Р!
01 ДЕКАБРЯ 2021
30 ноября 2021

«Виноваты все» - обзор краевой прессы за 11-18 ноября

«Эффект»: «блин, куда попал Бекетов» и «кто такая эта Измайлова»

В редакционной колонке «Эффекта» объявляется: «В Чите поставили памятник тюрьме». Журналисты заметили памятник Петру Бекетову, год назад открытый в районе Театральной площади: «Раньше Бекетов был только на барельефе на гостинице «Забайкалье» в виде бородача в монгольском шишаке и кольчуге, которая своей чешуйчатостью вызывает ассоциации с пушкинским Черномором. Теперь его образ монументально развился до полного роста и обогатился характерными деталями. На боку у него висит сабля, а на плече - мушкетик, сразу видно: человек пришёл с миром. Левой рукой он бережно прикрывает макет острога, который в равной мере был и крепостью казачкам, и тюрягой для местных вождей. В сентябре 1653 года Бекетов построил Иргенский острог. После его строительства смелый и энергичный сотник потребовал от «братских (бурят) и тунгусских» людей выплачивать ясак. На что ему местные заявили, что «братским и тунгусским людям ясаку вашему государю давать не велено». Очевидно, изваяли первопроходца как раз в этот момент: у него несколько изумлённое выражение лица, типа «блин, куда я попал?»

Коротенько изложив историю первопроходцев, авторы заключают: «Заслуги первопроходцев - не только, кстати, Бекетова - очевидны. И можно было в XXI веке изобразить первопроходца с символами мира - книгой (читали же они Библию иногда) или сохой какой-нибудь. Но нет, без застенка никак первопроходец не ваяется. В этом смысле Бекетов - не случайно возникшая фигура, им пометили пространство, как напоминание тем, «которые учинились под нашею царского величества высокою рукою в вечном холопстве и ясак с себя дают», кто здесь хозяин, который в случае чего может не «ласкою и приветом», а «имать» по полной. Ещё Ключевский писал, что русский человек приходит на новое место, будто до него здесь никто не жил. Бекетов не был основателем, здесь до него уже были поселения коренных народов, А так культурное поле, которое создают в Чите, - это поле знаков имперских, увековечение застенка. То есть, тюрьма навеки».

Максим Стефанович для «Эффекта» находит ветерана войны, артиллериста Георгия Шастина: «Рядовой Георгий Шастин уже несколько минут чистил свою 45-миллиметровую противотанковую пушку. Какая же она была красавица! Немного неказистая, приземистая, с коротким дулом, она всё же обладала определённой красотой. Именно из неё рядовой Шастин «упаковал» четыре немецких «Тигра», подбить которые было очень сложно: немцы делали хорошие танки. Сразу после того боя командование вручило рядовому Шастину орден Славы. Неожиданно к Георгию подошёл сержант Банщиков: «Слушай, Жора, давай побреемся, пока тихо. Вон уж мох на физии повылезал». «Давай», - согласился Георгий. Солдатская смекалка не подвела в этот раз. Выпотрошив карманы, артиллеристы достали помазки, кусок мыла, из фляжки вылили воды в годную металлическую кружку, вмecтo столика взяли ящик из-под бронебойных снарядов и уселись на край окопа. Банщиков густо намылил помазком суточную поросль и аккуратно повёл станком по заросшей окопным ворсом щеке. С характерным звуком бритва поползла вниз, срезая рыжеватую щетину».

Это была последняя картинка, которая врезалась в память о том дне Георгию Шастину: «В одно мгновение взрывной волной бойцов - снесло с бруствера в окоп вместе с ящиком из-под снарядов, по голову засыпав землёй».

«Откопали нас ребята быстро, - рассказывает Георгий Александрович. - Ранило меня тогда сильно. Один осколок пробил руку в запястье, вот тут, - указал ветеран на место чуть выше левой кисти, - и насквозь вышел вот здесь. - Георгий Александрович повернул руку тыльной стороной, и в свете лампы забелел длинный зигзагообразный шрам-впадина сантиметров в десять. - Осколком сломало кость, порвало сухожилия с венами. Короче говоря, теперь у меня рука на два сантиметра короче. Врачи неправильно кости срастили - положили одна на одну. Тогда мне в госпитале один хирург ещё хотел руку отрезать, да ему не дали, сказали, что рука будет жить. Потом этот хирург оказался врагом народа - рассказывали, что он постоянно людей калечил...»

«Всё ближе очередная юбилейная дата - теперь уже 65-летие со Дня Победы, и всё меньше остаётся ветеранов. Вдумайтесь, тогдашним девятнадцатилетним юношам сегодня по 87 лет! В прошлом году Георгий Шастин вновь побывал на сталинградской земле. Он мечтал увидеть своих однополчан, многие из которых за эти годы стали ему по-настоящему родными. Но вместо сотен защитников Сталинграда ветеран увидел... только 70 своих боевых товарищей. Всего 70 со всей России. В Чите из нескольких сотен ветеранов Сталинградской битвы к настоящему дню осталось только трое. Я уходил из дома Георгия Шастина со щемящим чувством. Хочется, чтобы этот старик просто жил. В памяти навсегда осталась картинка - несколько старых наручных часов на шкафу, как немое напоминание о быстротечности нашей жизни...» - пишет Стефанович.

Жители станции Соловьёвск Борзинского района обращаются в «Эффект» с просьбой о помощи: «Дело в том, что мы живем в 90 километрах от городского поселения Борзя, и вот уже в течение года у нас практически нет общественного транспорта, чтобы добраться до районного центра. (…) Дорога у нас совершенно разбита, зимой практически невозможно проехать из-за снега. Таксисты от Борзи до Соловьёвска предлагают довезти за 1700 рублей, а где взять такие деньги? До сих пор у нас нет сотовой связи, проводная связь работает очень плохо. В почтовом отделении работал филиал Сбербанка, теперь его закрыли. Вместо него услуги населению оказывает передвижной филиал, но машина не всегда приходит вовремя, люди ждут своей очереди на улице по 2-3 часа, а как это будет зимой, никого не интересует. До каких пор будет продолжаться это безобразие? Неужели до нас никому нет дела, мы так и будем оторваны от мира?»

«Наверняка искушенные знатоки художественного слова скажут: «Что-то не припомним мы такого поэта в Чите». Кто такая эта Измайлова? Давайте попросим ответить на этот вопрос саму Викторию», – Андрей Кодин берёт интервью у читинской поэтессы.

«В детстве я мечтала стать гипнотизёром. Уже в 4 года мама водила меня на балет «Лебединое озеро», после чего я мечтала стать балериной. Меня привели в балетную студию, но оказалось, что при моем малом росте невозможно дотянуться до балетного станка. Тогда отдали в музыкальную школу, на фортепиано. Особого таланта у меня не открылось, и все же я всегда глубоко чувствовала музыку, скрытую в стихах. Поэтому некоторые из своих стихов я пою под гитару. (…) В начале семидесятых мама водила меня на праздники «Забайкальская осень», наш дом всегда был полон книгами. Помню, какой это был ажиотаж, как целые толпы жаждущих литературы пытались прорываться сквозь веревочные ограждения. Мама могла сутками стоять в очереди в Доме книги, когда давали подписку на Гюго или Жорж Санд. Да, сейчас времена иные... Однако то, что было заложено в меня в детстве, сыграло решающую роль: я стала писать стихи», - рассказывает Виктория.

Она рассказывает о победе в конкурсе: «Два года спустя, в 1997-м, мои стихи отправил на литературный конкурс в интернете «АРТ-ТЕНЕТА-97» знакомый, Георгий Жердев. Я о конкурсе даже не знала. Он был весьма строгим, в жюри входили известные писатели и поэты: Борис Стругацкий, Александр Кушнер, Виктор Кривулин, Дмитрий Быков и другие. Результат - 1-е место в номинации «Поэзия» - для меня был совсем неожиданным. В качестве приза в Санкт-Петербурге в издательстве «Геликон Плюс» была издана вторая моя книга стихов «Талисман». Кроме того, я была награждена поездкой в Швецию на целый месяц. Это были замечательные дни».

В Чите поэта Измайлову знают немногие. По основной профессии она - врач-терапевт. Собеседница журналиста отвечает о том, как всё это удаётся совмещать: «Трудно сказать. В медицине работают очень консервативные люди, здесь велик груз ответственности за чужую жизнь. И поначалу мои поэтические опыты встречали в штыки: мол, выбирай, что для тебя важнее, тем и занимайся. Многие врачи, занимавшиеся творчеством, в конце концов, из медицины уходили. Честно говоря, стараюсь, чтобы на работе лишний раз не вспоминали о том, что я – поэт».

Из светской хроники «Эффекта» можно указать, что «неотразимая, как Дездемона, изящная и трудолюбивая, как Золушка... и прочее, и прочее, вплоть до Хилари Клинтон, Карина Канунникова, депутат краевого Законодательного собрания и собеседница мэра города г-на Михалева, делает себя обаятельной и неотразимой в двух местах».

«Первое - парикмахерская «Витуаль», где она стрижется, красится и укладывается. Второе - известный своей нетрадиционностью салон Red Star. Здесь Карина Владиславовна регулярно посещает маникюршу. Мастера довольны, и не только за чаевые. Одни на это сделают большие глаза - мол, могла бы и к натуралам ходить. Другие спокойно реагируют: мол, на вкус и цвет... Третьи кричат: «А выбирают лучших!» - пишет светский обозреватель.

А также, что Димовы выдали дочь замуж в Германии: «Забайкальский писатель Олег Афанасьевич Димов, невозмутимый и молчаливый, как мудрый тунгус, и его драгоценная супруга Надежда Давыдовна, похожая на добрую фею из немецкой сказки, вначале стали свекром и свекровью - женили своего младшего сына Максима на прекрасной, как Иоланта, девушке с драматическим сопрано по имени Наталья. Нынче у Димовых-старших появился еще один статус: тесть и теща. Этой осенью в Мюнхене состоялась свадьба их дочери Дарьи и Штефана Швенке. Место бракосочетания неслучайно: Даша несколько лет «не наша», уже четыре года живет в Германии и обучается в университете. А Штефан, конечно же, стопроцентный немец. Он единственный сын своих родителей, работает в солидном концерне. Кстати, его дед был солдатом и воевал в Сталинграде. Молодые познакомились на дискотеке, и Штефан признался: «Это был удар молнии». Они проверяли свои чувства целых два года, и вот, пожалуйста, под звуки фанфар: «Горько!»

«АиФ-Забайкалье»: «чтобы не было евсюковых»

«АиФ-Забайкалье» берёт интервью «Непотерянное поколение» у начальника суворовского училища Читы полковника МВД Сергея Минько. Минько уверен: «Чтобы «евсюковых» не было, надо с малых лет приучать будущих стражей законопорядка к самодисциплине и ответственности»

- Почему рядом со словом суворовское (училище) стоит слово «военное»? Известно, что ваше учебное заведение входит в систему МВД.

- Входит в МВД, но при этом подразумевает жизнь по уставу. Образовательный и воспитательный процесс строится на требованиях, предъявляемых к общевойсковым подразделениям. Один из предметов - спецподготовка, предполагающая военную подготовку. Наши курсанты будут и на полигоны выезжать, и устав учить.

Минько рассказывает, что в училище действуют кружки «Русское правописание. Орфография и пунктуация» и «Информатика. Современное использование компьютерных технологий» и есть прекрасно оборудованный тренажёрный зал.

«Читинское обозрение»: с фронтовым приветом и 11 ложных тревог

Корреспондент Иван Томских «поменял профессию» и отработал два дежурства: одно - в экипаже отдела вневедомственной охраны при УВД по городу Чите, другое - в экипаже патрульно-постовой службы Северного отдела милиции.

За первое у экипажа с Томских было одиннадцать тревог. Все ложные: «Тормозим возле центрального рынка. Пожилой мужчина купил в ларьке баночку пива. Тут же решил «смочить горло». Евгений готовит бланк протокола об административном правонарушении. Но мужичку повезло. Времени оформлять штраф нет. Тревога! Наш экипаж мчится на Красноармейскую. После проверки квартиры, подъезда, дома рапортуем диспетчеру. «Чисто. Двери закрыты. Окна за решётками в режиме проветривания». Часто причиной тревоги становится халатность хозяев объектов. Вот и в этот раз жильцы ушли на работу, а окно оставили приоткрытым. Подул ветер - сработали датчики».

Во время второго дежурства Томских успел побывать на семейном скандале в доме по улице Новобульварной: «На месте оказались за две минуты. Выясняем обстоятельства. Пьяный мужчина в деловом костюмчике, явно какой-нибудь «ответственный работник», безудержно ругает жену матом и грозит расправой».

- Он каждую пятницу отмечает конец рабочей недели. Вы, пожалуйста, постойте возле него, а мы с дочкой вещи соберём, уйдём ночевать к знакомым, - говорит уставшая женщина.

- Вы на пьяного мужа хотите оставить квартиру? Напишите заявление, в вытрезвитель увезём.

- Нет! Заявление писать не буду. Потом ещё к нему на работу жалоба поступит...

Томских прогоняет продавщиц магазина «Северянка», распивающих пиво после трудового дня в магазине «Северянка»:

- Мы же не напиваемся, а выпиваем! Посидим ещё минут десять и уйдём, - умоляет одна из них.

- Вы, конечно, можете посидеть ещё десять минут, мы как раз успеем составить протокол. Или же встаёте и уходите прямо сейчас, - отвечаем мы. Обиженные девушки уходят восвояси.

И проверяет продуктовый павильон «Поляна» у Каштакского кольца, где похищена дневная выручка - 35 тысяч рублей, одна из продавщиц истекает кровью, а другая пытается описать разбойное нападение:

- Мы вели торговлю через окошко в закрытой двери главного входа. Вдруг заметили, как павильон постепенно заполняется дымом со стороны запасного выхода. Моя напарница решила проверить, в чём причина. Она открыла дверь, а на неё напал человек в чёрной маскировочной шапке. Ножом порезал ей лицо и шею. А другой мужчина, тоже в маске, побежал за мной. Я кинулась от него к другому запасному входу. Он уронил меня на пол, завернул руки, я только и успела нож разделочный от греха подальше закинуть да кнопку тревожную нажать.

Дорогой редакции «Читинского обозрения» приходит письмо от ветерана войны из Москвы: «Возможно, вам покажется странным и несвоевременным моё письмо. Написать его заставил долг памяти. Обращается к вам Алексей Никанорович Хоченков - инвалид Великой Отечественной войны, кавалер 20 правительственных наград, проживающий в Москве. Приближается 65-я годовщина Победы. Возможно, я преждевременно посылаю это письмо в Читу, но боюсь: может подвести здоровье, до светлого праздника могу и не дотянуть. Через вашу газету хочу получить отклик доброй памяти о моих школьных друзьях - читинцах Грише Солдатенкове и Спиридоне Рохлецове».

«До войны я жил в Чите, учился в школе №1. В начале 1942 года всех 18-летних юношей призвали в Красную армию. Обучение было краткосрочным - всего три месяца. За такой срок научить воевать по-настоящему нельзя. Получался «сырой», плохо обученный контингент, что увеличивало потери живой силы. К своим годам многие из нас не успели приобрести жизненный опыт, физически окрепнуть. По статистике, с войны вернулось 2-3% лиц этого возраста. В живых остались единицы. В их числе я. Судьба распорядилась так, что после войны я остался жить в Москве. Мои школьные друзья -Гриша Солдатенков и Спиридон Рохлецов - погибли в той войне. Это были честные, порядочные юноши, радость и надежда родителей. Они навеки остались 19-летними. Сейчас я старый и больной человек, который ведёт аскетический образ жизни и жив только воспоминаниями о прошлом. Многие годы в День Победы я прихожу в храм заказать панихиду по погибшим. Ставлю свечу в память о так рано сгоревших в пламени войны моих друзьях и фронтовых товарищах. Они пали за свободу и независимость родины. Память о них не даёт покоя. Вероятно, из родных моих школьных друзей в Чите никого в живых не осталось. Своим письмом я хочу оживить память об этих людях - наших с вами земляках, имена которых наверняка выбиты на городском Мемориале. А если кто-нибудь откликнется и решит написать мне, буду только рад: 127422, г. Москва, ул. Дубки, дом 11, квартира 163. Как писали в годы войны, с фронтовым приветом, А.Н.Хоченков», - пишет ветеран.

«Экстра»: интервью о прививках, читинском футболе и гламуре

О том, имеют ли право забайкальцы не ставить прививки от свиного гриппа, в «Экстре» даёт интервью юрист Забайкальского правозащитного центра Анастасия Коптеева.

- Также мало кто знает, что законодательство предоставляет право выбора - где лучше поставить прививку: в государственной или частной организации здравоохранения (при наличии у последней лицензии на медицинскую деятельность).

- И если есть противопоказания, то прививку ставить не будут?

- Это на усмотрение врача. В методических указаниях по вакцинопрофилактике указано, что наличие противопоказания не означает, что после прививки у вакцинированного обязательно будет осложнение. Просто риск неблагоприятной реакции выше. И это чаще всего должно рассматриваться как препятствие к проведению вакцинации.

- Как быть, если человек не желает проходить вакцинацию, опасаясь возможных последствий?

- По закону россиянин вправе отказаться от любой прививки, но тогда на него налагаются определенные ограничения. Например, ему могут запретить выезжать в страны, пребывание в которых требует конкретных профилактических прививок. Также могут временно отказать в приеме в образовательные и оздоровительные учреждения в случае возникновения массовых инфекционных заболеваний или при угрозе возникновения эпидемий. Более того, не привитому человеку могут даже отказать в приеме на работу или отстранить от нее. В законе существует обширный перечень работ, выполнение которых требует обязательного проведения профпрививок. Например, прививки обязательны для медиков, учителей, военнослужащих, преподавателей, продавцов, работников пищевой промышленности, коммунальных служб, телефонных и интернет-сетей и т.д. То есть тех, кто общается с большим количеством народа каждый день. Дополню ещё, что отказ от прививки необходимо подтвердить письменно в медицинских документах и сертификатах профилактических прививок.

Редактор «свежеиспечённого глянцевого журнала «The Крем» Кирилл Бодров в «Экстре» рассказывает трудовых буднях глянцевого бизнеса Читы:

- Как ты оказался редактором, как попал в этот бизнес?

- Ну, вообще, давным-давно, когда в Галактике бушевали звёздные войны, я учился на отделении журналистики. Видимо, оттуда веревочка вилась, и привилась.

- А как возникла сама идея журнала «The Крем», и почему было выбрано такое название?

- Идея была давно. Только вот методов для реализации не хватало, ну, и, конечно же, единомышленников. Постепенно сформировался некий костяк будущего издания, на интернет-просторе мы создали некое комьюнити будущей редакции. Сначала эксперименты в ЖЖ, потом на страницах существующих изданий. Так, постепенно, мы вполне логично вышли на необходимость создания собственного проекта. Почему «Крем»? Люблю крем непосредственно и всё то, что под ним спрятано. Этакую загадку. А вообще, под слоем Крема в данный момент существует всё окружающее медиа-пространство. Реальность суровая и пугающая. Потребителю необходимо подавать всё чуть вкуснее, чем оно есть. И в этом случае мы добавляем Крем.

- А в чём, по-твоему, вообще особенность регионального глянца? Каковы основные проблемы у него, с коими и тебе придется или пришлось столкнуться.

- Не вижу никаких творческих проблем. В «Тhe Крем» работают отличные фотографы, а ведь за визуальный контент в глянцевых изданиях отвечают именно они. Так уж сложилось, что глянцевое издание сначала листают, смотрят картинки, а потом, если уж что-то реально «зацепило», начинают читать.

В заключение Бодров даёт определение гламура: «Это ведь не территориальное явление, а состояние души, этакая призма восприятия и проецирования. Пусть наш гламур - это не наряды от кутюр, а, в лучшем случае, прет-а-порте, но, тем не менее, какой есть. Главное, есть люди, которые хотят выглядеть модно, жить модно и получать передовые актуальные знания».

А также признаётся, что под его эталон подходит только журнал «Esquire»: В некоторой степени, мы даже пытаемся концептуально приблизиться к нему, но, естественно, через наш взгляд, наше видение мира».

Самый успешный тренер в истории забайкальского футбола рассказал о своем видении положения футбольного клуба «Чита»: «Виноваты все».

Александр Ковалёв, бывший многолетний руководитель читинского «Локомотива», отвечает на вопросы Баира Намсараева.

- В чём, на ваш взгляд, причины неудач ФК «Чита» в сезоне-2009?

- На сегодня, я считаю, в клубе собрались 15 главных тренеров, но ни один из них не является профессионалом высокого уровня, компетентным в футболе специалистом. Многие из них работали при мне, но отвечали за определенный участок работы, внося тем самым свою лепту в общую копилку. Потому «Локомотив» добивался результатов и радовал своих болельщиков. Сейчас все они отвечают за всё и ни за что конкретно - ни один из них не знает хорошо футбольное хозяйство и то, как оно должно функционировать - отсюда все беды. Мое мнение однозначно: чтобы футбол развивался, в нем должны работать сведущие люди. В футболе главенствующей фигурой является главный тренер - все должно крутиться вокруг него. От него начинается всё построение любого клуба: от поля до последнего мальчишки детской спортивной школы. Должна быть выстроена стройная система, а на вершине пирамиды обязана находиться футбольная команда, на которую работают все - от вахтёра офиса до работника поля.

С составом, которым располагал ФК «Чита» в ушедшем сезоне, считаю, можно было сохранить место в первом дивизионе. Начали хорошо: за первый круг можно смело ставить четверку с плюсом. Так надо было продолжать и во втором. Однако пошли передряги в руководстве, где каждый стал тянуть одеяло на себя, а это никогда к хорошему не приводит.

Ковалёв считает, что необходимо менять всю администрацию клуба:

- Только не подумайте, что я на что-то претендую. Я живу в Иркутске, и у меня своих забот хватает. Та структура, которая была в клубе, работала отлажено, и не стоило её разрушать. Неплохо работает детская спортивная школа, а дальше? Цепь разрывается: СДЮСШОР сама по себе - молодые игроки не привлекаются к занятиям с основной командой, а если и привлекаются, то полируют лавку… Потом они уже не видят перспективу и уходят из футбола. С каждым воспитанником нужна кропотливая индивидуальная работа, прежде всего, в психологическом плане. Чтобы паренёк поверил в себя, в свои силы, что не боги горшки обжигают. Молодым надо доверять, подпускать их к команде, постепенно вводить в состав. Теперь, уверен, в клубе бросятся в другую крайность - отказаться от приглашений игроков, набрать молодых воспитанников из команды КФК и выступать во втором дивизионе, но это тоже не выход…

- Чем вызвано то, что у нас не оказалось своих подготовленных тренерских кадров?

- В Чите три человека: Виктор Егоров, Андрей Недорезов и Наиль Галимов в разное время закончили Высшую школу тренеров, но, к сожалению, так и не смогли сдать экзамен на категорию «А», что дает право работать с командами первого дивизиона. Вот поэтому в трудный момент у коллектива не оказалось своего местного специалиста, а клуб после каждого матча платил штраф в 10 тысяч рублей за неявку главного тренера на пресс-конференцию. Отставка Олега Кокарева, на мой взгляд, была вызвана двумя разгромными поражениями на старте второго круга - от хабаровской «СКА-Энергии» - 0:4 и владивостокского «Луча-Энергии» - 1:6 и закулисной борьбой за власть в руководстве клуба между Евгением Заидовым и Александром Тишиным. Они не подумали, что этим разваливают команду. Кокарев был приглашен Тишиным - значит, его надо увольнять, а следом и самого спортивного директора «попросили»… Так, межличностной борьбой были попраны интересы футбола. В результате футбол Забайкалья оказался у разбитого корыта.

Подготовила Екатерина Шайтанова

НазадВперёд
ОБСУЖДАЕМОЕ