Р!
18 НОЯБРЯ 2019
17 ноября 2019
16 ноября 2019

Монгольские победы и советские террористы в Китае – запоздавший обзор краевой прессы

Лариса Семенкова в «Читинском обозрении» рассказывает о международном конкурсе «Снежная королева»: «Радушно и тепло принимала приграничная Маньчжурия гостей 11-го международного праздника льда и снега. Читу по приглашению китайской стороны представляли делегация администрации под руководством заместителя мэра по экономике и развитию предпринимательства Максима Курьянова и делегация думы городского округа «Город Чита» во главе с её председателем Александром Зенковым».

Автор материала приводит цитаты мэра Маньчжурии Ду Сюецзюня, Максима Курьянова, Александра Зенкова и главы администрации Ингодинского района Ольги Лозовской. Последняя «высоко оценила искусство мастеров, изваявших скульптурные композиции изо льда и снега на улицах Маньчжурии»: «Всякий раз, бывая на подобных праздниках, извлекаешь для себя что-то новое, что хочется использовать в родном городе. Таким творческим подходом вы и гостей радуете, и жителей Маньчжурии!»

После этого Семенкова переходит к описанию праздника льда и снега на площади Северного рынка: «Дружный коллектив Санта Клаусов — интернациональных героев новогодних торжеств — под современные ритмы одарил пришедших сувенирами, воздушными шарами, сладостями. В карнавальных костюмах молодёжь Маньчжурии приветствовала гостей праздника. Яркие огни фейерверка освещали площадь, отражаясь бликами в выстроенном к празднику дивном дворце из снега и льда».

Кульминацией праздника, по мнению пресс-секретаря, стал конкурс красоты «Снежная королева»: «Дефиле в вечерних платьях восхитило публику шиком, гламурностью, женственностью нарядов. Но особый восторг, судя по аплодисментам и крикам «браво», вызвало появление девушек на подиуме в национальных одеждах. Великолепие нарядов конкурсанток из Китая и Монголии поневоле побуждало сравнивать их с императрицами. Настолько величественно, с достоинством демонстрировали они свои наряды — как естественное продолжение их индивидуальности, необычайной женственности, неподдельной изысканности манер».

Обладательницей короны стала 17-летняя студентка института культуры из Улан-Батора Тэ Игусы: «Грация, обаяние, изысканность манер, красота фигуры и лица — всё гармонично сочеталось в титулованной особе из Монголии. Второе место разделили Чжан Яньпин из Китая и россиянка Маша Овечкина. Третье место поделили три представительницы Китая, Монголии, России».

Владимир Тихомиров в «Эффекте» то ли подводит итоги 2009 года, то ли просто возмущается: «Уходящий в историю год подарил нам много незабываемых моментов и знаменательных событий. Мы пахали как быки, но лучше жить не стали. Мы избрали нового президента, но не попрощались и с прежним. И теперь имеем у власти крепкий, как никогда, тандем. Мы потеряли в величине регионального бюджета и численности населения края, но не потеряли в силе нашего духа. И потому нам сегодня особенно нужны свои Великие люди».

Журналист вспоминает про проводившийся в 2009 году конкурс «Великие люди Забайкалья»: «Те, кто организовал сей конкурс на звание великих людей Забайкалья, надо сказать, надёжно застраховались от глупости. Ибо согласовали его с администрацией Забайкальского края и проводят конкурс при её поддержке. Это тем более ценно, поскольку в списке кандидатов на величие есть и имя действующего губернатора. Он, будем надеяться, опередит в рейтинге композитора Олега Лундстрема и сподвижника Петра I графа Головина. Возможно, даже губернатора Восточной Сибири царских времён графа Николая Муравьёва-Амурского. Ибо жития данных кандидатов несколько подзабылись населением нашего края. А вот деяния Баира Жамсуева и Иосифа Кобзона, что ни говори — у всех на слуху. Буде удостоятся они искомого звания — хорошо иметь своих великих людей в столичных коридорах власти и на главных сценических подмостках. Престижно! Опять же в столичный вуз кого-нибудь из отпрысков кандидатов на величие устроят. Или в столичную больничку порекомендуют. И вообще, безусловно! Представляете, как гордо звучит: Великий человек Забайкалья, борец с большевизмом барон Унгерн фон Штернберг. Или: Великий человек Забайкалья, завоеватель земель наших и разоритель городов русских Чингисхан (Тэмуджин)! Или: Великий человек Забайкалья, основатель старообрядчества протопоп Аввакум Петрович! Неисповедимы пути Твои, Господи!»

Также Тихомиров вспомнил про депутатов Законодательного собрания: «Год от году наш депутатский корпус становится всё крепче, как лиственничное бревно, лежащее на дне водоёма. Принципиальность и самостоятельность он демонстрирует постоянно на виду у своих избирателей». После вступления ожидаемо пересказана история про утверждение Алексея Кошелева на посту вице-премьера.

И про милиционеров: «Нападающий на мирных граждан милиционер — это примета нашего времени. Как жаль, что рекомендации министра не знали, например, жители села Южное Забайкальского района. В июне этого года шесть жителей пострадали в ходе так называемого «карательного рейда» сотрудников Забайкальского РОВД. Милиционеры хватали первых попавшихся под руку людей и заставляли их сознаваться в кражах скота. В случае отказа, по словам пострадавших, их не только избивали, но и подвергали сексуальному насилию — силой снимали штаны и толкали в задний проход милицейские палки. После пыток в милиции у всех задержанных врачи выявили телесные повреждения. Днем этих людей держали в коридоре, на ночь запирали в кабинете следователя. На четвертые сутки измученные голодом заложники совершили побег из здания ОВД. К счастью, удачный — чем и спаслись».

Алексей Соловьёв и Александр Тарасов в «Эффекте» рассказывают историю, которая началась 19 декабря 1985 года: «Самолёт АН-24 Якутского управления гражданской авиации, бортовой номер 42845, совершал рейс 101/435 по маршруту Якутск — Тахтамыгда — Чита — Иркутск, приближаясь к Чите на высоте шесть тысяч метров. Вдруг командир самолёта вышел на связь с диспетчером и доложил о требовании изменить курс и следовать на юг в Китай. Диспетчер и руководитель полётами немедленно поставили в известность своё начальство и сообщили в ПВО, штаб воздушной армии и дежурному Управления КГБ о захвате самолёта. Что же происходило в эти минуты на АН-24?»

Авторы рассказывают о том, как самолёт захватил второй пилот Шамиль Алимурадов: «Оставшись с командиром наедине, Алимурадов закрыл дверь на защёлку, встал за его спиной и, приставив к горлу лезвие ножа, потребовал изменить курс (…) На борту находилось 44 пассажира. Командир решил, что схватка в кабине может погубить их, и повернул на юг на ближайший китайский аэропорт Хайлар. Позднее выяснилось, что «муза» печали и гнева посетила Алимурадова, когда его после окончания академии гражданской авиации злыдни-начальники не поставили командиром экипажа. Вот он из-за обиды и заварил эту чудовищную кашу».

Самолет не долетел до Хайлара 30 километров – не хватило топлива, и приземлился рядом с небольшой деревушкой: «Первыми к самолету прибежали китайские мальчишки, вслед за ними появились женщины — самая активная часть человечества, затем подошли председатель коммуны, мужчины и старики. Последним пришёл полицейский: ему потребовалось время для сообщения в Хайлар о происшествии и получения инструкций. Он отсчитал от самолета пятнадцать шагов и на заснеженном поле палкой описал вокруг него неровную окружность, после чего объявил своим селянам о запретной территории от самолёта до линии».

В итоге власти КНР и СССР решили использовать возникшее на ровном месте происшествие для улучшения отношений: «Выполнение этой миссии поручили сотрудникам МИД и МГБ КНР, которые выступали, как обычно, под разными прикрытиями. Измученных пассажиров и экипаж на автобусах доставили в Хайлар — крупный город в китайском приграничье, где гостеприимно накормили и разместили в гостинице. Перед отъездом попросили командира лично опломбировать дверь самолёта. В кабине остались пистолеты командира и штурмана (Алимурадов не был вооружён), карты и документация. Вещи пассажиры взяли с собой. Обо всём поставили в известность советское посольство в Пекине».

«Невольным туристам показали город и дали в ресторане великолепный банкет — китайские дипломаты знают, через что лежит путь к сердцу российского человека. А в дополнение к экзотической и изысканной китайской кухне подарили каждому по дефицитному тогда в СССР термосу. Потом «туристов» перевезли в Харбин, где они осмотрели город, возложили цветы к памятнику советским воинам, погибшим при освобождении Китая в 1945 году, и к памятнику национальным героям сопротивления японским захватчикам. На аэродроме их ожидал советский ТУ-134», — рассказывают авторы материала.

Алимурадова Шамиля Гаджи-Оглы, 1952 года рождения, осудили 4 марта 1986 года в Харбине по китайским законам на восемь лет: «В Китае тоже на всякое безобразие есть своё приличие. Через три года его передали в СССР. 21 июня 1990 года он был осуждён в Якутске по советским законам на пять лет. В январе 1986 года по железной дороге в Борзю доставили АН-24. Отношения с Китаем после этих событий заметно потеплели».

Ксения Хван в «Земле» рассказывает об общественных слушаниях по проекту образования особо охраняемой природной территории в пойме реки Аргунь: «Процесс создания участков государственного природного биосферного заповедника Даурский продолжается не один год. Причины этому разные, главная из которых — нежелание местных жителей жить на «Земле заповедной». Между тем водоотводный канал по перебросу воды из Аргуни в озеро Далайнор запущен, река пересыхает, на берегах Аргуни всё меньше гнездятся птицы, а о завораживающих степных пейзажах уже не может быть и речи. По рассказам старожилов, когда-то Аргунь была большой полноводной рекой, в которой водилось множество рыбы, в том числе знаменитый аргунский карась. Степь переливалась всеми цветами радуги, летом в реке свободно купались дети. Если смотреть на Аргунь сегодня, эти слова кажутся сказкой. Перед нами обмелевшая река, в которой водится два вида рыб, а аргунского карася и след простыл. Кроме того, просторы Аргуни — одно из двухсот мест на земле, где гнездятся 11 видов редких птиц, занесённых в Красную книгу, и уже не далеки те времена, когда птицы будут обходить Приаргунье стороной, потому что мест для гнездования практически нет. Отдыхают на её берегах редко, купаются ещё реже. Все ссылаются на строгий пограничный режим, да и не всякий станет купаться в грязной воде. «У нас парни в армию идут, а плавать не умеют», — сетуют местные жители».

По информации автора заметки, работа по созданию охраняемой территории ведётся с 2005 года по заказу региональных властей: «Территория предполагаемого заповедника будет охватывать девять деревень Приаргунья. По мнению научно-экологической общественности, создание участков государственного природного биосферного заповедника «Даурский» позволит нормализовать равные взаимоотношения с КНР по распределению вод реки Аргунь. Кроме того, создание заповедной зоны позволит улучшить состояние окружающей среды, восстановит популяции уже не живущих в Приаргунье птиц и рыб и даже очистить речную воду. Кроме того, охранный режим позволит решить проблему ежегодных неконтролируемых палов».

Местные жители не всегда согласны с идеей экологов. После проведения общественных слушаний в 2008 году рабочая группа доработала проект с учётом пожеланий жителей Приаргунья: «В новом варианте проекта полностью исключены ядра строгой заповедности, на которых не допускается хозяйственная деятельность. Теперь весь участок в пойме реки представлен единым биосферным полигоном, то есть по согласованию с администрацией заповедника местные жители могут пасти скот, косить сено, охотиться, что является главным отличием нового проекта от проекта 2008 года».

Тимур Куприянов

НазадВперёд
Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила