Р!
16 ОКТЯБРЯ 2019

«Рецепты здоровья» для Забайкалья, горно-рудной промышленности и общественной палаты в обзоре краевых СМИ

Чем занимаются двенадцать специалистов «Забайкальского горно-технического центра», рассказывал его директор, ветеран горно-металлургической отрасли Забайкалья, Владимир Вашенков в интервью «Забайкальскому рабочему»: «Точнее, мы изучаем проектную документацию на расширение, техническое перевооружение, консервацию и ликвидацию. Обследуем различные сооружения и жильё, гидротехнические объекты, хвостохранилища обогатительных фабрик и других объектов. Также разрабатываем проекты, декларации, паспорта безопасности, планы ликвидации аварийных ситуаций». По словам внештатного корреспондента Виктора Ештокина, его собеседник обладает «рецептом здоровья» горно-рудных предприятий.

Горнякам поможет центр



Горно-рудные предприятия, работающие на территории Забайкальского края, порой нуждаются в поддержке. Владимир Вашенков, который около десяти лет руководит ООО «Забайкальский горно-технический центр», знает, какой «рецепт здоровья» необходим каждому из них. Директор поделился с корреспондентом «ЗР», каким образом проходит «профилактика» всевозможных «болезней» отрасли в кризисное время.



— Владимир Емельянович, чем же конкретно занимается ваше предприятие?

— Перечень узаконенных видов нашей деятельности не так уж велик, но весьма и весьма насыщен. Главное, это проведение экспертизы промышленной безопасности опасных производственных объектов горно-металлургической и угольной промышленности, строительства. Точнее, мы изучаем проектную документацию на расширение, техническое перевооружение, консервацию и ликвидацию. Обследуем различные сооружения и жильё, гидротехнические объекты, хвостохранилища обогатительных фабрик и других объектов. Также разрабатываем проекты, декларации, паспорта безопасности, планы ликвидации аварийных ситуаций. Уже имеется опыт проведения горно-экономического аудита. Горно-технический центр имеет лицензии на производство маркшейдерских работ.

Хочу отметить, что наш центр был создан по инициативе группы бывших работников Госгортехнадзора Читинской области, людей с большим практическим опытом в горно-металлургической отрасли. И, главное, всегда стремившихся улучшить эту важнейшую экономическую и производственную сферу. Основой всего стал Федеральный Закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

— Ну, а насколько актуальна, необходима и важна ваша деятельность именно сегодня, когда горняки, угольщики ещё не вышли из кризиса, многие предприятия либо стоят, либо влачат жалкое существование?

«Рецепты здоровья» наших горно-рудных предприятий зависят от многих факторов и связаны не только с кризисными явлениями в стране, крае, а многое зависит от сырьевой базы, её истощения, своевременного пополнения за счёт дальнейших геолого-разведочных работ, которые в постсоветский период повсеместно резко сократились, почти всюду выполняются частными компаниями с финансированием по остаточному принципу. Строительство и освоение новых рудников и шахт стало более проблематичным, так как коммерческие структуры, боясь прогореть, очень осторожно подходят к решению освоения новых месторождений, считая, в первую очередь, рентабельность. При советской власти всё было иначе. Нужно золото, вольфрам, другие металлы и минералы – оперативно на высоком уровне принималось решение!

За минувшие 5-7 лет у нас в крае достроили Новоширокинский рудник, появилось урановое предприятие «Хиагда». Созданная Восточная экспедиция резко снизила объёмы геолого-разведочных работ. Хорошо, что выстояли в кризис горняки Краснокаменска, Харанора, сохранились и успешно ведут золотодобычу старательские артели «Даурия», «Бальджа», «Газимур», ОАО прииск «Усть-Кара». Долго мы ждём больших практических дел по восстановлению крупнейшего и старейшего Дарасунского рудника. Неоправданно долго затянулось осуществление большого Тасеевского проекта, освоение россыпных месторождений золота, редкоземельных металлов в Каларском районе. Второй год в очень сложной ситуации находится прииск «Ксеньевский», где дражный флот был доведен до аварийного состояния. В нынешнем промывочном сезоне удалось отремонтировать драгу номер 162. После аварии была выведена из эксплуатации крупнолитражная драга номер 164 на Ключевском руднике.

В то же время за минувшие несколько лет в Забайкальском крае появились крупные перспективные золотодобывающие предприятия: ОАО «Рудник «Апрелково» и комбинат «Ильдиканзолото», «Золотая Борзя». Хочу отметить, что, к сожалению, в горной и угледобывающей отраслях, несмотря на большие сокращения численности работающих, средняя зарплата остаётся очень низкой. Приведу официальные цифры за 2009 год, они почти не изменились и до сегодняшнего дня. В Сибирском федеральном округе на угольных разрезах шахтёры получали всего 23366 рублей в месяц. На эти деньги прожить и прокормиться сейчас очень сложно, тем более, если в семье работает лишь один человек. По нашему краю средняя зарплата угольщиков составляет 17800 рублей в месяц.

Травматизм с тяжёлыми последствиями на наших горно-добывающих предприятиях остаётся высоким, несмотря на закрытие всех шахт, снижение численности персонала и объёмов подготовительных и добычных работ. Особенно коэффициент несчастных случаев и смертей на производстве был печально высоким в 2007 году. Кстати, всю добычу угля в России сегодня осуществляют частные компании, кроме ФГУП «Арктикауголь». Фирмы мало заботятся о жизни и здоровье шахтёров.

Несмотря на объективные сложности, кризис, наш горно-технический центр продолжает работать. Проблемы безопасности в промышленности были важны всегда. Взять, например, нынешний год. Уже выполнено немало важных мероприятий. Правда, в российском законодательстве произошли некоторые изменения, в частности, в Градостроительном кодексе. Теперь, кроме нашей экспертизы проектной документации, требуется государственная. Но та работа, что выполняли и всё равно делаем мы, ощущается в том, что проектные организации, институты стали более чётко, ответственно подходить к разработке своей документации, учитывая наши замечания и предложения. Её качество в итоге стало значительно лучше, чем десять лет назад. В Забайкальском крае мы одни занимаемся именно горняцкой, шахтёрской документацией, глубоким анализом проблем.

— Что наиболее значимого вами нынче сделано?

— На горно-обогатительном комбинате «Новоширокинский» наши специалисты проделали большую работу по обследованию стволов шахт, зданий и сооружений обогатительной фабрики, здания главного вентилятора. Задачи были очень объёмные, ответственные. Например, обследование надшахтного здания. Надо сказать, что наиболее важные объекты этого комбината, несмотря на длительный срок его вынужденной остановки, неплохо сохранились именно благодаря местным горнякам, ветеранам, да и руководству. Консервация не сказалась на рабочем состоянии объектов. Наши сегодняшние замечания коллектив ГОКа принял, как говорится, без возражений, уже претворил в дела.

Кроме этого комбината мы выполнили несколько работ по экспертизе проектной документации по техническим устройствам и другие в подразделениях Приаргунского производственного горно-химического объединения в Краснокаменске. Везде мы уложились в сроки. Добавлю, что нам пришлось немало потрудиться в этом объединении, выполняя очень сложную экспертизу проектной документации сернокислотного завода. Сегодня он не только построен, но и успешно выпускает важную продукцию. Немало добрых слов высказали центру руководители завода и объединения. В Краснокаменске также было немало обследовано различных зданий и сооружений.

Немало обращений и просьб поступает к нам и от дорожных строителей, артелей старателей по разработке золотосодержащих россыпей. Обращаются из соседних областей, в частности – из Тынды, Республики Саха-Якутия, хотя там и есть свои соответствующие организации. Однако якутские золото- и алмазодобытчики, нерюнгринские угольщики частенько просят нас в чём-либо помочь, так сказать, по-дружески, по-соседски. Работали мы и в коллективе Березитового рудника, что в Амурской области.

— То есть, Владимир Емельянович, вашим специалистам сегодня скучать не приходится?

— Хочу отметить, что наш коллектив не очень большой: лишь двенадцать человек. Но все – высокопрофессиональные горняки и специалисты-строители, у которых большой практический стаж. Отмечу и недавно пришедших инженеров, которые выполняют свои сложные функции с большой долей ответственности. Все они весьма загружены, на совесть выполняют обязанности. Причем до сих пор у нас трудятся ветераны Госгортехнадзора области. Например, Анатолий Анисимович Иванов, который проработал там 30 лет. Он – один из лучших экспертов в бюро. Отлично трудятся отец и сын Марьясовы, маркшейдеры. Старший, Владимир Ильич, немало лет проработал в Приаргунском горно-химическом объединении, где был главным маркшейдером этого крупнейшего в России уранодобывающего предприятия. Дмитрий достойно продолжает большое дело отца. Есть и молодые, весьма добросовестные специалисты, с энтузиазмом и перспективой: Павел Гузенов, Андрей Мершеев, Юлия Жендаева, Алексей Шиянов, Виктор Вашенков, Алексей Колегов, Алексей Самойленко. Все они активно включились в работу бюро. Успешно трудится по объектам химического надзора Наталья Васильевна Крушельницкая, которая имеет большой производственный опыт. Приглашаем мы на наиболее сложные участки и ветеранов отрасли: Григория Алексеевича Лемешко и Юрия Павловича Добромысова. Они, несмотря на солидный возраст, охотно помогают нам.


Беседовал Виктор Ештокин, внешт.корр.



Справка «ЗР»



Владимир Емельянович Вашенков – один из наиболее известных и уважаемых ветеранов горно-металлургической отрасли Забайкальского края. Профессиональный горняк, он отдал любимому делу 55 лет. Рос в трудное военное время на Урале. Окончив Нижне-Тагильский горно-металлургический техникум, по направлению приехал в Читинскую область на Калангуйский плавико-шпатовый комбинат, где плодотворно проработал четверть века, пройдя все инженерно-технические должности, став главным инженером. Комбинат первым в Забайкалье был награжден орденом Красного Знамени. Успешно трудился Владимир Емельянович и в Монгольской Народной Республике главным инженером крупнейшего объединения «Монголцветмет». Он и сейчас с волнением вспоминает годы работы за рубежом, за что награжден орденом Полярной Звезды. Ещё у ветерана есть орден «Знак Почёта», восемь медалей, все три знака «Шахтёрская Слава». Имеет медаль «За заслуги перед Читинской областью». Поработал Вашенков и директором Балейского золотодобывающего комбината – одного из крупнейших и высокодобычных в СССР. Имея громадный практический опыт и уважение коллег, руководства Минцветмета и нашей области, дважды возглавлял Читинский горный округ.



Вот и сегодня заслуженный горняк возглавляет горно-технический центр, умело организуя деятельность своих специалистов, всемерно помогая горно-рудным, шахтёрским предприятиям Забайкалья поскорее выйти из кризиса, наращивать объёмы, помня о промышленной безопасности родных предприятий.


«Забайкальский рабочий», №201



Внештатный корреспондент «Забайкальского рабочего» Марина Мельникова утверждает, что на сегодня жители 5289 ветхих и аварийных многоквартирных домов Забайкалья нуждаются в переселении. В рамках региональной адресной программы по переселению из аварийного и ветхого жилья из 29 нуждающихся в этом районов были отобраны восемь. Как продвигается работа в этом направлении и какие новые условия проживания предлагают переселенцам, и выясняла журналист.

Новый дом лучше старых двух



Проблема ветхого и аварийного жилья уже давно перестала быть чем-то новым для Забайкальского края. Еще в 2007 году число проживающих в таких условиях достигало 86,4 тысячи человек. К сегодняшнему дню цифры несколько снизились, но актуальность проблемы не исчезла, а даже возросла.



Нуждаются многие



Программа по переселению граждан из аварийного жилья нужна краю как никогда. Особенно это касается Могочинского, Сретенского и Чернышевского районов. Разговор, связанный с аварийным состоянием жилищного фонда, был вынесен на выездное заседание комитета по промышленной политике, инновациям и развитию инфраструктуры Законодательного Собрания Забайкальского края.

Чтобы предоставить финансовую поддержку районам, решающим проблему ветхого и аварийного жилья, на федеральном уровне была создана государственная корпорация – Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства. Правительством Российской Федерации предусматривается до 2012 года выделить регионам 240 млрд. рублей на капитальный ремонт ветхого жилья и переселения людей из аварийного. Постановлением правительства Забайкальского края утверждена региональная адресная программа по переселению граждан. В программных мероприятиях приняли участие Балейский, Дульдургинский, Карымский, Могочинский, Нерчинский, Читинский и Шилкинский городские поселения из разных районов Забайкальского края, а также Александрово-Заводский район. И это при условии, что в решении проблемы аварийного жилья нуждаются 29 районов края.

— Одной из главных причин отсутствия в этих районах необходимых программ можно назвать недостаточную работу самих районов по выполнению условий, предусмотренных Федеральным Законом «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», — говорит председатель комитета по промышленной политике, инновациям и развитию инфраструктуры Законодательного Собрания Забайкальского края Владимир Дарижапов.

Кругом вода



Больше всего внимания сегодня уделяется проблеме ветхого жилья в городском поселении Аксёново-Зиловское Чернышевского района, которым заинтересовался Владимир Путин. Но то, что премьер-министр указал на это, ещё не значит, что администрация Аксёново-Зиловского может спокойно ждать исполнения всех своих желаний. Как справедливо заметил Владимир Дарижапов, «заботой о нормальном виде поселения никто не занимается». Вид посёлка портят не только ветхие и аварийные дома, проблема с которыми в скором времени разрешится, но и состояние улиц. Посёлок выглядит запущенным.

Главная беда всех его жителей в том, что поселение стоит на болоте. Раньше в посёлке были дренажные канавы, но затем этим перестали заниматься. Только после посещения Владимира Путина вдоль улиц вновь начали разрывать дренаж. Погреба деревянных домиков полны воды, от которой несёт гнилью. 84 многоквартирных дома, или, попросту, барака, построенных ещё в начале прошлого века, требуют сноса, а это 85% жилья. Семьи, проживающие в них, нуждаются в переселении в более комфортабельные условия.

— Вода не уходит из подполья с апреля по декабрь. Щели в стенах приходится затыкать. Потолок грозится рухнуть, — жалуется пенсионерка Нина Баландина.

Жители пытаются сами, по мере возможности, ремонтировать свои дома, но это мало чем помогает.

По словам главы поселкового совета Ольги Агарковой, бараки раньше принадлежали железнодорожному управлению и использовались как общежития для работников. Но со временем стали муниципальными. До сих пор никто не может решить вопрос, кому же всё-таки принадлежат дома, так как основным местом работы жителей по-прежнему остается железная дорога.

Сейчас в Аксёново-Зиловском планируется построить 390 домов, ведётся выбор застроек. Член комитета по промышленной политике, инновациям и развитию инфраструктуры Законодательного Собрания Забайкальского края Евгений Войтышин, который сам родом отсюда, отмечает: «Посёлку повезло, что премьер-министр посетил его. Сейчас уже принято решение по сносу и строительству жилья».

Стройка идёт!



В городском поселении Могоча, где также побывала комиссия комитета, ситуация не так угнетает, но до хорошего далеко. Проблема в другом. Например, по адресу: ул. Школьная, 19 можно обнаружить здание, построенное «каких-то» 25 лет назад. Этот многоквартирный дом находится в аварийном состоянии. Причина проста – из-за болотистой местности сваи, на которых держится здание, разбухли и изменили форму, перекрытия поднялись на 40-50 см, а фундамент ощутимо просел. Дыры в подвале дома жильцы затыкают сами, но эта работа – капля в море. Трещины на стенах становятся всё шире. Монтажная пена уже не помогает. Дошло до того, что места, откуда выпал кирпич, приходится затыкать чем попало! Пенсионерка Раиса Плотникова, проживающая в этом доме вместе с дочерью, очень надеется на новую квартиру:

— Собираемся переезжать. Нам обещали через месяц всё устроить. Для семи семей дома уже нашли, осталось только три, — рассказывает женщина.

Всего таких проблемных домов в Могоче осталось шесть, один снесли. Эти дома – как бельмо на глазу города. По улице Плясова, к примеру, в доме № 20, где находится детская муниципальная библиотека, гигантская щель. Не лучше выглядят дома на Комсомольской и Интернациональной улицах. Среди них есть и деревянные двухэтажные муниципальные дома.

Жильё в Могоче дорогое. За один кв.м приходится отдавать 22-29 тысяч рублей. Поэтому жителям остаётся только ждать помощи.

Новостройки, в которые обещают переселить жильцов аварийных домов, уже почти готовы. Это одноэтажные двухквартирные дома с приусадебными участками. Как рассказал генеральный директор «ЗабСтройМонтаж» Юрий Семёнов, здания строятся из высококачественного материала – полистирол-бетона, толщина стен – 40 см, проведена теплотрасса, в наличии будет и канализация. Первый дом должны сдать уже через неделю. Всего новых домов четыре, один из них – одноквартирный. Финансирование строительства ведется по программе, восемь процентов суммы выделил город, остальные деньги взяты из федерального бюджета.

Первые итоги – только начало работы программы. «Нам нужен более глобальный подход, а не точечный. Мы должны выйти на новые показатели финансирования», — говорит Владимир Дарижапов.

Сейчас по Забайкальскому краю 5289 ветхих и аварийных многоквартирных домов. Это очень большая цифра. Исправление ситуации, финансирование и подготовку проекта программы будет контролировать комитет по промышленной политике, инновациям и развитию инфраструктуры Заксобрания.


Марина Мельникова, внешт. корр. , «Забайкальский рабочий», №202



Борзинская специальная коррекционная школа-интернат для детей с отклонениями 8-го вида. Что это значит рассказывает в «Забайкальском рабочем» внештатный корреспондент Надежда Афанасьева, беседуя с директором школы Галиной Шараповой. Ребята в интернате занимаются в классах особых профилей — рабочее подворье, швейное и столярное дело, здесь готовят младший медицинский персонал и помощников на кухне. От прочих интернат отличает собственный летний лагерь.

Приют, дарящий надежду



Детский дом – воспитательное учреждение для детей, лишившихся родителей или оставшихся без их попечения, а также детей, нуждающихся в помощи и защите. Такое определение этим социальным организациям дают словари. Помощь и защита здесь, конечно же, ключевые слова. Определяющими в своей работе их считает и директор Борзинской специальной коррекционной школы-интерната для детей с отклонениями в развитии 8-го вида Галина Шарапова.



Сама Галина Николаевна – педагог с огромным стажем, в 1974 году окончила физико-математический факультет Читинского государственного педагогического института. Позже перепрофилировалась на дефектолога. 11 лет вела математику в обычной образовательной школе, теперь почти четверть века работает в коррекционной школе-интернате. Первые пять лет была завучем, а с 1991 года возглавила коллектив.

— Живём мы, как все, — говорит Галина Николаевна, — а всем сейчас живется трудно. Детей в интернат привозят с очень серьёзными диагнозами. Сегодня здесь проживают 38 ребят-инвалидов. Есть дети с физическими недостатками, с ДЦП, умственно отсталые, у многих – серьёзные сопутствующие заболевания. Сегодня в школе-интернате находится 121 ребёнок, из них 13 – дошкольники и 10 – первоклассники. Класс-группы у нас по 12 человек. По лицензионным нормам наше здание рассчитано на 144 человека.

Школьники, которых в интернате подавляющее большинство, в новом учебном году сели за парты. И, на первый взгляд, их день немногим отличается от обычного школьного расписания. Однако вся система преподавания и воспитания здесь подчинена своим, резко отличающимся от обычных, законам. Главным её принципом педагоги школы-интерната считают трудовое обучение. С начальных классов малыши на уроках учатся обслуживать себя, изготавливать простые поделки. С 4-го по 6-й классы уже идёт профиль: сельхозтруд и рабочее подворье, а ученики с 7-го по 9-й классы осваивают швейное или столярное дело. Этот же профиль сохраняется и при их обучении в профессиональных училищах. Выпускники 10-го класса уже углубленно занимаются трудовой подготовкой. В коррекционной школе-интернате своими силами готовят работников простых специальностей, с которыми, как правило, трудоустраиваются выпускники школы-интерната: уборщик служебных помещений, подсобный рабочий кухни, помощник машиниста по стирке белья и младший медицинский работник.

— Опираясь на опыт прошлых лет, мы перепрофилировали «сельхозтруд» в «рабочее подворье», — говорит директор школы-интерната. – Начали развивать своё подсобное хозяйство. Поставили теплицы, вспахали весь целик, оборудовали свинарники, обустроили детские спортивные площадки и преобразили двор. Выстроили своё овощехранилище.

Не хватает спортивного зала, сетуют педагоги детского дома. Место для него есть, но, как всегда, недостаточно денег. И взрослые, и дети очень надеются, что со временем спортзал в интернате появится.

В августовские деньки огороду дома-интерната может позавидовать любое подсобное хозяйство. Здесь не бывает и пятачка пустующей земли: длиннющие гряды свеклы, моркови, капусты, жёлтые круглобокие тыквы зябко кутаются в жухлую листву, предчувствуя холод. В теплицах собирают последний урожай огурцов. А цветов здесь – целое море. Они – особая гордость и персонала, и детей. Коллектив коррекционного дома-интерната – постоянный участник и призёр городских конкурсов цветов.

Огород – далеко не всё хозяйство большого детского дома. На территории летнего лагеря, что находится почти в лесу, недалеко от села Усть-Озёрное, содержат крупный рогатый скот. Главная же задача лагеря – полноценный отдых и оздоровление детей. Здесь набираются сил все воспитанники школы-интерната. Надо отметить, что из трёх детских домов, которые находятся на территории Борзинского района, лишь коррекционная школа-интернат имеет настоящий летний лагерь, заботливо оборудованный сотрудниками детского дома.

Многих пугает слово «коррекционный». Да, в школе-интернате живут дети с разной степенью умственной отсталости. Но это – наши с вами дети, и они вовсе не виноваты, что отличаются от простых ребят. Не виноват в том и детский дом, которому отведена очень деликатная роль – исправлять ошибки взрослых людей.

— Детки наши очень хорошие, они добрые, трудолюбивые, — говорит Галина Николаевна. -При правильной организации работы воспитателя ими легко управлять. Наши детишки всё помогают делать «маме»: всех женщин, работающих в школе-интернате, они называют «мамами», мужчин – «папами». Если стирают бельё, то вместе с мамой, моют – мама рядом, работают в огороде – без мамы никак. Всё, как дома: что мама делает, то и дети. Ребятки очень ранимые, с ними не проходит никакая фальшь, у них особое чутьё на людей. Они способны понимать, сопереживать, сочувствовать. По их отношению и чувствам сразу видно: каков воспитатель, может ли он работать у нас.

Учитывая специфику коррекционной школы-интерната, здесь открыли медицинский блок. Он состоит из четырёх кабинетов: процедурного, прививочного, изолятора и приёмной. Три медицинских сестры, врач-педиатр и врач-психиатр стараются помочь детям справиться с проблемами.

Чтобы дети стремились к знаниям, хорошему поведению, работе, в школе-интернате с ними постоянно играют: на каждого воспитанника здесь заведена «трудовая книжка», в которую подробно заносится их участие в любых работах.

— Мы даём возможность детям самостоятельно приобретать сладости, одежду – эта такая экономическая игра, которая помогает ребятам самостоятельно выбирать товары, рассчитываться с продавцами, устраиваться на работу, — рассказывают педагоги. – На посезонной ярмарке-распродаже промышленных товаров, те, кто особенно отличились своими успехами, первыми приходят на склад и выбирают то, что им нравится. Иногда таких ребят возим на рынок, где они покупают себе одежду, подбирают кожаные куртки и дублёнки, шубки и полушубки. Такое занятие для них – возможность почувствовать себя полноценными людьми.

Коллектив сотрудников коррекционного дома-интерната довольно большой – 107 человек. Здесь работают очень ответственные люди. Костяк составляют педагоги с большим стажем – Валентина Паращенко, Зоя Матафонова, Капитолина Гурова, Мария Раздобреева.

— Как правило, все работают с душой, с огромной привязанностью к детям. Я считаю себя счастливым директором, потому что рядом такие люди, — говорит Галина Шарапова.

Ребята, чувствуя постоянную заботу, отвечают своим «мамам» любовью – маленьким человечкам просто необходимо кого-то любить. Они не теряют обретённую в школе-интернате надежду на лучшее будущее, потому что чувствуют к себе искреннее тёплое отношение, которое сглаживает любые проблемы, добром побеждая всё дурное.


Надежда Афанасьева, внешт. корр. , «Забайкальский рабочий», №203



Трагедию Любови Павловой из посёлка Заречный читайте в «Забайкальском рабочем»: не желая мириться с пьянками и поборами в захваченном родной сестрой доме, героиня материала покинула с мужем посёлок и с тех пор скитается без крыши над головой, живя на грошовую пенсию.

Бездомные с пропиской



«У-у-у-у-у-гу-гуг-гуу! О, гляньте на меня, я погибаю. Вьюга в подворотне ревёт мне отходную, и я вою с ней. Пропал я, пропал. Негодяй в грязном колпаке – повар столовой нормального питания служащих центрального совета народного хозяйства – плеснул кипятком и обварил мне левый бок…Чем я ему помешал? Неужели я обожру совет народного хозяйства, если в помойке пороюсь?… У-у-у-у-у…».



Узнаёте строки из бессмертного произведения Михаила Булгакова «Собачье сердце»? Точнее не выразишь чувства бездомного существа.

Шарикову повезло. Нашёлся добрый человек, дал несчастному крышу над головой… Мимо героев нашей истории благополучные люди проходят отводя глаза.

Холодно. Скоро будет ещё холоднее. Пальцы коченеют, и бутылка с последними каплями воды трясется в её посиневших руках. Она стоит, переминаясь с ноги на ногу, и рассказывает, сдерживая слезы, историю о том, как она, Любовь Павлова, с мужем, Михаилом Сидоком, оказалась на улице.

— Мы жили в посёлке Заречный большой семьёй. Плохо жили, но крыша над головой была. А сейчас…

Уже месяц эта семья живет на улице, где придётся, спасаясь под матрацами, плёнкой и покрывалами от холода и осадков. Несколько дней они жили в центре Читы в сквере возле кинотеатра «Удокан».

— Люди добрые выносят нам горячей воды, чтобы мы хоть чуть-чуть согрелись, чай попили. Продукты мы покупаем, но они дорогие сильно. Муж пенсию получает, которой нам не хватает. В этом месяце выдали всего три тысячи, хотя раньше пять получал. Жить негде, за работу нам не заплатили. Мы подъезды убирали. Хотя начальник обещал две тысячи. А потом говорит, что не выдаст и что мы ничего не докажем. У меня три расчётки в кармане лежат, все документы есть, договора с работы, а толку никакого. Не знаю, что дальше будет, — говорит Любовь Павлова.

По её словам, в их бедствии виновата сестра.

— Когда умерли родители, сестра присвоила себе дом. Стала там хозяйничать. К ней начали приходить её гости-алкоголики, и всё превратилось в сплошной разгул. Мне стало страшно с ней жить. Мы перебрались с мужем во флигель – холодно, но спокойно. Так моя сестра и здесь решила нажиться: она с нас брала за свет намного больше, чем полагалось. Я завозмущалась, а она – не хочешь платить – живи без света, и отключила его. И мы ушли. Теперь скитаемся. Отец, когда живой был, заявление на квартиру писал – ему, как бывшему военному, положено. И я писала заявление о том, что нуждаюсь в жилье. А сестра, после смерти отца, получила на КСК трёхкомнатную квартиру крадче, мне ничего не говоря, квартирантов напускали. Я думала, что меня не бросят – своя же. А они квартиру продали и поделили между собой. И всё. У меня только прописка с паспортом остались. И то её хотели убрать. А мне областной комитет сказал, ты не вздумай паспорт свой очистить, потом тебе ни один суд не поможет, — плача, рассказывает Любовь. – Мне никто не верит, никто не может помочь. Я ходила на Богомягкова, 23 в кабинет 409 по поводу зарплаты, тоже ничего не могла добиться, говорят – мы не уполномочены. Я все кабинеты обошла и ничего не могу понять. Не знаю, к кому обратиться. Скоро сильные холода наступят, и что тогда делать? Пенсию по-разному платят – почему? Я встала на очередь на квартиру и по счёту тысяча какая-то стою! Как жить?!

Чтобы согреться, Любовь с мужем ходят, стараются двигаться. Продукты и воду держат под толстым слоем покрывал, чтобы они в лёд не превратились. Их «жильё» больше похоже на гору выброшенной одежды в коробках. А они сами – на бомжей, с той лишь разницей, что у них есть прописка в паспорте, который благополучно лежит в кармане. И ещё они не едят объедки. И не спят в пьяном угаре на твоей любимой лавочке. И не пьют. И очень стесняются своего бедственного положения.

Неужели, при наличии стольких социальных служб, помочь им на самом деле некому?


Надежда Медведкова, «Забайкальский рабочий», №203



В гостях «Экстры» побывал заместитель председателя комитета экономической, инвестиционной политике и собственности в парламенте Забайкалья и по совместительству руководитель аппарата правительства республики Южная Осетия Юрий Шкретов. Юлия Скорнякова пытается выяснить, в чём заключаются основные обязанности депутата Заксобрания здесь и там. Ответ получается довольно расплывчатым: «Я … использую все возможные контакты и возможности в Южной Осетии … для нас, для забайкальцев. Чем больше будет взаимодействия чиновников различных уровней с людьми, находящимися на ответственных постах в Совете Федерации, в Государственной Думе, в Администрации Президента, в министерствах и ведомствах, тем больше возможностей будет у Забайкалья участвовать в различных программах, в хорошем смысле лоббировать свои интересы». Зато можно прочесть про условия быта в Осетии.

Юрий Шкретов: «На печку садиться я не собираюсь»



Юрий Шкретов – депутат Законодательного собрания края. Но депутат не простой. Он – единственный, кому на данный момент удаётся совмещать должность заместителя председателя комитета по экономической, инвестиционной политике и собственности в парламенте Забайкальского края с должностью руководителя аппарата правительства республики Южная Осетия. О секретах подобного графика корреспондент «Забмедиа» спросил Юрия Шкретова во время его октябрьского визита в Читу.



? Юрий Васильевич, как вам удаётся совмещать работу в столь отдалённых друг от друга регионах?



— Благодаря помощникам. Помимо этого, партийная организация содействие оказывает. Тут важно не просто номинальное присутствие, а действительное участие человека. Можно находиться на рабочем месте и по сути ничего не предпринимать. Я, несмотря на свою удалённость, использую все возможные контакты и возможности в Южной Осетии, где я сейчас работаю, для нас, для забайкальцев. Чем больше будет взаимодействия чиновников различных уровней с людьми, находящимися на ответственных постах в Совете Федерации, в Государственной Думе, в Администрации Президента, в министерствах и ведомствах, тем больше возможностей будет у Забайкалья участвовать в различных программах, в хорошем смысле лоббировать свои интересы. Только работа с федеральным центром позволяет и в будущем позволит реализовать какие-то проекты. Примеры у нас есть. Это и краевой перинатальный центр, и спортивный комплекс «Юный олимпиец». Когда есть возможность поддержать наш регион даже в плане позиционирования, практических проектов, я её никогда не упускаю. Нужно приближать федеральный административный ресурс к нашим проблемам. Для меня это очень важно. Если ты хочешь, чтобы тебя услышали, нужно эти отношения выстраивать и постоянно идти на диалог. Пусть не получается, пусть не сразу, ничего… Вода камень точит. У нас много земляков, которые достаточно успешно работают в Москве. У меня очень большое желание как-то эти возможности в единое целое объединить. Нужно вместе продвигать какие-то проекты, программы, которые пойдут на благо Забайкалья.

Что касается Южной Осетии… Было предложение поехать туда поработать. Это, наверное, провидение какое-то, судьба. Я съездил на собеседование. Учитывая позицию Российской Федерации, поддержка республике нужна была и в мирной, гражданской жизни. Я для себя принял решение, что тоже могу помочь, поработать и поучаствовать. Согласен, что хотелось бы здесь по максимуму моим избирателям, прежде всего, внимание уделять. Мне не безразлично, что здесь происходит и будет происходить: я коренной забайкалец, у меня здесь родители, родственники, друзья.

? В бытовом плане в Осетии сложно было?



— Была своя специфика, конечно. Но человек, который хочет работать, будет работать везде. В Южной Осетии до сих пор не восстановлена централизованная система подачи воды. Но библиотеки, школы, детские сады постепенно восстанавливаются. И таких моментов много: дороги, инфраструктура, сети, электроэнергия, в этом году завершают водоводы.

Мы привыкли, что кран открываем, у нас и горячая, и холодная вода есть. А там в основном приходится пользоваться электроподогревателями. Я утром уходил на работу, вечером приходил, и нужно было ещё и накачать воду. Соседи помогали всегда. Я мог им оставить ключи, попросить передать их сантехникам и присмотреть за квартирой – без вопросов всегда.

? А здесь бы вы сантехникам оставили ключи от квартиры?



(Задумывается. ) Ну не знаю. Смотря каким, опять же. Там всё компактно, люди друг друга знают и все дорожат своей репутацией, ценят отношение людей. Там сосед как родной человек. Тем более, они с 1992 года постоянно в сложном режиме жили. Хочешь – не хочешь, будешь дружнее.

Меня удивило, что после стольких лет напряжённой обстановки, конфликтов, они желают строить мирную жизнь, работать, растить детей. Они не ходят хмурыми и злыми. У людей осталось желание жить. У них много образованных людей, научной интеллигенции. Да, есть определённый провал в связи с военными событиями. Но даже сейчас они активно получают образование в других регионах. У них большое почитание старших в семье. Жизнь младших строится из памяти, из уважения к предкам.

? Если сравнивать проблемы Забайкальского края и Южной Осетии, есть похожие?



— Есть. То же развитие сельского хозяйства. Но там это всё-таки связано с острой обстановкой и военными действиями, вымыванием специалистов, у нас же с климатическими аспектами и переходным периодом. В этом году здесь головная боль – засуха, а там сейчас должны собирать виноград. Вино, конечно, исключительное. Исключительные и сыры. В Осетии очень развито домашние сыроделие. Когда заходишь на рынок, то от выбора можно растеряться. Я пробовал некоторые сыры, очень вкусно. Там этим занимается обычная семья. Сыр в Осетии – единственный способ не дать пропасть молоку. Стоят копейки и шикарные яблоки. Подходишь к ведру, и уже чувствуешь, как они пахнут. Привык к ним, поэтому те, которые продают здесь, у нас, и покупать не хочется.

Сейчас правительством республики Южная Осетия прорабатывается соглашение по беспошлинной торговле с Российской Федерацией. Думаю, со временем мы придём к тому, чтобы привозить фрукты оттуда. Уж если из Китая их возят в Москву, и это выгодно.

? Как вы отслеживаете события, которые происходят в Забайкальском крае?



— Созваниваюсь с коллегами, пользуюсь Интернетом. Меня достаточно просто найти. Я стремлюсь к чему-то прогрессивному, в качестве активного пользователя Интернета вполне даже ничего.

? А есть у вас блог?



— Нет, блог я не завёл. Им нужно заниматься и нужно для себя понять, что ты в нём хочешь донести. А писать про то, что кто-то на тарелку что-то положил… для меня это не совсем корректно. Я блоги политиков читал, но это ведь сейчас тенденция. Если бы мне было что сказать…

? Вам нечего сказать?



— Нет, если бы я нуждался в обратной связи больше, чем сейчас, и мне было бы что сказать по какому-то конкретному вопросу. У меня есть обратная связь – приёмная в округе, да и в Заксобрание можно отправить письмо. Микроблог больше для глобального общения. Во всем нужна целесообразность, а просто так отбирать у самого себя рабочее время я не хочу.

? Вы себя в будущем видите чиновником или бизнесменом?



— Я хотел бы вести государственную службу. Мне это нравится.

? В каком городе вы себя ощущаете?



— Человек находится там, где для него есть работа. На мой взгляд, люди отсюда уезжают, потому что чувствуют определённую невостребованность. Мне нужна перспектива. Она, в принципе, есть. Зарекаться не нужно. Есть желание и в Москве поработать, но тут уж как карта ляжет.

Сейчас работа есть здесь. Вот я давно говорю, что в Читинском районе нужно развивать производственные зоны, приближенные к городу. Создавать инфраструктуру, сети, предоставить аренду на льготных условиях. И потянутся люди. Но, к сожалению, общего видения развития района пока не получается.

? Какие, на ваш взгляд, направления в промышленности нужно развивать Забайкалью, чтобы перестать быть сырьевым регионом?



— Однозначно сельское хозяйство. Нужно больше внимания обратить на научную составляющую. База для этого есть. Понятно, что мы растеряли часть кадров, но, я вас уверяю, есть люди, которые могут вывести сельское хозяйство региона на принципиально другой уровень. Теперь же в центральных городах России продукты продаются под маркой «био». Вот нам это «био» и нужно развивать.

Еще одно направление – это, конечно, туризм. Всё, что связано с минеральными водами, с нашими уникальными источниками, с природой. И, конечно, месторождения. Нужно смотреть на развитие горно-рудной промышленности и уповать не только на огромные проекты, а рассматривать ещё и с точки зрения развития малого и среднего бизнеса. Здесь, опять же, тесное взаимодействие с научной интеллигенцией будет.

? Вы часто мечтаете?



— Чем старше, тем реже. Но мечта у человека должна быть. Это внутренний двигатель. Когда мечтаешь, ты накапливаешь внутреннюю энергию для дальнейших действий.

? Книги читаете?



— Да, но больше учебные. В феврале я заканчиваю Академию народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ, поэтому сейчас читаю курс конфликтологии. Обучаюсь на кафедре национальной безопасности. Учебная литература бывает интереснее художественной. Начал собирать материалы на соискательство кандидатской степени в области политологии. Ориентировочно она будет о механизмах признания таких маленьких государств, как Осетия. Нужно изучать, каким образом дело в этом и других случаях дошло до войны. Умные люди учатся на чужих ошибках, дураки – на своих.

? Вы на чьих учитесь?



— Стараюсь на чужих, но не всегда получается (смеётся). Не ошибается тот, кто ничего не делает.

? Вы себя считаете молодым?



— Да нет, скорее работоспособным. У меня возраст пограничный. Есть определённый жизненный опыт, который обязывает быть серьёзным. Время очень быстро летит.

? Много ли у вас недостатков?



— Я их не считал, но они есть. Недостатки – это ошибки. Важно, чтобы они не влияли на других людей, важно стараться измениться. С недостатками борешься так же, как с лишним весом.

? Вы боретесь с лишним весом?



— Да, постоянно. С детства хожу в спортзал. Люблю плавать, по возможности – кататься на велосипеде. Меня завораживает бильярд, но сейчас я от него отказался, последний раз играл где-то лет пять назад. Этой игре нужно уделять много времени, для меня же важнее работа. Йога мне очень нравится. Еще иногда, когда устанешь, сходишь в баньку, попаришься. К бане у меня очень трепетное отношение: никакого алкоголя.

? Что для вас счастье?



— Внутреннее ощущение. Самореализация, удовлетворение от пройденного этапа. В каждом возрасте о нём своё понятие. Я бы хотел в старости прийти к тому, чтобы чувствовать: я оставил определенный след, желательно положительный. Но на печку садиться я точно не собираюсь.


Юлия Скорнякова, «Экстра», №43



Оказывается, предложение в графе национальность во время Всероссийской переписи населения писать «сибиряк» или «сибирячка» было сделано исключительно с тем, чтобы привлечь внимание российских чиновников к проблемам Сибирского региона, а вовсе не за тем, о чём чаще всего думали блоггеры. Как к подобному «флэш-мобу» отнеслись в Забайкалье рассказывает в «Экстре» Надежда Шайтанова. Кроме того, о мотивах своей инициативы повествует «главный сибиряк» страны — Александр Коновалов.

Характер нордический



Если прошлая перепись явила миру такие национальности, как эльфы и хоббиты, то эта наверняка запомнится стране новой национальностью с душком скандала – «сибиряк».

«Хоббитов всё больше, русских всё меньше»


Напомним, что этой осенью участники интернет-сообщества «Настоящие сибиряки» в «Живом Журнале», предложили жителям регионов Сибири во время Всероссийской переписи населения при ответе на вопрос переписчиков о национальной принадлежности называть себя «сибиряками» и «сибирячками».

Из безобидного флэш-моба затея превратилась в масштабную и едва ли не политическую акцию.

Поскольку Забайкалье – сегмент вполне себе сибирский, мы спросили местных блоггеров, что они думают по поводу национальности «сибиряк» и как идентифицируют себя они сами.

Блоггер kastyan76 говорит, что он, несомненно, русский. «Мое мнение таково: «Говорил же брат Оккам – не стоит плодить сущностей сверх необходимого». В своем блоге он пишет: «Люди, именующие себя сибиряками по национальной принадлежности, а не по месту жительства — либо фатально глупы…, либо пытаются пробить себе льготы, как представители малых угнетаемых народов, а то и полную автономию». Сепаратизм чистейшей воды. Так же отношусь и к тем, кто мнит себя казаком по национальности.

Блоггер lesnyanskiy ответил, что «сибиряк» — это глупость, родившаяся, вероятно, из-за низкого уровня образования многих сибиряков. Себя я записал «русский». Так уж исторически сложилось (с юношества было записано в паспорте)… Так уж исторически сложилось, что в СССР евреи по паспорту — русские :)»

Блоггер sdingo: «Про национальность сибиряк ничего не думаю. Т.е. совсем. Слово хорошее, не лучше и не хуже других, например, «читинца» или «забайкальца». Я записалась – «русская». Муж записал себе национальность – «худжук». И родной язык «худжукский». Придумал на ходу. Мальчик – переписчик честно всё записал.

Блоггер alarmyst: «По национальности и, что еще более важно – по культуре своей, я русский. Все больше вокруг «хоббитов», «эльфов», «сибиряков» и прочих диковинных созданий, а нас – русских – всё меньше. Оно понятно: в век всеобщего разобщения всяк самоутверждается в меру своей испорченности, но кроме дешевой экзальтации за этим ничего не стоит. И если для привычного к субкультурным ролевым забавам подростка такой способ сменить культурную ориентацию кажется безобидной игрой, то мне он таковым не представляется. В таких играх всегда больше теряешь, чем приобретаешь».


«Нации создаются не флеш-мобами»



Читинский этнограф Олег Кузнецов считает, что национальности «сибиряк» не существует, это региональная идентичность. «Проще говоря, сибиряки – это субэтническая общность в составе русского народа. Понятие «национальность» во всем мире означает «гражданскую принадлежность». В этом смысле можно говорить о российской полиэтничной нации».

Но что же обо всем этом говорит сам организатор «сибирского бума»? Мы связались с красноярцем Александром КОНОВАЛОВЫМ (блоггер perevodi_na), по чьей инициативе в блогосфере и началась данная акция, и попросили ответить на несколько вопросов.

? Как вам пришла мысль об акции «Я – сибиряк»?



— Я лишь озвучил эту мысль, которая так или иначе бродила в головах у многих. Просто написал комментарий об этом в сообществе «Настоящие сибиряки», и люди подхватили идею. Как оказалось, она многим близка, многие считали сибиряками себя давно, но просто не догадывались почему-то, что об этом можно заявить на переписи. Если говорить, что стоит за этим, то все просто – у нас очень много проблем в Сибири, правительство их не собирается решать, надо что-то делать. Почему бы не напомнить чиновникам, что здесь тоже живут люди в такой хотя бы форме.

? Как вы думаете, действительно ли нужно выделять такую национальность, как сибиряк, или достаточно просто напомнить этим флеш-мобом о проблемах Сибири?



— Очень непростой вопрос. Моя личная позиция такова – важно не создание нации, а решение проблем. Хотя бы просто потому, что само по себе создание нации ничего не решает. Но есть тут один момент – если человек мыслит себя сибиряком, а не абстрактным россиянином, то он в первую очередь захочет решать проблемы своей малой родины. Уверен, такой человек начнёт к ней по-другому относиться. А вообще, нации создаются не флэш-мобами, а годами и может столетиями. И я вижу, что сибирская нация формируется, перепись – только начало, но уверен, что если Россия останется хоть чуть-чуть демократической страной, то через 30-50 лет, как минимум, половина людей будут считать себя сибиряками. И это хорошо. Мы наконец-то перестанем быть безликой массой советских людей.

? Что даст акция и во что может обернуться в дальнейшем?



— Она уже дала многое. Тысячи людей узнали о ней и задумались над многими вопросами. Что такое Сибирь сейчас? Куда уходят налоги? Как решать экологические проблемы? Это для меня главное – это и будет настоящим успехом акции, если мы сами изменим отношение к той земле, на которой живём, поймём, что Москва просто выкачивает из неё ресурсы, не давая ничего взамен. Есть, конечно, небольшая надежда, что нас услышат власти и начнут что-то менять. Но это не более чем надежда. К сожалению, ситуация такова, что власти проще фальсифицировать перепись, чем думать над какой-то новой проблемой.

? Есть ли у вас данные, сколько человек записались сибиряками?



— Пока только совсем предварительные. Скорее, мы собираем данные о том, кого отказались записать сибиряком, таких случаев набирается около сотни. Вообще же планируем подвести собственные итоги по окончанию переписи.

? Что бы вы сказали людям, которые воспринимают эту затею с сибиряками не иначе как стёб?



— Есть две категории людей. Первая – признаёт проблемы, но считает, что такой нации не существует. К таким людям я отношусь хорошо и жду от них идей, как решать эти проблемы. Вторая же против, так как против. Им мне сказать особо нечего. Лишь жаль, что таких людей много. Именно они и тормозят развитие страны и общества.

Комментарий:


Галина Карацюба, эксперт по информационно-разъяснительной работе внештатной службы по ВПН-2010 Забайкалкрайстата:


— Мы пока ещё не просматривали переписные листы и не имеем данных, сколько человек в Забайкалье записали в графе «национальность» – сибиряк. Я думаю, учитывая масштабность и разрекламированность этой акции, такие люди у нас будут. Что касается моего личного мнения, никакого отношения к переписи акция «Я – сибиряк!» не имеет. Это какие-то политические игры. По Федеральному закону о персональных данных, каждый человек имеет право на национальное самоопределение, и переписчик обязан записать то, что ему скажут, либо констатировать отказ.


Надежда Шайтанова, «Экстра», №43



В запутанной истории с домом №96 по улице Журавлёва разбирается журналист «Эффекта» Анна Хвостова. Жильцы этого дома с 2008 года ждали обещанного переселения, пока в ЖЭУ №6 их не предупредили о капитальном ремонте. В домоуправлении, как выясняется, ничего не знали о расселении, а также о том, что дом ещё в 2006 аж году был признан аварийным. Кто в чём виноват и что всем делать, пытается корреспондент.

Дом преткновения



Последние годы наш город активно строится. Как грибы, ну, может, чуть помедленнее, вырастают новые высотки, торговые центры и прочие строения непонятного назначения. Квартиры в новых домах стоят столько, что позволить их себе могут единицы (в лучшем случае – десятки). Основная же часть горожан живут и не тужат в домах, построенных ещё в СССР.



Дом номер 96 на улице Журавлёва стоит с 1936 года. Он появился там гораздо раньше, чем начал существовать его сегодняшний адрес. Однако, несмотря на солидный возраст, деревянная двухэтажка, построенная ещё до Великой Отечественной войны, прекрасно сохранилась. До начала 90-х годов прошлого века здесь располагались коммунальные квартиры. После тотальной приватизации тех лет часть жилплощади перешла в частные руки.

Сейчас в восьмиквартирном доме проживают 9 семей. В собственности жилплощадь находится только у двух. Одна же из квартир до сих пор остаётся коммунальной. Жизнь обитателей шла своим чередом. Временами менялись соседи, вырастали и женились дети, а потом и у них появлялись малыши. В общем, всё как у всех – несмотря на деревянные стены, печное отопление и удобства на улице.

Пару лет назад квартал, где стоит дом №96, стал менять облик. Часть старых и даже старинных построек сменили кирпичные высотки. В 2008 году представители застройщика, а им стало ОАО «Читаэнергожилстрой», пришли и к жителям 96-го дома. Им сообщили, что земля, на которой стоит их двухэтажка, изымается под строительство, а потому каждой семье полагается новое жильё. Будущим переселенцам предлагалось собрать документы на прописанных в доме членов семьи. Исходя из этого, каждой семье пообещали выдать квартиры в соответствии с социальной нормой.

Жильцы 96-го и соседних домов так и поступили. Собрав пакет необходимых документов, они стали ждать того светлого часа, когда застройщик выполнит своё обещание. Некоторое время спустя расселили стоявшую по соседству с 96-м домом двухэтажку. Никто из бывших соседей не знает, куда точно переехали её жильцы, но, по слухам, их перемена мест полностью устроила.

Соседний барак быстро снесли, а прямо под окнами 96-го дома развернулось актив¬ное строительство новой высотки, Рабочие не раз роняли забор внутреннего двора двухэтажки, по неосторожности подъёмным краном пару раз сносили крышу у кладовок. Жители терпели – верили, что скоро это все закончится, а они получат новые благоустроенные квартиры. Наступил 2010 год. Дом №96 по улице Журавлёва остался стоять на месте. ЖЭУ-6 (двухэтажка находится в его ведении) сообщило жильцам о грядущем капитальном ремонте. «Хорошо, — подумали обитатели дома, — видимо, расселять нас не собираются. Ну, и к лучшему – на чемоданах можно не сидеть, а жить спокойно». Когда завершилось строительство последней высотки, на освобождённой от старых домов территории начались странности в лучших традициях канала НТВ. Однажды октябрьским вечером, вернувшись домой после рабочего дня, жители дома №96 обнаружили на дверях подъездов еле приколотые кнопками объявления. Из написанного там следовало, что эта деревянная двухэтажка признана аварийной. Потому её обитателям до первого декабря полагается собрать вещи и ждать переселения не дальше не ближе, а… на Девичью Сопку. Притом площадь новых квартир будет рассчитана не по социальной норме, а по количеству занимаемых квадратных метров в старом жилье.

Когда жильцы стали выяснять, по какой причине и с чьей подачи их добротный, тёплый и нигде не покосившийся дом вдруг оказался ветхим и непригодным для жилья, они обнаружили несколько очень интересных подробностей.

Оказывается, их дом признали аварийным ещё в 2006 году. Заключение дала некая жилищная комиссия. Некая, потому что многие из обитателей двухэтажки живут здесь десятилетиями, но за всё это время ни разу не видели, чтобы их дом исследовали на предмет ветхости. Тогда жители обратились за разъяснениями в ЖЭУ. Там известию удивились. Как так – дом стоит в очереди на капитальный ремонт, под него уже зарезервированы средства, и тут – нате. Работники домоуправления ничего говорить не стали, а только пообещали уточнить у вышестоящих структур. Через некоторое время информация о сносе дома как аварийного подтвердилась.

Обратилась за комментариями в ЖЭУ-6 и я. И вот что мне ответили:
— Да, двухэтажка по Журавлева, 96 признана аварийной, но наша организация этими делами не занимается. Город перед нами не отчитывается. Вот недавно снесли дом на Новобульварной, так мы об этом узнали только, когда наши сотрудники делали подворовой обход. До этого же он числился у нас на балансе.

А вот ещё один интересный факт. Когда жильцы захотели получить акт о признании дома непригодным для жилья, для них не нашлось ни копии, ни оригинала. При всём этом в 2006 году – тогда же, когда двухэтажку признали ветхой – один из жителей, оформляя квартиру в собственность, получил на неё паспорт, в котором указывался 45-процентный износ помещения. Если проще, то дом за свои 70 лет сохранился лучше, чем многие хрущёвки. Допустим, за 4 года двухэтажка могла стать аварийной, но… Весной 2010 года живущая здесь уже несколько десятков лет Галина (фамилия пусть будет тайной) получила в санэпидстанции справку, что её квартира пригодна для проживания там её несовершеннолетних внуков, находящихся сейчас в детском доме.

Каким образом нормальное, пусть и неблагоустроенное, жильё внезапно стало ветхим? Думается, ответ надо искать в месте его расположения. Квартал, расположенный между улицами Новобульварной, Нагорной, Бутина и Журавлёва, на рекламно-информационном щите компании ОАО «Читаэнергожилстрой» уже называется новым микрорайоном. Застройщика, видимо, мало волнует вопрос удобства людей, что ещё живут там, где вот-вот развернётся грандиозное строительство.

Люди, проживающие в доме №96 по улице Журавлёва, ехать в район Девичьей Сопки не собираются. Здесь у них работа, у детей школа и детсад, а что будет там – неизвестно. 15 октября поговорить с жильцами об их двухэтажке приходил заместитель мэра города Читы по вопросам ЖКХ Игорь Калмыков. Он как мог пытался ответить на волнующие обитателей дома вопросы. Чиновник посоветовал им подать заявление в межведомственную комиссию о снятии с дома статуса аварийности.

Недавно на совете жильцы решили, что лучше они останутся здесь, в старенькой двухэтажке. К печному отоплению и удобствам на улице они давно уже привыкли. Единственное, чего они опасаются, что по практике некоторых сибирских городов, в «деревянной двухэтажке внезапно и очень вовремя замкнёт проводка. Старый дом, естественно, вспыхнет, как спичка. «Деревяшку» после пожара сразу признают аварийной». Однако в Чите до такого дело не дойдёт, уверены они.


Анна Хвостова, «Эффект», №44



Николай Бессонов прочёл интервью с председателем Общественной палаты Забайкалья Виталием Вишняковым на «Чита.Ру» и взялся объяснять сказанное председателем читателям «Читинского обозрения». По мнению журналиста, заниматься проблемами образования — обеспечением яслями или детским питанием — должны компетентные органы прямого назначения, а формировать гражданскую позицию обязаны педагоги. Проще говоря, разбирая ответы, данные Юлии Золотуевой, Николай Бессонов делает вывод, что забайкальская Общественная палата — «дитя мертворождённое».

ОПа местного розлива



Общественная палата для краевой телеги – не больше, чем пятое колесо



Забайкальский край – теперь счастливый обладатель Общественной палаты (ОПы). Это данность, изменить которую никто не в силах. Тем не менее, существование ОПы до сих пор вызывает множество вопросов. Попробуем понять, каковы основные цели палаты, её функции и есть ли у неё будущее.



Итак, что же такое Общественная палата? Согласно федеральному закону №32 «Об Общественной палате РФ», российская ОПа обеспечивает взаимодействие граждан, общественных объединений с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления. Делается это для учёта потребностей и интересов граждан, для защиты прав и свобод граждан Российской Федерации и прав общественных объединений при формировании и реализации государственной политики. ОПа призвана также осуществлять общественный контроль за деятельностью федеральных органов исполнительной власти и т.д.

Как формируется федеральная палата? Из 42 россиян, которых выбирает президент. Из 42 представителей общероссийских общественных объединений. Из 42 представителей межрегиональных и региональных общественных объединений. Таким образом, видим: в состав федеральной ОПы представители регионов уже входят. Сразу возникает вопрос о целесообразности существования палат местного уровня. К чему дублировать функции?

В Забайкальском крае ОПу формируют так: половина состава (21 член) избирается краевой конференцией общественных объединений, некоммерческих организаций, зарегистрированных на территории края не менее чем за один год до дня проведения конференции. Вторую половину состава ОПы равными частями (по семь членов) назначают Законодательное Собрание Забайкальского края, губернатор, Ассоциация «Совет муниципальных образований Забайкальского края». То есть добрая половина Забайкальской ОПы заведомо представляет интересы государственного аппарата. Как члены палаты собираются контролировать тех, с кем они «повязаны»?

Получается, правы те забайкальцы, которые считают, что работа региональной ОПы будет парализована. Власть непременно постарается ограничить деятельность палаты, взять её под свой контроль. Неизбежна и конфронтация внутри самой ОПы: вряд ли люди, выдвинутые общественными организациями, будут во всём соглашаться с теми, кто представляет административный аппарат. Этот раскол вырисует явь: палата – дитя мертворождённое.

Да и по закону роль ОПе отведена всего лишь наблюдательная, все её решения носят только рекомендательный характер. Иными словами, за вполне осязаемые 3,5 миллиона наших с вами рублей (именно столько заложено в бюджете нынешнего года на её содержание) многоуважаемые члены ОПы собираются заниматься ни чем иным, как наблюдением за бардаком, в который всё больше погружаются край и страна. Ну разве что иногда – указывать на те места, где этот бардак принял вычурные формы.

В интервью информационному агентству «Чита.Ру» недавно избранный председатель нашей Общественной палаты Виталий Вишняков сообщил, что первое рабочее заседание ОПы пройдёт 11 ноября. А прежде закончится этап формирования совета, постоянных комиссий, межкомиссионных рабочих групп…

На первом заседании ОПы, скорее всего, будет поднят один из самых больных вопросов — о качестве образования. Виталий Вишняков отмечает: «Это может быть что угодно – и детское питание, и обеспеченность яслями, и статус учителя, и дополнительные платы родителей за обучение. …А школьные программы? А патриотическое или этическое воспитание? Интеллектуальное воспитание? Вал проблем, которые должна рассматривать палата».

Согласимся: Общественная палата, действительно, не может закрыть глаза на эти язвы. Но есть органы, для которых решение подобных вопросов – прямая обязанность. К тому же, они имеют возможность и средства эти недостатки устранять. Причём решения этих органов власти не носят, в отличие от ОПы, рекомендательный характер. Уж вполне конкретные действия тому же министерству образования, науки и молодёжной политики Забайкальского края, смеем надеяться, под силу. Или его руководство пребывает в счастливом неведении по поводу всего происходящего в сфере образования? Получит рекомендацию ОПы – и всё вдруг наладится?

Со слов Виталия Вишнякова, ещё одна цель палаты – формирование общественного мнения, гражданского общества. Строго говоря – формирование гражданина, который знает свои права, обязанности и пользуется ими осознанно. Здесь Виталий Евгеньевич собирается взять на себя и на палату воспитательные функции по патриотическому и гражданскому воспитанию населения. Да уж, весьма амбициозная задача. Жаль, педагогического образования председателю ОПы не достаёт. Или – экий пустяк?

Принцип работы палаты Виталий Вишняков представляет себе так: «На практике мы возьмём большую проблему, а затем зададим одинаковый вопрос о ней. Нам нужно выявить точки, причины непонимания и выдать рекомендацию по их устранению». Эти слова, вероятнее всего, нужно понимать так: ОПа будет проводить нечто вроде очной ставки, принимая на себя роль переводчика в диалоге власти и народа. Воистину в России они разговаривают на разных языках! Остаётся вместе с Виталием Евгеньевичем радоваться тому, что у нас-таки появился толмач: «К сожалению, раньше не было органов, которые могли бы свести вместе и население, и власть». Трудно с этим спорить: жили-то мы прежде на разных планетах. Ни Дум тебе, ни местного самоуправления…

«Палата вне органов государственной власти, она вне партий, — продолжает Вишняков. И её члены свободны от решений, наказов организаций, делегировавших их в палату. Член палаты свободен от их наказов. Он должен поступать только так, как велит ему закон, его чувство справедливости, порядочности, общепринятых этических норм».



Лозунги воодушевляющие. Ощущение, что крупный некогда чиновник, бывший советник губернатора пытается убедить в этом самого себя.

А как же, интересно, ОПа будет контролировать исполнение своих «рекомендаций», данных по тому или иному поводу той или иной структуре? Вот что по этому поводу говорит Вишняков: «Общественная палата сохраняет за собой право, а с моей точки зрения и обязанность, через какое-то время вернуться к рассмотрению вопроса и спросить у обеих сторон: «Как вы выполняете договорённость?». И эти слова умиляют: разве договорённость к чему-то обязывает? В том же федеральном законе №32 чётко говорится: органы государственной власти, местного самоуправления и должностные лица, которым направлены обращения Общественной палаты, обязаны проинформировать ОПу о результатах рассмотрения соответствующего обращения в течение 30 дней со дня его регистрации. Таким образом, федеральная палата вправе требовать отчёта чиновника о результате рассмотрения её обращения. Готова ли к этому – региональная?

«Сейчас… нас не видно. Палата – это новый институт в крае. К великому сожалению, и федеральной палаты почти не видно, а она работает уже третий созыв. А у нас третий месяц первого созыва – и вы хотите, чтобы мы сразу засветились? Можем. Но можно прокукарекать – а там хоть рассвет не наступай. Мы пошли по другому пути. Сейчас пытаемся уточнить свою задачу, оценить реальные возможности», — говорит Виталий Вишняков в своём интервью. Федеральную палату Виталий Евгеньевич зря обидел. Она активно функционирует и громко заявила о себе хотя бы в недавнем конфликте вокруг «Речника». Трудно после этого оценить реальные возможности забайкальской ОПы?

А вот Равиль Гениатулин выразился по поводу её учреждения однозначно: «Без Общественной палаты невозможно гражданское общество». То есть фактически признал: общества этого у нас доселе не было.

Посмотрим же, какие граждане в краевой ОПе будут заседать, какими гражданскими порывами их действия будут продиктованы.


Николай Бессонов, «Читинское обозрение», №44



Инженер-ядерщик Валерий Фефелов знает, «как вдохнуть жизнь в Забайкалье». Выясняется, что выходом из всех бед является кейнсианство, ведь идеи выдающегося английского экономиста Джона Кейнса помогли возродить Германию и США после кризиса. Делов-то требовалось — начать строить дороги. Но конкретно в Забайкалье гениальный план не осуществить, и этому есть две главные причины: «трусливая безынициативность» и ориентированность чиновников на «чужое, а не своё».

Как обустроить Забайкалье?



Посильные размышления неравнодушного инженера



Наш богатейший регион посажен на дотационную иглу. Вымирающие старики, беспризорные дети, стаи бомжей, толпы молодых безработных у пивных ларьков или уже «на тропе войны» с законом через лесобраконьерство, воровство, грабежи… Как вдохнуть жизнь в Забайкалье? Своими соображениями с «ЧО» делится инженер-ядерщик Валерий Фефелов.



Валерий Фефелов родился в 1939 году в Алтайском крае. Окончив Томский политехнический институт по специальности «инженер-технолог-атомщик», работал на Сибирском химическом комбинате (город Томск-7) в должности старшего инженера исследовательской лаборатории, руководил работой лаборатории утилизационных технологий Забайкальского научно-исследовательского института и прочее. В настоящее время обучает детей искусству шахматной игры.



В России не утихает затянувшаяся на столетие гражданская война, подогретая грабительской «прихватизацией». И уже не «красные» и «белые», а «менты» и бандиты остервенело «мочат» друг друга, исполняя предписания забугорных «доброхотов» о сокращении населения нашей страны до 40 миллионов.



Уже видим массовую «китаизацию» освобождающихся российских пространств. Умеем отчаянно воевать даже за «наркомовские сто граммов», рядами закапываемся под братские насыпи. Научились красть, но разучились работать! Сможем ли устоять перед трудолюбивым, принципиально не ворующим и не пьющим китайцем? И, вообще, быть или не быть государству Российскому? Или снова приведут нас наши великолепные гуманитарии на воеводстве к Великому княжеству Московскому на задворках большой Европы?



Но если случится когда-нибудь такая антиперспектива – полный территориальный и политический развал РФ, неужели всерьёз полагают наши руководители, что у новых оккупационных властей (скорее всего китайских) не найдётся стадионов для образцово-показательного отстрела больших воров в большом законе: «приватизаторов», чиновных коррупционеров, взяточников?



Что, скажем, мешает уже 20 лет восстановить разваленные производства в Забайкалье, тот же КСК и машзавод? Откровенная боязнь настоящей работы. Настоящая работа – это ответственность. На ней легко и дураком прослыть, и мягких кресел лишиться. А тут ещё сторожкая память бывшего дисциплинированного «партхозактива» услужливо подсказывает, что «инициатива всегда наказуема». Куда проще и безопаснее сидеть с протянутой рукой в ожидании новых московских дотаций.



Так как же всё-таки обустроить нашу жизнь в Забайкалье? Ответ есть.



Наступает время, когда даже самым упёртым коммунистам и самым заядлым «прихватизаторам» становится ясно, что зря наслушались иностранных консультантов, у которых давно просчитаны все сценарии развала России, напрасно «расчубайсили» и «разгайдарастили» российскую экономику, что пора снова всё восстанавливать и рассчитывать при этом только на свои силы. Но как? Снова через «страшный русский бунт, бессмысленный и беспощадный»? Но это и будет осуществлением самой светлой мечты зарубежных «доброхотов» — окончательный развал и самоуничтожение России. Альтернатива есть – Кейнсианство (по имени выдающегося английского экономиста прошлого столетия Джона Кейнса – вот уж не чета нашим убогим «гайдарастикам переходного периода»!).

Это было время жесточайшего мирового экономического кризиса 30-х годов XX века, который был искусственно спровоцирован финансовой империей Ротшильдов с целью установления мирового господства. По сговору, одновременно и повсеместно, банкиры прекратили кредитование оборотного капитала, предварительно позволив промышленникам залезть в долги. Затем, снова одновременно и повсеместно, потребовали немедленной выплаты, после чего все предприятия-должники были «пущены с молотка»…

По утверждениям некоторых политиков далёкого прошлого, в том числе многих наших белоэмигрантов, это и стало первопричиной гонения евреев в гитлеровской Германии. Но именно Германия преподнесла сюрприз Ротшильдам – Гитлер вывел всё безработное население на строительство автобанов, и через какие-то месяцы в полумёртвой стране, задавленной репарационными выплатами по Версальскому договору, на удивление всем начался бурный и устойчивый экономический рост!

Джон Кейнс проанализировал германский феномен и, когда его вызвал американский президент Рузвельт для консультаций по выходу из кризиса, посоветовал президенту немедленно «увеличить расходы». И это при пустой казне, страшной инфляции и остановленных производствах! Президент так разгневался, что приказал помощнику немедленно посадить «этого сумасшедшего англичанина» на пароход и отправить домой.

Разобрались не сразу. Вспомнили, что учёный предлагал им увеличивать расходы не везде, а только в определённых локомотивных направлениях. Тогда и было положено начало знаменитым американским дорогам. Рецепт Кейнса оказался гениально прост и эффективен. Началась мультипликация (размножение) занятости: потребовались стройматериалы – заработали карьеры и камнедробилки; стали нужны дорожные машины – для их производства потребовался металл, для его производства пришлось запускать домны, мартены, коксовые батареи, шахты… Рабочие понесли зарплату в маркеты и предъявили спрос на продукты питания, изделия лёгкой промышленности. Всё «закрутилось». Через пару лет о кризисе забыли. В свете этих рассуждений решение российских властей о завершении транссибирской автомагистрали следует считать правильным. Такая дорога способна потянуть экономику регионов, по которым она проходит. Но достаточно ли этого в наших условиях и на наших просторах? Сработает ли рецепт Кейнса так же хорошо, как когда-то в Германии и в Штатах? Увы, нас на этом пути поджидают два серьёзных препятствия.

Первое – это трусливая безынициативность бывшей партхоз-номенклатуры, которая продолжает оставаться у властных и финансовых рычагов, инертность, граничащая с саботажем любых рыночных начинаний. Принцип отбора этих руководителей был и остаётся своеобразным: они должны демонстрировать исполнительность и абсолютное послушание. Личная инициатива наказуема. А рецепт Кейнса может сработать только в нормальной рыночной системе. Руководители, боящиеся работы и инноваций, для настоящей рыночной системы – нонсенс.


Второе препятствие чуть более завуалировано. Дело в том, что и Германия, и Штаты, борясь с кризисными явлениями, могли рассчитывать только на свои силы. А у нашего чиновника изначально имеется выбор между своим и чужим – заморским. Наши «умы» не могут (не хотят) понять, что сама занятость отечественного производителя становится самоцелью, независимо от скорости внедрения и первоначальных результатов.

Чиновник советской закалки обязательно воспользуется ситуацией в личных интересах. Он оформит себе множество загранкомандировок и, в конце концов, купит втридорога какой-нибудь устаревший металлохлам, но с увесистым «откатом» в свой карман. При этом свои цеха и заводы будут оставаться безработными. Именно так было провалено несколько лет назад одно из возможных локомотивных направлений для Забайкальского края.

Кстати, поскольку занятость отечественного товаропроизводителя становится самоцелью, то не в российских интересах вступать сейчас в ВТО, да ещё с большими издержками. С полудохлой экономикой туда не следует «ломиться», даже если будет «мёдом намазано», ибо там не потерпят никаких преференций собственному товаропроизводителю.

Перед обсуждением конкретных проблем и путей забайкальского возрождения следует ещё раз акцентировать внимание на том, что обязательными условиями посткризисной экономической реанимации по Кейнсу являются: 1. рыночная система; 2. искусственное создание спроса в локомотивных направлениях – путём резкого наращивания расходов, даже если для этого понадобится такая временная мера, как выпуск лишних инфляционных (необеспеченных товарной массой) денег. Всё просто: если есть спрос на определённые услуги, то самопроизвольно начинается работа по его удовлетворению с мультипликацией трудовой занятости во всех необходимых направлениях.

В переходный период и в российских условиях стали возможны два казусных явления: абсолютное бездействие фигурантов при уже имеющемся спросе и упорное наращивание производства при полном отсутствии спроса (например, строительство явно избыточных супермаркетов, элитных многоэтажек, где реализуются лишь подземные гаражи да первые этажи). Такие казусы можно объяснить либо профнепригодностью конкретных «пап-экономистов», либо сознательным саботажем с целью получения «откатов» от строительных фирм. Но эти явления временные: есть основания рассчитывать на понимание реальной ситуации за Кремлёвскими стенами…
(Продолжение следует)


Валерий Фефелов, «Читинское обозрение», №44



«Вечорка», как всегда, выжигает язвы на чиновничьем теле. Этот номер редакция решила посвятить письмам читателей, чтобы избежать упрёков в придумывании проблем. Авторы одного из писем требуют отставки главы муниципального образования Краснокаменский район, как максимум; как минимум — отчёта по трём поставленным в письме вопросам. По мнению подписавшихся, глава района ухудшает работу хлебозавода и запрещает подчинённым помогать сельскому хозяйству.

Письмо из Краснокаменска: Колову пора в отставку



Безразличие властей Краснокаменского района к судьбам его жителей побудило меня сесть за написание этих строк. Человек, избранный на пост главы муниципального образования г. Краснокаменск и Краснокаменского района Герман Колов, вместо того, чтобы заниматься вопросами выполнения федеральных программ по развитию животноводства, предпринимательства, улучшения жилищных условий молодым семьям, борьбе с негативными явлениями в районе, занимается борьбой с неугодными ему мэрами, избранными народом. Под административный пресс попали также люди, которые имеют своё мнение и высказывают его вслух.



Колов – творение рук губернатора



Колов в результате своей деятельности утратил доверие жителей города и района и руководства градообразующего ППГХО. А он, напомню, является креатурой господина Равиля Гениатулина, который в свое время в ДК «Строитель» открыто заявил, что именно Колов достоин занять пост главы района. Губернатор и тогдашний спикер облдумы Анатолий Романов и бросили все административные ресурсы на его избрание и даже пожертвовали членами партии «Единая Россия», которые создавали местное отделение этой партии в Краснокаменске.

Глава района запрещает своим подчинённым чиновникам помогать сельхозпроизводителям. В жернова коловского беспардонства угодил известный в Забайкалье фермер Глеб Уланов. А ведь он не просто рядовой фермер, а председатель фермерских хозяйств Забайкальского края.

Глеб Уланов выращивает картофель, капусту, помидоры и другие сельхозпродукты, которые по качеству значительно превосходят овощи и фрукты, привозимые из КНР и более доступны по цене. Построенная Улановым свиноферма значительно улучшит снабжение населения свининой. И не надо строить другую, как это записано в плане развития района на 2010—2020гг. , А господин Колов, если бы думал о народе, мог бы открыть для пенсионеров, ветеранов и малоимущих людей магазин, в котором цены на товары были бы значительно ниже. Как это делается, например, в других регионах РФ. Увеличение цен в нашем городе происходит за счёт того, что на рынках сидят люди, которые не производят продукцию. А просто занимаются её перепродажей с увеличением её стоимости. Тем самым набивают свой карман мизерными деньгами пенсионеров.

Хочется рассказать о хлебе: как господин Колов «успешно» способствовал ухудшению деятельности старейшего стратегического объекта краснокаменского «хлебозавода». Этому объекту приходит конец. А если бы Колов болел за судьбу народа, то не стал бы чинить препятствия предпринимателю Анатолию Терских, который поставил Хлебозавод на ноги, но стал, вдруг, неугоден, после того, как решил рассказать от чего скопились миллионные долги у хлебозавода. Сегодня хлебозавод передан городу и руководит им городское руководство, но всем известно, что в ближайшее время этому предприятию грозит закрытие.

Список «добрых» дел Германа Колова



Но вернёмся к господину Колову и Краснокаменскому району. За 6 лет своего правления он уничтожил сельхозпредприятия в сёлах Куйтун, Средне-Аргунск, Кайластуй, Брусиловка, Ковыли. В критическом состоянии находятся Соктуй и Юбилейный. В то время, когда в соседнем с нами Приаргунском районе, в Дурое, создано племенное хозяйство по развитию овцеводства, а в свете выполнения федеральной программы строится ферма КРС, в селе Ковыли Краснокаменского района уничтожено лучшее в Забайкалье племенное стадо. Ещё недавно в прессе мы читали, что овцы, оставшиеся в этом хозяйстве, заняли призовые места на проводимой в Чите выставке. Ранее это хозяйство представляло Забайкалье на выставке в Москве и получало множество наград. Из прессы мы узнаем о заготовке кормов, а кого кормить? Поголовье КРС практически движется к нулю. В настоящее время в хозяйствах невозможно увидеть чабанские стоянки. Все говорят о засухе и плохом урожае, но мы знаем, что причина плохого урожая зерновых, например, в Целинном кроется и в других факторах. А именно: в новой методике посева зерновых в нашем суровом крае по украинской (!) методике. Одним из авторов этого безрассудства является лично министр с/х Забайкальского края г-жа Любовь Гарголло. Господин Колов и его контора получают зарплату выше, чем руководство Забайкальского края и не выполняют своих должностных обязанностей.

Благими намерениями вымощена дорога в…



Основной задачей создания Краснокаменского района было развитие с/х, но в годы перестройки к власти пришли «коловы» и района, как житницы, не стало. Сейчас идёт строительство забойного цеха на мясокомбинате Краснокаменска, об этом говорят даже в администрации губернатора, принимаются постановления, ущемляющие права сельских тружеников. Планируется затратить сотни миллионов рублей (от 600 до 750), а зачем, если количество скота в наших трёх районах не обеспечит его работу. Мясо закупается на стороне. Мясо с сомнительным сроком хранения привозится а потом изделия из него и само мясо выбрасываются на свалку, о чём поставлено в известность руководство ветслужбы района.

Хотелось бы, чтобы газета «Слава труду» прекратила печатать хвалебные оды о господине Колове и надуманном благополучии в нашем районе, а посвятила страницы жизни трудящихся, их бедам и решению имеющихся проблем, как в районе, городе, так и в ППГХО. Но этого не может случиться, так как деньги на газету получают от того же Колова.

На страницах независимой от власти газеты «Вечорка», очень неугодной некоторым руководителям, пишется правда, с которой они не хотят и не могут согласиться.

Вместо того, чтобы вести борьбу с людьми, которым небезразлична судьба района, необходимо избавиться от нерадивых руководителей и заняться решением поднимаемых вопросов. Фермерам, оказать помощь в увеличении посевных площадей и сбыте их продукции, гречки и мёда, мяса и овощей в Краснокаменском и Приаргунском районах, а дачникам в специально отведённых магазинах. Решить вопрос заготовки и переработки сельхозпродукции.

Хватит сквернословить, пора в отставку!



Г-ну Колову пора прекратить, мягко выражаясь, сквернословить, так как все это слышно из окон его кабинета и прекратить бессмысленную борьбу с людьми, которые имеют взгляды, на жизнь противоположные его взглядам. А лучше всего уйти в отставку добровольно, потому что при таком уровне его руководства мы вынуждены перейти к более резким методам борьбы с ним, и не позволим уничтожить район.

Мы, избиратели и ветераны, которые отдали годы своей жизни строительству города, созданию Краснокаменского района требуем, чтобы г-н Колов Г.Н.через прессу сообщил:

— Как он собирается участвовать в выполнении федеральных программ по развитию села, животноводства, предпринимательства? Окончанию переселения жителей посёлка Октябрьский, обеспечению молодых семей доступным жильём и работой в сёлах района?

— Какие меры он принимает по выполнению указаний правительства по сокращению аппарата и финансов и насколько он уменьшил зарплату себе и своим подчинённым и правдиво озвучит эти суммы?

— Довести до сведения трудящихся района количество фермерских хозяйств, количество работающих в совхозах, фамилии руководителей совхозов, наличие в них посевных площадей, получаемый урожай, ферм, скота, техники (по каждому хозяйству) с полным анализом за 5-6 лет.

Данное письмо написано людьми, обеспокоенными ситуацией, сложившейся в Краснокаменске и Краснокаменском районе. Убедительная просьба к руководству Забайкальского края, депутату Законодательного собрания Колесаеву В.Б, председателю Законодательного собрания Забайкальского края Жирякову С.М.разобраться и оказать содействие в восстановлении Краснокаменского района, улучшению благосостояния его жителей.

От имени неравнодушных жителей Краснокаменского района: Николай Константинович Соловьёв – ветеран Приаргунского Управления строительства, пенсионер.



«Вечорка», №23



Некто Иван Вальтер стал свидетелем вопиющего случая, произошедшего с нашей соотечественницей в Маньчжурии. Событие, описанное в «Забайкальском рабочем», само по себе является доказательством пренебрежительного отношения к россиянам со стороны китайских торговцев и полицейских.

Наши за границей



Не секрет, что к нашим туристам в Маньчжурии всё чаще в последнее время относятся не только по-хамски, но и враждебно. Могут обозвать, заставить купить только что примеренный товар, задирать на улицах, откровенно демонстрируя пренебрежение всем своим видом и жестами.



Может быть, отчасти, наше сильно пьющее сословие и само виновато в подобного рода обращении, но это не значит, что можно относиться неуважительно ко всем приезжающим россиянам!

Вот что произошло на моих глазах возле известного всей публике ресторана «Байкал» в центре Маньчжурии. Жительница Дровяной М. поехала в Поднебесную с одной из читинских фирм в один из трёхдневных шоп-туров. Как это принято, решила совместить полезное с приятным, пойдя вечером в это известное питейное заведение. Свои кровно заработанные денежки в размере 50 с гаком тысяч рублей женщина неблагоразумно прихватила с собой, положив их в небольшой ридикюль, который постоянно держала руках, чем и привлекла внимание маньчжурских «гопников». Танцуя, она не выпускала из рук драгоценную ношу. Тут-то её и «срисовали» трое местных грабителей.

Навеселе женщина вышла из питейного заведения и… тут на неё обрушился шквал ударов. Но не избиение русской туристки было целью нападавших, а пресловутый драгоценный ридикюль. Может, какая-нибудь немка или шведка побыстрей без сопротивления отдала бы угрожавшую жизни ношу, но наша женщина, понимая, что двое детишек дома останутся без средств к существованию, обороняла свои кровно заработанные с невиданной силой! Она расшвыряла нападавших и прорывалась уже к центру улицы, как один из преступников полоснул ей острым ножом по сухожилиям, сильно поранив руку. На крики россиянки сбежались люди, и подлецы ретировались не солоно хлебавши. Женщина вызвала местных стражей порядка, но те, сонно крутя головами, пообещали разобраться и… тоже исчезли в седеющей ночи.

Рану мало-мальски обработали и забинтовали, и вечером следующего дня пострадавшая уже подъезжала к Дровяной…

Никакой ноты протеста, конечно же, не последовало. Ни турфирма, никто другой по этому делу и не хлопотал. А властям Поднебесной, в лице стражей порядка, видимо, того и надо было!


Иван Вальтер, Чита, «Забайкальский рабочий», №205



Журналисты газеты «Земля» Галина Пешкова и Татьяна Решетникова обращают внимание читателей на завершившийся традиционный форум «Забайкальцы – Забайкалью», пытаясь выяснить, имеет ли он смысл и что конкретно даёт участникам. На вопросы корреспондентов отвечают председатель еврейской общины города, председатель комиссии по вопросам гражданского общества Общественной палаты РФ и другие.

Форум «Забайкальцы – Забайкалью»



Как это было. А главное – зачем?



Люди, заинтересованные в динамичном развитии своего края, неравнодушные ко всему, что происходит вокруг, едва ли остаются в стороне, когда общество обсуждает и пытается решать социально значимые проблемы.

Именно такие – активные, творческие, заинтересованные и неравнодушные – 21 октября встретились в рамках традиционного форума «Забайкальцы – Забайкалью-2010». Представители власти и бизнеса, многочисленные общественные организации, педагоги и учащиеся общеобразовательных школ, учёные, политики, дизайнеры, модельеры, художники, журналисты… На шести дискуссионных площадках они обсуждали насущные вопросы, предлагали пути решения той или иной проблемы: взаимодействие некоммерческих организаций и бизнес-сообществ с органами государственной власти и региональными органами местного самоуправления, обсуждение проблем перехода границы на пункте пропуска «Забайкальск», вопросы защиты от экстремизма, жилищное самоуправление и многое другое. По словам главного федерального инспектора по Забайкальскому краю Баира Жамсуева, эти темы никого не могут оставить равнодушными, ведь самые острые вопросы власть и гражданское общество должны решать сообща.

Форум длился два дня. За это время прошла научно-практическая конференция, посвящённая профилактике экстремизма в молодёжной среде. Были названы имена обладателей грантов, авторов социально-значимых проектов. В этот раз грантовый фонд фестиваля составил 633 тысячи рублей. Из 91 проекта 26 получили материальную поддержку.

Какие впечатления оставил после себя форум у гостей, участников и победителей, эффективна ли такая форма взаимоотношений с властью, можно ли получить от неё дивиденды в виде решенных конкретных проблем – выясняли мы на этот раз.

Иосиф Дискин, председатель комиссии по вопросам гражданского общества общественной палаты РФ:



Пресс вместо стрессов



— Прошло то время, когда люди зарабатывали себе авторитет криками, выкриками и заявлениями о том, что всё тут продано, всё разворовано. Надо, во-первых, научиться понимать насущные проблемы, которыми живёт власть. У неё тоже непростая ситуация с деньгами и непростая ситуация с возможностями. И надо выстраивать общее понимание о границах возможностей. Иногда и власть не всё понимает. И самое главное, гражданское общество должно быть таким мягким, но сильным прессом, который защищает власть от ошибок и помогает это всё быстро исправить.

Людмила Стрельникова, методист детско-юношеского центра в Краснокаменске, руководитель общественного объединения «Содружество плюс», куратор детской газеты «КАТИТ»:



Форум замечательный



— Я участвую в форумах с 2007 года. Хочется сказать, что форма – замечательная. Здесь собираются различные общественные объединения и организации, есть возможность встретить замечательных людей, которые что-то делают для развития Забайкалья.

На этом форуме было представлено много детских общественных объединений Забайкалья, это радует. Дети подтягиваются к проектной деятельности, сами пишут проекты, конечно, хочется, чтобы они получили грант. Но не всегда мечты сбываются.

Наш детско-юношеский центр представил два социальных проекта. Один из них – «Вдохновение», руководитель и автор Елена Владимировна Фокина – ориентирован на развитие личности детей с ограниченными возможностями здоровья. Елена Владимировна получила грант 30 тысяч рублей. Второй проект, который назывался «Цветы жизни», его готовили лидер детского общественного объединения «Содружество плюс», не получил гранта. На территории нашего района 19 памятников павшим и, что греха таить, чаще всего мы видим печальную картину, когда все вокруг памятников зарастает – нет заботы, нет внимания людей. Поэтому мы сейчас формируем отряд волонтёров, которые своими руками разобьют цветники вокруг памятников и будут ухаживать за ними. Уже и название этому отряду придумали – «Цветы жизни». Но, повторюсь, этот проект не получил финансовую поддержку.

А в 2008 наш проект детской газеты получил грант. Благодаря этому появился «КАТИТ» — «краснокаменские активные творческие инициативные талантливые». И газета развивается: мы проводим конкурсы пробы пера, развиваем активную общественную деятельность вокруг газеты: сейчас это конкурс «Мой любимый учитель», турнир по шашкам, встречи с ветеранами войны и труда. В этом году трое наших ребят, которые делают газету «КАТИТ», побывали в смене юных журналистов во всероссийском детском центре «Океан» и в конкурсе среди незарегистрированных детских изданий заняли первое место. Это придало нам уверенности. Останавливаться на достигнутом не собираемся.

Борис Еремин, председатель еврейской общины города Читы:



А остальные 363 дня?



— В общем-то неплохо вот так встречаться, но главное, чтобы был результат. И что это за гранты такие копеечные? Надо в 10 раз больше. Там сумма кажется 30 тысяч. Ну что это такое-то? Надо, чтобы был грант, так уж грант. Им дали 30 тысяч, а у них, условно, комнаты нет, в сарае ставить этот компьютер, что ли? Вот это, конечно, слабенько.

Надо, чтобы взаимодействие общества и власти не ограничивалось только этим форумом, а чтобы чиновники также относились к людям и в остальные 363 дня. А то в эти дни они такие добрые, такие ласковые, а в остальные дни… Вот чтобы подключиться к свету, надо выполнить 40 пунктов, это столько обойти чиновников. Ну что это такое-то?

Олег Кузнецов, доцент кафедры социальной антропологии Читинского государственного университета, кандидат исторических наук:



Мы – пионеры



— Я считаю, что такая форма взаимодействия между органами государственной власти, гражданским обществом и социально ответственным бизнесом является очень важной. Мы-то смотрим на неё как на привычное явление: каждый год в нашем регионе мы проводим такой форум, сначала он назывался социальным, теперь – гражданским. А ведь во многих регионах такой формы взаимодействия нет. В этом смысле Забайкальский край – один из пионеров.

Второе: если мы считаем, что целью нашего государства является построение демократии, при всех издержках это всё-таки закреплено в нашей конституции, то без диалога между государственной властью и обществом построение такого общества невозможно. Поэтому я считаю такую форму полезной и очень рад, что она существует в Забайкальском крае. На мой взгляд, с каждым годом мы оттачиваем организацию этого мероприятия.

Я – человек, мыслящий реалистично, в России в силу целого ряда причин, в том числе исторических, культурных, гражданское общество, к сожалению, находится на самой ранней стадии своего развития. Но это не означает, что мы не должны работать в этом направлении, мы должны всячески содействовать развитию гражданского общества, хорошо, что органы государственной власти в Забайкальском крае всячески поощряют это. Хотелось бы, чтобы гражданская активность в Забайкалье была выше, но вместе с тем я понимаю, что рост гражданской активности может быть результатом длительной работы, потребуется много лет, но у нас уже неплохой задел.

Зоя Кузьмина, директор КДЦ «Успех», село Верх-Чита:



Шаг в кино



— Наш проект был направлен на активизацию здорового образа жизни и организацию досуга верх-читинцев. Проект назывался «Шаг вперёд». Чтобы добиться определённых результатов в этом направлении, для начала нужно было отремонтировать клуб, ввести в эксплуатацию освобождённые радиостанцией площади, купить оборудование, оформить интерьер. Желание работать есть у всех, и инициатива присутствует. Грант мы получили и решили потратить его на кинопроектор. Теперь остаётся дело за администрацией села. Я думаю – помогут. Так что форуму «Забайкальцы – Забайкалью» — спасибо!

Владимир Макаров, заместитель директора по воспитательной работе общеобразовательной средней школы №41 города Борзя:



А что толку?



— В форуме участвуем с 2006 года. Представляем свои проекты, завоёвываем гранты.
Форумы, конечно, нужны, вот только форма подачи должна быть другой, что ли… Они дают общение, мы пытаемся решить какие-то проблемы. Из года в год власть и общественность встречаются на переговорных площадках, но я думаю, что до народа их суть, смысл не доходят. Мы боремся с алкоголем, а что толку? Поговорили и разбежались. Действий нет, нет отдачи. Решаем, говорим, пытаемся что-то предложить, но всё без толку. Если говорить об эффективности этих программ, то надо обязательно стимулировать народ чем-то. Те же самые гранты становятся этим стимулом, привлекают и бизнес, и общественность. Понимаете, поговорить, придумать может каждый, а вот реализовать свою идею – нет. Нужны средства, а где их взять? Форум заставляет бизнес повернуться к нам лицом, помочь, но только в том случае, если идеи действительно нужные, важные, тщательно продуманные и социально-значимые. Простыми разговорами и обсуждениями на круглых столах, даже в рамках форума, мы ничего не добьёмся. Нужен стимул, нужны деньги и поддержка. Если бы к нашим решениям на переговорных площадках форума ещё бы власть прислушалась, было бы замечательно. Почему бы на основании наших решений в рамках форума не принять тот или иной закон? Об ограничении продажи алкоголя, например? Что такое форум? Это власть, общество и бизнес. Бизнес даёт, общество принимает, а власть на основании решений с форума хотя бы законы какие-то краевые принимала? Не замечал. По решению власти, а не общественности народ стал бы бороться с пороками.


Галина Пешкова, Татьяна Решетникова, «Земля», №44



Подготовила Елена Романова

НазадВперёд
5 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

это трусливая безынициативность бывшей партхоз-номенклатуры, которая продолжает оставаться у властных и финансовых рычагов, инертность, граничащая с саботажем любых рыночных начинаний. Принцип отбора этих руководителей был и остаётся своеобразным: они должны демонстрировать исполнительность и абсолютное послушание. Личная инициатива наказуема. А рецепт Кейнса может сработать только в нормальной рыночной системе. Руководители, боящиеся работы и инноваций, для настоящей рыночной системы – нонсенс.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Нам - забайкальцам в плане модернизации экономики края ничего позитивного не светит до тех пор пока у власти бывшая партноменклатура . А они у власти будут до тех пор пока у президента неподрастёт резерв молодых руководителей. Или,что мало вероятно, вдруг губернатору станет стыдно перед своими коллегами за своё руководство таким богатейшим краем ! А перед нами ему не стыдно - это точно !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Считаю, что чистая национальность мало у кого есть.

Во мне разных кровей намешано, в детях еще больше. Но родной язык - да, русский.

Потому и сопротивляются многие, что лишь в паспорте написано "русский". Но...

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

События, описанные в "ЗР", произошедшие в Маньчжурии, еще рае подтверждают бездействие нашей администрации, которая даже не пытается защитить своих жителей.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"ОПа местого разлива" -- председатель Виталя Вишняков в Совете Федерации рядышком с Лужковым, помнится, сидел, угодливо подхихикивал. Не столько государственные вопросы решал, сколько пробивал бизнес кентам из Массквы - в Чите, кентам из Читы - в Масскве. Вместо него мог бы быть умница Владимир Потапов, только нет его уже... а Виталю слили втихаря на печку за заслуги перед Забайкальем. Лужкова-то нет, а авторитета и не было. Какая уж тут палата... ответ напрашивается.