Р!
17 МАЯ 2021
16 мая 2021

Как эффективнее подержать людей за дебилов — разбор недели

В Краснокаменске ямочный ремонт осуществили ватными штанами, в Чите прошёл первый дождь, неизвестный предприниматель подарил печь детдому, в котором до этого приходилось руками держать дверку печи при выпекании булочек и запекании рыбы, в первой городской больнице упал лифт с пациентами и медсестрой. Что ещё важного произошло на этой неделе и что это значит — в воскресном разборе редакции «Чита.Ру». Также впервые в разборе — колонка из Иркутска, написанная нашим тамошним шеф-редактором Зоей Кузнецовой, и сразу прекрасная.

Зоя Кузнецова: Жизнь и пиар в городе трудовой доблести

Дорогая Чита, пишу тебе из Иркутска, города трудовой доблести. Нам присвоили это звание год назад. Чиновники сразу очень обрадовались. Очень удачно совпало – как раз были выборы губернатора, можно было бы поставить стелу в честь и торжественно открывать.

Мэрия Иркутска стремительно пообещала, что монумент будет в сентябре возле Вечного огня! Что есть эскиз! И проект! Их, правда, никто так и не увидел, потому что в Москве решили, что надо однообразненько – проект стелы выбрали всероссийским голосованием. Помнишь, в прошлом году вообще было модно так. Историю тихонько замяли, только в декабре признались, что перенесли установку на когда-нибудь потом, когда определят, что ставить-то уже.

Впрочем, почему-то мне кажется, что городская администрация не сильно расстроилась. В этом году же тоже выборы — в Госдуму, тоже можно красиво открывать. Чтобы немножко показать свою открытость и освежить тему, мэрия весной решила поиграть в народное голосование – предложила иркутянам выбрать место, где эта стела будет стоять. Опрос сделали на сайте мэрии, в нём было пять вариантов. Мэр Руслан Болотов со ссылкой на анонимных экспертов дал подсказку, за какой надо голосовать.

Ирония этого опроса была в том, что ровно через сутки возможности выбрать вариант ответа «ограничили» из-за «хакерской атаки» и накрутки голосов. Тут «ограничили» можно читать как «заблокировали». У меня, например, за 10 дней, пока длилось голосование, не получилось проголосовать ни один раз (а я пробовала каждый день) – сразу выбрасывало на результаты.

Шесть дней после окончания голосования мэрия придумывала, как так выйти красиво из нелепой истории с «хакерской атакой», и не придумала. 14,3 тысячи голосов из 17,7 тысячи, конечно, сняли, потому что они, по данным администрации, были накручены, но вообще сделали лицо, что всё в порядке. Победил в голосовании внезапно вариант, который озвучил в самом начале мэр.

На этом испанский стыд бы и закончился, но возникла нелепая путаница со сроками установки стелы. Сейчас главный архитектор Иркутска на сайте мэрии говорит: в этом году – камень на месте стелы, в следующем – стелу. А глава местного отделения «Единой России» и мэр на сайте ЕР – что стела будет уже в сентябре, ко дню окончания Второй мировой войны.

В общем, я не знаю, дорогая Чита, зачем обычному иркутянину звание «Город трудовой доблести», потому что все, кому это важно, знают и помнят про Победу и про вклад в неё Иркутска, а тем, кому всё равно, – ни звание, ни стела не поможет. Но я знаю, зачем это звание чиновникам – чтобы неловко и нелепо пиариться на стелах, открытиях и фейерверках. Если нельзя на нормальных дорогах, удобном транспорте и прибранных дворах, то что ещё остаётся, если выборы на носу.

Андрей Козлов: Евгений Витальевич, прекратите рисовать прожекты и займитесь городом

Шум вокруг возможного присвоения Чите звания «Города трудовой доблести» на этой неделе достиг промежуточного апогея. Единороссы проводят про это пресс-конференции, идею поддерживают депутаты и сенаторы, в Москву, наверное, летают гонцы с пачками подписных листов.

Глава гордумы Читы Евгений Ярилов не стал ждать победы и нарисовал эскизы значка, медали и стелы, которые будут посвящены званию «Город трудовой доблести» в случае его присвоения: «Это проекты, по большому счёту, это мечта, которая может стать реальностью только в случае, если мы в этом конкурсе победим».

По его замыслу, в центральной части значка будут изображены три основных символа трудовой доблести военных лет: горнодобывающее производство, железная дорога и сельское хозяйство. В верхней части значка – орден Октябрьской Революции.

Посетители «Чита.Ру» мгновенно отреагировали на призыв Ярилова предлагать свои вариант (орфография и пунктуация сохранены:

— Эскиз медали-Круг, в кругу кресты вместо комбинатов и фабрик и кости и черепа.А над медалью "золотой" убитый трамвай;

  • Все красиво и печально, про какой город трудовой славы говорите, про то как наши предки трудились на благо всей страны, так мы и так без вас это знаем и помним, или про то что оптимизаторы управленцы просрали, а сейчас во все глотки орут что мы помним мы гордимся;
  • У меня нет слов. Они как ополоумевшие с этим званием! Для получения данного звания городу они палец об палец не удвоили, но стараются оставить свой след в истории Читы и Забайкалья. Работайте лучше. Проблем нет больше? Как же вы достали публиканты.! Звания ещё нет, а медаль готова! На большее ума не хватает. Сапожников денег просит с Осиповым. А Ярилов медали штамповать готов, а головное по быстрее ими кого-нибудь наградить. Ребята задайте себе вопрос вы на своём месте или нет?
  • На значке должен быть портрет скачкова на фоне магазина абсолют.

К середине апреля я уже смирился с активностью вокруг города трудовой доблести – ну, важно кому-то использовать эту тему в предвыборной кампании (может, даже, есть в Чите люди, которые искренне считают, что это важно), ну и бог с ним. Но меня изумляет, что во всей этой предвыборной возне делает глава гордумы Ярилов.

Человек без месяца 2 года возглавляет представительный орган города, но я никак не могу понять, какую функцию он там выполняет. Мы всё время пытаемся докричаться до Ярилова – Евгений Витальевич, вы чем там заняты, но Евгений Витальевич с упорством проклятого проводит заседания координационных советов, пишет стихи и теперь вот рисует проекты стел и памятных значков.

Мне постоянно хочется спросить Ярилова — Евгений Витальевич, вы давно вообще выходили на улицы родного города? Вы видели, во что его превратили ваши предшественники и в каком законсервированном состоянии теперь его держите вы с главой администрации города Сапожниковым? Вы давно совершали променад вокруг хотя бы здания городской администрации? Вы ведь окружены помойками, медленно догнивающими остатками культурного наследия и раскрашенными половой краской бетонными блоками.

Я помню Читу ещё немного другой. Я искренне любил этот город в начале нулевых, когда только приехал сюда из своих бесконечных военных гарнизонов. Можно, конечно, отнекиваться темой про то, что тогда деревья были большими, но в Чите даже это устойчивое выражение нельзя использовать в ироничном внимании к вечной привычке человека видеть в своей юности только хорошее.

Нельзя, потому что тогда в Чите деревья и правда были большими. Они были, но вы, Евгений Витальевич, их вырубили практически во всём городе. Можно сказать, что этим не Ярилов занимался, но городом много лет управляет партия «Единая Россия», видным представителем которой Ярилов является, а уничтожение деревьев при Сапожникове-Ярилове продолжается в том же режиме, в котором оно шло все предыдущие годы.

В Чите были большие деревья, советские ещё скверы, раскиданные по всему городу, почти не было бездомных собак, а половина центральных улиц не была закрыта заборами, скрывающими беспросветный мрак в глубине кварталов. Ещё дышал Машзавод, работала проходная у станкостроительного завода на ГРЭСе, и мне кажется, что на Кеноне можно было ещё взять в прокат деревянные лодки.

Это время нельзя идеализировать, потому что в стране царил настоящий мрак, который так нравился нашим зарубежным партнёрам, в Чите властвовали кровавые бандитские группировки, а ночью было страшно ходить по улицам. Но если федеральные власти с тех пор умудрились построить почти новую страну, а полиция переловила всех бандитов, то городские власти за это же время почти полностью уничтожили всё очарование города – и то, что осталось с дореволюционных времён, и то, что с таким трудом и любовью создавали советские люди.

Самое главное, чего мы лишились в Чите за последние 20 лет – это надежды. Надежды на то, что хоть когда-то будет лучше. Что оставшиеся деревья не выпилят. Что на улице Ленина перестанут втыкать торговые центры между красивейшими старинными зданиями. Что когда-то исчезнут помойки. Что кто-то переловит злобных бездомных собак.

Выпилят. Не перестанут. Не исчезнут. Не переловят.

Ярилов и Сапожников волею политтехнологов – нынешние символы этой безнадёги. «Круг, в кругу кресты вместо комбинатов и фабрик, кости и черепа. А над медалью «золотой» убитый трамвай», — идея нашего читателя вполне дееспособна.

Мы убили всё производство в городе, разрушили советское наследие и не смогли сохранить хотя бы историческую память. Мы топчемся по истории, науке, разрушаем исторические здания и уродуем свои улицы. Мы выпилили все деревья, залили асфальтом помойки и окончательно переместились в иллюзорный мир, который нам раз в два года рисуют политтехнологи.

Я ничего не жду ни от Ярилова, ни от Сапожникова – это случайные люди, не обладающие ни опытом, ни знаниями, ни, кажется, желанием эти опыт и знания получать. И тому, и другому вместо стихов и эскизов, вместо вручения наград и выступлений в Instagram нужно засучить рукава и заняться городом, а не политикой. Ваша политика осталась в 2019-м году. Найдите в своём сердце настоящее, а не высосанное из пальца для публики гражданское сознание, поговорите сами с собой и остановите тот трэш, в который медленно погружается любимый мной город.

«Редколлегия» про третью волну коронавируса, которой не может не быть. Также внутри тезис для тех, кто боится вакцинации: они должны перестать ходить к стоматологу и в рестораны:

Татьяна Пояркина: Дело в камне — как строят спортивные объекты в Забайкалье

На этой неделе РИА Новости сообщили, что в Забайкалье к 2024 году построят малоформатный футбольный манеж с искусственным покрытием, три стадиона, четыре полноразмерных поля и 13 мини-футбольных площадок.

Министерство спорта России, Российский футбольный союз (РФС), правительство Забайкальского края, а также местная федерация футбола заключили соглашение о сотрудничестве и взаимодействии в сфере развития футбола.

«Мы планируем сделать акцент на масштабном развитии инфраструктуры и системы детско-юношеских соревнований и фестивалей. Четырнадцать стадионов и футбольных полей, в том числе стадионы «Темп», «Юность» и «Юность-2», будут реконструированы и приведены в соответствие с современными стандартами качества. В регионе будут открыты ещё три спортивные школы, появятся новые квалифицированные тренеры и судьи», — сообщил министр спорта России Олег Матыцин.

Может быть, вы в курсе, но где лукодром? Его с 2013 года «строят» все губернаторы Забайкалья. Но за 8 лет смогли только разработать проектно-сметную документацию, и то, непонятно, прошла ли она Госэкспертизу.

Может быть, вы в курсе, но где биатлонный комплекс? Тот самый, который должен был обеспечивать «круглогодичную подготовку спортсменов различной квалификации по биатлону, лыжным гонкам, зимнему двоеборью и троеборью, зимнему ориентированию, в том числе, возможно, и подготовку сборной команды России по биатлону и другим видам спорта к Олимпийским играм 2022 года»? Его, кстати, обещали запустить вот в 2021 году.

История закончилась так: «Подрядчика нет, средств нет, срок окончания строительства не известен».

Может быть, вы в курсе, но где 50-метровый бассейн с олимпийской дорожкой на КСК? О нём начали громко говорить два года назад. В Забайкалье даже приезжал президент Всероссийской федерации плавания, 4-кратный олимпийский чемпион Владимир Сальников, который на встрече с нашим губернатором Александром Осиовым, обсудили и решили, что бассейну быть.

Прошло два года: «Денежные средства на разработку проектно-сметной документации 50-метрового бассейна будут выделены, когда появится понимание, из каких источников будет вестись строительство».

Может быть, вы в курсе, но где зал для спортивной гимнастики? Он бьёт все рекорды по долгостроям. Двадцать лет его обещают построить. Там даже была готова проектно-сметная документация. Назывался сроком 2021—2022 год, а потом его перенесли на 2024-й.

Недавно на месте, где должны были построить зал для гимнастов, заложили камень будущего центра развития бокса Забайкальского края. Да. Заложили. Да. Камень. И сразу появилась вера в то, что его построят. Всё-таки не просто разработали проектно-сметную документацию, нашли деньги на строительство и добросовестного подрядчика, который умеет работать в срок. А заложили целый камень.

Думаю, чтобы к 2021 году в Забайкалье точно появились футбольный манеж и несколько стадионов, нужно срочно заложить повсюду камни. Так построим. Так победим.

Екатерина Шайтанова: Любовь и голуби. Но вообще — война и немцы

По пресс-конференциям партии «Единая Россия» в последние годы в Забайкалье можно определять близость выборов. Я ещё помню времена, когда пресс-конференции в ЕР шли по графику — о фестивалях, о турнирах, об итогах конференций, о праймериз, о ремонте дворов — и я, будучи газетным журналистом, изо всех сил пыталась их избежать. Теперь это редкое мероприятие, могло бы быть хитом сезона. Хотя кому я вру — не могло.

Более того, судя по новостям, это, скорее, некоторое препирательство правящей партии с теми, кто за неё не голосует, в котором никого не волнуют ни учительские зарплаты, ни ямы на дорогах, а волнует, как с минимальными трудозатратами подержать людей за дебилов.

Вот картина первая, космическая.

Журналист: Почему в граффити на детской спортшколе с изображением Юрия Гагарина во фразе «Время быть первым» выделены буквы ЕР?

Один единоросс: В партии посчитали «это уместным», «это такой дизайн, дизайн-код».

Второй единоросс: Буквы не говорят о принадлежности к «Единой России», «это просто», а также это художник сделал — он так видит.

Снова один единоросс: Но вообще это коллегиальное решение, а не художника.

Художник: (молчит).

Главный единоросс (который за трудовую доблесть): «А вы что сделали?»

Снова один единоросс: Может, это вообще не «Единая Россия», а Егор какой-нибудь там… Рыбаков, правильно?

Экс-главные единороссы Анатолий Романов или Степан Жиряков, да что там говорить, даже Дмитрий Кочергин, читающие новость: (трут руками лицо).

Картина вторая. Феерическая.

Журналист: Как официальный ответ партии на наш запрос оказался в провластном анонимном телеграм-канале «Забайкальский краевой»?

Единоросс: «Это наша личная кадровая история, и я не хотела бы её озвучивать».

Главный единоросс (который за трудовую доблесть): Встретьтесь с нами лично, чтобы узнать, «кто и в чём там прокололся».

Журналист, который с ними уже совершенно безрезультатно встречался лично: (щипает себя за руку).

Экс-главные единороссы Анатолий Романов или Степан Жиряков, да что там говорить, даже Дмитрий Кочергин, читающие новость: (наливают коньяк).

Картина третья. Привычная.

Журналист: (ничего не успел спросить)

Главный единоросс (который за трудовую доблесть): Вы всё вырвали из контекста.

Экс-главные единороссы Анатолий Романов или Степан Жиряков, да что там говорить, даже Дмитрий Кочергин, читающие новость: (хмуро молчат).
____

Сними по этому кино — будет война и немцы. Драмеди.

Егор Захаров: А мы чего сделали?

Многое из того, что делает партия «Единая Россия» мне кажется милым и добрым. Это касается раздачи масок на улицах, доставки воды в моностационары и уборки мусора на улицах.

Вообще я считаю, что политические партии должны не убирать мусор, а создавать на законодательном уровне условия для того, чтобы чистоту своевременно наводили и поддерживали специальные организации.

Городом руководят два единоросса — так спросите по-свойски у них, чего мусор-то валяется? Денег в бюджете нет? Так у вас же в гордуме партийное большинство — пересмотрите бюджет, премии этим двум единороссам урежьте что ли, в качестве порицания. Вообще денег нет? Так у «ЕР» три четверти мандатов в Госдуме. Скажите им что-нибудь, чай не чужие люди. Да и вообще как так получилось, что под вашим мудрым руководством в стране растёт число миллиардеров, а мусор с улиц всё равно рядовые члены партии убирают?

Но у некоторых членов партии власти руками получается работать лучше, чем головой — пусть хоть мусор убирают.

То же самое касается и других партийных проектов. Не получается, понимаешь, у «ЕР», несмотря на большинство в Госдуме, создать светлое будущее. Ну пусть хоть точечно какие-то вопросы решит, помахав заодно флагами. С паршивой овцы, как гласит народная мудрость, хоть шерсти клок.

Граффити с Юрием Гагариным в Сосновом Бору в целом тоже довольно хороший проект. Зачем было его портить выделением букв — я ума не приложу. Потешить тщеславие? Да какое может быть тщеславие у партии, которая почти 20 лет не имеет никаких почти политических соперников? Примазаться к подвигу Гагарина? Ну, это вполне вероятно. Пусть и подло. Что эти люди завтра придумают? Прифотошопят на знаменитое фото с рейхстага партийный флаг?

Ещё один момент — размещение этих заветных букв на детской спортшколе. Вы помните, как в начале года нам из каждого утюга вещали, что вовлечение детей в политику — это мерзко, низко, противозаконно и вообще фу-фу-фу. Вы чем отличаетесь от известного блогера, которого шельмовали все — от школьных учителей, заканчивая ведущими федеральных каналов?

Самое забавное в этой истории, что на пресс-конференции единороссы не понимают, о чём идёт речь. А секретарь регионального отделения Александр Скачков этим, кажется, даже гордится. На вопрос — какого чёрта вы намалевали свой логотип мало того, что рядом с Гагариным, который к вам никакого отношения не имеет, так ещё и на спортшколе? Он отвечает: а вы чего сделали?

Мне кажется, что господин Скачков с таким подходом будет прекрасным депутатом Госдумы. На любой вопрос про его работу в думе — про закрытие больниц, рост цен, запрет интернета — на любой, он ответит: а вы-то чего сделали?

И будет, в общем-то, прав. Мы ничего не сделали, чтобы нам не задавали такие вопросы.

«Редколлегия» о том, зачем это всё:

Юлия Скорнякова: Cохраним лес всеми ЛЭПами

Микрорайон Берёзка в Чите – это место между более известным в городе райончиком Заингода (когда-то наверняка на вопрос «Где?» махали рукой: «Там, за речкой Ингодой) и источником минеральной воды «Молоковка». Есть тут и прекрасная спортплощадка, и спортивная база со сморщенными домишками советской эпохи. У подножий небольших сопок, прямо у кромки леса, рассыпались жилые домики, ветер доносит на склон лай собак и гусиное гаканье.

Две недели назад здесь был лес, сегодня – пни и валы из стволов и пока ещё зелёных веток. И вроде как причина понятная – пилить начали из-за расширения чистой зоны вдоль линий электропередач.

«Выполняются плановые работы в соответствии с актуальными требованиями законодательства об охранных зонах ЛЭП. Мероприятия необходимы для предупреждения аварийных ситуаций на магистральной линии электропередачи с классом напряжения 220 кВ, обеспечивающей выдачу мощности Читинской ТЭЦ-1 потребителям Забайкальского края и питающей Транссиб», — объяснили в компании «Магистральные электрические сети Сибири» (МЭС Сибири).

Пилившие десятки сосен на протяжении сотен, а то и тысяч метров рабочие разводили руками: нормативы изменились, и сейчас просека должна быть едва ли не 25 метров от провода до первого дерева.

Вот только не учли разработчики, сколько квадратных километров и без того уже изрядно уничтоженных лесорубами и пожарами деревьев придётся уничтожить. Безопасность ЛЭП по время ветров с трещащими поперёк деревьями – это хорошо, но когда пишешь нормативы где-то в кабинете на коленке, потом выходит, что сохранять становится нечего.

Здравствуй, пустыня.

Дарья Кливенкова: Реставрация, которой не успеть

Новости о реставрации памятников и исторических зданий в Чите нечасто радуют нас. На этой неделе мелькнула надежда для одного из зданий — на сайте госзакупок администрация Читы объявила конкурс на реставрацию здания бывшего эвакуационного госпиталя на улице Ярославского, 47. Сейчас помещение в плачевном состоянии, но там учат детей прекрасному — вероятно, на контрасте. С декабря 2015 года в нём находится филиал Детской школы искусств № 1 имени Будашкина. Этому зданию 86 лет,и потратят на его спасение 41 миллион рублей. Это и федеральные деньги, и средства муниципального и краевого бюджетов.

Закончат работы в какие-то невероятные сроки — за четыре месяца подрядчик должен будет поменять отопление, перекрытия и окна, и управиться к 1 сентября.

Сумма для таких работ небольшая, но для изголодавшейся по реставрации Читы — радостная. Самостоятельно город ничего подобного сделать не сможет, конечно. В прошлом году просто на содержание памятников администрация потратила лишь 6,7 миллиона рублей, и то большая часть средств ушла на содержание мемориалов. Деньги на поддержку других зданий пришлось искать внебюджетные и, по сравнению с необходимыми суммами, они крошечные. В 2021 году на сохранение истории заложили в бюджете ещё меньше — 5,6 миллиона рублей. Эта сумма не покрывает поддержку даже текущего состояния, о реставрации речи не идёт.

Сейчас из всех потрëпанных годами исторических зданий повезёт одному. Вроде бы и хорошо, но свербит мысль, что деньги выделяются гораздо медленнее, чем здания разрушаются и горят. Тот же дом Шиллинга стоит после пожара и ждёт своих 95 миллионов рублей с 2017 года. И похоже, всё мы спасти не успеем.

В «Редколлегию» пришёл руководитель Центра управления регионом (ЦУР). Говорит — они не очумели от безделья:

НазадВперёд
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Истеричное паразитирование верхов на подвигах СССР, указывает, что мы уже основательно уперлись лбом в стену тупика. Так как те кто сидят наверху, ничего нового придумать просто не способны, они теребят до дыр все проверенные временем, события, но так как они бесталанны, от слова "совсем", то всё за что они не возьмутся, в итоге превращается в гадость, как например данный "пЕР". Плюс происходящего, в том, что все меньше населения находятся в розовых очках, и все больше тех, кто осознает неизбежную необходимость перемен.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Искривленное сознание авторов. В начале 2000-х работал машзавод? Лодки на Кеноне? Деревья большие? Деревья были, переросшие тополя и море пуха. В цеху оставшемся от машзавода точили за деньги что закажешь. На Кеноне вместо сгнивших лодок появились первые виндсерферы. В целом город был похож на брошенный военный городок. По сравнению с тем, сегодня просто Рио-де-Жанейро.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Пипл  все схавает

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

У главного корпуса ЗабГУ вчера тополя сначала обкромсали, а теперь и вовсе пилят.