Р!
19 АПРЕЛЯ 2021
18 апреля 2021

Путёвки в Красный Чикой за 200 долларов и ещё одно начало Дарасунского рудника - в обзоре районных СМИ

Анна Локотаева в «Красном знамени» нашла тех, для кого 12 апреля 2011 – не только пятидесятилетняя годовщина полёта Юрия Гагарина в космос, а пятидесятилетняя годовщина свадьбы. Золотой юбилей счастливой семейной жизни празднуют Анна и Дмитрий Багины. В своё время жительницу Брянской области и жителя Кировской свела столовая в Карымской. «Они сразу поняли, что нужны друг другу, как воздух, поженились через три дня и ни разу об этом не пожалели. Семейное гнёздышко стали вить в своём домике, который приобрели. И пусть он был ветхим, и в нём было почти невозможно жить, но не в их характере хандрить: взяли и построили вдвоём светлый и большой дом. Так до сих пор и живут в этом доме, он им очень дорог, — рассказывает Анна Локотаева, восхищаясь трудолюбием и добротой пары. — В их доме всегда тепло и уютно. Доброжелательные, отзывчивые, хлебосольные, гостеприимные, порядочные, вот такие они, Дмитрий Сергеевич и Анна Стефановна Багины. Становится по-хорошему завидно, глядя на такой крепкий, дружный, искренний, нерушимый союз!».

Брак, заключённый в этот памятный день



12 апреля знаменательный день для нашей страны, вдвойне он радостен для семьи Багиных Анны Стефановны и Дмитрия Сергеевича. В этот день 12 апреля 1961 года они поженились, а нынче у них – золотая свадьба!



Придя домой из зала бракосочетания, молодые супруги слушали радио, где говорили о полёте Юрия Гагарина, всё было как-то величественно и торжественно, и я, думаю, что эта та самая космическая связь.
Анна Стефановна родом из Брянской области, Дмитрий Сергеевич – из Кировской, а судьба свела их здесь, в Карымской. Дмитрий Сергеевич уехал из своего дома, чтобы получить специальность. Выучился он в Сковородино. А у Анны Стефановны и её семьи была другая причина – тяжёлые условия жизни на малой родине. Познакомились они в столовой депо, где в то время Анна Стефановна работала, а Дмитрий Сергеевич обедал, ведь он трудился на паровозе. Наверное, это любовь с первого взгляда. Они сразу поняли, что нужны друг другу, как воздух, поженились через три дня и ни разу об этом не пожалели. Семейное гнездышко стали вить в своём домике, который приобрели. И пусть он был ветхим и в нём было почти невозможно жить, но не в их характере хандрить: взяли и построили вдвоём светлый и большой дом. Так до сих пор и живут в этом доме, он им очень дорог. Вместе они были и в горе, и в радости. Не сломались ни в каких жизненных передрягах, и всё потому, что рядом всегда была она – любовь. В нерабочее время супруги Багины ездили вместе подрабатывать штукатурами, чтобы в семье был достаток. Страсть, как любили семьёй выезжать за грибами и ягодами, а какое удовольствие им доставляло косить сено для своих коровушек. Очень трудолюбивые люди всегда держали хозяйство. Сейчас они – бабушка и дедушка. Есть внук Юра и три внучки Света, Ира, Алина. Теперь всё внимание на них: чем могут, помогают. В их доме всегда тепло и уютно. Доброжелательные, отзывчивые, хлебосольные, гостеприимные, порядочные, вот такие они, Дмитрий Сергеевич и Анна Стефановна Багины. Становится по-хорошему завидно, глядя на такой крепкий, дружный, искренний, нерушимый союз! Ведь не часто встречаются браки, заключённые в такой памятный день.
Хочется пожелать Дмитрию Сергеевичу и Анне Стефановне крепчайшего здоровья, радостей за внуков и такого же идеального взаимопонимания!

Года летят и мчатся,
как лавина. Но стоит ли
о прожитом тужить.
Полсотни вместе –
только половина,
Желаем паре до ста лет дожить.



Анна Локотаева, «Красное знамя», №26



Предприниматели Красночикойского района готовятся принять туристов в новом сезоне 2011 года. В «Знамени труда» Лидия Ведерникова рассказывает о бизнес-планах выигравших гранты на развитие туристического бизнеса семей. Алексей Кривецкий взялся за развитие конкретно этнотуризма. Для этого в Усть-Мензе обустроены два гостевых домика – современный и постройки 1902 года, а также «используя в качестве базы для строительства участок собственной дачи, построили «Домик с камином» европейского типа и «Юрту» – как жилище восточного типа, создаётся инфраструктура: баня, туалет, облагораживается территория». Помимо этого предприниматель предлагает желающим заняться «сопутствующим» бизнесом – изготовлением сувенирной продукции с использованием символики и видов красивых мест района.

Туризму в районе – быть



Министерство экономического развития Забайкальского края предложило принять в районе группы иностранных туристов в туристический сезон 2011 года. Первый заместитель главы администрации В.М. Тюриков в минувшую среду встретился с обладателями грантов на развитие туристического бизнеса.
Всего в районе такие гранты от 175 до 250 тысяч рублей получили четыре семьи. Представители трёх из них – А.П. Кривецкий, М.Л. Козлов, А.В. Никитин приняли участие во встрече. На этапе получения гранта были защищены бизнес-проекты, которые начали реализовываться. Они рассказали, что сделано и какие услуги они смогут предложить туристам уже в мае-июне.
А.П. Кривецкий: Мы получили семейный грант «Создание гостевых домиков в Красночикойском районе». Основное направление, которое взяли для развития, – этнотуризм. Поэтому, используя в качестве базы для строительства участок собственной дачи, построили «Домик с камином» европейского типа и «Юрту» – как жилище восточного типа. В настоящее время создаётся инфраструктура: баня, туалет, облагораживается территория. Одновременно мы можем принять 5-10 человек. Для них будут предложены несколько этномаршрутов:
1) историко-этнографический музей им. Н В. Гладких (с. Красный Чикой) – Дуган (с. Бурсомон) – Чикойский монастырь – школьный краеведческий музей (с. Урлук);
2) историко-этнографический музей им Н.В. Гладких (с. Красный Чикой) – Изба семейского крестьянина (с. Архангельское) – Ямаровка;
3) смешанный маршрут (составляется по запросу туристов).
Предлагаем мы также маршрут для познавательного туризма и экотуризма «Красный Чикой – Усть-Менза». Для этого на Усть-Мензе построено два гостевых домика, опять же двух типов: с камином и деревенский домик (постройки 1902 г). Здесь мы сможем предложить познавательные экскурсии на раскопки, экологические однодневные маршруты по окрестностям, отдых на берегу реки Мензы. Удовлетворяя запросы туристов, мы можем организовывать смешанные маршруты. Работа по обустройству домиков ведётся, поэтому первых туристов мы сможем принять в конце мая – начале июня. Открытие наших, да и других маршрутов, потребует создания в районе сувенирных лавок. Сейчас, помимо того, что могут предложить наши умельцы, очень востребованы сувениры-магнитики на холодильник с символикой и видами удивительных мест и красот нашего района. Поэтому для предприимчивых людей возникает возможность заняться сопутствующим сувенирным бизнесом
М.Л. Козлов: Нами был разработан бизнес-план, и мы его стараемся реализовать полностью. Поэтому работы ведутся по тем направлениям, которые в чем прописаны. В местечке на устье Буркала (мы его условно называем «База Алтан») построены гостевой дом (на 10 человек), баня, туалет, стол под навесом, обустроено кострище. Мы можем предоставить услуги для познавательного туризма. Туристы прибывают в с. Красный Чикой. Для проживания и питания будут предложены гостиницы, кафе или столовые нашего села. Маршрут начинается с экскурсии по с. Красному Чикою, музею им. Н.В. Гладких и просмотра культурной программы в исполнении наших ансамблей (по договору с ними). Далее туристы следуют на базу Алтан. В зависимости от желаний клиентов им предлагаются водные маршруты по Мензе до Буркальских порогов либо по Буркалу, пешие и конные прогулки по берегу до смотровых площадок. Закуплены новые лодки, позволяющие плыть по мелководью. Планируется использование водомётов. Для конных прогулок пока оборудование (конная упряжь) ещё не закуплено. Но раз запланировали маршрут, всё будем приобретать, и первых туристов тоже сможем принять в мае-июне.
А.В. Никитин: Работа по предлагаемым нами маршрутам началась. Я провёл уже пять сплавов туристов из Читы, Москвы, Санкт-Петербурга, Бурятии. На этот год тоже есть договор с двумя группами туристов-экстремалов из г. Читы и г. Улан-Удэ. Группы в основном состоят из тех, кто уже проходил маршрут сплавом. База располагается в Красном Чикое. Группы выбирают маршрут и выезжают либо до Буркала и сплавляются до местечка Шинки, либо доезжают до Мошковки и сплавляются по Мензе до Шинков. В целом маршрут семидневный. Стоянки организуются либо в местах зимовий, либо с разбивкой палаточного лагеря. Очень популярны импровизированные бани, рыбалка. Необходимый инвентарь имеется. В этом году приобрели более прочные лодки, используется и привозимое туристами оборудование. Принять туристов, интересующихся экстремальным туризмом, на наших условиях готов.

В ходе разговора были обсуждены такие вопросы, как техника безопасности, наличие прививок против клещевого энцефалита, возможность работы маршрутов в пожароопасный период, необходимость соблюдения ограничений, связанных с рыбной ловлей, ориентировочная стоимость путёвки (200-250 долларов), необходимость своеобразной комиссионной приёмки туристических объектов и другие вопросы, интересовавшие обе стороны. Алексей Петрович Кривецкий рассказал о своём участии в краевой конференции по развитию малого бизнеса. Он сообщил о выделении субсидии на альтернативные источники энергии (ветровики и солнечные батареи), дал адрес сайта «Родопоселение», где можно взять подробную информацию об этих источниках. В завершение он сказал: «Спасибо, что нас собрали. Появилась уверенность, что мы не одни, что при необходимости нас поддержат».
В целом вызвало удовлетворение, что маршруты не повторяются, планируется разнообразный спектр услуг. Ещё об одном направлении этнотуризма, связанном с бурятской культурой, мы расскажем в следующих номерах газеты.


Лидия Ведерникова, «Знамя труда», №27



Корреспонденты «Ононской правды» наблюдают за тем, как в районе проходит расплодная кампания. На одной из стоянок – у Виктора Казанцева, оплот уже закончили. «В хозяйстве В. Казанцева приличный для весны запас кормов, впрочем, так здесь заведено. Нет проблем и с обеспечением животных водой. Порядок чувствуется во всём. Само собой высказалось пожелание и в будущем видеть эту стоянку образцовой», — рассказывает Анастасия Григорьева. И передаёт переживания фермеров: «Вот мы, старые, сейчас отработаем своё, насколько здоровье позволит, — рассуждает Н. Королёв, — а потом что будет? Молодые-то теперь не идут в колхоз. Кому надо за бесплатно работать? Мы работаем, потому что привыкли, да вот свой скот держим. А молодым живые деньги нужны, а мы авансы редкий раз видим по 200 рублей, да как-то от биржи давали, бригадир привозил».

«Молодые не идут в колхоз…»



Работники сельхозпредприятий видят их будущее совсем не в розовом цвете



В разных хозяйствах района и даже на разных овцеводческих стоянках одного сельхозкооператива расплодная кампания проходит неравномерно, в разные сроки. У некоторых в конце марта окот только начался, у других, например, на стоянке «Подхаверга» СХ ПК «Луч», где бригадирит Виктор Казанцев, он уже закончен.
На этой стоянке наши корреспонденты побывали в первых числах апреля. На 1 апреля здесь числится 386 овцематок и 21 коза (приплод будет подсчитан позднее). Как обычно, здесь царит полный порядок. В кошарах чисто, тепло, сухо. В отдельных клетях ещё находится несколько овцематок, в основном, взрослое поколение во дворах и на выпасе, а в загонах хозяйничают барашки и козлята. За подрастающим поколением следят опытные сакманщики Сергей Михайлов (его стаж – около 20 лет), Николай и Надежда Королёвы, Александр Логинов.
— Если холодно, то молодняк держим в помещении. Если, как сегодня, солнечно и безветренно, выпускаем во двор, — говорят работники.
Принять и сохранить приплод – дело важное, но необходимо провести ещё несколько неотложных процедур: своевременно поставить прививки, обрезать хвосты, провести кастрацию маленьких самцов.
— Если это сделать, пока они маленькие, то получается более безболезненно и без осложнений. Со взрослыми сложнее, — объясняют мне.
В хозяйстве В. Казанцева приличный для весны запас кормов, впрочем, так здесь заведено. Нет проблем и с обеспечением животных водой. Порядок чувствуется во всём. Само собой высказалось пожелание и в будущем видеть эту стоянку образцовой. Однако работники стоянки как раз будущее сельхозпредприятий видят совсем не в розовом цвете.
— Вот мы, старые, сейчас отработаем своё, насколько здоровье позволит, — рассуждает Н. Королёв, — а потом что будет? Молодые-то теперь не идут в колхоз. Кому надо за бесплатно работать? Мы работаем, потому что привыкли, да вот свой скот держим. А молодым живые деньги нужны, а мы авансы редкий раз видим по 200 рублей, да как-то от биржи давали, бригадир привозил. И это всё.
В разговор вступает Надежда Королёва:
— В конце семидесятых вот также в колхозе работала. Заработала за месяц однажды почти 800 рублей. Это огромные деньги были. Так их тратить тогда проблема была. Автолавка приедет, наберу вещей – вот, пожалуй, и всё. А вообще труд колхозный тогда был в почёте, тогда и трудиться хотелось.
Недальновидная политика в отношении сельского хозяйства даёт о себе знать больше всего здесь, на местах. Люди устали. Работают по инерции, и если бы не личная заинтересованность, вряд ли мы смогли бы видеть такие вот образцовые стоянки.


Анастасия Григорьева, «Ононская правда», №25



«Живёт рядом с нами сын, инвалид второй группы, работал шофёром, но заболел. Построил себе дом, не скажу, что светлицу, но хороший. Имеет семь голов крупного рогатого скота, осенью сдал картошки 50 кулей. У них и сахар, и яблоки, и масло – всё есть, чем детей кормит. Они сыты, обуты и одеты. Жена работает, он получает пенсию, живут достойно по нынешним временам», — историю жизни, порядочной, трудолюбивой и оптимистичной несмотря ни на какие обстоятельства, рассказывает в своём письме газете «Знамя труда» жительница села Этытей Мария Палкина. По её мнению, современную молодёжь обвинять в распущенности нельзя, ведь основы воспитания закладываются в семье. Родственникам Марии Палкиной есть чем гордиться.

Люди должны оставаться людьми



Я живу в селе Этытэе. Мы с мужем в больших годах, ему 90 лет, мне – 87. Читаем «Знамя труда» со дня её основания и до сих пор мы ждём почту, чтобы скорее «районку» получить и прочитать. Ещё мы выписываем «Землю» и «Российскую газету». Все новости узнаём только из газет. При советской власти мы выписывали «Забайкальский рабочий», «Пионерскую правду», журналы «Крестьянка», «Работница», «Вокруг света» и другие издания.
Прочитали районную газету, в которой написано, что читатели «Знамени труда» получили призы. Мы бы тоже были рады получить призы, хотя бы какую-нибудь безделушку. Нам она и не нужна, подарили бы её кому-нибудь из внуков (их у нас 14 да 10 правнуков) и сказали бы им, чтоб тоже выписывали газеты.
…Но нас не знают, хотя мы 65 лет прожили вместе. Вырастили шестерых детей, всем дали образование. Они у нас не курят и не пьют, четверо на пенсии, но продолжают работать, видно, ещё нужны Родине.
Один сын работает на Черноморском флоте механиком судов, женат, имеет двух дочерей. Приезжали часто к нам, теперь реже, так получилось, что за границей живут.
Я написала о себе, а ещё хочется поделиться мыслями. Вот обвиняют молодёжь. Какое время, такая и молодёжь. Обвинять надо родителей. Всё сейчас построено на деньгах, все взаимоотношения. Мы воспитывали своих детей, нам никто за это не платил. Теперь детей родят, а работать не хотят, не хотят воспитывать. Пример негатива – в Байхоре, где мать напилась и отравила ребёнка. Это не первый страшный случай в этом селе. Люди расхлябались, не держат коров, не обрабатывают участки земли, все надеются, что им кто-то что-то даст.
Наши дети сами кормят свои семьи и получают хороший доход от подсобного хозяйства. Живёт рядом с нами сын, инвалид второй группы, работал шофёром, но заболел. Построил себе дом, не скажу, что светлицу, но хороший. Имеет семь голов крупного рогатого скота, осенью сдал картошки 50 кулей. У них и сахар, и яблоки, и масло – всё есть, чем детей кормит. Они сыты, обуты и одеты. Жена работает, он получает пенсию, живут достойно по нынешним временам.
Мы с дедом оба ветераны труда, у мужа неплохая пенсия, помогаем тому, кому труднее. Внучка учится на втором курсе, ей надо помочь. Она работает в Байхорской школе, ведёт английский язык. У неё двое детей. Муж дрова готовит, сено. Держат скот, свиней.
Пишу всё это к тому, чтоб люди поняли, как надо жить при любых условиях.
От нерадивых людей страдают хорошие люди. Вот у нас пример. Сын закончил сенокос, собрался с детьми в лес за грибами. Заехал за братом, машину поставил как положено, в ней дети сидели. Только хотели садиться, как вдруг в авто другая машина въехала. Удар был такой, что детей из машины выбросило, брат получил ушиб. Дети в шоке, их мать машину ищет ребят в больницу отправить, а шофёр-пьяница в драку лезет, люди усмирили его. Милиция приехала через два часа после того, как вызвали. В больнице хирург осмотрел детей – переломов нет.
Только через четыре месяца приехал виновник ДТП, извинился, сказал, что восстановит машину. Но она так и стоит. Дело в милиции закрыто, сказали – будет суд, но до сих пор всё тихо. Что за люди работают, почему учёта нет? Я сказала сыну: «Брось все это. Сам жив, дети живы».
Думаю, поймёте, о чём я хотела написать, чем поделиться, ведь люди должны оставаться людьми в любой ситуации, но пока этого нет…


Мария Палкина, с. Этытэй, «Знамя труда», №29



«Сельская новь» снова публикует Бориса Макарова — о жизни во время «Большой, Долгой, Кровавой войны». И признаётся, что несмотря на голод и смерть, помешать радоваться этой самой жизни война не могла: «Она не мешала нам радоваться солнцу, голубому небу, белому, искристому снегу, картофельным оладьям-драникам, сладким, духмяным кусочкам жмыха, кислым-прекислым стебелькам молодого ревеня – жизни». Вспоминает писатель и старшего брата своего друга Андрея Талькова, который однажды спас ему жизнь, вытащив из глубокого омута. Который однажды ушёл на войну и возвращался домой без единой царапины. Радостный и счастливый, не мог дождаться встречи с матерью.

Борис Макаров



Это тоже война



Это было, было, было… Боже! Неужели это было больше шестидесяти лет назад? Да, да, больше шестидесяти лет назад…
А я помню руки его. Клянусь, помню.
Война была Большой, Долгой, Кровавой. Но она громыхала, пузырилась кровью, исходила дымом за много, много, много сотен, тысяч километров от нашей маленькой забайкальской станции, от нас, в ту пору пятилетних, шестилетних ребятишек, от меня и моих друзей. Тольки Бицуры, Витьки Уткина, Вальки Таркова…
И хотя на той Большой, Долгой, Кровавой войне сражались, проливали в боях свою кровь, умирали наши отцы и хотя из-за той Большой, Долгой, Кровавой войны голодали, мёрзли наши дедушки, бабушки, мамы, братишки, сестрёнки и мы, честно скажу, она не мешала нам радоваться солнцу, голубому небу, белому, искристому снегу, картофельным оладьям-драникам, сладким, духмяным кусочкам жмыха, кислым-прекислым стебелькам молодого ревеня – жизни. Именно жизни. Ведь другой, по-настоящему сытой и сладкой, мы не знали, а потому радовались такой жизни, какая была…
А ещё мы радовались тому, что наши дома – Толькин, Витькин, Валькин были рядом. Радовались тому, что почти возле них текла – летом тёплая, ласковая, усыпанная золотыми солнечными чешуйками, а зимой потрескивающая крепким, ровным, «скользучим» льдом река. А ещё мы радовались тому, что у нас был большой, сильный, добрый друг – брат Вальки Таркова старшеклассник Андрей.
Почему он дружил с нами, малышами, я могу объяснить только теперь. Наши дома стояли примерно в двух километрах от станции и представляли собой тихий, малолюдный околоток. Сверстников Андрея в околотке не было. Возвращаясь из школы, которая находилась на станции, Андрей в свободное от выполнения домашних заданий и дел время просто вынужден был общаться с нами – «малявками».
Летом, теперь уже не помню какого – 1942 или 1943 года Андрей Тарков спас меня от смерти.
Тогда с самого утра припекло солнце. Над рекой на миг поднялся лёгкий парок, и она тут же засверкала, заиграла призывно золотыми бликами, потянула нас, пацанов, к себе каким-то не водяным – живым теплом.
— Парная, как молоко, — расплылся в улыбке Толька Бицура, попробовав воду пальцами босой ноги.
— Ура-а-а! – восторженно завопили Витька и Валька. Они и несколько длинноногих девчонок, раньше нас пришедших на берег, помчались по мелководью к синеющему за мысочком глубокому омуту.
Забыв о том, что не умею плавать, помчался с ними и я. Дальше… Дальше помню только сильные руки Андрея Таркова.
На его ладонях я плашмя поднялся из чёрной, звёздчатой глубины омута к солнцу, к небу, к жизни.
Не помню, совсем не помню, когда он ушёл на фронт. Может быть, как мой отец, — ночью.
— Лучше так. Не выдержу. Лучше так, — сказал отец и, поцеловав меня спящего, ушёл. Об этом мне через много, много лет рассказала мама.
О возвращении лейтенанта Андрея Таркова с войны до сих пор вспоминают старожилы нашего околотка. Правда, их, старожилов, сегодня осталось человек пять-шесть вместе со мной и Витькой – Виктором Тимофеевичем Уткиным.
Андрей был призван в армию в конце войны. Однако он успел принять участие в штурме Берлина. Получил орден Красной Звезды.
Домой молодой офицер возвращался без единой царапинки. Поезд, на котором ехал Андрей, должен бы миновать наш околоток и остановиться на станции. Проехав мимо родного дома, Андрею пришлось бы возвращаться той дорогой, которой он ещё недавно ходил в школу.
Вот и околоток. Вон он – дом. Поезд уже начал замедлять ход. Вот и огород, вот изгородь, на которой он часто сидел с нами.
А вон, на крыльце, в своём неизменном голубом платье мать. Ну, конечно же, она! Конечно!
Как часто, как много он думал о ней. Тосковал. Мечтал о встрече. Молил Бога, чтобы он берег не его, а её – маму, самого близкого, самого дорогого, самого нужного человека на свете.
И проехать мимо?! Ну нет!
Мать видела, как из-под колес поезда выкатился, поднялся, побежал к изгороди огорода что-то кричащий человек. Шум удаляющегося поезда приглушил, притушил его крик. Но ей показалось, он кричал:
— Ма-а-а-а-а-а-а-а-ма!
Андрея нашли в бурьяне. Руки его нашли между рельсами. Я помню их. Помню живыми… Я помню войну. И этот рассказ – о ней.


«Сельская новь», №22-23



Житель Кыры В. Шафоростов озабочен исчезающим близ Нурана лесом – «всё меньше остаётся живых деревьев и кустарников, с которых осенью опадают листья, всё больше погибает их от пожаров, и с них осыпаются сухие ветки, кора, буровая мука короедов». Недавно автор наткнулся на участок погибшего в пожаре леса. Он предлагает сельской и районной администрациям установить принадлежность таких лесных участков и разрешить вырубку погибших деревьев желающим бесплатно или за умеренную плату, поскольку дрова из обгоревших деревьев и топольника для отопления зимой не годятся, но летом в хозяйстве нужны, да и необходимо обезопасить близлежащий лес от огня.

Река Кыра станет арыком в пустыне?



В одном из стихотворений Владимира Сажина есть строка: «Осыпается лес под Нураном…». Очевидно, поэт имел в виду осыпание листьев с деревьев осенью. Между тем, с каждым годом листопад под Нураном и в других местах нашего района всё менее обильный, поскольку всё меньше остаётся живых деревьев и кустарников, с которых осенью опадают листья. Всё больше погибает их от пожаров, и с них осыпаются сухие ветки, кора, буровая мука короедов.



Пройдя недавно по приречному лесу в местечке Нуран вдоль правого берега реки Кыры, напротив спортплощадок, я увидел, что этот участок леса пройден пожаром давностью 3-5 лет. Сейчас большинство деревьев и кустарников погибли. Деревья – тополя (есть крупные, диаметром 30-50 см), а также берёзы. Деревья сильно повреждены пожаром, стволы усохли, с тополей отпала кора. Вдоль берегов реки от села Гавань и вверх по течению до Былыры немало подобных участков с погибшими деревьями.
Если люди не смогли уберечь деревья и кустарники от пожара, то теперь надо хотя бы использовать их древесину. Жители сёл Гавань и Кыра уже имеют трудности с заготовкой и покупкой дров для отопления своих домов. Лесосеки находятся в 30-50 км от Кыры. Зимой топольником дом не нагреешь, а в остальное время года годятся и такие дрова, хотя бы для отопления бань, тепляков. Себестоимость их заготовки будет невысокой. При растущем дефиците дров вблизи сёл гниют и захламляют берега и русло реки Кыры множество погибших деревьев.
Администрациям района и села Кыры надо установить принадлежность приречных лесных участков с целью разрешить вырубку погибших деревьев всем желающим бесплатно или за умеренную плату.
Уже в середине марта появилась пожарная опасность на степных и лесных участках в окрестностях сел Кыра и Гавань. При отсутствии значительных осадков пожарная опасность будет возрастать с каждым днём. В случае возникновения и распространения пожара на приречные участки, погибшие, усохшие деревья и кустарники сгорят дотла, а река Кыра станет похожа на арык в пустыне…


В. Шафоростов, житель Кыры, «Ононская правда», №26



Журналист газеты «Вести Севера» В. Черкасова беседует с генеральным директором ООО «Дарасунский рудник» Олегом Ерёминым. На предприятии занято 500 человек и, хотя социально обеспечены лишь 60 зачисленных в штат сотрудников, Олег Геннадьевич заверил, что в вопросе предоставления социальных гарантий намечена «положительная динамика». Говоря о квалифицированных кадрах директор Дарасунского рудника с горечью отметил нехватку специалистов: «Люди, претендующие на вакантные места, в большинстве случаев не имеют удостоверений на выполнение своих профессиональных обязанностей». Тем не менее, и эту проблему уже начали решать: «В настоящее время налажены контакты с Читинским горным колледжем, чтобы обучить за счёт предприятия рабочим специальностям людей. Принимается решение по этому вопросу, т.к. многое зависит от количества людей, желающих приобрести профессию и работать на предприятии».

Дарасунский рудник: ещё одно начало



Не ошибёмся, если скажем, что всех жителей п. В-Дарасунский волнует судьба Дарасунского рудника – единственного градообразующего предприятия Тунгокоченского района. О положении предприятия на сегодняшний день и о перспективах рассказывает генеральный директор ООО «Дарасунский рудник» Олег Геннадьевич Ерёмин.

— Можно ли сегодня утверждать, что Дарасунский рудник является градообразующим?



— Думаю, что да. Все финансовые вопросы, связанные с предприятием, решаются. На сегодняшний день никакой задолженности перед бюджетом Тунгокоченского района нет. Плюс – предприятие предоставляет рабочие места. Сейчас занято около 500 человек. 95% — это жители п. В-Дарасунский, с.Нижний Стан, п. Светлый. В течение марта на руднике шла большая работа по переводу рабочих и специалистов из «договорников» в штат предприятия, которая будет завершена к концу мая.

— Как решаются кадровые вопросы на предприятии? Ощущается ли дефицит специалистов?



— На руднике большая нехватка квалифицированных кадров. Люди, претендующие на вакантные места, в большинстве случаев не имеют удостоверений на выполнение своих профессиональных обязанностей. В настоящее время налажены контакты с Читинским горным колледжем, чтобы обучить за счёт предприятия рабочим специальностям людей. Принимается решение по этому вопросу, т.к. многое зависит от количества людей, желающих приобрести профессию и работать на предприятии. Если перечень профессий будет заявлен, то возможно обучение на месте.

— В настоящее время рабочими объектами предприятия являются: карьер Талатуй, шахта Юго-Западная и ЗИФ. Планируется ли в ближайшее время запуск других объектов? Если да, то что для этого делается?



— Перед нами стоит задача: на всех действующих объектах навести соответствующий порядок в плане добычи, уровня добычи, в плане техники безопасности, т.к. за предыдущие 2 года предприятие не достигло должного уровня. Однако, планируем и глобальные изменения. Это ввод в эксплуатацию нового объекта, который находится в стадии разработки – проект реконструкции ствола шахты Центральная – главной артерии Дарасунского рудника. Это очень серьёзный проект. В течение 2011 года предприятие должно пройти все стадии проектирования, согласования в экспертных организациях, в Росгоснадзоре. Также по требованиям Госприроднадзора, согласно лицензионным условиям, рассматривается вопрос о временной сухой консервации шахты Теремки. К середине 2011 года этот проект на данные виды работ будет завершён.

— Печальный опыт несоблюдения техники безопасности до сих пор не даёт Дарасунскому руднику работать рентабельно. Как соблюдается техника безопасности сегодня?



— В соответствии с нормативами требований Росгостехнадзора, 50% руководителей, включая инженеров подразделений, прошли требуемую аттестацию. Согласно графику, все специалисты проходят переаттестацию в Чите по вопросам безопасности и соблюдения федеральных правил безопасности ведения горных работ. Буквально на днях закончена десятидневная проверка предприятия Гостехнадзором по Забайкальскому краю совместно с Балейским отделом технадзора. По выданным предписаниям устраняются все замечания. На очереди технические: это замена клети на шахте Юго-Западная, переоборудование подъёма. Также на предприятии работают специалисты с Урала, которые проводят ежегодную ревизию и наладку основного оборудования – это подъёмы шахты 10 и Юго-Западная, главная вентиляторная установка, подъём шахты Теремки.
Согласно требованиям правил безопасности, при поступлении нового оборудования заключаются договора с Читинской экспертной организацией – Забайкальским горно-техническим центром, которая проводит экспертизу промышленной безопасности оборудования и даёт разрешение на эксплуатацию. На предприятии работает заместитель главного инженера по промышленной безопасности и охране труда. Контролируются журналы первичного инструктажа на рабочих местах всех подразделений, ведётся вводный инструктаж при приёме на работу. Над всеми вопросами по безопасности ведения горных работ предприятие работает постоянно.

— Все ли работающие на предприятии Дарасунского рудника имеют социальные гарантии?



— Нет. Социальными гарантиями обеспечиваем рабочих, зачисленных только в штатное расписание. Никакие социальные гарантии не предоставляем устроенным на работу по договорам, так как эти люди, в основном, принимаются на временную работу без аттестации рабочих мест. Но предприятие работает над этой проблемой. В течение марта в штатное расписание переведено уже 60 человек. В этом вопросе просматривается положительная динамика.

— Будет ли ООО «Дарасунский рудник» принимать участие в Федеральной программе моногородов?



— На данный момент идёт стадия изучения данной Федеральной программы. Если от этого будет взаимная польза и посёлку, и предприятию, то, конечно же, да.

— Какова перспектива Дарасунского рудника хотя бы на ближайший год?



— Для увеличения добычи и повышения производительности труда закупается большегрузная техника: HITACHI, ЭКГ-5А, Белазы. На месторождении Талатуй планируем увеличить добычу до 50000 тонн в месяц. На шахте Юго-Западная продолжать восстановительные работы, добывать руду до 3000 тонн в месяц согласно плану горных работ. На ЗИФе необходимо завершить совершенствование технологического процесса и выйти на нулевой уровень рентабельности предприятия. Думаю, что всё у нас получиться.

— Удачи вам. Спасибо за интервью.



В. Черкасова, «Вести Севера», №28



НазадВперёд
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

край развивать, конечно, надо и деньги на жизнь зарабатывать, но Чикой-Менза это что-то. Вы думаете хозяева заимок кроме рыбалки не предложат своим гостям еще и на солонцах посидеть, косульку-кабарожку добыть? Предложат, будьте уверены. И что потом, лет через десять?. Чикояне никогда не любили чужаков, что в их край первозданный вламывались. В начале 90-х сплавлялись по Чикою с рыбалкой и тут шум моторки снизу. Сели на берег, вот она: на носу девка камни высматривает, посередине лодки лайка, а на моторе чикоянин рыжебородый. Поравнялась лодка с нами, мы им "здрастьте", а они даже головы в нашу сторону не повернули, а собака вообще башку на другой берег своротила - бурундука якобы учухала...Не думаю, что психология чикоян как-то изменилась. Их просто никто и не спрашивает из тех, кто при власти и при деньгах. А жаль.Кстати, промысел ленка, тайменя запрещен. При каждой базе рыбинспектора ставить надо.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да... Домики на устье Мензы - это круто... Студенты и туристы - отличное совмещение приятного с полезным

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

ну ещё бы. Плывут пароходы - салют Мальчишу, а пройдут студенты с туристами - капец уникальному краю. Там десятки лет работали археологические экспедиции, прежде всего студенты читинского педвуза под руководством профессора Константинова. Никакого ущерба природе они не принесли. Даже наоборот. А вот пусти туда диких туристов с рыбалками-шашлычками..Какие гарантии можно ожидать от фирм-однодневок?. Лесопилки стройте, фабрики по переработке чикойского кедра, раз уж туда добрались. У чикоян с интернетом туговато, да и не привыкли они вякать попусту. А сурьезно осерчать они могут, хотя суды-прокуратуры все сплошь карманные.....

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

У нас какое то странное отношение к туризму.. при то что это самая на мой взгляд перспективная отрасль для Забайкалья.. Иностранные туристы, любящие природу, никогда лишний раз нигде костер не разведут, они знают что делать это нужно только в определенном месте.. Нужно просто разрабатывать нормы поведения в подобных местах и следить за их выполнением, но туризм, туризм развивать нужно..вернее даже необходимо..

Что же касается поведения многих туристов, то это не туризм виноват, а общество, которое воспитывает таких свиней.. каждый из нас должен пропагандировать культурное поведение и стыдить таких людей, а государство должно штрафовать причем не хило за вред наносимый природе.. Но по правде сказать большинство местных бурдалаков туда и не поедет.. им вон на арахлей или в лес за город пиво попить.. А вообще тут целый комплекс мер нужен, а главное сознательность людей, которые еще способны делать и мыслить.. А вот если ничего не делать, не развивать.. не информировать, не рассказывать, не звонить во все колокола, то ничего и не изменится.. )) Культуру и туризм нужно развивать параллельно..

А интернет у них будет, если будет туристический район, то и интернет и лесопилка будут, потому что появиться спрос.. а предложение думаю не заставит себя ждать :)