НОВОСТИ
21 ФЕВРАЛЯ
20 февраля

Тупым ножом по свежим ранам – массовое обрезание в обзоре наиболее запомнившихся событий ноября

Ноябрь стал самым неприятным по масштабам влияния финансового кризиса месяцем.

Несмотря на то, что данные о сокращениях людей и закрытиях предприятий, прежде всего в горнорудной отрасли, активно охранялись от внешнего мира стеной молчания, в ноябре стало понятно, что всё это может плохо кончиться.

Финансовые диалоги: дельфины и носороги

Сначала правительство края отозвало из парламента бюджет на 2009 год. Первые сообщения об этом появились 1 ноября, а отозвали-то его, видимо, ещё в октябре. Отзыв проекта бюджета был связан не столько с тем, как проходили согласования в Минфине РФ, сколько с желанием ведомства Алексея Кудрина урезать дефициты региональных бюджетов в лучшем случае до нуля, в худшем – до возможного минимума.

Минфин РФ рекомендовал правительству края осуществлять подготовку проектов бюджетов на 2009 год, исходя из консервативного сценария развития экономики и динамики налоговых поступлений. Бюджет должны были внести в срок до 25 ноября – у региональных чиновников было три недели, чтобы заинтриговать граждан грядущими финансовыми ужасами.

Начал губернатор – 5 ноября его пресс-служба распространила пресс-релиз о распоряжении главы региона сократить в 2009 году расходы органов исполнительной власти на 10%. Одновременно правительство заявило о сокращениях чиновников. Назывались конкретные цифры по отдельным подразделениям правительства. Так, стало известно, что бюджет департамента управления делами губернатора на 2009 год уже урезан на 50 миллионов рублей, будут отменены все работы по капитальному ремонту административных зданий и сооружений на сумму 13,8 миллиона рублей. Кроме этого, правительство отказалось от ремонта фасада здания по Чайковского, 8, сэкономив тем самым, если верить пресс-службе губернатора, 30 миллионов рублей.

Новость о сокращениях чиновников, несмотря на многолетние требования общественных деятелей это сокращение провести, никакой реакции, кроме перепечатки пресс-релиза областной администрации, в информационном поле не вызвало. Целый месяц я терзался сомнениями по поводу того, почему столь упорные в желании сократить чиновничий аппарат журналисты, добившись, по сути, своего, молчат как рыбы в лесу. Сомнения развеяли депутаты Законодательного собрания, правда, уже в декабре. Выяснилось, что сокращать надо не 10%, а 30%, и только тогда общество счастливо вздохнёт с облегчением.

Бюджет в новой версии попал в Заксобрание в 20-х числах ноября. Дефицит сократили до 450 миллионов рублей, урезав всё, что вообще можно было урезать. Недостаток средств по сравнению с действующим дефицитом бюджета-2008 в 2,3 миллиарда рублей смотрелся странно, но краевой Минфин и курирующий финансово-экономический блок вице-премьер Алексей Кошелев быстро дали понять, что всё это – ещё цветочки. Мол, Минфин РФ требовал вообще оставить бюджет без дефицита, но в наших условиях сделать этого просто не получилось.

Наши условия – это государственный долг, который приближается к 3 миллиардам рублей, невозможность этот долг увеличивать, переплата по налогу на прибыль в размере 500 миллионов рублей и сокращение ежедневных поступлений в краевой бюджет с докризисных 30-40 миллионов до 2-3 миллионов рублей нынешних. Все эти печальные цифры министр финансов Светлана Доробалюк озвучила на общественных слушаниях по бюджету. Депутаты и общественные деятели масштабов кризиса не испугались и потребовали дефицит всё же увеличить. Со стороны это выглядело как разговор дельфина с носорогом. В том плане, что один с плавниками и плавает, а второй с рогами и бегает.

На общественных слушаниях руководитель краевого управления Федеральной налоговой службы Ирина Войлошникова рассказывала о том, какие выпадающие доходы ждут бюджет края в 2009 году. По отдельности цифры не казались страшными, но сумма отдавала миллиардными дырами. Слушать всё это было страшно, видимо поэтому никто из журналистов и не слушал.

В числе прочего Войлошникова кинула камень в общий огород законодательной и исполнительной власти региона, достаточно жёстко заявив, что налоговое бремя в регионе и без того запредельное. В этой связи разного рода инициативы по усилению налогового давления и увеличению налоговых сборов на фоне декларируемой государством либерализации, с точки зрения Войлошниковой, выглядят как минимум странно.

При этом увеличить налоговые изъятия в нашем регионе предлагает кто ни попадя – и чиновники, и депутаты, и общественные деятели. Против только бизнесмены, но их никто не слушает. Та же налоговая инспекция, которая в больших залах разглагольствует с употреблением слова «либерализация», на практике порой ведёт себя совсем не так либерально, как хотелось бы налогоплательщикам.

Выслушав Доробалюк, Кошелева и Войлошникову, Заксобрание утвердило в конце ноября бюджет в первом чтении. В процессе голосования был забавный эпизод, когда первый подсчёт голосов «за» дал числительное 15 из 40 присутствовавших в зале депутатов – неправильно сработала счётная комиссия, чему искренне удивился спикер Анатолий Романов: «Всего 15? Вы о чём говорите? Дайте мне нормальную цифру!» В этом эпизоде было интересно понаблюдать за эмоциями всегда демонстративно безэмоционального единоросса.

Вместе с принятием бюджета депутаты приостановили действие 50 целевых программ, но после выступлений Кошелева сотоварищи никто по этому поводу уже особо не возмущался – как говорится, не до жиру.

Естественные и искусственные колдобины

В ноябре решалась судьба газеты «Вечорка», которую коллеги и общественники объявили по ошибке главным рупором гласности. Газета, годами ничем не отличавшаяся от серого фона здания, в котором расположена её редакция, и освещавшая в 2008 году три-четыре проблемные темы, внезапно стала оплотом свободы слова.

Сначала редакцию приказом нового директора объединённого концертно-циркового комплекса (КЦК) «Забайкалье» Михаила Зайцева сократили. Буквально через несколько дней в ситуацию внезапно вмешался губернатор, который поручил своему пресс-секретарю Наталье Абраменковой разобраться в происходящем. Абраменкова провела совещание, на котором, судя по всему, коллективу редакции предложили искать выход из сложной финансовой ситуации. Сложно сказать, какой выход нашла редакция, но в декабре газета вновь стала издаваться, сменив в колонке редактора многозначительно глядящего в монитор ноутбука Владимира Кантемира на пристальный взгляд Олега Тополева.

7 ноября прокуратура поставила формальную точку в истории с лежачими полицейскими, которые превратили улицу Рахова в сплошную пробку, уничтожив одновременно и без того непростое движение на Ярославского и Лазо. Прокуратура посчитала, что администрация города действовала из лучших побуждений, а потому мелкие прегрешения вроде отсутствия бордюров, предупреждающих знаков и здравого смысла можно простить. Город обязали убрать один комплекс искусственных препятствий на федеральной трассе Чита – Забайкальск и устранить выявленные нарушения, на чём и успокоились. Пробка на Рахова продолжает каждое утро упираться своим мерным дыханием в микрорайоны на КСК.

11 ноября УВД распространило пресс-релиз о том, что в Чите арестованы члены преступной группировки, которые в течение 2001-2003 годов занимались вымогательством денег у местных коммерсантов. Сообщалось, что сотрудникам УБОП удалось получить достаточно сведений, подтверждающих, что преступное сообщество создано в 2001 году Игорем Осинцевым.

«Группой были совершены тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с экономическим захватом предприятий и организаций, вымогательством денег у коммерческих структур. В настоящее время четверо активных участников преступного сообщества во главе с их лидером находятся в СИЗО Читы», - сообщала пресс-служба УВД.

Неотложные войны с кипятком и паром

Ноябрь стал месяцем агрессивного противостояния городской администрации с ТГК-14 и краевым Минздравом. Профком энергетиков и часть моих коллег усмотрели в этой агрессивности признаки приближающихся выборов на мост мэра города и в гордуму. Я далёк от мысли о том, что Михалёв и депутаты столь коварны, но активность их пресс-служб в ноябре была явно аномальной. Вероятно, сказались какие-то магнитные бури – так оперативно выдавались ответы на редкие и боязливые выпады Минздрава и ТГК-14. Под замес попало и ИА «Чита.Ру», журналистов которого пресс-служба теперь уже краевого Минздрава обвинила в том, что они позволяют себе цитировать неправедные слова пресс-секретаря гордумы Ларисы Семенковой.

Лариса Семенкова сообщала миру о том, что регион хочет передать службу скорой помощи городу в непригодном для использования состоянии. При этом правительство края не намерено, по информации Семенковой, выделять деньги на ремонт и прочие благоустройства. В этой связи Семенкова высказывала сомнения по поводу того, что переданная с 1 декабря с одного уровня на другой скорая помощь начнёт нормально работать.

С изрядным опозданием пресс-служба Минздрава сообщила, что решение о передаче центра медицины катастроф с краевого на муниципальное финансирование никак не отразится на режиме работы бригад станции скорой помощи.

Приводились слова министра здравоохранения Бориса Сормолотова: «Никто и никогда не откажет людям в праве вызвать «неотложку» для оказания скорой медицинской помощи. На режиме работы бригад читинской станции скорой помощи решение о передаче с краевого на муниципальное финансирование ни коим образом не отразится! Вызовы граждан будут обслуживаться круглосуточно».

При этом Минздрав обвинил в нагнетании паники ИА «Чита.Ру», а не Семенкову, на которое «Чита.Ру» ссылалось: «Однако вовсе непонятно то, что таки подвигло служителя пера на желание напугать забайкальцев: жажда жареных фактов либо неумение донести до обывателя суть проблемы?»

Кончилось всё тем, что Читинская гордума проголосовала против решения краевого Минздрава о передаче службы скорой помощи из ведения субъекта в муниципальную собственность, мотивировав это отсутствием в городском бюджете средств на приведение станции в надлежащий вид. Позиция гордумы и её пресс-секретаря при этом опиралась на мнение горадминистрации.

Ситуация было начала спускаться на тормозах, как к делу подключилась краевая прокуратура, которая сообщила мэру и руководителю гордумы о том, что если так будет продолжаться дальше, то обоих привлекут к уголовной ответственности за нарушение прав горожан. После этого обе пресс-службы – и городская, и думская как-то быстро забыли тему станции скорой помощи.

В середине ноября гордума совместно с мэрией внезапно признали ситуацию с теплоснабжением краевого центра критической. Крайним была признана, естественно, ТГК-14. Мэрия повела агрессивную информационную кампанию против энергетиков в одну калитку – некогда продуктивная пресс-служба компании хранила высокомерное молчание. Депутаты писали письма, в которых критиковали руководство ТГК-14 за все имеющиеся грехи – недостаточно эффективную работу с потребителями, залитые подвалы, отсутствие горячей воды и нормального ремонта.

Активность мэрии, которая поддерживала депутатов и, возможно, направляла их на путь истинный, вызывала удивление. Как будто раньше в городе не было такого количества проблем. Безусловно, ТГК-14 в бытность Владимира Алфёрова на посту генерального директора выглядела в информационном поле совершенно иначе. Вероятно, что и год назад были проблемы в теплосетях, парили подвалы, местами отсутствовала горячая вода, было какое-то недопонимание с городскими властями, но и власти, и руководство ТГК-14 находили силы и возможности не вытаскивать, как говорится, сор из избы. Со сменой собственника изменилась и ситуация – город внезапно встал на край пропасти, дно которой залито горячей водой.

ТГК на третий день боевых действий ответило письмом профкома компании, в котором сообщалось о долгах, приближающихся выборах и 80-процентной изношенности оборудования. К концу месяца информационная война закончилась встречей директора ТГК-14 Сергея Васильчука и мэра Читы Анатолия Михалёва. Стало известно о программе по спасению теплоснабжения краевого центра стоимостью в 3,5 миллиарда рублей и сроком до 2011 года. ТГК обязалось вложить около 10% суммы, призвав власти города и края найти остальные деньги. Подвалы компания обязалась осушить и без всякой программы в срок до нового года. Параллельно руководители, судя по обстановке, договорились более корректно вести себя в отношении друг друга. Впрочем, если ТГК была корректна и до этого, то администрация города заметно успокоилась. К слову, в декабре Васильчук дал первую пресс-конференцию, чем поколебал мнение о собственной неприступности.

Ненужное золото забайкальской чеканки

В ноябре в Забайкальском крае начали закрываться горнорудные предприятия. Информация об этом была традиционно закрыта, но, скажем, в декабре из обрывочных фраз чиновников стало понятно, что закрылась золотодобывающая фабрика «Ильдиканзолото», есть проблемы у «Востокгеологии» и предприятий «Русдрагмета» - прежде всего у Новоширокинского рудника. Нежелание властей говорить о происходящем в общем-то понятно, но уже в ноябре было ясно, что процесса этого не избежать – слишком сурово падали цены на металлы на мировом рынке.

Единственным пятном на горнорудной отрасли, цвет которого стал ясен уже в ноябре, стал Дарасунский рудник. Как известно, в сентябре 2006 года пожар на шахте Центральная рудника унёс жизни 25 шахтёров. «Русдрагмет» не смог оправиться после этой катастрофы и рудник продал. Новые хозяева – группа компания «Южуралзолото» - вроде бы обещали чудо, но негостеприимный забайкальский север разрушил эти планы, судя по всему, ещё до мирового кризиса.

В ноябре стало известно, что ещё в октябре трудовой коллектив рудника, недовольный зарплатой, объявил забастовку. Информацию эту распространила пресс-служба вице-премьера Евгения Вишнякова, который пытался помирить рабочих и руководство предприятия.

Обозначались причины конфликта - с июля 2008 года произошло значительное снижение объёмов добычи – с 32 до 8 килограммов золота в месяц. Это привело к сокращению на предприятии размера заработной платы, поскольку собственник при расчетах с трудовым коллективом следует принципу «как поработаешь, так и получишь».

Вишняков обозначил позицию краевого правительства, которое намерено сохранить рудник, несмотря ни на какие сложности. Вместе с тем вице-премьер дал понять, что в Чите недовольны поведением самого трудового коллектива, который забастовкой усугубил и без того накалённую обстановку.

Между тем, в ноябре региональные власти дали понять, что масштабный проект по освоению юго-востока края даже в условиях кризиса будет реализовываться, пусть и более низкими темпами, чем предполагалось ранее. Осью, на которую должны нанизываться будущие успехи, стал юго-восточный БАМ – железнодорожная ветка Нарын – Лугокан. В ноябре определился генподрядчик строительства – «Корпорация Инжтрансстрой», которая эту дорогу проектировала.

Массово сокращающая людей «Востокгеология» тем временем продолжила ставить на баланс месторождения. В ноябре Государственная комиссия РФ утвердила запасы Култуминского полиметаллического месторождения, которые позволяют рассчитывать на строительство ГОКа с производительностью до 8,3 миллионов тонн руды в год. Продукцией ГОКа, на строительство которого в «Востокгеологии» рассчитывают, несмотря ни на что, станут золото, серебросодержащий медный и железорудный концентраты.

Трижды пятьдесят

В ноябре в крае продолжилось падение цен на бензин. Флагманом дефляции, а точнее её индикатором традиционно выступило ОАО «Нефтемаркет», владеющее крупнейшей сетью АЗС. Иркутские поставщики подекадно снижали цены, и эта разница немедленно вылезала на информационных табло около заправок компании. По итогам первой декады на 50 копеек подешевел только АИ-92, по итогам второй на 50 копеек упала цена на все виды топлива, ещё на 50 копеек упали цены к концу третьей десятидневки.

На фоне перманентного снижения цен Региональная служба по тарифам 20 ноября приняла решение снизить цены на проезд в маршрутных такси на 1 рубль. Владельцы маршруток, плохо сдерживаясь, возмущались, но решающего значения их позиция не имела. Впрочем, законные требования властей в большинстве случаев по старой традиции не выполнялись – с пассажиров как брали по 17 рублей за проезд, так и берут до сих пор. Откровенно говоря, простояв пару раз минут по 40 на остановках, я готов платить хоть 20 рублей, лишь бы они ездили с какой-нибудь большей регулярностью.

Ноябрь стал последним действительно «серьёзным» месяцем 2009 года. Кризис показал себя во всей красе – с цифрами, подробностями и безрадостными зарисовками с мест. В декабре эта тенденция продолжится, но, учитывая приближение Нового года, уже с меньшим накалом. А со второй половины декабря информационное поле начнёт скатываться с горки, упирающейся в 10-дневные каникулы. В январе сограждане, видимо, будут от этих каникул отходить. Так что ждать самого интересного и страшного стоит в феврале или весной.

А пока – с наступающим!

Обсудить на форуме