НОВОСТИ
24 ФЕВРАЛЯ
22 февраля

Кражи куриц в трёх томах. И снова очерки Жигулиной - обзор районной прессы

Под заголовком «Допекло» «Шилкинская правда» публикует крик души граждан села Митрофаново, в котором беспробудно пьют.

Митрофановцы собрали сход, куда вызвали торговцев спиртом. Как выяснилось, бывшие учителя в Митрофаново продают спирт бывшим ученикам.

«Вот уже 15 лет в нашем селе процветает свободная торговля спиртом. Но всё это было как-то тайно. Теперь он «бьёт» наверняка. А как на этом богатеют отдельные личности! Но какой ценой?» - бьют тревогу в Шилкинском районе.

«Первой досталось М. Пичуевой, - сообщает издание. - Эта всегда готовая постоять за себя женщина громко заявила, что торговал её муж, но горько за это поплатился. Второй была гражданка Глазырина. Она встала и чистосердечно покаялась, дала собравшимся слово никогда больше не торговать. Следующей была названа Пакулова. Против неё выступило много женщин, мужьям которых и даже детям она продавала спирт. Но гражданка Пакулова на сход не явилась, и дома её тоже не оказалось. Она встала на путь разложения личности, на путь лёгкой наживы, а ведь её призвание было учить детей морали и нравственности (она бывшая учительница). Собравшиеся решили пойти к ней с лозунгом: «Позор торговцу спиртом!»

Светлое будущее с иностранными инвестициями

О том, зачем в Александрово-Заводской район прибыл англичанин Алекс Арнолд, пишет 7 ноября «Заря»: «29 октября в районной администрации состоялась встреча с представителями компании ERM Wardrop (международного управления природными ресурсами). Алекс Арнолд - представитель английского филиала ERM и Анна Кощеева, Аркадий Рейменс - представители Московского филиала ERM прибыли в наш район для того, чтобы составить экологическое обоснование на строительство Бугдаинского рудника и разработку месторождения».

Издание напоминает своим читателям, что компания «Норильский Никель» совместно с государством взялась за реализацию национального проекта по юго-востоку Забайкалья, то есть начинает строительство железнодорожной ветки, которая пройдёт от Борзи через Алек-Завод вдоль русла реки Алснуй до Бугдаи, и промежуточной станции Бугдаин.

Представитель компании «Металлы Забайкалья» К.А. Михайлов сообщил на встрече с Алексом Арнолдом, что финансирование такой крупной частной компании, как «Норильский Никель» невозможно без иностранных инвестиций: «Без участия международных компаний не обойтись».

Подготовительная часть проекта - техническая, геологическая, экологическая, энергетическая, строительная, социальная и т.д. - уже делается. ERM взялась за обоснования экологического аспекта данного государственно-частного проекта, исследование социальных программ. Отмечено, что Алекс Арнолд ведёт сбор информации о сегодняшнем состоянии социальной сферы в Алек-Заводском районе, поэтому представители ERM встретились в этот день с главами сельских поселений Бохто, Нового Акатуя, Шаранчи, Онон-Борзи.

«В течение беседы были намечены задачи на ближайшее будущее по реализации очень важного в экономическом плане проекта не только нашего района, но и Забайкальского края в целом», - сообщает «Заря».

«Всегда преданный» землякам-красночикойцам Николай Бородин с некоторым запозданием выражает им благодарность и глубокую признательность за поддержку на выборах: «Делаю это сейчас ещё с большим убеждением и искренностью, потому что было время вдалеке от района осмыслить и обдумать итоги прошедших выборов. Несмотря на итоговые результаты выборов депутатов Законодательного Собрания Забайкальского края первого созыва, избиратели Красночикойского района продолжают доверять мне…» Также Бородин приносит заверения в том, что он всё всегда делал и будет делать для развития его родного чикойского края.

Кипящие с палеолита страсти

В оппозиционной «Новой газете» глава сельского поселения «Большереченское» Красночикойского района Анатолий Карпов излагает непростую историю поиска общего языка с местными властями. Всё до смешного просто и до слёз стандартно - у них распутица, в которую одна связь с миром – рейсовый автобус. А его нет. После выборов рейсовый автобус на Большую речку не ходит.

Карпов звонил всем: «Глава района А. Егоров сказал, что не в курсе, сослался на МУП «РЖКХ», и что этими вопросами занимается его заместитель Н. Алтынников. Позвонил в РЖКХ. Начальника на месте не было, ответила женщина. Сказала, что районная администрация должна им деньги, и пока они не будут перечислены, рейсовые автобусы на линию не пустят. Позвонил Н. Алтынникову, он сказал, что деньги РЖКХ отдали, но не все». На вопрос Карпова, как выходить из положения, Н. Алтынников ответил - ищи, мол, свой автобус и вози людей сам. И напомнил, что на перевозку более восьми человек требуется лицензия.

«Позвонил в районный комитет по имуществу В. Фадееву, спросил - на чьи деньги куплены автобусы? Получил ответ: на деньги районной администрации. Вот и думаю - если МУП «РЖКХ» не справляется со своими обязанностями, а у районной администрации не хватает денег на самые насущные нужды избирателей, не легче ли будет передать эти автобусы дальним в районе поселениям? Мы бы сами наладили перевозку людей», - настаивает Карпов.

И предлагает выход из положения: «В нашей школе есть два автобуса, но они стоят, гниют под открытым небом. Один - у директора школы в ограде, другой брошен в Котые. Считаю, что администрация района специально не передаёт нашей сельской администрации имущество, в том числе и эту технику. Мы уж думаем, что нас наказывают за то, что мы на этих недавних выборах проголосовали не так, как хотелось районной администрации».

На Большой речке неустойчивая телефонная связь, есть только утром и вечером, днём - отсутствует. Ни первая, ни вторая телевизионные программы толком не показывают, А когда в школьной котельной включают дымосос, телевизоры не показывают вообще.

«Мы практически оторваны от мира - ни связи, ни телевидения, ни транспорта. Хотя считаю, что решение всех этих проблем в компетенции районных властей», - заявляет Карпов. Деньги в РЖКХ, на его взгляд, всё-таки имеются: «Без средств едва ли можно было такую контору отстроить с банкетным залом».

В «Новой…» же «…газете» публикуются главы из поэмы Николая Казыкина, бывшего первым секретарём райкома партии, которого знали все - «Родина моя – Чикой»:

«Летом внуки приезжали,
«О себе пиши», - сказали.
Собрались в Чикое летом,
Поведали о том, об этом,
Заодно спросили деда:
Мы каких кровей, откуда?
Какие корни нас питают,
Далече ль предки обитают?
Откуда, деда, сам ты родом?
Гордишься ли своим ты родом?
Я сказал, что дело это трудное -
Описать пером большую жизнь.
Они ответили, что если долго мучиться,
То что-нибудь получится.
(…)
Испокон веков Чикой бежит,
Чистою водой Байкал обогащая.
Изумрудная на нём печать лежит,
Красоту и прелесть не смывая.
В его истоках с тех давних пор
Жизнь людей кипит страстями,
Тут возможен горячий спор,
Но они тут не были гостями.
Усть-Менза, Читкан, Студеный ключ,
Где раскопки вёл недавно человек,
Стоянки древние на склоне круч
Подтвердили здесь палеолита век.
Их жилища, сотканные из дерева и камня,
Загадки древности на глубине хранят.
И до сих пор они не потеряли связи с нами,
Языком понятным о Жизни в прошлом говорят.
Мы узнаём его по утвари, укладу.
Он предок наш - земли родной.
Стоянки их разбросаны повсюду,
Где лютый холод минует стороной».

Прошлое, в котором работали на совесть

Руша стереотипы читинцев, для которых название улицы Журавлёва связано с магазином «Рубин», зоопарком и общежитием педуниверситета, Владимир Стромилов в «Заре» вспоминает о герое, чьим именем названы улицы не в одном районе Забайкальского края: «Чем глубже вглядываешься в прошлое родного края, тем притягательней становятся годы гражданской войны, как манящие огни, как всполохи зарниц, осветившие целую эпоху и светящиеся сейчас на фоне серой, унылой жизни, где главное - погоня за деньгами, положением в обществе, удовольствиями и развлечениями».

На могильных плитах полузабытого мемориала в центре села Александровский Завод высечены имена героев, павших в боях на Восточно-Забайкальском партизанском фронте, а в центре расположена стела с барельефом героя гражданской войны в Забайкалье, командующего Восточно-Забайкальским партизанским фронтом Павла Николаевича Журавлёва.

Именно в Александровском Заводе покоится его прах - Журавлёв был ранен в жестоком бою под Сретенском и завещал похоронить себя в селе Зерен, что неподалёку от знаменитой Богдати. Позже его прах и прах его соратников, героически павших в Богдатском бою, был перенесён в село Александровский Завод и предан земле.

«Все они жили достойно и честно, храбро сражались и умерли как герои, - пишет Стромилов, - так почему в центре села, по соседству с районной администрацией, Домом культуры, средней школой стоит всеми забытый памятник? Покосившаяся стела с отбитыми плитами, разбитая, усыпанная кусками бетона площадка, где расположен сам мемориал. Кругом запустение и неухоженность. Почему мы, выросшие на почитании наших героических предков, в раз отреклись от них? Стали считать постыдным упоминать о них, а, по сути, отреклись от своего недалёкого прошлого, в котором росли, учились, работали, и многие на совесть, в котором жили?»

Автор призывает начать восстановление мемориала сообща, всем миром, в котором «есть место и местной администрации, и трудовым коллективам местных учреждений, организаций, предприятий, и предпринимателям, и каждому жителю».

О памятнике «геологам-работягам» пишет «Слава труду» Краснокаменского района: «В начале 70-х в п. Краснокаменск в честь первооткрывателей урановых руд был установлен памятник. Инициатором его возведения был молодой, энергичный начальник ГРП № 32 Сосновской экспедиции Владимир Петрович Зенченко. На постамент была определена самоходная буровая установка глубинного поиска, сокращённо - СУГ-П-10. Прежде чем замереть на постаменте, машина проехала многие сотни километров по нашим степным просторам, выполняя свою рабочую функцию. Покидая Краснокаменск, экспедиция оставила потомкам на память о себе и своих коллегах рабочую машину геологов, прикрепив на ней табличку «Геологам-работягам». Памятник простоял около 30 лет».

Корреспондент «Слава труду» Яна Горская приводит хронику последующих перемещений памятника: «В связи с ликвидацией посёлка в 2001 году коллектив трудящихся ППГХО обратился в думу г. Краснокаменска и Краснокаменского района с просьбой перенести памятный знак «Геологам-работягам» в город. Самоходная буровая установка глубинного типа с новой надписью на плите «Краснокаменцам-первопроходцам» была установлена в центральном микрорайоне».

В следующий раз, по информации издания, памятник стали двигать ранней весной 2008 года, когда в центральном микрорайоне с южной стороны гимназии - там, где стоял памятник, началось строительство многоэтажных домов по программе переселения жителей посёлка Октябрьского. Совет города принимает решение перенести памятник «Краснокаменцам-первопроходцам» из центрального микрорайона в пятый, южнее здания городского суда, и возвращает ему первоначальное название - «Геологам-работягам», за что ратовали геологи ППГХО и ГРЭ-324.

Заодно «Знамя труда» обличает вандалов: «Памятник еще не был установлен, а краснокаменские хулиганы уже приложили к нему свои «грязные» руки: оторвали от таблички буквы и разрисовали краской постамент. Неужели придётся ставить памятник под охрану?»

Наконец, 31 октября 2008 года самоходную буровую установку перевезли и установили на новое место. Автор надеется, что так долго излагаемая им географическая история памятника «Геологам-работягам» завершена, и здесь, на этом месте, монумент обретёт своё постоянное пристанище.

Пушкин как субъект криминалистики

В мою бытность ребёнком по очеркам работавшей в «Экстре» Ирины Жигулиной хотелось учиться журналистике. На какое-то время исчезнувшая из медийного пространства края, Ирина Сергеевна сразу с двумя «милицейскими» очерками приятным сюрпризом появляется в районке Газимурского Завода: «А я сижу в кабинете старшего оперативного уполномоченного райотдела и старшего лейтенанта милиции Сергея Кузнецова. Тема разговора - работа уголовного розыска. И всё в тему: и моё настроение, и мой симпатичный собеседник, и даже фильм по телевизору «Место встречи изменить нельзя». И вот он, нестареющий Высоцкий, с его знаменитым: «Вор должен сидеть в тюрьме».

«Не говорили мы и о перестрелках, погонях и задержаниях, всё это можно увидеть по телевизору, на любом канале. Но это так - иллюстрации к дню сегодняшнему...» - предупреждает журналист.

Оказывается, экономические преобразования в районе доставляют хлопоты милиции. «Это ж замечательно: оживает Новоширокинский рудник, ведутся работы по строительству железной дороги Нарын-Лугокан, компания «Норильский никель» тоже радует «своими перспективами... Будет развиваться район - станут лучше жить люди. О настоящей интересной работе мечтают не только газзаводские, сюда устремились люди из других регионов страны», - коротко обрисовывает будущее Жигулина.

У Кузнецова же в этом отношении другие перспективы - не слишком радужные: «Кто они такие - выходцы из ближнего зарубежья, российских городов? Работодатели не особенно интересуются их, так сказать, морально-нравственными качествами, им просто нужны рабочие руки. А эти «рабочие руки» могут стать уродливым довеском. В криминальном смысле. Никто не гарантирует, что приедут кристально честные люди, и кто знает, а не дадут ли они рост новой преступности. Ведь совершают преступления, в основном, приезжие».

Для беседы с героиней очерка «А.С.Пушкин как субъект криминалистики» следователем Юлией Лагуновой Жигулиной хватило получаса: «Я спросила её о самых первых уголовных делах, которые она расследовала. Помнит, как сейчас: угон мотоцикла группой лиц, грабёж. Она закончила их грамотно и в срок. И было ещё одно дело - большое, в трёх томах. Солидное такое, и о кражах... куриц. Не надо улыбаться, в сельской местности курицы тоже бывают объектом преступного умысла и наживы».

В жизни, обнаруживает журналист, Юлия Сергеевна Лагунова скромная и неприметная с виду, и очень любит литературу: «Среди поэтов на первом месте Есенин и Пушкин. Ну, Пушкин понятно. И опять я, наверное, введу в конфуз его поклонников и преподавателей русской литературы и языка. Быть может, Пушкин близок Юлии Сергеевне, потому как многие его герои - личности криминальные? Давайте проведём собственное расследование. Евгений Онегин совершил если не убийство Ленского, то нанёс ему тяжкое причинение вреда здоровью. Тут все дело в деталях. А Сильвио? У него явная угроза убийством. А в знаменитой «Метели»? Там же влюбленный герой увозит свою девушку тайком - так это же похищение человека. А если учесть юный возраст возлюбленной - то это чистой воды киднеппинг, т.е. похищение заведомо несовершеннолетней. Ай да Пушкин! Но это все мои фантазии, которые ничего кроме шутки в своей основе не имеют». И Ирина Сергеевна снимает шляпу перед великим Александром Сергеевичем.

Рога и арбузы

Снимает головной убор и журналист «Красного знамени» Карымского района, который сообщает, что в Дарасуне капуста растёт и в ноябре. «Но я знаю, где спряталось лето, - с первых строк интригует читателей автор. - Перешагнув порог теплицы Дарасунского завода горного оборудования, останавливаюсь и не могу скрыть восхищенных слов. Ярко-зелёные листы капусты раскинулись так густо, что под ними совершенно не видно земли. Тёплый влажный воздух, словно после июльского ливня, заставляет расстегнуть куртку, снять шапку».

Хозяйка зелёного царства Александра Николаевна Гаврилова, не дожидаясь вопросов журналиста, объясняет, что пекинскую капусту посадили там, где располагались огурцы: «Почву под огуречную рассаду мы будем готовить в декабре, а пока, чтоб площадь не пустовала…»

«Первые огурцы машиностроители отведали в марте, а всего за сезон их собрали более пяти тонн. По помидорам вышли на 13 тонн. А ещё картофель, свёклу, морковь, лук и целую тонну арбузов собрали», - это достоинства теплицы. Но есть и недостатки. Аборигенов. «Многие дарасунцы нынче отведали этой сладкой ягоды, выращенной на местной почве. Одни - честным путём, другие - промыслом под покровом ночи. Любителей полакомиться ею не останавливал ни высокий забор, ни угроза быть пойманными. Не меньше тонны украли», - констатирует Александра Николаевна, впрочем, совсем без злобы.

«Даурская новь» Борзинского района возвращается к весенней теме дзеренов. 6 ноября в районной администрации прошли общественные слушания по созданию заказника «Долина дзерена».

«Предполагаемая территория государственного природного заказника будет находиться в юго-восточной части Борзинского и восточной части Забайкальского районов, - пишет «Даурская новь». - Южные границы совпадают с государственной границей Российской Федерации у стыка с Монголией и Китаем. На территории проектируемого заказника, кроме монгольского дзерена, обитают редкие виды животных юго-восточного Забайкалья, которые нигде больше не встречаются и не охраняются на других особо охраняемых природных территориях федерального уровня, за исключением Даурского заповедника».

Умные дети и глупые взрослые

Юнкор «Советского Забайкалья» Василиса Петрова смело встаёт на защиту родного языка: «Интернет и SMS-язык, нецензурщина - вот неполный список издевательств над нашим «великим и могучим». На фактические ошибки в песнях отечественной эстрады («Рас-сея... от Волги до Енисея...») и полное отсутствие смысла российский слушатель постепенно начинает закрывать глаза». И приводит пример: «Уже разносит молва по дворам, Что между нами чиуауа...»

«На многих вывесках, ценниках, в объявлениях порой можно встретить ошибки типа «пицирия», «комуфляж», «пикинская капуста» и тому подобное. Со всех трибун кричат: «Современные дети не знают историю России!». Какая история? – возмущается юнкор - Если даже взрослые не могут выучить родной язык!»

Если бы существовала награда «Низкий поклон недели», её надо было бы вручать Василисе.

Социологическое исследование проводится библиотекарями Сретенска. Итоги – в «Советском Забайкалье»: «По данным исследований, именно родителям в подавляющем большинстве обязаны наши читающие дети пробуждением интереса к книге. Выяснилось, что, выбирая книги для чтения ребёнку вслух, родители чаще всего руководствуются своими впечатлениями - 68%, доверяют вкусу своего ребёнка - 50%, пользуются советами библиотекарей - 25%. Читают вслух детям чаще всего мамы - 65% и 30% остальные члены семьи (бабушки, папы, старшие братья и сёстры)».

Сообщается, что «среди любимых детьми уже не названы произведения Гайдара, Бажова, Короленко, Осеевой. Зато большой популярностью пользуются книги Э.Успенского, С.Михалкова, К.Булычёва, а из забайкальских писателей - А.Озорниной, Г.Андрюка, В.Лавринайтиса, Е.Куренного».

Издание предлагает советы родителям, бабушкам и дедушкам для того, чтобы пробудить у ребёнка любовь к книге:

- начинать читать вслух с раннего возраста;
- дарить ребёнку книги;
- оставлять печатные издания везде, где малыш может их увидеть;
- читать друг другу по очереди;
- после просмотра художественного или мультипликационного фильма предложить прочесть книгу, по которой он снят;
- обязательно слушать, как малыш читает сам, он должен чувствовать интерес старших,
- читать ребёнку перед сном.

«У меня нет никого. А так хочется, чтобы ты пришла и всегда была рядом. Возьми меня к себе. Я буду любить тебя больше всех на свете. Буду слушаться, помогать тебе во всем, только возьми меня. Я - хороший ребенок, вот увидишь. Я жду тебя, мама. Приходи за мной, пожалуйста. Мой адрес: посёлок Карымское, ул. Читинская, 5. Телефон: 3-14-85, Центр «Багульник», - пишет «Красное знамя» о Серёжке. Мама Серёжки устраивает собственную судьбу. Отец пьёт. А Сережка - в Центре «Багульник».

Повестки с разницей в 66 лет

«Дочка! Тебе повестка!» - «Забайкалец» Забайкальского района рассказывает о судьбе Анны Емельяновны Зюзиной: «Войну встретила в деревне Аршиновка Пензенской области, где копала окопы. В начале 1942 года стояла лютая зима, люди мёрзли на работах. Придя домой, Анна Емельяновна застала мать в слезах: «Дочка! Тебе повестка!» На следующее утро председатель дал лошадь, и повезли на санях трёх молодых комсомолок проходить комиссию. Не верилось, что могут забрать на фронт - думали, пошлют на гражданские работы. Было голодно, но мама, собирая дочь, положила ей в дорогу лепёшек с лебедой. Настояла, чтобы она взяла лапти и две лары валенок. Отвезли на станцию Нижний Ламук - там собрался целый эшелон со всей области».

- Шли за передовой частью. Все железные дороги были разрушены. Поэтому передвигались на машинах, порою по останкам убитых. Подъехали к одной деревне, а там разруха и голод. Взрослого населения почти нет - угнали в Германию, остались одни старики и дети. И мы, молодые девчонки, делились своими пайками с ними, - рассказывает журналисту Анна Емельяновна. - Приехали в Орёл, очень намучились - город стоял в руинах. Заселили нас в немецкие землянки, мы удивились - они были выкрашены. Кормили по 2-ой группе, одевали хорошо. (…) В мае 1945 года нам объявили: «Девушки! Война закончилась!»

В «Даурской нови» можно найти славную историю борзинского военторга: «Первые данные о работе в частях и соединениях Сибирского военного округа точек торговли относятся к 1925-1928 годам, когда обслуживание личного состава Красной Армии обеспечивали система рабочей кооперации и транспортное потребительское общество. Чуть позже стали создаваться закрытые военные кооперативы, и уже на их базе появились отделения военторгов. В годы Великой Отечественной войны отделения военторгов, расположенные в приграничных гарнизонах, выполняли боевые задачи по торгово-бытовому обслуживанию военнослужащих, выдвинутых к границе. В 1956 году во исполнение приказа МО СССР армейский военторг был реорганизован в управление торговли округа с подчинением заместителю командующего войсками ЗабВО. 20 февраля 1982 года Борзинский военторг стал именоваться 1014-м отделом торговли. В его подчинении находилось 60 магазинов, база, гараж, четыре столовых, 10 солдатских чайных, комбинат бытового обслуживания. Здесь работали 400 человек. Военторг обслуживал отдалённые гарнизоны в приграничных районах».

«Роман с повесткой» пишет в этот же номер Роман Зубарёв: «Есть такой анекдот - если будет необходимость, любой россиянин готов идти на фронт, но никто не готов идти в армию. Для нашего времени он как никогда актуален».

«Своё 18-летие, - вспоминает Роман, как его вспомнил военкомат - я отпраздновал пять лет назад, на первом курсе университета, и о службе в рядах Российской армии как-то уже и не задумывался, но военный комиссариат обо мне не забыл. И в один прекрасный день мне вручили повестку, чтобы я, хоть и с опозданием, но всё же вернул долг Отечеству. Я прикинул, что служить мне предстоит не два года, а всего один, и с тяжелым вздохом, мысленно отложив на это время свой карьерный рост, интересную работу и прочие прелести гражданской жизни, направился в военкомат».

Прямо с места событий он сообщает о чувстве неопределённости, объединяющем призывников - призовут или не призовут...

«Записки из военкомата» продолжаются: «Я устроился на жестком стуле, бесцельно пялясь в окно, на проезжающие машины, на железную решетку, которая делит гражданский пейзаж на неравные части, как пазлы. Пара воробьев, весело чирикая, уселась на решётку. «Роман, ты что застыл? Врачи приехали, пошли на комиссию!» - голос нового знакомого вернул меня на землю».

Роман за час ловко проходит медицинскую комиссию: «Первым делом я пошёл на осмотр к врачам, которые находятся в кабинетах, что по правую сторону коридора: хирург, невропатолог, терапевт, дерматолог, в кабинет, где измеряют рост и вес. Расчёт был прост - для осмотра этими врачами нужно раздеваться до нижнего белья, и я решил, что лучше их пройти сразу, чтобы потом более не разоблачаться».

И замирает в ожидании «приговора» призывной комиссии, между делом подслушивая подслушивая разговоры призывников:

- Колян, когда тебя спрашивали, куда хочешь идти служить, ты чё сказал?
- В ВДВ!
- Ну, блин! Туда все просятся, а берут немногих! В другие бы войска попросился.
- А ты, например, куда хочешь?
- В ракетчики!
- Зачем? Что там хорошего?
- Там вообще круто! У меня там брат служил!

У стенда «День призывника» Романа ждал сюрприз: «Тут мой взгляд остановился на снимке, где, стоя возле танка, на меня смотрел молодой парень, который мне показался до ужаса знакомым. Я хлопнул себя по лбу. Это ж я! Помнится, ещё в школе нас возили в воинскую часть на довольно-таки неплохую экскурсию. Тут из кабинета призывной комиссии выглянул парень и выкрикнул мою фамилию. Что ж, нужно идти».

«Военком посмотрел на меня и сказал, что призывать или увольнять в запас меня пока не будут, а отправят на дальнейшее медицинское обследование сначала в местную больницу, потом - в областную», - теряется от неожиданности Роман Зубарев.

«К пробиркам, баночкам, иголочкам, опять к эскулапам, но теперь уже на эксперименты. Уж лучше бы сразу — к уставу, подъёмам, «тревогам», противогазам, приказам, увольнительным и самоволкам, маминым письмам и дембелю. Хотя судьба распорядилась иначе, хочется надеяться, что врачи не вынесут окончательный «приговор»: «Не годен для прохождения военной службы», и меня ещё возьмут если и не в ВДВ, то хотя бы в ракетчики», - делает автору честь и подкупает читателя стремление отдать долг Отчизне.

«Кто придумал это западло?»

Наперекор здравому смыслу в Петровск-Забайкальском районе продолжает выходить газета «Всему наперекор».

В свежем номере – «Баллада о Пиленном Бабле» Леонида Каганова:

«Люди всeй стрaны c детьми и взрoслыми,
рты откpыв, зaбросив вcе дeла,
просидeли многo лет под козлами,
нa котoрыx шёл pаспил бaблa.
Где-то в нeбe руки мycкулиcтыe
двигали пpомышлeнный peзак
и катилиcь стружки зoлoтистые
каждoмy в кaрман за прocтo так.
(…)
Мы сначалa дyмали не рыпаться.
Ho пoтом дошлo до нac cлегкa:
что-то cвeрxу перecтало сыпаться,
xoть внизy доcтаточнo пoка.
И cегодня нам пopа обидeтьcя:
что ещё зa кризиc мирoвой?
С ceнтября бaблo y наc нe пилитcя!
Kaк y вac, рeбята, c гoловoй?
Ну-кa oтвeчайтe бeз истеpики,
ктo придyмaл это запaдлo?
Кризис где-тo там y ваc в Aмepике,
a y наc - не пилится баблo?!
Нaм плeвaть на банки и нa вклaдчиков,
кто у вас чeго не доплатил!
Вызовитe сpочно к нам нaлaдчиков,
пусть нaлaдят пpeрвaнный пoпил!
Ecли ecть в башкe y ваc извилинa,
быcтpо всё испрaвили, pаз-два!
C сентябpя в cтpaне бaбло не пилeнo!
И ужe кончаeтcя жpатва...»

Екатерина Шайтанова для «Чита.Ру»

Обсудить на форуме