НОВОСТИ
22 АВГУСТА
21 августа
20 августа

«Я голосовала против урана за всех своих семерых внуков, хотя бюллетень у меня был один» - обзор районной прессы

«А нас живых осталось меньше горстки от всех фронтов. Такая, брат, развёрстка», - такими словами начинается репортаж с праздника, посвящённого дню работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Петровск-Забайкальского района.

«Почти два десятка лет против российского села идёт настоящая война, выматывающая все его силы, вымывающая все ресурсы. Людские в том числе. От некогда огромной армии сельских товаропроизводителей и их помощников - работников перерабатывающего сектора - в нашем Забайкалье, к примеру, остаются небольшие отряды бойцов сельских фронтов, еще несущих затяжную оборону», - пишет в «Петровск-Забайкальском вестнике» Екатерина Дианова.

«С 14 лет я выращиваю и убираю хлеб, 42 года работая в одном и том же хозяйстве. Многое пришлось испытать, но особенно тяжело было видеть, как всё гибло на твоих глазах за два последних десятилетия. По три-четыре трактора получал колхоз в советское время, а сейчас за много лет ни одного. Сколько надо, столько кредитов давали, сейчас и рад был бы что-то хорошее сделать, но связан словно по рукам-ногам отсутствием нужных средств. Больно смотреть, как некогда крепкое хозяйство продолжает пятиться вспять. Будем, несмотря ни на что, держаться, но уж сильно большими нервами и здоровьем все это достаётся», - скажет на этом празднике заслуженный работник сельского хозяйства России Иван Михайлович Горбунов.

Письма турецким султанам

«Ударом в спину» по версии «Зари» Александрово-Заводского района считают выпускники Ново-Акатуйской школы этого года обязательное требование сдать все экзамены в форме ЕГЭ. «Начинается реализация абзаца 3 п. 4 ст. 15 Федерального закона «Об образовании», - предупреждает издание.

«Природа каждого - этот факт никем не оспаривается - наградила только ему присущими способностями. Эти способности не являются универсальными, и только гении одарены способностями во всех областях. Вспомним, что мировая и вселенская величина А.С. Пушкин был не в ладах с математикой, ему не удалось бы сдать этот предмет, живи и обучаясь он в современной России, и только мудрость и прозорливость преподавателя математики позволили великому поэту завершить образование», - «Заря» называет это аксиомой и, исходя из неё, смело прогнозирует, что большинство выпускников не смогут (и не должны в соответствии с Принципом гуманизации российского образования) сдавать все экзамены только в форме ЕГЭ.

«Ребята обречены на провал, им закрывается доступ к получению высшего образования. Моё личное убеждение состоит в том, что обязательным экзаменом в форме ЕГЭ должен быть только экзамен по русскому языку. Граждане России обязаны знать свой родной язык», - уточняет автор, учитель Ново-Акатуйской школы А.Пашков.

Ссылаясь на свой жизненный опыт, он сообщает, что ему в жизни не понадобилось знание бинома Ньютона, синусов, косинусов, валентности и многих других премудростей, и надеется, что мысли, изложенные в материале, не оставят равнодушными ни учителей, ни учащихся 9 и 11 классов, ни родителей, которые хотят видеть своих детей высокообразованными людьми: «Надо взяться за руки, чтоб не пропасть поодиночке».

«Время ещё не упущено, но оно не терпит промедления», - призывает автор всех заинтересованных и неравнодушных к судьбам наших детей граждан обратиться с предложением о внесении в федеральный закон «Об образовании» соответствующих изменений и дополнений к президенту РФ, уполномоченному по правам человека в РФ, председателю политической партии «Единая Россия», к депутатам Государственной думы Федерального Собрания РФ.

Номером раньше эта же «Заря» публикует письмо Натальи Гариповой, живущей в самом худшем в селе доме: «Я мать троих детей, младшему три месяца. Мой дом по улице Стрелкова, 50 находится в аварийном состоянии. До каких пор мы будем жить в лачугах? Наш дом уже давно списан, ещё жили наши родители и писали об этом в ЖКХ. Сейчас документов никаких нет. Задаем вопрос Шолохову Н.Ф., он только сочувствует, что у нас такой дом. «Да, этот дом самый худший в селе», - говорит он».

«Идёт программа «Ветхое жильё», но наш дом не подошёл под эту программу, так как он одноквартирный, - прочитает Равиль Фаритович, которому отправлена копия письма, вслед за жителями Александрово-Заводского района. – Но почему-то вместо двухквартирных старых строят одноквартирные дома и на разных улицах. В 2006 году мы начали ремонтировать дом, оторвав жесть с северной стороны. Под ней не оказалось бруса, только труха от него. Труха выпала, и была дыра в кухню дома, пришлось утыкать стену старыми тёплыми вещами. В 2007-ом снова мы решили ремонтировать детскую комнату, так как зимой замерзали ноги у ребёнка. Когда готовили комнату для младенца, под окном вывалились опять труха от бруса, мы в очередной раз затыкали тёплыми вещами. Со стороны церкви, смотря на наш дом, видно, что он наклонился в северную сторону. Все население сочувствует и удивляется, почему нам-то не строят дом, нам должны были первым построить на селе. Неужели наши дети продолжат борьбу за строительство нашего дома, как и наши родители».

В январе 2008 года, узнаём мы из письма, Гарипова обратилась к главе сельского поселения «Александрово-Заводское» с заявлением, чтобы сделали акт обследования дома, обивая пороги, приходила с обещаниями С.А. Маркова: «Подожди».

«До сих пор жду, но почему-то по программе «Капитальный ремонт жилья» глава поселения и заместитель главы оказались самыми первыми в списке. Им быстренько привезли брус, шифер. Население ничего не знает об этой программе, а деньги уже спущены», - на удивление без купюр публикует «Заря» письмо читательницы.

Забытая память

Вопросом «Был ли Кондратенко в Карымской?» задаётся «Красное знамя».

О командующем сухопутной оборонной крепости Порт-Артур, организаторе и герое её защиты пишет краевед С.Афанасьев: «Причём Карымская и Кондратенко? По версии жителя посёлка Карымское Анатолия Никоноровича Богомазова, в 1920-е годы в нашем посёлке проживала семья Кондратенко. Братья Анатолия Никоноровича, Володя и Федя, дружили с детьми Кондратенко, Толей и Полей. У Толи была винтовка, и он с братьями Богомазовыми весьма удачно охотился. Как семья Кондратенко могла оказаться в Карымской? Вполне возможно, что человек военный, Роман Жидорович, отправляясь на службу в Порт-Артур, остановился в Карымской, чтобы устроить семью».

«Судьба генерала Кондратенко трагически оборвалась в 1904 году - он погиб от взрыва снаряда. Однако в 1905 году прах Р.И. Кондратенко был перевезён в Петербург и похоронен в Александро-Невской лавре. Возникает вопрос, почему же семья не последовала с телом главы семьи в Петербург, где у них наверняка была своя квартира? По мнению знатоков истории, случай с семьёй Р.И. Кондратенко нуждается в дополнительной проверке. Вполне резонно, что кроме А.Н. Богомазова эту семью знали и другие жители Карымской. Будем надеяться, картина со временем прояснится, и мы будем гордиться посещением Карымской будущего героя Порт-Артура», - приходит к выводам краевед Афанасьев.

В Газимуро-Заводском районе стоит очередной забытый памятник. «Память вечна, а памятники?..» «Памятник участникам Богдатского боя 1919 года открывался 28 сентября прошлого года. В газете мы подробно освещали это событие. Особую торжественность открытию памятника придали визиты первых лиц области, выступление руководителей района и грамотно продуманная культурная программа. А самым, наверное, ответственным и запоминающимся моментом была закладка аллеи Памяти», - напоминает издание.

«Завяли и пожелтели те сосёнки, которые так дружно все садили. Селяне и местная власть ссылаются на засушливое лето. Хотя школа и администрация поселения не раз выезжали к памятнику поухаживать за насаждениями, да и природно-ландшафтные особенности выбранной местности не привлекательны для роста этих деревьев. Почему бы не посадить другие - не хвойные деревья, а, к примеру, кустарниковые? Озеленение, допустим, можно повторить, а вот как исправить ту трещину, образовавшуюся на памятнике? Местные жители утверждают, что причиной послужил некачественный строительный материал. Сегодня памятник стянут металлическим тросом. В 2009 году исполняется 90 лет Богдатскому бою».

Нацпарки и другие «берегите природу»

Эпопея, подобная красночикойской, похоже, близится к своему разгару в Борзинском и Забайкальском районах. На их территории после весенней миграции краснокнижных дзеренов через колючую пограничную проволоку Министерство природных ресурсов и экологии РФ и правительство Забайкальского края решили создать особо охраняемую природную территорию. 10 июня 2008 года на совещании при комитете сельского хозяйства Забайкальской администрации были инициированы работы по созданию заказника «Долина дзерена». «Человек и дзерен. Дзерен или человек?», - посвящает полосу этим событиям «Даурская новь».

Самым главным и непростым оказался вопрос о земле: «Территория, испрашиваемая для включения в государственный природный заказник федерального значения «Долина дзерена», находится в юго-восточной части Борзинского и в восточной части Забайкальского районов и имеет площадь 233 590 га (140 960 га - в Борзинском районе и 92 630 га - в Забайкальском). Южные границы заказника совпадают с государственной границей России у стыка с Монголией и Китаем. Обсуждение земельного вопроса приобрело острый характер на слушаниях в Борзе. Людей волновало, что с образованием заказника невозможным станет получение земельной собственности и что имеющие свою долю земли со временем могут лишиться её, вследствие чего они могут остаться как без земли, так и без доходов».

Не обошлось, как это часто бывает, и без депутатов: «Присутствовавший на слушаниях депутат Законодательного Собрания Константин Наместников, обращаясь к учёным, высказал своё мнение: «Долевые земли ещё не оформлены жителями, а с 2010 года по существующему положению земли будут переданы муниципальным властям. В Забайкалье увеличивается тенденция развития АПК, и в ближайшее время эти земли будут востребованы для развития сельского хозяйства. И ввиду того, что вы занимаетесь деятельностью международного масштаба, ваши позиции сильнее, чем у сельчан. Меня же беспокоит, что через несколько лет вы, получив грант на изучение дзеренов и приобретя большой авторитет, захотите сделать из заказника заповедник, где будет исключена хозяйственная деятельность. Вам это, скорее всего, удастся».

Жители же, по информации издания, настороженно приняли идею создания заказника: «И, кстати, эти опасения сохраняются до сих пор. Смогут ли они заниматься земледелием, хватит ли травы на выпас домашней скотины при таком большом скоплении диких животных - таковы были вопросы селян».

До 6 декабря борзинцам предложено высказать своё мнение, внести свои предложения, то есть принять самое активное участие в разработке документов по созданию федерального заказника «Долина дзерена». «Даурская новь» приводит комментарий председателя общественной экологической организации «Даурия» Натальи Ковалёнок: «Можно обойтись без мнения населения, но правильно ли это будет, если есть такая возможность принять участие в принятии решения по созданию заказника? Мы часто слышим слова людей о том, что их мнение ничего не значит. Оно ничего не значит, если вы не принимаете участие в обсуждении жизненно важных, проблем. Поэтому приходите, читайте, высказывайте свои предложения. Это очень важно, тогда мы можем говорить о том, что люди понимают, о чём идёт речь».

Страшно представить, что в этих двух районах повторится история с созданием национального парка «Чикой», которая, похоже, не только никогда не кончится, но и расцветает новыми и новыми красками с каждым выходом красночикойского «Знамени труда».

Без мнения населения не обойтись и в нём, но тут уже очень сложно говорить, что люди понимают, о чём идёт речь. Я вот, к примеру, уже не понимаю. Загадкой для тех, кто пытается присоединиться к тусовке узкого круга посвящённых на страницах газеты, остаётся, кто такие Усольцев, Негодяев, и зачем всем этим людям национальный парк.

Р.Кузнецова в своих мыслях вслух «Спасибо «балагану» продолжает тему: «Прочитала статью В.Усольцева «Снова о национальном парке и уране» - «Знамя труда» № 80 от 24.10.2008 г. Сижу и думаю - какой же нехороший мужик этот Негодяев Г.А., ну никакого покоя от него людям: бегает, суетится, пишет в газету. Будоражит народ каким-то ураном. И уж совсем хулиганский поступок - не спросясь у «тяти с мамой», привез в Чикой «людей со стороны» (хорошо хоть не иностранцев). Да как он посмел? Конечно, он бы мог и сам справиться с этой задачей. Человек он образованный, компетентный и главное - глубоко неравнодушный ко всему, что его окружает. Но кто ж ему поверит? Тот же Усольцев скажет, что дозиметр у Негодяева врёт, умышленно зашкаливает, тут уж без специалистов никак нельзя. А зачем это самому Негодяеву надо? Зачем он тратит свое время, здоровье, финансы, наконец, недосыпает, мало отдыхает, мотается по судам? Ага, у него же здесь дети и внуки живут. Жалко маленьких - каково им в такой среде обитания расти, своих детей и внуков заводить? А каково нашим детям, внукам? Ведь 7 531 человек на референдуме сказали урану «нет» не только за себя. Я голосовала против урана за всех своих семерых внуков, хотя бюллетень у меня был один(…)».

Р.Кузнецова эпистолярно вспоминает, как ещё в апреле этого года при встрече с жителями села Черемхово глава района А.Ю. Егоров горячо заявил: «Я готов поддержать вас в борьбе против урана вплоть до проведения референдума». И далее: «Ещё раз говорю: я против добычи урана и поддержу любую законодательную инициативу против него». «В этом году исполнилось 15 лет как был подготовлен проект Кодарского национального парка», - пишет «Северная правда» Каларского района: «Полное его название - Кодарский природно-исторический национальный парк, куда входят уникальные памятники природы Чарские пески, утёс Царский трон, ледники, названные в честь геологов Азаровой, Тимашёва, многие другие примечательные, ландшафтные места, включая бывший лагерь заключённых в знаменитом Мраморном ущелье. В проекте учтены места маршрутных, туристических дорог, троп, граничащие с возможной промышленной зоной. Прежде всего, это касается Апсатского каменноугольного месторождения. Бассейн, возможно, начнёт разрабатываться в крупных масштабах и может посягнуть на территорию парка. Но этого пока не произошло. Как нет созданного в картах и схемах национального парка в натуре, так и нет промышленных разработок Апсата».

«Сергей Затуряев, инициатор и «двигатель» проекта, коренной питерец, сумел сделать это довольно быстро. В то время он работал главным экологом района и душой болел за дело создания парка. Но, увы, как всегда у нас не оказалось денег. Да и областная администрация с прохладцей отнеслась к идее создания национального парка где-то на диком севере. И теперь проект лежит и пылится на полке 15 лет. Какова его судьба? Будет ли перспектива его реализации в ближайшие годы? - трудно сказать», - пишет издание.

Комментарий «Северной правде» даёт председатель районного комитета по экологии Г.И. Давыденко: «Не такие уж огромные финансовые вливания требовал наш национальный парк. Видимо, таков русский менталитет - оставлять всё на «потом», а пока, мол, денег нет. Лично я обращалась с официальным письмом по поводу парка к бывшему главе администрации Читинской области Б.Иванову. Получила пространный отрицательный ответ - не время. Забайкалье по территориальной классификации относится к лесостепной зоне. Это преимущественно. Не умаляя достоинств других территорий, наш Каларский район из поля зрения чиновников области выпадает, на северную часть границ региона внимания меньше всего (…) Прошло 15 лет. Старое поколение оленеводов - знатоков кодарских троп и маршрутов, к сожалению, уходит. Молодых, кто знает Кодар, считанные единицы. А время идёт... Когда же к 26 национальным паркам России прибавится ещё один, наш, Кодарский природно-исторический?»

Мамы при Николашке и живых детях

В отличие от краевых СМИ, увлечённых принятием бюджета, снижением цен на бензин и сокращениями рабочих мест в связи с финансовым кризисом, практически все районные газеты посвящают развороты Дню матери. «Моя мать Варвара Никифоровна Макарова из числа переселенцев-семейских, пережила две исторические эпохи. Жила при царе Николае II и при Советской власти. Из её рассказов я поняла, что жизнь при царе была нищенской. (…) Всю зиму пряли и пряли, а Великим постом, весной, ткали и ткали, получался холст. Летнюю одежду шили из него. Зимнюю - из овечьей шерсти. Тоже надо было ткать, прясть. Убранство крестьянской избы: вдоль стен лавки, в переднем углу стол, божница, на ней иконы, полы некрашеные, натертые дожелта. На полу насыпан песок белый, чтобы полы не загрязнялись. Под потолком полати-нары, там спали дети. Ни одеял, ни простыней не было. Потник - матрац, свалянный из овечьей шерсти, накрывались шубами, зипунами. Вот такая убогая, нищая была крестьянская жизнь при Николашке».

«Приходилось моей маме, - рассказывает 80-летняя В. Стренева, - и работать батрачкой у богача Зиновеева, который нанимал сезонных батраков. Чтобы заработать на приданое, девушки вынуждены были трудиться от зари до зари на чужих полях и сенокосных угодьях, свою работу часто выполняли ночами. Техники никакой не было. Жали серпом, вязали в снопы, снопы ставили в суслон - это десять снопов, восемь - один к одному в круг, а два сверху, чтобы дождь не пролил. Свозили их на овин, где обмолачивали снопы цепом (длинный шест с короткой палкой на веревке). Зерно веяли лопатами, подбрасывая вверх, мякина летит в сторону, зерно на месте остаётся (…). Девушка должна была из продукции льна изготовить 10 полотенец, 10 скатёрок, 10 метров холста. Не изготовишь - замуж не собирайся».

«Конечная остановка», - называется текст Ирины Жигулиной в газете «Вперёд» Газимуро-Заводского района. В доме престарелых села Солонечное побывала Ирина накануне праздника: «Судьбы разные. Личные дела - папочки с набором необходимых анкетных данных и прочих нужных бумаг. Папки тоненькие, а сколько одиночества! В силу обстоятельств собрались они здесь - в прошлом чьи-то сыновья и дочки, внуки и внучки. Одних бросили на произвол судьбы после первого вскрика в роддоме, от кого-то потом отказались... Третьи решились на подвиг - не захотели быть обузой детям и внукам и добровольно решили свою судьбу. И живут здесь - в особом мире, где свои радости и катаклизмы. Высадились здесь - на последней своей остановке и те, кому уже за 90, и те, кому нет ещё и сорока... Независимо от возраста - последняя остановка. И надо смириться и жить вот так: вспоминать только прошлое, а о будущем не мечтать. Будущее - это ещё один прожитый год, от дня рождения до следующего...»

Одна из героинь материала Анисья Федоровна в свои 93 года рассказывает журналисту всё больше о том, что было с ней много-много лет назад: «Самое яркое и тяжелое воспоминание - война, семь месяцев немецкой оккупации. Сама она из-под Воронежа. Там замуж вышла, двоих сыновей родила, работала в колхозе. Там проводила мужа на фронт, потом получила похоронку - погиб её Федор Сергеевич в Брянских лесах... Там же, под Воронежем, при немцах умер её шестимесячный сынишка. Со старшим сыном Михаилом (он родился до войны) они голодали, еле-еле сводили концы с концами... А помощи ждать неоткуда - вся страна жила так. В 1948-ом тронулись с места - в Забайкалье подалась с сыном Анисья Федоровна. Год корчевала лес, а потом переехали в Калангуй. Там вышла замуж за Павла Ефимовича Зеленского - хорошего человека, шахтёра. У него после смерти жены дочь осталась - Валентина. Так что прибавилось в семействе Анисьи Фёдоровны».

О любви какой-то Анисья Фёдоровна сейчас и не говорит, объясняет журналисту просто: «Надо было сына в люди выводить, давать образование, а одной ни за что не справиться. Жили дружно, детей на ноги поставили, в люди вывели, как хотели».

Гордится очень внуками, особенно Сергеем: «Он на компьютерной станции работает, начальник его на пенсию ушёл, вот Сережа-то за него и остался. Толковый, значит» - рассказывает Анисья Федоровна. А в конце рассказа улыбается: «Говорит, хорошо зарабатывает, а сколько - ни слова». А ей этого и не надо совсем, и денег от внука не надо - у неё все есть, говорит. Главное, что сын приезжает, наведывается, главное знать, что у внука и внучки всё хорошо, что здоровы они...

Где золото моют в горах

Самая сложная, запутанная и всё-таки самая интересная из всех геологических проблем северного Забайкалья, по мнению Анатолия Снегура, тема каларского золота поднимается им в свежем номере «Свежего номера»: «Имущество горно-геологического предприятия «Каларзолото» было выставлено на аукцион (…). Самое же примечательное в этих торгах - ликвидировано последнее золотодобывающее предприятие читинского Прибамья».

Его бывший генеральный директор Петр Сергеев говорил однажды: «То, что в Каларском районе золото есть, сомнений ни у кого не вызывает. Требуется крупномасштабная работа по геологическому изучению территории на предмет обнаружения наиболее перспективных участков. На начальном этапе за этим должны стоять государственная программа и государственные средства. На втором этапе - частный капитал…»

«Все 13 промывочных сезонов, - добавляет к сказанному Снегур, - хозяйство Сергеева трудилось на площадях, открытых еще в 1928 году и известных как прииск имени ХI лет Октября. Он выдал российской казне около семи тонн валютного металла. Это доказывает, что земля каларская богата не только медью, сынныритами или титаном с ванадием».

«Странная ситуация: уже полтора века вокруг земли каларской кипит золотодобыча, - рассуждает журналист. - Весьма заметно отличаются прилегающие территории: Бурятия, Иркутская и Амурская области, три соседних читинских района. Там жёлтый металл есть, и его остаётся еще немало. А здесь, у БАМа, его нет? Что за несправедливость такая? Обвинять природу-матушку не приходится. Наоборот, она очень даже благоволила к этому северу. Еще раз вспомним минеральные кладовые Удокана и Кодара».

«Не нужно обвинять и наших геологоразведчиков. Они с особой тщательностью подсчитывают попутное золото, к примеру, в Удоканском медном месторождении и называют запас в 20 304 кг. Они обещают в ближайшем будущем выдать такой показатель и по Чинейскому рудному району, где этот запас может быть гораздо солиднее. Но ведущая в СССР удоканская геологоразведка никогда не имела жесткого предписания, не говоря уж о выделенных миллионах, заняться поисками чистого золота, не попутного», - пишет Снегур.

Снегур задаёт риторические вопросы: «Кому всё же нужно каларское золото? Когда придёт его очередь?» И берёт на себя ответственность: «Вопросы, на которые нам придётся ответить. Ещё раз вспомним, что горная отрасль - это то, что определит всю экономику будущего читинского Севера. Это то, с чего начинался Каларский район - даже его первый райцентр оказался посреди прииска имени ХI лет Октября. Ситуация же на сей день складывается так, что о «крупнейших в стране и даже мире» ГОКах в Кодаро-Удоканском минеральном районе мы потихоньку забываем. А всё чаще обращаем свои планы на малые предприятия на месторождениях типа Чины, Катугино или Апсата, на менее крупных месторождениях. На новом этапе мы отказываемся от геологоразведочной и горно-добычной гигантомании и этим открываем широкий фронт для ещё одного возрождения каларской золотодобычи».

Уже в следующем номере «Вперёд» Жигулина поёт хвалебную оду губернатору и остальным властям после прямой линии с ним 22 ноября: «И я с большой симпатией и надеждой смотрю на этот тандем Путин - Медведев. Мы выросли в одно время и вместе пережили события. Они пришли к руководству страной в тяжёлые времена. Можно много говорить об этом, вспоминая события последних лет. Но я хочу напомнить бытующее на Востоке выражение: «Чтоб вам не жить во времена перемен». А у нас нынче какое время? А Гениатулин? Я помню его ещё первым секретарем читинского ГК ВЛКСМ. Его тогда отличала особая собранность, обязательность, он всегда хорошо владел информацией и был готов ответить на любой вопрос. Он не стал другим, когда возглавлял Читинский ГК КПСС, и достойно пережил разгон партии. Он не изменился, когда был мэром города, и теперь, когда - губернатор. Не изменился в самом главном: он всегда отвечает за свои слова и решения. Чего бы это ни касалось».

«И не будем сегодня предвзяты к власти, не спрашивать строго с неё (хотя и надо бы, но это отдельная тема), - призывает автор. - Давайте сегодня о каждом из нас, о его вкладе в ту жизнь, о которой мы думаем. О достойной жизни. И на это меня опять подвигла позиция губернатора. 22 ноября к нему обратились жители, а это в основном горняки и их семьи из Вершино-Дарасуна. Все помнят о той трагедии, которая свершилась там пару лет назад. Трудно пережить такое горе... Но не менее труднее выжить, встать на ноги и продолжать жить и работать, думая не только о себе, но и об окружающих. А у вершино-дарасунцев, похоже, сиротский комплекс все еще в апогее. И тем они недовольны, и этого требуют. Плачутся: жить тяжело. А кому сейчас легко?»

«А Равиль Фаритович ответил им так, - сообщает Жигулина, - мол, вы тоже не агнцы: и постреливаете, и золотишко приворовываете... И ещё некоторые моменты он имел в виду и обозначил. Мол, прежде чем о правах заявлять, вспомните об обязанностях. И сказал, что имеет полное право спросить за это, потому как в крае нашем живет с прошлого, 20-го века. Очень, между прочим, взволнованно сказал».

Екатерина Шайтанова для ИА «Чита.Ру»

Обсудить на форуме