Р!
16 СЕНТЯБРЯ 2019
14 сентября 2019

Проблемы районов, театров, военных гарнизонов, мам, сельских школ и антилоп – в обзоре краевой прессы

«Экстра»: Карма-Кагью, ледяные городки в масштабе городков, необязательность авансовых платежей ТГК-14 и боевик в Даурской степи с пропавшими браконьерами
Илья Баринов в «Экстре» беседует с начальником отдела по делам некоммерческих организаций забайкальского Минюста Александром Джупина о религиозных организациях в Забайкальском крае. Собеседник журналиста сообщает, что на январь 2010 года в регионе зарегистрировано 103 религиозные организации: «Однако эта цифра не должна вводить людей в заблуждение, ведь все эти организации относятся всего к 15 религиозным направлениям. Так, на сегодняшний день у нас зарегистрировано 45 православных организаций, 20 организаций христиан веры евангельской (пятидесятников), семь буддийских объединений и столько же организаций евангельских христиан-баптистов. Кроме того, у нас зарегистрированы последователи католицизма, ислама, иудаизма, старообрядчества, лютеранства, шаманизма, веры бахаи, адвентизма, а также свидетели Иеговы, адепты церкви полного Евангелия и новоапостольской церкви».

Больше всего Джупину в 2009 году удивило решение учредителей и участников читинского Общества сознания Кришны о ликвидации: «Ведь эта организация в 90-е годы проявляла большую активность и обладала высокой численностью последователей. Кроме того, прекратили свою деятельность буддийская община «Чакра», церковь пятидесятников «Благая весть» станции Ага, местная религиозная организация мусульман посёлка Забайкальск (Духовного управления мусульман Азиатской части России). В стадии ликвидации находится и дульдургинская религиозная организация пятидесятников «Миссия «Иисус Христос».

Говоря о незарегистрированных организациях, Джупина отмечает, что право не регистрироваться им предоставляет закон: «По нашим данным, сегодня в крае действуют саентологи и община буддистов Карма-Кагью. Не стоит думать, что верующие этих движений уклоняются от регистрации. Право не регистрироваться им предоставляет закон. Кроме того, для государственной регистрации необходимо соблюдение ряда требований, в том числе наличие 15-ти лет существования на территории и не менее десяти последователей. Многие религиозные группы Забайкалья просто не готовы к регистрации».

Собеседник Баринова уверен, что религиозная ситуация в Забайкалье в последние годы в крае никак не изменилась: «Число организаций уже много лет колеблется в пределах 100-105. Нет стремительного роста православных, буддийских или протестантских объединений. Нет и резкого снижения их численности. Главный показатель 2000-х — это стабильность, нарушение которой в религиозной сфере может грозить серьёзными конфликтами».

Ирина Баринова рассказывает историю женщины, которой отказали в получении материнского капитала при рождении второго ребёнка, потому что первый умер: «Первый ребенок Юлии Тивиновой прожил девять часов и умер. Тогда, в 2002 году, безутешной маме выдали лишь справку о рождении и смерти. А когда на свет в 2008 году в семье появился другой малыш, супруги посчитали вполне законным получение материнского капитала: ведь в законе написано, что женщина, родившая второго ребенка, имеет право на этот капитал. В Пенсионном фонде Юлии отказали, потребовав вместо справки свидетельство о рождении первого ребенка».

Журналист берёт комментарий у заместителя управляющего региональным отделением пенсионного фонда Галины Михайленко, которая уверена, что сам по себе факт рождения второго ребенка в этой ситуации не порождает право на получение государственного сертификата на получение материнского капитала: «Свидетельства о рождении ребенка нет, требуемые законом сведения не могут быть внесены в регистр лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, и, значит, не может быть принято заявление о выдаче государственного сертификата на материнский капитал, — доказывает заместитель управляющего».

Редакция «Экстры», получив письмо Юлии Тивиновой, направила запрос в прокуратуру. Работники надзорного ведомства сочли наличие справки и записи в ЗАГСе о рождении и смерти первого ребенка Юлии достаточным основанием для получения сертификата. Прокуратура обратилась в суд с иском о признании действий пенсионного фонда в Оловяннинском районе незаконными и об обязании фонда выдать Юлии Тивиновой государственный сертификат на материнский (семейный) капитал. «Удастся ли прокуратуре отстоять в суде право Юлии Тивиновой на государственные деньги, узнаем совсем скоро», — пишет Баринова.

Юлия Скорнякова рассказывает о том, как после новогодних праздников жители Дровяной бьют тревогу, а жители Борзи до сих пор ощущают последствия декабрьской аварии в котельной: «На сей раз – политические».

«В некоторых квартирах у нас до нуля! Мы обращались во все инстанции, но толка нет — о том, что тепло в Дровяной появилось и в квартирах якобы плюс 23 градуса и выше, власти уже отрапортовали наверх, — рассказывает журналисту житель Дровяной Наталья Дьяченко. — Люди просто не знают, куда обращаться. А тут наши руководители и в газеты сообщают, что долгожданное тепло уже в домах. У моей мамы в комнате на солнечной стороне выше плюс 11 не поднимается, в теневых комнатах ещё холоднее. А начальство как будто не хочет замечать, в каких невыносимых условия переживают эту зиму люди».

Теплом жителей Дровяной, по информации Скорняковой, не баловали и в прошлые годы: «Из-за нехватки топлива уголь с соседнего разреза завозили всего на 24 часа работы котельной — каждый день был как последний. Купленные за баснословные деньги котлы ржавели во дворе».

В Борзе, по словам журналиста, в середине декабря на центральной котельной города произошла авария, из строя вышли три котла, из-за чего тепловой режим был нарушен в 119 жилых домах, шести школах, пяти детских садах, ЦРБ и больнице. Температура во многих квартирах колебалась от 7 до 15 градусов.

Итогом коммунальных проблем стала отставка главы города Сергея Скажутина, которую 13 января приняли депутаты. В отношении бывшего главы и его заместителя возбуждено уголовное дело по факту халатности.

«В Борзе как будто проблема решена: ремонтные бригады — местные и вызванные специально для ликвидации аварии из Читы — теплоснабжение наладили за несколько дней. Политические последствия — лишь эхо пройденных городом сложностей. И, как мне видится, винить в них только главу города было бы слишком опрометчиво. Другое дело — Дровяная. Как назвать то, что в собственных квартирах мёрзли десятки людей, а руководство козыряло перед вышестоящими: «В Багдаде все спокойно»? Сегодня, по словам Николая Безденежных (глава посёлка), запуск котлов — дело ближайшего времени. То есть до конца зимы у дровянинцев все-таки есть шанс согреться», — полагает Скорнякова.

Сэржуни Дашижапова вступает в «открытый диалог с руководителем Аги». Вице-премьер – руководитель администрации Агинского округа Жаргал Жигжитжапов полагает, что объединение районов в компактные округа может быть «целесообразным по отношению к районам края»: «Но, не включая три района Агинского округа, исторически уже сформированных в один округ. Современная административная система Агинского Бурятского округа законодательно закреплена в Уставе Забайкальского края, в котором округ имеет особый статус со своей сложившейся территорией, границей, укладом жизни, традициями. Ещё раз повторяюсь — да, мы часть единого субъекта России, но, внутри него – округ».

Журналиста волнуют судьбы сельских школ округа, которые могут быть расформированы в малокомплектные школы из-за численности учеников, не достигающих количества ста человек. По словам вице-премьера, собрание представителей округа разрабатывает проект в поддержку средних школ: «Органы госвласти округа единодушны во мнении, что реорганизация средних общеобразовательных школ, насчитывающих не менее 100 учеников в селах, имеющих хоть и невысокий, но стабильный сельскохозяйственный потенциал, неминуемо приведёт к оттоку населения в более крупные поселения, что приведет к вымиранию сел. Вопрос о реорганизации общеобразовательных учреждений округа по краевому закону «Об образовании» должен быть пересмотрен в части количественного состава сельских школ».

Также Жигжитжапов сообщил, что бюджетная обеспеченность муниципальных районов округа сохранена на уровне 2009 года, «что является немаловажным оптимистичным фактором, несмотря на то, что в целом бюджет края очень напряжённый и дефицитный».

Татьяна Белокопытова публикует в «Экстре» интервью с исполняющей обязанности руководителя Региональной службы по тарифам и ценообразованию Забайкальского края Натальей Самойленко, которая рассказывает о выросших с 1 января тарифах на услуги ЖКХ: «Предельный максимальный индекс изменения размера платы граждан за коммунальные услуги по Чите составит 15,2%, в прошлом году — 22,4%. В процесс регулирования тарифов внёс свои коррективы экономический кризис, но, несмотря на то, что все тарифы на коммунальные услуги с нового года выросли, темпы роста тарифов ниже прошлогодних».

Приводятся примеры — стоимость 1 гигакалории тепловой энергии возросла на 14,2%, хотя в 2009 году рост тарифа на эту же услугу составил 25%. Но постановлением мэра от сентября прошлого года с 1 января 2010 года были увеличены нормативы потребления на услуги теплоснабжения. Поэтому размер платы с нового года рассчитывается с учётом новых нормативов. В результате плата за отопление одного квадратного метра жилой площади при росте тарифа на 14,2% и росте норматива на 9,8% возрастёт на 25,4%.

Нет приятных сюрпризов и в электроснабжении — стоимость электроэнергии повышается: «В пределах социальной нормы потребления электроэнергии (54 кВт/ч) тариф для городского и сельского населения Забайкальского края в среднем вырастет на 10%. В 2009 году тарифы для городских жителей выросли на 15,3%, для сельских — на 15,6%. Горожане с января 2010 года будут платить за свет в пределах соцнормы 1,74 рубля, жители сел — 1,22 рубля. Свыше социальной нормы для городского населения стоимость электроэнергии составит 2,9 рубля и вырастет на 17,9% (в 2009 году — 26,2%), а для сельского рост составит 18% (в 2009 году — 25,5%) и 1 кВт будет стоить 2,03 рубля».

Также в материале сообщается об изменении тарифов на газ, на услуги водоснабжения и водоотведения, на услуги по содержанию, текущему и капитальному ремонту общего имущества многоквартирных домов.

В числе прочего Самойленко отметила, что потребители тепловой энергии не обязаны оплачивать услуги ТГК-14 по разосланным в декабре квитанциям, где генерирующая компания предлагала сделать это до марта 2010 года.

Юлия Скорнякова рассказывает о том, как компания браконьеров уничтожила 20 животных, занесённых в Красную Книгу: «В минувшую неделю село Урта-Харгана Ононского района стало известным всему миру благодаря шокирующей своей наглостью охоте забайкальских браконьеров. На одном из подворий этого насёленного пункта инспекторы Даурского заповедника и управления Госохотнадзора по Забайкальскому краю обнаружили 20 туш, шкур и голов дзеренов — животных, занесённых в Красную Книгу».

Подозреваемых, по информации Скорняковой, выследили по следам протекторов, оставшихся на недавно выпавшем снегу и ведущим от двух полян, где несколько часов назад окружили и отстреляли беззащитных животных, как раз к тому подворью. Через несколько дней информация о преступлении появилась на сайте Всемирного фонда защиты дикой природы.

«Задержание напоминало сцену из западных боевиков: как только подозреваемые заметили, что за ними ведётся наблюдение, они попытались скрыться. Догонять джип на двух уазиках по заснеженной степи — дело почти безнадёжное. Однако выезд на трассу, к которой спешили охотники, был перекрыт, и их удалось задержать. Задержанные подозреваемые, экипировке которых мог бы позавидовать любой охотник, представились безработными. Отлично экипированные безработные стрелки передвигались на автомобиле Toyota Land Cruiser», — рассказывает журналист.

В отношении задержанных было заведено уголовное дело по факту незаконной охоты. Сумма ущерба превысила 600 тысяч рублей. С количеством задержанных сразу возникла коллизия – задерживавшие браконьеров люди говорят о пяти мужчинах, но прокуратура рапортует лишь о трёх: «Вопрос о том, почему люди, проводившие задержание, говорят о пяти охотниках, присутствовавших в машине, а прокуратура рапортует всего о трёх, мы задали Анатолию Ускову, cтаршему помощнику прокурора Забайкальского края по взаимодействию со средствами массовой информации и общественностью». «Мне предоставили эту информацию из Ононского района, — пояснил Усков журналисту.

Дозвониться до Ононского района и решить ребус с двумя неизвестными Скорняковой пока не удалось: «По неофициальной информации, задержанные являются далеко не безработными. Так что после передачи дела в суд информация о том, кого же из изначально задержанных в итоговом списке обвиняемых недостаёт, надеюсь, будет озвучена».

«Эффект»: 2 миллиарда рублей долгов, подушки, набитые человеческим волосом и уговоры китайского канцлера Сергеем Витте

Пресс-секретарь краевого управления Федеральной службы судебных приставов Олег Титов рассказывает в «Эффекте» о долгах по банковским кредитам. Число документов о взыскании долгов по кредитам увеличилось по сравнению с 2008 годом примерно на 4 тысячи и составило в 2009 году 13 тысяч. Общая сумма кредитных долгов оценивается более чем в 2 миллиарда рублей.

«Условно все неплательщики подразделяются на четыре категории: забывчивые (взяли, а потом запамятовали), равнодушные (считают, что банк и так богатый, так что может подождать), проблемные (потеряли работу или прежнюю зарплату, заболели, родили незапланированного ребёнка) и мошенники (изначально, при получении кредита, не собирались его возвращать). Забывчивым достаточно просто напомнить о долге. Равнодушных убеждают, что банку далеко не всё равно, и обязательно будет суд. Труднее всего с проблемными клиентами. Ими, как правило, занимаются судебные приставы», — рассказывает Титов.

Суммы невозвращённых кредитов, по которым приходится работать забайкальским судебным приставам, колеблются от 15-20 тысяч до 700 тысяч рублей: «Хотя у предпринимателей и других людей бизнеса долги уже на уровне сотен миллионов рублей».

Титов описывает процесс борьбы с неплательщиками. Если деньги не возвращены в течение пяти дней после решения суда, к сумме долга автоматически плюсуется 7-процентный исполнительский сбор. Следующий этап — блокировка всех финансовых счетов, рассылка запросов в самые различные государственные и финансовые органы о наличии у подопечного судебных приставов какой-либо собственности и доходов. Одна из крайних мер — арест его имущества. Все арестованное имущество оценивает сам пристав по рыночным ценам. Если судебный исполнитель затрудняется назвать цену той или иной вещи или она явно превышает 30 тысяч рублей, судебный исполнитель прибегнет к помощи специалиста-оценщика», — рассказывает Титов.

По информации ФССП, деньги не так уж редко занимаются под потерянные или украденные паспорта: «Рекомендации в таких случаях просты: не медля ни дня, пишите заявление в милицию по факту мошенничества, после чего обращайтесь в суд. Иначе вы всё равно появитесь там, но уже в качестве ответчика».

Юлия Бабкина в «Эффекте» рассказывает о ветеране Великой Отечественной войны 88-летней Марии Фёдоровне Колешниковой: «Она знает, как спится на подушке, набитой человеческим волосом. Ей до сих пор снится звук ревущей зенитки. Спустя 65 лет она с дрожью в голосе признаётся, что даже один день на войне — это страшно».

«… Маша окончила девятый класс, когда грянула война. Многие считали своим долгом добровольно уйти на фронт. И ушли. Марию направили в Читу на службу в военно-почтовом сортировочном пункте. Спустя два года девушку направили в Москву на курсы ускоренного выпуска офицерского состава. Там она получила звание младшего лейтенанта. А потом была отправлена на фронт», — рассказывает журналист.

Война у Марии Фёдоровны ассоциируется не только с диким страхом взрывов, шума и смерти, но ещё и с жутким чувством голода: «Вспоминает, как в Люблине вместе с подругой отправились на рынок, где купили целую корзину сдобных булочек. Забравшись на третий этаж одного из домов, они начали с жадностью их есть. Ели до тех пор, пока не услышали, как взревели зенитки, и началась бомбёжка. Вторая в её жизни. Сколько их было потом, Мария Фёдоровна уже и не вспомнит. Смелая подруга в этот момент начала её успокаивать, приговаривая: «Ладно, ты ешь, ешь…» С тех пор на булочки Мария Колешникова даже смотреть не может».

Собеседник журналиста вспоминает, как их возили смотреть на печи в лагерях Освенцима, на плантации свёклы и капусты, удобренные человеческим пеплом. Как спали на подушках и матрасах, набитых человеческим волосом, мылись мылом, сделанным из кожного жира. «Это сейчас вспоминать противно, — говорит Мария Колешникова, — а тогда… Война есть война».

Александр Тарасов рассказывает в «Эффекте» о том, как «Сергей Витте уговорил китайского канцлера»: «Чита оказалась на главном транспортном направлении китайской торговли при весьма любопытных обстоятельствах. После подписания Русско-китайского союзного договора 22 мая (3 июня) 1896 года и Контракта на постройку и эксплуатацию КВЖД 27 августа (8 сентября) 1896 года в Европе говорили, будто бы китайский канцлер Ли Хунчжан получил от русского правительства взятку за право строительства КВЖД из Читы во Владивосток через территорию Маньчжурии. «Отец» КВЖД Сергей Витте в своих мемуарах это отрицал, утверждая, что «об этом не было со стороны Ли Хунчжана никакой речи».

Относительно взятки, по мнению Тарасова, формально Витте был прав: «Действительно, в Петербурге на торжествах по случаю коронации Николая II Ли Хунчжан никакой взятки не получил. При переговорах с ним взятка была лишь обещана».

«Поворот России к активной политике на Дальнем Востоке в конце XIX века был связан с борьбой крупнейших капиталистических держав за колонии и сферы влияния. Разгром Китая Японией и захватнические устремления Японии в результате японо-китайской войны 1894—1895 годов вызвали большое беспокойство в Петербурге. Русские газеты от крайне правых до либеральных расценивали захват Японией Ляодуна как прямую угрозу дальневосточным владениям России». В записке царю от 31 марта 1896 года Витте указывал, что постройка КВЖД даст возможность России утвердить свое экономическое влияние не только в Маньчжурии, но и «в прилегающих к ней провинциях Китая». На практике Витте, как это случается и сейчас, подменял национальные интересы России корыстными интересами олигархических групп», — пишет Тарасов в материале, найти который можно в свежем номере «Эффекта».

«Аргументы и факты — Забайкалье»: Герой нашумевшего сериала из 49-ой школы

Галина Пешкова в «Аргументах и фактах — Забайкалье» беседует с выпускником читинской школы №49 и Высшего театрального училища имени Щепкина Константином Пояркиным.

Сегодня, по словам Пешковой, работая в Новом московском драматическом театре, Костя успевает играть в четырёх спектаклях (по его словам, довольно хорошие роли) и сниматься в сериале «Школа»: «Свободного времени практически ни на что не остаётся. Всё время приходится бегать — то туда, то сюда. Но это даже лучше, чем сидеть без работы. Так ведь и жить интереснее. К слову, спасибо большое Вячеславу Васильевичу Долгачёву — художественному руководителю нашего театра. Он без проблем отпускает меня на съемки. Тонкий и понимающий человек».

Предложение сниматься в сериале «Школа» Константин получил от режиссера Валерии Гай Германики. «Кто из нас в эти годы не хотел поскорее стать взрослым, — говорит Константин. — И я мечтал быстрее повзрослеть. Стать самостоятельным, не зависеть от родителей. Многие взрослые люди по сей день мечтают вернуться за школьную парту, хотя бы немного побыть ребёнком. Мне кажется, что это лишнее. Нужно идти дальше. Расти, совершенствоваться». Этим рассуждения про сериал «Школа» в беседу журналиста с актёром ограничиваются.

«Читинское обозрение»: Необязательность прививок от Н1N1 и надежды Тридевятого царства

Иван Томских в «Читинском обозрении» беседует с главным врачом первой городской больницы Евгением Бурдинским. По его словам, на первом месте в Чите заболевания сердца и сосудов. Причинами тому служат стрессы, чрезмерное употребление алкоголя, курение. На втором месте по массовости — травмы, ожоги, обморожения, отравления: «Тяжёлые травмы — наш удел. Поступает очень много пострадавших в ДТП, в гололёд на улицах, от бытовых разборок, упавших с высоты. В новогодние праздники 80% травмированных находились в алкогольном опьянении. Отделение по лечению ожогов и обморожений рассчитано на 40 пациентов. Сегодня там лежит 63 человека. Отдельных больных нужно лечить по нескольку месяцев».

Вспоминая о работе во время эпидемии гриппа, Бурдинский говорит о том, что первой городской больнице достался самый тяжёлый контингент больных: «Лечили преимущественно осложнения — пневмонии. К нам и «скорая» везла, и переводили из других лечебных учреждений. Более 200 пациентов с тяжёлыми пневмониями поступили к нам. Врачи уходили домой в 11 часов вечера. Выручали сотрудники кафедры факультетской терапии, врачи-интерны, врачи-ординаторы из медицинской академии. Сложность была в том, что в некоторых случаях вирус не обнаруживался у пациентов с пневмонией, хотя клиника была типичной. Наш горький опыт лёг в основу инструкции Минздрава России по лечению от свиного гриппа. Самое страшное, что наиболее подверженными заражению и осложнениям были молодые люди и беременные женщины».

Бурдинский при этом не рекомендует читинцам прививаться от Н1N1: «Большая часть населения переболела, выработав иммунитет к данному штамму. Очевидно, на будущий год прививка будет актуальна. С начала нового года выявлен только один случай заражения свиным гриппом».

Ксения Раздобреева рассказывает «Сказку о театральной крыше»: «В некотором царстве (не иначе как тридевятом), в некотором государстве (не иначе как культурном) жили-были артисты, руководители и юные зрители. И всё было хорошо, пока в 2007 году не случилась беда — провисла крыша! И здание пришлось закрыть. А дело было так».

Речь о читинском театре кукол, капитального ремонта в котором не было с момента постройки 10 лет назад. «На бумаге храм искусства для детей, где оживают куклы и сбываются детские мечты, назван сухим словом «объект». Мечты самого театра кукол вполне реальны, но ждать их исполнения приходится долгие месяцы. Почти два года труппа театра кочует по детским садам и школам, в выходные играет спектакли во Дворце искусств (ныне краевая филармония) и живёт обещаниями скорого ремонта пополам с отчаянием дождаться их выполнения», — пишет журналист.

По информации Раздобреевой, в октябре прошлого года министр культуры Забайкальского края Галина Сыроватка сообщила о возможном выделении средств для ремонта крыши театра, что подтвердилось на заседании межведомственной комиссии по распределению бюджетных средств. Надежду на счастливый исход укрепляли результаты экспертизы, проведённой незадолго до этого предприятием «Читагражданпроект»: «Директора театра Александра Мусиенко заверили: в октябре реально провести такого рода работы. А это означало, что в Новый год «Тридевятое царство» уже могло пригласить маленьких читинцев окунуться в волшебство новогодней сказки, водить хороводы у ёлочки и читать стихи Деду Морозу. К сожалению, этого не произошло. А тем временем на протяжении многих лет в ежегодных отчётах своему учредителю — министерству культуры — театр кукол писал: «Зданию нужен капитальный ремонт!»

Журналист отмечает, что сейчас положение «Тридевятого царства» очень тяжёлое: из-за постоянных выездов кратно возросли расходы на транспорт, да и экономический кризис сильно коснулся театра: «Театр сам никогда не сможет заработать на ремонт, потому речи быть не может о переходе на автономное существование. Иначе придётся распрощаться с основным убеждением «Тридевятого царства» — доступностью для всех слоёв населения, в том числе и социально незащищённых. А этого коллектив никак допустить не может».

Сумму на ремонт урезать приходилось часто — в итоге выделили около 6 миллионов рублей. Несмотря на это, приоритетным направлением в выборе подрядчика станет качество работ: «А уже при этих равных показателях внимание обратят на скорость — надежда хотя бы новый, 76-ой сезон, открыть в своих стенах не угасает. К тому же все необходимые документы уже подготовлены, государственная экспертиза пройдена, и ремонт кукольного театра включён в план на 2010 год».

«Земля» — страсти по земле

«Земля» печатает обращение собрания жителей села Улёты, которое, судя по всему, проходило ещё в декабре, к губернатору края: «В шестидесятые годы в Читинской области проводилось укрупнение районов: Алек-Заводский соединили с Борзинским, Hep-Заводский с Калганским, Газ-Заводский с Шелопугинским, Хилокский с П-Забайкальским и это принесло столько бед! Особенно для жителей отдалённых сел, когда приходилось по любому вопросу ездить за 120-200 км для их разрешения. Приходилось ездить за многие километры, чтобы получить свидетельство о рождении, обменять паспорт, зарегистрировать автотранспорт, обратиться в прокуратуру, суд, ОВД, больницу, отдел образования и прочее-прочее. Проанализировав мучения и настроения жителей этих районов тогдашнее руководство области вернулось к прежнему территориальному устройству. И на наш взгляд оно сейчас самое оптимальное».

Подписавшиеся под письмом жители Улёт уверены, что с закрытием различных районных структур начнется миграция населения во вновь образованные окружные центры, постепенно будет тускнеть жизнь бывших райцентров: «Это наблюдалось в прошлый раз, и сейчас видим наяву, когда ликвидируют администрации некоторых сельских поселений. По-нашему мнению, предполагается как бы сглаживание ответственности верхов за социально-экономическое развитие края. Следующий момент: на реорганизацию потребуется время, финансовые ресурсы. В будущем власть будет выходить на руководство 8-10 округов вместо 32 районов и будут меньше уделять внимание ликвидированным районам».

Свою точку зрения в «Земле» высказал и В. Орлов из посёлка Горбуновка Нерчинского района: «В нашем Нерчинском районе до того доукрупнялись, что из более чем ста деревень и сёл осталось всего 22! Население сократилось почти в 10 раз и нас осталось немногим более 11 тысяч — впору разбежаться. Впору перенимать опыт из советской истории — переселенцам в районы давали немалые льготы, и жильё, и скот, и подъёмные. Надо осваивать край, а не способствовать его опустыниванию. Ведь люди бегут оттуда, где нет садиков, школ, администраций, почтовых отделений, больниц».

Ситуацию изданию прокомментировал начальник отдела специальных проектов управления по внутренней политике губернатора края Владимир Дмитриев: «Да, эту идею озвучил губернатор около года назад. В чём мы видим смысл? Сложившаяся административно-территориальная схема регионов и принцип их управления по существу не менялся с 30-ых годов прошлого века. Но за это время произошли кардинальные изменения в инфраструктуре, в средствах связи, и в численности чиновников, которых слишком много. Объединение будет происходить с точки зрения соединения потенциалов районов. По нашему мнению, та структура, которая существует сейчас, не имеет будущего, поскольку не предусматривает развития. У отдельно взятых районов нет потенциала для самостоятельного развития. В целом это нормальный управленческий шаг, мировая тенденция — укрупнение регионов. Мы не отрицаем, что в сегодняшнем административно-территориальном устройстве есть, безусловно, сильные стороны. И с улётовцами по некоторым позициям согласны. Например, в том, что могут возникнуть трудности с документооборотом. Но пока прозвучала только идея об укрупнении районов. Не принято ни одного документа, постановления, всё находится лишь в стадии изучения и обсуждения. И прежде чем вынести какое-то решение, ему будет предшествовать тщательное изучение ситуации. И, конечно, учтём мнение населения. Это будет или голосование, или референдум, пока не знаю. Но в этом году никаких конкретных действий не будет точно».

НазадВперёд
Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ