разобраться полезнее.

Юлия Скорнякова: Третья беда Забайкалья

Время от времени в Забайкальском крае появляется третья беда России — трудность в освоении федеральных денег, и первые две в сравнении с ней кажутся пылью с тех самых дорог. Честно-то, такие случаи бывают не каждый месяц, но если случаются, то накатываются на наш славный регион волнами похлеще, чем на Байкале в шторм.

На этой неделе в заксобрании прошло заседание комитета по экономической политике. Из новостей экономической политики региона депутатам рассказали о том, что Минфин разрешил Забайкалью не возвращать в федеральный бюджет 2,1 миллиарда рублей, если регион потратит их на поддержку определённых инвесторов. Проблема в том, что на сегодня у нас всего три таких проекта, и им нужно всего 107 миллионов.

Можно не париться и вернуть большую часть этих денег Москве, но нам столько лет говорили о бурном развитии инвестнаправления в крае, что не пользоваться деньгами было бы странно. А проектов как будто нет. Они бы нашлись — легко можно было бы, наверное, в каком-нибудь кафе найти очередного народного архитектора и попросить его разработать какой-нибудь дизайн-код, но согласовывать каждого получателя нужно с Минэкономразвития и Минфином России.

Деньги можно будет тратить только на создание инфраструктуры и только в определённые отрасли, а сами проекты должны начать работать в заранее оговорённые сроки и через время, прописанное в договоре, начать платить налоги.

Министр финансов края Вера Антропова сказала, что сейчас проекты подбираются, и на рассмотрении — 13 предложений, в том числе агропромышленный комплекс, введение в оборот залежных земель и создание промпарка «Кадалинский».

По словам руководителя контрольно-счётной палаты региона Светланы Доробалюк, пока край заявил в Минрегионразвития всего 3 новых инвестпроекта, которым можно профинансировать создание инфраструктуры. Среди них — завод железобетонных изделий (вложения в инфраструктуру 180 миллионов рублей, сумма возмещения — 39,2 миллиона), микрорайон Хороший (на инфраструктуру потребуется 798 миллионов, возместить планируется 16 миллионов), микрорайон Солнечный город (415 миллионов вложений в инфраструктуру с планируемым возмещением 52,2 миллиона рублей).

«По оставшейся сумме очень большие риски, так как правила жёсткие. Риски мы видим в неосвоении этих средств и последствиях этого. Если не исполним до конца года, то будем возвращать в бюджет», — сказала Светлана Доробалюк.

Судя по тому, что из крупных, средних и даже мелких инвестпроектов очередь не стоит, риск этот максимально реален. И можно было бы говорить про то, что в крае не создаются условия для таких проектов, или минэконом с ними плохо работает, но если вспомнить едва не провалившийся старт территорий опережающего развития, то становится понятно, что краю нужны не оставшиеся федеральные вложения в будущие налоги.

Точнее, не только они.

Чтобы в регионе начался резкий рост желающих инвестировать в разные отрасли, нужно создать для этого условия, и часто — это пункты, о которые разбил голову не один местный чиновник.

Например, это цена на электроэнергию, налогообложение в первые годы, доступность транспортных услуг для перевозки грузов.

И да, дороги в районах, на которых есть надежда не убить технику.

Дарья Кливенкова: Бессовестное уничтожение «Странника»

Скажи выпускнику филфака или истфака в Чите — «Странник», и он ответит, что знает. Даже если не играл в студенческом театре, не ходил на спектакли, всё равно знает. Он встречал в коридорах Эдуарда Динмухаматовича Нурова, видел, как пропадали на репетициях одногруппники. А если ему посчастливилось стать частью этой большой семьи с поколениями в 30 лет, то он придёт в ярость от новости о том, что театр выгнали из здания университета, а Эдуард Динмухаматович уволился.

Театр попросили освободить помещение, которое он занимал под вещи и реквизит. Говорят что-то про противопожарную безопасность и отсутствие свободных аудиторий, но причины вообще не важны. В любом случае — это итог копившегося многие годы неуважения и безразличия руководителей университета к театру.

Перед началом ремонта в здании историко-филологического университета у «Странника» было полноценное помещение, в котором можно было даже репетировать. Оно было там, где сейчас безликий гардероб. Во время ремонта руководство и не подумало предусмотреть студию для театра. Помещение забрали, хранившийся на время ремонта реквизит пропал, и никто за это не ответил.

Театру дали крошечную аудиторию №2 под лестницей. Не знаю, как в ней можно будет учиться – получится поставить от силы два стола, а преподаватель будет стоять в коридоре. Репетировать после этого студентам приходилось в свободных от пар аудиториях.

Все пять лет, что я играла в театре в своём студенчестве, я ни разу не слышала ни от кого из деканов или во время приёмных комиссий: «А ещё у нас есть театр «Странник». Им не то, что не гордились, о нём и не упоминали, и никто из руководства не ходил на спектакли. Зато я помню, как с боем приходилось бронировать актовый зал под выступления, потому что там был ставящийся на первое место КВН.

Эдуард Динмухаматович, конечно, когда-то должен был уйти. Но сам, а не потому, что устал от отношения и борьбы. Его должны были проводить с почётом и праздником — позвать всех выпускников-театралов, говорить речи и показывать отрывки из наших спектаклей.

Но у нынешнего декана не хватило даже смелости поговорить о случившемся, не то, что признать несправедливость. Евгений Дроботушенко заявил по телефону, что всё неправда, а он не собирается отчитываться перед журналистами. Что ж, для разговора нужна была смелость, которой не нашлось.

Эпоха «Странника» закончилась. Даже если придёт другой режиссёр, и найдут помещение. Тот «Странник» остался в наших воспоминаниях, в трепете от фразы перед спектаклем: «Ребята, готовы?»

Это была любовь и мне бесконечно больно, что так всё закончилось.

Егор Захаров: За решёткой пол-Читы

Популярную нынче тему российских колоний в непопулярном разрезе подняла «Газета.Ру». Текст посвящён не одному известному заключённому, не пыткам, не царящим за решёткой порядкам, и даже не работающим там колл-центрам. Издание рассказало о тех, кто вышел на свободу и понял, что свободы нет.

«И у многих, как у меня, есть одно желание — вернуться туда, где тебя понимают — в тюрьму. По-другому никак. Там кормят, да, иногда обращаются хуже, чем с животными, но хотя бы есть компания, а внешний мир просто выкидывает таких, как я, на мусорку, и в итоге психика сильно нарушается», — приводится в тексте цитата одного из людей, отбывших два срока.

Текст в целом и о том, что общество — по крайней мере, официальная его часть — стигматизирует бывших заключённых, и том, что к жизни на воле их не готовят.

Усреднённая картина примерно такая — попавший в колонию мужчина за время отбытия срока теряет навыки обычной жизни, привыкает к другим моделям поведения и общения. А вокруг забора меж тем всё стремительно меняется, в том числе умирают родные, уезжают друзья.

Что из этого происходит в 2013 году показали забайкальцы Роман Хлюстов и Баяр Барадиев.

Официальная статистика говорит, что в фильме совсем немного вымысла. По данным за 2020 год, впервые попали за решётку более 144 тысяч человек, повторно — 81 тысяча россиян, а в третий и более раз — 149,5 тысячи. Без малого — половина населения Читы, выброшенного из жизни.

«Редколлегия»: Без трусов, но с флагом — что не так с развитием плавания в Забайкалье?

НазадВперёд
1 отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

".Но как на грех, дела в колхозе шли плохо. То есть не так чтобы очень плохо, можно было бы даже сказать - хорошо, но с каждым годом всё хуже и хуже." 

(Владимир Войнович)