Р!
02 МАРТА 2021

Читинские «моржи» и лучший забайкальский участковый из Улёт - в обзоре краевых СМИ

«Ещё до революции 1917 года Чита выиграла международный конкурс на строительство трамвайной линии. Пока шли пересуды: нужен ли такой транспорт небольшому городу с горной местностью и узкими улицами, документ лежал под сукном. Так и пролежал. А в 1967 году была поддержана другая идея – построить в Чите троллейбусные линии», — «АиФ — Забайкалье» знакомит своих читателей с историей читинского троллейбуса, которому исполняется 40 лет. На сегодня троллейбусное депо расширилось до службы эксплуатации и кондукторов, медицинского пункта, учебного центра, энергохозяйства, планового отдела и прочего, и, не смотря на проблемы, связанные с изношенностью машин, продолжает работать на благо жителей города.

Самый общественный



Читинскому троллейбусу – 40 лет



Четыре десятилетия назад в Чите было так же, как сейчас – снежно и морозно. Но жизни забайкальцев произошло памятное событие – и улицах появились троллейбусы.

— В советские годы запустить в городе такую машину, что медаль получить! – говорит заведующая музейной комнатой МУП «Читинское троллейбусное управление» Людмила Крюкова.

Остались без трамваев



По краевой столице, вполне возможно, могли бы ездить трамваи. Ещё до революции 1917 года Чита выиграла международный конкурс на строительство трамвайной линии. Пока шли пересуды: нужен ли такой транспорт небольшому городу с горной местностью и узкими улицами, документ лежал под сукном. Так и пролежал. А в 1967 году была поддержана другая идея – построить в Чите троллейбусные линии.

— В феврале 1967 года на пустыре, находящемся в конце улицы Красной Звезды, началось строительство депо, двух подстанций, контактно-кабельных линий и других сооружений, — рассказывает директор МУП «Читинское троллейбусное управление» Анатолий Бурлак. – Проектировал всё Московский институт дорожного строительства, а строили местные специалисты. 16 декабря 1970 года был составлен акт приёмки троллейбусного депо. Через три дня началась обкатка машин. Первая группа водителей обучалась в Новосибирске.

— Мы и кондукторы должны были просто знакомиться с маршрутом, — вспоминает Анатолий Воротынцев, заместитель директора по эксплуатации, а тогда, в 1970 году, один из водителей, кто первым вышел на линию. – Когда проезжали мимо остановки с мёрзнущими людьми, останавливались. Открывали двери, читинцы входили в салон и, благодарные, ехали.

Троллейбус шёл по городским улицам очень тихо. Ребята бежали за ним, а некоторые, изловчившись, запрыгивали за лестницу, расположенную сзади троллейбуса, и катались. Один из таких мальчишек – Александр Сергеев сейчас – водитель-перегонщик депо.

Первые читинские троллейбусы были двухдверные, марки ЗИУ-5. Чите их поставлял Энгельский завод имени Урицкого. Вместительность – 23 сидячих места. Всего же в салон входило 120 человек. Для забайкальцев, привыкших к длинноносым 15-местным автобусам, это был настоящий подарок.

Чуть позже в эксплуатации депо появились трёхдверные ЗИУ-9 того же завода-изготовителя. В то время в читинском депо было 26 машин, а на линию выпускали 15. На маршрут в 13 км их хватало, однако все они шли полные – людям было очень интересно.

В первую пятилетку существования троллейбусного управления было открыто пять линий. Шестую построили в 1995 году. В 1997 году закрыли «четвёрку», которая ходила «Сосновый Бор-вокзал». Был ещё маршрут №7 – «Вокзал — рынок — ЗабВО» — открыт в 1998, а закрыт в 2001 году.

— В 1986 году по Чите ходил, так называемый, сочленённый троллейбус, то есть состоящий из двух салонов и управляемый одним водителем, — рассказывает Анатолий Федосеевич. – Но его быстро сняли с линии из-за сложной манёвренности и увеличения потока автомобилей на дорогах города.

Ощущения потрясающие!



Первыми водителями были исключительно мужчины. Только в марте 1971 года в рейс вышла первая женская группа.

— На сегодняшний день в нашем депо из 245 водителей – 64 женщины, — говорит Елена Климова, водитель троллейбуса первого класса. – Конечно, работа не простая. Особенно, если выходить в первую смену. Утром встаёшь в 4 часа. Пока за рулём – в постоянном напряжении. И всё же ощущения потрясающие! И мужа я встретила здесь же, в депо. Двое сыновей восхищаются моей «неженской» профессией. Ведь я отвечаю за жизнь людей, которые сели в машину. А в час-пик это до 150 человек.

Сегодня коллектив троллейбусного управления, а это 850 человек, гордится своими кадрами. Есть трудовые династии. И нет ни одного руководителя со стороны. Начинали слесарями, водителями, а теперь начальники и заместители. Знают работу, что называется, изнутри. Со дня основания читинского депо в коллективе трудятся пять человек.

За время перестройки троллейбусное депо не только сохранило, но и приумножило свой коллектив. Единственная проблема, которая была и остаётся – изношенность машин. Из 93 троллейбусов 67 эксплуатируются более 10 лет и требуют замены.

В связи с увеличением в Чите личных автомобилей, низкой пропускной способности городских улиц, наложением маршрутов микроавтобусов в троллейбусах снижается пассажиропоток. Идёт рост на электроэнергию, запасные части и материалы.

Однако, несмотря на экономические трудности, это предприятие справляется со своими обязанностями по перевозке забайкальцев и плату за проезд увеличивать не собирается.

70 машин для 75 тысяч



Читинское троллейбусное управление сегодня – это службы эксплуатации и кондукторов, медицинский пункт, учебный центр, энергохозяйство, плановый отдел и многое другое.

Каждый день на городские маршруты выходит 70 машин, в выходные дни не меньше – 55. По приблизительным подсчётам, за один день читинские троллейбусы перевозят порядка 75 тысяч пассажиров, а за год – около 25 миллионов человек.

Самый длинный маршрут у «шестёрки»: Депо-рынок-вокзал-Сосновый Бор, его протяженность 21 км. Самый короткий кругорейс у «пятёрки»: Депо-вокзал – всего 12,75 км.

В планах города – расширение троллейбусной линии. Чтобы проложить её, скажем, до Каштака, требуется по приблизительным подсчётам до 40 миллионов рублей.

— Сумма реальная, — считает Анатолий Бурлак и, пользуясь случаем, поздравляет своих коллег с юбилеем управления: «Гладких дорог, благодарных пассажиров и удачи!».


Елена Лоскутникова, «АиФ-Забайкалье», №1-2



Корреспондент «Читинского обозрения» Мария Пономарёва любуется смелостью читинских «моржей»: «Некоторые женщины окунаются сосредоточенно, плавно выходят и, жмурясь на декабрьском солнышке, обтираются полотенцем. Другие плещутся неистово, из воды вылетают пулей. А уж мужики любят во всей красе себя показать: какие, мол, здоровяки! И действительно, залюбуешься». А руководитель «Родника», преподаватель Читинского мед колледжа Анатолий Хробус даёт рекомендации начинающим закаливающимся. По его мнению, на подготовку к нырянию в прорубь может уйти от полутора до двух месяцев.

Читинским «моржам» и -43 нипочём



Счастье!», «Супер!», «Блаженство!», «Балдёж!»… Если вы соскучились по неподдельному веселью, здоровому азарту, радостям людского братства, наведайтесь к проруби на озере Кенон в районе 15-й школы. Хотя бы просто посмотреть на ныряющих в неё «моржей». А там, того и гляди, и от купания не удержитесь.



Градусники в это субботнее утро зашкаливали: -43. И пока одни читинцы боялись нос из дому высунуть, другие спешили к невзрачному флигельку около школы №15. Здесь «штаб-квартира» читинских моржей – их раздевалка.
Кто, прикрывшись халатом, плащом, в тапочках, а кто и прямо в купальнике, в плавках, босиком, бегут «моржи» на заснеженный берег. В телодвижениях – скованность, на лицах – ожидание. Но вот, кто крестясь, а кто нет, решительно спускаются по лестнице в ледяную воду… Бр-р-р!

Некоторые женщины окунаются сосредоточенно, плавно выходят и, жмурясь на декабрьском солнышке, обтираются полотенцем. Другие плещутся неистово, из воды вылетают пулей. А уж мужики любят во всей красе себя показать: какие, мол, здоровяки! И действительно, залюбуешься. С человека как пелена спадает, светится весь, молодеет на глазах. «Летать хочется!» — говорят окунувшиеся в один голос.

Обратно народ идёт, розовея в клубах пара, довольный, умиротворённый.

Постоишь так, закутанная в шубу, в шапку, и неловко станет. «Чего глядеть? Ныряй!» — призывают раскрасневшиеся купальщицы, а купальщики от широты души даже ласковое слово добавят. Здесь никто не чувствует себя чужим. Помню по себе: когда ощутишь возрождение от купания, по организму побегут свежие соки – хочется, чтобы все-все это испытали.

— Просто счастье! – делится впечатлениями Светлана Орлова, сотрудник управления Росреестра. – У меня сюда все ходят – муж, брат, дочь, друзья-подруги. Много народу привлекаю. Купаюсь одиннадцатый год, не болею, веду во всём здоровый образ жизни, получая здесь заряд бодрости, энергии.

— Кайф! И никакого мужика не надо! – заявляет хохотушка, пожелавшая остаться неизвестной.

Всего третий раз окунается в студёную прорубь Игорь Большаков, программист, последовавший примеру друга:
— Сразу почувствовал перемены – настроение хорошее, самочувствие прекрасное. Какие ощущения? Восторг! Колбасит! Ну, в смысле большое счастье!

Двадцать лет «стажа» у руководителя «Родника» Анатолия Хробуса, преподавателя Читинского мед колледжа. Он соглашается дать несколько ценных рекомендаций специально для читателей «ЧО»:

— Каждый день выливаю на себя по три ведра холодной воды, потом сорок минут зарядка. На закаливание надо решиться раз и навсегда. Если каждый раз сомневаешься, толку не будет. К проруби бежишь – ощущения не очень, зато оттуда летишь как на крыльях… Как начать? Недели полторы пообтираться, месяц-полтора пообливаться. И можно нырять. Так положено. Хотя, с другой стороны, народ в Крещение купается массово – у нас 700 человек было в том году! – и не заболевает. Русские люди сильные духом.

Анатолий Иванович радуется, что в последнее время в «моржи» приходит много молодых:
— Вот, новенькие – пять студентов Читинского госуниверситета. Время тяжёлое, столько стрессов. Не водкой же их снимать. У меня недавно умерли два близких друга, я ходил сам не свой, стал окунаться с головой – полегчало. Отрицательные эмоции полностью уходят, а положительные – приумножаются.

Робус говорит: с тех пор, как он начал закаляться, прошли все его хронические заболевания. Близкие несколько лет приглядывались к его увлечению. Начала купаться жена. Сейчас и сын об этом подумывает.

Коллектив в «Роднике» сплочённый. Вместе ездят на Арахлей, Арей, Алханай, ходят на лыжах на «Высокогорье», в Байкальске.

Членский взнос – 150 рублей в месяц. Надо заплатить и ребятам, которые еженедельно очищают ото льда полынью, и за аренду флигелька, где в двух холодных складских помещениях переодеваются богатыри духа. В прошлом году и того не было, снимали уголок в близлежащем кафе, а до него с Кенона бежать и бежать. Тут как ни геройствуй, а ветер до костей проберёт.

После проруби отправляются в бассейн, баню, сауну. Но только те, кому средства позволяют.
— Потому люди разбрелись. Теперь снова набираем, — вздыхает Татьяна Дроздова, бывшая медсестра. Сегодня в «Роднике» всего семьдесят читинцев, хотя желающих закаляться больше.

— Надо привлечь к этому общественность, спорткомитет, власти. Это же здоровье нации, детей нашего города, а значит, укрепление нашей Родины! – говорит Марина Сухинина. Ей вторят все «родниковцы».


Мария Пономарёва



Закаливание – единственный способ обрести настоящее здоровье, — говорит читинский «морж», медработник Марина Сухинина. – На нас же воздействуют страшные вирусы, всё новые и новые гриппы. Вакцина изобретается, а грипп мутирует, и она устаревает, не действует. А закаливание активизирует естественный иммунитет. – С медицинской точки зрения, начинать надо постепенно, но учёные уже пришли к выводу, что эффект достигается как раз неожиданным Холодовым воздействием: шок способствует обновлению, омоложению организма, очищению его от патогенных клеток. Даже раковые клетки уничтожаются!

Моржевание также снимает стресс. Очень полезно деткам – кроме крепкого здоровья, они, преодолев барьер, обретают веру в себя, воспитывают силу воли. У меня дети постоянно ныряют, внучка – с семи лет!


«Читинское обозрение», №2



Галина Зиновьева в «Забайкальском рабочем» беспокоится о судьбе исторического здания Читы — доме Воинова и делится с читателями историческими и занимательными подробностями его строительства и существования: «Резьба же дома заслуживает отдельного альбома. Здесь и прорезная, плоскорельефная и глухая волжского типа резьба. В рисунках есть ещё что-то монгольское, сугубо народное. (…) Ещё жители рассказали, что дом строился из леса, который сушился десять лет. Брёвна кольцевались под один диаметр, поэтому в них нет ни трещин, ни гнили». Автор материала считает, что пользу дому принесло бы шефство над ним ЗабГГПУ им. Н.Г. Чернышевского — «восстановил его – не только физически, но и собрал бы о нём исторические документы».

Дом Воинова, где жил Лазо



Меня много лет беспокоит судьба дома Воинова! На страницах «Забайкальского рабочего» из года в год выходят материалы с призывами сохранить этот дом – памятник истории и культуры.



Дмитрий Сергеевич Лихачёв пишет: «Каждый старый дом – драгоценность, в них историческая память!». Посмотрите, в каком состоянии он сейчас находится! Загородили гаражами, до половины сожгли и растащили.
В 1976 году Л. Букатова, кандидат искусствоведческих наук, подчеркивала, что это памятник народного искусства. Резьба же дома заслуживает отдельного альбома. Здесь и прорезная, плоскорельефная и глухая волжского типа резьба. В рисунках есть ещё что-то монгольское, сугубо народное.

История этого дома очень богата. В технической документации 1917 года я нашла, что построен он в 1908 году Георгием Тимофеевичем Воиновым. Усадьба имела два флигеля, конюшню, сарай. В 1917 году вместе с Воиновым в доме проживали: жена 48 лет, мать 80 лет, четверо детей и больная женщина с племянницей.

Георгий Тимофеевич занимался торговлей, получая зарплату 500 рублей, доход от торгов прессованным сеном на старом извозном рынке – 3500 рублей. Воинов был членом профсоюза. Жители дома рассказали, что после национализации дома он жил в Иркутске, был управляющим госбанка, затем персональным пенсионером, умер в начале 60-х годов. Сын его, лётчик, на пенсии, приезжал в Читу посмотреть на отцовский дом и очень сожалел, что от него почти ничего не сохранилось.

Ещё жители рассказали, что дом строился из леса, который сушился десять лет. Брёвна кольцевались под один диаметр, поэтому в них нет ни трещин, ни гнили. Украшения делались в мастерских Второва. За более полной информацией посоветовали обратиться к A.M. Соколовой, бывшей жительнице этого дома. Антонина Михайловна Соколова – преподаватель истории средних веков Читинского пединститута с 40-летним стажем – рассказывает, что во время войны этот дом принадлежал пединституту, открытому в Чите в 1938 году. Первый этаж занимал заочный факультет, а второй был жилой. В 1944 году дом полностью заселили. В нём жили двадцать семей. В 1946 году убрали веранду и террасу, окружающие дом с южной и восточной сторон. Сохранилась лишь часть террасы с лестницей на второй этаж. Веранда была запущена, но колонны и вся резьба были прекрасны. Правда, в 1953 году сломали очень красивое парадное крыльцо.

A.M. Соколова в 1944 году поселилась в угловой комнате на первом этаже. Ранее это был кабинет Воинова, площадь его 40 кв. м. В доме был зал со сценой 80 кв. м. , столовая, спальня и ванна с автономной канализацией. Впоследствии, канализация обвалилась, и была видна кирпичная труба большого диаметра.

В кабинете было две большие двери и одна маленькая. Большие изразцовые печи, топившиеся из коридора, сломали и заменили плитами. Пол был двойной на плахах, сверху в брёвна с пазами втягивались доски. Кирюхин – преподаватель труда – использовал эти доски как материал и очистил пол в спальне и зале. На второй этаж вели две лестницы с веранды и со двора (второй этаж сдавался приезжим). Под домом находилось большое подполье с сусеками и полками. Возле дома стояли сарай и флигель. За конюшней открывался прекрасный сад. Первый раз дом горел в 1976 году.

«27 марта 1980 года в «Забайкальском рабочем» появилась заметка Сергея Александровича Егорова «Дом, в котором жил Лазо». Я встретилась с Сергеем Александровичем, и он мне рассказал, что с 1927 года он был военным, а в 1960-м в должности зам. начальника военного строительного управления ушёл в отставку. На пенсии был председателем попечительского совета при детском доме № 1.

В 1966 году Ольга Андреевна Лазо, приглашённая в Читу на съезд женщин Забайкалья, захотела отдохнуть на природе. Ей предложили лагерь в Молоковке, принадлежащий детскому дому. Директор этого дома Константин Михайлович Помигалов попросил сопровождать Ольгу Андреевну.

В Молоковке они завтракали, ужинали вместе, ходили на прогулки. Ольга Андреевна была полковником в отставке, раньше она преподавала в Академии марксизма-ленинизма. Сейчас же была старенькой и ходила с палочкой. Она много общалась с детьми, рассказывала им о Лазо, о революции. Было сделано несколько фотографий О.А. с детьми. Они должны сохраниться в музее детского дома по улице Смоленской. Затем она захотела посмотреть город, взяли машину в райкоме. По просьбе Ольги, остановились на углу улиц Ленинградской и Подгорбунского (Корейской и Песчанной – как помнила Ольга). Она показала двухэтажный дом и сказала: «Вот здесь в 1918 году мы жили с Сергеем, занимали одну комнату на втором этаже». Она попросила сфотографировать этот дом и выслать ей. Дала Сергею Александровичу два адреса, поскольку зимой она жила у дочери в Москве, а летом отдыхала на даче, бывшей даче политкаторжан. Фотографии сделал учитель Метрофанов, они получились хорошие, и Сергей Александрович отправил их Ольге Андреевне. Но ответа не получил, вскоре она умерла.

…Этот дом уже три раза поджигали и почти сожгли (вероятно, кому-то нужна эта площадь). Городу можно было бы восстановить его и открыть музей деревянного зодчества, пока деревянные дома в Чите совсем не исчезли. Было бы неплохо, если наш Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского взял бы шефство над этим домом, вдохнул в него новую жизнь. Восстановил его – не только физически, но и собрал бы о нём исторические документы.


Галина Николаевна Зиновьева, «Забайкальский рабочий», №1



«Вечорка» знакомит читателей с новым явлением действительности — коллекторами: «Их задача – убедить неплательщика добровольно погасить долг, на худой конец – вытрясать задолженность через суд. К помощи «долговых агентств» банки прибегают, когда их собственные попытки возвращения задолженностей терпят фиаско». Однако, зачастую коллекторы используют методы «выколачивания» денег, которые нельзя назвать цивилизованными. «Коллекторы могут быть весьма изобретательными, способы «отжимания» нерадивого клиента многообразны и весьма жестоки, иногда речь идет даже о насилии и об угрозах», — предупреждает автор материала Владимир Крупский.

Чувство долга, или жизнь в кредит?



Несмотря на экономические потрясения последних лет, спрос на кредиты остаётся стабильным. Безусловно, банковские займы стали неотъемлемой частью жизни современного человека, и даже серьёзные трудности не пугают желающих жить в кредит. Влияние экономического кризиса, выраженное в росте безработицы, снижении доходов граждан стали причиной роста задолженности по банковским кредитам.



По данным федерального агентства Интерфакс, только по ипотеке «просрочка» в прошлом году возросла в 13 раз по рублевым кредитам (до 5,8 млрд. рублей), в 17 раз – по валютным (до 6,3 млрд. рублей). Чтобы понять суть проблемы, далеко ходить не стоит, многим знакома такая ситуация: когда происходит задержка выплаты кредита, начинается начисление пени. Растет штрафная часть кредита, и любые деньги, которые клиент банка вносит на свой счет для погашения кредита, в первую очередь, идут на погашение процентов. Причём сама сумма кредита может оставаться неизменной. И получается замкнутый круг: человек платит ежемесячно, а сумма кредита растёт с каждым днем. В итоге, человек может платить всю жизнь. Когда должник это понимает, у него начинается паника. Обычно люди рассуждают так: «Какой мне смысл платить, если я всё равно должен?» или «Мы забудем о проблеме, и она сама исчезнет». А банк тем временем передаёт дело коллекторам.

Именно кризис познакомил многих россиян с коллекторами. Их задача – убедить неплательщика добровольно погасить долг, на худой конец – вытрясать задолженность через суд. К помощи «долговых агентств» банки прибегают, когда их собственные попытки возвращения задолженностей терпят фиаско. Стоит отметить, что профессиональные «выколачиватели» долгов делают это за определённый процент, соответственно, они не меньше, чем сам банк, заинтересованы в погашении вами кредита. Не стоит путать их с вышибалами 90-х, это официальные частные конторы, которые обязаны действовать легальными методами: объяснять, что необходимо погасить долг сейчас, пока ещё штрафы не достигли цифры с бесконечным количеством нулей, описать все последствия судебной тяжбы с возможностью ареста имущества за долги, крайняя мера – обращение в суд. Но коллекторы предпочитают всё же уладить дело в досудебном порядке, чем ввязываться в длительную судебную процедуру. Иногда методы, к которым они прибегают, далеки от цивилизованных. Это выяснилось в ходе проверок, проведённых региональными прокуратурами.

По данным Генпрокуратуры, в прошлом году в Забайкальском крае имело место нарушение закона со стороны подобных агентств, которые брали на себя функции органов государственной власти, а именно: устанавливали ограничение выезда должников за границу, размещали в СМИ фальшивые объявления о розыске граждан-должников органами внутренних дел якобы от имени службы судебных приставов (по данным Интерфакс). Так что ночные звонки call-центров банков, заботливо напоминающие должникам о «просрочке» задолженности, блекнут перед методами, применяемыми некоторыми коллекторами. Коллекторы могут быть весьма изобретательными, способы «отжимания» нерадивого клиента многообразны и весьма жестоки, иногда речь идет даже о насилии и об угрозах. «Наиболее распространёнными способами являются угрозы жизни и здоровью людей, их запугивание, избиение, вторжение в жилище без согласия должника, распространение о нём ложных сведений», — отмечает Генпрокуратура.

Как показывает практика, в России, а особенно в удаленных от центра регионах процветают нелегальные методы работы с должниками – СМИ, Интернет-издания, блоги, форумы и прочие ресурсы сети пестрят сообщениями об изощрённых «издевательствах» над нерадивыми заёмщиками. Бывали случаи, когда коллекторы приезжали к должникам домой, представлялись судебными приставами, заходили в квартиру, якобы описывали имущество и уносили всё. К сожалению, пострадавшие никуда не обратились, просто подписали бумаги, что претензий не имеют и даже удостоверения не спросили. Как обычно, подобные ситуации кажутся слишком нереальными для того, чтобы случиться с нами. Но каково было моё удивление, когда две недели назад мне позвонила одна приятельница и рассказала, что во время её отсутствия дома, раздался звонок из банка, на который ответил её 12-летний сын. Как потом выяснилось, звонившие расписали ребёнку во всех красках массу вариантов того, что может случиться с его мамой, если она не вернет долг! Вернувшись домой, моя знакомая застала своего сына в истерике, после чего заняла необходимую сумму, и отнесла в банк, ей стало жалко ребёнка. Способ, конечно, действенный, но не соответствует ни одним нормам морали. Что самое ужасное, «охотники за долгами» довольно часто прибегают к общению с родственниками и коллегами, тем самым нарушая неприкосновенность частной жизни граждан, причём особую ставку делают на пожилых родителей и малолетних детей, т.е. самых впечатлительных, не беря в расчёт их дальнейшее физическое, а главное, душевное состояние. На мой взгляд, подобные методы далеки от цивилизованных и напоминают ситуацию 20-летней давности.

Кто такие коллекторы? Откуда они взялись? В основном, это выходцы из органов внутренних дел, которые привыкли использовать определенные методы работы. Сама атмосфера в коллекторских агентствах – нагнетание страха и ужаса – рассчитана на подавление человека. Бывали случаи, когда коллекторы делали себе удостоверения почти один в один похожие на милицейские. Согласитесь, когда перепуганному человеку посреди ночи тычут в лицо такой «ксивой», трудно сохранять cамообладание. Увидев человека в форме, по старой привычке проникаются уважением, даже не задумываясь: «А вдруг это не приставы?». Кстати, помните, что настоящие судебные приставы могут прийти только в рабочее время, имея на руках решение суда.

Однако, несмотря на все ужасы нашей действительности, важно понимать, что сотрудничество с банком может быть приятным и долгосрочным, главное – соблюдать все условия, указанные в договоре и вовремя вносить кредитные взносы. И даже если уже возникли неприятности, помните, что просроченная задолженность – это временная проблема, решить которую вам поможет обращение в банк. Но по мере углубления экономического благосостояния граждан деятельность коллекторов будет приобретать всё большую популярность. Когда речь идёт о такой тонкой работе, как заставить заплатить по долгам тех, кто совершенно не желает или не может этого делать, напоминания о необходимости чтить Уголовный кодекс лишними не будут.


Владимир Крупский, «Вечорка», №2



Следом за Владимиром Крупским Виктор Марков рассказывает о методах взаимодействия с коллекторскими агентствами: как противостоять психологическому давлению, быть юридически подкованными и знать свои права. «Ни при каких условиях не предоставляйте коллектору информацию, которая может быть использована против вас: будь то сведения о новом месте работы, изменениях в номерах телефонов, месте проживания вас и ваших родственников, времени, когда вас можно застать дома и т.д. Дайте понять коллектору, что разговор записывается на аудио-носитель и любые намёки могут быть истолкованы вами и правоохранительными органами как угроза жизни, безопасности вашей и ваших родственников, посягательства на вашу личную жизнь», — один из многих советов, данных свежей «Вечорка».

Стань антиколлектором!



Как быть, если у добросовестного заёмщика, в силу уважительных причин, нет возможности погашать кредит в ближайшее время, а назойливость коллекторов стала превращать жизнь в ад? Ему ничего не остаётся, как самому стать антиколлектором.



Первый звонок коллектора



Задача сотрудника КА – «прощупать клиента» на возможность психологического воздействия, восприимчивость к требованиям и оценить уровень страха за возможные последствия. В ходе разговора коллектор будет несколько раз менять тон, переходя от агрессии и ультиматумов к вкрадчивым
и понимающим интонациям. Настойчивость будет сочетаться с обманчивым желанием помочь, а угрожающие требования – к мягким просьбам и увещеваниям.

Прежде всего, попросите сотрудника КА (коллекторского агентства) представиться, назвав ФИО полностью, должность, рабочие телефоны КА, юридический адрес организации. Если коллектор отказывается предоставить эти данные, разговор должен быть сразу прекращён. Равно как и в последующем. Заёмщик имеет право на достоверную информацию о КА; проверить, действительно ли такой коллектор работает в КА и исключено ли мошенничество со стороны звонившего.

Кратко и спокойно (важно!) объяснить сотруднику причины временной задержки выплат по кредиту. Они должны быть уважительными и вескими. Иные объяснения, эмоции, требования и агрессия со стороны заёмщика получат соответствующую оценку коллектора и дадут ему возможность манипулировать в дальнейшей эмоциональным состоянием должника.

Ни при каких условиях не предоставляйте коллектору информацию, которая может быть использована против вас: будь то сведения о новом месте работы, изменениях в номерах телефонов, месте проживания вас и ваших родственников, времени, когда вас можно застать дома и т.д. Дайте понять коллектору, что разговор записывается на аудио-носитель и любые намёки могут быть истолкованы вами и правоохранительными органами как угроза жизни, безопасности вашей и ваших родственников, посягательства на вашу личную жизнь.

На иные вопросы юристы советуют отвечать односложной фразой: «я не обязан отвечать на данный вопрос».

Если коллектор пришёл к вам домой



Не рекомендуется скрываться от этого визита, не открывая дверь коллектору. Однако заёмщик не обязан пускать сотрудника КА в квартиру, поскольку коллектор – частное лицо и не является представителем правоохранительных, судебных и т.д. органов. Заёмщик имеет право расценивать визит как несанкционированную попытку проникновения в дом и, при необходимости, применить меры физического воздействия (если таковая попытка предпринимается) в рамках необходимой самообороны. Юристы советуют потребовать у коллектора предъявить служебное удостоверение, записать его данные, связаться с офисом КА для уточнения информации по сотруднику. Если коллектор пытается привлечь внимание соседей громкими требованиями и обвинениями в мошенничестве, лучше всего попытаться сфотографировать сотрудника КА и вызвать сотрудников милиции по факту совершения хулиганских действий в отношении вас. В большинстве случаев, запал коллектора как рукой снимет.

Если коллектор пытается связаться с вами по рабочему телефону



Лучше всего предупредить коллег о возможности таких попыток со стороны невнятной организации, пытающейся вымогать у вас денежные средства по оспоренному кредитному договору. При этом
вовсе не обязательно посвящать коллег во все тонкости ситуации, однако будет гораздо лучше, если
они будут владеть частью информации и зачастую сами пресекут попытки коллекторов связаться с заёмщиком. Если коллектор всё-таки дозвонился до должника, весь разговор с ним юристы советуют вести в нейтральном тоне. Коллектор своими вопросами будет стараться заставить вас говорить о сумме
долга и сроках возврата лишь с тем намерением, чтобы коллеги слышали о возникшей проблеме, поэтому важно, чтобы коллектор получал односложные ответы «да», «нет», «не могу сейчас с вами разговаривать».

Разумеется, все данные рекомендации рассчитаны на заёмщиков, попавших во временные финансовые затруднения, признающих факт наличия задолженности и готовых погашать её в ином порядке. Коллекторские агентства, которым переуступлены права требования, являются всего лишь посредниками, и заёмщик вправе расценивать их действия как навязанную услугу как со стороны Банка, так и со стороны самого КА. Правовой вакуум, которым сегодня пользуются коллекторы, тоже имеет свой предел: всё чаще и чаще заёмщики обращаются в правоохранительные органы с заявлениями о превышении КА своих полномочий. И дело даже не в попытках КА физически воздействовать на заёмщиков, а в элементарном раскрытии банковской тайны, повлекшем за собой моральные переживания и вред здоровью. Полагаю, первые громкие суды над коллекторами ещё впереди.


Виктор Марков, «Вечорка», №2



«К дню участкового инспектора определяется лучший участковый в Забайкальском крае, которому вручается переходящий приз Героя Советского союза Степана Киргизова. Так вот, приз этот сегодня находится в Улётовском отделе милиции», — журналист «Земли» Галина Фомичёва рассказывает о том, кто заслужил награду — участковом Антоне Горковенко, и о трудностях, с которыми ему приходится сталкиваться ежедневно. В вверенную ему территорию входят «село Арта с 830 жителями, село Бальзой – с 520, Улёты – почти с 7000 населением». «Участковый не может сказать – это не моё, обращайтесь в суд, к главе, или ещё куда-то. Он должен помочь в решении любого вопроса. Что Антон и делает», — отзывается об Антоне начальник Улётовского отдела милиции Владимир Фёдоров.

Улётовский дядя Стёпа



Есть такая категория людей, которая защищает слабых, обиженных, оскорблённых. Им можно пожаловаться на поведение соседей или на неадекватно ведущих себя подростков во дворе, на бомжей в подвале, или на кусачую собаку, на пьющего мужа, или на торговку спиртом. С ними можно посоветоваться о том, как разрешить конфликт, как поступить в кризисной ситуации. Они посещают, выявляют, предотвращают, раскрывают, борются, принимают решения. Их деятельность столь многообразна, а нагрузка столь велика, что говорить об одном долге службы не приходится. Здесь работают исключительно преданные своему делу люди. Речь идёт об участковых инспекторах милиции.



К дню участкового инспектора определяется лучший участковый в Забайкальском крае, которому вручается переходящий приз Героя Советского союза Степана Киргизова. Так вот, приз этот сегодня находится в Улётовском отделе милиции.

«Приз Киргизова вручается в Забайкальском крае с 1985 года. За всё время он был у нас только один раз, — рассказывает Владимир Фёдоров, начальник Улётовского отдела милиции. – И вот в 2010 году Горковенко Антон Юрьевич заработал этот приз, который очень трудно даётся. Участковый на своей земле должен быть хозяином. Люди идут с разными вопросами, в основном, конечно, с проблемами, что у человека нагорело на душе. Участковый не может сказать – это не моё, обращайтесь в суд, к главе, или ещё куда-то. Он должен помочь в решении любого вопроса. Что Антон и делает».

Безотказность, ответственность, умение сдерживать эмоции, быстрая реакция в непредвиденных ситуациях, надёжность – вот те черты характера, которые присущи, по словам коллег, тридцатилетнему майору Горковенко. А ещё порядочность, честность и «человеческое отношение». Именно за это к нему с уважением относятся даже нарушители порядка, такие, например, как доставленный ночью семейный дебошир Евгений. На мой вопрос, не держит ли зла на участкового, он искренне удивился: «За что? Он ко мне по-человечески относится. Если участкового не будет, то и порядка не будет».

Надо заметить, что, по признанию самого Антона, в детстве он не был пай-мальчиком. Учился неважно, много хлопот родителям доставлял (они у него медицинские работники). Считает, что в школу милиции случайно попал. Но, видимо, без предначертания судьбы тут не обошлось. Сразу же всё понравилось. Пусть не отличником, но твёрдым хорошистом был за всё время учёбы. После окончания – распределение в Карымский район. Жену же нашёл в своем родном Улётовском районе – здесь и продолжил трудиться участковым.

«В участковые сильно-то не рвутся, их всегда не хватает, — замечает Владимир Викторович. – Учитывая то, что кто-то находится в отпуске, кто-то на сессии, кто-то болеет – приходится постоянно перекрывать друг друга – обслуживать другой участок. И приятно слышать, когда люди говорят «Наш участковый не справился, а приехал Горковенко и помог, разобрался». Люди идут с разными вопросами – по оружию, по семейным делам, по кражам. Если знают участкового и доверяют – всегда идут к нему. Вот Антон у нас такой».

Служебных обязанностей у участкового милиционера гораздо больше, чем у коллег из любого другого подразделения – он отвечает практически за всё, что происходит на его территории. А территория Антона – это село Арта с 830 жителями, село Бальзой – с 520, Улёты – почти с 7000 населением. Конечно, отношение жителей к участковому не может быть однозначным – возможно, одним не нравится, что суют нос в их личную жизнь, другие же, напротив, выражают благодарность.

Так, Сергей Дьяченко, житель с. Бальзой, не сомневается в том, что участковый – это порядок. На его взгляд, к Антону – хорошее доверие, и его уважают, как умного, грамотного участкового. Он и эстетику поведения отлично знает, и работу ведёт хорошо.
Александр Зимин, житель с. Улёты, заметил:

«Как раньше были околоточные, так сейчас участковые. Никак нельзя без них. По любому вопросу обратись – никогда не откажет».

Каждый день в деревне по-своему интересен. Бывает, что несколько дежурств проходят спокойно, а случается и так, что проведёшь их в пути-дороге. Как раз такое дежурство выпало Антону и его коллегам в день нашего приезда в Улёты: вечером на почте обнаружились подделанные 5-ти тысячные купюры (ночью уже нашли «художницу», у которой изъяли цветной принтер), в селе Новосалия у бабушки украли 5 куриц и петуха (вором оказался не работающий сосед, в подполье которого обнаружили пропажу). Была ещё квартирная кража и ножевое ранение – эти преступления на тот момент не были раскрыты. Не спали спокойно и семейные дебоширы.

Пока Антон оформляет протокол, спрашиваю:
— Как встречают нарушители?

— По-разному. Сегодня ночью приехал – он уже ждал, не убегал, спокойно. А за некоторыми приходится и побегать по огородам, по стайкам лазить. Долго работаю. Первые три года было тяжело. Сейчас привык уже.

— Чего бы хотелось, чтобы в Вашей профессии было?

— Да всё есть, в принципе. Когда начинали, не было автотранспорта – и пешком, и на попутках ездили. Сейчас у нас с этим проблем нет. Транспорт – самое главное. Если у участкового есть машина, то это уже 50% его работы. Было бы только желание работать.

— А желание есть?

— Желание есть. Вот и приза добился. Неожиданно было. Я уже 11 лет участковым. Хотел получить, но не ожидал, что получу. Приятно, конечно. Отцу с матерью очень приятно, что чего-то добился.

Придёт время, и сын Антона Горковенко – Кирилл будет гордиться своим отцом. А пока ему всего 5 лет. Но, несмотря на столь малый возраст, он уже знает, кем будет работать. Отвечает без раздумий: «Милиционером буду!».

Языком цифр


400 участковых уполномоченных милиции работает в крае


2785 человек – примерно столько жителей приходится на одного участкового


18000 рублей – средняя зарплата участкового уполномоченного (зависит от звания, стажа).



Галина Фомичёва, «Земля», №2



НазадВперёд
Добавить отзыв
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ