НОВОСТИ
21 АВГУСТА
20 августа

«И всё-таки он рухнул!», «Зачем нас так добивать?», «Матросы, флот не позорить» - в обзоре районных газет

Получается, что каларский пенсионер живёт в пустой квартире, гуляет без шапки и шарфика (а женщины - без нижнего нательного белья!), готовит пищу раз в неделю…

В «Северной звезде» депутат Совета Каларского района А. Громов высчитывает, как должны жить на прожиточный минимум жители района, и просит расценить его статью как законодательную инициативу о доведении прожиточного минимума по обеспечению действительно человеческих условий жизни: «Сразу же отмечу, что расчёт стоимости годовой продовольственной корзины взят по самым минимальным ценам, сложившимся в Каларском районе. Обращаю внимание, что из разных видов пищевых продуктов по категориям мною выбраны самые дешёвые продукты. О «пищевых изысках» в виде сыра, колбасы, конфетах и цитрусовых, а так же о такой «роскоши», как тёплые сапоги, никакой речи не идёт - только нижний предел цен!»

«Итого, - плюсует всё Громов, - прожиточный минимум каларского пенсионера по самым скромным подсчётам в месяц составляет 5 045 руб. В этот расчёт такие «роскоши», как средства гигиены (мыло, порошок, зубная паста, полотенца и пр.), носки, головные уборы, женское белье, мебель, расходы на услуги (почта, парикмахер, ремонт, бытовые товары и пр.) и лекарства не входят. А такое «удовольствие», как заплатить государству налоги, заплатить за различные справки, которое доблестное чиновничество уже даром не даёт, просто уже в расчёт не берём».

Депутат делает вывод: «Исходя из вышеизложенного, получается, что каларский пенсионер живет в пустой квартире (без ремонта, мебели и на 18 квадратах), хронически не платит налоги, забыл о личной гигиене, крайне редко меняет нижнее белье, гуляет без шапки и шарфика (а женщины - без нижнего нательного белья!), готовит пищу, считая киловатты, раз в неделю, телевизор и радио не слушает, ввиду отсутствия этой техники, ест самую дешёвую и грубую пищу (по закупочным ценам), лекарства не потребляет - живёт (или существует?) в нашем «северном» Каларском районе».

Какая-то напасть обрушилась на районные школы. О потолке Кыринской средней школы – «И всё-таки он рухнул» - пишет «Ононская правда».

«В ночь с 22 на 23 апреля в Кыринской средней школе произошло ЧП. Обрушилось 80 квадратных метров потолка и чердачных перекрытий спортивного зала. К счастью, никто не пострадал», - сообщает журналист Николай Исарик.

Он же сообщает и предысторию вопроса: «В августе 2008 года, во время приёмки школы разгорелись споры. Комиссия не хотела принимать школу именно из-за аварийного состояния спортзала. Администрация школы утверждала, что после посильного ремонта потолка помещением можно пользоваться по назначению. В то время ни те, ни другие и не предполагали таких значительных разрушений, речь шла только о возможном обрушении потолочного покрытия. Оштукатуренный потолок несколько лет назад был обит ДВП, но всё равно просел и надёжным вовсе не казался. Спор тогда разрешился после того, как члены комиссии и представители администрации района, поднявшись на чердак, обнаружили трещины в несущих конструкциях. Школу тогда приняли, а спортзал закрыли, и выдали предписание провести капитальный ремонт. И вот, простояв зиму, потолок всё-таки обвалился. Сейчас находящиеся под ним кабинеты и гардеробная закрыты, раздевалка располагается в фойе».

Чрезвычайность – чрезвычайностью, но школ с держащимися на честном слове потолками в крае ещё хватает.

«Рабочая трибуна» Хилокского района сообщает, как эвакуировали городскую школу №13: «Шестнадцатого апреля образовательное учреждение работало в привычном режиме. Два урока совместного труда учеников и педагогов прошли как обычно. О том, что на третьем уроке придётся прервать процесс обучения, никто даже не подозревал. Как рассказывала директор школы Людмила Анатольевна Шмакова, после звонка, оповещающего о начале третьего урока, её заместитель почувствовала в коридоре первого этажа едкий запах, спровоцировавший кашель. Выслушав рассказ коллеги, директор сделала вывод, что в школе распылили газовый баллон. После посещения классных кабинетов было принято решение незамедлительно прекратить учебный процесс и покинуть здание школы».

Издание отмечает, что в начале учебного года в школе уже был зарегистрирован подобный случай: «Тогда при сходных обстоятельствах с диагнозом «отравление газом» в детское отделение центральной районной больницы поступила девочка. Причиной чрезвычайной ситуации, произошедшей осенью, как выяснили инспекторы по делам несовершеннолетних, тогда стало детское любопытство. О том, кто является автором случившейся недетской шалости, сегодня выясняют сотрудники правоохранительных органов».

В «Советском Забайкалье» можно ознакомиться с обращением «Оставьте нам школу!», уже ознакомились с которым губернатор Забайкальского края Р.Ф. Гениатулин, депутат Законодательного Собрания Забайкальского края первого созыва Е.М. Войтышин, глава MP «Сретенский район» А.С. Петров, начальник отдела образования Сретенского района Т.В. Соболева.

«Мы, жители микрорайона Матакан, обеспокоены слухами о реорганизации МОУ «Матаканская CОШ» в начальную школу. Матакан раньше считался посёлком, теперь микрорайон г. Сретенска. Население составляет примерно 650 человек. В посёлке после перестройки нет никаких предприятий, кроме частных (ООО «Вектор», ОАО «Нефтемаркет»). Отсюда, большинство людей не трудоустроено, т.е. это малообеспеченные семьи и пенсионеры. А теперь ещё: когда наши дети с 10 лет вынуждены будут посещать школу г. Сретенска, которая находится в 7 км от посёлка, возникнут опять же финансовые затраты на проезд и питание. В среднем в месяц ребёнку нужно 1 600 рублей на проезд и на обед. А если цены на билеты в автобусе и на продукты подорожают, что в нашей жизни происходит теперь очень часто, нужно будет и того больше. А если в семье не один, а два, а то и три ребёнка? А их ещё нужно собрать в школу (одежда, учебники) и кормить каждый день. Где родителям взять эти деньги, - при зарплате в 4 300, а то и только на пособие по безработице», - пишут Колесник Н.М., Гусевская М.А., Савченко И.В., Бочкарникова М.М., Костромина Т.С., Забудина С.И., Филинова М.И. и другие, всего 93 подписи.

И уточняют: «Уважаемые депутаты, руководители, мы обращаемся к вам в надежде на положительный ответ по этому вопросу. Мы выбирали вас в надежде на наше лучшее будущее, так зачем нас так добивать?»

В «Петровск-Забайкальском вестнике» публикуются солдатские письма: «Письма мужей, отцов, братьев - тех, кто вернулся и тех, кто остался там — похороненным в братской могиле, в воронке от снаряда, присыпанным в окопе или просто оставшимся непогребённым где-нибудь под Тихвином. Пожелтевшие страницы, протёртые до дыр на перегибах, с расплывшимися буквами, с замазанными военной цензурой строчками - письма эти постаревшие жёны доставали из-за божниц, из самых укромных мест, чтобы ещё раз перечитать их и прикоснуться к тем, кого любили, к тем, кто был с ними рядом до той проклятой войны».

«Государственный комитет обороны принял меры по улучшению продвижения воинской корреспонденции: во-первых, запрещалось мобилизовывать почтовый транспорт для военных и хозяйственных потребностей. Во-вторых, запрещалось прицеплять почтовые вагоны ко всем видам поездов. В-третьих, с 1 марта 1942 года на все пакеты и мешки с военной почтой крепились отличительные адресные ярлыки «Воинский», и они отправлялись в первую очередь. Задержка корреспонденции или ошибка в доставке расценивалась, как должностное преступление, со всеми последующими последствиями. Большой проблемой при резко возросшем объёме переписки стала нехватка открыток и конвертов. В этой обстановке и родился «солдатский треугольник», - сообщает журналист Дмитрий Головин.

Он уточняет: «У наших петрован сохранились в основном письма с фронта, датированные 1944-45 гг. Возможным объяснением этому служит смягчённый цензорский режим, упорядоченная работа почты по сравнению с первыми годами войны, когда было много неразберихи. Фронтовики в своих письмах интересовались в основном делами дома, о здоровье родных, о войне написано совсем немного, да и не напишешь - цензура всё же работала чётко. Большинство писем написаны карандашом, плохо читаемы - с полустёртыми строками».

Среди других Головин приводит и такое письмо, датированное 22 ноября 1944 года: «Привет с фронта. Здравствуйте, дорогие мои мама и Маруся!!! Мама, я часто в бессонные тёмные ночи, обходя свой участок обороны, вспоминаю свою родину, своих родных и любимых. В такие минуты я обычно проклинаю врага человечества Гитлера и думаю – скорей бы пойти вперёд добивать умирающего зверя в его берлоге. За месяц я привык к грязи, мне не страшны стали свист пуль, мин и снарядов. Вот уже кончается ноябрь, а здесь всё… грязь по колено, что удивительно для нас, сибиряков. Жизнь течёт ничего, настроение отличное, стремление скорее добить врага… …А как мне хочется от вас получить письмо! Узнать о вашей жизни… … жив или нет мой единственный брат – я не знаю и узнать с нетерпением хочу. Пока всё. Остаюсь жив и здоров – ваш сын Миша».

И рядом: «Ваш сын мл. лейтенант Войлошников Михаил Михайлович в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб 4.02.45 года. Похоронен: труп остался на территории Пруссии».

Воспоминания ветерана войны Анатолия Ламбрианиди «Мальчишки учились воевать» из номера в номер печатает «Даурская Новь», и в №33 они, к сожалению, заканчиваются: «Наш командир роты по строевой подготовке старший лейтенант Якимчук, всегда подтянутый, в безукоризненно выглаженной форме и гладко выбритый, являл для нас пример настоящего морского офицера и интеллигентного человека. Он был и неплохим психологом. Бывало на тактических учениях, когда в поле снег по колено, встречный ветер слепит глаза, и руки коченеют, он бежит рядом и давит на психику: «Матросы, грудь вперёд, флот не позорить!» мы, взбодрённые, рвались сквозь снежную пелену в атаку на «противника».

«Вот сегодня много говорят и пишут о так называемой дедовщине. Не знаю таких примеров в своей службе. И в учебке, а потом и на кораблях бывали разные случаи нарушения дисциплины, неповиновения, но чтобы старшина, а тем более — офицер, унизил подчинённого или занялся рукоприкладством — этого не было. Скорее, наоборот, старшины учили молодых гладить форму, стирать свое бельё и прочим необходимым бытовым премудростям. Известно, что матросы на кораблях сами стирают и одежду, и простыни, и наволочки, сами подгоняют по росту верхнюю одежду. Молодых стирать учат старшины, командиры отделений и групп. Происходит эта процедура в душевых каждые десять дней. За пятнадцать минут, когда поступает по графику пресная вода для каждой боевой группы, надо успеть и помыться, и постирать свои вещи. Не успеешь - придется домываться забортной солёной. Чтобы молодые неумехи не застирали белое белье, старшины и учат их, показывая на собственном примере. За чистоту подчинённых по субординации отвечает вышестоящий командир. Так заведено на флоте», - рассказывает бывший редактор «Даурской нови» Ламбрианиди.

О том, как кончилась вторая мировая война, он вспоминает с того, как началась война с Японией: «Перед весной на Уссури был расчищен лёд, и на нём стали испытывать новые истребители, на восток страны стали перебрасываться воинские соединения с запада. И вот десятого августа с раннего утра низко над землей в сторону китайской границы (а она была буквально рядом, за рекой) стали то и дело летать спарки истребителей. К обеду уже все знали о войне. Но теперь это уже было не горестное ожидание какой-то трагедии, а наоборот, на территории школы и офицеры, и старшины, и особенно девушки-морячки, которых в гарнизоне служило человек около ста, радовались и поздравляли друг друга, что отныне кончится японская угроза, что агрессор будет быстро уничтожен и наступит долгожданный мир и здесь, на востоке. А девушки, наверное, ликовали еще и потому, что поедут домой, к матерям и любимым, наденут, наконец, подвенечные платья. Ведь заждались невестушки».

«В полдень того же дня нашу группу радистов и другую - сигнальщиков — вдруг заставили одеться по форме № 3, то есть почти в парадную, взять бушлаты, посадили в автомобили и увезли в Хабаровск, на поезд. Ночью мы уже были в посёлке Ленинское на Амуре. Там прямо с платформ разгружались воинские эшелоны с запада - с танками, автомашинами, пушками и прочим снаряжением. Была ночь, и над Амуром стояла удивительная тишина. Солдаты варили еду, ждали речные средства для переправы за границу. В темноте нам выдали винтовки и боезапас, «НЗ» на три дня. Галеты, консервы хотелось съесть одним махом, но осознание того, что будет впереди, всё-таки останавливало. Перед рассветом подошёл тральщик, принял нас, вооруженных, на борт, и полный рассвет мы уже встретили на реке Сунгари, в другой стране. Почти три дня шли по направлению к китайскому городу Харбину, по обеим сторонам реки наступали артиллеристы и пехота, то и дело в небе показывались наши краснозвёздные истребители. Они то с воем пикировали вниз, то круто уходили в небо, покачивая крыльями - дескать, не робей, братва, мы тут с вами начеку. Это было блистательное фронтовое наступление наших войск, которое очень скоро закончилось всеобщей победой во второй мировой войне», - пишет Ламбрианиди.

Краснокаменская «Слава труду» сообщает, что чудотворная икона Албазинской Божией Матери «Слово плоть бысть» скоро займёт исключительное по своему значению место во внутреннем духовном облике храма Образа Спаса Нерукотворённого. «Список с древней иконы Албазинской Божией Матери пишут сейчас для краснокаменского храма в мастерской «Шуйский Иконостас». Этот дорогой в художественном и духовном смысле подарок готовит для жителей Краснокаменска НОМОС-БАНК по официальному запросу главы городского поселения «Город Краснокаменск» Бориса Пичкуренко, который обратился к управляющему филиала банка A.M. Сытникову с просьбой изыскать возможность продолжить оказание благотворительной помощи храму, выделив необходимые средства на изготовление иконы».

«Московский корреспондент» «Агинской правды» Мария Еланова успевает взять интервью у Кобзона ещё до его визита в Забайкальский край, сидя на месте, на котором за день до неё сидел Баир Жамсуев: «Вы общаетесь с Баиром Жамсуевым? Есть совместные планы?» - «Вчера он сидел на вашем месте. Мы, безусловно, общаемся. Поддерживаем постоянную связь».

«Не секрет, что наш Агинский Бурятский автономный округ развивался самым передовым образом. Лучше, чем любой другой регион России. Можно, конечно, говорить об этом как о феномене Жамсуева. Но, с другой стороны, если бы народ не поверил ему, он бы не работал так, как работал. Поэтому я считаю, что развитие округа - это наш общий успех и общие достижения. Районы Забайкальского края находятся в тяжёлом состоянии. Раньше это не касалось и не беспокоило нас, что происходит у соседей, а сейчас стало нашей общей головной болью. Теперь край вправе рассчитывать не только на административно-географическую общность, но и на хозяйственно-промышленную», - отвечает Кобзон на вопрос о минусах объединения субъектов.

Кроме того, он вспоминает о том, как устраивал агинскую молодёжь в столичные вузы: «Как только наступал период поступления в вузы, моими депутатскими заботами было - как помочь абитуриентам с поступлением, после поступления решить вопросы с общежитием. Но, самое главное, что радовало - молодёжь, заканчивая учебу в университете, возвращалась на свою родину. Где бы ни учились - в Бурятии, в Сибири, в Москве, возвращались в родную Агу. Потому что было куда возвращаться, потому что любили свою землю всегда, и здесь были созданы все условия для жизни, для работы, для детей, для создания семьи. Появились и рестораны, и гостиницы, и спортивные клубы, и бассейн, и дворец спорта. Дай Бог, чтобы ничего не подверглось упадку из-за экономического кризиса и из-за масштабности объединения двух регионов».

Подготовила Екатерина Шайтанова

Обсудить на форуме