Р!
16 ОКТЯБРЯ 2019
15 октября 2019

Самолёт, посаженный без стекла, и что будет с военными гостиницами - в обзоре краевых СМИ

«Увидите выпускниц в белых ажурных фартуках и формах длиной по самое «не могу». Наклонись за упавшей на пол тетрадкой или перчаткой на улице, и это самое «не могу» выставляется на всеобщее обозрение», — читательница «Читинского обозрения», по всей видимости, работающая в школе, делится тем, что накипело. По её мнению западные ценности, которые сейчас как никогда важны для молодых людей, приносят только вред – не пользу.

Оборотни у Вечного огня



Налюбовавшись на Мемориале у Вечного огня бравыми ребятами в парадной военной форме с погонами «ПК» (почётный караул) и девочками с белыми пышными бантами, готовых ангелочками взлететь ввысь, зайдите в школу. Здесь вы увидите обратную сторону медали: тех же ребят и девочек, равнодушно взирающих на драки пацанов, доходящие до милицейских разборок…



Вместо строгой школьной формы, настраивающей на деловой лад, — дорогие шмотки, вызывающие зависть у тех детей, родителям которых не по карману одеть своё чадо по последнему воплю моды. Увидите выпускниц в белых ажурных фартуках и формах длиной по самое «не могу». Наклонись за упавшей на пол тетрадкой или перчаткой на улице, и это самое «не могу» выставляется на всеобщее обозрение. Не с этим ли связано увеличение количества пьяни, нагло и настойчиво рвущейся в школьные двери? Не с этим ли связано увеличение числа 15-летних мам? Мода на «мини» пришла к нам с Запада. В России же издревле считалось – чем короче юбка женщины, тем больше эта женщина развращена.

Неустойчивая психика подростков склонна к поискам способов самоопределения, выражения своего «Я». Вспомните «стиляг», «панков», «металлистов»… Всё это оттуда, с Запада. После открытия «железного занавеса» в Россию лавиной хлынул поток разной нечисти.

Панки, металлисты и стиляги уступили место сатанистам. Не только в умах детей, но и на одежде, в школьных стенгазетах. Некрофилия, тяга к черепам, гробам и покойникам – это тоже попытка самовыражения, но только уже больной подростковой психики, перешедшей из пограничной стадии неустойчивости в психическое заболевание. Оскаленные волчьи морды, черепа на спинах курток, кости скелета на детских перчатках… Почему не ракеты, звёзды, Винни-пухи и Пятачки, вызывающие добрую улыбку? Сатанисты делают деньги, производя и реализуя свою продукцию, которую вы покупаете для своих детей и внуков, разрушая их психику и укрепляя волчий (психически больной) бизнес.

Вместо аккуратных причёсок у девочек вы увидите патлы распущенных до плеч и ниже волос, паранджой закрывающие нежные и милые девичьи лица. Для девочек средних классов в школе была запланирована экскурсия в парикмахерскую. Дело, конечно, нужное в плане профессиональной ориентации. Вернулись девочки с экскурсии радостные, счастливые, но с такими замысловатыми нагромождениями на головах, что воспроизводить их ежедневно не под силу не только девочкам, но и их мамам. Неделю продержались эти причёски (жалко было их разрушать), и всё вернулось на круги своя – к «паранджам». Видят ли что-нибудь сквозь них девочки в книжках и тетрадях? Ничего не могут предложить парикмахерские школьницам из деловых, аккуратных и модных причёсок?

На просьбу поднять бумажку с пола школьного коридора вы увидите брезгливую гримасу: «А почему я?! Это не моя бумажка!» Пусть учителя поднимают, им за это зарплату платят? И учителя собирают на переменах с пола мусор, иначе школа превратится в помойку.

В школьном коридоре во время уроков вы услышите нечеловеческие вопли, визги, ржание, завывание и топот вернувшихся с Поста №1, приводящие в ужас родителей, ожидающих окончания уроков своих малышей. Свиноферма, обезьяний питомник, джунгли вспомнятся вам за время пребывания в школьном коридоре…

Как избавляется загаженная наша планета Земля от нечисти? Катаклизмами: пожарами, наводнениями, землетрясениями. Всё это мы видим на экранах телевизоров, в средствах массовой информации и в нашей с вами жизни. Идёт активное очищение планеты на физическом и энергетическом уровнях. Вспомните события 30-40-летней давности: так ли часто и сильно трясло Землю, как сейчас?

Дети войны помнят голод, разруху, неимоверные усилия своих отцов и матерей, восстанавливающих Страну Советов после Победы. И если в годы войны призыв «Всё для фронта, всё для Победы!» поднимал на подвиги в боях и в тылу, то послевоенные годы украсил лозунг: «Всё лучшее – детям!» Голодное, ободранное, разрушенное военное детство, колючая проволока концлагерей сформировали в людях стойкую мечту о том, чтобы их детям жилось лучше, не довелось испытать такие страшные лишения. Теперь мы пожинаем плоды.

Дети, проучившись в школе по 9-10 лет, так ничего и не поняли из основ дисциплины, поведения в обществе. И если в 1-2-х классах они ещё помнят о культуре, то к 9-10 классу она сводится к нулю. Сравните, например, на начальную школу №32 (в 4-м классе которой мне пришлось участвовать в проведении классного часа, посвящённого детям войны) с любой средней школой. Шум на перемене – не выходящий за пределы дозволенного, отсутствие мусора в классах и коридорах школы, форма хоть и не стандартная, как 30-40 лет назад, но строгая, деловая – светлый верх, тёмный низ, без вычурных и аляповатых швейных «прикидов».

Не кощунство ли – допускать к Вечному огню Мемориала подростков, практикующих в обычной школьной жизни гитлеровское приветствие? Не осквернение ли это памяти героев, отдавших свои жизни за мирное небо над нашими головами в борьбе с фашизмом? Не глумление ли над душами детей, которые учатся рядом, не нравственный ли вандализм в своей истинной, не прикрытой даже для элементарного приличия форме?

Не лучше ли собрать из всех школ города единицы наиболее достойных на неделю дежурство у Вечного огня перед празднованием Дня Победы, чем толпы конкурсантов, марширующих в никуда?

В целях активизации работы по военно-патриотическому и гражданскому воспитанию в детских и юношеских коллективах образовательных учреждений необходимо обратить особое внимание на целесообразность этой работы. Дети и подростки, входящие в состав Поста №1, не понимают смысла и значения своих действий. Зациклившись на строевой подготовке, конкурсах, в погоне за призовыми местами, подарками и тортами они не осознают слова поэта:

«Это нужно не мёртвым.


Это нужно живым!»



Ребята не понимают, что эта работа проводится не для «галочки», не ради строевой выправки, конкурсов и призовых мест. А для воспитания на примерах героев войны таких качеств характера, как смелость, решимость, мужество; для готовности в критической ситуации прийти на помощь, защитить тех, кто рядом.

Остановить разогнавшегося по коридору школы бегуна, забывшего в спешке, куда и зачем пришёл (эти «кроссы» нередко заканчиваются травмами). Напомнить непослушному ученику о том, что приказы директора и учителя – законы, которые надо уважать и выполнять не только тогда, когда они стоят рядом. Разнять разбушевавшихся одноклассников, не доводя дело до милицейских разборок. Поднять с пола чужую бумажку… С этих простых действий начинается Человек.

Если мы не воспитаем в подростках высокие качества, то где гарантия того, что равнодушно взирающий на проблемы школы ученик не будет после её окончания так же равнодушно взирать на проблемы общества, государства?

Я не хочу называть номер школы, в которой в течение одного учебного года я проводила эти наблюдения, неоднократно предпринимала попытки как самостоятельно, так и с помощью педагогов и родителей уменьшить негативное влияние разнузданных «постовых» на остальных учеников, особенно начальных классов, с благоговением глядящих на подростков в парадных мундирах с погонами и жест в жест повторяющих их скачки по школе, ржание и топот.

Должна сказать: работа по военно-патриотическому воспитанию в школах ведётся. Педагоги отдают детям все силы, время и здоровье. Но сама система образования мотивирует всех на печальный результат – получение призовых мест в конкурсах, а не на воспитание активной гражданской позиции и ответственности за свои слова и поступки.


Ольга Ивкина, читательница «ЧО», «Читинское обозрение», №48



Судьбу гостиниц «Ингода» и «Волна» выясняет журналист «Экстры» Андрей Белокопытов, напоминая, что в связи с расформированием СибВО все объекты, находящиеся в военном ведомстве, должны быть пристроены. Собеседник издания – пресс-секретарь СибВО Валерий Щебланин – ничего конкретного сказать не может: «Что будет с «Ингодой», я пока не могу точно ответить, но скорее всего её будут восстанавливать, также как и «Волну», однако не исключена возможность её продажи установленным порядком – через аукцион». Интересно, после чего восстанавливать, и кто этим займётся.

«Ингода» не продаётся



Что ждёт военные гостиницы и кафе в Чите?



В последнее время в Чите муссировались слухи о том, что кафе «Ингода» в связи с упразднением СибВО будет продано. Корреспондент «Экстры» выяснил, что ждёт данное заведение на самом деле. А также узнал судьбу одноимённой гостиницы.



Как нам стало известно, кафе «Ингода» находится в собственности ОАО «Управление торговли Сибирского военного округа».

— Кафе «Ингода», расположенное в Чите, осуществляет свою деятельность в обычном режиме. Продажа или иное отчуждение кафе в настоящее время не планируется, — сообщил генеральный директор ОАО «Управление торговли Сибирского военного округа» Сергей Брыкин.

Между тем все военные общежития, в том числе и гостиницы, которые находятся в Чите, сейчас в стадии передачи ОАО «Славянка» – компании, головной офис которой расположен в Москве. Её филиал будет работать и в Чите.

Об этом нашему корреспонденту рассказал пресс-секретарь СибВО Валерий Щебланин. По его словам, ОАО «Славянка» создано специально для обслуживания военнослужащих по социально-бытовым вопросам, за исключением жилья.

Отметим, что в Чите находятся две гостиницы, ранее принадлежавшие СибВО, — «Ингода» и «Волна».

— Что будет с «Ингодой», я пока не могу точно ответить, но скорее всего её будут восстанавливать, также как и «Волну», однако не исключена возможность её продажи установленным порядком – через аукцион, — добавил наш собеседник.

Для справки: ОАО «Славянка» осуществляет свою основную деятельность в области управления специализированным жилищным фондом военных городков Министерства обороны РФ, а также эксплуатационного содержания и комплексного обслуживания казарменно-жилищного фонда и сетей водоснабжения военных городков Минобороны России.

Напомним, президент РФ Дмитрий Медведев подписал Указ о создании в России вместо шести военных округов четырёх, впоследствии преобразованных в объединенные стратегические командования (ОСК).

После 1 декабря 2010 года, когда будет ликвидирован Сибирский военный округ, 29-я общевойсковая армия, которая входит в состав Восточного военного округа, примет в свой состав все войска, дислоцированные на территории Забайкальского края.


Андрей Белокопытов, «Экстра», №47



О происшествии на борту самолёта Ан-24РВ, когда 21 октября в пилотской кабине вылетело стекло, подробно в «Экстре» рассказывает Алексей Будько. «В кабине заметно посвежело. Особого холода мы не почувствовали, поскольку обогреватель продолжал работать, но воздух свежий пошёл. Нас спасло то, что в этот день погода была на редкость тёплой. Температура за бортом была всего минус 12 градусов», — делится ощущениями командир воздушного судна Владимир Верхозин. Профессионализм пилотов помог избежать трагедии.

Прерванный рейс



Как в Чите посадили самолёт с выбитым стеклом.



21 октября в читинском аэропорту приземлился самолёт Ан-24РВ, у которого в пилотской кабине по неизвестной причине вылетело стекло. Краевое управление МЧС, очевидно для того, чтобы успокоить жителей Забайкалья, сообщило об инциденте, как о «посадке самолёта с трещиной на стекле». Между тем произошедшее оказалось гораздо серьёзнее. Самолёт и пассажиров спасли лишь профессиональные действия пилотов.

Хлопок за облаками



Рейс Хабаровск-Благовещенск-Чита-Иркутск в тот день проходил в штатном режиме. Экипаж воздушного судна Ан-24РВ с номером RA-47804 иркутской авиакомпании «ИрАэро» вёл самолёт по заранее проложенному курсу в заоблачной выси. Рейс в тот день обслуживали командир воздушного судна Владимир Верхозин, 2-й пилот Константин Поздняков, штурман Александр Прохоров, бортмеханик Александр Разумовский и бортпроводница Даниэла Можаева. В салоне своими делами занимались 33 пассажира.

Обстановку можно было описать популярным газетным штампом: «Ничто не предвещало беды».

ЧП произошло на границе Амурской области и Забайкальского края, в 90 километрах от Могочи, когда самолёт шёл на высоте 5400 метров. По правому боковому стеклу в кабине пилотов сначала пошла трещина, потом кусок 12-миллиметрового закалённого плексигласа просто выдуло наружу.

— Произошла разгерметизация самолета. Давление резко сравнялось с забортным, произошел резкий и сильный хлопок, — рассказывает командир воздушного судна Владимир Верхозин.

Хлопок вылетевшего стекла был слышен по всему самолету. Бортпроводнице посыпались вопросы о том, что произошло. Она успокоила пассажиров, сказав, что полёт происходит в штатном режиме и ничего страшного на борту не произошло.

Экипаж в это время выводил самолёт на безопасную высоту, где разгерметизация всего салона была уже не страшна. Буквально за 2 минуты борт 47804 «провалился» на два километра вниз, заняв сначала эшелон 3600 метров, а потом уйдя на 3000 метров.

— В кабине заметно посвежело. Особого холода мы не почувствовали, поскольку обогреватель продолжал работать, но воздух свежий пошёл. Нас спасло то, что в этот день погода была на редкость тёплой. Температура за бортом была всего минус 12 градусов. Через разбитое окно вниз улетели наушники, шторка и папка с полётной документацией.

О нештатной ситуации на борту был поставлен в известность аэропорт Читы. Как и положено, туда прибыли пожарные, спасатели и несколько карет скорой помощи. Через 10 минут с запущенными двигателями в аэропорту стоял поисково-спасательный самолёт Ан-26, готовый в случае обострения ситуации немедленно подняться в воздух.

Штатная посадка с внештатными обстоятельствами



К счастью, всё это не потребовалось. Аварийный борт приземлился в Чите в 16 часов местного времени в штатном режиме с опозданием от графика всего на 15 минут.

Пассажиры, большинство из которых летели дальше, в Иркутск, узнав уже на земле о причине ЧП, отнеслись к произошедшему с пониманием. Ни одного отказа от билетов в читинское представительство «ИрАэро» не поступило.

Домой пассажиры борта 47804 вылетели уже через три часа. За ними пришёл другой Ан-24 иркутского авиаперевозчика, закончивший рейс Новосибирск-Улан-Удэ.

Для расследования причин инцидента была создана специальная комиссия под эгидой Восточно-Сибирского управления Государственного авиационного надзора. Осколки стекла были направлены на экспертизу для установления причин произошедшего. Удивительно, что это произошло на самолёте, который меньше года прошёл глубокий капитальный ремонт.

— Я хоть и летаю уже 24 года, но назвать даже приблизительную причину, по которой у самолёта вылетело стекло, рассчитанное на колоссальные нагрузки, затрудняюсь. Да и вообще, пусть этим специалисты занимаются, — философски отмечает Владимир Верхозин.

22 октября в Читу из Иркутска прилетели авиационные техники и привезли с собой новое стекло. Ещё через день экипаж поднял самолёт в воздух и вылетел к себе на родину. Практически сразу борт 47804 вернулся на рейс Иркутск-Хабаровск. Воздушная драма 21 октября стала историей. И только коллеги дружески подтрунивают на экипажем «безстекольного» Ан-24-го: «Научите проветривать кабину».


Алексей Будько, «Экстра», №47



В «Забайкальском рабочем» Надежда Медведкова выясняет, как обстоят дела с искусством граффити в Чите и знакомит читателей с историей «урбанистического арта». Оказывается, Виктора Гюго на написание «Собора Парижской Богоматери» вдохновило начертанное на стене в соборе слово «рок» — своеобразное граффити прошлого. Жаль, корреспондент не уточняет, где можно наглядно познакомиться с творчеством основателя школы граффити в Чите Алексея Литвинца.

Урбанистический холст – стена



Оборванный кусок обоев, из-под которого виднеется грязно-белого цвета стена. Мне этот кусок в углу за кроватью в детстве казался удобным местом для «увековечивания» облаков и солнца. Я брала карандаши и рисовала украдкой свой пейзаж. Думаю, такие задумки приходили в детстве каждому. Любой из нас может вспомнить момент, когда он брал в руки мел и что-нибудь выводил на стене, или ловил себя на мысли оставить след в истории наскальной живописи. У кого-то это желание прошло со временем, а для кого-то стало настоящим искусством, которое он с удовольствием привносит в жизнь.



С украшения вагонов – до наших дней



Квадратные метры кирпича и бетона во всех городах стали полотном искусства для райтеров (мастеров граффити), которые возвели баллончик краски до уровня кисти.

Граффити как искусство улиц родилось в Нью-Йорке в 60-х годах прошлого века. Хотя первые надписи и рисунки на стенах (от итал. graffiare – царапать) в первоначальном значении сатирического и карикатурного характера были обнаружены ещё на античных памятниках и древних сосудах. Граффити заинтересовало многих художников, стремившихся освободиться от условностей и стереотипов. Работы Джоана Миро и Пауля Клее близки по стилю «картинам» уличного творчества. Пикассо ценил в граффити «предельный лаконизм, использование минимального количества графических элементов для обозначения лица, фигуры человека». Слово «рок» (в смысле, «судьба»), начертанное по-гречески на стене Собора Парижской богоматери, сподвигло Виктора Гюго на написание знаменитого романа. Нечто подобное встречается и в пещерах древних людей, а также в Египте и Греции. Американские индейцы (племена майя) также увлекались росписью плоских поверхностей.
Сегодня граффити ассоциируется, в первую очередь, с альтернативной формой городской культуры. Не стоит путать уличное искусство с надписями на заборах и стенах типа «Доброе утро, солнце» или «Коля классный чувак» — это всего лишь послания, в большинстве своём вандализм.

Вернёмся к истории, то есть, к Нью-Йорку, ведь именно там зародилось граффити как новая культурная волна со своей техникой, стилями и слэнгом. Первым райтером, которому в 1971 году была посвящена газетная статья в «Нью-Йорк Таймс» под заголовком «Таки вызвал волну последователей», стал TAKI 183. Это был подросток из района Вашингтон Хайтс в Манхэттене. Его тэг (стилизованный «автограф», или авторский логотип) TAKI 183 состоял из его имени Деметриус (Деметраки – Таки) и номера улицы, на которой он жил – 183. Таки подрабатывал курьером, поэтому ему приходилось часто ездить на метро. Куда бы он ни ездил, всюду оставлял свои тэги (это напоминает нашего Васю/Колю или ещё кого-нибудь, кто пишет, что он «был здесь»).

Потом молодые люди подхватили это и начали оставлять на стенах свой след заковыристым шрифтом. Создавались своеобразные команды, которые расписывали стены, заборы, мусорные баки и мосты. Затем райтеры стали спускаться в подземки и украшать поезда. Юные творцы забирались в отстойники, и наутро поезда выходили оттуда «обновлёнными».

Граффити обрело скорость. Оно стало мобильным и отныне не ограничивалось стенами школ и туалетов. Послание, начертанное на вагоне подземки, могли увидеть в разных районах многомиллионного города. В 1975 году глазам удивленной публики предстало «полотно» размером в целый вагон, а год спустя – с состав. Властям все это пришлось не по нраву, и в середине 80-х «подземное» начальство выжило «вагонных художников» из своих владений.

Но, как мы можем убедиться, они существуют и сегодня. Непонимание и гнев властей не привело к полному уничтожению искусства улиц. Граффити украшают урбанистическую жизнь. Стараниями райтеров граффити не только используются на внешнем облике города, но и в клипах, оформлении клубов, дискотек и журналов. Разрисовывать ночные клубы или делать декорации для видеоклипов – это для граффитчика не только возможность привносить красоту, но и шанс получать за это вознаграждение.

Что касается граффити в России, то первые серьёзные отечественные рисунки на стенах начали появляться в середине 90-х, одновременно с модой на брейк-данс. И это вполне естественно, ведь и то и другое – часть хип-хоп-культуры. В это время по стране волной прокатились break-фестивали. Декорации к ним доверили оформлять первым райтерам, которые, несмотря на свою незрелость, при помощи баллонов с автоэмалью просто творили чудеса.

В России Закон не запрещает это искусство, однако отношение к нему у населения преимущественно негативное. Как сложится история этого движения в столице нашего края, мы с вами ещё сможем понаблюдать, а вот о том, что оно собой представляет на данном этапе, попытаемся узнать, поговорив с одним из представителей урбанистического арта в Чите.

На волне хип-хопа



Основатель школы граффити в Чите Алексей Литвинец (Acsel) рассказал нам о том, какие стены самые привлекательные для райтеров и почему он выбрал каменный холст для своего искусства.

Acsel рисует с детства. В пятилетнем возрасте оставил на стене свой первый рисунок в доме его бабушки.

— Я забрался на комод, взял мелки и разрисовал в яркие цвета обои и потолок. Бабушка очень сильно ругалась: «Больше так не делай!», — улыбаясь, вспоминает детство Алексей.

Напутствия бабушки отвлекли юного художника, он перешёл на обычные листы бумаги, завёл тетрадь, в которой делал зарисовки. Не имея художественного образования, рисовал то, что приходило ему в голову. Но со временем бабушкино «не делай так» позабылось, и в 2005 году, когда он гулял по микрорайону Северный с баллончиками краски в сумке, Алексею пришла мысль украсить попавшуюся на глаза серую невзрачную стену.

— Это были невразумительные рисунки, как и у всех начинающих. В то время меня привлекал хип-хоп, и я хотел быть полностью на его волне, — вспоминает молодой человек. – Граффити является одним из ответвлений уличной культуры. Рисуя, ты как бы погружаешься в волну хип-хопа. С другой стороны, граффити – это один из способов самовыражения. А стена – полотно для выражения своих эмоций, чувств, настроения, это полотно хип-хопа. Город должен быть ярким – это цель граффитчиков.

Граффити, по мнению Алексея, — это отдушина для художника. Настроение, изображённое на стене, — это настроение райтера. Город – большой поток эмоций, и граффити способны отразить настроение каждого.

Рисунки он придумывает сам. На его творение большое влияние оказывают работы уже известных в кругу граффитчиков мастеров уличного искусства.

— Смотришь на них и учишься, — говорит Алексей. – В граффити много различных стилей, да и у каждого человека тоже есть свой стиль. Я пытаюсь попробовать всё в поисках своего. Пока не могу сказать, что у меня есть свой стиль, в котором работаю.

Лучше всего нашему художнику рисуется в дневное время, несмотря на то, что многие прохожие на это реагируют отрицательно.
— Если стена «легальная», то без проблем можно работать баллончиком, а если «нелегальная», то люди возмущаются, что неудивительно. В Чите с пониманием граффити проблема: люди не знают, что это такое, что оно означает. В основном это относится к пожилым, им непривычно видеть яркие непонятные каракули на стенах, их это пугает.

Влияние города на граффити



Каменные и кирпичные стены вызывают у Алексея желание творчески преобразовать квадратные метры. Хотя среди граффитчиков есть и табу, которое не позволяет осуществлять это желание на памятниках, зданиях, представляющих историческую ценность, на фасадах административных зданий, а также уважающие себя райтеры не рисуют на машинах и на работах других художников.

— Рисовать на таких площадках – вандализм. Мы к этому относимся с презрением. Так же непонятны надписи типа «Здесь был Коля» — это уродование города.

В Чите уличное искусство находится на начальном уровне.

— У нас в городе всё плохо с искусством граффити. Я даже не могу, если честно, выделить какую-нибудь работу. Я знаю всего четырёх художников, которые активно этим занимаются с 2009 года. Причин, почему в Чите на таком уровне находится граффити, много. Во-первых, заниматься этим сложно, нужны деньги на краску, которую опять же нельзя найти в городе. Спасение – Интернет. Во-вторых, нужно решать вопрос о легальности или нелегальности стены. У нас нет даже площадки, специально отведенной под граффити. Понимание окружающих тоже влияет, вернее, непонимание. Хотя, знаете, в последнее время молодёжь стала к этому тянуться, шаги к развитию есть.

Огромный вклад в это развитие, безусловно, внёс наш герой – он создал собственную школу уличного искусства.

— Всем, кто хочет заняться граффити, для начала нужно понять, что это такое, прочитать историю, понять, почему люди этим занимаются и для чего. Затем уже брать карандаш с листочком и делать наброски, зарисовки, — говорит Литвинец. – Я, к примеру, когда учился, брал чужие работы и срисовывал их на листочек, пока со временем не наработал желаемые формы, которые стал видоизменять под что-то своё. С этого и само по себе началось «накручивание» собственного подчерка. Нужно разрисоваться, набить руку, а потом пускаться на украшение урбана. А дальше принцип таков: чем больше работаешь с баллоном, тем больше опыта.


Надежда Медведкова, «Забайкальский рабочий», №221



Село Беклемишево вновь попало в краевые СМИ и снова со строительством, на этот раз не храма – в хозяйстве завершается строительство современного телятника на 500 голов. «Новый телятник будет автоматизирован. Навозоудаление, подача воды, кормов – на этих участках труд человека заменит машина. Цена вопроса – порядка семи миллионов рублей», — рассказывает о нём «Забайкальскому рабочему» директор предприятия Анатолий Холмогоров.

День простоять да ночь продержаться



Далеко сегодня разносится стук молотков и шум бензопил в коллективном хозяйстве «Беклемишевское». Здесь идёт к завершению строительство телятника, рассчитанного на 500 голов.



— Раньше на этом месте, — рассказывает директор предприятия Анатолий Данилович Холмогоров, — телятник стоял. Но в 2007 году рука варвара и завистника не пощадила строение, и он был сожжён дотла. Что пришлось пережить коллективу, пришедшему на пепелище, и животным, оставшимся без крыши над головой, остаётся только догадываться.

Три года телята ютились вместе со взрослым стадом, испытывали неудобства и работники предприятия.

— Новый телятник, — замечает Анатолий Данилович, — будет автоматизирован. Навозоудаление, подача воды, кормов – на этих участках труд человека заменит машина. Цена вопроса – порядка семи миллионов рублей. Спасибо губернатору, средства были выделены из губернаторского фонда непредвиденных расходов.

Озвучивая эти факты, Анатолий Данилович с тревогой поглядывает в небо: по информации синоптиков, ожидается похолодание и резкое ухудшение погоды. На небесную канцелярию, говорит он, давно уже нет надежды. Пример: невероятно сложные погодные условия и небывалое обилие снега прошлой зимы. Кстати, и они не помешали коллективному предприятию «Беклемишевское» провести зимовку без потерь.

Своего сена не хватило, его привозили не только из соседней Бурятии, но и из Нерчинска и Приаргунска.

— Содержишь животных, нельзя их пускать на погибель. Падёж нельзя допускать, — говорит Анатолий Данилович.

Хорошо здесь помнят и 2005 год, когда выпавший в августе снег разом погубил три четверти урожая, В тот год руководитель ПК «Беклемишевское» с полным основанием мог рассчитывать, что стадо в 6 тысяч голов крупного рогатого скота кормами будет обеспечено. Но собрать успели лишь четвертую часть урожая.

Сегодня стадо КРС около 5 тысяч голов, есть небольшой гурт овец. В зимовку животные идут с кормами, однако по осени посевы не вызрели, и пришлось всё сложить в силосные ямы. В целом, по словам директора, в хозяйстве год от года теряются племенные качества животных, падает их продуктивность: привесы, надои. А если к этому добавить такую острейшую проблему, как отсутствие современной техники, картина совсем получается нерадостная.

В этих условиях, говорит Анатолий Данилович, всё труднее держаться на плаву, выдавать на-гора продукцию. А она, в свою очередь, в полном объёме идёт в переработку на Читинский молкомбинат. В год КП «Беклемишевское» сдаёт три тысячи тонн молока. И если эта молочная река иссякнет, Забайкалье полностью перейдёт на молочку, произведённую в других регионах.

— Этого допустить нельзя, убежден Анатолий Холмогоров. Но и особых перспектив в обозримом будущем директор не видит. Те пять процентов от себестоимости продукции – именно столько сегодня, по оценкам специалистов, вкладывает государство в развитие животноводства, он считает мизером. На сельское хозяйство из бюджета края выделено лишь 300 миллионов рублей. Это в два раза меньше, чем в прошлом. Отсюда и изменения в субсидировании, которые, по мнению Анатолия Даниловича, негативно скажутся на экономике предприятия.

Выход из ситуации специалисты краевого минсельхоза видят в постепенном улучшении породы, хотя бы путём искусственного оплодотворения. Важен и переход на новую систему кормления, где, кроме сена, будут фигурировать и витаминно-минеральные комплексы.

Но на это снова нужны средства, а их сегодня в хозяйстве нет. Здесь давно уже живут по принципу: день простоять да ночь продержаться.


Анатолий Квасов, «Забайкальский рабочий», №224



«И вот, когда жареный (свежемороженый) петух уже заходит на посадку, спасая свои ж…железные нервы и трубы, компания пошла по пути шантажа: не будет денег – не будет тепла», — Борис Ветров в «Вечорке» красочно обрисовывает состояние теплотрасс в краевой столице и кошельков управляющих компанией ТГК-14. Картина, и впрямь интересная, предназначается новому полпреду президента в Сибирском федеральном округе – Виктора Толоконского.

Добро пожаловать, господин Толоконский!



Ах, какой пассаж! – так и хочется воскликнуть вслед за гоголевскими барышнями. Как некстати рвануло теплотрассу поздно вечером 22 ноября на улице Красноармейской. Без тепла и горячей воды остались 80 жилых домов, 12 медицинских учреждений, несколько детских садов и лицей.



А ведь ровно год назад именно в этом месте город уже имел техногенную катастрофу районного масштаба. Затем всё лето и осень рабочие ТГК вели тяжёлые и продолжительные бои в окопах реставрируемых теплотрасс. Сейчас думаешь – лучше б они выкопали такую могилу, которая исправила бы всех горбатых главарей в банде под названием «Черная ТГКошка».

Хотя на самом деле не смешно. Уехавший не так давно в цивилизованный Красноярск мой коллега и приятель журналист Женька Буханцев сказал: «Я уехал, потому что этой зимой Чита может повторить участь Борзи. Будет этакая Борзя -2». Ох, не эти бы слова Богу в уши, но если кто-то уж послал дурака ему молиться, то лоб он разобьёт не только себе.

На прошлой неделе в краевом законодательном собрании генеральный директор ТГК-14 Васильчук имел весьма бледный вид, попав под перекрёстный допрос вменяемых депутатов, у которых душа болит не только за свет и тепло в своих домах. В частности, Сергей Белоногов, возглавляющий завод горного оборудования и поэтому имеющий представление о теплоснабжении, задал несколько вопросов, на которые главный теплотехник не смог ответить. А ведь совсем незадолго до этого он осмелился попросить из краевого бюджета 50 миллионов рублей. Причём сделал это, тонко намекая на толстые обстоятельства толщиной с трубу теплотрассы. А обстоятельства таковы: не будет денег – могут полететь внутриквартальные сети. И это при том, что согласно финансовому отчёту, только на благотворительность в 2009 году ТГК потратила 56 миллионов рублей. Тех самых рублей, которые отрывают от своих жидких бюджетов большинство забайкальских семей и клянут словами благодарности мудрое руководство, узнав об очередном повышении тарифов.

Вообще, ситуация напоминает какой-то порнографический паноптикум. Всё лето рабочие копали, варили, соединяли и укладывали. А потом, как у Жванецкого: включили – не работает. Ближе к началу холодов руководство ТГК стыдливо призналось ещё в одном девичьем грешке. Если температуру теплоносителя повысить с нынешних 90 до необходимых 130 градусов, то теплосети просто разорвёт к ядрёной матери. Но при этом оно, опять же руководство, стыдливо умалчивает, что оплата за предоставленные половинчатые услуги взимается в полном объёме, и упаси Бог (вот это бы ему в уши сейчас) задолжать могущественной «банде». Карательные санкции последуют моментально.

Правда, временами правосудие заступается и за простых смертных. Недавно суд, с подачи управления Роспотребнадзора, обязал ТГК повысить температуру горячей воды в доме № 16 по улице Красной Звезды. Но пока это единственная «болевая точка», которая подверглась терапии. Но и тут тепловики собираются подать апелляцию. Апеллировать же будут опять к изношенным сетям, на ремонт которых денег нет. Тех денег, которые никак не хотят дать нехорошие депутаты. А может, и правда – откуда взяться им, денежкам, если энергетики, начиная с верховной кучки менеджеров, денно и нощно вкалывают на благо региона, затянув пояса верности своему долгу и перебиваясь с хлеба на чуть тёплую воду, которая сегодня бежит из кранов в большинстве квартир Читы.

Так ведь нет. По подсчётам независимых экспертов, содержание всех этих верхушечных иногородних придатков обходится компании в …120 миллионов рублей в год. Пресса уже неоднократно писала об аренде квартир за 50 000 в месяц, о двухмиллионных джипах, о жёнах-сёстрах-любовницах, устроенных на работу на нехилые зарплаты. О бесконечных полётах бизнес-классом в Москву и прочих безумных тратах, несовместимых с жизнедеятельностью теплородного забайкальского органа. А значительную часть времени аппарат ТГК тратил не только на воплощение в жизнь неосязаемых пока инвестиционных проектов, но и на борьбу со СМИ. В частности, с информационным агентством Чита.Ру. В течение нескольких месяцев, в ответ на объективную публикацию про положение дел в ТГК, топ-менеджеры с настойчивостью Паниковского канючили: дай миллион, дай миллион! В такую сумму оценили они компенсацию нанесённого им некоего морального вреда.

К счастью, в этот раз суд вынес объективное решение, отказав в иске униженным и оскорблённым. Позицию исполнительной власти уже надоело сравнивать со страусом, прячущим голову в песке. Уже пора понять, что нет никакого песка. Есть бетонный пол, и каждый раз, стараясь спрятаться от очевидных проблем, влекущих за собой катастрофу, можно просто отбить у себя умение мыслить по-государственному. Останется только, улыбаясь, вести пустопорожние разговоры с экранов телевизоров да гонять шайбу по льду. Благо, льда в городе скоро может оказаться предостаточно.

Между тем, при сумасшедших тратах на обеспечение собственного комфортного труда и быта, в течение двух лет ТГК не вложила ни рубля в обновление изношенного оборудования. И вот, когда жареный (свежемороженый) петух уже заходит на посадку, спасая свои ж…железные нервы и трубы, компания пошла по пути шантажа: не будет денег – не будет тепла.

А вот в соседней Бурятии компания ведёт себя совсем по-иному. Там в реконструкцию уже вложено 3 миллиарда рублей. Там активно осваиваются угольные месторождения (кстати, деньги на это вытягиваются, по сути, из карманов забайкальцев). Очевидно, президента Бурятии Васильчук уважает не пример больше, чем… сами знаете кого. И остаётся нам вместо хлеба-соли подносить представителю президента порванную теплотрассу. Добро пожаловать, господин Толоконский!


Борис Ветров, «Вечорка», №27 (48)



НазадВперёд
4 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А почему никак не награждают или хотя бы как нибудь отмечают действия экипажа самолета приземлившегося без стекла

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Позвонил председатель жилтоварищества. Предупредить, что лифт будет работать теперь не круглосуточно. На мой вопрос ответил, что в последнее время группа лиц ночами чинит в лифтах беспорядки и шабаши на верхних этажах, и что поделать с ними, мол, ничего не нельзя. Рассказал еще, что на днях в соседнем подъезде нападению едва не подверглась маленькая девочка – ее отец успел вовремя прийти на помощь.

Повеяло какой-то дурной, мрачной достоевщиной… И это в центре города! А что же на окраинах? 10 пожаров с начала зимы в одном районе – и только скучная телевизионная статистика МЧС в ответ. Журналистов это уже даже не беспокоит – привыкли. Комфортная формулировка, вызывающая зевоту: небрежное обращение с огнем. Хотя без прикрас ситуация выглядит так: мертвецки пьяные скоты оставляют без жилья соседей…

Одни добрые люди по вечерам месят друг друга у каких-то свидригайловских забегаловок, а в восемь утра пьют вместе пиво на остановках. Другим кажется, что я все время с кем-то разговариваю – они искренне удивляются, почему это мне не нужны их комментарии? Хотя я никогда не спрашивал, хорошо ли вам слышно меня, бандерлоги? Я прекрасно знаю ответ: все, что я пишу, прочитывается в среднем 900 раз. Да и о чем говорить, к примеру, с человеком, в качестве аватарки использующим фотографию террориста, повинного в смерти тысяч людей? О Российской государственности разве?.. Тут совершеннейшая клиника…

Третьи, не сумев договориться о подрядах на ремонтные работы, будучи не только неконкурентоспособными, но и успев развалить и обескровить собственное предприятие, лезут на трибуны с какой-то вымученной критикой. Четвертые, находясь уже под следствием, вместо того чтобы искать пути компромисса, тщатся продлить свою агонию и все дальше загоняют в банкротство подведомственный им сектор реальной экономики…

СКАЖИТЕ МНЕ: что у этих людей в головах вместо мозгов? Мне кажется – два, максимум три пустых пластмассовых шарика, которые катаются внутри узкого пространства и изредка, не часто сталкиваются.

«…я видел многое, но это был ТОП-ten».

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Всё правильно. Мы - плохие. Только кто нас всему этому научил? Из учителей и из взрослых есть только единицы готовые подать хороший пример и заразить энтузиазмом и интересом к чему либо. Остальные могут лишь сидеть и писать статьи о вечной теме Отцов и детей.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да. Вот вы следили за какой-то школой и что вы получили с этого??? Уважение, награду или почёт? А то что вы всяко разно оскарбили невинных людей Вас не волнует? И что-же вы этим всем доказали показали? Задумайтесь!