Р!
27 ИЮЛЯ 2021

Блогер с Бутина, болото и мракобесие в центре Читы: разбор недели

Вторая неделя лета в Забайкалье ознаменовалась ростом заболеваемости коронавирусом. Власти даже решили ужесточить требования безопасности, на которые уже год наплевали все, в том числе контролирующие органы. Однако отменять проведение фестиваля в День России в Чите никто не решился.

Фото недели: Александр Невский в Чите

Андрей Козлов: Новые приключения Сапожникова в интернете

Аккаунт сити-менеджера Читы Александра Сапожникова в американской социальной сети Instagram в последние дни очень быстро набирает популярность. С пятницы по воскресенье там появилось около 2 тысяч новых подписчиков, ещё несколько тысяч было в предыдущие дни.

Причина вовсе не в том, что Сапожников запостил что-то чрезмерно откровенное или начал говорить в Instagram правду. Аккаунт Сапожникова участвует в так называемом гиве от известного в YouTube и Instagram читинского блогера Макса Жлуктова.

Макс постарался – в гиве разыгрывают старую, но легендарную Toyota Cresta. Принцип гива довольно простой – спонсоры дают деньги, организатор организует некий приз для розыгрыша, участники которого должны в числе прочего подписаться на всех тех, на кого подписан аккаунт организатора. Все в итоге в плюсе – организатору остаётся разница между суммой взносов спонсоров и стоимостью приза, спонсоры за сущие копейки получают поток подписчиков, а участники розыгрыша за два клика в интернете могут выиграть кастрюлю, скороварку или вот Toyota Cresta.

Существует устойчивое мнение, что эффект от гивов для спонсоров не только скоротечен, но и опасен. Массовые тотальные отписки после проведения розыгрышей намекают алгоритмам социальной сети, что что-то пошло не так, и закидывают аккаунты в теневые баны. Да и без мнений специалистов понятно, что приток нецелевой аудитории в подписки аккаунта может быть полезен только какому-нибудь продуктовому ритейлеру с хорошо раскачанным и интересным максимально широкой аудитории аккаунтом, но это скорее некая идеальная картина.

Попытки вдумчивых блогеров бороться с засилием гивов, очевидный эффект от которого получают только два человека – случайный победитель и организатор, даже в Чите приводят к агрессивной реакции любителей слегка технологичной халявы. То есть тема с гивами не только опасна для аккаунтов-спонсоров, но и токсична в публичном пространстве. Но то ли сам Сапожников, то ли его пиарщики (кто, интересно, эти люди?) не смутились и залезли в число спонсоров, встав в один ряд в основном с компаниями автомобильного сектора, доставкой пиццы, строительными организациями и приват-клубом Violet.

Получить комментариев от Сапожникова или его пресс-службы не удалось, и это не удивительно – сити-менеджер Читы уже почти 2 года почти ничего не комментирует, а надоедливых журналистов пачками заносит в чёрные списки.

Однако и без комментариев можно предположить, что городом руководит человек, который с самого начала своей работы на посту сити-менеджера поставил линейный и бестолковый пиар выше реальных интересов жителей города.

С учётом отсутствия у Сапожникова компетенций для руководства городской администрацией это не очень важно – вне зависимости от приоритетов он просто не умеет управлять этой машиной, не обладает должными знаниями, образованием, опытом, эмоциональным интеллектом, реальным весом среди жителей города и самых разных элит.

Однако участие назначенного губернатором главой горадминистрации Читы в гиве у Макса Жлуктова при всём уважении к Максу и спонсорам (которые вольны как угодно экспериментировать со своим маркетингом, если это не выходит за рамки закона), — это очередное днище, которое Сапожников пробивает по два раза за неделю. Каждый раз кажется, что большего безумия выдумать невозможно, но действующий сити-менеджер каждый раз находит способ доказать, что мы его недооценивали.

Екатерина Шайтанова: Третья волна мракобесия

Я скажу то, чего в силу излишней иногда этики и деонтологии не говорят врачи: у нас третья волна мракобесия. И вакцины от него не изобрели.

Система среднего образования нырнула в 90-е без СИЗов и из последних сил делает вид, что не разрушена.

Огромная часть населения оказалась в красной зоне коучинга и убеждает себя в том, что происходящее — всего лишь психосоматика, а главное — жить здесь и сейчас и не разрешать никому нарушать личных границ.

У нации положительный тест на алкоголизм, передаваемый из поколения в поколение и вкупе с разрушенной системой образования дающий удивительный коктейль из слабоумия и отваги. Интоксикация продуктами распада общества лишает способности соображать изначально даже адекватных особей и повышает концентрацию в крови средневековых страхов.

К мракобесию в качестве одного из основных симптомов добавляется бесконечная усталость от власти и как следствие — отсутствие доверия к ней. До конца ртутного столбика растёт заигрывание с электоратом.

Потеря координации влечёт за собой отсутствие управленческих решений и создание благоприятной почвы для развития инфекции мракобесия.

К сожалению, болезнь настолько прочно обосновалась в умах сограждан, включая медицинское сообщество, и так глубоко проникло на все уровни власти, что мы обречены на длительный цитокиновый шторм, в котором будем убивать сами себя, а также получим 100% поражения системы здравоохранения.

Пока не поймём этого из реанимации здравого смысла. Но в половине случаев ничего не сможем сделать.

Егор Захаров: Болото городского облика

С местами для отдыха в Чите происходит нечто забавное. Я заметил, что власть сначала вкладывает некоторое количество денег в некое общественное пространство, затем его помпезно открывает, затем на несколько лет забывает про него, чтобы привести в запустение, а потом с трудом наводит порядок.

Так, например, произошло со сквером Любви и Верности. После открытия в 2011 году он постепенно превратился едва ли не в помойку, украшенную скульптурой, но за два последних года приведён в порядок. Да, теперь там хорошо и красиво, но мне таки кажется, что если бы про сквер не забывали с самого начала, всем было бы лучше. В том числе бюджету города. Потому что заменить одну доску в лавочке — куда дешевле, чем менять лавочку целиком.

Теперь в такой же цикл попала площадь декабристов. Вокруг неё едва ли не с вилами ходили защитники, организовывалась инициативная группа, администрация города делилась планами, горожане радовались обновлению. Наступила пора запустения.

Беда только в том, что площадь до ума так или не довели. Вместо обещанного капельного полива там пластиковые трубы прикручены проволочкой к ржавой арматуре. По-моему, такую конструкцию даже на даче иметь позорно. А тут ничего — главная улица краевого центра.

Ну и газоны под стать. Трава там с прошлой осени осталась. И ничего.

Площадь, кстати, с определённой периодичностью должно убирать ДМРСУ, с которым у администрации заключён контракт. И мне кажется, что деньги из бюджета платят просто так. В том смысле, что следов уборки там не видно.

Зато видно болото. Я такое же, только без плитки, видел в Газимурском Заводе, да и то на окраине села. Почва там болотистая, поэтому зелёных луж много. Но в центре нет ни одной. Наверное, сити-менеджеру Александру Сапожникову надо заключить с селом побратимские отношения и съездить туда в командировку, чтобы изучить опыт борьбы с зелёными лужами в условиях болотистой местности. Туда можно даже на самолёте слетать.

А Евгений Ярилов, которому, как известно, для реальной работы над городскими проблемами не хватает полномочий, мог бы сочинить стихотворение про эту лужу. Или написать её маслом. Красивый бы получился пейзаж в изумрудных тонах. Живописный. А ещё изобразить рядом главу комитета городского хозяйства Марину Попову в образе Алёнушки.

Можете со мной спорить, но мне кажется, что прикрутить на место отвалившуюся дощечку — дешевле, чем ставить новую. Но практика показывает, что в городе предпочитают делать именно так — разрушить до основания, а затем создавать новое. Другой бы на моём месте сказал, что в таком случае больше средств выделяется подрядчику, соответственно и откат можно больше получить. Но я о таких вещах даже думать боюсь.

Потому что в некоторых местах реально страшно торчат острые железяки. До них нет никому дела. Хочется верить, что обойдётся без травмированного ребёнка.

В будущем, наверное, появится новый губернатор или сити-менеджер, который отругает нынешних руководителей, возьмёт в руки молоток или лопату и с жаром начнёт наводить порядок. И площадь вступит в новый цикл возрождения и запустения.

Автор просит прокуратуру Забайкальского края считать этот текст официальной просьбой о проведении проверки по факту расходования бюджетных средств на уборку мусора с площади Декабристов, а также соответствия изображённых на фото конструкций требованиям безопасности.

Анастасия Журавлёва: Никаких больше вечеринок…

Не успели забайкальцы насладиться безмасочной свободой, как вдруг вернулся тот, кого уж точно не ждали, – коронавирус. Говорить о начале третьей волны в стране и Забайкальском крае начали уже несколько недель назад, но, видимо, не многие испугались и поверили в то, что ужас 2020-го может повториться.

Но вирус возвращается и разрешения ни у кого не спрашивает, а наоборот, выбивает дверь с ноги. Данные оперштаба ежедневно растут, если ещё месяц назад в сутки заболевали около 30 человек, то сейчас это число увеличилось в три раза и достигло почти 90 человек в день.

Глава региона Александр Осипов 11 июня на заседании оперштаба по вакцинации заявил, что теперь власть «переходит к жёсткому контролю». Это значит, что мы возвращаемся к масочному режиму, соблюдению социальной дистанции и прочим мерам безопасности. Но на этом указания не закончились и забайкальцев лишили самого дорогого – праздников. Весь май жители края праздновали то одно, то другое, а в июле, глядишь, отметили бы и День взятия Бастилии, но он, как говорится, впустую пройдёт.

Как заявил Осипов, все массовые мероприятия отменяются, хотя нет… не все. Вот государственные праздники отметим и точно всё. Мероприятия регионального масштаба уходят в онлайн-формат, уж извините.

Почему массовые мероприятия по поводу государственных праздников, в том числе Дня России, не отменили, для меня лично загадка. Ну может, и не стоит опасаться всплеска заболеваемости, так как министр культуры региона Ирина Левкович и главный санитарный врач Светлана Лапа сказали, что празднование Дня России пройдёт с учётом требований Роспотребнадзора и не повлияет на рост заболеваемости.

Тем временем на площади Ленина 12 июня.

Праздник на площади Ленина, конечно, был хорошим, но как же не хочется, чтобы в следующей сводке от оперштаба ковидников перевалило за сотню в сутки.

Мария Темирова: Люди гибнут за металл

ДТП с автобусом на Куэнге произошло тогда, когда я ещё не жила в Забайкалье, а только получила путёвку на проживание в гарнизоне под Читой. После массового расстрела военнослужащих в Горном в конце октября того же года прошло чуть больше месяца, — на фоне таких новостей перспектива переезда в Забайкальский край выглядела чрезвычайно пугающей.

До сих пор помню эти жуткие кадры с места аварии на Куэнге, увиденное казалось чем-то нереальным и заставляло кровь стыть в жилах. Ещё страшнее звучала статистика: 17 взрослых и двое детей погибли, 21 человек ранен. По счастливому стечению обстоятельств в ДТП не погибли все пассажиры автобуса: удивительно, что этот искорёженный кусок металла оставил людям шанс на жизнь, удивительно, что лёд под тяжестью рухнувшей махины не проломился, и удивительно, что люди не умирали от элементарного обморожения.

По обоим резонансным делам к середине 2021 года вынесли приговоры — Шамсутдинов отсидит 24,5 года за собственноручное убийство 8 человек и тяжелейшие ранения ещё двух, а признанного виновным в ДТП на Куэнге предпринимателя Ивана Стрельникова осудили на 9 лет за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

И если вина Шамсутдинова вполне очевидна (пусть насчёт срока, который получил бывший солдат, и ведутся споры), то в автокатастрофе с автобусом не вполне всё ясно.

Вопросов будет как минимум несколько: почему того, кто является непосредственным владельцем рейса, никак не привлекли к ответственности? Почему автобусом управлял человек, которого лишали прав за пьяную езду, а зарегистрированный на него автомобиль с 2016 по 2019 годы камеры 84 раза поймали за нарушением ПДД (чаще всего — скоростного режима)? Почему обслуживание и качество дорог в этом вопросе и вовсе стало делом десятым?

Может быть, и прав был Стрельников, когда на последнем слове перед приговором заявил, что он — «крайний» в этом деле? По сути, заключение суда свелось к тому, что предрейсового осмотра транспорта не было. Будто бы других проблем с этим рейсом и не было. Но ведь свидетели заявляли, что погибший в аварии водитель явно ехал слишком быстро (я каждый день путешествую из Домны в Читу и знаю, как несутся маршрутки по трассам. Это правда страшно). Да и власти Забайкалья спустя несколько месяцев после ДТП смогли найти 7,7 миллиона рублей на усиление ограждения моста, — странно, почему не до аварии.

У нас в России вообще есть тенденция делать всё задним числом. Проверки в школах начинаются после массовых расстрелов, комиссии в части едут после убийств сослуживцев, от коронавируса население яростно лечат после организованных правительством массовых сборищ, некачественная организация пассажирских перевозок выявляется после гибели людей. И так во всём. Всегда.

Может, пора остановить это безумие, чтобы потом опять не искать задним числом без вины виноватых? Может быть, проще заняться налаживанием скоординированной работы всех систем? Или эти вопросы неразрешимы, а люди будут гибнуть? Ведь нужно же что-то делать, чтобы предотвращать катастрофы. Работать или деньги выделять, например, но это слишком сложно — проще же под федеральный шум об очередной трагедии выплатить деньги родственникам пострадавших и провести проверку на скорую руку.

Наталья Володькина: Не бейте детей

Одно из самых больших страхов детства – это страх физического наказания. Неважно – заслуженно или нет. Хотя, конечно, к незаслуженному наказанию добавляется ещё обида на несправедливость этого мира.

Иногда, вроде бы в шутку, меня пугали тем, что отдадут в детдом. Мне тогда казалось, что это как дурдом, только для детей. Типа психбольницы. Для тех, кто не слушается старших. Я была, мягко говоря, непослушной.

Как вы помните, на прошлой неделе мы узнали, что одна из воспитателей детдома «Маяк» в Балее издевалась над детьми, за что была задержана, а позже и арестована. Теперь же стало известно, что директор этого детдома, а по совместительству супруг этой воспитательницы, знал обо всём и закрывал глаза. Теперь вот и он фигурант уголовного дела.

Один взрослый мужчина, который тоже когда-то воспитывался в этом детдоме, рассказал, что там всегда было непросто – был физрук, который бил детей по лицу, а учитель пения таскал за уши так, что надрывал мочки. Но никто об этом не рассказывал. У нас же не принято жаловаться. Попробуй расскажи, всю жизнь будешь носить клеймо «стукача».

Когда происходят такие истории с детьми, меня всегда раздирают разные чувства – от жалости к детям до злости, а порой и ненависти, к взрослым. Что эти взрослые о себе возомнили?! Почему они решили, что вправе причинять боль тем, кто априори слабее? Только не говорите, что это такие методы воспитания. От таких методов потом вырастут такие же люди, как они – жестокие и бессердечные.

В комментариях к новости о задержании воспитателя был один прекрасный комментарий, который оставила некая Надежда Петровна на чьё-то высказывание, что с некоторыми детьми можно обращаться только так.

По-другому можно и нужно. Дети не виноваты в том, что у взрослых в жизни что-то не сложилось, и они решили выплёскивать свою дурь на слабейших. Времена, когда детей вообще за людей не считали, давно прошли. Конвенция о правах ребёнка была принята ещё в 1989 году, там от первой до последней статьи прописано чёрным по белому, что ребёнок имеет право на то, что есть у любого человека, включая право на жизнь и на защиту от всех форм физического или психологического насилия, от всех форм дискриминации или наказания.

Человек, который способен творить насилие над детьми, на пушечный выстрел не должен приближаться к профессиям, связанным с ними. И тот, кто потакает насилию, тоже.

Если бы такой отбор был возможен на этапе выбора профессии или трудоустройства, то был бы шанс, что со временем детей в детдомах не стало. Каждый ребёнок мог бы быть в семье. Ведь когда детей не обижают, из них вырастают хорошие люди, которые не только не бросают своих детей, но и спасают других.

Юлия Скорнякова: Посёлок, который 7 лет травят мышьяком

Мышьяк в питьевой воде нашли в посёлке Кличка Приаргункого района и, как пишут коллеги из других СМИ, тут же организовали подвоз питьевой воды. Посёлок в советское время был большой: туда ехали специалисты в том числе горного дела со всей страны, на посёлок шла отдельная железнодорожная ветка (сейчас покрывшаяся ржавчиной) для вывоза добытой руды, были аэродром и родильный дом.

Месторождения в этой местности разрабатывались с начала XVIII века. В начале XX века, по данным «Энциклопедии Забайкалья», здесь жили 1,5 тысячи человек (сейчас – около 1 тысячи, в советское время – чуть более 2 тысяч). Кличкинская шахта начала разрабатываться в 1953 году, в 1965 году её включили в Нерчинское рудоуправление, которое в 1975 году переименовали в Нерчинский полиметаллический комбинат. Также здесь до 1994 года существовал Кличкинский рудник.

Сам посёлок состоял из двух частей: Клички-1 и Клички-2, между которыми было 3 километра. В начале двухтысячных годов здесь действовал Гарсонуйский рудник, где добывали флюоритовые руды, а в 2014 году на базе существовавших раньше мощностей начала работать фабрика по производству сурьмяных концентратов.

Вообще история с мышьяком, которым можно отравить кого угодно, не новая. В июне 2015 года около сурьмяной фабрики жители нашли трупы восьми коров, погибших от отравления мышьяком. После стало известно про ещё одну насмерть отравившуюся корову. У мёртвых животных лопнули глаза, у тех, которые выжили, носом шла кровь.

Известно, что в феврале 2016 года за загрязнение почвы мышьяком и гибель животных собирались судить бывшего гендиректора «Гарсонуйского рудника» Игоря Болдырева. Следователи утверждали, что в 2015 году по его приказу на фабрике в Кличке переработали около 700 тонн сурьмяной руды, зная о том, что условий для переработки и хранения опасных отходов на фабрике нет. Хвостохранилище не было оборудовано как положено, а вместо специального пульповода к нему вела обычная канава.

Переработка и сброс отходов привели к загрязнению 5,5 тысячи квадратных метров земли, содержание мышьяка на которых превышало предельно допустимую концентрацию в тысячу раз. Ущерб от загрязнения почвы тогда оценивался в 6,5 миллиона рублей. Чем тогда закончилось дело, непонятно – в интернете найти данные по нему не удалось.

Впрочем, это, видимо, и не очень важно, потому что летом 2019 года глава Клички Лариса Антонова не знала, у кого попросить помощи и решить проблему с брошенными складами, где валялись химреагенты и стояла соляная кислота.

С момента отравления коров тогда прошло 4 года, но даже после гибели животных преступная безалаберность ею, по всей видимости, и осталась.

НазадВперёд
1 отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

При СССР,такого бардака не было,всё работало и крутилось,за всем следили. Были небольшие заморочки,которые не приводили к катастрофическим последствиям. А вот с воспитанием в дет домах и тогда было не ладно,только молчания было больше.