НОВОСТИ
21 ФЕВРАЛЯ
20 февраля
19 февраля

Некриминальные авторитеты – обзор краевой прессы за 1-8 декабря

На минувшей неделе краевая пресса не была скована границами краевого центра

– журналисты с увлечением рассказывали о том, что происходит и в Чите, и под Читой, и на границах Забайкалья с Монголией, и на Крайнем Севере.

Устойчивый юго-восток
«Читинское обозрение» приводит слова нового директора ОАО «ГМК Норильский никель» Владимира Стржалковского: «Намеченное будем выполнять», речь идёт о юго-востоке Забайкальского края.

Автор заметки Владимир Алексеев быстро разочаровывает читателей, которые так жаждут уникальности: «Недавно журналисты центральных изданий выясняли это у Стржалковского, возглавлявшего до этого Федеральное агентство по туризму».

Владимир Алексеев рассказывает, зачем юго-востоку Забайкалья нужна железная дорога: «Довольно крупный по площади край имеет далеко не равномерное промышленное развитие, и даже очень крупные и ценные месторождения природных ископаемых в ряде районов хоть и давно разведаны, но до сих пор не разработаны из-за слабой инфраструктуры, особенно отсутствия сети дорог. Именно такова территория юго-востока нашего края, граничащая с Китаем и Монголией».

После этого автор заметки приводит высказывания Стржалковского, которые сводятся к тому, что времена настали непростые, но стратегические планы компании не изменились: «Только временные рамки растягиваются. То, что мы планировали сделать, например, за три года, теперь уже будет сделано за пять лет. Мы говорим: да, ухудшение существует, но по сравнению с конкурентами мы находимся в гораздо лучших условиях. В более устойчивом, надёжном положении. И абсолютные экономические показатели у нас положительные, несмотря на резкое падение цен на металлы».

Либеральная ангина
«Эффект» волнуется по поводу того, что в детском оздоровительном лагере «Чайка» в июне зарегистрировали «массовую заболеваемость детей»: «Лагерь «Чайка» нарабатывал авторитет 45 лет. И подмочил его за считанные дни». В ноябре, по информации журналиста Елены Юровой, Центральный районный суд Читы рассмотрел иск Роспотребнадзора к областной организации профсоюзов государственных учреждений и общественного обслуживания, которой принадлежит «Чайка».

Юрова вспоминает, что за три дня из лагеря были госпитализированы или отправлены домой десятки отдыхающих: «Речь шла о 84 заболевших, из которых 70 детей. Роспотребнадзор закрыл лагерь. Врачи заподозрили кишечную инфекцию, позже диагноз уточнили - лакунарная ангина, фарингит. В конце лета председатель организации профсоюзов работников госучреждений Любовь Леонтьева назовёт эту ситуацию «недоразумением по заболеванию детей».

По информации Юровой, до суда дошло дело по иску только одной мамы - Роспотребнадзор подал иск о защите прав потребителя в интересах Ирины Шалимовой: «Её сын провел в лагере две недели. Руслана забрали домой в связи с закрытием лагеря. Вскоре он заболел. Врач поставил диагноз «ангина». Мальчик выздоровел через несколько дней, но ЭКГ показала патологию в работе сердца, которую мама расценила как осложнение после ангины. Истица просила суд возместить ей имущественный вред (тысяча рублей - стоимость путевки) и моральный (100 тыс. рублей)».

Юрова уверена, что Шалимова стала первым человеком в истории региона, который решился призвать к ответу собственников детского лагеря за испорченный отдых.

Автор материала сообщает, что с иском Роспотребнадзора и Шалимовой профсоюз не согласился. В суде оспаривалась связь между болезнью Руслана и его пребыванием в лагере, как следствие, возможность осложнений на сердце: «Первое опровергнуть не удалось. Сердечные дела оказались не столь однозначны».

Для Юровой самым неприятным оказался тот факт, что ответчик решил всё свалить на ребенка: «Мол, сам виноват. Вожатая Ирина Трухина весело живописала на суде, как непослушный Руслан в одном нижнем белье бегал ночами за пределами спального корпуса. А погода в то время была прохладная и дождливая. Её показания суд расценил как свидетельство ненадлежащего контроля за детьми».

В итоге судья усмотрел связь между действиями ответчика и заболеванием ребенка: «С ответчика в пользу Шалимовой взыскано 500 рублей в счёт возмещения материального ущерба, за моральный вред - тысяча рублей самой Ирине и 3 500 рублей - её сыну».

Спор между Роспотребнадзором и собственником лагеря «Чайка» не завершён, сообщает Юрова, после чего деловито подводит итог: «В такой ситуации, согласитесь, лучше перебдеть, чем недобдеть, потому что ничего нет в мире важнее здоровья детей». «Перебдеть» - это, конечно, не «красные труселя» и «бл…ские ботфорты», но Юрова вместе с «Эффектом», безусловно, делают гигантские шаги к либерализации краевой прессы. Да простят мне читатели невероятное ханжество.

Бюджетная недостаточность
Владимир Тихомиров, не прекращающий светить лучезарной улыбкой с пятой страницы «Эффекта», единственный среди региональных журналистов продолжает который год сражаться с создателями областных, а теперь вот и краевых бюджетов. На этот раз Тихомиров посетил общественные слушания по проекту бюджета-2009, после чего не смог не высказать своего возмущения: «Проект (бюджета) сначала забраковали в Минфине РФ и вернули на доработку. Потом, судя по всему, в спешке доработали, и новый проект представили общественности тоже в авральном режиме. Сами посудите: 24 ноября он был опубликован в прессе, а уже 26 ноября состоялись публичные слушания по бюджету. Представители общественности не только не могли загодя познакомиться с документом, обсудить его достоинства и недостатки в своих организациях, выработать консолидированную позицию, но многие впервые увидели новый проект, уже придя в зал для обсуждения».

Как уважающий себя представитель общественности, Тихомиров на рассмотрение бюджета в первом чтении в Заксобрании не явился. Равно как не явился на второе чтение. При этом выводы, которые Тихомиров делает в своих заметках про разные бюджеты, меня всё время поражают глубиной. Автор постоянно занимает удобную ему позицию, скажем, - «всё плохо», после чего затачивает под эту концепцию всю фактуру. Если фактура противоречит концепции, Тихомиров фактуру отметает. Или, что ещё хуже, – искажает.

Скажем, тема про то, что Минфин РФ забраковал бюджет Забайкальского края. Быть может и забраковал, но письмо с требованием внести в региональные бюджеты изменения, связанные с изменившимися кондициями бюджета федерального, поступили во все региональные администрации. И все меняли, и все спешно дорабатывали.

Интересным выглядит подход к аргументации разработчиков по поводу сокращения дефицита. Краевой Минфин утверждал, что размер государственного долга у нашего региона приближается к трём миллиардам рублей, процентные ставки в банках резко выросли, а Минфин РФ обязал регионы вообще сделать бюджет нулевым.

Безусловно, такая позиция краевого и федерального Минфина может и должна подвергаться критике, но вывод Тихомирова выглядит как минимум поверхностным: «Сослаться на большие банковские проценты и умыть руки, как это сделал Кошелев (вице-премьер краевого правительства, курирующий финансово-экономический блок), - это ли не безответственная позиция разработчиков бюджета». Видимо, для большей красочности Тихомиров обвинил Кошелева ещё и в плохой дикции. Достойный пример для подражания. Ещё чуть-чуть и Тихомиров начнёт журить, к примеру, толстяков от власти за лишний вес и лысину.

В итоге в публикациях про областной (теперь краевой) бюджет в читинских газетах есть два подхода. Один опирается на официальные источники и говорит о том, что всё хорошо. Второй опирается на остроумие руководителя кафедры журналистики и говорит о том, что всё плохо. Что же на самом деле происходит с бюджетом, читатели вынуждены догадываться самостоятельно.

Высокогорный уран
Борис Витковский в «Эффекте» вспоминает о том, как на севере Читинской области добывали уран. Можно, наверное, сомневаться в том, насколько соответствует действительности рассказ журналиста, но нельзя, наверное, сомневаться в том, что это самый увлекательный материал недели: «Совершенно секретным постановлением Совета Министров СССР от 15.01.49 МВД СССР приказано организовать ИТЛ при Ермаковском рудоуправлении 1-го Главного Управления при СМ СССР. Постановлением установлено название ИТЛ (Борский), объявлены дислокация и временный адрес - Каларский район Читинской области. Начальником ИТЛ назначен инженер-подполковник Мальцев. Основная цель лагеря - добыча урансодержащей руды».

Приводятся подробности геологоразведки образца 48-го года: «Геологи проводили аэропоиск урана. Летать приходилось на минимальной высоте. Только таким рискованным способом можно было получить достоверные данные о радиоактивности пород. Прибор зашкалил над ущельем Мраморным, на самом севере Читинской области, в районе горного хребта Кодар. Для точной привязки к месту сбросили с самолета «вымпел» - многочисленные обрывки газет».

В сентябре, по информации Витковского, начальник партии Виктор Токин отправил в Мраморное отряд геологов: «Навьюченные лошади не смогли преодолеть каменистые склоны и вскоре погибли от бескормицы. Но отряд всё же дошел до ущелья и обнаружил обрывки газет возле глыб с 30-процентным содержанием урана. Это считалось невероятным даже по мировым меркам. Везде разрабатывались месторождения, в которых уран измерялся сотыми долями процента».

Витковский рассказывает о том, как председателю Федерации альпинизма и скалолазания СССР Жерехову предложили собрать команду альпинистов, которые могли бы выполнить сложную задачу в горах Восточной Сибири. От предложения, по мнению автора заметки, отказаться альпинисты не смогли: «Жерехов собрал тех, с кем неоднократно штурмовал Эльбрус, Домбай и другие вершины Кавказа. Все альпинисты - мастера спорта СССР и международного класса. Всего в таинственную командировку отправилось девять человек. К месту назначения группа прибыла в конце ноября 1948 года».

«Утром москвичей привезли на промышленную площадку. Здесь сновали многочисленные фигуры в серых арестантских телогрейках, повсюду стояли бойцы НКВД, лаяли овчарки, ревели дизеля. Команду Жерехова подвели к скале, отвесно возвышающейся над окружающей местностью. Недалеко от её вершины отчетливо зеленело огромное странное пятно. Сопровождающий инженер объяснил, что оттуда надо взять образцы скального грунта. В дальнейшем оказалось, что эта порода содержит уран высокой концентрации», - в этом, по информации Витковского, и был смысл тайного задания.

После выполнения основного задания горные инженеры предложили пробить в скале на большой высоте сквозной проход для повышения эффективности геологоразведки и сокращения её сроков: «Подобных операций не проводил никто в мире. Альпинистам предстояло поднять по отвесным стенам на более чем двухсотметровую высоту необходимое оборудование вплоть до компрессорных станций».

«Всё прошло благополучно. Сказались профессиональная подготовка спортсменов и мера сознаваемой ответственности. Все оборудование доставили наверх. За эту операцию всех участников наградили орденами и медалями СССР и выписали крупные премии, превосходящие годовые оклады. Самое любопытное, что потом, когда было принято решение свернуть проект, это же самое оборудование было просто брошено там, в кодарских хребтах», - рассказывает автор публикации.

В завершение Витковский сообщает, что альпинистам после выполнения задания не дали вернуться домой под предлогом неразглашения государственной тайны: «Кто-то выбрал Красноярск-45, кто-то Арзамас-7. Некоторым предложили Читу, но от этого отказались все - слишком глухой провинцией была тогда столица Забайкалья. Изгнание продолжалось более 30 лет - столько действовала подписка о неразглашении. И лишь с началом перестройки пленники Кодара стали возвращаться домой. Но возвратились не все...»

Молдовские награды на забайкальской границе
Журналист «Экстры» Алексей Будько побывал на пограничной заставе в селе Мангут Кыринского района: «Самостоятельный пограничный отряд здесь был сформирован только в октябре 1995 года на базе комендатуры Хинганского погранотряда (Даурия). Новому подразделению досталось Боевое знамя и название от Нижнеднестровского Краснознамённого погранотряда, штаб которого с 1944 до 1991 годы стоял в Кишиневе. Славные традиции нижнеднестровцев там не забыты. Рядом с медалями и грамотами Монголии и соседних регионов России на музейном стенде хранятся награды из Молдовы».

Начальник службы в селе Мангут подполковник Андрей Волков рассказывает, что с начала 2008 года на их участке зафиксировано всего семь фактов нарушения режима границы. В пяти случаях границу переходили заблудившиеся монгольские пограничники. Еще пять человек были задержаны на пункте пропуска «Верхний Ульхун» с недействительными документами. Зафиксировано 60 перепасов скота через границу, большинство с российской территории, и 286 нарушителей пограничного режима.

Добрался Будько и до села Михайлово-Павловск Кыринского района: «Это типичная забайкальская глубинка. До краевого центра отсюда 420 километров. До Мангута - около 70. Граница с Монголией за ближайшими сопками. В окрестностях села несколько лет назад местный учитель истории безуспешно пытался искать могилу Чингисхана. В эти же края в 2005 году выбросило лодку с немецкими туристами, сплавляющимися по монгольскому участку Онона. Тогда пограничники были шокированы, когда услышали в кыринской тайге немецкую речь».

О динамике развития села Будько рассказывает сухо, но образно: «В советские годы здесь было около 200 дворов. Сейчас столько же, но уже жителей. Три улицы вместе с домами, говорят, исчезли так, как будто их и не было. О здешнем колхозе имени Дзержинского, который числился в разряде миллионеров, напоминают лишь стройные ряды, развалившихся коровников. Единственными «градообразующими» предприятиями в Михайлово-Павловске остались школа, пара магазинов и пограничная застава, или по-новому отделение».

Единственная достойная работа для мужчины в приграничье - это подписать контракт с пограничной службой: «Поэтому попасть туда стремятся все. Но берут не всех».

«Слишком долгая и тщательная проверка. Я устроился. С тех пор ни капли не жалею», - рассказывает 31-летний Николай Петров - коренной житель села, прапорщик-пограничник.

Пограничники рассуждают о преимуществах контрактной службы: «С контрактниками работать значительно проще - они знают, что хотят и чем рискуют. Единственная проблема - это их недостаточное количество».

15-этажная бедность
Председатель регионального отделения Забайкальской ассоциации строительных организаций Юрий Викулов в «Строительных известиях» заявляет, что строительную отрасль ждет не кризис, а катарсис.

Викулов уверен, если бы слова «мировой финансовый кризис» не были громко озвучены, основная часть россиян и не узнала бы об этом явлении: «Строительство в России и в Забайкалье в частности - отрасль, в которой используются материалы преимущественно местного производства. В нашем регионе даже существует понятие «местные стройматериалы»: песок, кирпич, уголь, дерево, отечественные цемент и металл... В трудные времена русские люди всегда обращались к своим истокам, так и производственные организации вновь должны вспомнить о том, что естественно и наиболее доступно для их успешной работы».

По мнению строителя, забайкальский рынок сегодня далек от переполнения предложениями о продаже недвижимости, однако спрос на последнюю неуклонно падает: «Происходит это потому, что наше общество живет слухами и откровенно спекулятивными заявлениями некоторых некомпетентных личностей о том, что жильё вскоре станет дешевле. Основной же частью нуждающегося в нём населения являются работники бюджетной сферы и молодёжь, а их накопления не позволяют окупить те расходы, которые объективно закладываются застройщиками в стоимость квадратных метров».

Викулов видит только один выход: «Возведение строительными организациями и частными лицами домов на индивидуальных участках. Люди должны понять, что кризис - не повод для отчаяния и бездействия, а прекрасная возможность активизироваться и осуществить то, что предлагает им в данный момент сама жизнь».

Кризис, по мнению Викулова, - это сигнал правительству о том, что пора перестать взвинчивать цены на уголь, ГСМ и другое сырье, пора поставить точку в бесконечном ряду повышения стоимости земельных участков: «Ведь финансовая напряжённость начинается, когда переходят грань доступности товара и покупательской способности граждан. Строительная отрасль пытается предпринимать шаги в сторону удешевления жилья, но по объективным причинам делать это весьма затруднительно».

Приводятся примеры: «Например, в 2008 году началось возведение жилого дома на углу улиц Шилова-Смоленская из конструкции, которая несёт снижение стоимости квадратного метра на 20%. Однако из-за дороговизны других составляющих строительства, таких как расселение жильцов с территории будущего объекта, стоимость земельного участка, оплаты и подключения к сетям коммуникаций и так далее той минимальной цены, которую хотелось бы назначить, достигнуть не удастся».

Викулов заявляет, что люди зря «фанатично ждут удешевления жилья», ведь «этот процесс уже давно идёт»: «Если учитывать, насколько обесценился рубль за год, получается, что стоимость квадратного метра не возросла, а наоборот уменьшилась

Даются советы: «Тем, у кого есть деньги, - вступайте в долевое строительство, приобретайте недвижимость и земельные участки для возведения индивидуального жилья. Не надо покупать ничем не подтверждённые доллары и поддерживать экономику чужой страны».

После прочтения заметки Викулова легко сойти с ума. Строители - и те обеднели. Оказывается, что их продукция давно дешевеет, а они, бедняги, ничего не могут поделать. Проклятое государство раздуло цены на жильё до безумия. Остаётся только догадываться, откуда в этом городе, зажатом в тиски беспощадной нищеты, десятками появляются автомобили, которые ещё не успели начать рекламировать толстые глянцевые журналы.

Заметка с многими неизвестными
Ожившая «Вечорка» устами своего нового редактора Олега Тополева благодарит всех читателей за поддержку: «Газета не виделась с вами ровно месяц. За это время произошла масса событий. Главное, конечно же, то, что газета продолжает жить. Огромное спасибо тем читателям «Вечорки», которые на протяжении этих дней заходили, звонили в редакцию и поддерживали нас, как могли».

С места в карьер газета начинает срывать покровы: «Весной «Вечорка» сообщила о громких арестах нескольких читинских предпринимателей. Тогда газета высказала предположение, что аресты Игоря Осинцева и Сергея Сухаревича связаны с деятельностью акционерного общества «Кондитерская фабрика «Восток».

В заметке приводится мутная схема работы этой самой фабрики с участием члена правления союза предпринимателей края Сергея Сухаревича, а также неких Ольги и Юрия Прокопчука. Последние, по информации нового журналиста Семёна Верещагина, были уволены из-за каких-то малопонятных нарушений.

После этого издание вспоминает, как в октябре было возбуждено уголовное дело в отношении людей, называвшихся представителями УВД криминальными авторитетами - Осинцева, Сухаревича, Харциенко, Мельничука, Галсанова и Донцова: «По словам сотрудников УВД, членами ОПГ были совершены тяжкие и особе тяжкие преступления, связанные с экономическим захватом предприятий и организаций, вымогательством денег у коммерческих структур».

Издание приводит комментарии родственников арестованных. Галина Донцова: «Моего мужа назвали криминальным авторитетом. А у него нет даже судимости. Как можно вот так - на весь край - называть человека чуть ли не бандитом? Насколько я понимаю, такие вещи можно говорить только после решения суда, которого еще не было. Я до сих пор в шоке от этих слов милицейского генерала».

С Донцовой согласна Наталья Сухаревич: «Когда этот сюжет прошел по телевидению, сразу же начались телефонные звонки моему сыну. Он тоже Сергей. Сергей Сергеевич Сухаревич. Его напрямую спрашивали: тебя что посадили? На следующий день после показанного сюжета позвонила дочь. Она студентка и учится в другом городе. Со слезами спрашивала: как так, почему отца называют бандитом? Такие новости разлетаются моментально по интернету. Мы ходили к господину Кучерову и спрашивали его, почему он так говорил о наших мужьях? Если они в чем-то виновны, то это должен решать суд, но он так ничего нам толком и не ответил».

Дальше опять приводятся малопонятные схемы нарушений некоей Ольги Прокопчук в мало мне знакомой фабрике «Восток». Приводятся выдержки из публикаций пятилетней давности и рассказывается о том, как Прокопчуков уволили. После увольнения, по информации неизвестного журналиста издания, супруги Прокопчук неоднократно обращались в правоохранительные органы с ходатайством о возбуждении уголовного дела в отношении Сухаревича, председателя совета директоров ОАО «Восток». Дело всё не возбуждали, а «Восток» тем временем прошёл «гигантский путь от предприятия, находившегося на грани разорения, до процветающего».

Потом читатель опять внезапно оказывается в марте 2008 года, когда, как я понял, деятельность Ольги Прокопчук привела к желаемым результатам и «начались аресты, которые в прессе обычно называют громкими». Дальше опять ничего не понятно, но появляется имя генерального директора некоего ООО «Гурмэ» Евгения Харциенко, которому 78 лет и которого проклятые правоохранительные органы тоже причислили к криминальным авторитетам.

Из довольно пространной публикации я понял следующее: правоохранительные органы виноваты в том, что назвали людей, вина которых ничем не доказана, не просто преступниками, а криминальными авторитетами.

Размышляя о том, в какую сторону накренилась «Вечорка» после закрытия, впору сойти с ума вторично.

Обсудить на форуме