НОВОСТИ
18 ФЕВРАЛЯ
17 февраля
16 февраля
15 февраля

Прошлое и будущее Забайкалья глазами журналистов, экономистов и политиков: обзор краевой прессы за 5-7 ноября

Выставляя субъективные авторские оценки читинским газетам, вышедшим в свет на уходящей неделе, нельзя не отметить, что самым интересным был «Эффект».

Бывший руководитель комитета экономики Читинской области в интервью изданию внятно разъяснил читателям возможные последствия финансового кризиса для экономики региона. Китаист Александр Тарасов опубликовал очередную заметку о жизни китайского приграничья – на этот раз автор описал период 40-х годов XX века. Борис Витковский, о здоровье которого на минувшей неделе беспокоились читинские блоггеры, увлекательно рассказал читателям о своём опыте участия в митингах на 7 Ноября в 70-х и 80-х.

Обречённые скверы, горы и железные дороги

«Эффект» продолжает публиковать снимки тех мест в Чите, где вместо зелёных уголков ушлые строители построили кирпичные здания. На этот раз внимание автора - видимо, Елены Юровой, привлёк пятачок на перекрёстке Ленина и Журавлёва, около Центра восточной медицины. Автор уверен, что раньше это был единственный озеленённый участок на улице Ленина слева от площади. Но «в условиях читинской градостроительной политики он оказался обречён на гибель»: «Привлекательность земли на центральной торговой улице города. Её высокая цена не оставили шанса деревьям».

Говоря о зелёном сквере, Юрова, видимо, имеет в виду какие-то незапамятные времена - как минимум десятилетней давности. Потому что последние 10 лет на этом пятаке около остановки «Скороход» находился продуктовый магазин с уличным кабаком. Напротив магазина располагались грязные кусты, а в грязных кустах - наполовину разломанные грязные лавки. Сквер, видимо, почил тут ещё в 90-х. Поздно то есть опомнились.

На соседней полосе заведующий кафедрой журналистки Забайкальского педуниверситета Владимир Тихомиров продолжает беседовать с Евгением Касьяновым, который в 90-х годах возглавлял областной комитет экономики.

Собеседник Тихомирова на пальцах разъясняет, почему масштабного освоения юго-востока Забайкальского края в ближайшие годы не будет ни при каких обстоятельствах: «Норникель» закредитован очень сильно - у него большой кредитный долг, причём перед западными банками. Ещё недавно на мировом рынке никель стоил 51 тыс. долларов за тонну, сейчас - 13 тыс. долларов. Это - основной продукт холдинга, поэтому у «Норникеля» сейчас своих ресурсов для освоения месторождения просто нет».

Касьянов опровергает тезис одного из совладельцев холдинга Владимира Потанина о том, что месторождений много не бывает: «Это утверждение имеет смысл в других экономических категориях. Надежда была на растущий рынок, на увеличение капитализации. А во что эта капитализация превратилась теперь, мы сегодня видим. Плюс ко всему, мы уже давно наблюдаем внутренние противоречия, вернее, раздоры между основными акционерами - Потаниным и Прохоровым».

Собеседник Тихомирова считает, что максимум, на что может рассчитывать «Норильский никель» в Забайкалье в настоящее время - освоение наиболее изученных Быстринского и Бугдаинского месторождений. «Если строительство обогатительных фабрик на этих двух месторождениях произойдёт даже в более скромных масштабах, чем публично заявлялось, то это максимум, мне кажется, на что можно рассчитывать».

Не видит бывший глава комитета экономики особых перспектив для скорейшего освоения Удоканского месторождения меди: «Цены на медь в мире падают, за последние годы снизились в 3-4 раза. Значит, продать продукцию подороже не получится. Продать больше - тоже проблема, поскольку меди в мире много, недостатка на рынке этой продукции нет. Произвести подешевле, то есть издержки снизить? Но суровые климатические условия, отсутствие достаточных местных трудовых ресурсов, электроэнергии в нужном количестве... Сами посудите, можно ли при таких условиях рассчитывать на снижение издержек производства? Скорее наоборот».

Впрочем, Касьянов считает, что перспективы у Удокана есть, просто это - вопрос времени. При этом он предлагает забайкальцам готовиться к худшему: "Трудность в том, что Забайкальский край относится к числу самых отсталых в социально-экономическом плане регионов России и даже Сибирского федерального округа. И постепенно мы сполна ощутим на себе влияние кризисных явлений. Поэтому, с моей точки зрения, уже сейчас надо принимать упреждающие меры».

В числе упреждающих мер, рекомендуемых экономистом, - адаптация «бюджета вчерашнего дня» на 2009 год к новым условиям, снижение госрасходов, увеличение дефицита бюджета и определение приоритетов в расходных обязательствах: «Надо создавать агентство, которое занялось бы строительным сектором экономики. За счёт бюджетных средств следовало бы выкупить у застройщиков незавершённые жилые дома, но допуская такого страшного явления в рыночных условиях, как недострой. То есть смягчить кризис, поддержать застройщиков именно живыми деньгами, поскольку им сейчас очень не хватает средств».

«…за этот позор вся русская община очень скоро сильно поплатилась»

Александр Тарасов публикует в «Эффекте» очередной материал, ради которого стоит купить газету. Китаист рассказывает «об одной из самых страшных страниц русской эмиграции в Китае - беззащитных русских женщин, которые во всякие военные передряги в соседней Маньчжурии становились объектом насилия со стороны военных - японских и советских».

Тарасов вспоминает про 1931 год, когда японские войска вторглись в Китай, и большая часть русских эмигрантов 5 февраля 1931 года радостно приветствовали в Харбине японцев: «Многие русские приветствовали японских солдат криками «Банзай» и били китайцев. Русские девушки забрасывали входивших в китайские города японских солдат цветами. Но приветствия в адрес оккупантов звучали недолго, за этот позор вся русская община очень скоро сильно поплатилась. Вскоре, как пишет исследователь Балмасов, начались прижимания эмигрантов, издевательства, изнасилования русских женщин и даже убийства».

Автор приводит примеры: «В китайском городке Хэндао в апреле 1932 года по подозрению в подрыве японского эшелона по была проведена карательная операция. Арестовали 400 русских и китайцев, из которых без суда и следствия были убиты десятки человек. Карателями также были изнасилованы десятки девушек, русских и китаянок, среди которых были и не достигшие 10-летнего возраста девочки, пятеро из них скоро умерли».

А в победном 45-ом, по информации Тарасова, русским в Китае пришлось привыкнуть к зловещей для эмигрантского слуха аббревиатуре - СМЕРШ: «В августе-сентябре 1945 года сразу вслед за армией в Харбин вошли смершевцы, началась охота на людей. В 1990-е в одном из номеров газеты «На сопках Маньчжурии» мне попался страшный документ - очерк под названием «50 лет молчания с посвящением: «.. тем девчонкам и мальчишкам, которые, как и я, попали в застенки СМЕРШа». Он был подписан латинскими буквами N.N.».

«По сей день помню август 1945 года, когда мы – молоденькие девчонки, будущие студентки, бегали встречать «освободителей», бросали цветы, улыбались, радовались – ведь пришли же русские, свои, - пишет автор, скрывавшийся под псевдонимом N.N. – Победа!»

В одну из сентябрьских ночей 45-го неизвестного автора арестовали и увезли на допрос. «Начали допрос – фамилия, имя, отчество, возраст и так далее – в какой диверсионной группе состояла, какие террористические акты готовила и вела против СССР? Весь допрос они сопровождали ужасными, грязнейшими ругательствами. Требовали, чтоб на кого-нибудь указала, назвала имени и фамилии. Допрашивали оба, по очереди, что-то писали на листах бумаги. Так продолжалось несколько часов».

Потом, если верить рассказу девушки, её раздели догола, насиловали три ночи подряд, а потом отпустили: «Не хочу описывать встречу с мамой. Хочу сказать, что с перерывами спала неделю. Даже ей я не рассказала о том, что делали со мной, как надругались, убили во мне всё, искалечили моё тело и душу. Будь они прокляты!»

«Прошло уже больше полувека с того времени, когда большинство русских эмигрантов в 1954-56 годах были вынуждены покинуть Китай, приютивший их в лихолетье гражданской войны, - пишет Тарасов. - Однако, история этого сложного явления в жизни нашей страны продолжает волновать не только исследователей - в горькой судьбе эмиграции видится отражение нашей большой и грустной страны».

Уроки коммунизма от живых и мёртвых

«Земля» рассказывает о митинге, который прошёл 4 ноября на центральной площади Читы: «Около 500 читинцев, в основном активистов партии «Единая Россия», пришли на митинг, хотя погода благоволила празднику. Даже не более 15 депутатов Заксобрания края из 50 пришли на митинг. Постеснялся выступить на митинге и новый лидер единороссов – председатель регионального отделения партии Николай Гантимуров, в недавнем прошлом руководитель областного комитета сельского хозяйства и продовольствия. Дежурные речи, формальные слова не создали праздничного настроения у присутствующих. Поэтому и праздничный концерт начался, когда на площади имени Ленина осталось только несколько десятков людей. Одним словом, отметили национальный праздник ради проформы».

Главный редактор «Земли» Виктор Родионов рассуждает о значимости революции 1917-го года, считая её неизбежной: «Это очевидный факт. Другое дело, что совершая немыслимые для мира социалистические достижения, не считались ни с чем и ни с кем. Российский человек жил под постоянным страхом – либо расстреляют, либо посадят. Но такова человеческая сущность: выражать недовольство всем и вся».

Родионов никак не может уразуметь, почему в XXI веке «образованные люди-правители, познавшие мир и великодушно любящие собак, кошек и лошадей, продолжают ненавидеть целые народы»: «Евреи ненавидят палестинцев, американцы – чуть ли не все страны, не то что сказавшие, но даже пикнувшие о нехорошести «дяди Сэма». Дикость да и только».

«Коммунист Забайкалья» напоминает, что такое советская власть. Перед читателями выступает полное собрание сочинений Владимира Ленина: «Прежде государством управляли так или иначе богатые или капиталисты, а теперь в первый раз управляют государством, притом в массовом числе, как раз те классы, которые капитализм угнетал. Только рабочие, только трудящиеся крестьяне, исключая эксплуататоров, составляют массовые организации – Советы, и этим Советам передаётся вся государственная власть».

Издание рассказывает о третьем пленуме крайкома КПРФ, на котором подведены итоги выборов в Заксобрание края. Приводятся слова первого секретаря краевого комитета Сергея Сутурина: «Одаривание, подкуп избирателей становятся нормой избирательного процесса, особенно кандидатов-одномандатников от партии власти». Выступавшие на пленуме коммунисты, по информации издания, предложили фракции КПРФ в Заксобрании внести на обсуждение законопроект об отзыве депутатов из парламента.

Беседы с коммунистами продолжают «Аргументы и факты-Забайкалье» - журналист издания Екатерина Шайтанова берёт интервью у старейшего депутата Законодательного собрания Забайкальского края Михаила Матафонова: «С Михаилом Ивановичем в городе почтительно здороваются. В дни выборов именно после его обращений по радио повышается явка в районах области. В его бытность первым секретарём в Чите появился камвольно-суконный комбинат, были открыты политехнический институт и институт экономики и права, защищены в комиссии по госзапасам запасы Удоканского месторождения, построены ГРЭС и Читинский участок на БАМе».

Матафонов вспоминает, чем являлся для Читы и страны КСК: «Гигант лёгкой промышленности производил 470 миллионов погонных метров ткани в год, обеспечивая, к примеру, школьной формой 80% школьников Советского Союза. Восемь тысяч человек работали на комбинате, который потом был бездарно разрушен. Новые ткацкие станки, которые ещё не были установлены, а находились в резерве, потом были увезены на металлолом в Китай».

Сравнивает времена СССР с современностью: «В 70-80-х годах область обрабатывала 2 миллиона 200 тысяч гектаров земли и производила в год 1 миллион 200 тысяч, а иногда и больше, тонн зерна. Тогда население составляло 1 300 000. А когда зерна производится по тонне на жителя – значит, регион работает нормально. Сейчас же в обработке находится около 230-250 тысяч гектаров».

Оценивает выборы: «Нынешние выборы не идут ни в какое сравнение с теми, что проводились в Советском Союзе. Последние состоявшиеся выборы – в Заксобрание Забайкальского края - это были не выборы, а чёрт знает что. Никогда в советское время не было административного нажима, подкупа избирателей… Не было такого, что предвыборная кампания строилась на ремонте спортивной коробки или возведении детской площадки. Наказы были другими – построить комбинат, ветку железной дороги, школу, клуб большой. И наказы исполнялись».

Делится эмоциями: «Для меня этот день (7 ноября – С.К.) - из всех дней день. День, который определил судьбу. Мою личную судьбу. Судьбу целого народа, который смог вынести вон какую войну, за короткие строки восстановить Союз, полететь в космос, создать огромный экономический потенциал, который перестройщики до сих пор не могут разрушить. Разве можно сбрасывать со счётов культурную революцию в России? Неграмотная, лапотная страна превратилась в самую читающую».

Редактор «Вечорки» в последнем номере рассказывает об истинных причинах закрытия газеты: «На самом деле, нас необходимо было уничтожить. Ибо человек думающий не нужен, он опасен нынешней власти в Забайкалье. Исходя из этого, я полностью поддерживаю действия начальничков, принявших решение о закрытии «Вечорки». Забайкалью нужны газеты и телеканалы, возглавляемые конформистскими представителями партии власти».

Кантемир предлагает закрыть все газеты кроме «Забайкальского рабочего» и все телеканалы кроме «Альтеса»: «И тогда все вы, дорогие мои читатели-зомби, станете счастливыми. Вы будете верить в то, что в Чите работают все нацпроекты, нет низких зарплат и не существует проблем в ЖКХ, здравоохранении и образовании».

Обсудить на форуме