НОВОСТИ
16 АВГУСТА
15 августа
14 августа

Справедливость для ветеранов и для Советского Союза – журналисты против дохлых львов в обзоре краевой прессы за 6-13 мая

В газетах этой недели журналисты вновь отдали должное ветеранам Великой Отечественной.

Елена Назарова в «Читинском обозрении» берёт интервью у Василия Турсабаева, который недавно назначен начальником управления культуры Читы. Собеседник пресс-секретаря мэра города сообщает, что подготовка к празднику ведётся масштабная: «В этом году на 30 и 31 мая запланирован целый ряд мероприятий, которые рассчитаны на людей различных возрастов. Постараемся отметить тех людей, которые большую часть своей жизни отдали нашему городу, здесь трудились, здесь стали известными и почитаемыми. И это не только почётные граждане Читы, но и долгожители. В планах - вручение подарка первому новорождённому в этот день».

Турсабаев заверяет читателей, что во всей красе смогут проявить себя представители молодёжи: «На них мы возлагаем большие надежды при озеленении города. Не останется молодёжь в стороне от участия в традиционном шествии, которое пройдёт 31 мая на центральной площади города. Молодые проявят себя в спортивных состязаниях: в картинге, в автокроссе на кубок мэра, в лично-командном первенстве по конному спорту, а также в концерте творческих коллективов на площади имени Ленина».

Турсабаев сообщает, что одним из новых «элементов праздника» станет ярмарка деловых предложений: «На Театральную площадь приглашаем предпринимателей, финансово-кредитные структуры, работающие с малым и средним бизнесом, высшие учебные заведения, центры занятости. Задача площадки - рассказать о вакансиях рабочих мест, о тех специальностях и профессиях, которым учат в вузах и ссузах Читы, познакомить читинцев и гостей города с некоторыми видами местной продукции, достижениями предприятий малого бизнеса».

Назарова спрашивает Турсабаева, который в мэрии с 2000 года поменял не одно направление деятельности, сложно ли перестраиваться на новую работу. Турсабаев отвечает в том смысле, что на то и учился: «Пока знакомлюсь с учреждениями и коллективами. Но уже кое-какие мысли появились. Нужно, чтобы у читинцев появилась возможность через интернет запросить любую книгу из любой библиотеки не только России, но и мира. Много говорим о культурно-досуговых центрах - они есть в каждом районе города. Будем стремиться к тому, чтобы они стали центрами культуры, где будут работать кружки по интересам, в дни семейного кино там можно будет хорошие фильмы посмотреть. Надеюсь, к концу мая у нашего управления появится свой сайт в интернете, где мы будем размещать всю информацию о проходящих в учреждениях культуры мероприятиях. В общем, задумок немало».

Катерина Багова в «Аргументах и фактах - Забайкалье» рассказывает об опасности пожаров в дачных кооперативах: «…сухой и ветреной забайкальской весной даже непотушенный окурок может стоить дачи, а то и нескольких. Причем в считанные минуты. Только в этом году в крае случилось 37 пожаров в дачных кооперативах».

Багова сообщает, что у государственного пожарного надзора к читинским дачам претензий, увы, пока много: «Свою территорию дачники тщательно убирают, а вот заросшие сухим бурьяном улицы и заброшенные дачи несут прямую опасность. Практически нигде нет достаточных запасов воды. Из 81 читинского кооператива мотопомпой для тушения огня обзавелся один-единственный. Процветает самозахват земель - дачные улочки становятся всё уже, и часто большая пожарная машина не может проехать, приходится тянуть рукава по 200-300 метров, а это - драгоценные секунды. И, наконец, 90% дачных кооперативов Читы и Читинского района не освещены должным образом».

Дарья Едакова в «Аргументах и фактах» рассказывает о том, как хранят память о Великой Отечественной войне в посёлке Карымское: «Для кого-то дядя, для кого-то сын Алёша, а для большинства жителей поселка Карымское каменный герой - это Серёжка, легендарный земляк, герой-разведчик. Сергей Иванович Матыжонок, на счету которого подвиги в тылу врага, 12 ранений и 26 наград. О его способностях в любой ситуации оставаться человеком и о совсем нечеловеческих способностях, во что бы то ни стало возвращаться в строй - в своей книге «Путь разведчика» написал местный автор Сергей Зарубин. Экспозиция с новой книгой, фронтовыми фотографиями и письмами Сергея Матыжонка займет центральное место в зале боевой славы».

Едакова вспоминает, когда в посёлке был открыт мемориальный комплекс: «Фотографии в хранилище музея сравнительно свежие, датированные маем 1982 года. Той весной в торжественной обстановке, при участии тогда ещё 83 человек, которые вернулись живыми, из целого полка, из 11-ти тысячной армии карымчан, ушедших на фронт со всего района, и был открыт мемориальный комплекс. На пьедестал под руководством самого автора, ленинградского архитектора Николая Батырева был установлен печальный солдат. Открытие мемориального комплекса стало для посёлка настоящим праздником, только очень уж грустным».

А в июне 41-го, вспоминает ветеран ВОВ, фронтовик Дмитрий Рыжков, напротив, было слишком уж весело, до тех пор, пока по стадиону, где проходили соревнования, не пронеслась страшная новость. Дмитрию Макаровичу пошёл уже 89 год, но ветеран ни ясного ума, ни чувства юмора не растерял и рассказывает Дарье анекдот: «В селе Ушарбай Могойтуйского района в 80-х сдавали подобный мемориал памяти. Хотели как лучше, старались как могли... Привезли памятник - там такая же тумбочка большая. Голова матроса и голова солдата на ней. Матрос, естественно, в бескозырке. Но комиссия приехала и оказалась недовольна, говорит: «С русским солдатом и бурят воевал, а вы обоих русских сделали?!» Те ответили: «Ха, да мы из русского вмиг вам бурята сделаем!» И сделали - отпилили нос, сплющили его, глаза узкими сделали, получился русский матрос и солдат-бурят».

Алёна Маева в «Аргументах и фактах» беседует с заместителем председателя Читинского областного суда Петром Облогом об эффективности суда присяжных. Издание напоминает, что несколько лет назад суд присяжных не согласился с обвинением прокуратуры по делу о гибели предпринимателя и депутата областного парламента и посчитал, что было совершено неосторожное убийство. Вдова Баранова подала кассационную жалобу. Кассационное представление внес и прокурор. Верховный суд согласился с их доводами и отменил первый приговор. При втором рассмотрении обвинительный приговор был вынесен также судом присяжных, но уже в том объеме, в котором и было предъявлено обвинение.

Облог уверен, что суд присяжных и обычный суд нельзя сравнивать: «Суд присяжных заседателей - это просто иная форма судопроизводства. В нем 12 человек - обычных граждан - выносят вердикт согласно своему разуму и совести, руководствуясь гражданской позицией, жизненным опытом, своей оценкой доказательств. Профессиональный судья при этом не принимает участия, стало быть, не оказывает на них никакого давления и воздействия».

По информации Облога, в Читинском областном суде судом присяжных рассматривается 10% дел. Собеседник издания уточняет некоторые аспекты судопроизводства с участием присяжных: «Судья-профессионал обязан считаться с решением присяжных заседателей. В первую очередь, это касается оправдательного вердикта. Если присяжные пришли к выводу, что человек не виновен, и выносят оправдательный вердикт, в соответствии с требованием закона, он является обязательным для судьи-профессионала, который обязан юридически оформить этот вердикт. Но бывает, присяжные заседатели пришли к выводу о виновности лица. А судья-профессионал уверен в невиновности человека. Тогда он не соглашается с вердиктом и сам принимает решение об оправдании. Либо распускает данную коллегию присяжных заседателей и вновь возвращается к данному судебному процессу с самого начала».

Облог отмечает, что случаи, когда судья-профессионал и суд присяжных заседателей расходятся в своем решении, в Чите встречаются, хоть и не часто: «Суд присяжных оправдывает человека, а по кассационным представлениям от прокурора Верховный суд такие решения отменяет и возвращает дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении этих дел были разные исходы. Одно дело было, по которому присяжные заседатели вторично вынесли оправдательный вердикт. В другом случае при вторичном рассмотрении был вынесен обвинительный вердикт».

Ирина Баринова в «Экстре» рассуждает о справедливости для ветеранов Великой Отечественной войны: «А они уже не могут ходить на парады. Они сидят дома и слушают поздравления правительства, обещающего им внимание и льготы. Какие-то таблетки они ещё могут выписать бесплатно, а вот обещанные автомобили или компенсацию за них многие не дождались. И уже не дождутся».

Темой материала стали бесплатные автомобили, обещанные ветеранам властями страны: «Конечно, такая мера, которая связана с поддержкой государством почтенной категории граждан, не щадя своей жизни защищавших Россию, могла только приветствоваться. Но многие наши ветераны и не поняли, что право на получение автомобиля или компенсации имеют только те из них, кто встал на очередь в органах социальной защиты населения до 1 января 2005 года».

Баринова приводит пример письма бывшего командира батальона, гвардии майора Ивана Агеевича Гранина из села Газимурский Завод: «В настоящее время в нашем районе 15 участников войны, в селе - шесть ветеранов с первой группой инвалидности. За всё время в район пришло только две машины. Просим, если есть возможность, помочь получить компенсацию… Жизни осталась не так уж много, надо бы дом отремонтировать, печь переложить…».

Баринова сообщает, что до 1 января 2005 года автомобили предоставлялись инвалидам, которые состояли на учете на получение транспортных средств по медицинским показаниям. А в связи с изменениями, внесенными в федеральные законы, право на обеспечение инвалидов автомобилями с 1 января 2005 года утратило силу: «Освидетельствование для определения медицинских показаний и регистрация на очередь были прекращены. И уже на 1 января 2009 года очередь инвалидов-участников Великой Отечественной войны, подлежащих обеспечению спецавтотранспортом, которые на 1 января 2005 года состояли на учёте в органах социальной защиты населения для обеспечения транспортными средствами бесплатно или на льготных условиях в соответствии с медицинскими показаниями, закрыта».

«Ни написавший нам Иван Агеевич Гранин, ни один из перечисленных им товарищей-фронтовиков, ни другие забайкальские старики, проливавшие кровь на войне, но не успевшие в своё время встать на очередь, льготные автомобили и компенсации получить не смогут», - уточняет свою и без того понятную мысль Баринова.

«Их с каждым годом всё меньше… Много ли из них через год, 9 мая 2010-го в день 65-летия Победы, болеют - не болеют, но придут на Мемориал Славы, к Вечному огню, чтобы еще раз помолчать, вспомнить? Так, может быть, стоит правительству и депутатам всех уровней исправить все огрехи действующего законодательства в отношении ветеранов Великой Отечественной? Или государство не в состоянии сделать подарок всем людям, победившим фашизм, не выстраивая стариков ни в какие очереди?» - задаёт Баринова риторические вопросы.

Юлия Дятлова и Анастасия Ватина в «Экстре» рассказывают о жителе Шерловой Горе Якове Тимофеевиче Брюхове – одном из десяти оставшихся в живых забайкальцев, участвовавших в боях на реке Халхин-Гол: «Якову Тимофеевичу 94 года. Он окружён заботой и вниманием детей, внуков и правнуков».

«В бою страшно, конечно, но страшиться не приходится, там страшиться - хуже будет. Иди смелее и лучше. Война рассказами страшна, а там не приходится страшиться», - рассказывает ветеран внукам.

Брюхов вспоминает: «Я приподнялся, как заряжаешь будто. В это время снайпер меня из пулемёта. У меня такая рана, что её никогда не забудешь, рана большая, рана во весь живот, всю жизнь заращивал, а всё равно дает о себе знать. Это невозможно забыть». Как уверяет дедушка Яша, если бы он был не голоден, а он был голоден, то может быть, и помер бы. А пустой желудок спас ему жизнь. Затем его демобилизовали, он уехал домой. Рождались дети, а в 1944 году Якова Тимофеевича опять призвали на Первый Украинский фронт.

В этот раз Яков Тимофеевич увидел всю Россию. И снова оказался на передовой. И снова в расчёте пулемета. Только теперь получил ранение в ногу. А вот первый номер в расчёте был убит, и виной тому послужили боевые 100 грамм. «Развезло парня, бдительность потерял», - говорит Яков Тимофеевич.

Максим Стефанович в «Комсомольской правде - Чита» беседует с ветераном Великой Отечественной войны Александром Шелестом: «Первый бой Шелест принял в Венгрии, когда немцы напали на их корпус ночью. Дальше этих боёв было не счесть, но за один бой Шелеста представили к двум высоким наградам – ордену Красной звезды и медали «За отвагу». В одной из рукопашных схваток Александр Дмитриевич в штыковом бою одолел 17 фрицев. А в другой раз вместе со своими двумя сослуживцами он несколько суток обеспечивал связь для наступавших советских войск в Венгрии в районе головной группировки немцев на станции Цэцэ. Шелест говорит, тогда они спасли десятки тысяч советских солдат. Но медалей этих за свои подвиги старый солдат ждёт до сих пор. Говорит, что его документы вместе с фронтовыми архивами куда-то делись».

А вообще, живет Александр Дмитриевич хорошо, не жалуется - было, говорит, за что кровь проливать: «Сейчас у старого фронтовика семь внучек, один внук, семеро правнуков, две правнучки и есть один праправнук. А скоро Александр Дмитриевич отметит 63 года совместной жизни со своей супругой Тамарой Александровной. Но хочется ветерану, чтобы вспоминали о них, солдатах Великой Отечественной, не раз в год на 9 мая, а почаще».

«Много ли нас осталось? В 1997-м году, когда я в этот дом ветеранов заселился, - говорит с горечью Александр Дмитриевич, - нас, участников войны, было 50 человек, а сегодня осталось всего восемь. Уходим помаленьку. Вы уж ловите момент, не ленитесь нас навещать и спрашивать. Ведь настанет время, когда о войне люди будут узнавать только из книжек да фильмов», - обращается ветеран к Стефановичу и читателям газеты.

«Обозреватель» Владимир Тихомиров в «Эффекте» продолжает любить Родину и Забайкальский край. По информации руководителя кафедры журналистики педуниверситета, Читу в своё время какие-то его знакомые называли родиной слонов: «Этот афоризм зародился среди журналистской братии ещё в советское время в пору строительства в Чите камвольно-суконного комбината. Помнится, в начале 60-х годов замахнулись на огромное предприятие, а когда построили, выяснилось, что работать некому, специалисты не подготовлены, социальная инфраструктура не создана, цеха простаивали. Обратились за помощью к вьетнамским ткачихам...»

Вспоминает известный многостаночник и о современной истории Забайкалья: «Были проекты освоения Удокана, Чинейского месторождения, создания свободных экономических зон (СЭЗ), международного аэропорта, торговой зоны в районе Забайкальска, реконструкции ещё живого тогда Петровск-Забайкальского металлургического завода, строительства фабрики ПОШОР... Где эти проекты? Кто теперь о них вспоминает?»

После этого Тихомиров приступает к беседе с «известным читателям «Эффекта» экономистом Евгением Касьяновым», нынешнюю должность и род занятий которого Тихомиров сообщать упорно отказывается. Известный экономист и амба. А было бы весьма интересно узнать, кем после столь славного прошлого становятся известные в Забайкалье экономисты.

Касьянов традиционно рассуждает в том ключе, что на юго-востоке Забайкальского края ничего нет, не было и быть не может. Не поможет ни третий энергоблок Харанорской ГРЭС, ни железная дорога Нарын – Лугокан, которая строится в никуда. К сожалению, Тихомиров обещает интервью с экономистом Касьяновым уже в следующем номере «Эффекта».

Людмила Колодежная и Татьяна Колоколова в «Комсомольской правде» вспоминают про то, что с начала строительства Байкало-Амурской магистрали прошло 35 лет: «Десять с лишним лет отчаянные комсомольцы строили огромную железную дорогу, с которой на север Забайкалья, да и не только, пришла жизнь. На один только Читинский участок протяжённостью в 330 километров ушло пять с половиной лет. И все эти годы люди, преданные делу великой страны, лелеяли себя мыслью, что их труд не пропадёт даром. Верят они в это и сегодня, когда об их колоссальном трудовом подвиге практически и не вспоминают».

Многие приезжали на север Забайкалья, оставив прежний дом и друзей. Так и Владимир Степаненко в 1975 году по предложению комсомольской организации вместе с женой и сыном перебрался в район оленеводов и охотников, на строительство БАМа: «Поначалу он расселял вновь прибывших строителей в вагончики, теплушки, знакомил их с новым укладом, распорядком дня. Потом стал работать в милиции. Его жена Людмила открывала в таёжном крае детские сады».

«Работать в те годы приходилось от зари до зари, - вспоминает Владимир Михайлович, - правда, криминала особого тогда не было. Люди делали общее дело и жили дружно».

Чтобы поддерживать в бамовцах боевой дух, рассказывают журналисты, по трассе курсировал агитпоезд «Комсомольской правды»: «До сих пор Владимир Степаненко помнит выступление девушек из узбекского ансамбля песни и танца, приземление в Чаре вертолета с чемпионами мира по фехтованию и лёгкой атлетике. Помнит и укладку знаменитого «золотого звена».

БАМ, по словам Владимира Степаненко, - самая счастливая пора в его жизни. Он с особой теплотой и ностальгией вспоминает те советские годы. «Главное, что это была дорога нашей жизни. Мы работали за идею. Она помогала нам объединяться… Дай Бог, чтобы сегодня этот труд продолжали так же ценить, как тридцать лет назад», - говорит Владимир Михайлович. Герой «Комсомолки» явно не подозревает, что в свежем «Эффекте» через 30 лет другой Владимир - Тихомиров - охарактеризовал все достижения Союза на территории родного Забайкалья в том числе, надо полагать, и БАМ, одной ёмкой характеристикой – «родина слонов». Такой, мол, афоризм зародился среди какой-то «журналистской братии» в советское время.

Обсудить на форуме