НОВОСТИ
24 ФЕВРАЛЯ
23 февраля
22 февраля

Кое-куда посылательные буквы ТСЖ, и к чему снится губернатор - в обзоре краевой прессы за 3-10 июня

«Экстра» после третьего Всемирного дня блондинок опрашивает белокурых девушек Читы о взгляде на светлую сторону жизни. Девушки весело отвечают. Некоторое подозрение вызывает тот факт, что все они являются журналистками.

Сотрудница пресс-службы губернатора Катерина Багова, по информации издания, категорически отказывается менять свой натуральный блонд: «Поменять цвет волос? Н-е-е-е-е-т. В голове-то всё равно только ниточка, скрепляющая уши. К чему притворство?»

Журналистка программы «Чита: инструкция по применению» (ТНТ-Чита) Мария Власова признаётся, что природа определила ей быть рыжей веснушчатой девчонкой: «Но я, как и многие малюсенькие девочки мечтала вырасти и стать «прынцессой». Заветный образ складывался под влиянием прочитанных сказок и ярких красочных мультфильмов Диснея и куклы Барби».

Журналист ГТРК «Чита» Елена Ситник не согласна с утверждением, что «джентльмены предпочитают блондинок»: «Мужчины реагируют на красивых дам, с фигурой. Хотя я и слышала много разных мнений, в том числе социологов, психологов о том, что у женщин со светлыми волосами больше поклонников, считаю, это не совсем так. Мужчины, наверное, опасаются умных и самодостаточных женщин, а девушек со светлыми волосами считают более глупыми, склонными к флирту (это подтверждают и анекдоты)».

В «Забайкальском рабочем» внешт.корр. Сергей Казаков разбирается, почему из всех районов края больше всего горит именно Петровск-Забайкальский: «Здесь засушливый климат и сложная социально-экономическая ситуация. Высокий уровень безработицы вынуждает местное население заниматься незаконной добычей леса. А она нередко сопряжена с поджогами лесных угодий. Правда, схожая ситуация и в некоторых других районах, например, Хилокском или Читинском. Однако там местные власти и арендаторы леса не позволили пожарам превратиться в бедствие. А вот в Петровск-Забайкальском всё сложилось по-иному, хотя в районе уже в апреле был введён режим чрезвычайной ситуации. Однако даже он не спас от ЧП».

«Что это за огненное «проклятие» нависло всего над одним муниципалитетом? В чём его причины?» - задаётся журналист вопросами и находит третью причину. Пожалуй, не менее серьёзную: «По оценкам специалистов, усилиям пожарных мешает халатность лесопользователей, которые не выполняют своих договорных обязанностей по предупреждению таёжных пожаров». В пример Казаков приводит мебельный комбинат «Рассвет», возглавляемый депутатом заксобрания Светланой Барановой - один из крупнейших арендаторов леса: «Согласно договорам аренды, в его ведении находятся более 310 тысяч гектаров лесного фонда. Это более половины всех лесных площадей района. Для сравнения: на остальной половине работают около 20 арендаторов».

Журналист считает, что было бы логичным ожидать, что именно это предприятие станет опорой краевой исполнительной власти в борьбе с лесными пожарами. Но, уточняет он, выполнение противопожарных мероприятий «Рассветом» в 2008 году говорит о том, что комбинат не сильно озабочен профилактикой пожаров.

«Выясняется, что, во-первых, вместо устройства по плану 155 километров минерализированных полос устроено всего 10 километров. Плановое задание по уходу за такими полосами выполнено лишь на шесть процентов. Вместо 23 мест для отдыха людей, работающих в лесу и занимающихся противопожарными мероприятиями, создано только восемь таких мест.

Во-вторых, примерно также относится комбинат и к своим обязанностям по лесовосстановительным работам», о недопустимости этого руководство комбината неоднократно предупреждала Лесная служба.

В-третьих, нарушает «Рассвет» и ряд других условий арендных договоров: «В частности, сосну и лиственницу с лесосек забирает в полных объёмах. А иной раз - с очень большими перерубами: более 200 процентов. Эта древесина хорошо продаётся. А вот менее выгодные для продажи берёза и осина выбираются с лесосек процентов на 9-18. Местами лиственные породы и вовсе не рубятся».

Ну и ещё одно: «Долг «Рассвета» по арендным платежам за лесной фонд достиг десяти месяцев по срокам и восьми миллионов рублей в денежном исчислении. Хотя согласно договорам аренды, арендатор обязан «вносить арендную плату в размерах и сроки, которые установлены настоящим договором».

«Более того, - сообщает Казаков, - госпожа Баранова и на майской сессии при обсуждении вопросов о ситуации в забайкальских лесах продемонстрировала отнюдь не государственный, а исключительно предпринимательский (причём отнюдь не цивилизованный) подход. Почему при голосовании и осталась в одиночестве. Между тем в этом году правительство края объявило о своих неординарных намерениях. А именно о том, что инициирует судебные иски о расторжении договоров аренды лесного фонда с 20 лесопользователями. Основание жёсткого решения - предприятия не выполняют своих обязанностей по предупреждению и тушению таёжных пожаров. Об этом ещё 21 апреля сообщил на заседании краевого правительства губернатор Равиль Гениатулин».

По информации, полученной автором «в кулуарах краевого правительства», в них, в этих кулуарах, не скрывают, что в первую очередь санкции могут коснуться лесопользователей Петровск-Забайкальского района.

При этом реакция властных структур на заявление губернатора не заставила себя ждать: «Уже в понедельник 1 июня заместитель председателя правительства Забайкальского края Александр Холмогоров сообщил, что в отношении руководства «Рассвета» возбуждено дело об административной ответственности. Это еще один сигнал власти всем нерадивым лесопользователям. Услышат ли они его?»

Журналист «Эффекта» Валерий Немеров предлагает читателям не спеша пройтись по старым читинским улицам, узнать их историю, вспомнить те или иные, радостные и не очень, события, связанные с ними, людей, которые жили здесь когда-то: «Пусть Чита улыбнётся нам и даст знак старинными зданиями и улочками сквозь новые постройки и широкие проспекты: я ещё с вами, я ваш добрый друг, помните меня. И берегите».

«В старой Чите, - объясняет он, - все улицы, идущие с востока на запад, носили имена сибирских или дальневосточных рек, а поперечные - имена сибирских городов». И мерились саженями: «В начале XX века в Чите было 44 улицы. Одна в 18 саженей шириной, две - по 15, остальные - по 12 саженей».

Из материала можно узнать, что здание Государственного банка, расположенное на перекрестке Анохина и Ленинградской (Корейской) улиц, - одно из немногих, сохранивших свое первоначальное предназначение: «Оно было построено в 1909 году специально для Читинского отделения Государственного банка Российской империи. Возводил его подрядчик Илларион Львович Животовский, а проект и смету составил городской архитектор Федор Евплович Пономарёв. За столетие своего существования здание видело многое и многих. Особенно в 1918-1922 годах. Самое известное связанное с ним событие - налёт анархистов в ночь с 25 на 26 августа 1918 года. Они изъяли большую часть золотого запаса из подвалов банка. Этот эпизод позднее был запечатлен в фильме «Даурия», правда, снимали его не в банке, а в корпусе пединститута по улице Чкалова, 140, где до революции размещалась первая женская гимназия. Анархистам повезло только потому, что здание в это время национализировали и принадлежало оно не государству, а так называемому «Народному банку». А тот не обеспечил надлежащую охрану. В период ДВР (1920-1922 гг.) в здании размещались Министерство финансов и Дальневосточный банк, а после образования Читинской области в 1937 году - контора Госбанка. Сегодня здесь Главное управление Центрального банка России в Забайкальском крае».

Известная своими книжками для детей и папой - Георгием Граубином - Алла Озорнина в «Эффекте»прямо с заголовка задаётся вопросом: «Какой парфюм любит губернатор?»: «Когда мне позвонила подруга дочери и попросила её выручить - поработать во время акции от дома моды Chanel в качестве промоутера в магазине «Иль де ботэ», что расположен в торгово-развлекательном центре «Макси», - я согласилась. Просто потому, что хотела помочь, - девушка, которая должна была участвовать в акции, заболела. А подруга дочери - ответственная за подобные мероприятия. И только потом, когда я стояла в торговом зале, осознала, что очень давно хотела понять, что же чувствуют продавцы подобных магазинов. И, разумеется, рассказать об этом читателям».

Озорнина вспоминает, как советовалась с детьми:

- Мама, соглашайся, - воодушевилась дочь, когда услышала просьбу подруги. - Ты целых три дня будешь среди ароматов, сможешь испробовать на себе любую туалетную воду, какую только захочешь, увидишь интересных людей.

- Ты с ума сошла! - узнав о предстоящей акции, разбушевался на другом конце телефонного провода сын. - Ты - член двух творческих союзов, журналист! Ты хоть подумала, что скажут люди, когда увидят тебя рядом с витриной? Ты представляешь, какую репутацию ты заработаешь после этой акции? А если тебя увидит губернатор? Что он подумает? Откажись, мама, немедленно откажись! Не позорь себя и своих детей!

После этого впечатлительной Озорниной стал сниться губернатор: «Он стоял впереди всех моих многочисленных знакомых, которые обступили меня плотным кольцом, и укоризненно смотрел. В его взгляде читалось одно: «Позорите вы наш Забайкальский край, Алла Георгиевна, ох как позорите!»

К утру автор, что неудивительно, передумала, но отказываться было неудобно: «Наглотавшись таблеток и ругая себя последними словами за то, что, не подумав, согласилась, поехала в «Макси». Было немного не по себе». Суть её работы заключалась в информировании посетителей магазина о туалетной воде Cristalle eau verte от Chanel: «Это значит, что я должна была останавливать всякого проходящего мимо меня (а стояла я рядом с продукцией Chanel), распылять на блоттер туалетную воду и давать этот блоттер понюхать. Но ни в коем случае не произносить слово «понюхать». Нужно говорить: «послушать». Фраза должна звучать примерно так: «Сейчас я предложу вам послушать новый аромат Cristalle от Chanel». И далее: «Какое у вас впечатление? Нравится? Что он вам напоминает?» И затем очень коротко рассказать об истории появления этого аромата».

Не по себе было только несколько минут, узнаём мы от Озорниной об Озорниной: «Потом, видя, что люди с интересом слушают информацию и «слушают» аромат, я немного успокоилась. Тем более что народу было немного. Кроме того, окончательно придя в себя, я поняла, насколько неразумно было беспокоиться, что сюда, в этот магазин и, тем более, в этот отдел вдруг посреди рабочего дня приедет губернатор. Тьфу ты, какая глупость! Ему что, делать нечего, что ли?»

Вечером Алле Георгиевне вновь позвонил сын: «Но ты, мама, не забывай, что завтра - день рождения «Макси». Будет много народу. И, как ты понимаешь, не исключено, что заглянет губернатор». Как уже нетрудно догадаться, ночь не принесла сюрпризов: «Мне снился тот же сон. Будто бы я стою в окружении знакомых, впереди всех - Равиль Фаритович, в его глазах читается то же, что и вчера: «Позорите вы наш Забайкальский край, Алла Георгиевна, ох как позорите!»

Уже к третьему дню процесс затянул Озорнину: «При подходе к «Макси» ловлю себя на том, что иду туда с радостью. Хочется, чтобы как можно больше людей узнало про новый аромат. Почему-то кажется, что от этого они станут чуточку счастливее».

«Решила, пользуясь случаем, посчитать, во сколько обошлись бы мне средства по уходу за лицом, телом и декоративная косметика марки «Шанель». В общей сложности получилось около... 50 тысяч рублей. Что тут удивляться, если только один крем для лица стоит... 13 500. Чуть больше 6 тысяч - сыворотка, усиливающая его действие. Кроме того, теперь знаю, что всякая уважающая себя женщина должна иметь хотя бы один флакончик хороших духов (это 5 с лишним тысяч) и туалетную воду. А ещё лучше, плюс и парфюмированную. Добавляю к 50 тысячам рублей ещё 12 тысяч. Хм... 62 тысячи рублей!» - считает автор рассказов «Мы с Витькой» к концу третьего рабочего дня. И, возвращаясь домой, уже с точки зрения почти профессионала невольно думает: интересно, а какой парфюм предпочитает губернатор?

Татьяна Белокопытова в «Экстре», возвращаясь к теме Наташи Михайловой, уточняет, что «ребёнок-маугли» - не «маугли»: «После консилиума, проведённого забайкальскими врачами, стало ясно, что у Наташи нет «синдрома Маугли». Просто ребёнок не видел человеческой ласки, тепла. С ней никто не общался, кроме собак и кошек, проживающих в квартире, - рассказала корреспонденту «Экстры» директор центра Татьяна Мисник».

«Надо сказать, - говорит Белокопытова, - что девочка очень улыбчива, охотно идёт на контакт как с детьми, так и со взрослыми. Но пока она продолжает издавать звуки, похожие на лай и мяуканье. Говорить она по-прежнему не начала, но надежда есть. По словам директора, никто из родных Наташи не искал с ней встреч, не звонил в центр и не справлялся о состоянии ребенка, хотя это не запрещено законом - ведь отца и мать девочки пока не лишили родительских прав».

Белокопытова пытается выяснить, почему не били тревогу медики: «До 2006 года - пока девочка проживала с прабабушкой - она регулярно наблюдалась у врачей, ей делали прививки. В последний раз девочка была на приёме у врача в ноябре 2008 года. Как медики, видя запущенного ребёнка, не начали бить тревогу?»

Говоря о себе в множественном числе, журналист объясняет: «Ответ на этот вопрос мы пытались получить у главного врача детской поликлиники №2 Людмилы Черняевой». «У девочки с самого рождения отмечалось отставание психомоторного развития. Мать её бросила почти сразу после рождения. Когда Наташе было 4 месяца, она попала в больницу, где пробыла более двух месяцев. Тогда же мы поставили вопрос об изъятии её из семьи, так как ребёнок был неухожен. Тогда же девочку забрала прабабушка, у которой она прожила до полутора лет. Потом она снова попала в семью отца. Его мать изредка водила девочку к врачам, но не ко всем: покажет ребёнка нескольким специалистам, и сразу уходит. Мы её по коридорам догоняли, чтоб ребёнка осмотреть. В квартиру тоже нас не пускали», - говорит Черняева.

«Почему этот факт не насторожил медиков - так до сих пор и неясно. По словам Людмилы Геннадьевны, в те редкие дни, когда бабушка приводила Наташу в поликлинику, девочка была умытой, в чистой одежде. В феврале она даже обещала устроить ребёнка в детсад, так что тревогу бить не было надобности, хотя по утверждению Черняевой, сделать это они пытались несколько раз. Видя равнодушие районных чиновников, почему они не поставили в известность вышестоящие органы? На этот вопрос мы не получили ответа. На днях прокуратура Железнодорожного района внесла представление главному врачу данного лечебного учреждения. В районных органах опеки и попечительства отказались как-либо комментировать ситуацию с Наташей Михайловой», - сообщает Белокопытова.

Журналисту «Экстры» Ирине Бариновой читательница рассказывает историю пребывания в ТСЖ, Баринова предлагает её читателям «Экстры», «намеренно не называя фамилию собеседницы, имена «героев» и название ТСЖ, так как эта ситуация достаточно типична».

Причём аббревиатура «товарищество собственников жилья» в материале расшифровывается последовательно по-разному.

Так Стоит Жить: «Чистый дворик с песочницей летом и горкой зимой, ухоженные подъезды, милые вахтёрши на входе, собственная (дежурившая круглосуточно!) бригада слесарей с мастерской в подвале нашего дома, одна расчётная книжка с возможностью оплаты в своей бухгалтерии без очередей и нервов, как говорится, душа радовалась и пела от восторга. И радость эту поймёт всякий, живущий в муниципальных домах с вонючими подъездами и затопленными подвалами».

Тащи Сколько Желаешь: «Однажды летом, когда большинство жильцов были в отпускных разъездах, на горизонте появился новый «управдом». И хотя общего собрания - верховного органа управления ТСЖ - не было и в помине, новоявленный председатель взял на себя бразды правления. Уже вскоре нам предстояло узнать, что двигали этим малограмотным и некомпетентным человеком жажда власти и нереализованные амбиции. Не зря за колоссальное сходство с булгаковским персонажем в ненависти к «классовому врагу» - интеллигенции он получил прозвище «Швондер». Для начала «Швондер» решил сделать текущий ремонт подъездов. Бригада гастарбайтеров побрызгала потолки разведенной до состояния воды известкой, покрасила панели краской, которая имела жуткий запах и долго сохла, и, оставив за собой измазанные двери и полы, удалилась восвояси. Побелка и покраска стали отваливаться от стен уже через неделю, но почти сто тысяч рублей с наших счетов были списаны, а следующий ремонт председатель запланировал через пять лет».

Там «Спят» Жильцы: «Теперь жильцы тихо ворчат между собой, что их держат в информационном вакууме, что они не знают, за что платят. Хотя им обязаны предоставлять все сметы, а размеры платежей утверждает общее собрание. Между тем, в нашем ТСЖ суммы крутятся приличные, но собираемые деньги испаряются. Списал председатель десятки тысяч на «ремонт кровли», а она как бежала, так и бежит, списал кругленькие суммы на «приёмку теплового узла к отопительному сезону», а в квартире холодно... «Деятельность» товарища «Швондера» трудно проверяема и трудно доказуема. Контроль, который предполагается через ревизионную комиссию, невозможен, так как таковой теперь нет в наличии. А членов товарищества председатель не допускает к финансовым документам: «Прав не имеете!», и главное в его работе - вытянуть из вас все силы, время, деньги и оставить в дураках».

«Поэтому, если жильцы вашего дома равнодушны или очень заняты, если у вас нет группы инициативных, юридически и экономически грамотных людей, способных честно работать на добровольных началах, даже не помышляйте ни о каких «товариществах»! И если вы спросите, что означает для меня аббревиатура «ТСЖ» в данное время, я отвечу коротко: эти три буквы для меня ругательные, почти матерные и кое-куда посылательные. А для вас?» - заключает героиня истории.

Галина Пешкова в «АиФ-Забайкалье» берёт интервью у директора и художественного руководителя Забайкальского краевого театра кукол Александра Мусиенко:

- Вообще, очень хочется, чтобы Чита стала театральным городом. У меня нет ощущения, что все мы живём в любимом городе. Посмотрите, что творится на городских улицах, площадях и в парках?! Всюду мусор, пустые пивные бутылки. Вот сейчас смотрю на наш парк из окна и поражаюсь: рядом с театром кукол люди выгуливают своих собак. А если завтра в этот парк придёт играть их ребёнок? Разве им будет приятно, что малыш возится и бегает в таком грязном и неухоженном месте, которое стало таким в результате их нечистоплотности. Облик города - это обратная сторона духовности. Присуща ли нам эта категория? Всё больше в этом сомневаюсь.

- Александр Николаевич, обращает ли власть внимание на проблемы театра?

- Я страшный противник того, что происходит у нас в стране. Государство, кажется, снимает с себя груз ответственности за то, что происходит вокруг. Власть выборочно обращает внимание на то, что требует денежных вливаний. Взять хотя бы наш край. Очень жаль, что дети у нашего губернатора уже выросли. Когда они были маленькие, Равиль Фаритович приходил к нам на все премьеры. Теперь дети взрослые, да и он больше любит спорт, нежели искусство.