Р!
12 НОЯБРЯ 2019

Пьяный железнодорожник на пути президентского кортежа – зимняя Чита в обзоре краевых газет за 25 февраля - 4 марта

Газеты на минувшей неделе соревновались в двух неспортивных дисциплинах – кто лучше напишет про визит в Читу президента страны и кто опубликует больше предвыборных материалов Анатолия Михалёва.

Сложно сказать, кто выиграл в этих двух забегах, но абсолютным рекордсменом на минувшей неделе по суммарным показателям стал заведующий кафедрой журналистики педуниверситета Владимир Тихомиров. Владимир Алексеевич (или те, кто пользовался его услугами) опубликовал один материал в трёх газетах, в двух случаях не пожелав менять даже заголовки.

Верховный главнокомандующий в роли поджарого ямайского марафонца

«Аргументы и факты - Забайкалье», скучно перечислив объекты, в которых побывал президент, и избранные цитаты из стенографических отчётов президентской пресс-службы, завершают материал вводными конструкциями «во-вторых», «в-третьих» и «в-пятых».

Явно в другой весовой категории – «Читинское обозрение» и Николай Черняев. Автор вспоминает, кто из руководителей российского государства бывал в Чите раньше: «Из глав государства к нам пока никто не возвращался. Ни царь Николай II, ещё наследником престола проследовавший по Забайкалью в 1891-м. Ни генсек Леонид Брежнев, в честь приезда которого в 1978 году прикрыли ветхий срам по улице Ленина - знаменитым забором «в гармошку». Ни Борис Ельцин, который ещё председателем Верховного Совета РСФСР сделал в 1990 году остановку в Чите и провёл прямо в аэропорту кратковременную беседу с областным начальством. Ни Владимир Путин, за восемь лет своего славного правления заскочивший в наш город на несколько часов».

Черняев перечисляет основные слухи, бродившие по Чите в преддверии визита Дмитрия Медведева: «Поговаривали, что президент едет смотреть, как укреплены восточные рубежи России, как развивается приграничное партнёрство... Не исключено даже, что будет ругать региональную власть и подписывать «увольнительную» Равилю Гениатулину. К визиту «кого-то из Москвы» усердно вычищали учебные и лечебные заведения города. По неподтверждённой информации, в областной клинической больнице на случай теракта оборудовали специальную палату, одна кровать в которой стоит почти миллион рублей...»

«Сверкнув отполированной чернотой, далеко за полдень 19 февраля промчался по Чите кортеж президента», - не к месту вспомнился Булгаков.

Нашлось место краткому сравнению Медведева с подчинёнными: «Глава государства оказался невысокого роста и на фоне тучных армейских чинов гляделся поджарым ямайским марафонцем»...

И рассказу о том, как президент общался с народом около здания пенсионного фонда по Чите и Читинскому району: «Когда президент вышел на улицу и направился к людям, не надев при этом головного убора, в толпе раздался сочувственно-уважительный вздох. «Приезжайте к нам летом!» – прониклись к Дмитрию Анатольевичу горожане».

«Чай, кофе и пышная сдоба, которыми потчевали незадолго до совещания столичных и местных журналистов в краевом правительстве, настроили пишущий и снимающий цех на добрый лад. Горькую тему развития Забайкальского края пресса заедала сладкими булочками», - развитие края по-прежнему остаётся горькой темой для читинских журналистов.

Ключевыми, по мнению Черняева, стали заверения федеральных министров и самого президента о том, что объём финансовой помощи Забайкальскому краю даже в условиях кризиса сокращать нельзя: «В числе приоритетов, по словам президента, - инвестиционные проекты в Забайкальском крае, на которые и власть, и бизнес потратили такое количество «денег, нервов, сил и энергии», что не законсервировать их в условиях кризиса - дело чести. Речь идёт, прежде всего, о юго-востоке Забайкалья, разработка минерально-сырьевых залежей которого сулит чрезвычайно солидные пополнения государевой казне, десятки тысяч рабочих мест региону и надежду на то, что поток приезжающих в Забайкалье превысит число бегущих из него».

На страницах «АиФа» нашлось место рассказу о том, что полпред главы государства Анатолий Квашнин за день до визита президента провёл в Чите совещание по реализации в Забайкалье крупнейших инвестиционных проектов.

«После совещания с губернатором, на котором обсуждался ход строительства железной дороги Нарын - Лугокан и освоения минеральных ресурсов юго-востока Забайкальского края и на которое журналистов пустили на пять минут - пофотографировать, полпред совершил подход к прессе», - в материале Евгении Мартынюк и Екатерины Шайтановой чувствуется лёгкое недовольство форматом общения полпреда с прессой.

Судя по материалу, речь на совещании под председательством Квашнина шла, в основном, о строительстве железной дороги Нарын – Лугокан и о будущем Удоканского месторождения меди. Всякий раз, когда я слышу словосочетание «будущее Удокана», мне ужасно хочется услышать что-нибудь вроде «настоящее Удокана». Пока не удаётся, но вот цитата Квашнина из «АиФа» в который уже раз дарит подобие надежды: «Все крупные проекты, о реализации которых говорилось до начала финкризиса, будут продолжены. Этим проектам быть».

Стратегию генподрядчика на строительстве железной дороги Нарын – Лугокан – ООО «Корпорация Инжтрансстрой» в ходе подхода к прессе, который совершил полпред, обозначил гендиректор Ефим Басин: «Я предполагал, что при строительстве дороги могут возникнуть финансовые сложности. Потому предпочёл развернуть работы с таким масштабом, чтобы разворачивать реализацию проекта вспять было бы дороже, чем продолжать стройку».

В «Экстре» Алексей Будько, который, судя по всему, видел вживую не только Медведева, но и Путина, сравнивает двух российских лидеров и их визиты в Читу, сразу признавая это сравнение неуместным: «Сравнивать президентов России Владимира Путина и Дмитрия Медведева, по крайней мере, на примере их рабочих поездок в Читу, совершенно неуместно. Владимир Путин, побывавший в забайкальской столице 28 августа 2002 года, застал летнюю жару. На долю Дмитрия Медведева, приехавшего в краевой центр 19 февраля, достался 30-градусный мороз и ощутимый зимний ветер».

Будько, равно как и Черняев, выражает недовольство атмосферой секретности, которая сопровождала визит президента в Читу: «Предстоящий приезд Владимира Путина в столицу Забайкалья едва ли не за несколько недель открыто обсуждал почти весь город. А информация об однодневной рабочей поездке Дмитрия Медведева до последнего момента официально держалась в секрете. Отвечая на вопросы журналистов коммунальное начальство города, словно играло в партизан. О подготовке к приезду президента - ни слова, причина авральных работ - исключительно многочисленные обращения горожан».

Будько уверен, что Дмитрия Медведева вместе с нагрянувшим в Читу 18 февраля его полпредом по Сибирскому федеральному округу Анатолием Квашниным сопровождала самая представительная делегация из всех, которые когда-либо посещали Забайкалье: «Одних только федеральных министров 19 февраля в Чите мёрзло четыре человека. Картину массированного чиновничьего десанта дополняли помощники президента Аркадий Дворкович и Александр Абрамов, главы некоторых федеральных агентств, многочисленные сопровождающие».

По информации журналиста, для расселения «всей этой когорты» официальных лиц практически целиком был выделен отель «Монблан» - «самый новый и современный в Чите».

По другой информации, у штаба Сибирского военного округа, где после Песчанки ожидали главу государства, произошёл «неприятный инцидент»: «За 20 минут до проезда президентского кортежа на улице Ленинградская сотрудники милиции ловили пьяного водителя. Нетрезвого сотрудника ЗабЖД остановили для проверки документов, а он, оставив открытой машину, неожиданно убежал. После того, как его автомобиль на всякий случай проверили сапёры, и машину погрузили на эвакуатор, водитель также неожиданно пробежал мимо. Его задержал офицер штаба СибВО и передал милиции для разбирательства».

«Вообще эвакуаторов 19 февраля в районе площади Ленина работало не один десяток, - сообщает Будько. - Все машины, хозяин которых не обнаруживался больше 5-10 минут, безжалостно убирались с центральных улиц во дворы и переулки».

Министр и бриллиантики в серёжках – круто!

О министре здравоохранения и социального развития РФ Татьяне Голиковой в «Экстре» рассказывала Ирина Баринова: «Впервые она стала заместителем министра финансов в 1998 году - тогда её шефом был Михаил Касьянов. После отставки Касьянова стала первым заместителем Алексея Кудрина. До последнего назначения Татьяну Голикову чиновники звали «Госпожа «Нет» - она славилась тем, что умела отказать в деньгах. Имеет дочь. На работе, в правительстве РФ, Татьяна Голикова познакомилась и со своим вторым мужем - действующим министром промышленности и энергетики Виктором Христенко».

Голикова, по информации восторженной Бариновой, «стремительно вспорхнула» по ступенькам передвижного пункта по заготовке крови: «Красивая, свежая, с замысловатой причёской, министр Голикова приветливо пожала руки встречающим. Чиновники и медперсонал одобрительно оглядывали её белую «в талию» кофточку, и чёрную юбку по колено, и стройные ножки в изящных сапожках». Самое интересное, что «она улыбалась».

Читатели узнали также о разговорах «молодых журналисток» в «уазике, нёсшемся в кортеже по улицам города»:

- Ты заметила, какие бриллиантики у неё в сережках? Круто!
- А мне сапожки понравились - «Dolce Gabbana». Настоящие, наверно…
- Не-е-е, она их с утра в «Ся Яне» купила, - якобы «сострил кто-то из фотографов».

«Молодые журналистки» у Бариновой получились настолько гротескными, что поверить в их существование крайне сложно.

«Эффект» = Трижды мэр минус Два заголовка

«Кризисный управляющий столицы Забайкалья» - самый знаменитый текст прошедшей недели в читинских газетах был в двух случаях озаглавлен именно так. В «Экстре», «Эффекте» и «Забайкальском рабочем» тексты Владимира Тихомирова мало чём отличались друг от друга. Автор везде был обозначен как «наш корреспондент». Речь везде, разумеется, шла о действующем главе города Читы Анатолии Михалёве.

«Не любит моя жена гулять со мной по городу, - приводит Тихомиров цитату своего героя. - Действительно, можно посочувствовать жене мэра. Что это за прогулки, если муж на каждом шагу отвлекается на разные городские проблемы. Там мусор не убран, там фасад дома ремонта требует, там выбоины на дороге... Звонить, понимаешь, начинает кому-то, выяснять, отчитывать. И так почти десять последних лет. Вот такая «прогулка» по городу получается».

Складывается ощущение, что мэр где-то не там гуляет. Но Тихомиров убеждает читателей, что о проблемах можно знать и не заходя в подворотни: «Вот раннее утро, за окном за тридцать градусов мороза. Телефон напротив раскаляется от напряжения. Идут доклады: там-то случилась непредвиденная авария на теплотрассе, десятки домов, сотни людей остались без тепла. Надо принимать экстренные меры. Кровь из носа! Виноваты энергетики, водоснабженцы, эксплуатационные службы, отсутствие нужных средств, чьё-то головотяпство, чёрт, дьявол - какая разница! Все нити сходятся сюда, в кабинет мэра. Он градоначальник, отвечает за всех...»

Тихомиров вспоминает муторную историю с площадью Революции, которую мэрия собиралась было реконструировать, но потом общественные волнения вроде свели проект на нет. То есть, надо полагать, общественные активисты - плохие. И некоторые крупные бизнесмены – плохие. Их имена не называют, но прозрачно намекают на то, что они предлагали Анатолию Дмитриевичу некую «благодарность» за строительство в парковой зоне в микрорайоне Северный: «Что сказал им на это мэр - даже с его слов в статье воспроизвести не решаюсь».

Немедленно приводится другая цитата мэра: «За парковые леса в городской зоне готов биться до конца. Хотя не всегда удаётся справиться с отдельными наглецами-начальниками. Что касается лесного массива у микрорайона «Северный» - сам вожу туда гулять моих внуков. Пока жив - не дам его тронуть. Есть у меня мечта: облагородить этот уникальный зелёный район - построить в лесу на полянках детские площадки с качелями-каруселями, спортивные игровые площадки. И при этом ни одной сосны не тронуть».

Ну и так далее – хватило места даже для традиционных размышлений Тихомирова про бюджет. С традиционными «млдр-точка» и «млн-точка». И на строительство современного предприятия по переработке и утилизации отходов, про которое говорят далеко не первый год. И про троллейбусные линии, которые вот-вот пройдут до микрорайонов КСК и Каштак.

Всё это и многое другое, разумеется, может появиться только с участием граждан города, и зависит «от нашего осознанного выбора». Приводятся устрашающие примеры: «Как, например, во Владивостоке - прямо из городских братков в мэры привели денежные тузы некоего Николаева. Что потом было - все видели и знают. Его до сих пор под телевизионными камерами да из камеры тюремной в суд, яко медведя дикого, в наручниках на поводке, водят. И пример далеко не единственный. Что говорить - могут. Если, конечно, мы, горожане, сделать им это позволим».

Как известно – не позволили. Страшно представить, с кем сравнивал некоего Николаева Тихомиров.

Вечная глиссада и собачье мясо

Аэродром «Черёмушки» остается в Чите – это радостное известие до читинцев доносит «Экстра»: «Вопрос о переносе военного аэродрома «Черёмушки», расположенного в черте Читы, на ближайшие годы закрыт. Об этом сообщил командующий войсками СибВО генерал-полковник Александр Постников на встрече с журналистами и редакторами СМИ Забайкальского края».

Приводится цитата: «Хотя это не совсем наша компетенция, поскольку аэродром находится в подчинении ВВС страны, я скажу, что вопрос о его переносе на другое место на ближайшие годы закрыт. У государства нет столько денег, чтобы перебазировать аэродром в ту же Кадалу или Домну».

Автор заметки напоминает, что вопрос переноса аэродрома «Черёмушки» за городскую черту в течение нескольких лет периодически инициируется региональными властями: «Это мотивируется тем, что военный аэродром находится в центре города и самолёты при посадке пролетают над жилыми кварталами, что является нарушением санитарно-гигиенических норм и увеличивает вероятность чрезвычайных ситуаций техногенного характера».

К этой информации можно добавить тот факт, что «Черёмушки» находятся фактически в центре города, занимая огромную территорию, которую власти города и края видимо небезосновательно считают перспективной для застройки.

Андрей Белокопытов в «Экстре» рассказывает о том, что есть собак опасно: «Специалисты предупреждают: в Забайкальском крае в течение последних двух лет сложилась неблагополучная обстановка по трихинеллёзу. В прошлом году было зарегистрировано 33 случая заболевания, которые были связаны с употреблением мяса медведя, собак, свиньи».

По информации журналиста, в нынешнем году эпидемиологическая обстановка по трихинеллёзу продолжает ухудшаться: «С начала года в Нерчинске было зарегистрировано шесть случаев заболевания трихинеллёзом, из них среди детей в возрасте до 17 лет - два случая. Специалисты отмечают, все эти случаи связаны с употреблением в пищу мяса собаки».

Самое неприятное во всей этой ситуации заключается в том, что главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко в очередной раз предупредил о небезопасности излучения мобильных телефонов для здоровья. Тему продолжает начальник отдела санитарного надзора Управления Роспотребнадзора по Забайкальскому краю Динара Ульданова: «Есть страны, где детям до 16 лет вообще запрещено использовать мобильные телефоны. Ведь детский организм более восприимчив к излучению, чем взрослый».

По словам Динары Ульдановой, наибольшее воздействие мобильные телефоны оказывают в момент соединения, когда излучение в разы больше, чем во время разговора. В связи с этим, специалисты рекомендуют использовать беспроводную гарнитуру, чтобы минимизировать процент негативного воздействия: «Особо отмечу, что нельзя разговаривать по телефону в движущейся машине, причём не только с точки зрения безопасности дорожного движения. Дело в том, что в момент поиска станции также происходит большое воздействие на организм человека. Если же мы движемся, то идёт постоянный поиск станции и, соответственно, увеличивается излучение».

«Чиновники-то от вранья отмажутся - у них и в аду все свои»

Елена Юрова в «Эффекте» сокрушается: «Но сколько же среди нашего брата и сестры нечаянных и бескорыстных лжецов! Каюсь - я одна из них. Писала парадные реляции, за которые, знаю, отвечать придётся. Судя и по моим публикациям, Чита и край давно должны были расцвесть при поддержке иностранных инвестиций. Но где те табачные и швейные фабрики, заводы и газопроводы? Они остались в воображении чиновников... и в публикациях журналистов. Чиновники-то от вранья отмажутся - у них и в аду все свои. А мы?»

Есть для Юровой одно утешение - международный торговый центр «Ся Ян», который не остался на бумаге: «Стоит на самом забойном месте, соперничая по красоте с зелёными трубами магистральных теплосетей». Или это совсем не утешение: «Зашла недавно. Ну да, сплошняком китайские товары. Экспертизу можно не проводить, достаточно иметь слабое обоняние. Любой гайморит пробьёт неповторимый аромат - сочетание химических испарений и многолетнее эхо от приёмов пищи работников центра в «бутике» на табуретке. Неужели качественная, пусть и китайская одежда, игрушки и обувь могут так пахнуть? Это амбре торговых амбаров Маньчжурии 90-х годов нельзя спутать ни с чем».

Юрова вспоминает, что в своё время власти города прогнали целый рынок, где из приспособленных сарайчиков торговали продуктами «наши, читинские предприниматели»: «Своих не пожалели. Очень, видимо, хотелось прославиться на всю Сибирь и Дальний Восток. Но этот реализованный совместный проект оказался подставой. Вместо качественных товаров от солидных китайских производителей читинцы получили китайку, осколок Маньчжурии в центре Читы. Неужели оно того стоило?»

Владимир Тихомиров, побывавший на минувшей недели нашим корреспондентом трёх читинских газет разом, вступает на плохо паханное поле международной журналистики. Вместо более привычного и ловкого Александра Тарасова Тихомиров берётся размышлять в «Эффекте» об особенностях воздействия китайских амбиций на Дальний Восток и Сибирь.

Перечислив хорошо известные тезисы про сокращение населения российского Зауралья, медленный рост промышленности и низкий прожиточный минимум, Тихомиров переходит к не менее известным образам: «Многокилометровая очередь большегрузных машин, выстраивающаяся ежедневно к пограничному переходу со стороны Забайкалья, служит хорошей иллюстрацией структуры российского экспорта».

Что там в этой структуре - известно и без Тихомирова. Точно так же известно, отчего стала городом-садом прекрасная Маньчжурия. Тем не менее, нам берутся освежить память: «Благодаря проводимой Центральным правительством КНР политики поддержки приграничных территорий. Она заключается в системе налоговых, таможенных и иных льгот, при которых большая часть средств, получаемых Маньчжурией и другими приграничными территориями Китая от внешнеэкономической деятельности, оставляется на месте для решения региональных задач».

Приводятся конкретные примеры налоговых и прочих льгот: «Производственным предприятиям, ориентированным на экспорт продукции или на производственное развитие с основным фондом капитала в размере 500 тыс. юаней, в течение 5 лет со дня производственной деятельности возвращаются в полном объёме отчисления региону НДС и налог с урегулирования капиталовложения основного фонда».

К слову, традиционно вкусный материал Александра Тарасова опубликован во второй половине «Эффекта». Посвящён он памяти земляков-забайкальцев, павших при выполнении воинской присяги в марте 1969 года в конфликте на острове Даманский на реке Уссури. В 2009 году будет отмечаться 40-я годовщина кровопролитного конфликта. Материал этот как обычно стоит того, чтобы газету не просто купить, но и положить её в домашнюю библиотеку.

Галина Фомичёва в «Эффекте» рассказывает о том, как негостеприимно встречает всех жаждущих найти работу центр занятости населения города Читы: «Следы пожара на фасаде здания, запах гари, закопчённые стены и полумрак в фойе помещения. Разновозрастная толпа тихо ропщет - некоторые стоят уже четвёртый час у заветной двери, а войти в неё всё не удаётся».

Условия для посетителей ненамного хуже условий для сотрудников центра: «Диспетчер Надежда Соснина к концу трудового дня как выжатый лимон - посетители то напролом лезут, то между собой крик-шум поднимут такой, что впору милицию вызывать. Не от хорошей жизни пришлось городскому центру занятости диспетчера заводить - в узенькое пространство набивалось столько людей, что протиснуться между ними не было никакой возможности. До четырёхсот человек в день проходит через этот коридор».

В нормальном режиме инспекторы, по информации Фомичёвой, трудятся только в одном кабинете: «Гульшат Лопатина принимает работодателей. Их бывает немного - человек 5-10. В основном, индивидуальные и частные предприниматели. Чаще всего им требуются арматурщики, бетонщики, газосварщики, слесари, крановщики, кочегары. Три инспектора одновременно ведут приём троих посетителей. С 9 утра до 17 вечера стулья свободными не бывают. Им бы молоко за вредность выдавать, а они обедают сухим пайком на скорую руку, даже не выходя из кабинета. За дверью стоят сотни людей - они пришли сюда за помощью».

Обсудить на форуме

НазадВперёд