Р!
31 ИЮЛЯ 2021
30 июля 2021

Филармония без семечек и шкатулка-храм на заказ - в обзоре краевых СМИ

Что такое ОНК, как она справляется со своими обязанностями в Забайкальском крае, и с какими основными проблемами приходится сталкиваться, — об этом беседует Саянэ Балданова с председателем региональной ОНК. «В 2010-м члены общественной наблюдательной комиссии проверили 22 из 32 мест принудительного содержания, находящихся в ведении Министерства внутренних дел России, и 8 из 12 мест принудительного содержания, находящихся в ведении Федеральной службы исполнения наказаний. Мы беседовали с арестованными и осуждёнными, знакомились с необходимой документацией, проверяли состояние различных помещений, деятельность всех служб», — рассказывает о деятельности комиссии Цырен Дондоков.

Забайкальская ОНК ждёт пополнения



Общественным наблюдателям не на чем добираться до колоний. С 2008 года в России действует закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Согласно этому документу, в январе 2010 года общественная наблюдательная комиссия (ОНК) была сформирована и в Забайкальском крае. Только вот работать «народным контролёрам» пришлось в урезанном составе: Российская общественная палата на эти должности одобрила кандидатуры только троих забайкальцев.



О том, как малыми силами правозащитники справлялись с большими задачами, «ЗР» рассказал председатель региональной ОНК Цырен Дондоков.

— Цырен Сономович, в начале года была создана и приступила к работе забайкальская ОНК. Организационный этап прошёл, можно подвести некоторые итоги деятельности. С какими результатами завершаете год?

— За этот год мы проделали, несомненно, большой объём работы. В 2010-м члены общественной наблюдательной комиссии проверили 22 из 32 мест принудительного содержания, находящихся в ведении Министерства внутренних дел России, и 8 из 12 мест принудительного содержания, находящихся в ведении Федеральной службы исполнения наказаний. Мы беседовали с арестованными и осуждёнными, знакомились с необходимой документацией, проверяли состояние различных помещений, деятельность всех служб. По результатам посещений были подготовлены рекомендации и предложения по совершенствованию работы администраций мест принудительного содержания. В течение года члены региональной ОНК принимали также участие в работе Общественного совета по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы, созданного при УФСИН России по Забайкальскому краю, участвовали в заседании межведомственной комиссии по профилактике преступлений и иных правонарушений, созданной при губернаторе края.

— С каким трудностями вам пришлось столкнуться?

— Проблема, с которой мы в своей работе сталкиваемся чаще всего, — это отсутствие транспорта. Подлежащие проверке объекты находятся на достаточно большом расстоянии от краевого центра, и отсутствие транспорта не всегда позволяет в полном объёме решать стоящие перед комиссией задачи.

Другая проблема – небольшое количество членов общественной наблюдательной комиссии (нас всего трое). Но, скорее всего, эта трудность – временная. На сегодняшний день в Общественную палату РФ направлен список из пяти кандидатов в региональный состав комиссии. Надеюсь, что вскоре ОНК пополнится новыми достойными людьми.

— Органы исполнительной власти субъекта, общественные организациями оказывают вам какую-либо помощь?

— Да, помощь оказывается, но не в той мере, в какой бы нам хотелось. Мы связываем это, прежде всего, с тем, что общественная наблюдательная комиссия является довольно молодым институтом по защите прав человека, и мы ещё не наладили связи со всеми организациями, имеющими силы и средства. Но главное – мы не видим желания помочь нам в осуществлении контроля за соблюдением прав лиц, находящихся в местах принудительного содержания.

— Как, на ваш взгляд, можно улучшить работу комиссии?

— Для совершенствования работы общественной наблюдательной комиссии, во-первых, необходимо увеличить её состав, т.к. на территории нашего края находится большое количество учреждений уголовно-исполнительной системы, и уделять должное внимание каждому на сегодняшний день физически невозможно. Во-вторых, нужно решать вопрос с предоставлением транспорта или возмещением средств, затраченных на дорогу. Также необходимо, чтобы администрация субъекта выделила помещение, в котором мы бы могли проводить свои заседания, решать текущие вопросы. Всё это может повысить эффективность работы общественной наблюдательной комиссии в несколько раз.

— Каковы ваши планы на будущий год?

— В следующем году планируем продолжить сотрудничать с администрациями мест принудительного содержания, с органами государственной власти субъектов и общественными объединениями. Члены комиссии будут осуществлять приём по личным вопросам лиц, родственники которых находятся в местах принудительного содержания. В 2011 году мы хотим уделить особое внимание социальной адаптации несовершеннолетних осуждённых, освобождаемых из исправительных учреждений. Также мы рассчитываем вовлечь в сферу деятельности комиссии дисциплинарные воинские части и начать работу с Управлением ФСБ по Забайкальскому краю.


Саянэ Балданова, «Забайкальский рабочий», №254



Бесконечно хороши в «АиФе-Забайкалье» воспоминания Геннадия Богданова о жизни в школьном интернате села Копунь Шелопугинского района. С любовью прописан воспитатель интерната — Филипп Филиппович: «Имея не меньше аршина росту, ходил ссутулившись. Сказывались фронтовая привычка пригибаться к земле, чтобы голова сохраннее была. А может, в Вале всё дело, которую любил самозабвенно, она миниатюрностью своей вынуждала складываться пополам». «Ещё каждый интернатовец заранее предвкушал содержимое кулёчка конфет, в котором, — о прелесть! — в иные годы обнаруживался настоящий апельсин. Оранжевый, пахнущий так, что слюна не умещалась во рту», — красочно и вкусно переданы все подробности интернатской действительности.

В ожидании Нового года



там, где осталось детство…



В далёкие годы воспитателем школьного интерната в с. Копунь, что в Шелопугинском районе, был Филипп Филиппович.



Сыновья полка Филиппова



Своё образование получил на войне. К демобилизации имел мелкий офицерский чин и желание послужить там, где сгодились бы навыки младшего командира. К тому времени появилась ещё одна причина прибиться к школе, он счастливо обзавелся семьёй в лице русоведа Валентины Михайловны.

Имея не меньше аршина росту, ходил ссутулившись. Сказывались фронтовая привычка пригибаться к земле, чтобы голова сохраннее была. А может, в Вале всё дело, которую любил самозабвенно, она миниатюрностью своей вынуждала складываться пополам.

Имел Филипп Филиппович один несомненный педагогический талант: слов говорил мало, строго по делу, зато сердце источало любовь и заботу. Этого было достаточно, чтобы ладить со всем интернатом.

В просторном пятистенке, разделённом надвое, обитала ребятня соседних деревень, где весь курс наук ограничивался начальной школой. Поэтому сюда, в Копунь, и стекалась охочая до учёбы мелюзга.

Деревянное здание интерната строилось по житейским меркам – послевоенные годы, заделывая бреши, всегда урожайнее на будущих солдат и пахарей. Поэтому мужская половина была заметно больше пискляво-девичьей.

Даже печи, на которых интернатовские самостоятельно готовили обеды и ужины, были разные. Предметом гордости мальчишек была длинная плита, на которой умещалась вся наличная посуда. Зато девчонки кооперировались, экономили таким нехитрым способом продукты и разнообразили меню. По существу это была школа на выживание и каждому, как оказалось, пошла впрок.

Филипп Филиппович не докучал своим присутствием. Привыкшие к каждодневному крестьянскому труду школяры и к учёбе относились соответственно. Тем более, что после выполненных заданий ожидало повальное увлечение лыжами. Когда и это приедалось, все отправлялись рыть в сугробах лабиринты и пещеры.

Долгожданный подарок



Размеренная жизнь интерната несколько нарушалась с приближением зимних каникул. Вовсе не потому, что ребятня по мамкам да младшим братишкам – сестрёнкам соскучилась. Школьные годы – это тот возраст, когда каждый себе Вселенная. Трепет душевный в большей степени вызывало наступление Нового года. Нарядная ёлка, гирлянды, звуки баяна, зовущие сбиваться в хороводы. Звонкая атмосфера викторин, забавных состязаний. Скромных и поэтому, быть может, очень значимых подарков.

Ещё каждый интернатовец заранее предвкушал содержимое кулёчка конфет, в котором, — о прелесть! — в иные годы обнаруживался настоящий апельсин. Оранжевый, пахнущий так, что слюна не умещалась во рту.

Конфеток, особливо шоколадных, деревенская юная рать мало вкушала по причине бедности. А тут тебе как награда за упорство в учебе, а, бывало, и наоборот – целый килограмм, а то и два. Этакое богатство при хорошем раскладе на все случаи жизни хватит. Бабушке к чаю, младшим сестрёнкам, Тузику (чтобы никто не видел) и себе, любимому, полный, оттопыренный карман.

Сон в предпраздничную ночь



Обычно крепко, без задних ног спит интернат. Чем ближе каникулы, тем сквернее сон. По традиции от старших классов втихомолку запасается беспокойное племя – зубной пастой, сапожной ваксой, чернила тоже вход пойдут. И горе тому, кто раньше других в глубокий сон погрузится. Утром интернат покатывается со смеху. У кого усы на цыплячьи шеи сбегают, у других боевая индейская раскраска. Словом, кто во что горазд.

Вот они, друзья моих школьных лет, раскинулись на белоснежных простынях. Витька Побежимов, упрямец, которому суждено стать серьёзным сельским руководителем. Володька Колядин из Ишикана, степенный малый, он остался таким и в будущем. Беспокойно ворочается во сне Васька Белоносов, неугомонный, он и спящий мчится куда-то.

Не хочется спать и мне. Мерцающее сознание то уносит к истокам родной деревни, которая зачиналась столетия назад, то отправляет в лето, пахнущее свежим сеном. Неожиданно подле уха раздается тонкий писк, а, затем в ухо тыкается мокрый нос мышонка. Значит, и ему холодно в остывающей комнате интерната.

Стало быть, Новый год на носу, а зима в самом разгаре…


Геннадий Богданов, «АиФ-Забайкалье», №52



«Ветеран местного движения КВН и родоначальник ночных клубов Читы» Юрий Юрманов в «Читинском обозрении» объясняет, почему, сменив «место жительства, филармония тут же стала одной из ведущих концертных площадок города», возникла группа «Поющие трусы», а симфонический оркестр пока только фантастика для Забайкальского. «Задача шоу-бизнеса – развлекать народ. А первостепенная задача филармонии – просвещать аудиторию академическим музыкальным искусством, — высказывает мнение собеседник Ивана Томских. — Народ устал от шоу, которые заполонили наше телевидение».

Юрий Юрманов: «В нашу филармонию с семечками не ходят»



Его называют ветераном местного движения КВН и одним из родоначальников ночных клубов Читы. Компьютерный игроман, он ценит живое общение с друзьями, имена которых уже не вмещает сайт «Одноклассники». В молодости он писал песни, а сегодня – книгу, которая обязательно станет бестселлером. Собеседник «ЧО» — заместитель директора Забайкальской краевой филармонии Юрий Юрманов, известный многим читинцам как Юрмас.



— Долгое время Вы находились в сердце российского шоу-бизнеса – Москве. Почему вернулись в Читу?



— Когда я был курсантом красноярского военного училища, писал песни для местной группы «Ноябрьский день». Позже работал в Бакинском клубе. Потом в моей жизни появилась московская сеть ночных клубов «Мегаденс». Столичная жизнь и шоу-бизнес – это не всегда праздник. Бывали дни, когда в кармане только тысяча рублей, когда приходилось ездить в общественном транспорте, а порой передвигаться по Москве пешком, когда дома на кухне кроме килограмма риса и бутылки масла ничего не было…

Кроме того, ночная работа начала сказываться на здоровье. Устраивать отдых другим – значит, самому работать как каторжному. Держать себя в тонусе сложно. В одну ночь приходилось проводить три программы по 2,5 часа каждая, а выходить к аудитории нужно каждый раз с горящими глазами. Был случай, когда работал в Лужниках на празднике столичного мороженого. Даже не предполагал, что в обеденное время вместо 300-400 человек соберётся 20 тысяч человек! Бывали сбои, например, никак не мог запомнить имя тогда мало известной Жасмин, всё время переспрашивал: «Как её зовут-то? Тюльпан?».

— Жаль было расставаться с шоу-бизнесом?



— Конечно. Но, во-первых, я не бизнесмен, могу лишь помочь раскрутить дело. Во-вторых, в жизни настал момент переоценки ценностей. Появилась семья, ребёнок. Неправильно, если твой ребёнок в 16 лет приходит в клуб, а там папа на сцене скачет и заводит толпу. Хотя навыки эти мною не потеряны. А в-третьих, я перестал работать в клубе, но не перестал быть их посетителем.

Сменив шоу-бизнес на филармоническое искусство, придя из частного заведения в государственное учреждение, конечно, я вынужден был перестраивать себя. Начал вставать рано утром, чего не делал раньше, поскольку я «сова». Но ко всем переменам в жизни отношусь спокойно.

— Как только филармония сменила место жительства, тут же стала одной из ведущих концертных площадок города. В чём секрет?



— Просто каждый сотрудник филармонии должным образом выполняет свою работу. Вполне возможно, сказалось появление нового в нашем городе концертного зала – он сделан по современным стандартам. Появилось больше репетиционного места, а это немаловажно для творческого развития артистов. Отрадно осознавать, что на любой концерт краевой филармонии больше не приходится «набивать зал», появилась постоянная зрительская аудитория, которая увлекается серьёзной музыкой.

— Чем нас удивит филармония в ближайшее время?



— В 2011 году нас ждёт беспрецедентный «Цветущий багульник». Ожидаем прибытия мировых звёзд. Радует, что классика стала востребованной. Читинцы порой с ажиотажем заполняют концертный зал, расстраиваются, если не хватает билетов в кассах. Когда в рамках проекта «Академия искусств «Новое передвижничество» к нам приехал талантливейший пианист Владимир Овчинников, он был приятно удивлён культурным уровнем слушателей. В филармонию не ходят c семечками, в телефонах никто не ковыряется.

— Как будет развиваться сама Филармония?



— Сегодня в состав филармонии входят 11 коллективов, это около 50 артистов. Планируем расширяться новыми коллективами. И в первую очередь хочется иметь Забайкальский симфонический оркестр. Пока для этого проекта нет соответствующей базы. Отсутствует школа, где бы готовили музыкантов такого уровня. Чтобы приглашать кого-то из других регионов, нужно создавать особые условия: решать жилищный вопрос, значительно поднимать уровень зарплаты. Для нашего региона эта идея из разряда фантастических.

— Частыми гостями у нас стали звёзды шоу-бизнеса. Трудно организовывать их концерты?



— Трудности связаны с неудобным местоположением Читы. Большие транспортные расходы не дают возможности приглашать звёзд. Другой минус – отсутствие современного звукового оборудования в филармонии, его приходится арендовать.

Чересчур пафосных артистов ещё не было. Борис Гребенщиков дал понять: чем выше звезда, тем она человечнее, без «филиппокских» замашек. После концерта Гребенщиков благодарил персонал техслужбы филармонии. Так же, как и Стас Пьеха. Может, это только питерцам свойственно? Концерт Валерии прошёл с некоторыми техническими шероховатостями, у Иосифа Пригожина был повод поднять шум, но всё разрешилось деликатно.

Бывает, что звезду не устраивают условия проживания в гостинице, питание, транспорт. Иногда дело доходит до абсурда – должно быть строго два литра питьевой воды без газов. Организаторы должны с точностью до буквы выполнять условия технического и бытового «райдера». Усилители и микрофоны должны быть марки не ниже чем, например, «Pioneer» или «Shure». Очень много тонкостей, которые должны быть соблюдены.

Лично меня приятно удивила Валентина Толкунова – своей теплотой, искренностью и любовью к людям. От той гастрольной недели, которую я провёл рядом с ней, остались впечатления на всю жизнь.

— Планирует ли филармония раскручивать звёзд шоу-бизнеса местного формата?



— Для этого нужны баснословные деньги. Задача шоу-бизнеса – развлекать народ. А первостепенная задача филармонии – просвещать аудиторию академическим музыкальным искусством. Мы тоже зарабатываем деньги, но цена билетов на концерты филармонической направленности социальная. И это сделано для того, чтобы у людей была возможность посещать концерты регулярно. Народ устал от шоу, которые заполонили наше телевидение. На этой волне даже появилась девичья группа «Поющие трусы», чьи песни наполнены саркастическим юмором на тему современной поп-музыки. Их песенный стёб – тошнотворная реакция на российский шоу-бизнес.

— Юрий Анатольевич, сильно ли изменился КВН с тех времён, когда в него играли Вы?



— Он стал другим. И это нормально, ведь всё в нашей жизни развивается. Игра стала насыщеннее театральными элементами. Поменялись динамика, стиль. Радует, что в читинском КВНе не звучат шутки «ниже пояса». Прежде чем шутить, надо знать реалии жизни, интересоваться политикой, экономической ситуацией, быть в курсе всех новостей.
Как и во многих вопросах, в КВНе немаловажную роль играют финансы. Порой именно их не хватает читинским командам, чтобы продвигаться в центральных лигах КВН, постоянно участвовать в Сочинском фестивале, чаще «светиться» — чтобы о команде стабильно говорили, обращали на неё внимание.

Мне посчастливилось работать с мэтрами КВНа, которые теперь часто мелькают на экранах. До сих пор дружу с «Детьми лейтенанта Шмидта», «Уральскими пельменями», сборной Санкт-Петербурга – это лучшие команды в истории КВН. А играть в КВН я начал в команде «Парни из Баку», ребята из которой меня и прозвали Юрмасом.

Жаль, что наше телевидение заполонил ширпотребный юмор. Лично я ценю и смотрю три программы: «Прожекторперисхилтон», «Большую разницу» и КВН. Всё остальное – жалкое их подобие.

— Каков в Вашем понимании культурный человек?



— Понятие культуры стало настолько размытым, что даже образованного, начитанного человека порой нельзя назвать культурным. Можно дома читать умные книги, но при этом откровенно хамить в общественном месте, вести себя вызывающе. Можно считать культурным человека, который не матерится, но вспомните народную артистку Фаину Раневскую, которая часто искусно употребляла в своей речи нецензурные выражения. Когда пионеры-тимуровцы пришли к ней домой, помогать, как престарелой, она возмутилась: «Пионэры, возьмитесь за руки и идите в ж…у!». И у кого из нас повернётся язык назвать трижды лауреата Сталинской премии некультурной? Главное – во всём оставаться человеком.


Беседовал Иван Томских, «Читинское обозрение», №53



С одним из забайкальских мастеров, сделавших игрушки для кремлёвской ёлки, удалось поговорить журналисту «Экстры» Юлии Скорняковой. Преподаватель художественной школы Петровск-Забайкальского Сергей Баженов рассказывает изданию, почему не собирается покидать родной город и покупает подарки родным в местном магазине, а не изготавливает самостоятельно. «Такие, при взгляде на которые хочется взять их в руки и почувствовать тепло живого дерева, забайкальского ветра, огромного неба, свободного народа и Мастера, создавших эту красоту», — делится впечатлениями от работ героя публикации Юлия Скорнякова.

Игрушки для Кремля



Забайкальцы делают украшения для главной ёлки страны



Два мастера – Сергей Баженов, преподаватель детской художественной школы города Петровск-Забайкальский, и Саяна Шухэртуева, художник Агинского театра современной драмы и синтеза «Далите» — представили Забайкальский край на главном празднике страны – кремлёвской ёлке. Игрушки, созданные вручную, были отправлены в Москву в начале декабре.



К сожалению, дозвониться до Саяны Шухэртуевой не удалось. В администрации Агинского района попросили перезвонить в администрацию посёлка, а после телефон Саяны, если его верно продиктовали, был выключен.

Сергея Баженова наш звонок «застал» на улице.

— Перезвоните минут через сорок, я буду уже на работе, — попросил Сергей. К тому времени уже не верилось, что материал про забайкальские игрушки будет сдан в номер, и, откладывая разговор менее, чем на час, казалось, что он и вовсе не состоится.
— Алло, — Сергей взял трубку после первого гудка. – Да, время есть. О чём вы хотели спросить?

Об игрушках



На самом деле для кремлёвской ёлки Сергей вырезал из дерева композицию из двух девушек: одну «нарядил» в национальную одежду, другую – в одежду семейских. Эта игрушка стала символом нашего региона, формально объединённого совсем недавно, однако объединяющего культуру двух народов в течение многих веков.

— Конкретно ёлочными игрушками я не занимался, — объясняет мастер. – Мне просто позвонили из края и попросили сделать игрушку на московскую ёлку. Я больше берестой занимаюсь, поэтому и фигурки девушек сделаны из бересты, только головы точёные. Крохотные глаза, губы, носики, — Сергей вытачивал из дерева разве что не под микроскопом, настолько «настоящими» получились игрушечные личики. В последнее время преподаватель художественной школы, кстати, с бересты переключился на резьбу по дереву.

О работе и увлечении



Сергей Баженов преподаёт в художественной школе рисунок, живопись и композицию. И двадцать лет в свободное время занимается техникой плетения из бересты.

— Сейчас сложно сказать, что подтолкнуло, с чего всё началось. Просто было интересно, вот и начал делать туески, тиснения, потом — занялся ещё и росписью, резьбой, — рассказывает Сергей.

Своё увлечение он перенёс и на работу: написал для учеников школы специальную образовательную программу изготовления из бересты. Так увлечение стало любимой работой. Впрочем, они и раньше были неразделимы: со школьных лет Сергею нравилось рисовать. После он поступил в Читу, а потом и в Хабаровск на художественно-графическое отделение института. А ещё позже, держа в руках диплом, вернулся работать в родной город.

Об учениках и чистоте в доме



За годы работы Сергей научил подчинять строгие каноны рисования и черчения творчеству не один десяток мальчишек и девчонок.

— Ученики есть, — отвечает он на вопрос о последователях своего дела, — но они немного в другой области работают. В основном это дизайн одежды.

Он придерживается правила, что знания, которые дают в школе, могут помочь абсолютно во всех видах творчества, потому что, в первую очередь, детей учат не лениться, прислушиваться к себе, работать со своими идеями и воплощать их в жизнь.

Говоря об этом, Сергей произносит: «Кому что положено, то и будет».

— Вы фаталист? — спрашиваю.

— Видимо, фаталист, — улыбается мой собеседник. – Обстоятельства можно изменить, но если кому что предначертано, я думаю, то и будет.

Изменять обстоятельства и переезжать из Петровска с полуразрушенным заводом-гигантом, романтичной Дамской улицей и музеем-острогом декабристов Сергей не собирается.

— Думал ли уехать? Не знаю, вряд ли… Сейчас здесь у меня старенькие родители. Дети уже разъехались, учатся: дочь – в Иркутске, двое сыновей – в педагогическом колледже на отделении физической культуры, жена работает здесь фармацевтом.

Жизнь течёт размеренно и спокойно, а раскрашивать её помогает любимое дело: начиная делать новую вещь, черновую работу Сергей выполняет в мастерской, потом несёт изделие домой и там уже «доводит его до ума», делает начисто.

О заказах и подарках



Сегодня спросом у мастера пользуются берестяные короба, на которых он вырезает картины по забайкальским, как говорит сам, мотивам. Один такой короб вмещает около семи литров объёма, в высоту делается примерно тридцать сантиметров и стоит около пяти тысяч рублей. Очень часто люди просят сделать короб не прямоугольным, как в старину, а овальным.

Не так давно заказ на сувенир – декорированное блюдо с орнаментом, украшенное привязной берестой, — поступил из администрации региона. Насколько известно, эта уникальная работа была подарена губернатору Забайкальского края Равилю Гениатулину.

Ещё один заказчик попросил сделать шкатулку в форме храма с одним куполом. Сергей заказ выполнил.

— Вы сам верующий? – спрашиваю. В телефонной трубке на несколько секунд замирает тишина.

— Пытаюсь к этому прийти, — наконец отвечает Сергей Баженов.

Уже почти год он трудится над шкатулкой в форме храма с пятью куполами, вырезает все мельчайшие детали. Посмеивается: «Надеюсь, скоро доделаю».

О будущем



На вопрос о том, собирается ли он привозить свои изделия в Читу и в другие районы края на продажу, школьный учитель отвечает, что заказов и сегодня хватает, чтобы не стоять на одном месте и бездельничать.

Но некоторые планы на Читу у Баженова всё-таки имеются.

— Есть при отделе культуры точка реализации сувениров. Может быть, через неё. Но всё равно будем выходить на город.

Родных и близких в канун Нового года берестяными и деревянными работами не удивишь – ко всему привыкли, вот и покупает Сергей подарки в самом обычном магазине: то, о чём родной человек мечтает, что пригодится и подарит хорошее настроение.

— Я вам фото своих работ по электронке вышлю, – обещает он в конце разговора. И высылает. Такие, при взгляде на которые хочется взять их в руки и почувствовать тепло живого дерева, забайкальского ветра, огромного неба, свободного народа и Мастера, создавших эту красоту. Такие, при взгляде на которые хочется взять их в руки и почувствовать тепло живого дерева, забайкальского ветра, огромного неба, свободного народа и Мастера, создавших эту красоту. Хотя… вряд ли потом с ней удастся расстаться, оставив на магазинной полке.


Юлия Скорнякова, «Экстра», №52



НазадВперёд
1 отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да у нас в Забайкальском крае уникальная филармония, можно сказать мирового уровня. Многие популярные в мире коллективы даже в подметки не годятся нашим филармоническим коллективам. А руководители филармонии заслуживают звания лауреатов Нобелевской премии. Так держать, чтобы вернуться в каменный век на 200-м.