Р!
26 СЕНТЯБРЯ 2021
24 сентября 2021

Установка приборов учёта и лицензирование образования - сырые законы в обзоре краевых СМИ

«Эффект» вновь поднимает тему противостояния чикоян и ЗАО «УДК «Горное». Николай Назаров вспоминает, что в ноябре 2010 года на общественных слушаниях с участием депутатов Законодательного собрания края жители Красночикойского района в очередной раз высказались против разработки уранового месторождения на территории района, так, как это было сделано и на специально проведённом референдуме, итоги которого не отменил ни один суд. Автор материала собрал обрывки выступлений и исследований, что получилось — вам судить.

Жители Красного Чикоя опять сказали «нет» добыче урана



Лет тридцать назад, выезжая из знаменитых чикойских кедрачей, мы с моим напарником увидели на большом придорожном камне лозунг, написанный эмалевой краской, видный издалека и надолго запомнившийся своей лаконичностью и точностью: «Лес – Родине, зарплату – жене, себе – радикулит». Прошло время, лес везут в Китай, налоги уходят Москве, а чикоянам жизнь теперь не радикулит, а «геморрой».

Местные жители против



Жители Забайкалья снова выступили против намерений входящего в «Росатом» уранового холдинга ОАО «Атомредметзолото» (АРМЗ) добывать уран в верховьях реки Чикой, крупнейшего притока впадающей в Байкал реки Селенга.

В общественных слушаниях, прошедших в конце ноября 2010 года в селе Красный Чикой, участвовали 132 человека, в их числе депутаты Законодательного собрания Забайкальского края, представители администраций сельских поселений из 13 сёл района, регионального министерства природных ресурсов, депутаты районного совета, представители религиозных конфессий, члены общественной организации «Бурятское региональное объединение по Байкалу».

В ходе слушаний намерения уранодобытчиков не поддержал ни один из местных жителей. Протокол слушаний так описывает их итог: «Ввиду несоответствия требованиям природоохранного законодательства, неполноты и неполной достоверности представленные на общественные слушания материалы Декларации о намерениях ОАО «Атомредметзолото» в освоении уранового месторождения «Горное» не могут быть поддержаны…».

Эта формулировка была поставлена на голосование и принята единогласно. В заключительном слове генеральный директор ЗАО «УДК «Горное» Владимир Разумов признался: «В ходе общественных обсуждений я понял одно – что за проект нет никого, все против».

Атомщики не намерены отступать



Поиграв на слушаниях, представители уранодобывающей компании попытались не признать их результаты и отказались подписывать протокол.

В телефонном интервью Владимир Разумов сообщил, что, несмотря на мнение местных жителей, его компания не намерена отказываться от планов по разработке месторождения: «Этот участок недр – федерального подчинения, решения принимаются на федеральном уровне, но с учётом мнения населения. У «Росатома» есть концепция освоения малых месторождений.

Наш закон (!) такой, что эти слушания имеют декларативный характер. Это были слушания по декларации о намерениях. Следующие слушания будут по оценке воздействия на окружающую среду, лет через 5-7, когда будут проведены необходимые работы и оценки».

Как именно уранодобытчики намерены учитывать мнение населения в этой ситуации, остаётся загадкой. «Бузить не надо, мы проведём финансово-экономическую оценку, продолжим геолого-разведывательные работы», — говорит Разумов.

Но именно в проведении подготовительных работ, в том числе геологоразведки, было отказано на слушаниях 23 ноября.

Уранодобытчикам тут уже отказывали



Это не первый раз, когда жители выступают против добычи урана, и их мнение чётко и ясно выявлено при помощи установленных законом процедур. 12 октября 2008 года в Красночикойском районе прошёл местный референдум по вопросу предоставления участка в пользование для геологического изучения и добычи урана на месторождении «Горное». 85,3% от общего числа избирателей высказалось против добычи урана в их районе.

Итоги референдума опубликованы, и ни одним судом они не отменены и не опротестованы. Проведённый спустя два года опрос населения дал ещё большую отрицательную оценку – 88%.

Добыча урана связана с серьёзными экологическими рисками. Именно поэтому против добычи урана выступают жители не только Забайкалья, но и Канады, США, Финляндии, Австралии.

Но и этот уран опасен. Разумов рассказал, что во время обследования месторождения были обнаружены аномалии с фоном до 3000 мкр/ч. Однако экологи обнаружили не природные, а искусственные радиационные аномалии, связанные с предыдущей деятельностью по геологоразведке.

По просьбе депутатов райсовета Красночикойского района в сентябре 2009 года специалисты ООО «БРО по Байкалу» вместе с районными депутатами посетили участок горного отвода месторождения «Горное», где ранее в 1976—1986 годах производились геологоразведочные работы. В районе двух заброшенных штолен был обнаружен повышенный радиационный фон, а штольневые воды, попадающие в притоки Чикоя, содержали концентрации радионуклидов, превышающие стандарты питьевой воды и фоновые в реке Чикой в 100 раз.

Радиоактивные стоки могут попасть в Байкал



Метод выщелачивания заключается в том, что под землю закачивается кислота, ураносодержащие породы растворяются и в виде радиоактивного раствора добываются для дальнейшей переработки. Проблема состоит в том, что уран переводится из природной малоподвижной нерастворимой формы в раствор, который может загрязнять подземные и поверхностные воды. В случае «Горного» под угрозой находится река Чикой, и, следовательно, Селенга и Байкал.

Экологическую опасность добычи урана признаёт министр природных ресурсов и экологии Забайкальского края Александр Тарабарко. В интервью газете «Забайкальский рабочий» он допустил, что при работе предприятия может быть допущен выброс загрязняющих веществ.

Вопреки стереотипам, Красночикойский район – не медвежий угол с забитым и неграмотным населением. Граждане проявили сознательность, осведомлённость и не разрешили атомщикам разрушать родную природу в обмен на обещание налогов, денег, и прочих благ «уранового рая».

В ходе слушаний представитель старообрядческой общины из с. Черемхово зачитал письмо-обращение: «Мы, христиане-старообрядцы… выражаем озабоченность в связи с планируемым освоением уранового месторождения «Горное» в Красночикойском районе Забайкальского края. Съезд обеспокоен возможностью ухудшения состояния природы на земле, данной нам Господом нашим и освоенной староверами, где в настоящий момент проживают их потомки. Съезд от имени христиан-старообрядцев обращается с просьбой к властям всех уровней со всем вниманием прислушаться к голосу народа, проживающего на данной территории».

«Махровое мракобесие»



Генеральный директор ЗАО «УДК «Горное» Владимир Разумов в телефонном разговоре назвал ситуацию в Красном Чикое «махровой темнотой» и «мракобесием». Трудно с ним согласиться. Атомщикам пора привыкать, что граждане России могут вполне хорошо разбираться и в вопросах экологии, и в вопросах экономики.

Жители Красночикойского района уже дважды сказали «нет» добыче урана – на референдуме и на слушаниях. В ходе слушаний выявлены нарушения законодательства со стороны уранодобывающей компании. Пора уже и надзорным органам, и «Роснедрам» начать исполнять свои функции: прислушаться к мнению законопослушных граждан, рассмотреть вопрос о правомерности дальнейшей реализации лицензионного соглашения на геолого-разведочные работы в Красночикойском районе Забайкальского края и остановить урановое мракобесие.


Николай Назаров, «Эффект», №4



Начальник отдела лицензирования и государственной аккредитации краевого министерства образования, науки и молодёжной политики Андрей Гарлик в беседе с журналистом «Забайкальского рабочего» Олесей Ивановой признаётся, что новый федеральный закон об аккредитации и лицензировании образовательных учреждений, уже вступивший в силу, его беспокоит. «Многие такие учреждения, например, спортивные или музыкальные школы, выдают документ об образовании, о получении звания, например, кандидата в мастера спорта. Но они не могут делать этого без аккредитации. Пока, судя по закону, они не будут проходить эту процедуру. Как здесь быть, пока неясно, — признаётся Андрей Гарлик. — Это ещё один момент, который тревожит и нас, и родителей, — частные учреждения, где дети получают дополнительные навыки – танцевальные клубы, спортивные секции и курсы. Если учреждение не имеет лицензии, за детей в нём государство ответственности не несёт, а несут родители и тот человек, которому они доверили своих чад».

Есть много вопросов



Пока вся страна обсуждает законопроект «Об образовании в РФ», в силу вступил новый федеральный закон, кардинально меняющий правила аккредитации и лицензирования образовательных учреждений. О том, как теперь будет проходить процедура получения лицензии в детских садах и школах, техникумах и вузах, журналисту «ЗР» рассказал начальник отдела лицензирования и государственной аккредитации краевого министерства образования, науки и молодёжной политики Андрей Гарлик.



 — Андрей Иванович, во-первых, для чего были необходимы новые правила лицензирования и аккредитации?

— Дело в том, что система образования не стоит на месте. В связи с реформами изменились условия учебной деятельности во всех типах, видах учреждений.

Нам нужно построить новую школу, и в связи с этим в ноябре вышел Федеральный Закон № 293, который внёс изменения в правила лицензирования и аккредитации. Во-первых, процедуры лицензирования (получение разрешения на ведение образовательной деятельности) были платными. До 31 декабря 2010 года мы формировали комиссию, выезжали в учреждение, чтобы убедиться, что его кадры, материальная база и учебно-методический комплекс соответствуют установленным требованиям.

Связанные с этим расходы оплачивал учредитель, образовательное учреждение. По новому закону финансовые расходы берёт на себя государство. Это, безусловно, плюс. Но, с другой стороны, законодатель большую ответственность возложил на руководителя учреждения и педагогическое сообщество.

Раньше, если комиссия видела нарушение, выносилась рекомендация – всё исправить к определённому сроку. Более серьёзные последствия учреждение, как правило, не ожидали. Теперь контроль ужесточился. Механизм будет действовать так. Лицензия выдается бессрочно (раньше выдавалась на срок до шести лет), но осуществляется жёсткий контроль со стороны государства. Через год после выдачи лицензии мы обязаны выехать в учреждение и проверить его. Если есть нарушения, то предусматривается административная ответственность от предупреждения до уплаты больших штрафов. Их вынужден будет платить директор.

Например, мы приходим с проверкой в какое-то образовательное учреждение (это может быть также институт, техникум, детский сад). По документам, представленным во время процедуры лицензирования, в нём работает 20 педагогов, а на деле их оказывается 25. Или учится больше учеников, чем должно быть. Это нарушение.

То есть мы верим документам, которые учреждение предоставляет под «честное слово» вместе с заявкой на лицензирование. Мы ничего не проверяем сразу. Если все документы в наличии, готовим приказ о получении бессрочной лицензии. Но через год мы приедем в это учреждение и проверим, соответствует ли то, что было представлено в документах, тому, что присутствует в действительности.

Я думаю, это правильный момент, потому что он будет поддерживать постоянную ответственность у администрации и педагогического коллектива образовательного учреждения.

— Закон регламентирует сроки, когда представители минобразования должны приезжать в учреждение с проверкой?

— Да, в первый раз после получения лицензии через год, а потом через два-три года или по жалобе. Есть некоторые моменты, связанные с тем, что закон «Об образовании в РФ» проходит пока общественную экспертизу. Ещё неизвестно, какие позиции будут там изменены. Но самая суть лицензирования вряд ли поменяется.

— Коснутся ли изменения процедур государственной аккредитации? Поясните читателям, чем она отличается от лицензирования.

— Лицензирование, образно говоря, — это проверка формы: есть ли все условия для ведения учебного процесса? Аккредитация – проверка знания, которое несут ребятам учителя, насколько соответствуют государственным требованиям образовательные программы? Здесь мы проверяем то, чему и как учат в данном учреждении.

До нового года аккредитация давалась учебным заведениям на пять лет. По новым правилам учреждениям системы профессионального образования – на шесть лет, школам – на 12 лет. Это связано с циклом образования (в школе дети учатся до 12 лет, в вузе –до шести). Но здесь есть тонкости. Так, увеличивается госпошлина за аккредитацию.

Например, школы будут платить вместо трёх тысяч рублей десять. Но это один раз в 12 лет.

Самое главное, что в аккредитации законодатель тоже пошёл по пути наибольшего доверия к учреждению, введя такое понятие, как «самоанализ». В высшей школе это уже известная процедура, в ходе которой коллектив учреждения отмечает, чего добился или не добился за определённый срок с момента прошлой аккредитации. Самоанализ будет предоставляться вместе со всеми остальными документами. Теперь его будут делать и школы, и учреждения среднего и начального профессионального образования. Потом формируется аккредитационная комиссия, которая проверяет соответствие того, что написано на бумаге, с действительностью – проводит контрольные срезы у учащихся и т.д.

До 31 декабря аккредитовывались учреждения всех типов и видов. По новому закону из этой процедуры выводятся детские сады. Наверное, это и правильно, потому что там практически везде одинаковые программы, да и контрольный срез у дошкольника провести трудно. Так же из процедур аккредитации выводятся детские дома, поскольку ребята обучаются в школе, а в детском доме только живут и воспитываются.

— А учреждения дополнительного образования? Этому направлению сейчас уделяется большое внимание…

— Здесь есть спорный момент. Многие такие учреждения, например, спортивные или музыкальные школы, выдают документ об образовании, о получении звания, например, кандидата в мастера спорта. Но они не могут делать этого без аккредитации. Пока, судя по закону, они не будут проходить эту процедуру. Как здесь быть, пока неясно. Та же ситуация и с коррекционными программами восьмого вида (обучение детей с ограниченными возможностями здоровья).

— Получается, аккредитационная комиссия в учебных заведениях будет появляться реже?

 — Нет. Если школа получила аккредитацию на 12 лет, это не значит, что мы придём туда только через 12 лет. Закон утверждает, что мы должны максимум шесть раз за это время посетить данное учреждение и проверить качество образования. Каждая школа будет каждые два-три года проходить такую проверку. Так что педагогическому коллективу нельзя расслабляться.

— Как будут проходить процедуру лицензирования и аккредитации частные учреждения образования?

— Это еще один момент, который тревожит и нас, и родителей, — частные учреждения, где дети получают дополнительные навыки – танцевальные клубы, спортивные секции и курсы. Если учреждение не имеет лицензии, за детей в нём государство ответственности не несёт, а несут родители и тот человек, которому они доверили своих чад. Пока есть проекты положений о таких учреждениях, по ним и будем работать.

Хотелось бы обратиться к родителям. Когда вы отдаёте ребёнка в секцию, школу или на курсы, спросите, есть ли у этого учреждения лицензия, чем, согласно ей, оно занимается. Там написано, чему может учить данная школа или спортивная секция, за что здесь могут взять с родителей деньги, за что нет.

Честно говоря, нас беспокоит рынок частных образовательных услуг. Например, гражданин решил открыть образовательные курсы. У него пока недостаточно средств, чтобы приобрести в собственность какое-то помещение. Среди арендодателей сложилась такая практика, когда договор по аренде заключается на год. Этот договор не надо регистрировать, в случае необходимости несложно разорвать отношения. Если всё арендодателя устроило, договор заключается ещё на год. Здесь мы попадаем в такую ситуацию: лицензия бессрочная, а предприниматель, организующий курсы, может «переехать» на другую арендуемую площадь. Предприниматель придёт и оповестит нас, что его курсы действуют по другому адресу, и мы должны будем вновь выдать ему бессрочную лицензию уже по другому адресу. Выходит, мы постоянно будем аннулировать одни и выписывать другие лицензии. Для предпринимателей это лишняя беготня. А мы не можем проконтролировать учреждение ранее, чем через год. Это будет нарушением закона.

— Как решалась такая проблема раньше?

— До этого мы давали лицензию на год. Сейчас это запрещено.

— Какие ещё нововведения ждут сферу образования в связи с новым законом?

— Не секрет, что идёт компьютеризация страны, и по инициативе президента развиваются электронные государственные услуги. До конца 2011 года должна заработать система документооборота через Интернет. Например, на электронную почту в отдел лицензирования поступает заявка из Каларского района. Мы эти документы регистрируем, проверяем, и так же по электронке отсылаем лицензию. А каларцы, по возможности, заберут бумажный вариант. Это конечно, удобнее.

Что касается лицензирования, то до 31 декабря директору надо было собрать до полутора десятка документов для получения лицензии. Теперь это количество существенно уменьшено. Сбором и подтверждением подлинности части документов заниматься будут не учебные заведения, а государственные органы. Например, школа направила нам документы, а мы сами связываемся с пожарными, Роспотребнадзором и другими ведомствами. Если они подтверждают, что в данной школе всё в порядке, учреждению выдается лицензия. Но нельзя забывать, что через год мы приезжаем и проверяем…

— Пожарные и Роспотребнадзор будут принимать школы тоже по бумагам?

— Нет, они работают на местах, согласно своим ведомственным требованиям. Их районные службы будут вести контроль.

Всё-таки, с 1 января произошли действительно серьёзные изменения в сфере образования. И хотелось бы, чтобы директорский корпус, педагоги и общественность поняли это.


Олеся Иванова, «Забайкальский рабочий», №11



«У нынешних студентов, к сожалению, этого нет. У них общение заканчивается за дверью аудитории. Отсидели, разбежались, подытоживает свои воспоминания о студенческих годах заслуженный врач РФ Татьяна Белокриницкая и продолжает, — Безусловно, современный студент иной. Он очень эрудирован, ведь сейчас такой обширный поток информации. Но и в то же время упразднены какие-то социальные нормы и правила. Нынешние студенты немного «безбашенные», очень демократичные, достаточно беспардонные». В интервью «Экстре», приуроченному ко Татьяниному дню, Татьяна Евгеньевна вспоминает эпидемию свиного гриппа, когда слаженные действия медицинских работников помогли уберечь беременных девушек от трагического исхода заболевания: «Надо было что-то делать и делать самим. Мы срочно проанализировали все случаи умерших, всю нашу лечебную тактику, по крупицам собрали данные мировой медицинской литературы. И буквально за две ночи разработали клинический протокол, который в последующем был утверждён министерством здравоохранения России, как информационно-методическое письмо. Опыт показал, что мы правильно сработали».

Итак, она звалась Татьяной



Татьяна Белокриницкая: «С другим именем себя не представляю!».



Именно в Татьянин день, 12 (ныне – 25-го) января 1755 года, императрица Елизавета Петровна подписала указ «Об учреждении Московского университета». С тех пор святая Татиана считается покровительницей студентов, а в 2005 году День российского студенчества был официально установлен Указом Президента РФ. Наша собеседница – врач акушер-гинеколог высшей квалификации, заслуженный врач РФ Татьяна Белокриницкая – не только носит имя великой святой, но и уже немало лет обучает студентов нелёгкому медицинскому ремеслу.

«Ты клятву давал?»



Её я знаю лет эдак двадцать пять. И при встречах всегда с удивлением замечаю: внешне она не меняется – маленькая, худенькая, лишними килограммами не обременённая. Блеск в глазах, улыбка и энергии – на десятерых.

— Тань, как тебе удаётся такую форму сохранять?

— А у меня привычки хорошие. В первую очередь – правильное рациональное пищевое поведение – не заедать стресс, а забегать его, заплавать, запарить в сауне. Два раза в неделю обязательно бассейн, два раза в неделю бегаю по 7-10 километров. Могут все эти мероприятия быть и внеплановыми, если был напряжённый день. Врачу-хирургу без этого нельзя.

Врач-хирург Татьяна Белокриницкая – в нашем городе личность известная. Не у одной мамочки от этого имени сердечко радостно ёкает: помогла, спасла, на беду откликнулась. И Татьян в крае, в честь Белокриницкой названных, немало. Есть даже полная тёзка – Татьяна Евгеньевна.
— Как правило, так своих дочек называют женщины, вылеченные от бесплодия, или которым трудно досталась беременность, — говорит она. – Мы и дальше отношения поддерживаем, у меня даже фотоальбом есть с этими детьми. В динамике развития. Сейчас имя Татьяна – редкое, и очень приятно, когда пациенты дают его своим детям. Крестниц достаточно у меня…

Татьяна Белокриницкая с золотой медалью окончила 51-ю читинскую школу, потом – с отличием медицинский институт. Училась настойчиво и, в то же время, весело: занималась в научном обществе, была старостой и организатором студенческих праздников.

— В студенчестве группой обязательно тусовались, к Татьяниному дню готовили песни-пляски, обязательно эпиграммы друг на друга писали. Песенки сочиняли: «Думал я, ты – продавец, и пошли мы под венец. Гинекологом была! Пидманула-пидвела…», — смеётся Татьяна.

У них был очень дружный курс. Невероятно, но бывшие студенты до сих пор собираются каждые пять лет, причем, встречи эти отмечают широко и с размахом – сначала в академии, потом, например, на Арахлее. Обязательно сценарий пишут. Раньше на эти встречи приводили своих детей, теперь – внуков. Некоторые однокурсники Татьяны Белокриницкой стали семейными парами. Мало того: есть семейные пары и между детьми однокурсников!

В этом «звёздном» курсе – доктора наук, главные врачи, начмеды, заведующие отделениями больниц и в городе, и в регионе. Очень много кандидатов наук и преподавателей медакадемии. Есть даже «целый» министр – Валерий Кожевников, министр здравоохранения Бурятии.
Она очень дорожит студенческой дружбой. И вздыхает: «У нынешних студентов, к сожалению, этого нет. У них общение заканчивается за дверью аудитории. Отсидели, разбежались. Мы же нуждались друг в друге. И учились с интересом, по-честному, по-настоящему. Безусловно, современный студент иной. Он очень эрудирован, ведь сейчас такой обширный поток информации. Но и в то же время упразднены какие-то социальные нормы и правила. Нынешние студенты немного «безбашенные», очень демократичные, достаточно беспардонные.

— Мы всегда друг другу помогали. У нас даже такая клятва была, когда в 85-м году вуз заканчивали: «Надеждой и опорой сокурсникам быть – клянёмся, с честью халат медицинский носить – клянемся, вуз наш родной никогда не забыть – клянёмся, клянёмся, клянёмся!» — вспоминает Татьяна Евгеньевна. – Например, поначалу, дежуришь – возникает проблема перевода больных, а мест нет. Звоню в другой стационар и слышу от однокурсника: «Таня, ты меня режешь без ножа. Куда я возьму?». Я ему: «Ты клятву давал?». Он мне: «Давал. Ну, ладно, сейчас что-нибудь придумаю…».

Она очень дорожит студенческой дружбой. И вздыхает: «У нынешних студентов, к сожалению, этого нет. У них общение заканчивается за дверью аудитории. Отсидели, разбежались. Мы же нуждались друг в друге. И учились с интересом, по-честному, по-настоящему. Безусловно, современный студент иной. Он очень эрудирован, ведь сейчас такой обширный поток информации. Но и в то же время упразднены какие-то социальные нормы и правила. Нынешние студенты немного «безбашенные», очень демократичные, достаточно беспардонные. Но Татьянин день для них тоже – святое. Говорят, что, если в зачётке четвёрки и пятёрки, в этот день скидки есть в кафе и ресторанах».

«День танькиста»



Татьянин день в её семье стараются отмечать. В разных вариантах – или сауна с бассейном, или дружеское застолье. Так счастливо по жизни случилось, что лучшие подруги Белокриницкой – тоже Татьяны. «День танькиста» — такое название однажды дал этому дню муж одной из Татьян. Название прижилось.

Правда, попраздновать в «День танькиста» не всегда удаётся. Работа не даёт. Уже десять лет она заведует кафедрой акушерства и гинекологии медакадемии. Написала около 400 научных публикаций, пять монографий, более 30 руководств и пособий для врачей и студентов. Под руководством профессора Белокриницкой выполнены и защищены одна докторская и 15 кандидатских диссертаций, а сама она докторскую в 33 года защитила. У неё даже собственные изобретения есть. Запатентованные! Но, прежде всего, она – практический врач. А это значит, что выходные и праздники для Татьяны Евгеньевны в любой момент могут превратиться в трудовые будни. Не в рутинные будни, а супернеординарные. Одна прошлогодняя пандемия свиного гриппа чего стоит.

— У нас переболело 28 процентов беременных – каждая четвертая! Летальность составила 0,12 процента. У беременных очень тяжело пневмония протекала, ведь лёгкие плохо вентилируются, — вспоминает Татьяна Евгеньевна.

Высокие комиссии, которые приезжали тогда в Читу, конкретных рекомендаций не давали. Инфекционисты не знали, как лечить это заболевание. Сначала три женщины погибли, потом ещё две.

— Надо было что-то делать и делать самим. Мы срочно проанализировали все случаи умерших, всю нашу лечебную тактику, по крупицам собрали данные мировой медицинской литературы. И буквально за две ночи разработали клинический протокол, который в последующем был утверждён министерством здравоохранения России, как информационно-методическое письмо. Опыт показал, что мы правильно сработали. В нынешние новогодние праздники возникла эпидемия свиного гриппа в Томске, так коллеги звонят, говорят: «Спасибо, мы работаем по вашему протоколу!», — гордится Татьяна Евгеньевна.

Так что не до отдыха. А если удаётся – любит фильмы посмотреть. За приключениями молодых врачей в «Интернах» на ТНТ, например, с удовольствием следила:
— Психологическое состояние больницы, когда интерны в коллективе, здорово передано. Их отношение к жизни, их опыт, который они приобретают в процессе контакта с больными и наставниками. А потом юмор, оптимизм, добро, стремление прийти на помощь – это прекрасно, мне это нравится. Правда, посмотреть кино могу только в записи. А в реальном времени – только новости. Времени не хватает.

«Татьяна – это диагноз»



Студентки-Татьяны у Белокриницкой привилегий не имеют.
— Здесь не может быть двойных стандартов. Я очень требовательная в профессиональном плане, потому что в профессии врача необходим высочайший уровень ответственности. Кроме того, я считаю, что с Татьяны вообще спрос больше. Как мы с подругами говорим: «Татьяна – это диагноз».

В переводе с древнегреческого Татьяна означает «устроительница», «учредительница». Татьяна Евгеньевна Белокриницкая – устроительница по всем аспектам. Во взаимоотношениях между людьми. Устроительница в плане обучения. Она – инициатор, у неё постоянно много идей в усовершенствовании лечебного процесса. Она – новатор. Она – подвижник.

— Я настолько люблю Забайкалье, что без него не могу, — говорит Белокриницкая, получая многочисленные предложения о работе и в стране, и за рубежом. – Я с радостью отправляюсь на конгрессы и зарубежные форумы – безусловно, это цивилизация, культура совершенно иная, но с такой же радостью всегда возвращаюсь в Читу! Даже на трапе самолета стою и балдею от этого высокого бездонного неба, ясного горизонта – просто силы возвращаются. Только здесь я восстанавливаюсь и никуда не хочу уезжать отсюда, честное слово! И с другим именем себя не представляю!


Ирина Баринова, «Экстра», №4



Предприниматель Сергей Рачков обращался к прокурору края, чтобы привлечь к ответственности главного архитектора Читы, заместителя мэра Анатолия Куликова за фальсификацию документов. «Итогом многомесячной экскурсии по кабинетам чиновников и желания отстоять свою правоту в суде стало обязание ОАО «РУС» освободить земельный участок и снести подземно-надземную стоянку, которую компания за время споров успела выстроить. Также судья постановил снести и бетонный забор вокруг стоянки», — пишет Юлия Скорнякова в свежей «Экстре». Издание не первый раз рассказывает о деятельности ОАО «РУС», и вот очередная история.

Вопрос на застройку



Строительство – дело сложное и не терпящее погрешностей: сантиметр – к сантиметру, рубль – к рублю, документ – к документу. И ведь даже точки и запятые в этих документах имеют вес. Так же, как и подписи с уточнениями напротив и без них.

Чита – город по современным меркам маленький, город строящийся. Именно из-за небольших площадей и растущих, как на дрожжах, строек борьба за каждый квадратный метр в центре либо в «престижных» районах становится делом принципа.

После публикации о разбирательстве читинки Регины Граяускайте с компанией «Региональное управление строительства» («РУС») в редакцию «Экстры» пришёл Борис Зиневич, представитель предпринимателя Сергея Рачкова.

— У нас история, наверное, даже позанятней, — улыбнулся он. – И всё с той же компанией.

Метр – к метру



В июне 2009 года Сергей Рачков заключил договор аренды земельного участка с Департаментом государственного имущества и земельных отношений Забайкальского края.

По документу на неопределённый срок ему предоставлялся земельный участок площадью 1085 квадратных метров, на котором, по замыслу, впоследствии должна была быть построена автостоянка. Участок, надо уточнить, находится в районе микрорайона Октябрьский.

22 сентября 2009 года, по словам Сергея Рачкова, был подписан акт выбора земельного участка для строительства наземно-подземной автостоянки. Заказчиком этой работы выступал он сам. «Согласование, — уточнил Рачков, — было проведено со всеми членами комиссии».

В комиссию, помимо заместителя мэра Анатолия Куликова и начальника управления, главного архитектора Читы В.А. Старостина, входили представители городского комитета по управлению имуществом, управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, управления благоустройства и экологии комитета ЖКХ города и ещё шести ведомств, так или иначе касающихся земельных вопросов.

«Комиссия по выбору земельных участков, — написал Сергей Рачков в жалобе прокурору, — установила, что … рассматриваемый участок свободен от застройки и посчитала целесообразным использовать его для строительства надземно-подземной автостоянки». Проще говоря, чиновники различных ведомств согласились, что гаражи на этом месте вполне могут существовать без угрозы для жизни людей и нового микрорайона.

А 11 декабря 2009 года из городской администрации пришло ещё одно письмо. В нём заместитель председателя комитета по управлению имуществом Читы сообщал, что утверждение схемы расположения участка на кадастровом плане приостановлено, так как «рассматриваемый земельный участок относится к зоне застройки многотажными жилыми домами». Строительство гаражей здесь являлось условно разрешённым видом использования. А поэтому для предоставления разрешения на этот вид деятельности Сергею Рачкову необходимо было направить заявление в комиссию по подготовке проектов правил землепользования и застройки Читы. Разрешение, объясняли в письме, может быть предоставлено после публичных слушаний.

Для соблюдения этих правил Сергей Рачков подал документы на имя Анатолия Куликова, в которых просил комиссию согласовать использование участка для строительства стоянки.

Рубль — к рублю



«После того, как акт выбора земельного участка, архитектурно-планировочное обоснование и другие документы были сданы мною в комиссию, в акте выбора земельного участка от 22 сентября 2009 года задним числом Управлением архитектуры города на месте согласования была сделана дописка о том, что размещение автостоянки не может быть согласовано», — пишет Сергей Рачков. По его утверждению, документы были сфальсифицированы.

«Публичные слушания по данному вопросу не проводились, на заседание комиссии я приглашён не был, однако 3 февраля 2010 года заместитель мэра Куликов письмом сообщил мне, что моё заявление рассмотрено на заседании комиссии в конце января, участок расположен в пределах территории, на которую разработан и утверждён проект планировки и представленные мною документы выполнены без учёта подготовленной градостроительной документации и ранее разработанной документации по застройке мкр. Октябрьский».

Комиссия решила Рачкову отказать, «хотя на момент заключения мною договора аренды, — пишет предприниматель, — никаких обременении по участку не установлено, проектная документация на него отсутствовала».

Вскоре участок, который арендовал Сергей Рачков, был огорожен и работать там начало «Региональное управление строительства». На территорию заехал строительный кран, были установлены прикрановые рельсы и завезены стройматериалы. Арендатору доступ на территорию был закрыт.

Всё это время арендную плату Рачков исправно платил.

Документ – к документу



Сергей Рачков обратился к прокурору края с просьбой привлечь к ответственности главного архитектора города, заместителя мэра Читы Куликова и секретаря комиссии.

Прокуратура в действиях администрации Читы и городского управления архитектуры ничего противоправного не увидела, а по вопросу с захватом земли посоветовала обратиться в арбитражный суд. Что предприниматель и сделал.

Представитель ответчика – компании «РУС» — полностью отрицал доводы истца и утверждал, что сейчас решается вопрос о расторжении с Рачковым договора аренды. Суд счёл эти доводы несостоятельными.

Итогом многомесячной экскурсии по кабинетам чиновников и желания отстоять свою правоту в суде стало обязание ОАО «РУС» освободить земельный участок и снести подземно-надземную стоянку, которую компания за время споров успела выстроить. Также судья постановил снести и бетонный забор вокруг стоянки.

Отметим, что пока решение в силу не вступило.


Юлия Скорнякова, «Экстра», №4



История «дедушек доступной связи» — пейджеров — опубликована в «Эффекте». Кира Крапивкина вспоминает как это было, сколько стоило, где продавалось и что отправлялось. Можно присоединиться и улыбнуться.

Дедушка доступной связи



Пейджеры в Чите: как это было



«Давным-давно, в стародавние времена, когда не было ещё айфонов навороченных да айподов гламурных, носили люди добрые на кушаках вышитых, поясах кожаных да в карманах джинсовых чудо-чудное, диво-дивное – пейджер прозываемое… И был тот пейджер о двух (трёх, четырёх) кнопочках, красненьких да зелёненьких. А пищал тот пейджер голоском тоненьким да противненьким, что комар болотный…»



Примерно такую сказочку могла бы рассказать внуку на ночь бабушка-2011. Согласитесь, разве не выросло уже целое поколение народу, которому слово «пейджер» не совсем понятно? По крайней мере, с тем значением, которое привыкли мы придавать этому модному когда-то словечку, сегодняшние детки и тинейджеры его никак не ассоциируют. А ведь с ним связан не такой уж малый, более чем в десять лет, отрезок нашей жизни конца 90-х – начала 2000-годов.



«Главное не какчество, а коликчество»



Вообще-то, пейджер штука не такая уж и молодая. Если верить достоверным источникам, родился он аж в 56 году прошлого столетия, так что нынче у него «пенсионный» юбилей – целых 55 лет. Впрочем, в России, как и следовало ожидать, он появился гораздо позже, годах эдак в девяностых. Ну и в Читу, разумеется, как всё когда-то новое и модное, пришёл с опозданием. В1996 году в столице Забайкалья появилась первая пейджинговая компания – «КИТ» («Коммуникационно-информационные технологии»). Причём пейджеры в ней были поначалу только цифровыми, неспособными «читать» тексты. А в следующем, 1997-м, на новом тогда ещё рынке пейджинга возникла вторая (и последняя) забайкальская пейджинговая контора с претенциозным названием «Современные Системы Связи», которая была представителем российской компании «Мобил Телеком». Этим конкуренция и ограничилась – в столь малочисленном и отдалённом регионе, как наш, создавать третье, четвёртое и т.д. подобное предприятие было уже бессмысленно.

Не нужно быть экономистом, чтобы понять простую вещь: чем меньше конкуренция, тем хуже качество услуги или товара. Бороться за клиента не надо, он и так придёт – от нужды. Чего греха таить, читинские пейджинговые царьки этим успешно пользовались. Бывало всякое: и сообщения (причём, как правило, самые важные) терялись где-то в загадочном мире радиоволн, и передающее оборудование частенько из строя выходило, и только что купленные пейджеры ломались, и операторы грубили… А продавцы супермодного товара меж тем только и успевали грести деньжата лопатой – потребительский ажиотаж вокруг новейшего на тот момент средства связи разворачивался нешуточный.

И гламурненько, и недорого



Однако, несмотря на то, что качество забайкальской пейджинговой связи явно оставляло желать неоспоримое преимущество – дешевизна. В девяностые годы мобильные телефоны, пусть даже громоздкие и смешные по сравнению с нынешними, могли себе позволить далеко не все забайкальцы. Мобилами пользовались такие категории граждан, как мажоры из числа государственных функционеров, представители криминала и бизнесмены, ну плюс некоторые избранные бизнесвумены. Да и услуги самой сотовой связи (абонентская плата, минута разговора и т.д. ) в Чите были безумно дороги всё из-за того же пресловутого отсутствия здоровой конкуренции. Простому народу демократичный и скромный пейджер с его вполне приемлемой абонентской платой – максимум 200 рублей в месяц – был как-то ближе к сердцу.

Кстати, поначалу, в первые годы появления в Чите пейджер, как и сотовый телефон, был неким символом престижа. Некоторые особо выпендрёжные товарищи, в основном, представители молодёжи, а также гламурные девушки носили его на поясе, украшали изящными цепочками и красивыми брелочками. Особым шиком считалось менять цветные панельки на некоторых моделях пейджеров, они продавались отдельно. Народ побогаче и посолиднев предпочитал восьмистрочные «Филипсы» и четырёхстрочные «НЭКи»- эти модели были самые мощные и самые дорогие. За крупный дисплей их прозвали «телевизорами». Те, чей кошелёк был поскромнее, покупали недорогие, но вполне себе симпатичные «Бумеранги», «Моторолы», «Фроги», «Навигаторы», «Самсунги», «Супервайзеры».

Братва, кольцо и вагон яблок



Автору довелось работать в одной из вышеуказанных компаний несколько лет, поэтому оборотная и весьма неприглядная сторона такого милого с виду пейджера знакома мне, так сказать, изнутри. Имею в виду не микросхему радиоприборчиков, а ту потайную жизнь, что вели их хозяева в виртуально-пейджинговой реальности. Жизнь эта была порой «достойна кисти Айвазовского», как говаривал чеховский персонаж. Какие бури и страсти кипели в ней! На глазах, вернее, ушах девушек-операторов, которые день и ночь передавали бесчисленные сообщения, разворачивались целые «санты-барбары» и «звёздные войны». Создавались и рушились семьи: «Жених, ты где с кольцами? Шампанское закипает, невеста в слезах! Пьяные гости». Рождались дети: «Серёга, поздравляем с сыном! Ждём следующего! Лучше двух!». Неверные мужья посредством пейджера назначали встречи любовницам, а разгневанные жены передавали всё, что думали о них, всё на тот же несчастный пейджер: «Скажи своей любовнице: если опять оставит лифчик у тебя в машине, я его постираю вместе с твоими вонючими носками. Жена». Читинская братва забивала стрелки: «Брат, подъезжай, жду тебя там. Ты знаешь где. По сути всё. С уважением, брат», а бизнесмены сокрушались по поводу неудачных сделок: «Из-за тебя просрал вагон яблок! Где ты шарахался всю ночь?. .. .. .. .» (Нецензурные выражения передавать было запрещено, вместо них ставили точки). Очень запомнился артистичный мужчина, который частенько передавал сообщения одному и тому же абоненту примерно с таким текстом: «Михалыч, жду в бане, тут голые девки, а я один. Срочно приезжай. Анатольич». Причём с операторами разговаривал голосами различных политиков: Горбачёва, Ленина, Брежнева, Ельцина, иногда Сталина. Заслышав голос последнего, девушки торжественно привставали – перед вождём всех народов хотелось выглядеть особенно респектабельно.

Операторам, кроме вполне конкретных сообщений, порой приходилось выслушивать целые исповеди, особенно в ночные смены: от плачущих жен, разочаровавшихся в жизни мужчин, сексуально озабоченных подростков. Иногда, без преувеличения, операторы прямо-таки спасали жизнь, ведя душеспасительные беседы с несчастными на том конце провода. Сопереживали чужому горю, смеялись удачным шуткам и радовались вместе со счастливыми клиентами. У каждой работницы этого поистине невидимого фронта обязательно были поклонники. Некоторые девушки умудрялись знакомиться с абонентами и даже выходили замуж. Могу авторитетно заявить: пейджер своим существованием не только облегчал жизнь, держа людей на связи и способствуя мировому техническому прогрессу, но и влиял на судьбы какой-то потусторонней силой.

В середине двухтысячных годов в Читу уверенно пришагали один за другим федеральные сотовые операторы. Это означало одно – бедолага пейджинг умирает. И хотя пейджер как бурно возник, так и быстро исчез, в новом тысячелетии уступив дорогу более совершенным средствам связи (ничего не поделаешь, прогресс есть прогресс), всё же в жизни людей, оказавшихся на стыке двух веков, 20-го и 21-го, он сыграл весьма важную роль. На том ему сердечное наше спасибо.

Самые забавные сообщения на пейджер



— Марина, мясо взвешивайте вместе с продавцом.
— Толик, жду тебя в лесу, где дерево.
— Иваныч, даю тебе наводку… (к оператору) Девушка, «наводку» слитно напишите!
— Подгони лифт, я с мешком картошки.
— Вася, привези презервативы, работать не в чем! (Из сообщений работниц службы досуга).


— Нужны две. Белая и чёрная. С большими буферами и батонами. На час. Побыстрее. Тамара Степановна (все та же служба досуга).


— Милый, ты забыл пейджер дома. Жена
 — Забери садика из Владика… Тьфу ты, Владика из садика!
— Брат, подъезжай, жду тебя там. Ты знаешь где. По сути всё. С уважением, брат (из суровых пацанских будней)


— Извини, приехать не могу, застрял у брата… (Оператор: «Кто застрял?? Вибратор??»)


— Я в морге. Мясо не забыл, захвачу, не переживай. Любящий муж.

Справка «Эффекта»



Пейджер (англ. pager от to page – звать, вызывать) – миниатюрное беспроводное устройство для приёма и записи текстовых сообщений (приёмник персонального радиовызова). Простонародные названия: пагер, тамагоча, бибикалка, пищалка.



Кира Крапивкина, «Эффект», №4



Людмила Арзамасцева в «Читинском обозрении» радуется тому, что на Ленина,39 восстанавливают дом Левенсона, тот, в котором находилась детская больница. А также тому, что в Чите это не первое историческое здание, которое начали ремонтировать: «В последние годы в Чите «запели» удивительные братья, похожие на терема, по улице Анохина, 53-55 – дома купцов Игнатьевых, возведённые в начале XX века. Немногим ранее «повезло» дому №37 по улице Анохина, №35 по улице Амурской. Постройки принадлежали купцам Лангоцкому и Голланду».

Загадочная душа Читы старинной



«В своём дому любил аристократ


Капризные изгибы и уступы,


Убранный медальонами фасад


С гирляндами колон ненужных купы…


На крыше ваз или амуров ряд,


На воротах – причудливые группы…



Именно эти стихи А.К. Толстого я вспомнила, проходя недавно мимо дома №39 по улице Ленина. Правда, вся эта архитектурная красота пока ещё закрыта забором, потому как недавно здесь шёл ремонт, окраска фасадов (поэтому и фотографию дома сделать не получилось). Как только снимут ограждение, взору прохожих откроется один из самых примечательных архитектурных шедевров, дом Д.А. Левенсона, построенный в 1912 г.



До реставрации в доме Левенсона была детская больница. Но сейчас, после приведения его в изначальное состояние, здание выставлено на торги, о чём говорит объявление на фасаде. Кто бы ни был новым владельцем этой роскошной постройки, хочется верить, что в запущении она находиться не будет. В последние годы, казалось, с этого дома вот-вот слетят пласты штукатурки, лепнина фасада, упадут вазы с крыши…

Сколько зданий в Чите, построенных в начале прошлого века, терпели унизительное существование в советское время или перестраивались до неузнаваемости! Яркий пример тому – гостиница «Даурия». Возведённое сто с лишним лет назад «Даурское подворье» было украшением Амурской улицы. Трёхэтажное, в стиле «модерн» с балкончиками, круглыми и полукруглыми окнами, козырьками, башенками, с высокой рекламной стеной с западного фасада, оно производило великолепное впечатление. Но в 70-е годы все «излишества» были удалены, надстроено два этажа – теперь мы видим серую пятиэтажную казарму.

Всё то, что досталось нам из архитектурного наследия с дореволюционных времён, в 20-30-е годы прошлого века постепенно утрачивалось. О каком-либо бережном сохранении не задумывались. Уничтожили храм Александра Невского. Надстраивали, пристраивали, перепланировали старинные дома. Список исчезнувших и изувеченных зданий велик. Чего стоит безобразная пристройка Центрального суда к дому Полутова (в котором располагается сегодня администрация и Дума Читы). И, наконец, чуть было не потеряли площадь Декабристов.

А ведь памятники архитектуры – не просто красивые вещи. Одной эстетикой их не измеришь. Теряя культурное достояние, мы перестаём понимать своих предков, тем самым освобождая своих потомков от необходимости понимать нас. Так разрываем «веков связующую нить». Так, живя в конкретное время, приговариваем себя к безвременью.

Как много мы уже утратили в облике нашего города, доставшегося нам в наследство от наших предков! Но вот, кажется, наступило потепление. И об этом говорит не только тот самый дом по улице Ленина, 39, с которого я начала этот разговор.

Поль Валери, французский поэт, говорил: «Есть здания немые. Есть здания, которые говорят. Но лишь несколько зданий, которые поют». В последние годы в Чите «запели» удивительные братья, похожие на терема, по улице Анохина, 53-55 – дома купцов Игнатьевых, возведённые в начале XX века. Немногим ранее «повезло» дому №37 по улице Анохина, №35 по улице Амурской. Постройки принадлежали купцам Лангоцкому и Голланду.

Но надо торопиться. Ветшают и стареют шедевры старой Читы. Время работает против них.

Особый разговор о деревянных постройках. В полный упадок приходит дом-корабль или дом с рыбками, инженера Тимоховича по улице Нагорной. Ему уже 100 лет. Судя по старой фотографии, это застывшая музыкальная сказка в дереве. Но попробуйте его узнать и найти на указанной улице.

Деревянное зодчество – это синтез многих искусств: живописи, пластики, скульптуры, фактуры. Страшно подумать, но не так давно очень серьёзно стоял вопрос о сносе теремка по улице Бабушкина. Спасибо архитекторам, краеведам, историкам – отстояли, защитили этот деревянный дворец! Но парящей резьбы и луковиц куполов становится у нас всё меньше и меньше.

На центральном входе в парк ОДОРА (там, где сейчас стоят танки и пушки) 110 лет тому назад была сооружена беседка.

Строители-умельцы не только украсили её роскошной пропильной резьбой, но и сумели создать под её шатровой крышей великолепную акустику. Духовой оркестр слышен был отсюда далеко в округе. Окрашенная в зелёно-белый цвет, беседка словно плавала среди яркой зелени декоративных кустов и дивных цветов. В 1972 году беседку разобрали для аттракциона с автомобилями.

В Забайкалье считалось делом чести при строительстве деревянных домов оформить декором наличники, фризы, карнизы, балкончики, навесы над входами, дверные полотна. Эти шедевры едва ли сможет кто-либо повторить сейчас. Они очаровывают, завораживают. А если сумеешь проникнуться их исторической ценностью, их тайнами, начинаешь чувствовать себя заодно с этим домом, понимать его душу. Как не согласиться с Константином Паустовским: «История домов бывает подчас интереснее человеческой жизни, Дома долговечнее людей и бывают свидетелями нескольких людских поколений».

Так как же сохранить хотя бы то, что ещё осталось? При таких темпах, как сейчас идёт восстановление и реставрация старинных зданий, многое сгорит, развалится, исчезнет в длительном ожидании своей очереди. Исчезают особый колорит и красота Читы. Мы теряем бесценное архитектурное наследие, доставшееся городу совершенно бесплатно в результате конфискаций, национализации и репрессий. И это – тоже часть нашей истории, связанной с судьбами людей и домов, пусть не самая лучшая. Но забывать о ней мы не вправе!


Людмила Арзамасцева, «Читинское обозрение», №4



«Теплится жизнь» — лейтмотив рассказа Галины Балагуровой о далёких забайкальских деревнях, приисках и разъездах, в которых живут порой всего два человека, опубликован в «Земле». Автор побывала в разъезде Красавка, где раньше на трёхсот жителей стояла школа, больница, магазины, а теперь доживают свой век лишь двое человек, расстапливая баньку и угощая добрых людей, а также защищаясь от злых.

А жизнь проносится мимо



Деревни, посёлки, прииски, разъезды – они как люди. Одним уготована длинная, спокойная, благополучная жизнь. Другие, не исчерпав свои возможности, уныло и тихо умирают. И только покосившиеся избы, наглухо заколоченные окна, да беззлобно брешущие собаки напоминают о бурлившей в них когда-то жизни.

В России сегодня двадцать тысяч поселений, в некоторые из них входят десятки малых населённых пунктов. За минувшие двадцать лет с лика земли исчезли около семнадцати тысяч малых родин наших соотечественников. Примерно столько же обречены на исчезновение в ближайшее время, в них доживают свой век один-два человека.

Зайкин лог, Тетёркин ключ, Бедовый, Колокольный, Красавка, Потайка – только вслушайтесь, названия-то какие! А какие должно быть люди жили в этих населённых пунктах! Это не сёла, это – железнодорожные разъезды, которые так часто мелькают перед нашим взором в окнах поездов, несущихся по железной дороге. Один, два, три дома, реже – улочка, это и есть разъезды, которые сегодня стремительно умирают, а до недавнего времени были надёжной опорой железной дороги. На разъездах проживали не только рабочие-путейцы, но и обслуживающий персонал подсобных хозяйств – дорога обладала мощной социальной структурой, в которую входили не только клубы, школы и больницы, но и сельскохозяйственное производство.

Закрыть школу – убить станцию



Только в городском поселении «Амазарское» Могочинского района восемь населённых пунктов, которые, по мнению работников муниципалитета, доживают последние свои годы. Статистика в отношении их неутешительна: на разъезде Германовский сейчас проживают три человека, в Красавке – два, в Колокольном – одиннадцать, в Потайке – два. Сухие цифры, за которыми – жизнь, с бедами и радостями, с проблемами, решить которые в условиях неминуемого вымирания куда сложнее, чем жителям крупных сёл, районных центров или городов.

— В городском поселении «Амазарское» проживают 2657 человек, — рассказывает заместитель главы поселения И. Федотова, — 176 из которых на станциях и разъездах. До недавнего времени на втором месте после Амазара по численности населения была станция Жанна, по преданию названная так в честь дочери известного землепроходца, Ерофея Павловича Хабарова. Благодаря ему наши земли были открыты для государства Российского, и не удивительно, что в память о нём названы многие населённые пункты –станция Ерофей Павлович и город Хабаровск.

До 2008 года в Жанне работала начальная школа. Всем известно, что школа является главной составляющей в жизни любого населённого пункта. Пока пристроены дети, пока есть условия для их обучения, люди будут жить, мало, кто отважится сорваться с насиженного места в наше непростое время.

Закрыть малокомплектную школу – значит убить посёлок. Но закрывают, а значит и убивают. Как только был повешен замок на образовательное учреждение, люди поехали. Кто в Амазар, кто – в Могочу, но большинство предпочли соседний регион. Люди, не имеющие возможности приобрести жильё на новом месте, отправили своих детей в железнодорожный интернат, который находится в Ерофее Павловиче, но со временем и сами переберутся поближе к ним.

К сожалению, жизнь показывает, что программа реструктуризации в стране ещё далека до завершения, а значит, что при ретивом исполнении будут пущены в распыл больницы, библиотеки, клубы и школы. Гильотина ждёт ещё тысячи и тысячи деревень, сёл, станиц и станций.

— Сейчас население Жанны – 111 человек, большинство из которых заняты на обслуживании железнодорожной контактной сети, — продолжает рассказывать И. Федотова, — а что будет со станцией дальше – увидим.

Есть в городском поселении единственный населённый пункт, не имеющий отношения к железной дороге – село Покровка. Работает в нём метеостанция и контрольно-пропускной пункт, вокруг которых теплится жизнь для семи местных жителей.

Станции Мало-Ковали и Чичатка живут и уповают на железную дорогу – обслуживание путей и тяговой подстанции являются единственным спасением от безработицы для 24 малоковалинцев и 16 жителей Чичатки.

Две калеки осталось



Как же живут люди в такой глухомани? Лучше – один раз увидеть, как благодаря им – двум последним жителям, которых никто нигде не ждёт и которые не могут позволить себе приобрести жильё ни в центре поселения – Амазаре, ни где бы то ни было ещё, теплится жизнь на разъезде. Мы едем в Красавку. До разъезда – 12 километров, но добраться всё равно проблема – ни личного, ни служебного транспорта у главы поселения нет. Ждём местного предпринимателя, Вячеслава Котова, который согласился быть нашим водителем и гидом в этой небольшой по расстоянию поездке.

День клонился к вечеру, последние метров пятьсот мы преодолеваем пешком, по узкой тропинке, протоптанной от железнодорожных путей к единственному сохранившемуся дому. Шаг влево, шаг вправо и ты оказываешься по колено в снегу, подъезда со стороны федеральной трассы нет, с другой стороны дома – железнодорожное полотно.

При взгляде на этот большой типовой барак и струйку дыма, вьющуюся над печной трубой, охватывает пронзительное чувство, нет, не тоски, а грусти и жалости к людям, запертым в этих необычайно красивых просторах, рядом с цивилизацией, и всё же брошенных на произвол судьбы. Возле дома – собачья будка. Пёс рвётся с цепи и недовольно умолкает лишь по окрику хозяина. Как выяснилось позже, свой собачий хлеб он проедает не зря, без надёжной охраны жить стало страшно, и чем злее собака, тем спокойнее чувствуют себя хозяева.

Виктор Столяров и Лариса Сластина вдвоём на разъезде Красавка живут уже несколько лет. Он – сын Почётного железнодорожника, отдавшего дороге 46 лет своей жизни, Столярова Владимира Семёновича, она – из неместных, занесённая на разъезд волею случая.

— О — о — о! — по стариковски тянет Виктор, — разъезд раньше большой был, человек триста жило! Молодёжи было много, ребятишек, это сейчас нас две калеки осталось. Школа, магазин – это для разъезда было обязательно. Была и работа – кто на путях работал, кто в подхозе. У нас на разъезде были большие, сенокосные угодья. Готовили корма для скота, а ферма была в Германовском, тем люди и жили.

Основной развал случился в середине 80-х годов. После большого пожара, стали люди разъезжаться кто куда, и вот результат – одни мы остались.

У Виктора 21 год стажа работы на железной дороге, после долгого перерыва снова устроился монтёром пути и большую часть времени проводит на работе, а дома – Лариса.
Л. Сластина – мать троих детей-подростков, живут они у бабушки в городе Тында. «Учатся там, — говорит Лариса, — а к нам и на каникулы ехать не хотят: «Что у вас делать?». Работы для женщины на разъезде нет, на учёте в центре занятости она тоже не состоит – выехать проблема, но дел и дома хватает. Имеется небольшое хозяйство – корова да курочки, огород – подспорье серьёзное. За водой ходят на речку – Большая Чичатка протекает метрах в восьмистах. Он несёт воду в вёдрах, а следом она – лёд в мешках погружен на санки – так легче. На несколько дней запаса хватит.

— Страшно жить здесь стало, — говорит хозяйка, — народу много шляется разного. Бывают просто пешеходы, а бывают и «лихие» люди – кто из тюрьмы освободился, кто от милиции скрывается. Переночевать просятся, в баньке помыться, перекусить чего. Кто с добром приходит, тем не отказываем, а от злоумышленников надо не только двери закрывать, но и отпор давать не раз приходилось. Бывает, что путейцы выручают – когда предупредят, чтобы гостя ждала, а когда и припугнут непрошенного.

Много разных историй рассказали Лариса и Виктор о жизни на разъезде. И о том, как прибился к ним грабитель из Амазара, которого здесь же и милиция задержала, и о том, что колонок повадился курочек таскать. А ещё живут в соседнем лесу два соболя, их следы Виктор уже изучил и не раз замечал, как выясняли они отношения с хозяйским котом.

А за окном – вот она, цивилизация. Лампочка Ильича, федеральная трасса и десятки поездов с ярко освещёнными окнами вагонов, в которых люди иногда взмахнут рукой одинокой фигурке, стоящей возле единственного дома посреди тайги. Для них же жизнь не идёт, для них она проносится, но, к сожалению – мимо!


Галина Балагурова, «Земля», №4



Заместитель генерального директора ОАО «ТГК-14» по сбыту Юрий Дорфман подробно и понятно объясняет принципы действия 261 Федерального закона, отвечая на вопросы журналиста «Забайкальского рабочего» Виолетты Вдовяк о «технической и юридической сторонами проблемы» установки счётчиков тепла. «Закон, я считаю, важный и своевременный, только в нём есть нестыковки и нюансы. Я был недавно в Москве на обсуждении проблем этого закона. Представители минрегионразвития не скрывали, что закон разрабатывался в спешке», — выражает своё мнение специалист.

Глядя на счётчик



Поводом в очередной раз вернуться к теме энергосбережения стало обращение жителя Читы, нашего подписчика Павла Анатольевича Пономарёва. «Если со счётчиками на воду, газ и электричество более-менее понятно, то вот с отоплением – вопрос», — интересовался технической и юридической сторонами проблемы автор письма. Федеральный закон № 261, обязывающий собственников до 1-го января 2012-го оснастить жилые дома приборами учёта, по-прежнему вызывает вопросы. По мнению многих энергетиков, воплощение этого закона будет не простым. Впрочем, кто лучше объяснит населению новшества жизни, как не специалисты? За комментариями мы обратились к представителям ОАО «ТГК-14», основному поставщику тепла в Забайкальском крае. Трудности бережного отношения к теплу растолковал Юрий Дорфман, заместитель генерального директора компании по сбыту.



Хитросплетение труб



— Юрий Валентинович, наш читатель спрашивал, как будет выглядеть учёт тепла в отдельно взятой квартире. Прибор учёта надо ставить на каждой батарее?



— Требование 261-го Федерального закона гласит, что лишь на дом установка приборов учёта тепла является обязательной. Поквартирный учёт теплоснабжения может быть, но добровольный. Правда, в зависимости от некоторых технических условий, в частности, от способа разводки системы отопления.

В новых домах действует так называемая горизонтальная разводка, по квартирам. В каждую квартиру входит своя труба, от которой тепло доставляется по всем батареям. Там возможна установка счётчика на всю квартиру. В большинстве домов в Чите (99%) работает система отопления с вертикальной разводкой. Там необходимо ставить счётчик на входе в каждую батарею в отдельности. Другое дело, что это технически нецелесообразно, ведь счётчик не будет работать корректно. Во-первых, диаметр ввода в батарею мал, а, во-вторых, перепад температур между входом и выходом в батарею низкий. Прибор даже не заработает и не будет принят в эксплуатацию, поскольку показания будут некорректные.

Сейчас разрабатывается новая конструкция счётчиков, которые позволили бы посчитать расход тепла на отдельной батарее. Но они ещё не включены в российский госреестр приборов учёта, а, значит, официально не разрешены.

— Допустим у потребителя в доме горизонтальная разводка, и поквартирный учёт тепла возможен. Как будет считаться количество тепла, обогревшее квартиру? Это зависит от того, сколько кубометров воды прошло по трубам, от диаметра труб или от температуры воды?



— Чем больше комнат, тем больше суммарный диаметр труб. Прибор считает количество израсходованной на обогрев помещения воды и разницу температур на входе и на выходе.

— При расчёте конечной платы будут взяты за основу метр квадратный квартиры или её объём?



— Сколько тепла (гигакалорий) потребит абонент, столько и покажет счётчик. Разумеется, большая по площади и высоте квартира заберёт больше тепла.

Счётчик сам всё запишет и покажет и ничего за него придумывать не надо. В расчётно-кассовом центре показание прибора учёта умножат на действующий тариф и получится ваша оплата.

— При какой температуре в квартире можно требовать перерасчёт?



— Существуют нормы по температуре воздуха на каждый вид помещёния, для жилых помещёний эта норма составляет t20 градусов. Если фактическая температура ниже, можно требовать перерасчёт.

— Имеет ли право собственник, продавая квартиру, снять счётчики и забрать их с собой?



— Как угодно. Собственность – это свобода владения, пользования, распоряжения. Захотите – снимите, захотите – оставите, но включите стоимость приборов в стоимость квартиры.

Напомню, что, заехав в купленную квартиру, в которой уже есть счётчики, новый собственник должен будет сдать нам «нулевые» показания.

Другое дело – муниципальная квартира, там при размене жилья счётчики остаются на месте, жилец (квартиросъёмщик) не имеет право распоряжаться ими. Приборами учёта в такой квартире распоряжается муниципалитет.

— Сегодня мы платим за тепло 12 месяцев. У многих жильцов возникает вопрос, почему? Ведь летом тепла нет? И будем ли мы платить за отопление летом, если у нас на батареях будет счётчик? Летом он же ничего не считает.



— Если у человека счётчик, он платит за потребленное тепло. Летом житель ничего не потребляет. Те, у кого нет счётчика, платят по нормативу потребления и 12 месяцев в году. Почему ещё и летом, потому что расчёт платы за отопление делится равными долями на 12 месяцев. В своё время это было принято для того, чтобы людям было проще планировать бюджет семьи. Иначе плата за тепло была бы неодинакова: зимой больше, весной и осенью меньше. Летом бы вы ничего не платили. Но такая схема обременительна для бюджета семьи. А тем более когда зарплату задерживают. Планировать бюджет семьи проще, если ты знаешь, что сумму надо отдавать одну и ту же.

Но даже если у потребителя есть счётчики, он всё равно имеет право платить равными долями весь год, а не во время отопительного сезона.

Были случаи, когда управляющие компании, обслуживавшие внутридомовые сети там, где есть счётчик, просили компанию отменить принцип равных долей. А потом отказались, так как тяжело было собрать с населения деньги.

То есть мы можем взять годовую сумму по счётчику и начислять её.

— Так ведь не ясно наперед, сколько дом потребит тепла по счётчику?



— У нас есть данные по предыдущему году или по нормативу, и мы ориентируемся на них. Начисляем равными долями и, если дом забрал тепла меньше или больше, чем мы предположили, в конце года делаем перерасчёт.

Тёпленькая пошла



— Сколько в Чите домов, обслуживаемых компанией, оборудованы счётчиками горячей воды и тепла?



— 176 из 1300 с лишним. Это в основном ТСЖ.

— Граждане не спешат ставить счётчики на горячую воду именно из-за качества этой воды. Она, бывает, идёт ржавая, и её надо спускать. Так называемая горячая может быть чуть тёплой. Приходится тоже пропускать, пока не потеплеет. А, бывает, вода не теплеет вовсе. Люди могут её потреблять, счётчик считает потребленную комнатной температуры как горячую. Несправедливо. Слышала, что есть «умные» счётчики, которые включаются и считают воду как горячую при повышении её температуры за +40 градусов.



— Я знаком с этим слухом. За рубежом такие счётчики есть. В прайс-листе одной из компаний видел прибор стоимостью 23 тысячи рублей, который начинает вести счёт при достижении теплоносителем определённой температуры. Но в госреестр приборов нашей страны эти «умные» счётчики не внесены. Напомню, что в России действует единый госреестр средств измерений, согласно ему мы и принимаем к учёту различные счётчики.

— Почему, принимая этот закон, власти не внесли в реестр такие счётчики? Всем известно, какая у нас проблемная система горячего водоснабжения.



— Закон, я считаю, важный и своевременный, только в нём есть нестыковки и нюансы. Я был недавно в Москве на обсуждении проблем этого закона. Представители минрегионразвития не скрывали, что закон разрабатывался в спешке.

— А куда же спешили?



— Вопрос к органам госвласти. Проблема же чуть тёпленькой воды должна решаться не специальными счётчиками.

Даже если в квартире есть «умный» счётчик, жильцу важно не столько сэкономить на чуть тёплой воде, сколько принять горячий душ.

Надо устранять причину, почему вода не греется. И мы не отрицаем свою вину, что пока не удается обеспечить население настоящей горячей водой.

— Во сколько обойдется жильцу установка счётчика тепла и горячей воды?



— Самые простые водомеры стоят 600 рублей. Дорогие до 3000. Плюс общедомовой счётчик тепла – около 300 тысяч рублей. Его купите в складчину с другими жильцами вашего дома.

То, какие счётчики требуются, и подробности процедуры с пломбами выясняйте в вашей теплоснабжающей организации. Потребители «ТГК-14» всю информацию могут узнать в ближайшем РКЦ и на сайте компании в разделе «потребителям» во вкладке «предложение по установке приборов учёта».

— А квартирный счётчик тепла сколько стоит?



— Зависит от схемы и условий подключения.

— Если у жильца два независимых стояка с горячей водой, сколько требуется счётчиков?



— Придётся устанавливать два счётчика – и на кухне, и в ванной, их показания суммируются. По каждому счётчику заводится журнал учёта, и каждый месяц показания записываются и передаются в РКЦ. Сейчас разрабатывается в нашей компании сдача показаний через Интернет. Раз в год мы будем приходить к жильцу домой и проверять показания. Как и предприятия электроснабжения.

— Ещё одна причина, которая настораживает граждан. При установке счётчика люди не хотят оплачивать потери, которые происходят из-за неустраняемых неделями, в том числе силами вашей компании, утечек в подвалах. Системы не ремонтировались годами, а с принятием Жилищного кодекса за них должны отвечать собственники, жильцы.



— Позиция граждан понятна. Но таковы законы, и мы должны по этим законам жить. Нравится это или нет, если у нас дома – в квартире ли, в подвале – что-то сломано, мы за свой счёт капитально ремонтируем. ТГК проводит лишь текущий ремонт.

Что же касается теплопотерь, то они происходят и из-за ветхого состояния жилого фонда. В Рязанской области однажды обследовали 300 зданий. Наибольшие потери, показал итог исследования, идут от щелей в окнах и дыр в стенах. А ещё – незакрытые подвалы и подъезды, подъездные окна, все это дополнительный расход тепла и холод в квартирах. До сих пор помню случай, когда одна читинка жаловалась, что в её квартире холодно. Хотя батареи – кипяток. Она живёт на первом этаже, под ней полуподвальное помещение, и, как оказалось, в этом помещении выбито окно. Пол очень холодный. Что делать? Мы просто картонкой закрыли окошко, и через несколько часов в квартире стало тепло.

Однако за состоянием дома (стен, крыш, подъездных и подвальных окон) следит ваша управляющая компания, к ней претензии.

А если порыв не устраняется, по словам жильцов, сутками, и никто не реагирует на заявки, составляете акт, причём необходимо пригласить для этого специалиста, обслуживающего теплосети. Причем акт будет в силе, даже если представитель теплоснабжающей организации не участвовал в подготовке документа (его приглашали, а он отказался). Потери, зафиксированные счётчиком, вы вменяете тому, кто их вовремя не устранил.

— Нюансы обслуживания счётчиков. Кто ремонтирует их, поверяет и за чей счёт?



— Обслуживание счётчика, действительно, сложная вещь. То есть мало того, что его за свой счёт жильцу придётся ремонтировать, его необходимо поверять, как правило, ежегодно. В 261-м законе прописана схема энергосервисного контракта. Вы заключаете договор с организацией, которая будет его поверять, ремонтировать. Не забудьте в договоре прописать время ремонта. Если счётчик вышел из строя, во время ремонта потребители платят по нормативу, который много больше будет стоить, чем жизнь по счётчику. Когда фирма затянула ремонт, она возмещает вам затраты. Важно грамотно составить договор.

— Если все жители в массовом порядке начнут устанавливать счётчики, начнётся ажиотаж. А будут ли фирмы добросовестны, ещё вопрос.



— Организаций, отвечающих за установку и поверку счётчиков, много, вы можете выбрать любую.

Быстрее мой посуду



— Есть суждение, что по счётчику потребителям жить выгоднее, а снабжающим организациям – нет. Но никто не сказал, что мы по нормативу больше потребляем энергоресурсов, чем если будет счётчик.



— Это распространённое обывательское мнение. Допустим, без счётчика человек платил по нормативу в месяц за 120 литров воды. А он поставил счётчик и стал платить за 70 литров. Просто человек, когда поставил счётчик, начал экономить. Люди, которые перешли на счётчики, понимают, что каждая капля – это монетка из семейного бюджета.
Правда, иногда доходит до смешного. Пришло к нам как-то от жителей заявление с просьбой считать .по нормативу, а не по счётчику. Вы удивитесь: причина – семейные скандалы. Когда установили счётчик, муж начал покрикивать на жену, моющую посуду, мол, зачем вода лишняя льётся: «Быстрей мой посуду!». Хотя, по 261-му закону, нормативы за безучётное потребление возрастут намного. Тут ещё пересмотреть надо, что будет выгоднее.

Не согласен, что счётчик не выгоден нам. Когда человек поставил счётчик и начал потреблять меньше, ТГК и вырабатывать меньше энергии надо. Следовательно, меньше затраты на тот же уголь.

— Будут ли на магистральных и внутриквартальных сетях теплоснабжения устанавливаться приборы учёта? О чём гласит закон?



— 261-м законом предусмотрено, что сначала ставят счётчики потребители, потом поставщики на коллекторах ТЭЦ, а потом на внутриквартальных сетях. Но на коллекторах ТЭЦ у нас счётчики уже стоят.

В перспективе, установка счётчиков планируется и на «внутрикварталке», однако пока ни в одной – ни федеральной, ни в муниципальной программе такого не предусмотрено. Хотя то, что льётся у нас из сетей, падает нам в убытки. На потребителя это не ложится.

— Только через тариф, потери же закладываются в тариф?



— В тариф закладываются нормативные потери. Сверхнормативные потери РСТ не принимает. Положено на километр литр терять, а если утекло, к примеру, 30 литров, 29 – это наши убытки.

— Наверное, закон об энергосбережении должен сначала предусматривать ремонт ветхих коммуникаций, а потом установку счётчиков? Счётчик сам по себе ничего не экономит, экономит прочная труба и хорошая изоляция.



— Да, но прежде, чем понять, что делать, надо понять, где теряется. Когда в 90 процентах домах будут счётчики, станет ясно: сколько, куда тепла пошло, сколько пропало. Тот же 185 ФЗ будет делаться не вслепую.

— Впрочем, есть такие ветхие дома, что видно невооруженным глазом, где льётся, откуда дует.



— Согласен. В ветхих домах идет большое потребление. В Томске с 2002-го была введена местная программа по установке счётчиков. 96 процентов потребителей оприборены. 600 счётчиков из 1700 люди сломали. Специально. Счётчики стали показывать больше потребление, плата стала больше.

Согласен, что и механизмы реализации закона сырые. И он, поверьте, будет корректироваться неоднократно.

— Ещё один тормоз в установке счётчиков – цена процедуры, немаленькая. Для многих россиян и забайкальцев, в частности, неподъёмная. Люди за услуги-то вовремя едва успевают платить, а ещё на счётчики придётся раскошелиться.



— Да, закон будет не прост для населения такого региона, как наш. Другое дело, когда люди вложатся, они начнут искать способы экономии и потом начнут экономить.

— Эта мысль, вероятно, может нас греть, мотивировать морально и призывать копить деньги. Но вернёмся к корректировке закона. Недавно говорилось об инициативе депутатов Госдумы продлить срок установки счётчиков в жилых домах, именно потому, что население не готово материально. Затея прошла или нет?



— Нет, но активно муссируется. От жителей счётчики поставить требуется к 12-му году. Депутаты просят отодвинуть срок установки на два года именно потому, что люди финансово не готовы к этому. Также пока многие граждане не понимают, как начнется реализация закона. Необходимо информирование населения.

— Можно ли извне незаметно воздействовать на счётчик, чтоб он «завис» и начал ошибаться? Считать лишнее или недосчитывать?



— В принципе, возможно. Но современные счётчики лучше защищены от этого. На нашем сайте размещен список рекомендованных приборов, которые имеют защиту от несанкционированного доступа.


Виолетта Вдовяк, «Забайкальский рабочий», №12



НазадВперёд
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Насчет общедомового теплосчетчика за 300 тыс. явный загиб, скорее всего это навязанная услуга, в смысле ТГК предлагает приборы учета закупленные ей самой, потому и цена такая высокая, да и водомеры то же, сходите в магазин там цены пониже. Поверкой приборов теплоучета у нас в Чите занимается только Читинский ЦСМ и более ни кто.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"...За состоянием дома следит управляющая компания..." - управляющая компания три раза за осень чинила дверь в подвал: сначала взломали бомжи, потом дежурная бригада Водоканала спилила замок, третий раз ремонтники ТГК-14 снова отломали замок. Время реакции на заявку о прорыве - не менее 12 часов. Энергосбережение, говорите? Да коммунальщикам выгодны потери в наших подвалах.

Каждый норовит покопаться в нашем кошельке - ТГК-14 навяжет свои компании для установки счетчиков: они же должны быть допущены к процессу, а значит ТГК их будет "приручать" и определять минимальный тариф за установку. Читинский ЦМС - цены одни из самых высоких в регионе, недаром же их сообщают только при сдаче прибора на поверку. А поверку надо делать ежегодно. Кто рискнет предположить тарифы при тайном сговоре двух монополистов? Добавьте сюда еще спекулятивные цены на приборы учета. :(

По поводу учета температуры горячей воды при потреблении - такие приборы есть и продаются в РФ. Только производства они Украины. Позволяют подсчитать, сколько воды какой температуры использовано. Холодная - оплата 0. Понятно, что коммунальщикам и их лоббистам-законодателям невыгодно включать их в реестры средств измерений. А пока их нет - никто не подумает обеспечивать качество услуг.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В нашем доме стоял счетчик ,когда дом относился к НГЧ 10, затем дом передали городу и ТГК 14 счетчик сняли. Все очень экономно!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

С установкой приборов учета тепла не все так плохо. То, что ТГК будет их(счетчики) устанавливать, ясно, но... Необходимо знать, что вся процедура должна пройти через РСТ, для того, чтобы загнать установку счетчика в тариф. А задрать тариф из-за счетчиков не получиться, существуют определенные лимиты. Рассрочка оплаты данной услуги будет на протяжении пяти лет, а для рядового жителя окупиться за год, максимум за два. Так, что посчитайте и посмотрите-кто "на коне" в данной ситуации. Если не будет придумана очередная афера, то не стоит переживать по данному поводу.