Р!
19 ОКТЯБРЯ 2019

Чинейское месторождение в коме, шерловогорцы - в холоде - обзор краевых СМИ

Надежда Шайтанова в «Экстре» беседует с представителем одной из самых трудных и стрессовых профессий — авиадиспетчером — накануне Международного дня авиадиспетчера. Андрей Жапов рассказывает о правилах работы с «Литерой «А» (бортом президента), об ответственности, которую взваливают на себя ежедневно сотрудники службы и о приятном — бесплатном полёте в любую точку мира раз в год.

Инспекторы неба



Борт президента авиадиспетчеры ведут как обычный самолет



Вот уж чья служба поистине «на первый взгляд, как будто, не видна» – так это служба авиадиспетчеров. Пока мы удивляемся героизму и бесстрашию лётчиков, поднимающих в небо огромные железные махины, эти люди сидят за мониторами, скрытые от посторонних глаз, но при этом сами этими глазами, по сути, и являются – для пилотов.



Накануне Международного дня авиадиспетчеров секреты своей работы нам согласился открыть и.о. руководителя полётов Читинского центра обслуживания воздушного движения (ОВД) Андрей Жапов.

Авиадиспетчером Андрей Николаевич работает с 1996 года. Такие сроки здесь не редкость, а, скорее, закономерность – профессия специфичная и навыки, которыми владеют диспетчеры, мало где ещё могут в жизни пригодиться. Потому и текучка кадров здесь совсем небольшая, и коллектив, в основном, возрастной – молодёжь сейчас не очень-то стремится идти в профессию.
? Андрей Николаевич, как вы стали авиадиспетчером?



— Я был пилотом в Читинском авиаотряде, но в 1996 году произошел экономический развал нашего аэропорта, и так получилось, что отряд расформировали. Были организованы курсы по переучиванию пилотов на диспетчеров при Санкт-Петербургской академии гражданской авиации. Нас, пятерых пилотов, послали на эти курсы, и потом приняли сюда – так мы до сих пор все здесь работаем.
? Как часто проходят стажировки диспетчеров?



— Каждые два года у нас проводят курсы повышения квалификации по английскому языку. Остальные курсы – по авиационным документам – проводит учебный центр в Иркутске. Бывают у нас и заграничные поездки – опять же для практики английского языка. Это Майами в США, при авиакомпании «ПанАмерикан»; в Англии город Борнмут – этот город ориентирован как раз на изучение английского языка для иностранцев. Все, кто допущен к управлению воздушным движением, уже съездили туда и не по одному разу.

Вообще, профессия авиадиспетчера считается одной из самых трудных и стрессовых, потому и условия труда у них особые, и льготы имеются вполне хорошие. Диспетчер имеет право на досрочный выход на пенсию, если прослужил не менее 10 лет. Может один раз в год бесплатно полететь в любую точку земного шара и взять с собой одного члена семьи – ему билет обойдётся в полцены. Отпуск диспетчера составляет 70 календарных дней.

Наверное, профессия накладывает отпечаток: диспетчеры – люди довольно суеверные: поминутно сплёвывают через левое плечо и стучат по дереву. А ещё они в своей речи стараются никогда не употреблять слово «последний».

«Боинги» летят над нашей зоной…


Зона ответственности Читинского центра ОВД охватывает всю территорию Забайкальского края. Через неё проходят транссибирские трассы, соединяющие Европу с Японией и Кореей, два кроссполярных маршрута, соединяющие Северную Америку и Юго-Восточную Азию. То есть над нашими головами «Боинги» летят в Сингапур, Японию, Корею, США, а мы об этом даже не догадываемся.

Диспетчеры подразделяются по районам ответственности – есть диспетчеры руления, диспетчеры старта и посадки, диспетчеры круга, диспетчеры районного центра и т.д.

Работают ударно – в шесть смен: день-утро-ночь. День длится 9 часов, утро – 7 часов, ночь – 10,5 часов. В одной смене выходит 8-9 человек. Рабочий день начинается с традиционного медосмотра – без него на смену не выпустят.
Свой пост авиадиспетчеру покидать нельзя, даже если он не ведёт переговоры. Если отлучиться необходимо, то обязательно нужно попросить замену.

? Насколько часто за годы работы приходилось сталкиваться с внештатными ситуациями? Может, авиакатастрофу случалось предотвратить?



— На моей памяти ничего такого серьёзного не было, тьфу-тьфу-тьфу. Были небольшие отказы связи, но всё разрешалось благополучно. Был случай в другой смене: шёл самолет рано утром, часов в шесть утра, и у них был больной на борту. Они запросили аэропорт Чита как запасной, чтобы сесть и оказать помощь. Самолёт посадили, только наш аэропорт с семи часов открывается – я имею в виду техническую базу, отдел перевозок. Но ничего, вызвали скорую помощь, больному помогли, сейчас он жив-здоров. В нашу смену тоже была похожая ситуация: больной на борту, но они запросили посадку в Чульмане, в Якутии. И мы по кратчайшему расстоянию, прямо с трассы, направили их на Чульман, согласовали с диспетчером смежного сектора Чульмана. Потом мы узнавали: прибыл вовремя, так же оказали помощь человеку, спасли жизнь.

? Как вы относитесь к поступку Виталия Калоева? Вообще, какую ответственность несёт диспетчер, если, не дай бог, случается авиакатастрофа по его вине?



— Конечно, диспетчер, если виноват, несёт уголовную ответственность. Поэтому очень важно не отвлекаться во время работы, от тебя зависит жизнь людей, это большая ответственность. А что касается поступка Калоева – все люди разные, эмоции у всех разные. А тогда – это ведь, конечно, было большое горе, человек потерял всю семью, так что тут я не могу судить. Человек – кавказец, горячий нрав, менталитет такой.

Что такое «литер А»?



? Когда в Читу прилетают высшие официальные лица, вам даются какие-то особые указания?



— Нет, у нас общий аэропортовый режим, работаем как обычно. Это такие же люди, просто, может быть, ответственность немного больше. Ну и пропускной режим на проходных ужесточается. И ещё для борта президента в документах есть соответствующие правила, чтобы интервалы немного были побольше, чем обычно, то есть расстояние от других бортов. А также мы должны докладывать о входе-выходе в зону соответствующим органам, ПВО, например.

? А как между собой называете борт президента?



— Литер А.
? А как быть с неустановленными воздушными суднами, которые нарушают федеральные правила использования воздушного пространства? Обращаетесь к ПВО?



— Ну у ПВО своя служба отслеживания, они принуждают такое судно выполнить посадку. Если оно маленькое, привлекаются местные силы – МВД, ФСБ. И дальше уже по инстанциям. Потому что нарушение воздушного пространства может помешать другим воздушным судам. То же касается дельтапланеристов.

Покидая «логово» диспетчеров, я сама вдруг чувствую себя словно самолет в небе – необыкновенный подъём и лёгкость в душе. Каждый день эти скромные люди, которым пассажиры волей-неволей доверяют жизни, делают своё отважное незаметное дело, делают от души и качественно. Поэтому летать мне теперь будет не страшно – ведь я знаю, что с земли нас ведут внимательные глаза наших «воздушных» проводников.


Надежда Шайтанова, «Экстра», №42



Телеоператор Геннадий Тимофеев в беседе с журналистом «Забайкальского рабочего» Алёной Бехметьевой откровенничает на тему причёски: «Был «металлистом» – имел волосы средней длины, жутко вздыбленные на голове посредством намыливания и последующей сушки. Увлекся бодибилдингом – стал выстригать «площадку», чтобы зрительно уменьшить голову и, соответственно, увеличить тело. Потом, когда играл в рок-группе, снова начал отращивать!».

Расти, коса, до пояса?



Что бы ни говорили, а мир словно перевернулся с ног на голову: теперь женщины предпочитают семье карьеру, а некоторым мужчинам вполне по душе роль домохозяина. Всё чаще современные барышни сложным укладкам и длинным волосам предпочитают короткие стрижки. А вот представители сильной половины человечества с удовольствием отращивают длинные косы, которым мы, девушки, можем только позавидовать. Наши герои – Геннадий Тимофеев (кстати, бывший читинец, уже несколько лет живёт в Москве) и Вячеслав Фёдоров (молодой талантливый певец, покоривший сердца строгой столичной публики), говорят «да» — длинным ухоженным волосам, а вот артистка Залина Толасова без жалости меняет длину прически, вслед за модными веяниями.



…даже химическую завивку делал
Геннадий Тимофеев, телеоператор:



— Желание иметь длинные волосы возникло где-то в конце 80-х, когда я увлёкся тяжёлым роком, а исполнители в этом стиле давно известны своими нестандартными прическами, да и вообще имиджем. В школе из-за этого постоянно имел проблемы с преподавателями, особенно – с военруком! Позже начались поиски себя, своего образа; отращивал, обрезал, снова растил, красил, даже… химическую завивку делал! Можно сказать, что мои теперешние волосы – результат упорной и противоречивой внутренней борьбы. Кстати, ухаживать за ними мне, как ни странно, легче, чем за короткими. Во-первых, чтобы хорошо уложить короткие волосы, я тратил значительно больше времени и косметических средств, а длинные собрал в хвост – и готово! А, во-вторых, это, конечно же, экономия времени и средств, которые необходимы для, как минимум, ежемесячных походов к парикмахеру. На уход много времени не трачу. После мытья они у меня приобретают большой объём, так что даже собрать в хвост их становится немалой проблемой, да и всё равно потом выскальзывают из-под резинки; поэтому мою раз в неделю. Феном стараюсь не пользоваться, только если куда-то спешу. Обязательно расчёсываю утром и мечтаю при этом найти такой способ укладки, чтобы за ночь они не спутывались.

— Как часто «балуешь» волосы новинками, аксессуарами?

 — Из аксессуаров у меня только чёрная резинка да иногда – повязка под волосы, сделанная из банданы.

— Какая длина волос нравится больше всего?

— Волосы и их качественные составляющие (длина, жёсткость, цвет), по моему мнению, в первую очередь формируют имидж человека. По прическе зачастую можно определить, к какому социальному уровню он относится, какие у него увлечения. Поэтому и у меня длина волос менялась не один раз. Был «металлистом» – имел волосы средней длины, жутко вздыбленные на голове посредством намыливания и последующей сушки. Увлекся бодибилдингом – стал выстригать «площадку», чтобы зрительно уменьшить голову и, соответственно, увеличить тело. Потом, когда играл в рок-группе, снова начал отращивать! Но всегда стремился к нестандартной внешности, поэтому и отдал в итоге предпочтение длинным волосам. Да, по сути, и всегда предпочитал их.

— Геннадий, а как реагируют на твою прическу друзья и незнакомые люди?

— В Москве длинными волосами никого не удивишь, другое дело – как они сочетаются с общим образом. Когда надеваешь «косуху» и повязываешь голову чёрной банданой, — это не только характеризует тебя как поклонника тяжёлого рока, но и зрительно создаёт яркий, мужественный образ. Достаточно вспомнить, как изображают в исторических кинокартинах героев легенд: кожаные доспехи, обильно украшенные стальными заклепками, кожаный ремешок на голове и обязательно – длинные волосы. И человек с такой внешностью обязательно привлекает к себе внимание, выделяясь из общей массы. Когда я жил в Забайкалье, то выглядел ещё контрастнее, ведь там очень мало мужчин позволяют себе иметь длинные волосы. Возникали из-за этого и проблемы. Однажды наша рок-группа (Гена долгое время играл в легендарной группе «Реаниматор». – Авт. ) устроила себе маленький праздник, собравшись у фонтана в центре города, чтобы попить вина и просто отдохнуть в своей компании. Четыре человека, трое из которых – с длинными волосами. Сидели, никого не трогали, но проходившие мимо молодые люди «гоповатой» наружности обозвали нас, мягко говоря, людьми нетрадиционной сексуальной ориентации. Мы, естественно, подошли к ним и потребовали извиниться, попутно объяснив разницу между людьми с длинными волосами и представителями секс-меньшинств. Закончив дело миром и допив вино, отправились по домам, но буквально через квартал столкнулись с ещё более многочисленной группой гопников, мыслительно-ассоциативный ряд которых недалеко ушёл от предыдущих их коллег. Короче, нас снова обозвали, мы снова потребовали извинений. Сам до сих пор не понимаю, как в тот вечер мы избежали драки, но, следуя основному правилу боевых искусств, — «выигранный бой – это бой, которого удалось избежать», — вышли мы из этой истории победителями, и я очень благодарен своим друзьям за силу духа и сдержанность.

— Как относится вторая половинка к твоей причёске?

— Катюшка, моя жена, иногда вяло настаивает, чтобы я постригся коротко, но, не подтвердив своё требование аргументами, быстро сдаётся! А, вообще, она просто иногда оценивает меня со стороны и подсказывает, как лучше подвязать волосы.

— Твои волосы для тебя – это…

— Это та деталь, по которой меня оценит окружающее общество, это одно из проявлений, если хотите, моей внутренней свободы. Где-то я читал, что, если человек изменил прическу, значит, он на пороге больших перемен в жизни. Может быть, это и правда. Волосы мои становятся длиннее, а перемены в жизни происходят почти постоянно, и не могу сказать, что это неприятные перемены! (…)


Алёна Бехметьева, «Забайкальский рабочий», №196



«Вложено в проект более тридцати миллионов долларов. Восстановлен и почти заново отстроен отличный вахтовый посёлок со всей инфраструктурой. Пробурено шестнадцать километров разведочных скважин, проложено пятнадцать километров подъездных автодорог, подготовлен первый карьер, для чего потребовалось разбурить, взорвать и переместить миллион кубометров грунта. А главное достижение – сформирован рабочий коллектив в три с половиной сотни опытных специалистов», — в 1991 году Чинейское месторождение было в центре внимания горно-металлургических предприятий. Сейчас, по словам Анатолия Снегура, Чина находится «в коме», а обещания запустить проект в ближайшие годы кажутся издевательством.

Чина в коме



У этого 20-летнего проекта были взлёты и падения. Вдоволь и того, и другого. Но такого упадка, как текущий, еще не отмечалось. Он все больше и больше становится похожим на отказ от лицензии. Так надо ли затягивать этот процесс?



Давно славятся земля каларская, читинское Прибамье своими хозяйственно-освоенческими проектами. Удоканский, Чинейский, Катугинский, Апсатский, Сакунский – это самые известные. По долгу журналиста пишу о них более сорока лет. И смею утверждать: продвигаем мы эти проекты очень даже причудливо, извилисто. После широкомасштабной удоканской геологоразведки 60-х – начала 80-х годов не было такого, чтобы осваивалась хотя бы парочка проектов враз. То один, то второй, то третий… Ни один их них пока не доведён до конца, не доведён до выдачи проектной продукции. Почти у всех есть начала, у всех то взлёты, то падения, и смотрятся они впечатляюще лишь в камерально-бумажном или трибунном исполнении. И постоянно нас, северян, давит вопрос: кто и по какому принципу устанавливает очередь в этом освоении?

2010 год, что более-менее благополучно продвигается к финишу, войдет в каларскую летопись исключительным – на взлёте сразу два проекта: Апсатский и Удоканский. Душа журналистская радуется, когда видишь эти довольно активные подвижки в горах Кодара и Удокана, гадаешь, понятно, надолго ли хватит очередного рвения. Уж простите за такие грубоватые слова. Может быть, их и не надо? Но как забыть о том, что на этом освоенческом фронте было вчера, позавчера?

А была очень даже деятельная, притягательная Чина с её богатейшим рудным ресурсом (титаномагнетиты, медь, ванадий, платина и многое прочее). Была… Истины ради надо сказать: она и есть. Но она безлюдная (только два сторожа), она замерла. Как минимум, до будущей весны, поскольку такое предприятие запустить зимой – дело весьма затратное. А ведь, в сравнении с другими проектами-лицензиедержателями, у этого – достаточно известные, давно испытанные хозяева: «Базовый элемент», «СоюзМеталлРесурс», «Забайкалстальинвест». Но так и просится вопрос: почему же они, так громко объявляя свои стратегические намерения в отношении Чины, так много уже сделав на этом объекте, проявляют несостоятельность сегодня?

Чинейский проект свой большой отсчёт ведёт с 1991 года, когда было организовано горнометаллургическое предприятие «Забайкалстальинвест». С 2003 года через управляющую компанию «СоюзМеталлРесурс» оно вошло в «Базовый элемент». Олег Дерипаска был однажды на Чине (ожидали его и в прошедшем сентябре), он в компании с министром путей сообщения многое пообещал. Уместно подчеркнуть, что именно за эти истекшие семь лет здесь сделано в разы больше того, что можно отдать предшествующему этапу. Вложено в проект более тридцати миллионов долларов. Восстановлен и почти заново отстроен отличный вахтовый посёлок со всей инфраструктурой. Пробурено шестнадцать километров разведочных скважин, проложено пятнадцать километров подъездных автодорог, подготовлен первый карьер, для чего потребовалось разбурить, взорвать и переместить миллион кубометров грунта. А главное достижение – сформирован рабочий коллектив в три с половиной сотни опытных специалистов. Я довольно часто бывал на объекте и видел, как трудились эти люди на двухкилометровых горных отметках, как они одолевали эти скалы, ураганные вершинные ветры, рекордные снега (Чина – это каларский полюс снега). И разогнать такой коллектив, коллектив, сформированный в условиях малонаселённого Севера, — уму непостижимо.

Самое расхожее оправдание у них: «мы закончили геологоразведочный этап, сейчас готовимся к следующему». От лукавого это. Прежде всего, «Забайкалстальинвест» – это, как уже сказано, горно-металлургическое предприятие, что и говорит о его основной деятельности, направленности. Лидеры «СоюзМеталлРесурса» при заходе на Чину делали основную ставку не на геологоразведку, а на разработку месторождения с выпуском конечной продукции, легко доказывали, что здесь все процессы будут развиваться плавно, переходя из стадии в стадию. Кстати, об этом знал, на это нацеливался и формируемый коллектив.

За эти семь лет переоценены запасы участка Рудного, судя по всему, первоочередного. Называется показатель – 90 миллионов тонн медной руды. Конечно же, для хорошего предприятия, мечтающего быстрее окупить затраты на строительство, трудиться прибыльно, этого маловато. Но почти рядом есть Верхнечинейский медно-рудный участок, куда бы и надо направить геологоразведку, а не объявлять её завершенной и разгонять. Но об этом здесь говорят лишь между делом.

Для запуска обогатительной фабрики на участке Рудном «СоюзМеталлРесурс» называет 2012 год. Сегодня, когда Чина пребывает в коме, это выглядит пустословием, стремлением сохранить лицензию. И совсем уж нереальными видятся их планы по участку Магнитному – «запустить этот актив в конце 2016 года». А ведь прежде всего под освоение этого объекта строилась железная дорога Чара-Чина-Карьерная. 72,5 километра рельсов главного пути с последним пикетом у самых-самых титаномагнетитов ржавеют с 2001 года, на многих километрах их вообще уже не видно – они засыпаны камнепадами. Три года назад иркутский проектный институт «Востсибтранспроект» вернулся к своему детищу и подсчитал, что для восстановления этого подъезда к Чине требуется без малого двенадцать миллиардов рублей – на четыре миллиарда больше, чем было вложено в первичное строительство.

Мы при случае и без случая отмечаем разворотливость «СоюзМеталлРесурса» на Жирекене, хвалим его, и это вполне заслужено. Есть что отметить и в Чинейском проекте. Но давайте будем считать сделанное лишь началом и придадим этому началу более обнадёживающий характер.


Анатолий Снегур, «Забайкальский рабочий», №199



«Читинское обозрение» публикует страшные статистические данные: «При постоянном употреблении дезоморфина человек умирает за три месяца. «Стоимость» этой смерти – 1 тысяча рублей на четверых ежедневно. Всё как будто кем-то точно рассчитано: 250 для «среднего класса» – та сумма, которую всегда можно найти». По мнению Марии Пономарёвой, ограничение продажи кодеинсодержащих препаратов по две упаковки в одни руки абсолютно не действенно, ведь в городе достаточно аптек, чтобы, зайдя в каждую по разу, собрать дозу.

«Крокодил» в Чите



Как съедает человека изнутри и снаружи



Говорят: каждому – своё. Богатому – персик, бедному – луковицу. Одному – по вилле в каждом райском уголке, другому – съёмный угол в «хрущёвке». И даже в том, что смертоносно для любого человека – в наркотиках – существует элитное и босяцкое. В Забайкалье нет кокаина. Здесь царит дезоморфин – синтетическая «дурь», съедающая человека так быстро, что спасти его уже почти нельзя.



Человечество разлагаемое


Производится зелье в домашних условиях из компонентов, которые свободно продаются и по цене доступны большинству читинцев: кодеиносодержащих лекарственных препаратов, реагентами для синтеза яда из которых служат хлорсодержащие отбеливатели и другая бытовая химия, ацетон, йод, производные уксусной кислоты. Рецептура проста, её легко найти в Интернете. На выходе это жидкость ярко-красного цвета. Кроме того, некоторые просто глотают таблетки – до 120 штук вдень.

К наркотикам официально не приравнены – значит, и ответственности никакой. А ведь по действию на организм дезоморфин сходен с героином, но привыкание наступает после первой дозы, а разрушительная сила его гораздо больше. Кроме того, он является опиатом короткого действия: раствор вводят по несколько раз в день и терпимость быстро приближается к отметке смертельной дозы (для «кайфа» нужно всё больше и больше вещества). При постоянном употреблении дезоморфина человек умирает за три месяца. «Стоимость» этой смерти – 1 тысяча рублей на четверых ежедневно. Всё как будто кем-то точно рассчитано: 250 для «среднего класса» – та сумма, которую всегда можно найти.

При инъекциях происходят необратимые изменения в организме. Страдает мозг: развивается энцефалопатия, слабоумие. Постепенно отмирают сосуды, что приводит к некрозу органов и тканей (тело заживо гниёт – язвы источают гной, испуская зловоние). Сами наркоманы называют дезоморфин «крокодилом», потому что кожа тех, кто им колется, покрывается коростами, похожими на чешуйки этого земноводного.

Две пачки в одни руки


«Взять бы и отменить», да не тут-то было! Обсуждение этой проблемы, состоявшееся на минувшей неделе на заседании комитета по социальной и молодёжной политике краевого парламента, показало, что меры профилактики и способы борьбы для всех очевидны, но тут обсуждай – не обсуждай, а пока из столицы не дадут добро, не «рыпайся».

А добра не жди: в марте краевой Минздрав писал в федеральный, Татьяне Голиковой, с просьбой исключить комбинированные кодеиносодержащие препараты из перечня средств, отпускаемых без рецепта врача. Об этом писали почти из всех регионов. И вот, только что вернувшийся из Москвы главный врач краевого наркологического диспансера Олег Дубинин донёс до масс высочайшее повеление: с 1 июля 2011 года будет вам кодеин по рецептам. Теперь, когда значительная часть народа о нём узнала, привыкла, освоила, практикует и всеми способами будет его доставать, можно и запрещать.

По данным заместителя начальника краевого управления наркоконтроля Александра Старицына, в этом году выявлено 235 человек, употреблявших дезоморфин (из них 36 – молодёжь от 20 до 24 лет, 88 – от 24 до 30, 111 – от 30 и старше). А сколько их, отчаянных самоубийц, на самом деле притаилось по разным щелям? Кстати, доказать, что человек вколол себе дезоморфин, невозможно, потому что попадая с током крови в печень, он тут же распадается на морфин, кодеин, диацетилморфин и др.

Жалкий процент наркоманов попадает в наркологический диспансер на Верхоленскую: в прошлом году здесь лечилось 72 дезоморфинщика, в этом – 94. По данным наркоконтроля, оптовое поступление и отпуск кодеиносодержащих препаратов проконтролировать трудно. Тем не менее, кое-какие данные на этот счёт есть: в 2007 году в Чите было продано 48 тысяч 216 упаковок, в 2009-м – уже 168 тысяч 156…

Разрешите спасти


В мае этого года краевое управление наркоконтроля провело совещание с руководителями аптек Читы. Некоторые из них отказались от продажи губительных средств, но большинство ограничилось лишь обещанием информировать органы о росте их реализации. Чего и следовало ожидать, ведь общество у нас становится всё прогрессивнее – никто не выпустит жертву из пасти, даже если она окровавленная, но ещё трепыхается. 270 аптек из 370 являются в Чите частными.

Пять лет назад, в декабре 2005-го, был дан приказ: продавать не больше двух пачек кодеиносодержащих в одни руки. Смешно! Пройдя по той же улице Ленина, приобретая по две пачки в каждой встречной аптеке, за полчаса можно набрать на дневную дозу! А можно и не бродить – заходи в одну и ту же аптеку каждые пять минут да покупай. Проверяли – номер проходит. Кстати, о проверках. Раньше наркоконтроль мог их осуществлять в любое время, теперь – только с согласия прокуратуры.

Приходится констатировать: наркоконтроль лишён возможности контролировать процесс на ранней стадии и может вмешаться лишь тогда, когда яд находится в процессе изготовления (дезоморфин включён в список наркотиков ещё в 2006 году, а кодеин по сию пору нет).

Залечили


Между прочим, каждому из нас надо пересмотреть свои взгляды на лекарства. Поскольку кодеин входит в состав многих лекарственных препаратов (средства от кашля, болеутоляющие), человек может даже не подозревать о своём пристрастии, считая, что ему для нормального самочувствия необходимо «любимое» снадобье, в то время как у него уже развилась зависимость.

Для «кодеинового прихода» характерно ощущение тепла, сужение сознания, периодические «отключения» на несколько минут, нередко оживлённость, смешливость, развязность, неспособность сосредоточиться, заняться продуктивной деятельностью. И «ломка» потом самая настоящая – тягостное ощущение неудовлетворённости, напряжённость, боли во всех мышцах, зубная боль, запоры, понос, насморк, чихание, слезотечение, обострение сопутствующих и хронических заболеваний. Человек начинает быстро стареть: седеет, лысеет, выпадают зубы, волосы, крошатся ногти. Деградирует, становится одинок, что усугубляет депрессию. Освободиться самостоятельно от зависимости невозможно. Требуется длительное и дорогостоящее лечение, которое не всегда помогает.

Председатель комитета по социальной и молодёжной политике Законодательного собрания Лариса Аникина обращает внимание на то, что такие препараты, как «Нурофен», «Коделак», «Солпадеин», «Терпинкод» и т.п. , не оказывают того действия, которое приписывает им реклама. При длительном приёме они снижают болевой порог: обезбаливающие теряют свою прежнюю силу. Выпускающие их компании сшибают космические прибыли благодаря лобби на федеральном уровне.

…Заседание закончилось не принятием какого-либо конструктивного решения, а полушутливым вопросом депутатов главному наркологу краевой столицы: «Что сейчас лучше пить? Ну это… чтоб не отравиться…». Правда, если Минздравсоцразвития всё-таки не введёт к лету 2011 года рецептурный отпуск на кодеиносодержащие препараты, депутаты краевого парламента обещали рук не складывать. Будут писать письма.

К вопросу о полумерах



В городе Покров Владимирской области на 25 тысяч жителей приходилось 1300 наркоманов. Когда в мэры баллотировался председатель «Русского общенационального союза» Игорь Артемьев, в его программе был один лишь пункт – уничтожение наркомафии. Придя к власти, он первым делом сделал всё для того, чтобы отдать под суд начальника милиции и весь отдел наркоконтроля, поставить туда своих людей, начал настоящую зачистку города от наркодельцов. Когда посадили 78-го цыгана, остальные, продав дома за бесценок, скрылись. На следующий год в Покрове был пойман лишь один наркоман…



Справка



22 дезоморфиновых притона выявили сотрудники краевого управления наркоконтроля в первом полугодии этого года. Статистика устрашает: в 2007 году они ликвидировали всего один притон, в 2008-м — десять, а в 2009-м — уже 30…



Мария Пономарёва, «Читинское обозрение», №43



К экстремальным видам спорта журналист «Эффекта» Ирина Бусарова относит хождение по деревяным настилам вдоль заборов, огораживающих читинские стройки, а также рассказывает о злоключениях своей подруги, на которую свалился один из таких плохо закреплённых заборов. К счастью, обошлось без серьёзных травм.

Чита забористая



Когда в конце лета на территории, амбициозно именуемой читинским Арбатом, был снесен безобразный забор, несколько лет бывший помехой для пешеходов, взору читинцев открылся впечатляющий вид.



Аккуратное здание в окружении декоративной зелени и вымощенная плиткой пешеходная зона эффектно вписались в местный пейзаж. Обидно, что всё лето такая красота скрывалась за кривым забором. Обидно и другое. Если совершить целенаправленную экскурсию по Чите, то можно прийти к печальному выводу: забайкальская столица прежде всего – столица заборов. Несколько примеров ярко иллюстрируют это утверждение.

Городской экстрим



Нынешняя Чита не может похвастаться площадками для «уличного» отдыха и развлечений. В пору моего детства было два выдающихся места – парк ОДОСА (теперь ОДОРА) с массой увлекательных вещей и аттракционы за драмтеатром. Нашим детям достались в наследство разве что сомнительного качества, за безопасность которых никто ответственности не несёт, аттракционы в Междуречье…

Впрочем, в Чите есть ещё развлечения, которые можно причислить к разряду экстремальных. О-о-х, и захватывает же дух, когда идёшь по прогибающимся доскам рядом с забором какого-нибудь долгостроя. Эти настилы трещат под ногами, и (прощай, обувь!) порой пешеход оказывается в древесном капкане. А иногда под натиском ураганного шквала шаткие заборчики заваливались на прохожих. Под одним из них чуть не была погребена моя приятельница. На её счастье, впереди передвигался вполне упитанный мужчина в самом расцвете сил. И когда забор со страшным скрыпом стал падать, пешеход своим телом не только смягчил удар, но и вытащил на свет белый придавленную его тяжестью и до смерти перепуганную мою подругу.

Случается, что из-за заборов выскакивают очумевшие псины, поселившиеся на заброшенной на долгие годы стройке. Не которые пешеходы стараются избежать неприятностей и по этой причине периодически выскакивают на проезжую часть, то и дело рискуя угодить под колёса мчащихся рядом автомобилей. Особенно примечателен в этом плане «заборчик» на улице Амурской в районе кафедрального храма, где застройщики не оставили места для будущего тротуара. Их сооружение самым бессовестным образом нависает над оживленной автомобильной трассой… И о каком таком расчудесном архитектурном генплане застройки краевого центра может идти речь, в то время, как постройки в Чите воздвигаются хаотично и впритык к проезжей части? Вдобавок создавая немало неудобств пешим читинцам на время своего «благоустройства» из-за самого разнообразного качества заборов.

Переход в забор



Таким образом, всё лето по капризу одного ИП испытывают неудобства, рискуя при этом жизнью, жители 1-го микрорайона. И тому виной магазинчик без определённого названия, расположившийся при соединении 23 и 24 домов. А всё потому, что его хозяин «замутил» некое строительство возле этой торговой точки. В связи с чем с конца мая приличный участок возле магазина был огорожен кривозубым забором, перегородившим в том числе и пешеходную дорожку. Но самое главное, застопорившаяся стройка перекрыла выход-вход на пешеходный переход в районе моста через Читинку. Пешеходам ничего не оставалось, как, перебежав перед автотранспортом в несанкционированном месте, прижимаясь к обочине, идти далее по аллее, превращённой автомобилистами в оживлённую автостраду. Чудо, что до сих пор никто не угодил под колёса.

Но недавно, видимо, кто-то таки пригрозил пальчиком учредителю этого безобразия, и тот установил сомнительный навес в районе перехода с такого же качества настилом. Самое же интересное, что за всё время не было замечено особого оживления на «строительстве». Стройка заморозилась, так и не успев начаться. И коль за лето на том месте не появилось ничего впечатляющего, и забор, за которым зияют пустотой рытвины, стойко держит позиции, то стоит полагать, что, скатившись зимой по обледеневшим ступеням моста в районе замороженного строительства, прохожие будут вынуждены скользить далее по обледеневшему настилу вдоль забора, вызывающего обоснованные подозрения в своей прочности…

Дефицит места не позволяет описать все прелести Читы забористой. Похоже, что прелести эти перешли в разряд местных достопримечательностей. Так может, пора открыть для экстремалов тур «Чита забористая», собранные средства от которого пойдут на придание краевому центру вида, соответствующего его статусу?


Ирина Бусарова, «Эффект», №43



Обращение жителей улицы Шахтёрской и собственно редакции к главе поселения «Шерловая гора» Юрию Сайфулину читайте в сегодняшнем «Забайкальском рабочем». Год назад шерловогорцы жаловались на отсуствие горячей воды. Тогда, на запрос редакции откликнулся глава посёлка, воду дали, но температура в квартирах значительно снизилась. Сейчас ситуация повторяется — есть горячая вода, но нет тепла. В жилищно-коммунальной службе Шерловой горы объясняют это тем, что ТЭЦ не работает пока в полную силу.

Помылись? Ну-ну!



Пытка холодом, или Издевательство по-шерловогорски



В посёлке Шерловая Гора по вине коммунальщиков вновь замерзают жители многоквартирных домов. Когда в редакции раздался звонок и в трубке зазвучал знакомый голос: «Здравствуйте! Это вас беспокоят из Шерловой Горы с улицы Шахтёрская, 5. Мы замерзаем…», возникло стойкое ощущение дежа вю. Ровно год назад на «горячий телефон» редакции был точно такой же звонок. А потом (28.10.09) появилась публикация, основные фрагменты которой мы, для краткости, приведём.



«Слесарь сказал: «Холодная!»


Интересную историю рассказали жители многоквартирного дома, расположенного в посёлке Шерловая Гора-1, по ул. Шахтёрская, 5.



Несколько лет назад, в одну из морозных зим, они обратились в соответствующие коммунальные службы с жалобой на недостаточную температуру в квартирах. И до начальника ЖКХ дошли, и до начальника ТЭЦ… Наконец пришел долгожданный слесарь. Спустился в подвал, посмотрел, покрутил задвижки, на следующий день вернулся со сварщиками. А когда поднялся наверх к народу, загадочно сообщил, мол, всё нормально – теперь батареи горячие будут, а вот про горячую воду –забудьте!



Не придали граждане значения его словам. И напрасно. С тех пор забыли проживающие на Шахтёрской, 5, какое это удовольствие – мыться горячей водой…

Когда шерловогорцы позвонили в редакцию на «горячий телефон» и долго рассказывали про свои хождения по мукам, называя фамилии бывших и действующих начальников ТЭЦ, начальников ЖКХ… решили мы действовать по-государственному: вышли прямо на главу городского поселения «Шерловогорское» Юрия Сайфулина. И не ошиблись!



Счастливые жильцы в редакцию позвонили, чуть не со слезами благодарили нас за то, что, наконец, появилась в их квартирах горячая вода!



Правда, батареи при этом чрезвычайно громко начали булькать и шуметь. Но главное – как-то подозрительно прохладно стало в квартирах.



Это временно, — прокомментировал наш новый вопрос Юрий Григорьевич, — пока на улице тепло, давление в системе отопления подаётся не в полную силу.



О тех, кто занимает должности, не исполняя обязанностей, хотелось бы сказать отдельно. Сегодня мы не стали называть фамилии непосредственных начальников слесаря «дяди Васи», но начнём делать это, если по-прежнему за решением проблем наши люди вынуждены будут звонить в редакцию, писать губернатору и самому Президенту!



Прошёл ровно год. Круг замкнулся. На улице снег. В квартирах холод. Горячая вода есть. Батареи холодные. К жителям дома № 5 присоединились жильцы такого же дома по Шахтёрской, 3.

Людмила Валентиновна Ермолаева, Мария Николаевна Горячкина, Тамара Ивановна Парыгина, Любовь Сальник, Любовь Распопова, Тамара Акимова и другие жители улицы Шахтёрской звонят на тепловой участок, куда ежемесячно ходят платить немалые суммы за тепловую энергию. Специалист Нина Беляевская деловито предлагает звонящим писать заявления. И обещает, что будет сделан пересчёт.

В жилищно-коммунальной службе посёлка Харанор, куда относятся шерловогорцы, весёлый техник Николай Шеломенцев в ответ на женские жалобы похохатывает: мол, что жалуешься, согреть некому? А на вопрос, когда же закончится издевательство, небрежно отвечает: «Подождите, на улице ещё тепло, ТЭЦ пока не даёт нормальную температуру».

Директор ТЭЦ Сергей Митрофанов и директор ЖКХ Виктор Семенов вообще стараются на подобные звонки не отвечать, а когда назойливые звонящие всё-таки застают начальников врасплох, отделываются общими фразами и обещаниями.

Что же на самом деле происходит? Есть две версии. По первой, всё тот же пресловутый слесарь «дядя Вася» просто перебрасывает горячую воду с одной линии на другую, не утруждая себя более сложными манипуляциями.

По второй, два директора – Митрофанов и Семёнов – просто не могут договориться. Есть и другая версия. Всё, от кого зависит тепло в домах простых граждан, работают по принципу «лишь бы сегодня отстали, а что будет потом – наплевать!». Что никто из этих людей не переживает по-настоящему за замерзающую бабушку, за новорождённого младенца и молодую маму, за остальных жильцов подведомственных домов – понятно. Что никто из этих чиновников и исполнителей не беспокоится об энергосбережении, которым так обеспокоены сегодня в стране все, вплоть до Президента и Премьер-министра, — это тоже понятно: пусть народ греется сутками у электроприборов – Москва далеко, а Харанорская ГРЭС – рядом!

Но вот то, что никто из них не беспокоится за себя, за свою репутацию, за своё рабочее место, наконец, вызывает недоумение.

Выходит, крепко сидят люди. Уверены в завтрашнем дне. Вполне довольны своим существованием. И нет у нас законов, чтобы сдвинуть их, заставить работать для людей, а не для себя! Ошибаются!

Ну а вам, Юрий Григорьевич Сайфулин, мы передаём большой привет и сообщаем, что батареи у шерловогорцев по-прежнему булькают; что горячей водой люди помылись, пора давать «дяде Васе» отмашку: переключай! Пришла пора греться. А через год можно будет опять разрешить помыться!

Продолжение, Юрий Григорьевич, следует?


Валентина Корнилова, «Забайкальский рабочий», №200



Подготовила Елена Романова

НазадВперёд
1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Уважаемая Мария Пономарева-где вы в Чите видели 300 аптек, их всего 140-из них 5 муниципальных)И....по тексту "обезбаливающие"-ну нет слова "баль"-боль наверное))))

ОБСУЖДАЕМОЕ