Р!
19 СЕНТЯБРЯ 2019
18 сентября 2019

Цена ауры, забайкальского золота, детских желаний и доверия читателей – в обзоре краевых СМИ за 13-20 января

«Эффект»: цена читателей и забайкальского золота

Накануне праздника – Дня печати — Сергей Романов на страницах газеты «Эффект» размышляет о буднях краевой прессы в материале «Забайкальские СМИ глазами обывателя».

«Мы, старики, выросли с советской прессой. Это были времена, когда все мыслимые тиражи побивала «Пионерская правда», … когда тираж областной газеты «Забайкальский рабочий» в 1970 году достигал 140 тысяч экземпляров. Скажете, газета в те годы была рупором КПСС? А сегодня по-другому, что ли? Нынешний «Забраб» — под крылом «Единой России». А КПСС и ЕР — близнецы-братья», — утверждает автор.

Сравнивая советское прошлое и российскую действительность прессы, Сергей Романов отмечает: «Тогда слово в газете было весомым и зримым. Отмолчаться после выступления прессы было невозможно. А нынче любые слова летят в пустоту».

Затронул автор и вопрос доступности краевых газет. По его мнению, сейчас жители края по материальным причинам не имеют доступа к краевым СМИ. От этого страдают и сами издательства: «Тиражи в 10-20 тысяч — это «Эффект» и «Экстра». А ежедневная краевая общественно-политическая газета должна же доходить до всех районов и самых глухих уголков и, конечно же, иметь тираж куда больший, чем у еженедельников. Вот тут я и попал впросак. И до сих пор не могу поверить — а я заглянул в последние номера газеты за 2009 год, — что тираж «Забраба» 3600 экземпляров».

Нет связи между краевыми СМИ и районными – говорит автор об ещё одной проблеме. Жители Читы не знают о том, что происходит в районах, а читинские журналисты не знают своих коллег.

«Читинское ТВ, бывшее когда-то процентов на 80 мужским, становится на те же проценты женским. И ладно бы женским — девичьим. В 18-20 лет у них ещё нет ни своего языка, ни сформированных жизненных взглядов. Снимая репортажи, они порой больше думают о своем внешнем виде, чем о сути дела. Девчонки же. А где мужское начало журналистики?» — продолжает обличать Романов.

«Четвёртой властью называют СМИ. У нас в крае эта власть пока слабовата, как и три остальных», — приходит к неутешительному выводу Сергей Романов.

О славной советской эпохе вспомнил и журналист Владимир Тихомиров в материале «Цена «золотого» бюрократа».

«Было время, когда Читинская область занимала лидирующие позиции по добыче золота в СССР. Теперь рудного золота в нашем крае добывают в… 20 раз меньше…Что случилось? Стихийное бедствие?», — задаётся вопросами Тихомиров. На них он пытается ответить вместе с генеральным директором группы предприятий ЗабНИИ, кандидатом геолого-минералогических наук Юрием Саитовым.

Сразу же они находят ответ – стихийное бедствие в золотой промышленности края называется бюрократическим произволом. Юрий Сайтов приводит как пример – неразведанные месторождения рудной добычи, хотя эти объекты обладают высокой инвестиционной привлекательностью.

«Климат неблагоприятный. Инвестиционный климат. Порождён он произволом целого ряда чиновников, которые не способствуют делу, а вставляют палки в колёса тем, кто желает разрабатывать золоторудные месторождения. Например, в лицензионные соглашения по недропользованию чиновниками закладываются ошибки, на исправления которых впустую уходят годы и сотни миллионов рублей. И люди, по вине которых допущены эти ошибки, не несут никакой ответственности перед инвесторами и государством», — утверждает Саитов.

По его словам, такая ситуация произошла в компании «Амазарголд» при проведении геологоразведочных работ в Могочинском районе на Холоджиканской площади. «Забайкалнедра», найдя ошибки в геологоразведочных работах прежних лет, снял с учёта ресурсы золота, которые были положены в основу лицензионного соглашения. Как результат — основная часть инвестируемых денежных средств была потрачена зря. Подобная ситуация возникла с ОАО «ГК Амазаркан».

«Эта компания по вине всё тех же чиновников не может приступить к полномасштабным добычным работам. Хотя за два года с момента приобретения лицензии инвестор вложил в освоение месторождения порядка 500 миллионов рублей. Было трудоустроено около 300 человек, большинство из которых жители Могочинского района», — рассказывает Саитов.

После того, как было доказано, что руда по своему типу соответствует тем требованиям, которые предъявляет промышленность, начались «чиновничьи игры»: «Председатель Читинского филиала ГКЗ И.О. Бизяев в ультимативной форме предложил заключить договор с малоизвестной фирмой ООО «Экспертный Центр Забайкалья» на оказание так называемых консультационных услуг и в дальнейшем лично отслеживал оплату счётов за оказанные «услуги». Здесь, надо сказать, есть такой нюанс. Фирму ООО «Экспертный Центр Забайкалья» возглавляет вчерашняя выпускница ЧитГУ, 22-х лет от роду девушка по фамилии Морозова, к тому же, не имеющая геологического образования».

Как выяснилось позже, консультантами в фирме ООО «Экспертный Центр Забайкалья», оказались государственные эксперты Ю.В. Харитонов и П.П. Петровский. «В дальнейшем они стали основными экспертами на платной основе по отчёту геологоразведочных работ по Амазарканскому месторождению. Но ведь известно, что, в соответствии с «Положением о государственной экспертизе», эксперт не может экспертировать продукт, в создании которого он принимал участие», — продолжает Саитов.

Эти эксперты в дальнейшем сами же дали отрицательную экспертизу на свои консультационные услуги. Кроме того, при выдаче лицензии не была включена в площадь действующей лицензии по Амазарканскому месторождению половина месторождения, которая фигурировала в описательной части лицензионного соглашения. На этой площади предприятие по вине лицензионного отдела не имело права вести какие-либо работы под угрозой уголовного преследования. На исправление всех ошибок чиновников потребовалось шесть лет.

«Независимо от причин случившегося, Забайкальский край по вине определённых «золотых» чиновников теряет многомиллионные инвестиции и приобретает имидж неблагоприятного для практической деятельности», — пришли к выводу Тихомиров и Саитов.

«Экстра»: семь чудес и снайпер на коне

В «Экстре» подвели итоги проекта «7 чудес Забайкалья»: «Наибольшее количество голосов — 3404 набрала Церковь Успения Божьей Матери в селе Калинино, за ней следует Кафедральный собор Казанской иконы Божьей Матери в Чите – 2 474 голоса. Затем голоса распределились следующим образом: Даурский государственный заповедник – 2 473, Алханай – 2 459, Чарские пески – 2 449, Бутинский дворец – 2 445, озеро Арей – 2 399 голосов».

Организаторы проекта, как говорится в газете, надеются, что все объекты привлекут внимание забайкальцев, руководителей региона, бизнесменов, гостей края. Ведь одна из целей проекта – «туристическая привлекательность забайкальской земли».

Сразу же после результатов опубликовано открытое письмо губернатору Равилю Гениатулину, главному Федеральному инспектору Валерию Попову, председателю заксобрания Анатолию Романову, депутатам Госдумы, членам Совета федерации, епископу Читинскому и Краснокаменскому Евстафию от директора филиала телерадиокомпании «Чита» Галины Каманиной и директора «Забайкальской медиа группы» Сергея Шайтанова.

В своём письме Каманина и Шайтанов выступают с двумя инициативами и просят земляков поддержать их решение: «Мы обращаемся ко всем вам, наши уважаемые земляки, облечённые властью, сделать всё возможное для того, чтобы в год 65-летия Победы в Великой Отечественной войне восторжествовала историческая справедливость, и легендарный снайпер Семен Данилович Номоконов был удостоен звания Героя России посмертно».

Вторая инициатива касается «уникального исторического и архитектурного памятника — церкви Успения Божьей Матери в селе Калинино». Церковь была построена в 1706 году, а в 1712 году — освящена в честь Успения Пресвятой Богородицы.

«К сожалению, здание церкви имеет значительные утраты и деформации. Церковь не действует. Долг потомков — восстановить храм. Итоги нашего голосования — важнейшее тому подтверждение. И нужно всем миром, также как строились в краевом центре Кафедральный собор и Читинский дацан, восстановить церковь Успения Божьей Матери в селе Калинино», — обращаются к землякам Каманина и Шайтанов.

Ещё в одном материале «Экстра» заявляет: «Номоконов — вновь на коне». Речь идёт снайпере Семёне Номоконове — победителе проекта «Великие люди Забайкалья», который завершился 31 декабря 2009 года. 15 марта снайперу второй мировой войны исполнится 110 лет, этот юбилей будет отмечаться его земляками в селе Зугалай Могойтуйского района. О судьбе забайкальского снайпера рассказала его дочь Зоя Бабуева. Она сообщила, что сейчас потомки снайпера живут по всей стране – от Зугалая до Москвы.

«По её словам, отец был человеком немногословным, и даже скрытным. О войне особо рассказывать не любил. На вопросы детей, почему папе не было присвоено звание Героя Советского Союза, он скупо отвечал: «Необразованность моя подвела — будь я грамотным, может, и получил бы Золотую Звезду», — рассказывает журналист Баир Намсараев.

Семён Данилович, родившийся в бедной хамниганской семье потомственных охотников, с рождения и до конца жизни был безграмотным. Поэтому ему приходилось отмечать число убитых фашистов отсечками на курительной трубке.

«Стать снайпером помог случай. Во время одного из осенних дней 1941-го он подобрал очередного раненого и вдруг увидел, что в него целится немец. Бывалый охотник автоматически вскинул винтовку и повалил навзничь противника. О необыкновенном стрелке сразу же доложили начальству, которое перевело Семёна Даниловича в снайперский взвод», — читаем далее.

Боевой путь, как называли фашисты Номоконова, Сибирский или Таёжный шаман закончил на Забайкальском фронте — на войне с Японией, куда из Восточной Пруссии его направило командование.

Осенью 1945 года генерал-майор стрелковой дивизии Кушнаренко вручил Номоконову документ, в котором говорилось: «Дана настоящая С.Д. Номоконову в том, что в связи с указанием командования, лично ему, как особо отличившемуся на войне и возвращающемуся в таёжный охотничий колхоз, выделены в подарок лошадь, бинокль и винтовка № 24638. Просьба разрешить тов. Номоконову беспрепятственный переезд через границу».

После войны Семён Номоконов работал в колхозе, ходил на охоту, растил детей.

«Многие деятели партийной элиты, высокопоставленные военные чины из Читы в то время часто приезжали к нам, чтобы поохотиться с известным снайпером», — рассказывает дочь Номоконова.

«В последний раз отец выезжал на охоту за несколько месяцев до смерти — весной 1973 года. Тогда, помню, приезжал писатель Сергей Зарубин, написавший о нём книгу «Трубка снайпера». С охоты они привезли небольшую добычу — только тушку дикой козы. А так, бывало, кабанов, лосей, и даже медведя удавалось подстрелить. 12 июня 1973 года его не стало, и мы его похоронили здесь, в Зугалае», — продолжает вспоминать Зоя Бабуева.

Снайпер Номоконов был награждён орденами Ленина, Боевого Красного Знамени, двумя Красной Звезды и многими другими медалями.

«Читинское обозрение»: как измерить ауру журналиста?

Из материала «Читинского обозрения» «Ударим по чакрам! …или Как журналисту ауру измеряли» можно узнать, как Илья Баринов встречался со специалистами по диагностике ауры.

«В телефонной трубке вместо привычных гудков играла мелодия «Fairytale» («Сказка») Александра Рыбака. Скрипка долго надрывалась, прежде чем на другом конце линии раздалось: «Алло, я вас слушаю». Одна «Сказка» закончилась, другая — только началась… Я позвонил по объявлению, которое обещало полную диагностику моей ауры», — рассказывает Баринов.

Журналист по объявлению пришёл в салон, где измеряют ауру человека всего за 200 рублей. Компания по диагностике ауры была создана 8 августа 2008 года. Для лечения ауры там используются металлические пластины.

«На ней, по словам женщины, «закреплены образы более тысячи трав, нескольких молитв, 19 проб крещенской воды и… Стоунхенджа» (жаль, забыли египетские пирамиды и буддийский Боробудур). Стоит одна пластиночка шесть с половиной тысяч. «Но лучше взять комплект из трёх (16 100 рублей) или четырёх (21 300) пластинок», — объясняют мне. «Лечит от всех болезней! Даже рак! Прикладываете пластинку к любой части тела, кроме сердца, ходите с ней три месяца, и всё как рукой снимет», — делится знаниями с читателями Баринов.

В салоне для измерения ауры используют ноутбук, небольшой «тонометр» и «спицу». Перед процедурой в компьютер вводят имя, адрес, пол, возраст, дату и место рождения. Затем поочерёдно втыкают «спицу» в разные точки ладоней и вводят данные в компьютер. После получают трёхмерное изображение ауры.

«Как и ожидалось, всё плохо. «Аурограмма» показала, что у меня проблемы с глазами, ушами, носом, позвоночником, лёгкими, горлом, ногами. «Ноги болят?» — спросила женщина. «Нет», — отвечаю я, предварительно прислушавшись к своим конечностям. «Будут», — заверила «врач». «На вас лежат порчи, сглазы, родовые проклятья, — объявляет «эксперт», — вспоминает измерение ауры Баринов.

Невзирая на плохую ауру, «пациенту»-журналисту Баринову предлагают работать в этом салоне: «Мы набираем молодую команду. Можно заработать большие деньги. Вон та женщина, — добродушная кивает в сторону суровой блондинки, — заработала в прошлом месяце 105 тысяч. Здесь можно получать 28 тысяч в неделю. Легко!» Слушая откровения «гуру», задумываюсь: «Сколько же доверчивых граждан уже отдали свои кровные за металлическое чудо?» Много, если судить потому, что, пока мне измеряли ауру, в кабинете выросла очередь».

«Земля»: «…есть мужики в русских селениях»

Галина Балагурова из посёлка Шелопугино на страницах газеты «Замля» рассказывает о своём земляке – Геннадии Пыхалове. Он – настоящий крестьянин, представитель тех, кто не превратился «в серую массу, безмолвно плывущую по течению однообразной жизни» — утверждает Балагурова.

Геннадия Пыхалова перестройка застала в колхозе, где он работал трактористом, и в мастерских, и на чабанской стоянке.

«С началом перестройки, когда уже не платили зарплату, не выделяли ГСМ, и всё шло к ликвидации совхоза, Геннадий Викторович всё ещё содержал отару овец. Жалкая кучка энтузиастов, несколько мужиков, которым было дорого то, чем жили всю жизнь, продолжали готовить корма, стараясь найти выход из любого положения», — рассказывает автор.

В пик перестроечной разрухи в Даинской бригаде Шивиинского совхоза от голода стали погибать коровы. Александр Глущенко, глава района в те годы, «обратился к Пыхалову с просьбой забрать отощавший скот и не дать погибнуть тем, которые ещё были живы».

Геннадий Пыхалов спас скот. Когда на базе совхоза было принято решение создать унитарное предприятие, Пыхалов уволился. Он открыл в Шивие магазин, создал подсобное хозяйство. И вновь к нему обратилась местная администрация – спасти оставшееся поголовье районного скота.

«Со временем он выкупил скот, кошару, отремонтировал и частично обновил машинотракторный парк. Сейчас поголовье всех видов скота составляет более трёхсот голов, практически заново отстроена кошара, но содержание такого поголовья невозможно без собственного производства кормов. Уже несколько лет подряд Геннадий Викторович распахивает поле и засевает его пшеницей, в 2007 году засеял 50 гектаров многолетних трав», — рассказывает Галина Балагурова.

«АиФ-Забайкалье»: исполняя детские мечты

«АиФ-Забайкалье» рассказывает читателям в материале «Мгновения Нового года» о результатах акции «Стань Дедом Морозом!».

«Участие в акции приняли десятки читинцев, многие организации и предприятия города. На ёлках в супермаркетах «Привоз» и «Спутник» несколько недель вместо шаров и хлопушек висели фотографии ребятишек, воспитанников детского дома «Надежда» и социального центра «Гарант» города Нерчинск. И скромные, заветные желания новогоднего подарка, написанные детской рукой на обороте», — рассказывает журналист Лариса Комиссарова.

В Нерчинск в конце декабря ушла «Газель», гружённая подарками для воспитанников социальных учреждений. Среди подарков – игрушки, велосипеды, телефоны, плееры — всё, о чём просили дети.

Подарки детям в детском доме, где проживает 31 ребёнок, и социальном центре вручали работники газеты.

«Сияет десятилетняя школьница Саша Селина, она получила великолепные книги — энциклопедии. «Я хотела, чтобы у меня были пятёрки по краеведению», — говорит девочка. Перебирает свои новые сокровища второклассница Лена Комогорцева. Именно о такой косметике от «Маленькой феи» она и мечтала. Любуется на свой домик Барби и Вера Номоконова», — делится впечатлениями от поездки Комиссарова.

«…Как скажет потом директор социального центра «Гарант» Виктор Гурулев, частичку тепла отправили жители Читы в Нерчинск, который в эти дни буквально заледенел под напором арктического пятидесятиградусного мороза», — заканчивает свою статью Комиссарова.

Подготовила Юлия Золотуева

НазадВперёд
2 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Этот Илья Баринов - плодовитый журналист однако. Раньше в "Забрабе" мелькал - после того, как его отец ушел на вышестоящий пост, он вроде в "Экстре" стал писать (там кажется его мать работает), иногда в "АиФе" мелькает. Так вот он еще и в "Обозрении" подрабатывает! Вопрос напрашивается - это получается что ли, что он внештатник во всех изданиях или как? Это вообще положено или нет - в разных СМИ одинаковые материалы под разными заголовками пропихивать?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Для несведущего.Внештатник-же!Чита-город небольшой,пусть пишет!Всё-таки позитив.

ПОПУЛЯРНОЕ