НОВОСТИ
21 АВГУСТА
20 августа

Газетные войнушки с чиновниками и горящие от домино ладошки – обзор районной прессы

Исторический снимок, знакомый всем краснокаменцам, публикует «Слава труду».

- А знаете, чьё это фото и кто запечатлён на снимке? - спросил недавно наш постоянный читатель, первый участковый милиционер посёлка Октябрьского П.С. Черепанов.

И рассказал, что в сентябре 1967 года задание по установке стелы «Здесь будет город» выполняли буровик Владимир Абакумович Лубский, председатель профкома ГРЭ-324 Пётр Яковлевич Раков и геолог-маркшейдер Дмитрий Максимович Кряукин с сыном Вовочкой. Тогда и сделал этот снимок инженер ГРЭ-324 Пётр Михайлов.

Люди ли шли в атаку?

А к дню снятия блокады Ленинграда журналисты «Слава труду» по пальцам одной руки пересчитывают «людей из стали» - ветеранов, которые стали участниками тех страшных и трагических для страны событий. Василий Иванович Леонов, Александра Никитична Платонова, Виталий Иванович Силин, Александр Болеславович Щучко и Светлана Андреевна Горковенко – «все они родились в Ленинграде, по «дороге жизни» были вывезены в разные уголки России и по разным причинам оказались в Забайкалье».

«Василий Иванович Леонов теперь живёт вместе с дочерью и внуками. Он плохо видит, слышит, не выходит на улицу. Прожектора в ночном небе, бомбёжки, голод, закутанные люди в очередях за водой и хлебом – самые яркие детские воспоминания тех страшных девятисот дней. В 1943 году маленького Василия, его сестёр и маму через Ладожское озеро вывезли в Новосибирск, где до конца войны они работали в совхозе, затем семья приехала в Забайкалье осваивать целину».

«Пиджак с орденами и медалями Александра Никитична Платонова надевает только по особым случаям. Годовщина снятия блокады Ленинграда – один из них. Она пережила блокаду, прошла всю войну и дожила до 87 лет. Несмотря на голод, холод копала противотанковые рвы, работала на заводе для фронта и верила в победу. Вспоминать те события без слёз не может и спустя 65 лет: «Постоянно хотелось есть. Бомбёжки, обстрелы, смерть близких: таким был Ленинград в то время. Я вот одна осталась. Все мои родные умерли от голода».

«Очевидцам тех событий сегодня далеко за восемьдесят. Но закалка военных лет не позволяет поддаваться болезням и жаловаться на жизнь. Немного внимания и поддержки – этого они ждут от нынешнего поколения», - напоминает нынешнему поколению Юлия Гневышева.

В «Ленинском пути» №2 можно прочитать о том, как 6 «А» Оловяннинской средней школы №1 побывал на экскурсии в городе-герое Волгограде.

«Нынешние школьники – возможно, последние, кто имеет возможность услышать голоса тех, кто выстоял и победил. И не просто услышать, а понять, осознать и принять личный опыт человека, который «родом из войны». Помочь в этом – нравственная миссия учителя-словесника, классного руководителя», - пишет классный руководитель 6 «А» В. Филиппова. «Волгоград. Замечательный город встретил нас тёплым, осенним приветливым солнышком, клумбами ярких цветов, осенней палитрой красок. Но самым важным и ярким моментом за всё пребывание в Волгограде было общение с удивительно интересными экскурсоводами – учителями истории города», - отмечает автор материала.

«С огромным волнением смотрим на стены-руины. Они создают впечатление улиц разрушенного города, рассказывают о фронтовой жизни, о подвигах воинов, здесь же выдержки из боевых приказов. Вот она, достоверная история войны, история пути нашего народа к Победе», - и вслед за автором не верится, что ребята-шестиклассники из далёкой забайкальской провинции были «участниками» исторических событий, потому что они стояли на площади Героев.

Стояли на площади Героев, видели шесть скульптурных композиций, 100-метровую стену в виде удлиненного знамени со словами: «Железный ветер бил им в лицо, а они всё шли вперёд, и снова чувство суеверного страха охватывало противника: люди ли шли в атаку, смертны ли они?».

«Забайкалец» публикует историю воина-интернационалиста Эдуарда Кремнёва, оставшегося фактически без крыши над головой: «24 октября 1980 года он был призван Забайкальским райвоенкоматом. Из пересыльного пункта в п. Атамановка призывников перебросили в г. Самарканд, где находился учебный пункт. Здесь «Эдуард встретил земляка-забайкальца В.С. Фирсова. 5 мая молодых призывников посадили в пассажирский самолёт. В воздухе стюардесса объявила о том, что самолёт летит курсом «Самарканд – Кабул». В Кабуле он снова увидел Валеру Фирсова, но служили они в разных местах: Валерий – на юге Афганистана, а Эдуард – на севере. Рота связистов, в которой служил Эдуард, находилась на горе недалеко от города Пули-Хумри. Они обеспечивали правительственную связь и сопровождение колонн с грузами. Э.Н Кремнёв награждён медалью «От благодарного афганского народа».

Потом, после всего – жил в Забайкальске где придётся: «В общежитии, снимали квартиры. Устроились на работу – жена Нина Анатольевна – медиком на «Скорую помощь», а Эдуард – сначала в таможню, потом в НГЧ – токарем, а затем – на КЕ-10- электрослесарем. Им было выделено общежитие в здании бывшего детского сада. Семья стояла на очереди на улучшение жилищных условий. И в 2004 году сбылась их мечта – они получили 3-комнатную квартиру в 60-квартирном доме по ул.Красноармейская,60 на основе договора срочного найма. Радости не было предела, но на следующий же день пришли представители из профкома и потребовали протокол, на основании которого была выделена квартира».

«Оказывается, на ОАО «РЖД» произошли структурные изменения: КЕ-10 была передана в муниципальную собственность, а дом принадлежит к помещениям «специализированного жилищного фонда ОАО «РЖД». На этом гонения не закончились, руководство Забайкальского филиала ОАО «РЖД» стало требовать задолженность по квартплате и ЖКУ, хотя оговоренную в договоре сумму семья Кремнёвых ежемесячно оплачивает. Нина Анатольевна стала обращаться в различные инстанции, где ей сообщили, что муж, как воин-интернационалист, имеет право на первоочередное обеспечение жильём и льготы по оплате за ЖКХ. Но руководство настаивает на своём, и, в конце концов, Борзинская дистанция гражданских сооружений и ВВ предъявила иск о взыскании задолженности и выселении семьи из жилого помещения, хотя сын в настоящее время работает в дистанции погрузочно-разгрузочных работ и коммерческих операций, относящихся к ОАО «РЖД», - так заканчивается эта история.

Во врезке от редакции чёрным про белому значится обида: «Обидно, что такой факт выявился накануне 20-летия вывода войск из Афганистана».

День информационных киллеров

«Пусть газеты остаются любимыми и уважаемыми среди читателей. Пусть никогда не затупится ваше перо, пусть районные средства массовой информации всегда отражают жизнь и деятельность района. Удачи вам, здоровья, процветания!», - поздравляет с Днём российской прессы глава Красночикойского района Егоров редакции «Знамени труда» и «Новой газеты».

«Поверьте, за 30 с лишним лет работы у меня есть что сказать и о журналистике, и о журналистах», - Ирина Жигулина в газете Газимуро-Заводского района «Вперёд» рассказывает о «самой лучшей в мире профессии».

«А кто такие журналисты? Их по-разному называют. Но я опускаю всякие обидные слова, выражения и незаслуженные анекдоты. Да и что мне до других, я о себе скажу, можно? Такой день... Называли меня «Акула пера» (газета «Экстра», осень 2003 года) и информационный киллер» (телекомпания « Альтес», те же годы, обозреватель Лариса Комиссарова), и т.д., и т.п. Всякое было. Но ничего – не обижалась... И благодарю жизнь и судьбу за то, что у меня такая профессия».

Вдобавок Ирина Сергеевна увлекает читателей историей об одном дне в своей профессиональной деятельности, когда в конце 70-х тогдашний редактор «Комсомольца Забайкалья» Владимир Тихомиров отправил её, молодую и нахрапистую журналистку в областную детскую больницу им. Ленина писать материал ко Дню медицинского работника: «Меня экипировали с ног до головы. Ноги обули в бахилы, на руки – перчатки, халат, колпак до бровей, маску... От меня прежней остались только глаза да и то за очками. Привели в операционную и дали вводную: «Стой здесь, никаких телодвижений, руки из карманов не вытаскивать, а главное – ничего не трогать! И ещё: не вздумай сказать, что ты из газеты, а то влетит нам от начальства».

«Несколько подумав, - вспоминает Жигулина, - Юрий Федорович показал на табуреточку у двери: «Станет плохо, замутит – присядешь здесь, а если уж совсем худо станет – в коридорчике есть диван, приляжешь». Ну да, заметила я тот диванчик. Я согласно кивнула. Половину операции я мужественно простояла молча. Хирурги работали, прибегал и убегал анестезиолог, операционная медсестра молча подавала инструменты... Но тишины не было: хирурги переговаривались на своём, мне непонятном языке, те же инструменты, падая, брякали о таз...»

«А мне ничего не было видно! Мои уважаемые доктора и герои моего будущего очерка стояли стеной над операционным столом, что-то там резали и шили – но я-то не видела. Какое там «станет плохо», мне было уже «совсем худо» от того, что я ни-че-го не видела! Как же я напишу материал? От волнения у меня запотели очки, руки в карманах сжались в кулаки и хотелось завопить: «Миленькие, пододвиньтесь, я же ничего не вижу!» - как заново переживает Ирина Сергеевна производственную трудность.

Хитростью врачи заманили молодую и нахрапистую Жигулину помогать им делать операцию. А потом – «мы сидели в ординаторской, пили чай (по секрету – и не только) - за праздник, моё «крещение»... За успехи - «наши и ваши». Шутили над моим «ляпом». И о серьёзном говорили тоже. О том, что хирурги не получали в те годы за вредность. В отличие от анестезиологов, которые только дают наркоз, выводят из него, а все другое время пьют чай-кофе. А в это самое время (и час, и два и много больше) хирурги стоят над столом, оперируют и дышат этим же наркозом. А по тогдашним меркам Минздрава для них это было совсем невредно».

«Говорили о Куценко, у которого из-за язвы от желудка осталась какая-то часть, и он живёт от Читы в часе езды на электричке. Ну, где тут думать о какой-то диете и нервах? «Наши нервы сгорают в операционной», - подумала я за них. И они со мной согласились... Вот обо всём этом я и хотела написать в газете. Но времена были другие – застойные, брежневские. И все «датские» материалы к юбилеям и праздникам, должны быть восторженными и хвалебными. А проблем нам не надо было, не правда ли? Вот поэтому о том дне пишу сейчас, - через много лет выполняет задание редактора так, как хотелось ей, а не ему, журналистка.

«Дело было в Пеньковой», - прямо с заголовка в «Могочинском районе» вспоминает известный журналист Анатолий Снегур, как полвека назад ему пришлось жить и работать на станции Пеньковая: «А всего нас там оказалось чуть более сотни человек. И считали нас людьми лесными, на что были серьёзные основания. Все наши интересы замыкались на вверенной нам железной дороге и ближайших зеленых кварталах».

«В посёлке не было ни автомобилей, ни мотоциклов, не было ещё и пилы «Дружба», что только укрепляло ощущение жизни в лесу. Лес кругом, лес даже в некоторых дворах. Легко было гадать, как валили-корчевали его строители 1908-1911 годов. И хоть об экологии, как таковой, мы еще не слышали, но сдержанности тех первопроходцев в расчистке зеленого урочища поражались. И при каждом подходящем случае благодарили их, что думали-заботились о нас сегодняшних. В нашем распоряжении были удивительные (по нынешним временам) зелёные кварталы — богатые, красивые, удобные», - пишет Снегур.

«Не скрою, она мне снится очень часто. Конечно же, в любом ночном сюжете прежде всего лес, его зовущие в любое время года тропы и кварталы. На этом фоне вновь вижу Ивана Макаровича Ряженцева и Мишу Чишуне – самых-самых старожилов посёлка, его патриархов, его неофициальных парторгов. Испытанными новостными площадками у нас стали общественная баня (частных тогда не было) и пристанционный парк (был в том лесу и такой) с капитально вколоченными столами и скамьями для доминошников. У меня, такое ощущение, ладошки горят до сих пор…», - Анатолия Емельяновича, даже несмотря на то, что он не был в Пеньковой более тридцати лет, можно читать бесконечно.

Вода по талонам и опасные спортзалы

«Ононская заря» пишет о том, как в Новой Заре решили водную проблему. Село, этим летом печально прославившееся побившим крыши и урожай градом, имеет массу других проблем: «Место, где чаще всего пересекаются пути жителей села Новая Заря – это водокачка. Единственная на всё село, она одних поит, других кормит. Водокачка для новозоринцев – в прямом смысле источник жизни, ведь в округе ни одного колодца, ни озерка, ни речки. Стоит ли удивляться, что проблемы с водообеспечением здесь были всегда».

Три года назад местные власти приобрели электронасос, кабель, счётчики, заменили крышу - «Скоро водокачку было не узнать – побеленная снаружи и внутри, всё работает, кругом чистота».

Но чтобы обеспечить рентабельность и приучить людей к порядку, специалисты сельской администрации разработали несложную схему: «Решено было воду населению продавать, используя талонную систему. Самую расхожую ёмкость – 40-литровую флягу оценили в один рубль, за водопоение одной взрослой головы КРС – 15 рублей, молодняка – 11 рублей в месяц. Переданные из колхоза по остаточной стоимости два трактора с бочками сдали в аренду жителям села, они взялись обеспечивать подвоз воды по дворам. Водовозы также покупают воду в администрации по 17 рублей за тонну, а жители уже рассчитываются с ними».

Об опасном спортзале школы райцентра можно прочесть в следующем номере «Ононской зари»: «В прошлом году, в декабре, в Нижнем Цасучее прошли районные соревнования по баскетболу среди школьных команд. Есть победители и побежднные. Но поговорить хотелось бы об оборотной стороне этих соревнований, а точнее об их организации».

«Опасности в этом спортзале на каждом шагу. Волейбольная сетка натягивается с помощью лебёдки, железные зубья которой выступают прямо на полу у стены, не говоря уже о тех железных «штуках» с острыми углами, к которым эта сетка прикрепляется. Когда шла игра, нашему учителю физкультуры пришлось в буквальном смысле закрывать собой эти опасные острые железные углы. При любом удобном случае мы говорим о здоровье наших детей, в годовых отчетах пишем, сколько детей мы оздоровили. Но почему-то не пишем, сколько детей портит своё здоровье в наших школах», - пишет учитель школы Валентина Истомина.

Советские курорты и кинотеатры

«Красное знамя» Карымского района в материале «О красной воде и больной здравнице» рекламирует монографию Б.А.Зайкова под ред. проф. Б.И.Кузника «Курорт Дарасун» и бьёт тревогу о нынешнем состоянии санатория: «Хотелось бы остановиться на насущных проблемах санатория. В настоящее время здравница находится в ведении санаторно-курортного учреждения профсоюзов «ЧИТАКУРОРТ», являясь его филиалом. Когда-то курорт Дарасун являлся головным в составе Читинского территориального Совета профсоюзов, который включал в себя все здравницы Читинской области. Бурятии и Якутии, был базовым, имел высочайший рейтинг, носил статус республиканского, был высоко востребованный. По разным причинам курорт за полвека переживал взлёты и падения, первых было несравнимо больше, но такого затянувшегося падения, как за последние 15 лет, не было в его богатой истории никогда».

«Ссылаясь на материал своего журналиста Галины Фомичёвой, опубликованном несколько ранее в газете «Эффект», «Красное знамя» уточняет, что «Курорт к своему 150-летию подошёл далеко не в лучшем состоянии. Почему и по чьей вине, в санатории, который обладает одним из лучших в Восточной Сибири прекрасным комплексом курортных лечебных факторов, современными диагностическими возможностями, до сих пор не решена финансовая, материально-техническая сторона обустройства, почему прогрессируют разруха и разрушение жилого фонда (спальных корпусов, помещений питьевой галереи, летних танцевальных, спортивных площадок и кортов, не функционирует кинозал), ведь «лихие 90-е» уже давно прошли?»

«Почему курорт существенно сдал свои рейтинговые позиции в благоустройстве и комфортности спальных номеров, инфраструктуре и других показателях, влияющих на эффективность лечения? На это обращают внимание старожилы (врачи и средний медицинский персонал, отработавшие здесь но 15-20 лет и больше). Беспокойство выражают больные и отдыхающие», - пишет районка о гордости своего района.

«О том, что в начале января в кинотеатрах российских городов пройдет премьера художественного фильма Валерия Тодоровского «Стиляги», зрители знали заранее. Рекламный ролик этого фильма не раз показывали по телевидению в конце прошлого года. Но вот наконец, «Стиляги» добрались до Кокуя», - сообщает «Советское Забайкалье».

«В прошлую пятницу в кинотеатре «Авангард» состоялся первый сеанс фильма. «Сегодня даже настроение поднялось», - делится с журналистом директор кинотеатра Зинаида Спиридоновна Болотова, - всегда бы столько народу ходило». Правда, обычно в «Авангарде» такого не бывает. Фильмы идут, но зрителей бывает немного, иногда приходят два-три человека.

О проблемах киноиндустрии в масштабе отдельно взятого района идёт речь дальше: «Сегодня государственные кинотеатры - редкость. Практически все они переходят в частные владения. Читинской государственной кинокомпании принадлежат только 11 кинотеатров. Помимо «Авангарда» в их число входят: кинотеатры в г. Балей, г. Борзя, г. Краснокаменск, г. Петровск-Забайкальский, п. Карымское, г. Нерчинск, п. Ясногорск. п. Вершино-Дарасунский, п. Первомайский и кинотеатр «Бригантина» в г. Чите».

«Каждому кинотеатру установлен на 2009 год план по доходам, полученным от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности. В частности, по «Авангарду» они должны составить 200 тысяч рублей. И это при такой заполняемости зала? Если взять 2008 год, было проведено 324 сеанса, которые посетили 4 275 человек Доход от фильмов составил 47 тысяч 710 рублей. Самые большие кассовые сборы сделали художественные фильмы «Адмирал» и «Ирония судьбы или с лёгким паром. Продолжение», - отмечает «Советское Забайкалье».

Выборы уличных дворняжек

Редакция газеты «Родная земля» пытается посредством анкетирования определить рейтинг кандидатов на пост главы администрации: «В марте нынешнего года нам предстоит выбирать главу муниципального образования. Кто это будет? Кого бы вы хотели видеть на этом посту? Какими человеческими и административными качествами должен обладать человек, принявший на себя управление районным хозяйством. Все эти вопросы давно уже волнуют умы и сердца жителей района. Просим жителей сёл откликнуться.

Вопросы, предлагаемые редакцией, просты до неприличия: пол, возраст, образование, работа и «Кого бы вы хотели видеть на посту главы администрации района?»

В «Шилкинской правде» публикуется чудесное письмо. Так и называется: «Письмо в газету». Не мудрствуя, стало быть, лукаво. А. Пичуев, депутат районного Совета, заслуженный работник культуры России и по совместительству главный редактор размышляет о тенденции газетных «войнушек» чиновников с людьми: «Однако у редакции немало примеров и того, что даже косвенная критика, звучащая со страниц газеты, действует на некоторых руководителей, как красная тряпка на быка. Тогда, конечно, разумного диалога с читателем не получается. Это уже говорит не только о пригодности такого руководителя возглавлять, но и об уровне его культуры и образованности. Ведь умный начальник понимает, что, отвечая газете, он отвечает всему населению, тем самым официально пресекая все домыслы и слухи на заданную тему».

«Как тут не вспомнить письмо, пришедшее на днях в редакцию. Конечно, можно бы и не обращать внимание на выводы анонимного (спрятавшего за аббревиатуру из трёх букв) корреспондента, но ведь так, как этот человек думает, думают и многие другие. И никто не пытается подискутировать о правдивости таких выводов. Вот и этот аноним, опираясь на свободу слова, утверждает, что «последние выборы в городскую Думу были устроены так, что можно было выбрать даже дворняжку с улицы». Утверждает, что Думы в городе и районе вовсе не нужны, а депутаты подались туда для того, чтобы подзаработать. «Если вы патриоты, так работайте на общественных началах», - призывает автор письма.

«Для его сведения и всех, кто сомневается, сообщаю, что в поселениях, городе и районе нет депутатов на платной основе, кроме нескольких председателей Советов. Но нельзя не согласиться с автором в том, что больших успехов в улучшении жизни людей депутатами этих уровней действительно не достигнуто. Впрочем, большинству читателей известно, что основные правила игры в стране определяют не низовые депутаты, а те, кого мы выбираем в Государственную Думу. Выбирать-то выбираем, а вот контролируем ли их действия? Нет, наверное», - пишет главный редактор.

Пичуев рассказывает историю ещё одного письма из редакционной почты: «В середине года минувшего в редакцию пришло письмо из п. Первомайского с обращением к губернатору Забайкальского края. Очевидно, автор хотел, чтобы оно было опубликовано в районной газете с целью создания общественного контроля за поднятыми им проблемами: плохое состояние автодороги Урульга – Солнцевая («Вы вспомните своё обещание уложить асфальт на этой трассе выживания...»); металлолома («...в азарте народ так увлёкся, что сегодня режут на металл действующие магистрали, рельсы, опоры столбов, технику, кабели и т.д., у нас всего много. Китайцам нужнее...»); леса («Китайскому народу лес опять оказался нужнее. Он бережёт свои недра для потомков, забайкальцы живут одним днём...»); уничтоженное производство и его структура («Петровский Завод, Вершино-Дарасун, п. Первомайский, Золотореченск, Харанор, Балей...»).

«Автор, конечно же, знает все болевые точки Забайкалья, как, впрочем, знает их и губернатор. Знает, но что-то мешает ему вылечить эти гнойные язвы Забайкалья. Конечно, автор понимает, что в первую очередь тощий бюджет края, но он всё же приглашает господина губернатора в п. Первомайский «пообщаться с народом, потому как есть вопросы...», - пишет главный редактор, распорядившийся этим письмом по-другому.

«Редакция не опубликовала это письмо-обращение, а вот копия нами направлена губернатору Забайкальского края, и мы пока не знаем, в какой форме последует ответ.

Аналогичных писем как по районным, городским, поселковым, так и по общегосударственным проблемам идёт в редакцию немало. И наша задача – наладить разумный диалог между властью и обществом», - ставит задачи Пичуев. Похожие на невыполнимые.

Екатерина Шайтанова для «Чита.Ру»

Обсудить на форуме