Р!
16 СЕНТЯБРЯ 2019
14 сентября 2019

Пострадавшие от олигархов, государства и металлических тренажёров – в обзоре краевой прессы

«Аргументы и факты»: 66 лет воспоминаний

Галина Пешкова в «Аргументах и фактах — Забайкалье» в годовщину снятия блокады Ленинграда публикует воспоминания Веры Андреевны Вельмовой: «Верочке было 10 лет, когда началась война. Дочь врага народа, реабилитированного посмертно, и военного врача ужасы блокадного Ленинграда, как ни старалась, никогда не сможет забыть».

«У нас в Ленинграде была трёхкомнатная квартира, — перебирает Вера Андреевна старые пожелтевшие документы. — И дом стоял недалеко от Финляндского вокзала — на пересечении улиц Нижегородской и Ломанской. Нам первым от немцев досталось — район у Литейного моста в Ленинграде тогда считался стратегически важным объектом. Через вокзал шло снабжение города, эшелоны с военными и техникой оттуда на фронт уходили. Напротив дома — училище артиллерийское, военная академия и церковь. Из зениток бомбили почти каждый день…»

«Подвал, в котором три осенних месяца, спасаясь от обстрелов, жили Вера и её сестра Галя, печка-буржуйка, которую им помог смастерить сосед, и которую топили мебелью и домашней библиотекой, бидон с водой, принесённый девочками с Невы, 125 граммов белого хлеба из опилок и бумаги — это и ещё многое Вера Андреевна отчётливо помнит. Как будто всё случилось не 66 лет назад – вчера», — пишет журналист.

«Как же мама за нас тогда боялась! Она на казарменном положении была. Домой раз в неделю приходила. И шла всегда со страхом: живы ли мы, цел ли дом. Если цел, значит, живых или мёртвых нас в квартире обязательно найдёт. Переживала. Люди от голода детей воровали. Матери младших рубили на мясо, чтобы хоть как-то прокормить старших. Собак и кошек в Ленинграде к осени 41-го не осталось. Только на улицах лежали горы трупов. Как дрова — штабелями. Ослабевшие от голода ленинградцы из квартир не выходили, а умерших родственников выбрасывали в окна. Они так и стояли в сугробах, как столбики. До весны стояли. Потом их грузили в кузов американских машин с большими колёсами, накрывали брезентом и увозили на Пискарёвское кладбище. Оно тогда не имело названия. Просто было место, куда свозили жертв блокады. Хоронили по годам. В 42-ом году было особенно много умерших. И баба Саша моя тоже там похоронена», — вспоминает Вера Андреевна.

Семью Веры Андреевны эвакуировали в 42-ом в Новосибирск. Отца расстреляли как врага народа ещё в 38-ом. «Как-то Вера Андреевна приезжала в Ленинград — в гости к тёткам. Подходила к своему дому. В квартире площадью 51,75 квадратных метра уже давно живут чужие люди. Подвала, в котором она и Галя скрывались от бомбёжек, больше нет. Как нет механической прачечной, в которой стирали бельё для солдат, и кочегара той самой прачечной — во время блокады снаряд зенитки уничтожил здание. Остались воспоминания и сны. В Ленинграде Веру Андреевну уже, действительно, никто не ждёт», — завершает Пешкова материал.

«Эффект»: Журналисты против бюрократии, коммунисты против фашистов, жители против фитнес-центра

«Эффект» публикует размышления завкафедры журналистики педуниверситета Владимира Тихомирова о самой журналистике. Автор полагает, что журналистика Забайкалья всё больше превращается в систему сервисного обслуживания власти. Диагноз у него один — неспособность большинства СМИ стать независимыми от власти, прежде всего, экономически: «С другой стороны, имеет место беспардонность, желание и, главное, способность бюрократии задушить любое не нравящееся ей свободное слово. Даже во внешне независимых СМИ. Бюрократии так удобно. Только на пользу ли это самому обществу?»

Тихомиров вспоминает нарушения конституции страны во время памятного референдума по объединению Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа: «А что же пресса? Да ей просто заткнули рот, чтобы молчала и не вякала. Издателей и редакторов недвусмысленно предупредили, что за любое слово против действий власть имущих они жестоко поплатятся. Лучше играть в одни ворота — в те, которые указала власть. И было так. Моя критическая статья на этот счёт в одной из газет слетела с полосы в последний момент — поступило высочайшее указание… И потом была «победа» на референдуме, о которой долго трубила власть через подчинённые СМИ. Но знаю доподлинно, что у многих людей, особенно у молодёжи — с ней работаю по долгу службы — это надолго убило надежду на демократию, породило цинизм и подорвало веру в справедливость, в том числе и со стороны власти, правоохранительных органов. Это и есть цена зависимости большинства СМИ от власти».

«Пренебрежение к интересам забайкальцев не так безобидно. Оно вводит людей в заблуждение, смятение, даёт им не информацию, а дезинформацию, порождает множество недоуменных вопросов. Но зависимые СМИ просто не могут говорить правду. Они зависимы от благорасположения власти, заинтересованы не в правдивом отражении действительности, а в очередном финансовом гранте от власти, в очередном их оплачиваемом заказе. Вы нам — деньги, мы вам — приятную во всех отношениях информационную политику. Просто обоюдный сервис», — описывает неприглядную действительность Тихомиров.

Николай Бубнов отдаёт дань памяти полному кавалеру Ордена славы забайкальцу Георгию Константиновичу Елину, которому в этом году исполнилось бы 100 лет: «О его подвиге стало известно землякам только в 1973 году. Несколько лет настойчивого поиска бывшего военкома Сретенского района Петра Смолова увенчались успехом. Бесстрашным миномётчиком в боях с фашистами был бригадир из таёжного забайкальского колхоза. Проявляя храбрость, отвагу и находчивость, старший сержант Елин к концу войны стал полным кавалером солдатского ордена Славы».

Коммунист, старший сержант Елин всю войну пропахал на передовой. Несколько раз его миномётный расчёт обновлялся полностью: гибли в боях, выбывали по ранению боевые товарищи.

Скольких друзей он обрёл и потерял на тех трудных огненных дорогах. До Германии дошёл отважный миномётчик. Во многих боях участвовал, а погиб, когда до победы оставались буквально считанные дни…» — пишет автор материала.

В день гибели старшего сержанта Елина командир 440-го стрелкового полка 64-й ордена Суворова Могилёвской стрелковой дивизии полковник Дубовик писал в наградном листе, датированном 19 апреля 1945 года: «В ожесточённом наступательном бою 18 апреля 1945 года старший сержант Елин метким огнём своего миномета, поддерживая наступающую пехоту, подавил две пулемётные точки противника. Искусно маневрируя и умело выбирая огневые позиции для своего миномёта, опытный и неуязвимый командир расчёта Елин уничтожил до 40 гитлеровцев, чем каждый раз способствовал успешному отражению вражеских атак. Тов. Елин в этих боях сумел сохранить свой миномет и весь личный состав расчёта от огня противника. Достоин правительственной награды — ордена Славы I степени».

Анна Хвостова рассказывает про беды дома №28 по улице Николая Островского в Чите. Хотя начиналось всё неплохо: «Дом принял в свои стены первых жильцов полвека назад. На радость новым обитателям прямо на его цокольном этаже по проекту расположился продуктовый магазин. Оный, вопреки расхожему мнению, нисколько не мешал соседям. Хоть и звукоизоляционные работы проводились по технологиям-современницам деревянных перекрытий и газовых колонок, в окружающих его квартирах всегда царили тишина и покой. Рядом с магазином в скверике обитатели дома №28 сажали цветы и деревья».

Дальше, судя по публикации, — хуже: место магазина занял фитнес-клуб: «Гарлем» гостеприимно распахнул двери для клиентов на дорогих авто с красивыми номерами, а жильцы двух подъездов 28-го дома окончательно лишились покоя. Гул мощной вытяжки, заставляющей вибрировать старые стены, громкая музыка, стук металлических тренажеров с лихвой дополнялись испарениями от электросауны и душевых кабин. Последней каплей, переполнившей бокал терпения обитателей злосчастного дома, стала построенная на месте выращенного ими сквера автостоянка. Деревья, посаженные почти полвека назад, на счастье владельцам фитнес-центра вырубили».

Жители дома, по информации журналиста, написали несколько жалоб, что кардинальным образом ситуацию не изменило: «Ведомства, ранее устанавливавшие факты нарушений одно за другим, меняли свои решения на более лояльные по отношению к клубу, некоторые и вовсе предпочли политику невмешательства. После долгих тяжб жильцам отказали в прокурорской проверке спортивного центра, однако в наказание за нарушения последнему предписали штраф в 10 тысяч рублей».

После этого, сообщает журналист, в помещении случился пожар: «Залитый бурой от гари водой двор, куча плавленого мусора и огарок бамбукового дивана не в счёт. Этим же утром клуб возобновил работу, а эпопея разбирательств пошла на новый виток».

«Читинское обозрение»: Бесперспективность перспективных годов и ограниченность вьющейся верёвки

Иван Томских в «Читинском обозрении» беседует с заместителем директора краевого детско-юношеского центра «Искра» Ириной Лейно, которая уверена, что год молодёжи Забайкалью особых результатов не дал: «Когда объявили Год молодёжи, мы в центре «Искра» решили, что все мероприятия непременно коснутся нас, что мы будем активно задействованы во всех проектах. Ничего подобного. Все 365 дней занимались тем, чем всегда, — проблемами молодых. Но без особой поддержки со стороны. Год не дал никаких особых результатов нашему центру — ни материальных, ни организационных, ни финансовых. Это говорит, по меньшей мере, о неопределённости региональной молодёжной политики. Никаких новых проектов в Забайкалье замечено не было. Исключение составляет разве что открытие Дворца молодёжи «Мегаполис», которому стоит порадоваться».

Идея тематических годов, будь-то год семьи, год молодёжи или год учителя, вызывает у Лейно сомнения: «Эти проблемы настолько масштабны, что ими нужно заниматься постоянно. Метод целенаправленного броска вряд ли может дать эффективный результат. По окончании года семьи невозможно перестать заниматься проблемами семьи. Но, вообще, в последних трёх годах прослеживается какой-то смысл: в центре — молодёжь, а поддерживают её семья и учитель».

Собеседник издания рассуждает о реформах в образовании: «Двадцать с лишним лет школьное образование беспрестанно пытаются изменить. Ещё ни разу в результате этих преобразований не пришли, хотя бы на короткий срок, к стабильности. Развитие цивилизации и информационного пространства пошло такими немыслимыми темпами, что школа застыла в растерянности, не зная, как учить и чему. Пока нет оснований надеяться, что очередные формальные изменения практики школьного образования в виде президентской инициативы (проект «Новая школа» — Т.К. ) приведут к реальному результату».

«Не могу делить молодых только на талантов и бездарей, — говорит Лейно. — Преобладающая часть молодёжи интересна, самобытна и в чём-то талантлива. Понятно, что поддержать всех очень трудно, это масштабная государственная задача. Легче выделить поощрения 15 талантам, как это делают региональные власти ежегодно, и надеяться, что этот вклад в молодёжь Забайкалья принесёт плоды. Однако, награждая стипендиями лучших, учредители премий подходят к ним не с самой высокой меркой. Мне доводилось работать в комиссиях по оценке портфолио претендентов на премии. Замечу, что часто получение поощрения зависит от формальностей. Если характеристика оформлена должным образом, у неё есть две печати, то в графе ставится плюсик и претенденту добавляется несколько баллов…»

Игорный бизнес залёг на дно, но капитулировать не спешит – в этом уверен автор «Читинского обозрения» Николай Бессонов: «Словно фантастические порталы разбросаны по столице края различного рода «интерактивные клубы» и «платёжные системы». В них вы с лёгкостью можете «законнектиться» к источнику игорного наслаждения и оставить там свои кровные…»

Автор ищет клубы в районе «Города мастеров»: «Игорный бизнес в большинстве таких мест в прямом смысле «теневой», поскольку, как правило, базируется в тёмных закутках и полуподвальных помещениях без окон и с единственной дверью. В комнатке 3 на 4 метра обнаруживаю порядка десяти столиков, оборудованных мониторами и клавиатурами (стилистика чёрная, весьма загадочная). Освещение отсутствует, лишь небольшая настольная лампа проливает свет на кассу, а вместе с нею на дружелюбные лица кассирши и охранника. Половина столиков пустует». Бессонов выясняет, что интернет в заведении бесплатный – «приходите и пользуйтесь, пожалуйста, в любое время» — после чего перемещается в другой интерактивный клуб в районе площади Ленина: «…обстановка несколько иная. Нет ни столиков, ни клавиатур, а вместо них вдоль стен теснятся привычные глазу игровые автоматы, но «модернизированные» — нет у них прорезей для вожделенных бумажек. Эти функции взяла на себя кассирша с изрядно утомлённым лицом. Что касается количества игровых мест, то и здесь бизнес пошёл навстречу народу — организовано два симметрично расположенных зала с не мешающим процессу (а вернее отсутствующим) освещением и двумя одинаково сонными кассирами. Атмосфера заведения непередаваемая: автоматы заняты почти все, за исключением двух-трёх сломанных. На мой вопрос по поводу выхода в интернет и пополнения телефонного счёта кассирша криво улыбается и рекомендует пройти на переговорный пункт».

В районе площади Декабристов автор заметки, наконец, решается не просто зайти и выйти: «Отдаю свои честно заработанные кассиру, получаю логин и пароль. Всё предельно просто: усаживаюсь на высокий стул у автомата, ввожу данные и ухожу в подпольное кибернетическое пространство. Нужно сказать, что в целом система не претерпела особых изменений — всё так же мелькают перед глазами затейливые вишенки и лимоны, всё так же Фортуна не желает улыбаться. По сути дела, старая конфетка с горчинкой, но в новой красивой упаковке».

Алексей Русанов рассуждает о мировом финансовом кризисе: «Несмотря на то, что наука и техника развиваются, облегчают труд людей, повышают его производительность, капиталист в погоне за прибылью повышает и повышает цены на товары. Особенно этот процесс заметен в России. Цены на хлеб, молоко, мясо, овощи растут и растут беспрерывно. Хотя тот же хлеб, овощи у крестьян посредники-торгаши закупают по низким ценам. К примеру, зерно у крестьян в Забайкалье покупает «Читинское продовольствие» в десятки раз дешевле, чем продаёт хлеб. Львиная доля прибыли хлебороба достаётся посреднику. А знаете, кто посредник, хозяин «Читинского продовольствия»? Его надо искать в команде губернатора, или, по крайней мере, в одном из исполнительных органов краевой власти».

Автор описывает то ли моделируемую, то ли реальную по его мнению ситуацию, когда покупательная способность 80% населения страны падает из-за слишком высоких цен: «Товар не реализуется. И не потому, что этого товара, скажем, колбасы, масла слишком много, а потому что слишком дорого. Слишком дорогие автомобили, компьютеры, телевизоры, стиральные машины и холодильники. Их мало покупают. Кризис! Правительство решает: надо восполнить торгашам (банкам, компаниям, корпорациям) потерю прибыли и передают им 750 миллиардов рублей из резервного фонда страны. А кто знает, сколько прибыли получают Абрамович, Чубайс, Потанин и прочие олигархи, которым решено отдать резервный фонд? Коммерческая тайна! Мы, конечно, знаем, что Абрамович покупает футбольные клубы, дворцы бывших арабских шейхов, королевские яхты и авиалайнеры не чета президентским. Знаем, что после раздирания единой энергосистемы СССР Чубайс своим коллегам по РАО «ЕЭС» раздал по 12 миллионов долларов (сверх дивидендов). Просочилась такая информация в прессу. А больше ничего не известно о прибылях корпорации, которым передана наша заначка».

«…как бы ни пытались скрыть истоки кризиса, люди понимают: его причины — финансовый капитал. Он источник всех бед, над ним нет управы, он пытался править миром. Но, как говорит народная мудрость, сколь верёвочке ни виться, а конец будет», — угрожающе резюмирует Русанов.

«Земля»: Безогуречные перспективы

Татьяна Решетникова в «Земле» в колонке редактора размышляет о росте тарифов: «С выпотрошенным ещё перед новогодними праздниками брюхом им осталось только ласты завернуть: ведь обильными обедами из хрустящих банкнот наши кошельки не избалованы. А через какое-то время взгрустнётся и нашим желудкам. Пищекомбинаты по-прежнему будут делать колбасу и стряпать хлеб; но привычную еду нам придется брать по новым выросшим ценам, ведь и в её производство заложены траты на услуги ЖКХ. «Черновскому овощеводу», в гостях у которого мы побывали ещё летом, придётся, наверное, свернуть шеи своим зимним огурцам, ведь летний климат в 40-градусные морозы и без того обходится предприятию недёшево, а тут ещё… очередной рост тарифов». Вот такие безогуречные перспективы.

Решетникова уверена, что «все организации, поставляющие свет, теплоэнергию, компании, снабжающие нас водой и газом — всё это собственность государства»: «Например, около 77% акций ОАО «ТГК-14», дарующей нам тепло и горячую воду, принадлежат союзу двух компаний: ОАО «РДЖ» и группе «ЕСН». «ЕСН», в свою очередь, принадлежит Григорию Берёзкину — новоявленному русскому миллионеру, товарищу бывшего губернатора Чукотки. А ОАО «РЖД» всецело собственность государства. Как ни распутывай клубок, его конец всегда окажется в руках Государыча. Получили нынешние пенсионеры прибавку к пенсии, а у злого Государыча уже готов план, как бы эту прибавку себе вернуть. Пожалуйте, граждане, рост тарифов».

«К чему ломать комедию и натравливать журналистов на антимонопольный комитет и службу по регулированию тарифов, которые, кстати, тоже государственные, — восклицает автор колонки. — Получается, государство в виде естественных монополий повышает тарифы и само себя же в виде контролирующих органов должно покарать за этот проступок? Садомазохизм какой-то! Нездоровье, одним словом».

Подготовил Тимур Куприянов

НазадВперёд
1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Гость. Не увеличивайте пенсию. Всеравно отберете за счет повышения тарифоф на комунальные услуги. Как нибудь выживем на нищенскую пенсию. Ни ТАКОЕ ПЕРЕЖИВАЛИ девяностые годы. Когда заработную плату не выдавали по полгода и на прилавках ничего небыло. Сбербанк обманул. Рухнули в небытье сбережения наших родителей. Новое столетие. И ничего хорошего нет. Безработица и все остальное. Очнитесь.

ОБСУЖДАЕМОЕ