Р!
22 СЕНТЯБРЯ 2021
21 сентября 2021

Школьники-стригали в Ленинграде и журналист из Краснокаменска в Москве. Обзор районных газет

Журналист краснокаменской газеты «Слава труду» Елена Глушан была награждена медалью Генеральной прокуратуры РФ за материалы серии «Прокурорские будни» о работе Краснокаменской межрайонной прокуратуры. Они участвовали в ежегодном Всероссийском конкурсе Генпрокуратуры на лучшие материалы в средствах массовой информации. Дневниковые записи о трёх днях, проведённых в Москве, полны наблюдений «провинциальной журналистки»: «До Москвы ещё 2 часа, а подступ цивилизации уже вполне ощутим: блеск софитов, полумягкие кресла, повторяющие контуры тела, труднопроизносимые цены в стеклянных бутиках, пережаренные в солярии молодые продавцы. Короче, с Забайкальем не спутаешь».

Три дня в Москве. Дневник провинциальной журналистки



В новогодние праздники дети ждут чудес и подарков, а большинство взрослых предвкушают внеочередной десятидневный оплачиваемый отпуск, возможность спать по утрам сколько душе угодно и ни о чём не думать. Я тоже страстно мечтала об этих беззаботных январских днях, но выкинуть из головы всё и расслабиться не получилось. Все зимние каникулы мне не давала покоя предстоящая задача-минимум: добраться до Москвы, не пропасть там и вернуться обратно.



Этот, на первый взгляд, совершенно дурацкий повод для переживаний имеет объяснение: во-первых, я боюсь летать. По-настоящему. Кажется, это называется аэрофобией. Всякий раз представляя, что в течение нескольких часов предстоит испытывать судьбу, находясь в давно отлетавшем своё «железном судне» на высоте почти 10 тысяч метров, меня охватывает панический ужас. Все доводы друзей, что «самолет – это самый безопасный вид транспорта, не поездом же неделю чалиться, и, наконец, чему быть – того не миновать», не возымели никакого успокаивающего действия. И даже мысль о том, что за все моральные страдания в столице меня ждёт награда (это серьёзно), нисколько не грела.

Вторая, менее «страшная» причина беспокойства: я абсолютно не знала Москву. Так получилось, что с этим городом я встречалась один раз, да и то проездом в далёком пионерском детстве. А это, как вы понимаете, то же самое, что ни разу не была. Встречающих, провожающих, экскурсионную и развлекательную программы в столице мне никто не обещал. Слушай, а что ты там вообще забыла? – резонно перебьёт читатель. Забегу вперёд, уже в самолете, чтобы не упасть в обморок, начала писать. В конце поездки получился небольшой путевой отчёт. Знаю, что районного журналиста местная жизнь должна интересовать больше, чем события в стране. Эти акценты нельзя переставлять. Но иногда, когда вырываешься за пределы своей «зоны обитания», хочется рассказать, как там у них…

Конец декабря. Звонок раздался в конце рабочего дня. Приятный мужской голос спросил обо мне. Через несколько секунд он был идентифицирован: Анатолий Усков, старший помощник прокурора Забайкальского края по взаимодействию со СМИ и общественностью. А ещё через минуту я чуть не упала под стол, услышав:
— Ваши материалы удостоены медали Генеральной прокуратуры РФ. Сможете к Дню российской печати прибыть в Москву?

— Нет… Этого не может быть. Не знаю… Можно посоветоваться? – ответ больше походил на острый бред. И это понятно, от наступающего года можно было ожидать всего, но этого звонка точно никто не ждал.

Если честно, в редакции уже и забыли, что материалы серии «Прокурорские будни» о работе Краснокаменской межрайонной прокуратуры, опубликованные в осенних номерах «Слава труду», участвовали в ежегодном Всероссийском конкурсе Генеральной прокуратуры РФ на лучшие материалы в средствах массовой информации. Кроме того, региональным журналистам (тем более – районщикам) хорошо известно, что лавры победителей в федеральных конкурсах, по традиции, целиком и полностью достаются представителям центральных СМИ, и обольщаться по этому поводу не приходится. Это известие для нас действительно стало предновогодним сюрпризом, наградой и поводом для гордости одновременно. Ну и, конечно, подтверждением того, что мы всегда знали: «Слава труду» — лучшая! Не буду утомлять рассказом о сборах, скажу только, что без материальной помощи администрации муниципального района и родной редакции эта поездка точно бы не состоялась. Про моральные сомнения уже писала…


11 января. Чита. Оказавшись на приёме у прокурора края Владимира Фалилеева, все ещё не верю в реальность происходящего. Дальнейшая инструкция звучит по-прокурорски чётко: приём перенесён на 14 января, явиться в указанное время на Петровку (вы тоже подумали, 38? Нет – 14) в здание Генпрокуратуры, там вас встретят… Счастливого пути!


12 января. Чита. Аэропорт. Утренний рейс «Чита — Екатеринбург — Москва». Люди «летающие» предупредили: список запрещённых предметов большой. Но так не хотелось выбрасывать лак для волос, маникюрные ножницы и складной дорожный нож. Будь что будет… Шубу – в большую корзину, обувь – в маленькую, сумки – на ленту. Напоминает пересечение российско-китайской таможни, и лица сотрудников такие же хмурые. Девушка, проходите! И это всё? Больше переживала, всё осталось при мне. Кстати, на обратном пути я благополучно всего этого лишилась при досмотре в Домодедово.


В зале ожидания опять возникает ощущение дежавю. Когда-то я уже видела эти стены, двери, полы… Неужели в пионерском детстве? Однако больше двадцати лет прошло. Интересно, а самолёты тоже ещё с тех времён? Началось… Хотела же валерьянку взять! Посадку объявили очень кстати: вот-вот у меня должна была начаться истерика. Самолёт А-320, в народе – аэробус, на вид нестарый и достаточно комфортный. Или мне просто сравнивать не с чем? Вежливые улыбки стюардесс (даже чересчур), заученные до автоматизма фразы (пожалуйста, свежая пресса? К чёрту!), нарастающий гул турбин, всё быстрее, сильнее… Я закрыла глаза, изо всех сил вжалась в кресло, и когда самолёт расстался с землёй, кажется, заплакала…

Знаете, а кормят в небе хорошо: мясо, курица, рыба… До Екатеринбурга время в полете 4 часа 40 минут, и этот процесс очень отвлекает. Кстати, скоротать время многим помогает содержимое мини-бара. Молодые люди рядом несколько раз дублировали «горячительный» заказ. Бедняжки, тоже, наверное, боялись…

12 января. Екатеринбург. Как бальзам на уши, долгожданные слова командира экипажа: наш самолет совершил посадку в аэропорту «Кольцово», температура за бортом минус 9 градусов. Ого! В Чите было -35, поэтому, думаю, меховая шапка – это лишнее. Не заметила, как оказалась в зале ожидания. Не поняла, а где трап? Вот это дремучесть! Оказывается самолеты уже давно «стыкуются» напрямую с терминалом, и пассажиры проходят в аэропорт по «воздушному коридору». До Москвы ещё 2 часа, а подступ цивилизации уже вполне ощутим: блеск софитов, полумягкие кресла, повторяющие контуры тела, труднопроизносимые цены в стеклянных бутиках, пережаренные в солярии молодые продавцы. Короче, с Забайкальем не спутаешь.


12 января. Домодедово. Самолёт встретился с естественной средой обитания человека, и я сразу почувствовала себя легко и уверенно. После пережитого незнание карты Москвы уже казалось детским лепетом. Тем более нашлась родственница, с которой давно не виделись, но которая любезно согласилась меня встретить и доставить в гостиницу. Отсутствие необходимости карабкаться по шатающемуся трапу меня уже не удивило. Екатеринбург мягко подготовил к тому, чтобы не впасть в шок от московского размаха и от минус 1 за бортом.


«На прилёте» встретились с сестричкой, расцеловались, и… на этом приятная часть закончилась. Началось то, что является неотъемлемой частью московской жизни, но к чему я, живущая в городе, который пересекаешь по периметру за полчаса, оказалась не готова. Какая-то бешеная гонка по полосе препятствий с багажом в руках! Это у них называется: по-быстрому добраться до места. Сначала 40 минут в электричке до Павелецкого (кому интересно, 300 рублей), затем забег по длинному переходу, который, казалось, никогда не кончится, до метро. Потом ещё несколько перебежек-пересадок.

— А может, надо было на такси? — робко спросила я Светку.
— У вас там все такие богатые? Три косаря лишние? Могут и больше содрать, — быстро остудила она мою жажду комфорта.

Мы кочевали из вагона в вагон, и я, вися на поручне в московский час пик, с тоской думала: как они здесь живут? Наконец удалось присесть. Светка сразу примостилась к моему плечу, зарывшись в мои нелепые здесь сибирские меха.
— В метро или спят, или читают. Запомни, всем на всех пофиг, но рот не разевай, за сумкой смотри, — наставляла она меня. Я чувствовала себя взмыленной Фросей Бурлаковой.

— Свет, а ты как живешь-то? – тихо спросила я. Времени от встречи осталось мало, а мы так и не поговорили толком.
— Нормально. Квартиру с подругой снимаем на «Динамо». Повезло, дешёво, 25 – в месяц, — не открывая глаз, ответила она.
— 25 чего?
— Смешная ты. Тысяч, конечно.
— А, ну да. Повезло…

13 января. Нахимовский проспект. В гостинице, придя в себя, решила ещё раз, но уже спокойно, взглянуть на город. Под ногами чавкал кисель из грязного снега и воды. Наверное, со временем можно полюбить этот шум, не чувствовать смога и сквозняков в метро, не замечать серости построек в спальных районах… Но, честно, я представляла Москву другой. Вглядываясь в лица людей, я искала таких же незамутненных провинциалов. Несколько раз у меня спрашивали дорогу, но, узнав, что я не местная, теряли ко мне интерес. Специально зашла в несколько продуктовых магазинчиков посмотреть на цены: особо не удивилась – всё немного дороже, зато ассортимент какой!


Чтобы окончательно не разочароваться, надо посмотреть хоть что-нибудь в центре. Заодно изучу завтрашний маршрут, прикину по времени. Схема метрополитена, деньги и русский язык – это всё, что нужно для прогулки по Москве. В подземке сегодня всё виделось уже не таким суматошным: всюду указатели, расшифровки, схемы… Люди, наконец. Дорога не показалась бесконечностью, а народ – безликой массой. В метро действительно читают: газеты, журналы, книги, тексты в телефонах, в каких-то «наладонниках». Вопреки правилам приличия стала присматриваться к «литературе подземелья» (извините, профессиональный интерес). Вот результат заглядываний через плечо пассажирам (на объективность не претендую): Дарья Донцова, Пауло Коэльо, Наталия Нестерова, Виктор Пелевин, Библия, Ричард Бах, Сомерсет Моэм, Джоанн Хэррис и др.

На Петровку можно попасть через Кузнецкий мост. По каменной мостовой нужно всего лишь спуститься вниз, но, предупреждаю, зимой это не просто: сплошной подмороженный каток. «Аборигены» явно приспособились, а такие, как я, фроси на каблуках, выкручиваются, как могут, чуть не ползком. Странно, что до сих пор никто не догадался организовать здесь прокат саней. Было бы забавно. После отправилась на Арбат, к вечеру попала на Красную площадь… Посмотрела всё, что можно посмотреть за день, пешком. Вернулась под впечатлением и упала без сил.

14 января. Петровка. Почти не путаясь в ветках и станциях метро, без особого труда преодолела изученный участок пути (чувствуя себя уже практически своей) и оказалась у КПП Генеральной прокуратуры немного раньше назначенного времени. Пока пыталась привлечь внимание охранников, заглядывая сквозь прутья забора, позади меня выстроилась целая очередь. Очевидно, тоже жаждущие медалей… Мне стало смешно, но долго веселиться по этому поводу не пришлось. Охранник попросил документы, долго искал меня в списках приглашённых и, наконец, пропустил. Чтобы рассказать, как там, внутри, достаточно трёх слов: стиль, роскошь и комфорт! Уже после, делясь впечатлениями, многие коллеги-журналисты отмечали, что не предполагали, что всё будет настолько торжественно. Интересно, что в зале для совещаний, в котором проводился приём, Эльдар Рязанов когда-то снимал свой знаменитый «Гараж».


Теперь о награждении. Не буду повторяться, скажу только, что в этом году помимо меня медаль «За взаимодействие» из рук генпрокурора получили телевизионная группа ГТРК «Мордовия» и Максим Грибков, ведущий телекомпании «ТВ МИР» . Владимир). А многие очень и не очень известные журналисты со всей страны стали дипломантами конкурса. После официальной части приём продолжился в неофициальном формате – разговор за чашкой чая (это совершенно серьёзно). Юрий Яковлевич Чайка ответил на вопросы журналистов. Автор этого дневника задавать вопрос не стала, но, тем не менее, слово взяла (а иначе зачем было все это?). Предвкушая реакцию, сообщила, откуда приехала (и не ошиблась, по залу пошёл лёгкий гул). Немного рассказала о том, чем славен наш чудесный город (помимо набившей оскомину истории с одним известным осуждённым). И подарила замечательные фотоальбомы о Забайкалье и Краснокаменске, предусмотрительно переданные нашим главным редактором. Юрий Яковлевич ответил, что служил в Иркутске, ему часто приходилось бывать в Забайкалье («суровый край», — заметил он), а вот в Краснокаменске – не довелось, хотя слышал о нём много. За подарок поблагодарил и, по-моему, остался доволен.

14 января. Домодедово. Через несколько часов, подарив букет генпрокурора администратору гостиницы, милейшей женщине, и этим приведя её в неописуемый восторг, я возвращалась тем же маршрутом в аэропорт. Но эта дорога уже не казалась мне ужасной. Даже захотелось остаться ещё ненадолго. Энергетика большого города – сильная штука. Она непонятна, неосязаема, но притягивает, как магнит. Она всюду: в метро, на улицах, площадях, в воздухе… В ней растворяешься, и, может быть, даже обезличиваешься, но этому не хочется сопротивляться. Сейчас думаю: хорошо, что я издалека. Москвичи не видят своего города – как не слышат проходящие поезда те, кто живут рядом с магистралью. Провинциалы чувствуют. И у каждого – своя Москва… Сумасшедшая, величественная, грязная, самая лучшая… Это как повезёт.


Елена Глушан, «Слава труду», №8-9



Корреспондент «Красного знамени» О. Килина побывала на учениях отдельного инженерно-сапёрного батальона Большетуринской военной части, где познакомилась с командиром Валуевым. Учения проходили 20 января: «Вперёд, в качестве «разведчика» пускается собака. Она по нюху обнаруживает одну мину, следующую. Работает без суеты, быстро. Солдаты вслед за собакой в таком же темпе, размеренными, точными движениями обезвреживают найденные мины». По мнению журналиста, Сергей Валуев — «профессионалом в военном деле и человеком, думающим и заботящимся о людях», в котором нет «сытости», «оралости» и других дурных качеств, приходящих порой к тем, кто командует, властвует».

А дублей здесь не бывает



Утро. Заснеженный полигон. Проваливаюсь почти по колено в снегу. Мороз то ноги, то руки прихватывает, на месте стоять не дает. Полностью полагаюсь на память да на фотоаппарат: не до журналистского блокнота тут.

Перед учением нас проводят поэтапно по всему маршруту «боевых» действий, чтобы мы могли владеть пусть не всей, но хотя бы общей, доступной информацией о том, что такое инженерные войска, каково их вооружение, какие задачи они решают.

Вот мины–образцы. Одних противопехотных штук десять. Есть и противотанковые. Мощность и радиус поражения взрывом у каждой разный, в зависимости от заряда. Осколочные есть. Целенаправленные. Размеры разные: от карманной до довольно тяжелой «болванки». О каждой из них нам рассказывают, как солдатам-новобранцам.

Ознакомившись с минами, идём туда, где они установлены и будут взрываться. Командир отдельного инженерно-сапёрного батальона Сергей Викторович Валуев одновременно обеспечивает нашу безопасность и подробно информирует о каждом «взрывном» месте: для чего, как, что в результате.

… И вот звучит команда к началу учений. Первый взрыв. Довольно мощный. Потом ещё и ещё. Теперь мне понятно что такое контузия. Будь я поближе, не избежала бы того, потому как и на безопасном расстоянии взрывная волна ощущалась довольно-таки прилично.

В воздухе чувствуется запах гари. Подходим туда, где были мины. Снег покрыт пеплом. Земля едва уловимо парит. Перед нами два узких аккуратных шурфа. Интересно, насколько они глубоки? Командир удовлетворяет наше любопытство, осторожно опускает в одно из отверстий антенну от своей рации. Судя по её длине, сантиметров восемьдесят будет. Вот так, какие-то секунды – и мерзлота сибирская пробита: можно сооружать инженерные сооружения – в мирных целях, а можно и заряд помощнее заложить – в военных целях.

От двух других мишеней – укреплений нет и следа: их напрочь разнесло. Невольно проводишь параллель с терроризмом. Не дай Бог, попасть под подобный взрыв.

Звучит команда. Взрывается цепочка противопехотных мин: хлопок, хлопок и тяжёлая завеса взрывного облака плотно покрывает местность: так уничтожается «противник».

А теперь мы наблюдаем, как идёт разминирование. Вперёд, в качестве «разведчика» пускается собака. Она по нюху обнаруживает одну мину, следующую. Работает без суеты, быстро. Солдаты вслед за собакой в таком же темпе, размеренными, точными движениями обезвреживают найденные мины. И вот уже по свободному участку вперёд устремляется техника, за которой последует пехота: путь открыт.

«Свистит» снаряд взрывной установки. Пытаюсь поймать его в объектив. Следует взрыв. Часть журналистов идут смотреть «на результат», а часть, и я с ними, ныряем в палатку для обогрева. В ней топится «буржуйка», нам предлагают чай. Здесь военные медики, солдаты. Тут и наша собака-минёр по кличке Макси. Она спокойно отдыхает у ног проводника Дмитрия Чернова. Дима из Оренбургской области. Отслужил уже восемь месяцев. К морозам сибирским привык. И к Макси тоже, трудно будет с ним расставаться, когда дембель придёт.

В палатку заглядывает командир: давайте на выход, учения продолжаются.
И опять серия взрывов. Теперь срабатывает целенаправленная противопехотная мина, действует она на два направления. …Звучат позывные. Готовится взрыв ледяного покрытия реки. Последняя команда и мощный взрывной «водопад» устремляется к небу. После рассеивания дыма видно нагромождение обломков льда на реке, на месте взрыва образовалась полынья: переправа по льду противнику отрезана.

Смотрю на солдат, командира и проникаюсь уважением к их службе: мины это не автомат, куда опаснее. Надо не только знать их, но и иметь особое чутьё в их поиске и обезвреживании: ошибёшься – прощай, жизнь. Как пошутил сам Валуев: дублей тут не бывает.

Возвращаюсь с полигона в валуевском уазике, наспех «пытаю» командира: кто он и что. Узнаю, что Сергей Викторович не из военной династии, сам по себе. Закончил Ленинградское военно-инженерное училище. А сам родом из Тверской области. У нас в Забайкалье с 1993 года. Здесь и «дорос» до командира батальона. Женат. Династию Валуевых зародить пытается его сын, он пока девятиклассник.

Принимает решения Валуев не только в военном деле, но и в обыденной жизни гарнизона: чтобы были все здоровы, сыты, обогреты. А личных вопросов и проблем от военнослужащего состава столько, что Валуеву иногда кажется, а не градоначальник ли он.

Валуевское «правление» скромно показывало себя на учениях то там, то тут: и солдаты одеты как следует, и медики уже заранее продумывают какими таблетками, на всякий случай, кого на ночь поить, чтобы обошлось без простуд, и палатка для обогрева с печкой и чаем, и забота о собаке, и сам по себе вырвавшийся лестный отзыв о командире от военнослужащих, и, наконец, открытость, доброжелательность, скромность этого человека (на видеокамеры он «послал» рядовых славиться, а сам остался в стороне, вежливо отказавшись от интервью).

Приятно было встретиться с таким командиром: профессионалом в военном деле и человеком, думающим и заботящимся о людях. В нём нет «сытости», «оралости» и других дурных качеств, приходящих порой к тем, кто командует, властвует. И это радует. Значит те, кто с ним служит, будут чувствовать себя хорошо, им есть с кого брать пример, достойный пример служения Отчизне.

… Учения проходили 20 января, а 21-го командир Валуев и вверенный ему отдельный инженерно-сапёрный батальон Большетуринской военной части отметили День инженерных войск. Об этом я узнала перед учением, и то от коллег. С опозданием, но всё же мы. Мирные граждане, поздравляем командира Валуева и его батальон с профессиональным праздником. Будьте здоровы, защитники наши, совершенствуйте своё боевое мастерство, крепкого вам духа, сплоченности, удачи в делах. Пусть каждый из вас гордится своим родом войск, поскольку он в российской армии далеко не последний.


О. Килина, «Красное знамя», №6



Талантливый работник культуры Людмила Ивановна Жадина из села Закульта, которой посвящена статья Натальи Воробьёвой в «Рабочей трибуне», четыре раза участвовала в телевизионной передаче «Играй, гармонь». «Участие на международном фестивале «Голоса России», состоявшемся в г. Москва, поразило талантливую землячку многочисленностью молодых вокалистов, безумно влюблённых в народную песню. На этом фестивале, как и много лет назад на Украине, зал долго не отпускал её со сцены», — пишет о достижениях землячки издание.

Повелительница русской песни



«Шёл казак на побывку домой…», — слова известной песни, равно как и многих народных и авторских вокальных произведений, для жителей с. Закульта всегда звучат по-особенному, когда их исполняет сельская изюминка, с давних пор признанная жемчужиной Забайкалья – Людмила Жадина.



В печке потрескивают дрова, мама старательно готовит на стол, папа расчищает двор от снега, дети крутятся возле елки, украшенной самодельными игрушками. Совсем скоро наступит новый 1954 год. Старшие сестрички наряжают крошку Люду, при этом приговаривают: «Вырастишь, непременно будешь певицей!». Потом, все с восторгом наблюдают как маленькая Людочка по-детски непосредственно и не по-детски артистично, голосом, эмоциями и взглядом передает все чувственные переживания, о которых говорится в песне. Так на импровизированных домашних концертах начинался творческий путь Людмилы Жадиной. Здесь наречённой сестрами исполнительнице народных песен подарили первые аплодисменты и слова признания.

— Тогда, — с приятной грустью вспоминает Людмила Ивановна, — в моём детском сознании всё воспринималось как приятная игра в артистку. Мне же и моим близким доставляло удовольствие слушать, как удивительно нежно поёт мама, как она поуча-ет нас разуму посредством песенного творчества, рассказывает об известных житейских мудростях, время от времени используя кладезь народного вокального искусства.

Именно от мамы тогда доченька Людочка, а сегодня талантливый работник культуры переняла любовь к неповторимому по мелодичности, лирики, душевности и эмоционально-смысловому содержанию народному вокалу. Про нашу землячку можно уверенно сказать, что она впитала любовь к песенному русскому народному творчеству с молоком матери.

Иначе и быть не могло: мама Мария Ивановна проникновенно пела, дети, получившие по генетическому наследству отличный слух, самостоятельно осваивали музыкальные инструменты. Одна из младшеньких, Людмила, увлечённо перебирала струны гитары и балалайки, на слух подбирая мелодии к исполняемым ею песням.

Увлеченная вокальным искусством девочка заметно выделялась на школьных смотрах художественной самодеятельности. Она была постоянной участницей концертов, вместе с одноклассниками разучивала и исполняла программу школьного хора, сравнивала учителей музыки с волшебниками, способными украсить обычную песню кружевом многоголосья.

Однако, окончив школу, Людмила, которой на тот момент многие предрекали сценическое будущее, сделала несколько неожиданный профессиональный выбор. Выпускница средней школы г. Спасск-Дальний Приморского края стала студенткой кинотехникума. Несколько лет юная Людочка усердно осваивала основы профессии киномеханика, получив по окончании учебного заведения направление на повышение знаний в Северную столицу.

Возможно, если бы не случай, Людмила Ивановна сегодня бы получала премии за блестящую операторскую работу. Однако судьба распорядилась иначе. Всё сложилось так, как нашёптывали перед домашними концертами маленькой Людмиле её сестры: она стала работником культуры.

Сначала внимательно прослушала курс теоретических дисциплин на хоровом отделении Читинского областного культурного просветительского училища. Потом сорок три года с огоньком в глазах день за днём достойно служила покровительнице искусства.

О том, что нередко приходилось трудиться в выходные и праздничные дни, из-за работы переносить семейные торжества, воспринимала как должное. Заслуженный работник культуры Российской Федерации уверена, что профессиональное счастье – это видеть, как горят глаза зрителя, доверившего личное время клубу, с удивлением наблюдающего за перевоплощением односельчан в театральные или песенные образы, щедро вознаграждающего за творческие идеи аплодисментами и не спешащего после очередного представления возвращаться домой.

Людмила Ивановна призналась, что каждая встреча со зрителем для неё подобна свиданию с лучшими друзьями. Одним из самых запоминающихся свиданий с публикой стало выступление на международном фестивале в г. Белгород-Днепровский. Тогда начинающий работник культуры пела в составе фольклорной группы «Восемь девок один я». При выступлении группы из Забайкалья публика словно замерла, на какие-то три с половиной минуты наступила полная тишина, а слаженное пение вокалистов разливалось по всей округе. Голосистые исполнители района настолько понравились зрителям, за что они наградили артистов щедрыми аплодисментами и восторженными возгласами «бис» и «браво».

После великолепного выступления на Украине состоялось немало концертов, украшением которых, безусловно, была жемчужина Забайкалья Людмила Жадина. Влюблённая с детства в русскую песню, более чем за 40 лет работы в культуре, душевно исполнила со сцены свыше двухсот трогательных народных историй. Она не просто пропевает понравившееся вокальное произведение. Каждый раз, выходя на сцену, закультинская изюминка с точностью до ноты, интонации, эмоции показывает то, что когда то прочувствовали персонажи её песен. Сорок три года Людмила Ивановна плетёт со сцены неповторимое кружево русской песни, в канве которого всегда переплетены подчёркнутая душевность, неисчерпаемая мелодичность, трогательная лиричность, а также особая гамма звуков и слов. Начальник отдела культуры, молодёжной политики и спорта Николай Спиридонов говорит, что каждый раз она так искренне, душевно и гармонично сливается с песенными образами, словно рассказывает по нотам не выдуманную кем-то историю, а пересказывает эпизод собственной жизни. Подчёркнутую искренность оценили и зрители, окрестив исполнительницу повелительницей русской песни.

Кстати, аналогичного мнения с некоторых пор придерживаются поклонники телевизионной передачи «Играй, гармонь», участницей которой Людмила Ивановна была четырежды. Тепло приняла исполнительницу Забайкалья и столичная публика. Участие на международном фестивале «Голоса России», состоявшемся в г. Москва, поразило талантливую землячку многочисленностью молодых вокалистов, безумно влюблённых в народную песню. На этом фестивале, как и много лет назад на Украине, зал долго не отпускал её со сцены.

Сама скромная обладательница званий «Заслуженный работник культуры Российской Федерации», «Отличник клубной работы», медали «Ветеран труда», ордена «Знак почета» и многих других наград и регалий с особой теплотой рассказывает о своих творческих детищах: поющей «Завалинке», вопреки возрасту и природе цветущему осенью «Подснежнику», молодом и талантливом коллективе «Селяне». Коллеги Людмилы Жадиной уверяют, что жемчужина Забайкалья не любит тех, кто при первых неудачах распускает слюни, при этом очень признательна тем, кто способствует развитию и сохранению национальной культуры. (К примеру, благодаря материальной помощи супругов Колягиных у Людмилы Ивановны появился новый сценический костюм).

За сорок три года блестящей карьеры, увлечённая народным вокалом землячка добилась многого: сорок лет руководила сельским клубом, неоднократно становилась победителем профессиональных конкурсов, избиралась председателем сельсовета с. Закульта, постоянно избирается сельским депутатом. Однако карьере политической женщина предпочла творческую работу, а вместо изучения социальных проблем, дотошно разучивала и исполняла полюбившиеся сельчанами песни.

Пенсионер по возрасту, всегда юная в душе Людмила Ивановна и сегодня продолжает плести песенное кружево перед преданным сельским зрителем. Неутомимая в творчестве закультинская изюминка накануне 65-летнего юбилея получила приглашение на участие в съёмках юбилейного выпуска передачи «Играй, гармонь», которые состоятся в середине февраля в государственном кремлёвском дворце. Выступить на главной концертной площадке страны Людмила Ивановна приняла как приятный, а главное желанный подарок к знаменательной дате.


Наталья Воробьёва, «Рабочая трибуна», №7



С историей и обычаями праздника Белого месяца, Сагаалгана, читателей «Агинской правды» знакомит настоятель Агинского дацана Бадма-лама: «В первый день Сагаалгана обязательно поклонитесь родителям, посетите близких родственников. Встреча должна проходить традиционным приветствием (золголго). Младший протягивает обе руки ладонями вверх, старший, в свою очередь, приветствует ладонями вниз, младший при этом поддерживает старшего за локти. Жест символизирует уважение и поддержку».

«Белый жемчуг» в череде будней



Вновь на пороге Новый год по лунному календарю – Сагаалган, праздник Белого месяца. Наступает он нынче 3 февраля.



Мы ведём беседу с настоятелем Агинского дацана Бадма-ламой (на снимке) в самый канун праздника.



Символ чистоты



— Бадма-ламахай, каковы, на Ваш взгляд, истоки праздника?


— Известно, что праздник изначально у кочевых племён Забайкалья, Монголии отмечался осенью – в день равноденствия. Затем, во время правления внука Чингисхана хана Хубилая, в конце XIII века, с осени праздник под влиянием восточного календаря перенесли на начало весны.

Праздник Белого месяца приурочен к началу года по двенадцатилетнему лунному циклу.
В 1409 году реформатор Богдо Цзонхава в начале нового года в Тибете учредил молебен «Монлам», посвященный 15 чудесам Будды Ситхарта Гаутамы. Свет Учения Будды символизирует белый серп зарождающейся луны после самой тёмной ночи последнего зимнего месяца. Молебен «Монлам» читают в Агинском дацане, начиная с четвёртого лунного дня.

Буряты издавна ухаживают за скотом, и для его приумножения проводится обряд омовения «Сагаан Убгэн» — покровителя домашних животных.

В 20-30 годы прошлого века в связи с закрытием дацанов запретили празднование Белого месяца. После Великой Отечественной войны, когда вновь открылись дацаны в Бурятии и Are, праздник всё ещё был под запретом. В конце пятидесятых годов в некоторых колхозах Агинского округа он стал праздноваться как день труда. Но вскоре был запрещён партийными органами.

И всё же праздник Сагаалган благодаря нашим бабушкам и дедушкам жил в каждой семье и ждал своего официального возвращения. Производное слово от Сагаалгана – «белый» – символ святости и чистоты, удачи и благополучия.

— Давайте напомним, какие правила нужно соблюдать перед праздником?


— В старину, загодя до Сагаалгана, хозяйки наводили порядок в юрте (доме). Готовили подарки родственникам и гостям.

По лунному календарю тридцатый день называется «бутуу удэр». До этого дня обязательно обновите домашний алтарь. Перед божницей поставьте баранью лопатку, блюдо из белой пищи, зажгите зула. В этот день соблюдается пост. Нельзя употреблять спиртное.

Вечером в дацане проходит обряд очищения «Дугжууба». Готовится специальный сор – конус из трёх граней в виде пламени, на верхушке сора устанавливается череп, в который ламы вселяют с помощью молитвы враждебные силы. На большом костре сор сжигают. Желательно в этот момент представить, как в огне сгорают жизненные препятствия. У ритуала «Дугжууба» есть три смысла: внешний, внутренний и тайный.

После сжигания сора нужно вновь вернуться в дацан, где верующим раздают по ложке айрака (молочное блюдо). Вкусив белую пищу, вы тем самым очищаетесь от скверны.

Сакральный праздник бурят



— В самый канун праздника вечером проходит главный молебен в честь богини Балдан Лхамо.


— Желательно присутствовать на молебне в храме. Молясь вместе с ламами, вы получаете благословение и покровительство грозной богини. Во время растущей луны, посещая дацан, миряне увеличивают свою добродетель в сотни раз.

Радует, что в последнее время на хурале много молодёжи, будущих выпускников, которым предстоят трудные экзамены в школе и в высшие учебные заведения. Перед самым рассветом молебен заканчивается. Ламы поздравляют всех верующих с наступлением Сагаалгана.

Рациональное зерно пребывания верующего в храме в дни праздника заключается в том, что создается позитивный фон. Положительная аура отражается на родных и близких молящегося человека и вновь возвращается к нему.

— Если вы по каким-то причинам не сможете присутствовать на молебне, то нужно сделать следующее. Вечером в канун Сагаалгана зажгите у божницы зула. В шесть часов утра, обратившись к богине Балдан Лхамо, побрызгайте кипячёное молоко, сэржэм, чай, преподнесите белую пищу.

Растопите в доме печь – символ домашнего очага.

По преданию, богиня Балдан Лхамо трижды облетает землю и может одновременно быть в 10000 местах.

Народные традиции



— Сколько длится Сагаалган?


— Принято считать, что праздник заканчивается последним молебном в полнолуние. Это будет 18 февраля. В этот день проводится обряд Далга – призвание благополучия и благоденствия.

В первый день Сагаалгана обязательно поклонитесь родителям, посетите близких родственников. Встреча должна проходить традиционным приветствием (золголго). Младший протягивает обе руки ладонями вверх, старший, в свою очередь, приветствует ладонями вниз, младший при этом поддерживает старшего за локти. Жест символизирует уважение и поддержку. Считается, если первым в ваш дом пришёл в гости уважаемый мужчина, то год предстоит благополучным. Хозяйки стараются, чтобы было изобилие на столе. Обязательны блюда из молочных продуктов.

В праздник принято обмениваться подарками. Не слишком дорогими, главное – тепло и внимание. Обычно это хадак почётным гостям, отрез шёлка, чай женщинам, мужчинам – рубашка, детишкам – сладости. Подарки вручаются в головных уборах с благопожеланиями. До сих пор существует поверье: чем больше гостей, тем хорошим будет год.

В старину молодёжь на конях объезжала сначала односельчан, затем родственников в дальних селах.

В эти дни можно наблюдать за игрой Иээр шааха ломание кости ударом кулака, дети играют в шагай наадан (игра в кости), молодёжь всегда любила игру бэпэлиг нюул-ган (поиск колечка). А какой Сагаалган без ехора у костра? Обычно в эти дни проходит конкурс красавиц «Дангина», а юноши участвуют в конкурсе «Батыр Белого месяца».

Одним словом, праздник Сагаалган включает в себя те народные традиции, которые передаются из поколения в поколение.

Сагаалган стоит особняком среди государственных и других праздников как белый, чистый жемчуг в череде будней.

— Спасибо за беседу.



Сергей Доржиев, «Агинская правда», №9



В семидесятых годах в Ононском районе насчитывалось 300 тысяч овец. Автор материала «Золотое руно степи», вспоминает, что большую их часть стригли школьники: «Но знаю, что каждый школьник был мастером стрижки овец. Например, мой друг детства Виктор Лихачёв в 1970-м году (восьмиклассник) остриг за сезон 1588 голов овец, не намного от него отстали и мы – его одноклассники. А в классе нас было 50 человек!». За работу школьники были награждены поездкой в Ленинград, о ней также говорится в «Ононской заре».

Золотое руно степи



Нигде не видел такое обилие и таких красивых овец, как в родной торейской степи. Забайкальская тонкорунная порода одна, но, от самой китайской границы до предгорий Алханая, овцы разные. Как шутил Гоголь: у каждого свой задор, наша былая слава – овцы торейской степи, которые паслись от опушки Цасучейского бора до монгольской границы. В 1970-м году в Ононском районе их было 300 тысяч! Большую часть их остригали школьники. Сколько же было в те годы школьников? Не знаю… Но знаю, что каждый школьник был мастером стрижки овец. Например, мой друг детства Виктор Лихачёв в 1970-м году (восьмиклассник) остриг за сезон 1588 голов овец, не намного от него отстали и мы – его одноклассники. А в классе нас было 50 человек! Тогда все классы были многочисленными. В тот год Лихачёва «повезли» на ВДНХ, через год туда же, но с заездом в Ленинград «вывезли» и нас – целую группу тонкошеих, худеньких, но очень жилистых, мальчиков и девочек Новозоринской средней школы.

Учили нас с раннего детства. Мы смотрели, как мастерски работают дядя Максим Рожков, наши матери, братья. И примерно с класса 6-го осваивали сложнейшую науку – стрижку овец. Но сами не знали, что мы – мастера. Для нас это было обычным делом. И только через много лет, когда одна моя знакомая, очень слабый стригаль, сказала, что была в молодости чемпионом Советского Союза, я подумал: каких же званий достигли бы мои одноклассники, если бы они вздумали соревноваться на таком высоком уровне? Полторы-две минуты отпущено пойманной нашим стригалем овце, чтобы освободиться от «шубы» в летнюю жару и облегчённо выбежать в прохладу. Мировым рекордсменам до нас далеко!

Все мы были спортсменами. И я, упрямый мальчик, пишущий стихи, тоже бегал, прыгал, боролся. Один раз победил друга Мишу, а Миша позже поехал в Москву и победил москвичей… Каждое лето овцы, отара за отарой, вал за валом, подгоняемые чабанами, зачастую такими же, как и мы, подростками шли постели, огибая озёра, на стригальный пункт, где от зари до поздней ночи все, от овец до транспортёра, беспрерывно блеяло и орало, звенело и визжало. Подходили тысячи серых овец в жарких шубах, их ждали несколько десятков взрослых и школьников. И всех, до нового сезона, остригали. Вспомните, это было недавно!

На каждой овце, в среднем, «вырастало» от 30 до 40 рублей (3-4 килограмма шерсти), в те годы рубль оценивался даже выше доллара. Наш школьник остригал за сезон от 500 до 1500 овец, а получал 8 копеек за килограмм. Но мы даже не знали, что можно обижаться. И когда нас везли в Ленинград или Москву, каждый из нас мог бесконечно угощать городских ровесников: ведь у нас всегда были заработанные деньги. Мотоцикл каждый мог купить!

В прошлом году один большой начальник края «горестно» сказал мне, что в зимовку пало много овец. Я ответил, что весь сегодняшний скот Забайкалья можно загнать в одну стайку и прекрасно содержать. Ведь я всё ещё вижу нас, маленьких, всего несколько десятков, школьников. И мы работаем, работаем, работаем. Ведь овец-десятки тысяч в одном колхозе, сотни тысяч в районе, четыре миллиона в области… Вот это и есть богатство! И никто мне теперь не ответит: кто и куда всё это дел? Доказательством былой славы осталась только маленькая фотография, где я и Надя Ешеева стоим в Петродворце у фонтана с могучим Самсоном, раздирающим льву пасть. Наши друзья где-то рядом. Нас привезли сюда за стрижку овец. Маленькие и худенькие, мы, наверное, ни в чём не уступали Самсону…

Вот я и поделился воспоминаниями с родным районом. Поделитесь и вы, дорогие читатели. Опубликуем всех!


«Ононская заря», №5



Там же, в «Ононской заре» опубликовано стихотворение Игоря Чиннова.

Настроение недели



Спор сумасшедших с полоумными,
Спор одержимых с бесноватыми;
Не надо вмешиваться, милый.


Займёмся летними полуднями,
Займёмся зимними закатами,
Луной на улице застылой.


Пусть шизофреник параноику
Изложит новую теорийку
О политическом прогрессе –


Пройдём по солнечному дворику,
Пройдём к цветущему шиповнику,
К цветистой бабочке ванессе.


Пускай вороны с мериносами
К шакалам пристают с вопросами
Об историческом процессе –


Гляди на нежные соцветия,
На отдалённые созвездия,
На знаки смерти и бессмертия,
На облачное поднебесье.


Игорь Чиннов, Флорида, «Ононская заря», №5



«Суд четыре с половиной года назад обязал администрацию муниципального района «Нерчинский район» произвести финансирование капитального ремонта пристройки районного Дома культуры», который не ремонтировался в течение пятидесяти лет со дня постройки, — А. Банщикова пытается разобраться в причинах подросткового алкоголизма, отмечая, в первую очередь, невозможность занять юношей и девушек чем-то кроме баров в вечернее время. В танцевальном зале Дома культуры «пол светится от дыр».

Найдётся ли альтернатива кабацкому досугу молодёжи?



Неправильной дорогой идёте, товарищи?!



— Ну, чего, сегодня в «Плазу» двинем, пивка попьём?
— Конечно, а куда же ещё?!

Этот диалог между двумя подростками, у которых явно только что закончились уроки, довелось слышать в одну из хмурых, морозных вечерних пятниц в рейсовом автобусе. Он побудил не только к определённым пространным размышлениям, но и поискам ответов на некоторые актуальные вопросы.

Мы знаем, что тема досуга нашей нерчинской молодёжи «затёрта до дыр» — редакция газеты неоднократно будировала её, на различного рода совещаниях социальной направленности она постоянно звучит красной нитью, а в обывательских разговорах уж точно набила большую оскомину. Но это называется: поговорили и забыли, плюнули и растоптали. А где же решение проблемы? Ах, да, «по сути» всё нормально, ведь чиновники в отчётах ставят «галочки» о нормальном досуге молодёжи, прикрываясь учреждениями дополнительного образования – работой детско-юношеской спортивной школы, художественной и музыкальной школ, нынешним открытием ледового катка. Но это всё другое, не имеющее отношение к вышеозвученному диалогу подростков. Они ведь говорили о вечернем времяпрепровождении, которое у нас проходит, в основном, в питейных заведениях города. Взрослые нерчинцы уже не знают, где отметить День рождения или просто по прекрасному поводу устроить вечеринку – они не идут в пятнично-субботне-воскресные вечера в кафе, потому что обычно в эти дни их атакуют школьники, несовершеннолетние студенты. В нынешние новогодние каникулы сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних ежедневно прогоняли большое количество подростков из кафе, составляли протоколы и проводили беседы не только с тинэйджерами, но и с их родителями. Это не помогает, детям некуда податься в вечернее время. А взрослые люди, особенно воспитанные на коммунистических идеях, так и твердят – неправильная молодёжь, невоспитанная, не той дорогой идёт, не к тому стремится…

Так в чём же всё-таки первопричины этого, откровенно говоря, страшного явления – в засилии алкоголя, в бездействии чиновников, в неверно выбранной дороге, в плохом воспитании?

Корни зла



Мы живём не в закрытом, обречённом на скучное существование, мире, когда невозможно купить джинсы или модную кофточку, когда надо отстоять километры очередей, чтобы приобрести вкусную колбасу, когда запрещают смотреть откровенные фото обнажённых див. Мы существуем в современном мире, где, практически, нет запретов. Красивые кадры на экране телевизора, в интернете любая исчерпывающая информация – медиа-пространство создаёт идеальную картину мира, диктует и как бы показывает, как нужно жить, формирует идеалы. Всё это, очевидно, расходится с реалиями нашей жизни.

И, даже если бы в Нерчинске действовал танцевальный зал в Доме культуры или в Центре детского творчества, дети вряд ли бы их массово порадовали своим присутствием. Они уже увидели в принадлежащих бизнесменам барах украшенные глянцево-яркой керамической плиткой стены, миниатюрные современные столики, зазывную барную стойку, а главное – бесконтрольность и свободу действий, их тянет снова на красивую картинку. Ну, не пойдут они в допотопный, с советских времён не ремонтированный, танцевальный зал с тётеньками-надзирательницами-ди-джеями, пытающимися развлекать молодёжь! Да убого там всё и страшно!

Стоп! А почему я сказала – если бы он действовал?! А мы что дожили до того момента, что негде проводить дискотеки?!

Позвонив в Центр детского творчества и побеседовав с директором Н.П. Арсентьевой, мы узнали, что года два назад в этом учреждении дополнительного образования дискотеки проводились регулярно, несмотря на то, что имелись проблемы с охраной общественного порядка, на танцы ходило не так много подростков, аппаратура «на ладан дышала»… В этом году решили традицию возобновить, 3 января 2011 года была организована дискотека, посетило её 43 подростка. Однако, на этой неплохой оптимистичной ноте, данное дело решено «свернуть» до лучших времён – пол в зале от дыр светится, неровен час – провалится. Около сорока тысяч рублей необходимо на его замену. Но ведь эти средства даже для самого захудало-нищего учреждения в наше время – не такой уж серьёзный капитал! Их можно найти: в тот же интернет забросить жалостливую информацию, призвать к действию и помощи тот же Молодёжный парламент, наконец, попросить содействия чиновников, которые получают зарплату за заботу о подрастающем поколении!!

Ну, если в первом случае с танцзалом в Центре детского творчества проблема не так остра и, думается, решаема в случае активности заинтересованных лиц, то в городском Доме культуры ремонту танцевального зала – уже не быль, а «притча во языцех». У нас в руках оказалось решение Нерчинского районного суда, которое вступило в силу 24 июля 2006 года. Суд четыре с половиной года назад обязал администрацию муниципального района «Нерчинский район» произвести финансирование капитального ремонта пристройки районного Дома культуры. В заседании суда почти пятилетней давности речь шла о пятидесятилетнем, не ремонтированном ни разу с года постройки, танцевальном зале и невозможности его эксплуатации ввиду угрозы обрушения потолка из-за течи крыши. Нельзя сказать, что чиновники не исполнили решение суда – Дом культуры обрёл новенькую ярко-красную кровлю. По словам В.И. Шестакова, на тот момент курировавшего социальную сферу района, средств на ремонт танцзала не хватило. Он так и остался не у дел – с 2006 года ввиду его аварийного состояния, в частности, потолка, нависшего над головами работников культуры, закрыт на амбарный замок. Времени для его ремонта было «вагон», всё ссылались на безденежье.

На сегодняшний день здание ДК передано в ведение городской администрации, там
сосуществуют два культурных очага – городской Дом культуры и межпоселенческий культурно-досуговый центр. Нам удалось побеседовать с директором ГДК И.И. Визиревой. Ирина Ивановна нам рассказала, что в текущем году в Доме культуры запланирован ремонт системы отопления почти на 600 тысяч рублей, эти средства будут направлены из городского бюджета. Пока о реконструкции танцзала речи не идёт. Однако, творческих задумок, несмотря на эту явно выпяченную и не дающую работать в полную силу проблему, очень много. И показ мод, и танцевально-музыкальные вечера воспоминаний, наконец, дискотеки… Как реализовать идеи, где? Арендовать другое помещение – цены «кусаются» (да и где денег взять?), проводить мероприятия в фойе – не хочется уподобляться сельпо. Кстати говоря, городской Дом культуры обрёл прекрасного хореографа, инициативного, с множеством идей в умной голове, — Нерчинск в течение многих лет подобного не видел. Но и здесь проблемы накапливаются, как снежный ком, — жилья, даже служебного, даже съёмного для профессионала никто, как ни странно, помочь найти не может, не получается и ребёнка устроить в детский сад. Хотя ваших же детей, уважаемые чиновники, будет обучать искусству танца умелый хореограф! Как подчеркнула Ирина Ивановна Визирева, власти всех уровней о проблеме осведомлены. Качают головой в знак сочувствия, жалости и всего лишь! А человек, умеющий сделать постановку любого танца так, как делают это профессионалы на больших сценах, тоже посмотрит-посмотрит, покивает головой, да и убежит из Нерчинска в поисках лучшего. Такого хореографа «с руками оторвут» в любом районе! Наших обладателей пиджаков не прошибить. Вот тебе и закрепляемость кадров на местах…

Не танцуй, пока молодой?



Ситуация… Власть города, в принципе, от проблем не «открещивается»: по словам мэра Нерчинска Н.Л. Власова, в перспективах ремонт танцевального зала в бюджете города запланирован. Но реально ли это, когда на плечах лежат вечно неразрешаемые проблемы коммунального хозяйства, благоустройства, отнимающие большую часть казны города? Как мы знаем, сфера культуры всегда финансируется по остаточному принципу. Перспективы рисуются долгоиграющие…

А пока кафе хлебосольно и радушно принимают подростков, сотрудники данных питейных заведений без зазрения совести продают им спиртные напитки, не спрашивая возраста и не требуя паспорта… Это было и будет – спаивание детей приносит доход, барыш лишним не бывает! В школах как таковой профилактической работы в этом направлении не ведётся – педагоги ссылаются на родителей, которые должны закладывать основы воспитания в семье. А родители, тем временем, кивают на учителей. Вот и получается – пивной алкоголизм, аборты в 15 лет, подростковая преступность.

Это не зарисовки к фильму ужасов, не «чернуха», это реальность и говорить об этом надо!


А. Банщикова, «Нерчинская звезда», №5



О ветеране труда Иване Желтухине идёт речь в «Могочинском рабочем». Осенью 1942 года пятнадцатилетнего Ивана приняли на железную дорогу монтёром СЦБ на околоток Кислый Ключ, с тех пор он был в составе бригаду, обслуживающей участок Ксеньевка-Амазар и обеспечивающей бесперебойную работу железнодорожного транспорта в военные годы. Журналист Наталья Васильева взялась подсчитать трудовой стаж Желтухина — «получилось 49 лет!».

«Медаль за бой, медаль за труд из одного металла льют»



В невероятных трудностях обеспечивали бесперебойную работу транспорта в военные годы железнодорожники Забайкальской магистрали. В условиях нехватки кадров, материальных ресурсов, даже питания трудились люди, не жалея себя, и часто нагрузки, рассчитанные на взрослых, сильных мужчин, ложились на плечи подростков. Эти слова в полной мере относятся к герою моего рассказа Ивану Григорьевичу Желтухина.



В наши края он попал в восьмилетнем возрасте – в 1934-м году из села Новотроицкое Амурской области перебрался к старшему брату, который устроился работать на железную дорогу на станции Кислый Ключ. Переехал не от хорошей жизни: в их многодетной семье случилось большое несчастье – в 1930-м году умер отец. Главными кормильцами стали старший брат и мать, которая тоже нашла работу на железной дороге – убирала шлак из-под паровозов, пока те заправлялись водой. Ютились в казённом бараке, где на одной половине жили железнодорожные рабочие, а на другой – охранники заключённых. Маленький Иван учился в школе, расположённой на ст. Ксеньевка, жил в интернате. Трудно было, даже дрова для школьных печек ребятишки возили сами на санках. А вот люди встречались ему хорошие, до сих пор Иван Григорьевич с благодарностью вспоминает свою первую учительницу Марту Андреевну, такую добрую и, казалось тогда, знающую всё на свете. Имя другого учителя – мужчины – с годами стёрлось из памяти, запомнилось только, что в 1941-м он ушёл на фронт и не вернулся, погиб.

Когда началась война, учебу пришлось оставить, надо было поддерживать семью. Иван пошёл работать. Было ему тогда 15 лет. Вначале взяли на перевалочную базу, где отвозили грузы от железнодорожных путей. Летом 1942-го перевели пасти лошадей, которых привезли для работы в шахте. А осенью того же года приняли на железную дорогу монтером СЦБ на околоток Кислый Ключ. Дисциплина была военная: работали без выходных, любое нарушение строго наказывалось.

Весной сформировали бригаду по ремонту линии связи на участке Ксеньевская — Амазар, и Ваню Желтухина перевели туда. Беспрерывно мотались по магистрали, жили в товарном вагоне, где были устроены нары да посередине стояла большая чугунная печь. Бригада из двадцати человек оказалась дружной. Иван Григорьевич вспоминает Василия Соснова, Фёдора Воробьева, Василия Макшанцева, Андрея Анчарука, девчат-связистов. Работали на износ: устраняли обрывы, ремонтировали изоляторы, меняли столбы. Их заготавливали в лесу, свозили на санях к путям, также доставляли и дрова на пожоги для копки ям. Техники никакой, всё – на себе. Ивану Григорьевичу запомнился такой случай: на станции Кислый Ключ делал он так называемую «британку» (два конца оборванного провода накладываются внахлёст и закрепляются проволокой). Мороз стоял крепчайший, да ещё с ветром. Руки совсем окоченели, и он решил согреть их в ближайшем помещении. Но не разрешили. Он же ослушался и сделал по-своему, а когда вернулся, от работы его отстранили. Не стерпев такой несправедливости, Ваня налетел на мастера, раскручивая в руках обрывок провода… Вечером Ивана посадили под арест на 5 суток. Ему крупно повезло – пожалели, видимо, пацана. А вот Василию Соснову за нарушение трудовой дисциплины «припаяли» по полной – он получил 5 лет тюрьмы.

Ещё один эпизод хранит память Ивана Григорьевича: в 1945-м через наши, края на Дальний Восток потянулись воинские эшелоны: составы с зачехлёнными орудиями, теплушки с солдатами… Назревала война с Японией. Разумеется, на крохотной станции Кислый Ключ такие составы никогда не останавливались. И вдруг один воинский эшелон здесь притормозил – наверное, «ЧП»! Из теплушки высунулись солдаты, кричат: «Здесь живёт семья офицера…» Станционные отвечают: «Да!». «Тогда принимайте, да передайте с нашим низким поклоном», — и вывели на перрон… корову! Не иначе, через всю страну провезли. Офицер тот героически погиб в бою, а солдаты таким вот образом решили поддержать его осиротевшую семью.

В тот же год ремонтную бригаду направили на запад, в прифронтовую зону, но Иван туда не попал, так как был направлен на станцию, на подмену заболевшего механика. Так он стал механиком на участке Ксеньевская — Амазар и проработал здесь до 1954 года, а потом, по служебной необходимости, был переведён водителем дрезины для перевозки оборудования Но здесь он пробыл недолго – в сентябре 1954-го под Амазаром попал в аварию и получил тяжёлую травму. После лечения ему назначили вторую группу инвалидности. Так Ивану Григорьевичу, к великому его огорчению, пришлось расстаться с железнодорожным транспортом. Но трудовая его деятельность на этом не прервалась. Через два года он начал работать в автотранспортом подразделении, позднее – даже стал начальником автоколонны. В 1966-м году окончил курсы по подготовке среднего начальствующего состава ведомственной пожарной охраны. Когда я посчитала его общий трудовой стаж, получилось 49 лет! Состоялся он и в личной жизни: в мае 2010 года они с супругой Софьей Александровной отметили 60 лет совместной жизни. У них двое сыновей, три внука, правнучка.

За свою трудовую деятельность Иван Григорьевич награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», а также юбилейными медалями. Он – ветеран труда, обладатель большого числа почётных грамот и благодарностей.

Вот на таких людях и держался тыл в годы войны, да и после Победы, восстанавливая разрушенное, столько вынесли они на своих плечах!

Низкий поклон вам, Иван Григорьевич, здоровья, благополучия и дай Бог ещё не раз встретить великий праздник Победы.


Наталья Васильева, п. Ксеньевка, «Могочинский рабочий», №5



НазадВперёд
3 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

ЕЛЕНА ГЛУШАН!Поздравляю Вас с наградой!Так держать!Желаю дальнейших побед!спасибо за вашу честность !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Статья написана с тонким юмором, в конце статьи все верно. Москва, со своей практически 1000 летней историей,конечно обладает фантастической силой притяжения, многие говорят уедем от этого кошмара, но остаются и кипят в этом котле коллосальной энергии. Когда пройдешь по Златоглавой Москве или побегаешь на лыжах по долинам и по взгорьям р. Сходни (какие виды природы и просторы чаруют твой взгляд), то хандра сразу проходит.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Дописались что ст. Приисковую что в Нерчинском районе называют второй Кущевкой . Печально конечно но против фактов не попрешь.Хозяина в районе как не было так и нет.Надо повышать жизненный людей а не нач.ГАИ. и ему подобных молиться.

ОБСУЖДАЕМОЕ