Р!
09 МАРТА 2021

Церковь в съёмной квартире, Юрочки из 1961-го, «Баба в воздухе» - в обзоре краевых СМИ

«Так мы попали в экспедицию Максюты. Про эту экспедицию ходили легенды, но никто ничего толком про неё не знал. Какие-то корабли-призраки придут, постоят на рейде в Авачинской бухте и уйдут, неизвестно куда и насколько. Командиром экспедиции был контрадмирал Максюта. Отсюда и «максютовцы», — в «Забайкальский рабочий» из дома-интерната для пенсионеров пришло письмо от Феофила Гуранды, который нёс тайную радиотехническую службу и обеспечивал полёты Титова, Терешковой, Леонова. В его задачи входило высчитывать местоположение кораблей и места падения ракет с точностью до метра. «Когда полетела Валентина Терешкова, наш командир спустился к нам в трюм с рёвом: «Баба в воздухе! — вспоминает службу Феофил Феофилович. – Так мы, читинцы, и попали к космическим войскам. Правда, в то время их ещё не было. Но при встречах мы праздновали День флота в июле и День космонавтики в апреле».

«Максютовцы»



Здравствуйте, редакция газеты «Забайкальский рабочий»! Прочитав ваше обращение, решил написать о событиях 12 апреля 1961 года. Для меня этот день оставил след на всю жизнь, да и не только для меня…



12 апреля 1961 года после смены я шёл с работы. Работал я в посёлке Первомайский Шилкинского района в цехе № 2 Забайкальского ГОКа. Шёл один по тропинке через гору, спускаясь к посёлку, и вдруг по поселковому радио голос Левитана: «Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза, слушайте сообщение ТАСС».
Я так и сел на камень возле тропинки. «Всё, — думаю, — война». А мне 19 лет – мой призыв в армию. Положение тогда было очень напряженное, Куба в блокаде.
А Левитан своим громовым голосом сообщает, что в Советском Союзе запущен человек в космос. Я и представить себе не мог, что через несколько месяцев тоже буду иметь некоторое отношение к космосу.
Через два месяца меня призывают в армию, и из Читы мы едем эшелоном во Владивосток. Там в экипаже на 2-й Речке нас отделяют в команду «45». Собрали ребят из Читы, Иркутска, Кемерова, Барнаула и несколько с Урала. Жили мы отдельно, переодели нас во флотское, только нашей команде вместо рабочих ботинок выдали яловые сапоги с желтой подметкой на деревянных гвоздях. Эшелоны с призывниками приходили очень часто, нашу команду ставили к ним командирами взводов, мы их водили по комиссиям, потом их увозили по частям, а сами так и оставались.
Наконец, и нас в начале августа ночью погрузили на сухогруз и отправили на Камчатку. Там мы приняли присягу после курса молодого бойца. И снова всех разогнали по частям и кораблям, а наша команда «45» осталась в экипаже. Начались наши скитания по Камчатке с заготовками для флотилии картошки, капусты, дров. Объехали весь полуостров. Наконец, в ночь на 7 ноября нас срочно погрузили и привезли к трём гражданским кораблям на рейде.
Так мы попали в экспедицию Максюты. Про эту экспедицию ходили легенды, но никто ничего толком про неё не знал. Какие-то корабли-призраки придут, постоят на рейде в Авачинской бухте и уйдут, неизвестно куда и насколько. Командиром экспедиции был контрадмирал Максюта. Отсюда и «максютовцы». А корабли «Сибирь», «Сучан», «Сахалин» — это 4-я Тихоокеанская океанографическая экспедиция (ТОГЭ-4).
Назначили нас в радиотехническую службу, в расчётное бюро. Дали мы подписку о неразглашении на 25 лет, которые давно прошли, да и наших кораблей давно нет. С этого и началось. Мы обеспечивали полёты Германа Титова, Быковского, Терешковой, Леонова – и так далее четыре с половиной года. Избороздили мы Тихий океан вдоль и поперёк. Попадали и в бури, и в штормы. Пересекали экватор, за что получили дипломы, и записали нас в души морские «Нептун» и «Русалка» 25 декабря 1964 года в 14 часов 00 минут по 12-часовому поясу.
Расчёты мы вели на счётных машинах «Мерседес», «Рейнметалл» и «Москва». Компьютеров еще не было. Высчитывали мы местоположение кораблей, место падения ракет (до метра точностью).
Когда полетела Валентина Терешкова, наш командир Геннадий Кочнев, «кап-три», спустился к нам в трюм с рёвом: «Баба в воздухе!». Мы слышали её голос по трансляции: «Сокол»-«Сокол», я – «Чайка». Так мы, читинцы, и попали к космическим войскам. Правда, в то время их ещё не было. Но при встречах мы праздновали День флота в июле и День космонавтики в апреле.
За полёты космонавтов и испытания ракет все имели отпуска и благодарности от Министра обороны и командующего флотом. Отпуска были большие, по три месяца и более. Правда, по одному отпуску за всю службу. Службу мы окончили в 1965-м.
Я был главным боцманом в звании главстаршины. О.В. Шпилев – старшина расчётной группы в звании старшины I статьи. В.Н. Миронов – старшина расчётного поста, старшина I статьи. А.В. Волошинский – старшина секретной службы, главный старшина. А.Е. Шантуров – инструктор ВЛКСМ при политотделе экспедиции, главный старшина. М.М. Фадеев и Ю.К. Овсянников (оба в службе обеспечения, старшины I статьи). В.Н. Верхотуров – старшина расчётного поста, старшина I статьи. Мы служили на «Сибири» – флагмане экспедиции. На год раньше нас служил А.И. Емельянов – старшина РТС, главстаршина.
После службы вернулись в Читу, пошли трудиться. Я пошёл на стройку машинистом крана. Сначала отправили строить Маккавеевскую птицефабрику, а потом строил областную типографию, редакцию «Забайкальского рабочего», горный техникум, телецентр, Дом советов, роддом, драмтеатр, политехнический институт, обком партии, КСК. В это же время заочно учился в институте, работал на стройках: Орловка, Оловянная, Забайкальск, Жирекен, Верхние Усугли, да почти по всей области. Ребята тоже работали везде. Дружили семьями, женили друг друга, а позже и хоронили друг друга.
Сейчас я остался из всех один. Начал терять зрение, потом совсем ослеп, поэтому уехал в Атамановский дом-интернат, который тоже строил и ремонтировал несколько раз. Сделал операцию глаз в клинической больнице, которую тоже строил с нуля. Сейчас вижу, живу в доме-интернате. В Чите бываю каждую неделю, хожу с внучатами по её улицам и рассказываю, как мы строили город.
Вот так стали мы причастны к космосу. Герман Титов был у нас на корабле. И вот у нас с парнями за кормой уже полвека с 1961 года.

До свиданья, с флотским приветом к вам Феофил Феофилович Гуранда, Атамановка, дом-интернат для престарелых и инвалидов № 2.


«Забайкальский рабочий», №62



Депутат законодательного собрания Забайкальского края Дмитрий Тюрюханов представлял наш регион на посвящённых 30-летию совместного советско-монгольского полёта в космос мероприятиях. Как выяснилось в «Комсомольской правде — Чита», представлял не случайно. «Первоначально это было приглашение от президента общества друзей Монголии, лётчика-космонавта Виктора Горбатко, полученное через московских друзей, которые спонсировали эту поездку, — поясняет парламентарий. – А когда я показал приглашение председателю Законодательного собрания Степану Михайловичу Жирякову, он предложил мне войти в состав делегации как представителю Забайкальского края». Впечатлений от встречи Дмитрий Тюрюханов привёз много: «Ещё очень тронула встреча с монгольской молодёжью, родившейся 22 марта 1981 года – в тот самый день, когда советско-монгольский экипаж впервые полетел в космос. У большинства по 2-3 ребёнка, человек пять я насчитал, кто своим детям дал имя Гуррагче, несколько человек назвали ребятишек Ганзоригами, есть комбинированные имена типа Гурзориг (монгольские космонавты – Т.К. )».

«… А ещё в космос собираешься!»



Родители нещадно эксплуатировали детскую мечту Дмитрия Тюрюханова, ныне депутата Заксобрания Забайкальского края. Космонавтом Дмитрий не стал, но зато недавно ему довелось представлять наш регион на мероприятиях, посвящённых 30-летию совместного советско-монгольского полёта в космос.



Торжества проходили в Улан-Баторе с 21 по 28 марта. В них принимали участие советские лётчики-космонавты Владимир Джанибеков. Владимир Ляхов и Владимир Ковалёнок. С монгольской стороны – космонавт-исследователь Жугдэрдэмидийн Гуррагче, так и оставшийся единственным в Стране великой степи человеком, побывавшим в космосе, и Мандаржавын Ганзориг – космонавт-дублёр. Корабль «Союз-39», ведомый Джанибековым и Гуррагче, находился на орбите семь дней 20 часов 42 минуты три секунды.
Программа пребывания именитых гостей в Монголии предусматривала участие в научной конференции и многочисленных встречах разных уровней. В рамках визита члены российской делегации побывали также во втором по величине городе Монголии Эрдэнэте и в городе Булгане – малой родине своего космонавта, стали героями телевизионной передачи, приняли участие в церемонии награждения победителей конкурсов, посвящённых 50-летию полёта в космос Юрия Гагарина и 30-летию совместной советско-монгольской космической экспедиции.
Как Дмитрий Тюрюханов оказался среди покорителей космоса, какие впечатления и идеи подарила ему юбилейная поездка, депутат рассказал нашему корреспонденту.

Забайкалец в звёздной компании



— Первоначально это было приглашение от президента общества друзей Монголии, лётчика-космонавта Виктора Горбатко, полученное через московских друзей, которые спонсировали эту поездку. А когда я показал приглашение председателю Законодательного собрания Степану Михайловичу Жирякову, он предложил мне войти в состав делегации как представителю Забайкальского края.
С одной стороны, эта поездка была для меня в какой-то мере осуществлением давней мечты, а с другой – подарила несколько дней уникального общения. Очень интересной оказалась встреча с чрезвычайным и полномочным послом РФ в Монголии Виктором Самойленко. Он рассказал, как развивались отношения с МНР Республика раньше была для СССР как союзная, в 60-е годы был расцвет отношений между нашими странами. А потом… потом просто стало не до Монголии. Поразило то, что монголы от сорока лет и старше все говорят на русском языке! Причём говорят грамотно.
— Вы первый раз были в Монголии?
— Да. Попал сразу на три юбилея. Кроме 50-летия полёта в космос Юрия Гагарина и 30-летия космической экспедиции советско-монгольского экипажа. Монголия празднует в этом году 90 лет со дня установления дипломатических отношений с нашей страной.
— Как сложилась судьба первого космонавта Монголии и его дублем?
— После полёта карьера Гуррагче резко пошла в гору. Он был назначен министром обороны, а последние шесть лет является депутатом Великого государственного хурала Монголии. Второй монгольский космонавт – Майдаржавын Ганзориг – состоялся как учёный, он доктор технических наук, возглавляет научно-исследовательский институт. Занимается проблемами экологии, проводит исследования мирового уровня. Звезду Героя Советского Союза и Героя Монголии, в отличие от слетавшего в космос Гуррагче, ему тогда получить не довелось. Справедливость восторжествовала спустя 30 лет, как раз во время нашего пребывания Ганзоригу вручили звезду Героя труда Монголии. Гуррагче с Ганзоригом всегда поддерживали дружеские отношения и сейчас продолжают дружить семьями. В то время между странами так называемого «социалистического лагеря» действовала программа «Интеркосмос». Каждая страна готовила своих космонавтов. У Монголии их было двое. Кто из них полетит, стало известно всего за сутки, подготовка же заняла четыре года…

«Картошку в космосе чистить не надо»



— А сами вы мечтали стать космонавтом?
— Мечтал, конечно! И, кстати, серьёзно к этому шел. Родители эксплуатировали мою мечту нещадно. Мама говорила: «Вот, ты постель не заправил, а ещё в космос собираешься». Дело доходило иногда до абсурда, мама явно палку перегибала, говоря, какой, мол, из тебя космонавт, если ты картошку чистить не хочешь… Но я тогда, в восемь лет, уже знал, что картошку в космосе чистить не надо, что космонавты из тюбиков кушают…
— Тем не менее это работало!
— Ещё как! В третьем классе я собирал радиоприёмники, сам их конструировал, паял. Хотел бортинженером быть. Это сначала в космонавты отбирали только лётчиков истребительной авиации, потом уже начали летать и бортинженеры, и врачи…
— Когда вы поняли, что карьера космонавта не состоится?
— В 13 лет, когда попал в автоаварию, сломал позвоночник в двух местах, не мог ни ходить, ни говорить. В тот момент я понял, что дорога в космонавтику для меня закрыта. Кстати, про космос знаю всё. Мама до сих пор хранит мою космическую библиотеку. Книги о космосе раньше дефицитные были, но для меня не было лучше подарка, и родители где-то умудрялись их покупать.

Приедут ли космонавты в Читу



— Что ещё запомнилось в Монголии?
— Например, встреча с президентом. Ещё очень тронула встреча с монгольской молодёжью, родившейся 22 марта 1981 года – в тот самый день, когда советско-монгольский экипаж впервые полетел в космос. Встреча проходила в мэрии г. Улан-Батора, именинников (им всем в тот день исполнилось 30 лет) привезли со всей Монголии человек 26-28. Каждый из них рассказал, как живёт и чем занимается… У большинства по 2-3 ребёнка, человек пять я насчитал, кто своим детям дал имя Гуррагче, несколько человек назвали ребятишек Ганзоригами, есть комбинированные имена типа Гурзориг. Кстати, за полстолетия, что существует космонавтика, в космос слетало больше 560 человек – представители 36 стран мира. Америка «прикрыла» свою систему «шаттл», и теперь в космос всех будет возить исключительно Россия. В 2013 году мы отправим в космос согласно контрактам, шесть человек, в 2014-м – ещё столько же…
— В общем, космос Вас нашёл, Дмитрий Николаевич?
— В таком качестве – да… Юбилейные даты монголы отмечали широко, с размахом. В торжествах принимали участие актёры российского кино, мне встретились Светлана Светличная и Наталья Варлей. Для детей по всей стране были организованы различные конкурсы и соревнования, посвящённые 50-летию полёта в космос Юрия Гагарина. Мне довелось награждать призёров международного шахматного турнира. Для победителя я привёз и вручил шахматы, подписанные лично Гарри Каспаровым.
— А автограф-то откуда?
— Как говорится, не имей его рублей, а имей сто друзей. В отличие от монголов мы к космонавтам относимся иначе, нет у них такой популярности… Раньше чествовали, как всенародных любимцев, звезды Героев вручали, «Волги» дарили…
— Ну, вот и станьте инициатором, организуйте в регионе, например, встречу с забайкальцами, родившимися 12 апреля 1961 года. Им тоже полвека стукнуло, и наверняка среди этих людей много Юриев! Почему бы нет?…
— Неплохая мысль… Я обязательно подумаю! А пока есть идея пригласить космонавтов к нам в Читу… Они, правда, уже в возрасте, но рассказчики – замечательные! Очень хотелось бы, что моё знакомство с ними переросло в крепкую дружбу. А ещё очень хочется, чтобы мы, россияне, продолжали гордиться нашими космическими достижениями!


Анна Беседина, «Комсомольская правда — Чита», №51



Старообрядец Елисей Елисеев отвечает корреспонденту «Экстры» Илье Баринову, как старообрядческая церковь составляет конкуренцию традиционной православной, и кто на самом деле является еретиком: отец Елисей или митрополит Московский и всея Руси Корнилий. «Конечно, есть те, кто переходит в новообрядческую церковь, — признаёт собеседник газеты. – Но и из неё люди уходят к нам. К примеру, служащий на Дальнем Востоке епископ Внифантий – бывший священник Читинско-Краснокаменской епархии. Всё это – естественные процессы. Вот поставили в забайкальском селе Урлук новообрядческую церковь, а толку-то? Люди распознали, что это и заявили: «Не наша церковь!». Так и стоит полупустая». По мнению отца Елисея, предстоящий в 2012 году Армагеддон – замысел мирового правительства, задумавшего истребить пять миллиардов людей, оставив при этом миллиард господ и миллиард рабов. Остальных сильные мира сего не пощадят.

Староверы ждут Армагеддон



Отец Елисей: «Мы живём по Кормчей, а не по понятиям»



Когда этот человек входит в нашу редакцию, журналисты недоумённо переглядываются. Высокий и длиннобородый старовер Елисей Елисеев производит большое впечатление, а когда он добродушно рассказывает о грядущем Конце Света, прерываясь на звонки мобильного, мороз пробегает по коже. Когда «наступит тьма»? Чего ждать от мирового правительства? И кому служат семейские Забайкалья? Об этом читателям «Экстры» рассказывает известный старообрядец Елисей Елисеев.



— Отец Елисей, год назад в Чите была открыта домовая церковь старообрядцев. Она продолжает функционировать?



— Нет. Хозяйка вернулась – мы открывали свою церковь на съёмной квартире, а сейчас ищем другое помещение. Забайкалье традиционно входит в число мировых центров старообрядчества. История вашего края связана с жизнью протопопа Аввакума, отбывавшего здесь ссылку, а также с другими именами святых нашей церкви. Древлеправославные общины существуют в селе Доно Калганского района и в самой Чите, где мы не оставляем планов построить собственный храм. Это желание связано с тем, что крепкая и сплочённая читинская община имеет давние корни, и, разумеется, с тем, что появление в забайкальской столице нашей церкви привлечёт новых прихожан.
— Как вам удаётся «держаться на плаву» рядом с более распространённой Русской Православной Церковью?



— Конечно, есть те, кто переходит в новообрядческую церковь. Но и из неё люди уходят к нам. К примеру, служащий на Дальнем Востоке епископ Внифантий (Смольников) — бывший священник Читинско-Краснокаменской епархии. Всё это – естественные процессы, а о каких-то массовых переходах из одной веры в другую я не слышал. Вот поставили в забайкальском селе Урлук новообрядческую церковь, а толку-то? Люди распознали, что это и заявили: «Не наша церковь!». Так и стоит полупустая.
Что касается усиления русской православной церкви, то хочу напомнить: по закону она, как и другие конфессии, отделена от государства. На деле же выходит иное: РПЦ – идеологическая машина властей, которую чиновники поддерживают для собственных интересов. В чем разница между нашими церквями? Никониане служат земным царям, а мы, старообрядцы, — Царю Всевышнему. Как было раньше, до раскола: князь приходил к Сергию Радонежскому, а не наоборот! 'Это были отношения другого уровня – Церковь и государство существовали параллельно друг другу. А сейчас мы видим, как новообрядцы, попирая каноны, срастаются с земным правительством, превращаясь в его орудие.

— При этом представители Русской Православной Церкви называют вас «еретиком» и говорят, что вы извержены из духовного сана!



— Не им вмешиваться в наши внутренние дела! Не им! Да, мы находимся в сложных отношениях с так называемым «митрополитом Московским и всея Руси» Корнилием, последователи которого самовольно, без благословения первоиерарха, объявили о своей автокефалии. Но мы ведь живём по Кормчей – уставной книге, а не по понятиям. Корнилий считает, что он меня изверг из сана. Я думаю, что это незаконно. И мы обращались к первоиерарху, митрополиту Леонтию, а тот ответил: «Извержение незаконное! Бог благословит – служи!». Какие могут быть вопросы? Тем более у никониан? Скоро мы проведём Собор, на котором определится, кто еретик – я или Корнилий.

— Сегодня многие жители Дальнего Востока проявляют интерес к буддизму и другим восточным религиям. С чем, по-вашему, это может быть связано?



— Скоро наступит тьма, и в храмах, как написано в Откровении Иоанна Богослова, «будет мерзость запустения». Это не значит, что церкви будут пустовать. Как раз наоборот. Но они будут пусты от истины. Сегодня растёт число протестантов, никониан, мусульман, буддистов… Так и должно быть! Всё это предрешено Апокалипсисом. Мы же, истинные последователи Христа, властям неугодны, и была бы у них возможность, они бы нас вешали и сжигали!

— Как вы относитесь к предсказаниям Конца Света? К календарю майя?



— Прогнозировать Конец Света – грех. Господь сказал: «Никому неведомо, даже ангелам. Только Богу». Вы этот календарь видели? Или планету Нибиру, что якобы должна врезаться в Землю? Но я не отрицаю: в 2012-м году могут произойти вселенские катаклизмы, ведь приближается Армагеддон. А согласно Писанию, перед воцарением Антихриста случится всегубительная война, в которой погибнет две трети населения планеты. Сегодня население – семь миллиардов человек. Но по идее мирового правительства остаться должно только два: миллиард господ и миллиард рабов. Значит, пять миллиардов погибнут – и это как раз те две трети, о коих сказано в Библии. Думаю, сильные мира сего с помощью космических установок устроят природные катаклизмы, нас всех погубят, а спишут на календарь майя.
Мы мировому правительству не нужны, вот оно психологически нас к смерти и готовит: фильмы соответствующие снимает, слухи по СМИ распускает…

— Отец Елисей, до 2012 года не так много времени. Если ваши прогнозы верны, чему староверы должны посвятить оставшиеся дни?



— Единственный смысл существования – подготовка к вечной жизни. Всё иное не имеет значения. Впереди вечность, рядом с которой годы, проведённые на земле, пылинка! Нужно молиться и предавать себя Господу! Конечно, надо и соблюдать законы, и заботиться о ближних, но повелеваясь не каким-то идеологиям, а Слову Божьему.


Илья Баринов, «Экстра», №15



А «Эффект» напоминает читателям, что в 1947 году в Сретенске родился космонавт – Владимир Титов, первый полёт которого состоялся 20 апреля 1983 года. В 1987 году он вылетел к орбитальной станции «Мир», где проработал 388 дней. Тогда это стало рекордом пребывания человека в космосе, и нашему земляку вручили Звезду Героя Советского Союза. И верится с трудом, что первые его полёты удачными назвать нельзя. В первый раз у «Союза Т-8», на котором летел Владимир Георгиевич, не раскрылась антенна. Во второй раз, за несколько секунд до старта загорелась ракета-носитель: «Внизу под кораблём начали рваться топливные баки, огонь поднимался вверх, охватив ракету. Космонавты избежали гибели и травм благодаря системе спасения, которая отстрелила корабль от полыхавшей ракеты на высоту 1400 м. Через считанные секунды начались взрывы, полностью уничтожившие ракету. Пожар длился 11 секунд».

Влюблённый в космос



Четыре полёта забайкальского космонавта



Сретенцы с большим чувством гордости встречали полет Юрия Гагарина, и кто знал тогда, что через 20 с небольшим лет в космос полетит уже наш земляк – Владимир Георгиевич Титов. Случилось это 20 апреля 1983 года. Вместе с ним в космическое путешествие отправились бортинженер, лётчик-космонавт Геннадий Стрекалов и космонавт-исследователь, лётчик-космонавт Александр Серебров, оба Герои Советского Союза.



Как вырастают герои



Родился Владимир Титов в Сретенске 1 января 1947 года. Жила семья по улице Балябина, 9. Рядом, в доме на углу улиц Балябина и Луначарского жили Иван Семёнович и Кира Михайловна Лопатины. Семьи дружили и ходили друг к другу в гости. Лопатины даже нянчились с Володей.
Из Сретенска в Чернигов Володю увезли совсем маленьким. Его отец Георгий Васильевич был офицером, прошёл три войны. Умер он, когда сыну исполнилось четырнадцать. Владимиру с седьмого класса пришлось работать в летние каникулы. После школы трудился в нефтеразведке, был кочегаром. Готовился для поступления в авиационное училище. После его окончания работал инструктором полка лётной подготовки в Чернигове. Через четыре года службы был зачислен в полк космонавтов на аэродроме «Чкаловский», а в 1976 году отобран в группу пилотов на «Буран». Окончил школу лётчиков-испытателей, а потом – Центр подготовки космонавтов.
И вот, после первого полёта в космос, 17 июля 1984 года Владимир Георгиевич приехал в Сретенск – через 37 лет после отъезда в Чернигов. Ждали его с нетерпением. Вечером в районном Доме культуры состоялась встреча. Все хотели увидеть и услышать космонавта. Его приветствовали руководители района, рапортовали пионеры, а ученица первой школы Елена Кычкина повязала Владимиру Георгиевичу пионерский галстук. Зачитывается решение городского Совета народных депутатов о присвоении Титову звания Почётного гражданина города, повязывается лента и вручается свидетельство. От Сретенского судостроительного завода космонавту была вручена модель рыболовецкого сейнера.

Прерванный полёт



О своём первом полёте в космос Владимир Георгиевич говорил с горечью. При
приближении корабля к космической станции у «Союза Т-8» не раскрылась антенна системы снабжения и стыковки. В Центре управления полётом запретили дальнейшие манёвры, т.к. не имели всей необходимой информации. Объяснили это тем, что во время манёвров можно врезаться в станцию и повредить её.
22 апреля 1983 года полёт завершился. После приземления началось расследование государственной комиссией. Вскрылось, что причиной нестыковки стали технические неполадки. За этот опасный полёт космонавтов Владимира Титова, Геннадия Стрекалова и Александра Сереброва наградили орденами Ленина.

Опять на орбиту



26 сентября 1983 года Титов со Стрекаловым собрались в космос второй раз. И снова неудача. За несколько секунд до старта загорелась ракета-носитель. Космонавты, находившиеся в корабле, почувствовали, как по ракете прошла сильная вибрация с грохотом. Это в одном из блоков первой ступени ракеты вышел из строя турбонасос. Обломки его летели во все стороны, пробивая находившиеся внизу баки с топливом. Через какие-то секунды началась вторая волна вибрации, ещё сильнее. Внизу под кораблём начали рваться топливные баки, огонь поднимался вверх, охватив ракету. Космонавты избежали гибели и травм благодаря системе спасения, которая отстрелила корабль от полыхавшей ракеты на высоту 1400 м. Через считанные секунды начались взрывы, полностью уничтожившие ракету. Пожар длился 11 секунд.
В сентябре 1985 года Владимир Георгиевич начал готовиться к новому полёту на станцию «Мир». Старт состоялся в 1987 году, он проработал на станции «Мир» 388 дней, установив рекорд пребывания в космосе. За этот полёт Титову вручили Звезду Героя Советского Союза.
В начале 90-х Титов принял участие в конкурсе кандидатов на участие в будущей программе «Мир-Шаттл». И выиграл. Вместе с космонавтом Сергеем Крикалёвым поехал готовиться в Соединенные Штаты.

Американский астронавт



В феврале 1995 года Титов совершил свой третий полёт. На борту шаттла «Дискавери» пробыл в космосе с 3 по 11 февраля. В этом полёте шаттл впервые сблизился с орбитальной станцией «Мир» до 10 метров. А четвёртый раз Владимир Георгиевич слетал в космос с 26 сентября по 6 октября 1997 года на борту «Атлантиса» к станции «Мир» по программе седьмой экспедиции шаттла к российской орбитальной станции. В этом полёте Титов стал первым иностранцем, вышедшим в открытый космос в американском скафандре.
После возвращения из Америки Владимир Георгиевич недолго поработал в отряде космонавтов и в 51 год ушёл на гражданку. Корпорация «Боинг» предложила нашему земляку работу менеджера по подготовке международных экипажей. Сейчас единственный в истории забайкальский космонавт трудится исполнительным директором её московского бюро.


Юрий Козырев, бывший редактор газеты «Советское Забайкалье», г. Сретенск, «Эффект», №15



«Оборонялись не только оружием и заминированными полями. Оборонялись живыми людьми: стариками, женщинами, детьми. На передний край обороны в местах возможного прорыва советских войск в концлагеря загоняли гражданское население. Живым щитом вставали узники этих лагерей на пути советских солдат. Заражали пленников тифом: красноармейцы, которые непременно будут спасать людей из концлагерей, получат смертельную болезнь», — страшные страницы военной истории листает с очевидцем тех событий журналист «Эффекта» Галина Пешкова. В 1941 году герою публикации Григорию Башану исполнилось пять лет, но ужасы оккупации он запомнил на всю жизнь: «Григорий Максимович до сих пор вспоминает, как мать сушила на своём теле пелёнки для младшенькой – по-другому их было не высушить. Помнит бирки с индивидуальными номерками, которые висели на шеях людей. Как машинами свозили трупы детей и взрослых, обливали их водой, чтобы те замёрзли».

Узник фабрики смерти



Живой щит вермахта



В марте 1944 года на рубеже севернее Озаричей и далее в сторону Паричей на болотах разведчики 37-й гвардейской дивизии обнаружили три лагеря смерти, созданные гитлеровским командованием. Там томились и умирали тысячи советских граждан – преимущественно старики, женщины и дети. История этих лагерей – одно из самых гнусных злодеяний фашистских захватчиков, совершённых в годы войны на белорусской земле» (из книги генерала армии П.И. Батова «В походах и боях»).



«Оборона»



В начале 1943 года армия Гитлера потерпела поражение под Сталинградом и на Курской дуге. Немцы перешли в оборону. Вряд ли послевоенное поколение вкладывает в слово «оборона» тот смысл, которым наделяли его люди военного времени. Оборонялись не только оружием и заминированными полями. Оборонялись живыми людьми: стариками, женщинами, детьми. Идея была простой и хладнокровно-циничной: загнать на передний край обороны в местах возможного прорыва советских войск гражданское население. Эти места называли концлагерями. Живым щитом вставали узники этих лагерей на пути советских солдат. Заражали пленников тифом: красноармейцы, которые непременно будут спасать людей из концлагерей, получат смертельную болезнь.
Участь «живого щита» постигла 20 тысяч белорусов, согнанных на полесские болота, в лагерь смерти «Озаричи».

Осталась память



В 41 году Гришке Башан исполнилось пять лет. С мамой, братом Павлом, сестрёнками Катей и Тоней жили в Петровичах – белорусской деревне. Отца забрали на фронт ещё в 1939-м. Жили в большом, просторном доме, недалеко от избы бабушки.
— Я хорошо помню, как озарилось небо, и над нашим домом пролетел немецкий самолёт, — вспоминает Григорий Максимович. – Я и лётчика немецкого видел. Так же близко, как сейчас тебя. Сбросили на деревню две бомбы. Осколками зацепило одного старика. Умер он. А через два дня в деревню зашли немцы…
Большой дом семьи Башан вмиг превратился в штаб-квартиру немецких оккупантов. Хозяев выселили к бабушке. Так для маленького Гришки началась немецкая оккупация.
В партизанской Белоруссии 43-го года бои не утихали ни на минуту. Русские наступали, зверствовали немцы и бандеровцы. 1200 деревень постигла та же участь, что и Хатынь. Сёла выжигали дотла, убивали стариков, насиловали женщин, мирное население определяли на рытьё оборонительных сооружений, отправляли на принудительный труд в Германию. Брату Григория Максимовича Пашке было десять, когда его насильно угнали в чужую страну.
— Мы его больше не видели и о судьбе его ничего не знаем, — вздыхает бывший малолетний узник концлагеря. – После войны писали, отправляли запросы – всё без толку. Осталась только память о нём.
Бабушку Григория Максимовича расстреляли на глазах у всей семьи. Лишь за то, что женщина развела костёр, чтобы дети смогли погреться. Убили хладнокровно – в назидание остальным. Младшая Тоня умерла в концлагере на руках у матери. Григорий Максимович до сих пор вспоминает, как мать сушила на своём теле пеленки для младшенькой – по-другому их было не высушить. Помнит бирки с индивидуальными номерками, которые висели на шеях людей. Как машинами свозили трупы детей и взрослых, обливали их водой, чтобы те замёрзли. Как немцы, желая позабавиться, кидали за колючую проволоку хлеб, норовя попасть им в голову узников. Крохотные кусочки хлеба падали в грязь. Подбирали его только те, кто был близко к ограде. Пленников, которые рискнули потянуться за хлебом, упавшим за колючку, расстреливали на месте.
— Среди прочих оккупантов был один немец, которого я хорошо запомнил, — рассказывает Григорий Башан. – Он был высоким и носил очки. Уж не знаю, чем я ему так приглянулся, но он позволял мне по траншее вдоль ограды пробираться к нему на кухню. Там давал мне маленький кусочек хлеба, который я потом уносил маме.

Бандеровцы хуже немцев



Оккупанты были жестокими. Но, по словам Григория Максимовича, «настоящие чудеса» творили не кадровые немецкие военные, а бандеровцы. Казалось, нет предела их беспощадности. В 1962 году бывший узник концлагеря Григорий Башан присутствовал на процессе против 17 членов одной банды, во главе которой стоял немец. Остальные были выходцами Западной Украины. Свидетелями по делу проходило около тысячи человек.
— 16 из них раскаивалось в своих «подвигах», — говорит узник «Озаричей». – Просили прощения у родственников тех, над кем в своё время издевались. Каялись. И только один встал и сказал, что он убивал и нисколько об этом не жалеет. Он и в момент суда готов был повторить свои жестокие действия.
Освобождение лагеря началось 19 марта 1944 года. Для спасения узников «Озаричей» было развернуто около 150 госпиталей и медицинских военных учреждений. Из лагеря люди выходили по узенькой тропке и строго друг за другом – пространство вокруг них было заминировано, штабелями лежали трупы пленников концлагеря. Мама Гришки несла на руках тяжелобольную Катю. Сил следить за младшим сыном у женщины не осталось, мальчик отстал.
— В детстве я был подвижным ребёнком, — отмечает Григорий Максимович. – И пока мама пыталась вынести Катю, я отстал от них. Наверное, я потерялся бы, если бы не увидел, как из-под трупа старика выполз ребёнок с кусочком хлеба. Это зрелище произвело на меня сильное впечатление. Я тогда решил – несмотря ни на что, выживу, и припустил за мамой.

Если бы…



Григорий Максимович до сих пор вздрагивает по ночам. Воспоминания об «Озаричах» не отпускают. Пересматривает фотографии – в Петровичах стоит их дом. Висят на стенах портреты родителей, молодых Екатерины и Григория. Цветут в саду вишня и яблоня. В родном селе он не был несколько лет.
— Хочется съездить с женой на родину, — мягко улыбается Григорий Максимович. – Побывать на мемориале концлагеря, встретиться с бывшими его узниками, сходить на могилу родителей. Вот только в соцпакет льготный проезд в другую страну не входит, а пенсия у нас небольшая. Если бы министерство социальной защиты края поспособствовало…


Галина Пешкова, «Эффект», №15



Доктор медицинских наук, член-корреспондент Российской Академии естественных наук, «создатель удивительных препаратов, в основе которых чудодейственный микроэлемент – селен» Анатолий Вощенко рассказывает «Читинскому обозрению» об учёном пути и самом важном в жизни. В 1983 году Анатолий Владимирович на международном симпозиуме в Пекине встретил академика и директора института ревматологии РАМН Насонову. Именно она предложила ему, тогда ещё кандидату наук, «заняться селеном»: «Им можно спасти тысячи, миллионы людей. Тем более что у нас в СССР не всё благополучно с ним, а в вашем Забайкалье – особенно. Благородная задача, не жалко и жизнь положить за неё». «Перечислять болезни, при лечении которых он необходим, — целая летопись получится. А вот и пример: в Германии онкологические больные без селена не лечатся. Ещё скажу, что «Неоселен» — единственный российский препарат, выпускаемый только у нас, в Чите. Как, впрочем, и другие селеносодержащие препараты: драже, сиропы…», — уверяет Вощенко и считает селен – высшим достижением своей жизни. Наравне с детьми и внуками.

Жизнь в науке ради внуков



Имя этого человека хорошо знакомо больным и здоровым, а также в научных и медицинских кругах не только в нашем крае и России, но и в ближнем и дальнем зарубежье. Много лет назад в Югославии вышла брошюра «…из сердца Сибири». Подразумевалась наша Чита, и почти в каждом абзаце — имя Вощенко. И неслучайно: он не только врач и учёный, а создатель удивительных препаратов, в основе которых чудодейственный микроэлемент-селен.



Юный химик



Он родился и рос в небольшом железнодорожном посёлке Горхон, в Бурятии. Воспитывался в доме деда. Лес, природа, игры с соседскими ребятишками… Помогал по хозяйству, с интересом учился в школе, а когда к другим предметам прибавилась химия, Толя Вощенко был непременным участником всех олимпиад и очень гордился значком «Юный химик». Его вручили после того, как он вместе с другими ребятами изготовил стенд с таблицей Менделеева, где у каждого элемента была своя лампочка, и она загоралась при правильном ответе.
Он мечтал стать инженером. Школу окончил рано, в 16 лет, а тогда было правило: в институты принимали только 17-летних. Отец написал в Читу, где открылся медицинский институт. Пришёл ответ: мол, пусть приезжает, лишь бы отметки были хорошие. А аттестат был приличный. И ещё здорово помог значок «Юный химик», который заприметил на курточке Толи ректор мединститута Ю.Д. Рыжков – большой поклонник этой науки. Он лично беседовал с юношей, остался им доволен: «В институт поступишь».

Второй дом



Счастливая пора студенчества пролетела быстро. Анатолий Владимирович не только учился и сдавал сессии, но и подрабатывал медбратом на старших курсах. Так что в больницу пришёл своим человеком. «Больница стала для меня вторым домом, и это чувство помогли мне обрести те, кто стал моими наставниками. До сих пор с благодарностью вспоминаю профессора Коханского, Маргариту Ивановну Загребину и Надежду Кондратьевну Исак».
Второй дом – это областная клиническая больница имени Ленина, где Вощенко проработал нейрохирургом семь лет, до 1969 года. Затем – преподаватель мединститута, в 1977 году – исследовательская работа в лаборатории по изучению уровской болезни. А ещё через годы – новый этап, и он связан с селеном – 34-м элементом в таблице Менделеева.

Путь к селену



В 1983 году Вощенко принял участие в работе международного симпозиума в Пекине. Там он встретился с академиком Насоновой, директором института ревматологии РАМН, и она предложила ему, тогда ещё кандидату наук: «Анатолий, займись селеном. Им можно спасти тысячи, миллионы людей. Тем более что у нас в СССР не всё благополучно с ним, а в вашем Забайкалье – особенно. Благородная задача, не жалко и жизнь положить за неё».
Анатолий Владимирович стал вникать, и вот уже сколько лет с селеном связана вся его научная деятельность. Здоровье и жизнь людей – тоже. Сначала это был «Биоселен» — биодобавка, потом «Неоселен» — лекарственный препарат. Перечислять болезни, при лечении которых он необходим, — целая летопись получится. А вот и пример: в Германии онкологические больные без селена не лечатся. Ещё скажу, что «Неоселен» — единственный российский препарат, выпускаемый только у нас, в Чите. Как, впрочем, и другие селеносодержащие препараты: драже, сиропы…

Дети



Галина Анатольевна, по мужу Дрёмина, — кандидат медицинских наук. Выбрала стезю отца – посвятила жизнь селену. Она старшая из всех детей, и в детстве и отрочестве, говорят, была самостоятельна и рассудительна. К отцу Галина Анатольевна всегда относилась трепетно. Даже сейчас, став дамой, не скрывает своих чувств и может броситься на шею: «Папка!». Оказывается, не виделись просто, да и то каких-то несколько дней.
Сын Алексей – экономист по образованию. Сейчас он заменил отца. Возглавляет общее семейное детище – НПЦ «Исинга».
Виктор – юрист. Для них отец – всё. Как впрочем, и селен.
А вот младшие детки Анатолия Владимировича – Надя и Вася. Первая родилась, когда папе было под 60, а второй, когда уже (или ещё?) за 60!
Надя – папина дочка. Анатолий Владимирович в кабинете работает, и она, малышка ещё, тут же с игрушками. Он – на дачу, и она – туда же. Умается так, что на ногах еле стоит, и лицо в золе – с папой картошку в костре запекали. И удивительно похожа на старшую Галину, и не только внешне – такая же ответственная и рассудительная. И в школе старается, и музыкой занимается. А недавно начала гитару осваивать.
Вася… Это имя произносится с придыханием – от нежности. Или с восклицанием – от восторга. Когда Вася был маленький… В общем, если энциклопедические тома на ковре, значит Вася «читает». Он любил листать эти увесистые книги и находить любимые картинки с динозаврами, крокодилами и черепахами. У Васи домашнее воспитание, как впрочем, и у Нади. Но вот что интересно: эти дети не замкнуты, доброжелательны и общительны со всеми людьми, независимо от их статуса. И особенно – Вася. Мальчика в лицее, где он учится вместе с Надей, так все и называют. «Вася добрый день». Потому что он именно так всех приветствует: и ровесников, и старших.
Его не хотели принимать в лицей, там задумали одно время отказаться от начальных классов, а в частной школе вдруг объявили, что он совсем не готов к учёбе, мол, пусть дома посидит ещё годик. Но в последний момент в лицее что-то перерешали и набрали первоклассников. Свой первый класс Вася Вощенко закончил очень хорошо: он – лучший ученик среди сверстников. Конечно, приятно… А в первый день каникул Вася признался, что без школы ему будет скучно.
Внуков у Анатолия Владимировича четверо. Андрей – студент, Лена – старшеклассница, Серёжа и Ольга – тоже школьники. Чьи в них задатки – время покажет. Внуки Вощенко – это уже звучит.
Все люди мудреют с годами. И независимо от возраста приобретают знания и опыт. «Век живи, век – учись», — эту мудрость проверило не одно поколение. Несколько лет назад Анатолий Владимирович сказал: «Я – врач, я – материалист. Другой жизни нет, нет ни рая, ни ада». А в прошлом году он с женой обвенчался…
— Ваше самое большое достижение в жизни?
— Селен, конечно. Хотя его мог бы изучить кто-то другой и сделать из него удивительные препараты. Мне кажется ещё, что самое большое достижение человека – его дети, внуки. В конечном счёте, мы живём для них. Ради них все наши открытия и успехи.

Анатолий Владимирович Вощенко родился 15 июня 1940 года в Бурятии. Рано пошёл в школу, окончил её в 1956 г. В этом же году поступил в Читинский государственный медицинский институт, на лечебный факультет. После окончания работал под руководством известного хирурга Маргариты Ивановны Загребиной в областной больнице имени В.И. Ленина.
В 1968 году – ассистент кафедры нервных болезней ЧГМИ. В 1975 году А.В. Вощенко защитил диссертацию и удостоен научной степени кандидата медицинских наук. С 1985 года – старший научный сотрудник ЧГМИ. В 1987 году доктор Вощенко возглавляет Проблемную научно-исследовательскую лабораторию по изучению уровской болезни. С 1995 года – доктор медицинских наук, профессор. В 1992 году Анатолий Владимирович создаёт Забайкальский научно-производственный центр «Исинга» и становится его руководителем. В том же году Министерство здравоохранения РФ совместно с институтом питания Российской академии медицинских наук, последовав опыту других стран (Финляндии, США и т.д. ), приняло решение о проведении селенизации населения. Разработка и проведение мероприятий по коррекции содержания селена в организме человека в Восточной Сибири поручены центру «Исинга».
С 1999 года А.В. Вощенко – член-корреспондент РАЕН, а с 2006 года – академик Российской экологической академии.


Ирина Жигунова, «Читинское обозрение», №15



Когда гуляешь с краеведом Александром Лыцусем по родному городу с помощью «Читинского обозрения», легко верится, что каждый второй читинский дом, а подчас просто каждый, имеет свою историю, которую писали известные люди. В свежем номере газеты решено узнать новое об улице Горького. «На углу Горького и Смоленской размещается детский дом №1 им. В.Н. Подгорбунского. На фасаде старинного здания (бывшего Главного управления Нерчинском горного округа) детского дома имеется мемориальная доска, посвященная воспитаннику детского дома Владимиру Николаевичу Подгорбунскому (1916—1944). В годы Великой Отечественной войны уроженец Читы, танкист-разведчик стал Героем Советского Союза (1944), освобождая Украину. Погиб на польской земле», — ведёт рассказ краевед. А ещё о прославленном скульпторе Иннокентии Жукове и о старом доме декабриста Дмитрия Завалишина.

Прогулки по родному городу с краеведом Александром Лыцусем



Улица Горького



Напротив Читинской медицинской академии на общественном здании постройки 1911 года установлена мемориальная доска, повествующая о том, что здесь в 1920—1922 годы жил и работал известный российский педагог и скульптор Иннокентий Николаевич Жуков.



Талантливый забайкальский художник в первые годы советской власти в Чите принимал активное участие в общественной жизни города и края, был организатором детского движения и первых скаутских отрядов. Его произведения из глины были жизнеутверждающими и всегда откликались на злобу дня. Ученик французского мастера А. Бурделя, он заслужил похвалу самого Огюста Родена: «Это талант исключительный!».
С августа 1917-го он живёт и работает в Чите. В мае 1918 года на площади Свободы (ныне здесь кафедральный собор) он соорудил монумент на могиле борцов за советскую власть в виде стел с вмурованными в основания винтовками (утрачен в 1919-м). Ему принадлежит популярный в советское время термин «пионер», правда, в интерпретации Жукова он значился как юный сапёр, мостящий пути в будущее. Его изобретением был и алый пионерский галстук. Работы И.Н. Жукова хранятся в столичных музеях. С ними можно познакомиться и в музеях Читы. Так что для Читы это здание весьма памятное!
Чуть выше за высоким забором виднеется старинное трёхэтажное здание. Это памятник архитектуры – духовное училище и семинария постройки 1903 года. Собственно духовная семинария была возведена в 1914 году и была учебным заведением всего с 1917 по 1920 годы. Здесь же по приказу атамана Г.М. Семёнова было открыто Читинское военное (юнкерское) училище для нужд его армии. Шестимесячная учёба позволяла юнкерам получить в войсках чин прапорщика. Это учебное заведение было закрыто в августе 1920 года.
На стене перед главным входом до недавнего времени (до ремонта) была мемориальная доска о том, что здесь в 1920—1923 годах размещался штаб 5-й Краснознамённой армии. Части армии в октябре 1920 года освобождали Читу. Тогда армией командовал М.С. Матиясевич. 20 дивизий армии были основой частей Народно-революционной армии ДВР. Будущий командарм первого ранга и командующий Московским и Белорусским военными округами Иероним Уборевич (1896—1937) был главкомом Народно-революционной армии ДВР в 1921—1922 годы, а после упразднения республики командовал легендарной армией со штабом в Чите в 1923—1924 годы и был избран в Читинский горсовет первого созыва. Армия была столь популярной среди горожан, что после её расформирования в 1924-м главная улица города – Большая (ныне – Ленина) получила имя 5-й Красной армии. Сегодня эти исторические здания в составе 321-го военного клинического госпиталя Восточного военного округа. Госпиталь отмечает своё 160-летие, так как ведёт начало от воинского лазарета, появившегося в Чите в 1851 году. Вот только три факта из его истории. В 1939-м он принял 4500 раненых с полей сражений у реки Халхин-Гол. В 1941—1945 годах на излечении были 32 тысячи бойцов и командиров. В июле-августе 1945 года в ходе войны с Японией 781 раненый был доставлен в госпиталь. При этом смертность раненых, по утверждению специалистов, была минимальной.
На углу Горького и Смоленской размещается детский дом №1 им. В.Н. Подгорбунского. На фасаде старинного здания (бывшего Главного управления Нерчинском горного округа) детского дома имеется мемориальная доска, посвященная воспитаннику детского дома Владимиру Николаевичу Подгорбунскому (1916—1944). В годы Великой Отечественной войны уроженец Читы, танкист-разведчик стал Героем Советского Союза (1944), освобождая Украину. Погиб на польской земле. Воспитанники детского дома хорошо знают нелёгкую жизнь и подвиги своего старшего товарища. Во дворе дома в 1986 году установлен бюст нашему прославленному земляку. Ниже, в квартале от детского дома, находится и улица, носящая его имя с 1965 года (бывшая Песчанская).
С детским домом №1 связана судьба еще одного именитого горожанина – Помигалова Константина Михайловича. Он руководил этим учреждением с 1932-го по 1971 год. Был заслуженным учителем РСФСР и Почётным гражданином города Читы.
Напротив строений детского дома за теперь классическим забором находятся строения бывшего ЗабВО. В уютном особняке ближе к Новобульварной в 50-х годах жил командующий, в других строениях в сени соснового бора – его заместители и члены Военного Совета округа. Всё переменилось…
Здание лаборатории Читинского геологоуправления в начале 70-х было сооружено на месте старого строения. Это был дом декабриста, одного из основателей города Дмитрия Иеринарховича Завалишина (1804—1892). Дом был перенесен из района банного озера, из зоны отчуждения земель для забайкальской железной дороги. О Д.И. Завалишине в городе напоминает только набережная его имени от моста на ул. Ярославского до моста на ул. Богомягкова. Здесь можно было бы установить соответствующий памятный знак.
Аллея, проходящая по ул. Горького, начинается от памятника-танка Т-34 «Комсомолец Забайкалья». Об этом расскажем позднее, как и о судьбе памятника первоцелинникам Забайкалья, закладной камень которого венчает одну из красивейших аллей нашего города.


«Читинское обозрение», №15



НазадВперёд
Добавить отзыв
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила