Р!
22 ИЮНЯ 2021
21 июня 2021

У губернатора нет машины, а автор бестселлера "Степные боги" хочет жить в Дарасуне - обзор краевых СМИ за 17-24 июня

«Ваша реклама» №24 публикует материал Романа Творцова «Читинский госуниверситет - рассадник взяточничества».

Выдав короткий экскурс в недавнюю историю арестов в ЧитГУ, Роман уточняет выпавший из информационного пространства края факт об аресте преподавателя кафедры гражданского права ЧитГУ Ольги Авдеевой: «Во время ареста женщине стало плохо, при виде вошедших оперативников с Ольгой Авдеевой случился гипертонический криз. Ей ли как подполковнику милиции не знать, что оперативные работники в экзаменационные аудитории ради праздного любопытства не заходят. Впрочем, уже через несколько дней после громкого задержания Авдеева была уволена из рядов милиции».

Творцов демонстрирует завидную степень осведомлённости: «На этом череда скандалов в Читинском университете не закончилась. Руководство вуза справедливо предположило, что правоохранительные органы на этом не успокоятся и продолжат ворошить «мусорную кучу» и копаться в «грязном белье», и решило действовать с опережением».

Он сообщает, что в понедельник, 8 июня, стало известно, что «в ЧитГУ началась чистка среди преподавательского состава вуза. Со своей должности была уволена директор Института переподготовки и повышения квалификации Ольга Иннокентьевна Рыбакова. На её место коллективу института уже представлен новый человек. В отделе кадров Читинского государственного университета не подтвердили, но и не опровергли эту информацию, сославшись на то, что она является закрытой. Работники ректората, в свою очередь, подтвердили сведения об увольнении Рыбаковой и назначении на её место нового человека. Представление нового директора института прошло сегодня. Пикантность ситуации с увольнением с должности директора Института переподготовки и повышения квалификации Ольги Рыбаковой придаёт тот факт, что последняя, по словам работников вуза, является гражданской супругой ранее арестованного Александра Дёмина. Семейный подряд?»

Творцов вспоминает, что несколько недель назад ректор ЧитГУ Юрий Резник был гостем портала «Чита.Ру»: «Как после череды коррупционных скандалов в вузе будет теперь оправдываться господин Резник, неизвестно. Лихо ответив на все вопросы читателей городского портала «Чита.Ру» и отметя все подозрения в нечестности своих подчинённых, сегодня когда его коллеги находятся под следствием, ректор хранит гробовое молчание и никак не комментирует создавшуюся ситуацию».

«В том, что ЧитГУ заражён ржой взяточничества гораздо глубже, буквально с низу до верху, правоохранительные органы, следственный комитет, прокуратура, милиция уверены практически на все сто процентов», - пишет Творцов, ссылаясь на результаты анонимного опроса, проведённого прокуратурой среди студентов юрфака. Каждый десятый из числа опрошенных заявил, что заплатил педагогам за возможность поступления в этот вуз.

Колонка редактора в «Эффекте» называется «Не надо людям мозги это самое»: «Давно, знаете ли, хотелось написать о чём-нибудь не про кризис. Мало ли в жизни хорошего, а мы все нудим, что лаптем щи хлебаем. Ну, если не хорошего, то хотя бы нормального. И в жизни таки нашлось место поводу. Съездил в начале июня губернатор к монголам в город Чойбалсан, который центр приграничного Восточного аймака. Всё честь по чести, возложение венков на Мемориале советских лётчиков, погибших на Халхин-Голе в 1939 году, соглашение о торгово-экономическом, научно-техническом и даже культурном сотрудничестве. Ансамбль имени Будашкина опять же заграничную гастроль совершил. Но нашлись любители всяко лыко класть в строку и затрещали: «Губернатор Забайкальского края предложил монгольским коллегам поработать над вопросом безвизового пересечения границы», «Между столицей Забайкальского края Читой и административным центром Восточного аймака Монголии Чойбалсаном могут установить прямое железнодорожное сообщение и безвизовое пересечение границы».

«Всё, трындец, Хиросима», - пишет неизвестный редактор. - Прочитает такое простой труженик и придёт к неутешительному выводу, что начальству делать-то больше нечего, кроме как монголов без виз запускать и возить их целыми поездами в Читу, где и без них проблем с приезжими сами знаете. И будет, между прочим, где-то прав, потому что не один Гениатулин в Монголию ездит, туда и Путин давеча наезжал».

Редактор обращается к тем, «кто сам сидел на переговорах в Чойбалсане, а не изображал «испорченный телефон» по их итогам»: «Реакция Гениатулина на монгольскую инициативу была весьма сдержанной: раз вы просите, мы изучим и обратимся к вышестоящим, не более того. Никаких облигаций и отсебятины - вопрос даже не попал в план совместных действий, то есть не был прописан формально».

И к телеэфиру: «И по читинскому «ящику» губернатор Восточного аймака Монголии Жанлав всяко его «уламывал»: «Мы хорошо знакомы с Равилем Гениатулиным. И уже не первый год работаем совместно. Сегодня обсуждаемые вопросы имеют огромное значение для наших стран. И мы сделаем всё, чтобы они не остались просто на бумаге». Имея в виду как раз безвизовый обмен, возобновление регулярного железнодорожного пассажирского сообщения и экспорт рабочей силы».

Редактор называет Гениатулина тёртым калачом, способным тут же, в телеэфире, парировать: «Если будет экономически целесообразно. Это прежде всего. Безусловно, мы готовы привлекать монгольскую рабочую силу. Может быть, даже и скотоводов. В перспективе». А что такое российское «в перспективе», это и монголу понятно, - заключает редактор. И утешает: «Так что спи спокойно, родная Чита, граждане Монголии не заполонят наши просторы в безвизовом порядке, удобно добираясь в краевой центр поездами».

Обозреватель «Эффекта» Владимир Тихомиров выясняет, «кто и зачем «даёт подножку» Юго-восточному проекту в Забайкальском крае». Он вспоминает своё растянувшееся на несколько номеров интервью с экономистом Касьяновым, в котором «были поставлены проблемы освоения юго-востока Забайкальского края». И обличающе напоминает: «Вопросы в статьях были поставлены серьёзные, поэтому редакция пригласила руководителей края, специалистов, причастных к разработке и реализации проекта, высказать свою точку зрения, подтвердить или опровергнуть упрёки и обвинения, высказанные в статьях. Однако «заинтересованные» лица хранят молчание. Читатели же газеты хотят знать правду из первых рук».

Дав справку о том, что гамбит (франц. gambit, от итал. dare и gambetto - дать подножку), название начал шахматных партий, в которых одна из сторон жертвует чаще всего пешку, Тихомиров приводит «письмо сердитого читателя», признаваясь, что «мы отредактировали это письмо сердитого читателя, чтобы избежать слишком резких оценок и эпитетов. Суть его понятна и в таком виде».

«Я коренной забайкалец, люблю свой край, и мне небезразлично, что происходит на его территории. Согласен с автором и комментатором - сколько же можно так издеваться над здравым смыслом и над ожиданиями жителей края. Почему же после стольких лет обещаний и финансовых затрат ушёл в песок проект освоения Удоканского меднорудного месторождения, не разрабатывается Чинейское месторождение? Немало и других лопнувших в крае проектов, отмеченных в статьях и не отмеченных, но о которых мы, жители Забайкалья, хорошо помним.

Почему так происходит: сначала поднимается шумиха, пропагандистская суета, о проектах взахлёб пишут региональные газеты, рассказывают телевидение и радио, а потом всё затихает, и выясняется - это не сделано, то недоделано, деньги потрачены, но виновных нет. И робкие, подчинённые власти СМИ замолкают, словно по команде», - пишет «Эффекту» читатель.

До глубины души раненный приведёнными в текстах фактами, он возмущается: «Строится очень дорогостоящая железная дорога Нарын - Лугокан. А куда? Месторождения, ради которых она сооружается, не разведаны, горных предприятий, судя по всему, там не будет ещё очень долгое время. Так что же - дорогу ждёт та же судьба, что и ветку Чара-Чина? Или, может быть, у руководства края другие планы? Тогда хотелось бы, чтобы о них рассказали нам, забайкальцам, руководители и специалисты. Нельзя же играть с народом в молчанку...»

Тихомиров говорит о документах, оказавшихся в их распоряжении, которые говорят о намерении ОАО «ГМК «Норильский никель» вообще избавиться от минерально-сырьевых активов, которые оно имеет в Забайкальском крае: «Мы намеренно не называем ту компанию, с которой «Норникель» ведёт переговоры о возможном приобретении ею этих активов, поскольку дело не в ней, а в намерениях «Норникеля». Но, думаю, пришло время задать ему соответствующие вопросы, которые, очевидно, накопились не только у населения, но и у администрации Забайкальского края».

Напоследок Тихомиров выдаёт информацию к размышлению. Так и называет: «Информация к размышлению»: «ОАО «ГМК «Норильский никель» объявил итоги производственной деятельности за I квартал 2009 года. Вот некоторые из них. Общий объём производства товарного никеля в I квартале 2009 года составил 69 тысяч тонн по сравнению с 75 тысячами тонн в I квартале 2008 года. Объём производства товарной меди за в I квартале 2009 года снизился до 96 тысяч тонн с 104 тысяч тонн за аналогичный период 2008 года. Снижение общего объёма производства никеля в отчётном периоде обусловлено закрытием рудников в Австралии, сокращением объёмов производства на рафинировочном заводе Harjavalta в Финляндии, а также некоторым уменьшением производства никеля в России, связанного с накоплением незавершённого производства на Кольской ГМК. Объёмы производства меди российскими подразделениями компании в первом квартале 2009 года составили 90,8 тысячи тонн, что ниже запланированных показателей на 2 тысячи тонн меди. В основном, отклонение фактических показателей от плановых объясняется сокращением переработки продуктов с низким содержанием ценных компонентов. В феврале 2009 года было принято решение о консервации предприятий Lake Johnston и Black Swan в Австралии в рамках программы по сокращению издержек и оптимизации деятельности зарубежных никелевых активов ГМК «Норильский никель» вслед за консервацией предприятий Cawse и Waterloo в четвёртом квартале 2008 года. Объёмы производства никеля в концентрате в первом квартале 2009 года до остановки работы австралийских предприятий составили 1,2 тысячи тонн».

Ещё одна читательница «Эффекта» Виктория Морозова тоже оказывается сердитой. Правда, на «Центр пляжной экипировки», что на улице Столярова. Ну и обходится без Тихомирова.

Из письма становится понятным, что её подруга Лариса с братом Сергеем «рассматривали там мужские плавки-шорты, и у брата уже появилось желание их приобрести».

«В них можно купаться», - изрекла продавщица. Сергей что-то спросил у неё. Ответа не последовало. И тут плавки-шорты отцепились от прищепок. Сергей хотел повесить их обратно. Продавщица встрепенулась, оторвалась от стула, выхватила плавки у него из рук со словами: «У нас не магазин самообслуживания (?!), я сама повешу». Сергей заметил ей, что, видимо, для того, чтобы прицепить плавки на прищепки, нужны особые навыки и тренировка, не каждому удается столь сложное дело. И спросил, все ли покупатели так раздражают её. Победоносно сверкнув очами, продавщица парировала: «Такого, как Вы, одного хватит!». Наскучавшись в одиночестве, она явно нарывалась на скандал. Сергей сказал: «Ну, наверное, придётся позвонить хозяину магазина. Он будет рад». Ещё один взгляд и: «А я не собака, у меня не хозяин, а начальник!». Желание купить плавки-шорты начисто отпало. Да и вряд ли когда-нибудь захочется ещё раз посетить этот магазин. Нехорошо отнимать у продавцов время, мелькать у них перед глазами и задавать глупые вопросы. Не удалось брату Ларисы экипироваться по-пляжному», - заканчивает горестную историю Морозова.

Начальник службы информационных программ «ГТРК-Чита» Игорь Кунгуров, уехав с драмтеатром в Ярославль, специально для «Эффекта» пишет: «Три недели в одном городе - за гастрольную десятилетку это впервые. Обычно читинцы замахивались на два, а то и три города. И очень часто сталкивались с такой ситуацией - коллективу уже уезжать, а зрителей новая волна! Самая действенная реклама - из уст в уста. Посмотрел - посоветовал друзьям и родственникам. В этом году администрация театра пошла на рискованный шаг - двадцать один день. Что из этого выйдет, какой будет динамика зрительской активности - покажет время».

«Гастроли Забайкальского краевого театра в центре внимания местных средств массовой информации, в эфир уже вышло несколько репортажей, появились и первые публикации в газетах. Оценивать спектакли будут не только зрители, но и профессиональные критики. Из Москвы уже прибыла театровед Валентина Фёдорова. Она отсмотрит все спектакли, a после встретится с коллективом. Приятный сюрприз для читинцев: в зале настоящий ценитель и большой друг Забайкальского драматического, профессор медицинской академии Борис Ильич Кузник. Так уж случилось, что его командировка на один из симпозиумов в Ярославль совпала с гастролями любимого театра. Борис Кузник, как всегда, пришёл с цветами подарил их артистам», - сообщает Кунгуров.

Ирина Жигулина в «Эффекте» продолжает начатый в предыдущих номерах рассказ о газимурозаводцах. Героем её очерка стал Виктор Горбунов - участковый далёкого села Батакан: «Не зря пришла. Сегодня Виктор Иванович в ударе, как говорится. Хотя меня убеждали в обратном, мол, не любит Горбунов о жизни своей рассказывать, особенно нашему брату журналисту. А мне повезло. Уселись: хозяин за столом, я напротив. С самого начала? Ага...»

Дойдя в воспоминаниях до 1964 года, Горбунов рассказывает: «Участковый в те годы - это и уголовный розыск, и БХСС, и ГАИ, и паспортный стол. Это сейчас разные УБЭПы да УБОПы... Наши места рядом с границей китайской. Строго было очень, и не каждого мы на своей территории селили. У меня печать была, и я сам решал, кого прописать, а кого выписать. Начнёт кто пьянствовать да хулиганить, а ещё хуже - воровать, решал быстро: печать в паспорт и - извольте в 24 часа покинуть пределы района. Поэтому шушеры всякой у нас не было. Вот в этом плане работать было легче. А в остальном... У меня участок - Ушмун, Зерен - это 120 километров. Чуть позже прибавили Коктолгу, Будюмкан. А жил я в Сивачикане, село такое было, теперь нет его. Была у меня лошадь, овса выдавали по 3 кг на сутки... Мотался, чего там говорить. А связь раньше лучше была - коммутатор. Трубку снял - с кем хочешь соединят. А у меня своя труба связиста была и «когти». И всякие, порой курьёзные случаи были. Еду, например, в Зерен, а по дороге залезу на столб, подключусь к проводам, отзвонюсь начальству, мол, так и так, направляюсь туда-то. А меня в это время весь мой околоток слушает, и уже к приезду участкового в том же Зерене готовы. Ни хулиганства, ни пьяниц. А потом я на пару с другим участковым работать стал, с Сергеем Васильевичем Ермолиным. У него Газ-Завод, Ямкун, Трубачёво, а у меня - всё остальное».

«Четыре года назад Андрей Геласимов был признан во Франции самым популярным российским писателем, оставив позади Бориса Акунина и Людмилу Улицкую. Парадокс, но в России его имя вовсе не так известно, как, по идее, должно было бы. Что уж там говорить о Чите, где полки книжных магазинов вовсе не завалены произведениями писателя, который в детстве провёл много времени в Забайкалье, а потом написал о нём замечательный роман», - «Экстра» на этой неделе в глубинах интернета находит координаты писателя Андрея Геласимова. И публикует взятое у него интервью:

- Давно ли Вы начали вынашивать мысль о романе «Степные боги»?

- Замысел этой книги возник четыре года назад, когда один пожилой человек рассказал мне о своём послевоенном детстве. Его рассказы соединились в моей голове с воспоминаниями моего деда Геласимова Антона Афанасьевича, который в августе 1945 года воевал в составе Забайкальского фронта против Квантунской армии. В результате я решил написать книгу, действие которой разворачивается в Забайкалье именно в тот исторический момент.

- Посёлок Разгуляевка - вымышленный или действительно такой существовал в те годы?

- Нет, такого места в Забайкалье никогда не существовало. Сначала я хотел поселить своих героев в Атамановке, которая, как известно, существует, но она находится далеко от границы с Китаем, из-за этого пришлось выдумать целый населённый пункт.

- Сергей Солоух назвал Вас «писателем с детской фамилией», да и сами Вы как-то обмолвились, что в душе Вам всегда двадцать. В «Степных богах», действительно, мальчишеские переживания, рефлексии переданы достоверно до малейших, как кажется, деталей. Это потому что в Вас ещё живет мальчишка, или Ваш богатый отцовский опыт даёт знать?

- Детская тема для меня чрезвычайно важна. Голос ребёнка - это единственно верный камертон, по которому мы можем настроить свою совесть. Все остальные звуки, так или иначе, искажены. «Пустите детей приходить ко Мне...», -так сказал Христос, когда собравшиеся его послушать хотели прогнать любопытных детишек. А потом добавил: «Ибо их есть Царствие Небесное».

- По каким критериям определяются лауреаты премии «Национальный бестселлер»? У Вас есть предположения, почему победила именно Ваша книга?

- Из шести членов жюри за «Степных богов» проголосовало трое. За всю историю премии «Национальный бестселлер» такое подавляющее единодушие в составе жюри случилось лишь в третий раз. Причина такого успеха в моем случае, я думаю, состоит в том, что, во-первых, Дмитрий Борисов, Ольга Шелест и Михаил Калатозишвили являются людьми моего поколения, а значит, тема Великой Отечественной войны им близка и понятна; а, во-вторых, все трое они просто-напросто очень адекватные люди. Хотя изначально эта премия задумывалась как «хулиганская» и в какой-то мере скандальная. Поэтому критик Виктор Топоров, являющийся её отцом-основателем, очень сомневался в моем успехе.

- Согласны ли Вы с Захаром Прилепиным, посетившим нас в составе «Литературного экспресса-2008», который назвал Читу самым печальным городом маршрута?

- Я с ним не согласен, и в следующий раз при встрече от лица всех читинцев популярно, на пальцах, объясню ему - насколько он неправ, и что такие заявления могут быть чреваты. Особенно если связываешься с сибиряками.

- В одном из интервью Вы обмолвились, что хотели бы пожить немного в Забайкалье, проникнуться его духом. Есть ли какое-то конкретное место, куда Вас больше всего тянет? И не покинуло ли Вас это желание после выхода в свет «Степных богов»?

- Станция Дарасун. У меня там похоронен отец.

- Что бы Вы в нескольких словах могли сказать о романе«Степные боги» тем забайкальцам, кто ещё не читал книгу?

- Прочтите её немедленно. Эта книга про вашу землю.

«Читинское обозрение» возвращается к теме Халхин-Гола: «Только в Чите в 1939 г. было 6 «отправок» призывников. Перед убытием в армию им вручили подарки: гармони, патефоны с пластинками, гитары, балалайки, шахматы, домино, мыло и 500 пачек папирос «Беломор-Канал». Качество призываемого личного состава оставляло желать лучшего. На «военную переподготовку» было взято большое количество комбайнёров и трактористов. Кроме них призывались директора совхозов, главные механики и другие руководящие работники из сельского хозяйства. Массовый призыв на «военные сборы» поставил под угрозу сбор урожая и заготовку кормов в области. Секретарь Читинского обкома ВКП(б) Дерягин вынужден был просить у командования ЗабВО наложить бронь на эти специальности».

Издание приводит один из характерных документов той поры: «Прошу рассмотреть моё заявление о том, что я, как мать, прошу призывную комиссию зачислить моего сына Леонида Романова в кадровый состав Рабоче-Крестьянской Красной Армии, так как он один сын. Я желаю, чтобы он послужил в рядах РККА и отдал свой долг Советскому Союзу и оправдал доверие рабочего класса и нашей советской Родины, которая его воспитывала. Я была очень убитая, когда узнала, что мой сын записан в невойсковое обучение, поэтому прошу призывную комиссию зачислить моего сына в кадровый состав РККА. Я сама работаю, могу прожить без помощи, а он пусть идёт служить в Красную Армию, поэтому прошу моей просьбе не отказать.

20.9.39. К сему Романова А.Л. г. Чита, ул. Баргузинская, 16». (Орфография и стилистика подлинника сохранены.)

Журнал «Банзай» умудряется взять интервью «Мужик сказал – мужик сделал» у главного мужика края – Равиля Гениатулина.

- Как вы относитесь к женщинам? Что в вашем понимании - любовь?

- Я однолюб. В моей семье так было заведено. Мои родители прожили всю жизнь вместе. Так получается и у меня. Мне нравятся красивые женщины, на страницах вашего журнала много красивых лиц, но это же не самое главное, как говорится: с лица воды не пить... Нужно что-то большее, взаимопонимание, уважение друг к другу, духовная близость.

- Авто. Российский или все же импортный автомобиль?

- Ещё лет тридцать назад не имея прав, я ездил по загородным дорогам на стареньком папином «Запорожце», таким образом, нарушал, конечно, правила, но была непреодолимая тяга к автомобилям, а права получил сразу, как только мне исполнилось 18 лет. С тех пор у меня было много разных автомобилей, и не скрою, что испытываю определённую симпатию к японским автомобилям. Нашему автопрому есть к чему стремиться, это хороший пример. Сам я сейчас редко езжу за рулём, у меня даже автомобиля-то собственного нет, но иногда с удовольствием беру машину у дочери или у зятя. Как водитель, я предпочитаю неагрессивный стиль вождения и в первую очередь слежу за другими участниками движения.

- Как в наше время оставаться настоящим мужчиной?

- Нужно стараться быть проще. Нужно просто быть самим собой. Не люблю притворства: когда люди, особенно, мужчины, начинают заискивать. Это нехорошее качество. Меня раздражает, когда мужчины, добившиеся чего-то в жизни, с пренебрежением относятся к своим подчинённым, считают себя выше всего и всех. Это всё тоже ложно. Нельзя забывать своих друзей, стараться на равных общаться совершенно со всеми людьми, независимо от их социального статуса и материального благополучия. Нужно уметь видеть в человеке человека и тогда совершенно несложно будет добиться того, что вдруг неожиданно про тебя скажут, что именно ты и есть - настоящий мужчина.

Корреспондент «Экстры» Андрей Белокопытов находит в городе киоск с «подмочанной» репутацией.

Прокуратура в результате проверки фактов, изложенных в письме жильцов домов №№31, 33, 44 по улице Чкалова и домов №№32, 37 по улице Красноярской, никаких нарушений не обнаружила: «не установлены факты продажи пива несовершеннолетним, а также - осуществления шума, нарушения общественного порядка самими работниками киоска... В отношении киосков и иных предприятий нестационарной торговой сети действует правило о необходимости оборудования туалетом. В рамках проверки установлено, что индивидуальным предпринимателем в целях выполнения данного требования заключен договор с одной из хозяек квартиры дома №33 по улице Чкалова...»

«Самое время воскликнуть: «Вот оно чё!» - понимает Белокопытов. - Если кому-то приспичит, то он сможет сходить в туалет в одну из квартир? Но в какую? На киоске я не нашёл информацию о том, куда идти. Поэтому, купив для убедительности пивка, спросил у продавца - где тут туалет? Девушка объяснила, что в кафе через дорогу. «Здесь не видно никакого кафе» - «Да вон там», - ответила продавец и указала направление. Всё, вариант с квартирой отпал сам собой. Я поискал поблизости кафе, в котором клиенты киоска могут посетить «уборную». Впоследствии выяснилось, что это позная, расположенная метрах в 100 выше киоска. Пройдя это расстояние (интересно, многие проходят?), я, действительно, нашёл туалет. Но, признаться, не особо верится, что все повторяют мой маршрут».

«На самом деле, «по-маленькому» ходят вот здесь, - прокомментировал Белокопытову с пивом житель дома №33 Сергей, и картинно показал руками, где справляют нужду любители пива. То есть – везде».

Подготовила Екатерина Шайтанова

Обсудить на форуме

НазадВперёд