Р!
29 ИЮЛЯ 2021
28 июля 2021

Зачем заключённые просят в письмах варенья - в обзоре краевых СМИ

Целую статью, похожую на поэтическое произведение, журналист газеты «Земля» Мария Вырупаева посвятила рассказу о жизни и труде семьи Гилазовых из села Кайдалово. В их распоряжении находится самое молодое крестьянско-фермерское хозяйство Карымского района. «Пять лет назад было здесь пустое место, оно и приглянулось Олегу Гилазову, в то время занимавшемуся лесным бизнесом. Кто-то говорил: «Да зачем ты связался с этим сельским хозяйством? Это неперспективно, невыгодно!», но желание оказалось таким сильным, что за какие-то два года были возведены все необходимые постройки, замычали коровы, заблеяли овцы, захрюкали свиньи, — так начинается череда трудовых подвигов этой семьи. – Не имея никакого специального образования, новоявленные фермеры Гилазовы постигали азы мастерства, что называется «наощупь». Сами стали почти зоотехниками, уверенно рассуждают о животноводческих делах, могут и поучить». Сейчас в хозяйстве 500 овец, 90 голов крупного рогатого скота и 93 лошади. Трепетной любви хозяев к этим животным также уделено внимание. «Если в других хозяйствах кобылы заезженные, то у него они королевишнами ходят!» — говорит Елена Гилазова.

Чему отдано сердце



«Вы куда едете, к Гилазовым? Можете не проехать, вчера вся та сторона горела, едва потушили…» — напутствуют карымчане-знатоки здешних мест… Однако живописнейшая берёзовая роща, у которой раскинулось самое молодое крестьянско-фермерское хозяйство Карымского района, совершенно не тронута огнём, глава же фермерской семьи одной из главных причин столь высокой горимости леса считает неумение проводить профилактические пожоги. Поэтому свою землю под такую «обработку» не даёт, а если, не дай бог, возникнет такая угроза для здешних мест, как настоящий пожар, биться с огнём будут своими силами…



Наощупь



Пять лет назад было здесь пустое место, оно и приглянулось Олегу Гилазову, в то время занимавшемуся самым распространённым видом «бизнеса» — лесом. Кто-то говорил: «Да зачем ты связался с этим сельским хозяйством? Это неперспективно, невыгодно!», но желание оказалось таким сильным, что за какие-то два года были возведены все необходимые постройки, замычали коровы, заблеяли овцы, захрюкали свиньи… А затем – заколосились овёс и пшеница на бывших колхозными полях напротив с Кайдалово.
Сейчас за бугром собрались строить ещё одну стоянку, чтобы отделить маточное поголовье КРС от молодняка. Это необходимо сделать, чтобы дальше развиваться. «Вот тёлка, — говорит Олег, — ей год, она красавица, а если мы её не уберём, она покроется в год, и будет ходить замухрышкой…». «У нас уже есть такой опыт на баранах, — подхватывает жена, — мы их запустили в стадо, не передерживали, и они крыли всех подряд, и переярок, и старых. А потом-то, когда ягниться начали, барашата большие, а мать маленькая… И барашат много гибло, и барануха, пока пыжится-тужится, вся поразорвётся, и погибает…».
Теперь, наученные, с год передерживают переярок, теряют немного, зато прежних трудностей уже нет.
Немного осталось в отрасли специалистов – колхозников, знающих, да опытных… Порой приедет молодой с дипломом, а подойти к кобыле не умеет, не то, что подсказать и научить. Поэтому особенно ценятся совет и опыт. За ними фермеры обращаются к соседям и друзьям – к Варлакову, к тёте Маше (главе КФХ «Асадченко, — авт. ), к и.о. начальника отдела сельского хозяйства Карымского района Александру Бянкину. Александр Михайлович, сам родом из Нерчинска, бывший колхозник, очень помогает. По его совету Гилазовы три года назад взяли в Красной Ималке эдельбаев, купили валковые грабли… По первости мучились – в декабре принимали окот, в кошаре. Александр Михайлович посоветовал перенести на апрель-май. Теперь фермеры недоумевают, почему раньше не сообразили? Столько скармливали кормов, а ягнята почти не шли! Теперь же – три года уже по совету Бянкина работают, и в сентябре получают ягнят 24 кг мясом… Потерь при окоте почти не бывает, идут двойни, и уже два раза овцы приносили по три ягнёнка (!). Общий показатель – 120 ягнят от ста овцематок. В хозяйстве около 500 овец, примерно 350 – маточное поголовье.
90 голов КРС. Когда скота было маловато, 10 коров хозяйка доила, сепарировали молоко, творог делали. Потом перешли на мясную программу, взяли в аренду герефорда, всех телят – под коров… Но до сих пор вспоминают красавца-сементала из Ундино-Поселья, которого пришлось зарезать, потому что по мясной программе он не подходил, а содержать двух быков оказалось несподручно. В год телёнок от того сементала под 200 кг вышел… Хотелось бы вернуть быка, а как? – уже нету…
Не имея никакого специального образования, новоявленные фермеры Гилазовы постигали азы мастерства, что называется «наощупь». Сами стали почти зоотехниками, уверенно рассуждают о живоноводческих делах, могут и поучить…

Формальности президентские



Вначале придумали название КФХ «Пересвет», поехали регистрировать, да что-то не понравилось регистраторам, отклонили такое название… Решили Гилазовы не мудрствовать, зарегистрировались по фамилии. Но – официально глава хозяйства она – Елена Николаевна, или, как зовёт её и муж, и друзья – Алёна.
Как и муж, здешняя, карымская, в своё время окончила она местный ГАП по профессии продавец, работала и в садике, и в депо, и в магазине… А теперь снова учиться пришлось – поступила в сельхозтехникум, 10 мая поедет сдавать экзамены, станет дипломированным бухгалтером. Иначе – разобраться в бизнес-сложностях сельского хозяйства почти нереально. Вот требуют подтверждение, что вы – сельхозники, справку, что 100% производимой продукции – своё… Вот налог пересмотрели, получается по «упрощёнке» больше в полтора раза платить его, чем зарплата – дело ли?… Надо бы на сельхозналог перейти, да специалисты не объяснили, и вместо 10,3%, заплатили нынче 20,6 %.
Налоговые истории аграриев – тема отдельная. В Интернете, в программе «Консультант-плюс» своими глазами прочитали Гилазовы, что по Указу Президента в течение пяти лет сельскохозяйственное производство налогами не облагается. Кинулись за уточнениями, а им объяснили, что это, дескать, «формальности президентские» — видимо, пожелания? Инициативы? Намерения?!…
Хорошо тем, кому хоть что-то осталось от колхозов и совхозов, а фермером досталась только земля. Впрочем, не досталась ещё – не были Олег с Алёной колхозниками, теперь уговаривают кайдаловских пайщиков передать им паи. «Умные» люди подсказали, что надо пай… подарить. Так и сделали, а тут бумага из налоговой приходит, дескать, 13% будьте добры, заплатите, раз даритель родственником вам не является! Заплатили 17 тыс. рублей налога. А ведь еще затраты на межевание понесли, услуги нотариуса, регистрационная, кадастровая… В общей сложности, оформление 35-ти га обошлось в… 32 тыс. рублей. Кто тут виноват, вопрос особый, да подумаешь лишний раз, нужна она-то – земля оформленная? Но ведь растёт поголовье, и должны расшириться посевные площади. Если в первый год засеяли 30 га, взяли 30 тонн овса, кормили 120 голов баранов, дробили коровам – хватало, то теперь, чтоб прокормиться, нужно 120-150 га засеять…

Королевишны



Трепетная любовь хозяина – лошадям. Она ещё давняя, детская… Рос на улице, вспоминает Олег, ходили по стоянкам, мечтали скакать на коне. Сейчас у него табун в 93 головы. Орловский, русский рысак – одного купили, одного в аренду взяли; двух племенных кобылок приобрёл. Нынче кобылы стали жеребиться – время пришло, но беда недалеко ходит – прямо возле дома нескольких жеребят съели волки. Много их в здешних местах, был и вовсе печальный случай – не закрыли эдельбаев, всех троих волк съел, потрясение для хозяев было сильное…
Помогают высокие заборы, да собаки-азиаты отбиваются. Чтоб сохранить животину, вынуждены пасти и загонять на ночь весь табун. Но волки не так всё же страшны и обидны, как… люди. Алёна называет их ёмким словом «покости» — недавно кто-то из них застрелил кобылу. С дороги увидел Олег – лежит голова и брюшина, в брюшине жеребёнок, она бы недели через две ожеребилась… Видно, что подошла машина, зарезали, закинули и увезли…
«Если в других хозяйствах кобылы заезженные, — поддерживает мужа Елена, — то у него они королевишнами ходят! Есть у нас горбатая кобыла, мы её первый год домкратом подымали, выходили… А они раз – и убили!… Как будто это в порядке вещей…».
Ну, а мечта хозяина?! Ездить – ездит, а вот скакать… — тут уж по комплекции не подходит! Его мечты исполняют дети, и три года подряд участвует в районных скачках сын, уже пару десятков медалей имеет. Нынче на день рождения (29 марта Ивану исполнилось 12 лет, — авт. ) подарили родители лошадь – с госконюшни, за 50 тысяч.
Глядишь на подростков, один – с пивом, другой… А иной раз смотришь, вроде и семья-то у пацана не сказать, что сильно благополучная, а тянет его – к лошадям. Приезжают карымские ребята сюда, к Гилазовым, время выбирают – каникулы, выходные, катаются на лошадях… Нынче хозяева сделали конюшню, осталось только крышу перекрыть.
Когда начали строить ферму, запланировали открыть магазин в Карымской, чтобы торговать своей продукцией, но сложностей достаточно, средств надо много. «Мы не даём своему скоту вырасти, потому что на каждый день нужны финансы, — говорит Олег Валентинович.
— Годовалого бычка в 160 кг режем, а представляете, если бы он в два года сформировался – какой бык!… В прошлом году 25 годовых зарезали, чтобы подготовиться к зиме, на покос резали, людям зарплату платить, запчасти надо, ГСМ…».
И всё же – недавно из денег «на магазин» опять взяли – на лошадей. «Кому не скажу, что лошадь стоит 100 тысяч, не верят, — улыбается фермер, — а я знаю, что есть намного дороже». Любовно оглядывает свой табун.

Настоящий мужчина



Это, конечно, Иван – средний сын, хозяин трактора Т-25.
Он может спокойно сесть на джип, на УАЗик, на коня, на мотоцикл. Интересоваться отцовским ремеслом начал ещё совсем пацаном, мать сказала – погоди, погуляй, а то на следующий год увидишь, посадит тебя отец на трактор! Так и случилось, мужиков не хватает, подросший парень – наравне! Только, бывает, попросит за работу конфет, сгущёнки… Парни встают в 6, а его жалеют, спит до 11, до 12, зато потом до заката солнца не слезает с трактора!
«Настоящий мужчина должен уметь делать всё», — считает Алёна. Дрова наколоть – Иван. Воды принести – Иван. «Ванька, забор упал!» — кричит мать после недавнего урагана. Берёт сын молоток и колотит…
В семье фермеров трое детей. Тане будет 16. Помыть полы, посуду, приглядеть за братьями – всё Танины заботы, а ещё она старательно учится. А маленький Давид, которому ещё и пяти нет, ходит в садик, но, глядя на старшего брата, уже требует жеребца!
Татьяна, Иван, Давид… Имя младшему сыну дала церковь. Как его самого, нежданного, дал Господь. Библия – это слово, на которое в этой семье делают упор, и дети ходят в вечернюю школу…

Сердце здесь



В своё время в каждом колхозе были стригальни для овец, сейчас у Гилазовых – единственная в Карымском районе. Стригут, как положено, а шерсть – сжигают, иначе вся растащится по стоянке… Продавать – некому. Мясо и навоз – вот две статьи доходов КФХ, плюс субсидии – в конце прошлого года, как участники мясной программы, получили 150 тыс. рублей.
А планов – множество! Вот свинарник большой требуется. Вкопаны в землю железные столбы – основа своего зернохранилища. Рядом – основа котона для баранов… Кредиты Гилазовы не берут. А потому – стройки пока стоят, с техническим оснащением большие трудности… «Может мы боимся лезть в эти кредиты из-за своего старого мышления, — рассуждает Олег. – Вот мой знакомый, десятками миллионов берут, говорю ему – «Коля! Чего-то с тобой случится, ты оставишь всю свою семью, близких и родных в большой кабале!» Были бы кредиты с отсрочкой платежа лет на пять, а то ты только взял кредит, уже часть банку отдаёшь».
…Весь наш разговор Алёна – Елена Николаевна Гилазова – то и дело касается мужа. И видно сразу, что в этой семье, где лошади — «королевишны», королева – супружеская любовь, а работа на земле – нежданная-неожиданная в годы молодые – стала действительно смыслом жизни… Нет-нет, да скажет жена – может, съездим отдохнуть на море? А муж говорит – представляешь, уеду, буду там, а сердце – здесь…
Здесь оно – сердце-то… В берёзовой роще, нетронутой огненной стихией, полной земляники, недоступной взгляду проезжающего по асфальту… В пади Торгачи, напротив с. Кайдалово, в 14 километрах от Карымской.


Мария Вырупаева, «Земля», №17



Журналист «Земли» Татьяна Решетникова пытается выяснить, почему по данным краевого военкомата в Забайкалье насчитывается около сотни чернобыльцев, в министерстве социальной защиты числятся 165 человек, а в Пенсионном фонде — всего сто с небольшим, хотя в краевой ячейке союза «Чернобыль» нашлись 329 чернобыльцев. И это, говорит её председатель Владимир Пестов, ещё не все. О том, через какие трудности и бюрократические препоны приходится шагать ликвидаторам и свидетелям той страшной техногенной катастрофы, чтобы отстоять своё право социальной защиты, также рассказывается в материале. Хуже всех работает с чернобыльцами, по мнению председателя общественной организации Краснокаменска по защите прав чернобыльцев Риммы Кочневой, краевое минсоцзащиты. «Сейчас мы не можем добиться надлежащего лечения наших болячек. Оплачивая соцпакет, каждый из нас имеет право на бесплатное санаторно-курортное лечение наших специфических заболеваний. Нам говорят: ждите очереди, езжайте в «Куку». Я никак не могу втолковать руководителям этого министерства, что «Кука» и прочие забайкальские курорты не могут поддержать наше здоровье. За три года моей работы председателем, ни один чернобылец из Краснокаменска не был ни в санатории, ни на курорте. Спрашивается: куда ушли наши деньги за соцпакет?», — рассуждает Римма Дмитриевна.

В неоплатном долгу



Страна так и не смогла отблагодарить героев Чернобыля
26 апреля исполнилось ровно 25 лет с момента аварии на ЧАЭС. По приблизительным подсчетам, в Забайкалье сейчас проживает более 300 человек – тех, в чьей жизни был Чернобыль. С некоторыми из них нам удалось познакомиться ещё в прошлом году и из этих встреч-разговоров понять: четверть века минула с момента этой страшной техногенной катастрофы, но до сих пор не все слёзы выплаканы, боль не залечена, раны не затянулись. Люди, облученные радиацией, продолжают страдать. Не только из-за болезней – из-за равнодушия и чёрствости, поселившейся в чиновничьих кабинетах.



История, похожая на все остальные



В № 45 газеты «Земля» от 3 ноября 2010 года мы рассказали историю трёх ликвидаторов аварии на ЧАЭС – Ильи Юркина, Николая Синякина и Анатолия Топегина. Если бы не роковое стечение обстоятельств, Чернобыля в их жизни, скорее всего, не было бы. Обыкновенные военные сборы, проходившие в Киевском высшем радиотехническом училище, стали в их жизни точкой отсчёта «до» и «после». До были молодость, здоровье, планы на будущее, после – капельницы, уколы, нищенская пенсия по инвалидности, обман и унижения.
В течение 25 лет эти трое мужчин не имели статуса чернобыльцев, который мог бы обеспечить им безбедное существование и качественное лечение. Не имели, потому что по чьей-то халатности ещё 25 лет назад их имена и фамилии исключили из списков участников ликвидации аварии на ЧАЭС. Не имели ещё из-за того, что неквалифицированные врачи (или врачи, действовавшие по негласному распоряжению) никак не ставили им «чернобыльский» диагноз. Имея на руках именные грамоты – знак благодарности и уважения за участие в ликвидации аварии, помощь в эвакуации населения и фотографии, сделанные на фоне разрушенного реактора, они не могли доказать своё участие в борьбе с радиоактивной заразой.
В поисках утраченного здоровья, кочуя из одной больницы в другую, они не находили времени и сил на схватки с чиновниками и бесконечную борьбу за обещанные им права.
К счастью, в истории Ильи Юркина и Николая Синякина уже можно ставить точку. Со дня на день они будут держать в руках долгожданные удостоверения чернобыльцев. Добиться этого решения им удалось, только разыскав друг друга и дав свидетельские показания в суде. Теперь и пенсия у них будет кратно выше, и льгот больше. А как же быть с остальными? И много ли их?

«Белые пятна Чернобыля



Сколько в Забайкалье чернобыльцев, сегодня никто не скажет. Сколько среди них участников-ликвидаторов аварии, инвалидов Чернобыля или просто беженцев – тоже не известно. В течение 25 лет этой темой в нашем крае не занимались. Три года назад в Краснокаменске образовалась общественная организация, отстаивающая права чернобыльцев, с Риммой Кочневой во главе. Но выяснить эти данные ей до сих пор не удалось. 18 марта этого года появилась краевая ячейка Союза «Чернобыль». Её председатель, Владимир Пестов, точное количество своих подопечных, тех, чьи права он будет отстаивать, тоже не знает: «Первая и главная задача – уточнить списки всех чернобыльцев, семипалатенцев, участников работ на производственном объединении «Маяк», ликвидаторов, умерших, а также детей, родившихся от ликвидаторов. В ведомствах эти списки неполные и разнятся. В краевом военкомате не набирается и сотни человек, в минсоцзащите на обеспечении числится 165, в Пенсионном фонде – 100 с небольшим. А на самом деле у нас сегодня 329 чернобыльцев, но и эта цифра – не окончательная».
Почему за 25 лет мы так и не узнали точное количество пострадавших от радиации? Римма Кочнева считает это виной краевых властей. «Забайкальским чиновникам было не выгодно существование организации, которая боролась бы за наши права», — говорит она. Закон, вышедший в 91 году, наделил чернобыльцев большими льготами. Имея соответствующий статус, они могли бесплатно получать и машины, и квартиры, не говоря уже о лекарствах и лечении на курортах. «Простые» чернобыльцы об этом так и не узнали. Надо вспомнить, какое тогда было время. Интернета не было, даже общественной организации не было. Вернувшись домой после аварии, все чернобыльцы стали испытывать большие проблемы со здоровьем. Никто не подсказал им, как нужно действовать и чего добиваться. Многие, не находя выхода, спились и уже умерли. Милостями государства пользовались единицы, приближённые к власти».
Сколько правды в этом утверждении неизвестно, но факт остаётся фактом: заплатив своим здоровьем и благополучием стране, многие чернобыльцы так и не дождались от неё благодарности и помощи. Семья Игоря Гладышева – тому подтверждение. Мужчина умер от рака в 2007 году в возрасте 40 лет, и только спустя 4 года накануне 25-летней даты, ему посмертно была присвоена первая группа инвалидности. Без этого документа семью Гладышева не восстановили бы в очереди на квартиру, из которой вычеркнули сразу же после его смерти. А его сын – инвалид с детства – теперь будет обладать такими же правами, что и его отец. «Мужчина болел долго и умирал страшно, — рассказывает Римма Дмитриевна, — но больше всего он боялся того, что его «посадят» на инвалидность и нищенскую пенсию, а он хотел своей жене и ребёнку благополучия и безбедной жизни».

Герои без наград



Таких, как Игорь Гладышев – героев без наград, чернобыльцев без статуса – очень много. За последние три года Римме Кочневой удалось помочь четверым: «У них не было грифа «укрытие», соответственно не было хорошей чернобыльской пенсии. В отделы соцзащиты населения в Краснокаменске и в Чите они обращались неоднократно. Но дело сдвинулось с «мёртвой точки» только сейчас».
Только сейчас краснокаменским чернобыльцам, нуждающимся в жилье, стали давать квартиры. За это большое спасибо Римма Дмитриевна говорит мэру Краснокаменска Борису Пичкуренко. В течение года с его помощью сразу троим чернобыльцам улучшили жилищные условия – вместо старых квартир предоставили новые. На очереди ещё трое, и есть надежда, что их мечты, наконец, осуществятся.
Но нерешённых проблем остается ещё очень много. Сейчас Римма Дмитриевна борется за надлежащее лечение краснокаменских чернобыльцев и представление их к государственным наградам. За 25 лет ни один из 53 чернобыльцев Краснокаменска не был удостоен орденов и медалей. Почему? В наградном отделе краевой администрации говорят: «Не достаёт нужных справок и документов». Действительно, требования к кандидатам высоки, контроль соблюдения этих требований строг. Но существуют же форс-мажорные обстоятельства – нужные справки могут сгореть, утонуть, в конце концов, их просто может не быть по объективным причинам. Значит, что-то другое должно их заменить. Все возможно, если есть простое человеческое участие. И ничего нельзя, если его нет.
Начальник отдела наград Администрации губернатора края Галина Прилепская припомнила два случая из своей практики, связанные с Чернобылем: «За двух чернобыльцев, один из которых был простым солдатиком, мы очень старались по одной причине – у солдатика уже не осталось волос на голове. Никаких документов, подтверждающих, что он был в Чернобыле, у него не было. Была только почётная грамота от командира части маме – за то, что она вырастила такого хорошего сына. Но в Москве эти документы не приняли, и награду он не получил».
Интересно, что в других регионах страны дела обстоят иначе. В небольшом сибирском городке Саянске Иркутской области, где проживает чуть более 40 тысяч человек, с момента образования общественного «Союза ветеранов Чернобыля» 15 человек наградили «Орденом мужества», один получил медаль «За спасение погибавших». В Забайкалье, где проживает более миллиона людей, за все эти 25 лет «Орден мужества» получили семь человек, медаль «За спасение погибавших» дали шестерым. Римма Дмитриевна считает, что в одном только Краснокаменске живут 20 чернобыльцев, заслуживших «Орден мужества».

Долги без оплаты



Нечем похвастать и Министерству территориального развития края, которое занимается выдачей сертификатов на жильё всем нуждающимся в этом чернобыльцам. За последние три года всего 4 человека в Забайкалье смогли приобрести квартиры по таким сертификатам. В том же Саянске в прошлом году квартиры получили 8 чернобыльцев.
Но хуже всех работает с чернобыльцами, по мнению Риммы Кочневой, краевое минсоцзащиты и его отделы на местах. «Сейчас мы не можем добиться надлежащего лечения наших болячек, — рассказывает Римма Дмитриевна. – Оплачивая соцпакет, каждый из нас имеет право на бесплатное санаторно-курортное лечение наших специфических заболеваний. Что нам говорят? Ждите очереди. А если дождётесь – езжайте в «Куку». А я никак не могу втолковать руководителям этого министерства, что «Кука» и все остальные забайкальские курорты не способны поддержать наше здоровье. За три года моей работы председателем, ни один чернобылец из Краснокаменска не был ни в санатории, ни на курорте. Спрашивается: куда ушли наши деньги за соцпакет?».
Министр соцзащиты населения края Георгий Рева, в свою очередь, объясняет, что деньги не «ушли», их просто не хватило: «Государство пообещало разным категориям граждан в два раза больше, чем оно в состоянии оплатить. Обеспечение санаторно-курортным лечением в Забайкалье выполняется только на 40% от потребностей – ровно на столько, на сколько хватает выделенных федеральным центром средств».
Вот так: ни почестей, ни уважения, ни квартир, ни денег. Слишком дорогую цены заплатили чернобыльцы за наше с вами нерадиоактивное будущее. Настолько дорогую, что государству не расплатиться с долгами.


Татьяна Решетникова, «Земля», №17



Председатель Совета ветеранов забайкальской журналистики Мария Кириленко вспоминает в «Забайкальском рабочем» своё детство в стенах читинского детского дома №1 имени В.Н. Подгорбунского. Ему в этом году исполняется 90 лет. «Коллектив воспитателей и дети приняли меня хорошо. Работать было радостно. Директор постоянно реконструировал и обновлял все здания, пристраивал новые подсобные помещения. А мы – и воспитатели, и воспитанники – как могли, помогали, устраивали субботники, воскресники. И вот уже построены новый корпус, столовая, баня, прачечная, медпункт», — пишет Кириленко о прошлом, перебирая в памяти имена педагогов, поваров, медсестёр и водителей. И говорит о настоящем: «Сегодня в детском доме свыше ста воспитанников. С ними работают 21 опытный воспитатель и 18 педагогов дополнительного образования. Условия проживания приближены к домашним. В каждой группе – мягкая новая мебель, ковровые изделия, аудио-, видео- и телеаппаратура, ванные, умывальники, постельное бельё, посуда. Питание четырёхразовое и дополнительный ужин. Построена зимняя теплица, где будут выращивать овощи к столу».

Под крышей дома своего…



Читинский детский дом № 1 имени В.Н. Подгорбунского отмечает свое 90-летие. Он был открыт в 1921 году в здании бывшего женского монастыря для беспризорников, которых было много после окончания Гражданской войны, в годы разрухи и голода. Восемнадцатилетним пришёл работать сюда комсомолец Костя Помигалов. Начинал счетоводом. В 1932-м окончил педагогические курсы в Красноярске, и ему было предложено возглавить детский дом.



Было тогда Косте 24 года. С тех пор свыше 40 лет он проработал здесь. В 1961-м Константину Михайловичу было присвоено звание «Заслуженный учитель школы», в 1969-м он одним из первых был награждён медалью Крупской, а в 1971-м ему присвоили звание «Почётный гражданин г. Читы».
В 1943 году в Чите открыли новый детский дом, так как старый в годы войны был эвакуирован в село Нижний Стан Шилкинского района. И хотя Помигалов был назначен помощником коменданта города, но уже не мог без детей, ставших ему родными, и вернулся в детский дом.
В годы Великой Отечественной войны 683 воспитанника ушли на фронт, вернулись 267. В числе тех, кто навеки остался на поле брани, был и Владимир Подгорбунский. В 1944 году он погиб в Польше и был удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно). В 1964 году имя Владимира Николаевича Подгорбунского присвоено детскому дому, Герою установлен памятник.
С уходом на пенсию Помигалова неоднократно менялись директора. В 1971 году директором был назначен Григорий Тимофеевич Коваленко. После его ухода на заслуженный отдых – Леонид Григорьевич Джупина. В начале 90-х – Сергей Николаевич Самойлов. С 1993 по 2009 годы – Галина Ханиповна Гладышева, с августа 2010-го – Николай Яковлевич Герасименко.
Вся жизнь Помигалова была отдана детскому дому. На читинском кладбище на его могиле установлен памятник на средства, собранные его бывшими воспитанниками.
Сегодня в образовательном учреждении «Читинский детский дом № 1 им. В.Н. Подгорбунского» свыше ста воспитанников. С ними работают 21 опытный воспитатель и 18 педагогов дополнительного образования. В жилом корпусе – шесть разновозрастных групп и одна группа дошкольников. Условия проживания приближены к домашним. В каждой группе – мягкая новая мебель, ковровые изделия, аудио-, видео- и телеаппаратура, ванные, умывальники, постельное бельё, посуда. Питание четырёхразовое и дополнительный ужин. В 2010 году построена зимняя теплица, где будут выращивать овощи к столу. За здоровьем ребятишек следят врач-педиатр и две медицинские сёстры.
В 1990-е годы завершился переход детского дома на семейный тип воспитания. Стали уделять больше внимания дополнительному образованию детей. Работают швейные и столярные мастерские, картинг-клуб, ансамбль «Орнамент», народный театр «Родина», кружок «Юный натуралист». На территории разбит парк. Привычкой стала модная одежда. Создан музей истории детского дома. Воспитанники участвуют во Всероссийском конкурсе детского художественного творчества, в Международном фестивале любительских театров.
…В августе 1959 года я впервые переступила порог детского дома. Поднимаясь по лестнице на второй этаж, сразу встретила высокого, худощавого мужчину с добрыми глазами – Константина Михайловича Помигалова. Рядом стояли черноволосая хмурая женщина – завуч Александра Ивановна Кнурова, и двое ребятишек – воспитанников. «Ну, что ребятки, так и будем бегать, пропускать уроки, совесть у вас есть, или уже вся иссякла?» – спрашивал Помигалов. Ребятишки смотрели исподлобья, сопели: «Нет, батяня, даём слово, будем заниматься и слушаться». Константин Михайлович по-отечески обнял их: «Ну ладно, идите на обед». Облегчённо вздохнув, радостные, они побежали в группу.
В тот же день я была принята на работу. Коллектив воспитателей и дети приняли меня хорошо. Работать было радостно.
Директор постоянно реконструировал и обновлял все здания, пристраивал новые подсобные помещения. А мы – и воспитатели, и воспитанники – как могли, помогали, устраивали субботники, воскресники. И вот уже построены новый корпус, столовая, баня, прачечная, медпункт. Детскому дому во всем помогали шефы – сотрудники геологоуправления, машзавода, военные и другие. На выходные дни они забирали детей к себе домой, отогревая их теплом и заботой, дарили подарки. Я чувствовала себя в детском доме взрослой воспитанницей.
Взрослые воспитанники… Это те, кто, окончив среднюю школу, продолжали учёбу в техникумах и вузах. Многие из них дружили со мной. Людмила Сидоренко училась в строительном техникуме, Нина Едапина в пединституте, Таня Шумова в институте иностранных языков в Иркутске. С Людой Сидоренко и её братом Николаем мы были дружны. Я так же, как они, училась в институте, готовила курсовые, контрольные работы, занималась поздними вечерами и ночами и практически не отлучалась из детского дома – жила здесь, в пионерской комнате, где вела работу с воспитанниками – проводила встречи с шефами, сборы, вечера, игры, готовила художественную самодеятельность. К праздникам занималась подготовкой экскурсоводов для нашей картинной галереи, которую подарили шефы – читинские художники. Выпускала стенные газеты, организовывала выезды в пионерские лагеря «Никишиха» и «Молоковка», в драмтеатр.
Шофёр Леонид Кротов был любим воспитанниками. Ко всем ребятам по-матерински относились повара Августа Парфентьевна Третьякова, Екатерина Ивановна Бродина. Какие они выпекали булочка, пампушки, калачи, пряники и учили этому ребятишек на уроках домоводства. Медсестра Валентина Скарга очень внимательно следила за здоровьем детей. Она и замуж-то вышла в детском доме за столяра, и мы за неё были все рады.
А Михаил Фролыч Попов организовал детский духовой оркестр, где занимались тридцать ребят. Так что у нас была замечательная музыка и такой же руководитель. В праздники было весло!
С чувством глубокой симпатии и благодарности я вспоминаю воспитателей, которые работали тогда: Александру Ивановну Кнурову – заведующую учебной частью, Екатерину Константиновну Аверкову, Александру Николаевну Рюмкину, Тамару Федотовну Фалилееву, Веру Григорьевну Строкову. При приёме на работу директор следил за тем, чтобы не попали сюда случайные люди без призвания.
Я была, по сути, полусиротой, и он меня принял как родную и тоже позаботился обо мне: дал возможность и учиться, и работать. До окончания института я три года находилась в этой большой семье.
В этом доме выросло много ребятишек, оставшихся без попечения родителей. Многие не помнили даже матери и отца. Но этот дом у них был всегда. Здесь они выучились, встали на трудовой и жизненный путь, поэтому всегда помнят, что в Чите по улице Смоленская, 22 у них есть этот дом.
Некоторые воспитанники пошли по стопам своего «бати» и, окончив институты, пришли работать сюда. К примеру, Нина Едапина (Шимкович) – воспитатель с 40-летним стажем, Валентина Скарга, Людмила Карпова и другие.
Много лет прошло с тех пор. А детский дом на том же месте. Новый жилой корпус, сохранилось и старое здание. И когда я прохожу мимо, всегда останавливаюсь и ощущаю запахи и краски того времени.


Мария Кириленко, председатель Совета ветеранов забайкальской журналистики, «Забайкальский рабочий», №72



Читинская спортсменка в новом для Читы виде спорта – бодифитнесе – Екатерина Сахарова объясняет читателям «Экстры», чем бодифитнес отличается от бодибилдинга, и сколько стоит им заниматься. В эту новую дисциплину Екатерину, как и странно, подтолкнуло рождение ребёнка. До беременности она всерьёз занималась легкоатлетическим пятиборьем, а восстанавливать форму после родов пришла в тренажёрный зал и «полюбила железо». «Поясняю, что бодибилдинг – это прежде всего наращивание мышечной массы, работа на рельефность, а бодифитнес этого не требует. Прежде всего, бодифитнес – это красота и гармоничность пропорций тела. Красивые руки, подтянутые ноги, живот, ягодицы. И всё это должно сочетаться с естественной грацией, умением правильно двигаться, позировать и вести себя на сцене. К тому же бодифитнес — это прямая демонстрация здорового культуризма, без химии», — не боится потерять женственность собеседник Андрея Коптеева, тем более, что этого качества у неё не отнять.

Екатерина Сахарова: «Мне полюбилось железо»



Бодифитнес для Забайкалья совершенно новый вид спорта и без преувеличения можно сказать, что в крае им серьезно занимаются буквально единицы. Среди них читинка Екатерина Сахарова. Не так давно она вернулась из Новосибирска, где в составе забайкальской сборной принимала участие в кубке Сибири по бодифитнесу. О том, как прошли соревнования и чем приходится жертвовать боди-спортсменкам, Екатерина рассказала корреспонденту «Экстры».



— Екатерина, как прошли соревнования в Новосибирске и насколько хорошо выступили наши землячки?



— Сразу скажу, что в впервые в истории на крупных состязаниях была представлена забайкальская сборная по бодифитнесу. Нас никто не ждал, но наша команда из пяти человек выступила, показала и зарекомендовала себя с лучшей стороны. Лидер Ирина Тополева по итогам соревнований заняла второе – призовое место. Остальные наши девушки, в том числе и я, вошли в финал и попали в первую десятку участниц. Считаю, что для первого раза это очень хорошие показатели, если учитывать, что бодифитнес только начинает свое становление в Забайкалье. После соревнований в Новосибирске Чита у всех на слуху, заявка получилась просто отличная, думаю, теперь участие в турнирах станет регулярным.

— А почему ты – хрупкая девушка – выбрала именно бодифитнес?



— Вообще изначально, я на профессиональной основе занималась легкой атлетикой – спринт. Пробовала себя в легкоатлетическом пятиборье, работала с разными тренерами. Затем на пике спортивной карьеры забеременела, и со спортом пришлось на какое-то время завязать. Когда моя лялечка подросла, я решила привести себя и своё тело в порядок – былой тонус и поняла, что мне подходит именно силовой тренинг. Честно сказать, постепенно я втянулась и, как говорится, полюбила железо.

— Поскольку бодифитнес как спорт сравнительно молод, то многие просто не знают, в чем он заключается. Или чем отличается, к примеру, от того же бодибилдинга?



— Действительно, сегодня в Забайкалье, да и не только, о бодифитнесе, мало кто знает. Поясняю, что бодибилдинг – это прежде всего наращивание мышечной массы, работа на рельефность, а бодифитнес этого не требует. Прежде всего бодифитнес – это красота и гармоничность пропорций тела. Красивые руки, подтянутые ноги, живот, ягодицы. И всё это должно сочетаться с естественной грацией, умением правильно двигаться, позировать и вести себя на сцене. К тому же бодифитнес это прямая демонстрация здорового культуризма, без химии. Мы используем только витамины или активные добавки, чтобы просто держаться в тонусе, быть всегда на подъёме.

— То есть ты не боишься стать мускулистой и потерять женственность? Кстати, многие мужчины не любят «накачанных» представительниц слабого пола.



— Нет. Даже наоборот я хочу доказать, что можно ходить в качалку и быть при этом очень привлекательной. Повторю ещё раз, что смысл бодифитиеса в том, чтобы не переходить ту грань, за которой уже начинается бодибилдинг. Многие, кто со мной знаком, и вовсе не верят, что я каждый день тягаю железо.
К тому же бодифитнес не придает значение возрасту женщины. Этим спортом смело могут заниматься как девушки до 21 года, так и женщины, которым за 40.
Я лично видела, как у многих девушек просто загорались глаза, когда они видели наши фотографии на выступлениях, у них появлялось желание прийти в зал и начать тренироваться, хотя бы для того, чтобы стать красивее. Думаю, бодифитнес будет очень интересен современной молодёжи.

— Екатерина, а бодифитнес — дорогой вид спорта? Его может позволить себе каждый?



— К сожалению, вынуждена признать, что нет. Бодифитнес, действительно, дорогой вид спорта. У меня мама всегда ругается и говорит: «Ты тратишь столько денег ради того, чтобы показать себя».
К примеру, нам для выступления требуются чёрный и расшитый купальник, причём последний стоит от 300 долларов и выше. Добавьте к этому прическу, макияж, бижутерию, туфли на каблуках и специальную краску для тела. Ну и, наконец, не дёшево обходится и специальное диетическое питание. И это притом, что сегодня в Забайкалье на развитие бодифитнеса практически не выделяются деньги и приходится всё это покупать за свой счёт. Но к этому я отношусь спокойно, всё-таки красота требует жертв.

— Кстати, о специальной краске для тела. Меня всегда интересовал вопрос, а тяжело ли её смывать?



— Раньше была краска плохого качества, приходилось даже выкидывать вещи, испачканные ею. Однако сейчас используется современный продукт «Протан». Эта краска наносится на тело перед соревнованиями в пять-шесть слоёв в течение двух дней. Смывается она по сравнению со своей предшественницей тоже гораздо легче – два раза скрабом, один раз в баню.

— После двух последних вопросов как вы убедите забайкальских девушек начать заниматься бодифитнесом?



— Скажу без лишней скромности: а вы просто поставьте рядом со мной любую 16-18-летнюю девушку, и я уверена, что буду выглядеть лучше. Сегодня многие девушки много ухаживают за собой, тратят кучу денег на косметику, солярий, уделяют пристальное внимание своему лицу, но при этом совершенно забывают о своём теле, усугубляя всё неправильным питанием и в целом нездоровым образом жизни.

— И последний вопрос: чем приходится жертвовать девушке, занимающейся бодифитнесом?



— Прежде всего, личным временем. Его не хватает даже на самых близких людей.

Сколько стоит красота?



Купальник чёрный – от 4 000 тысяч рублей
Купальник расшитый – от 10 000 тысяч рублей
Макияж – 600 рублей
Причёска – 1 500 рублей
Бижутерия – от 1 000 рублей
Туфли две пары – от 3000 тысяч рублей каждая
Краска для тела – 1 500 рублей
Диетическое питание на неделю – 1 500 тысяч рублей
Кроме этого затраты на специальное питание:



Банка протеина на месяц – 3 500
Аминокислоты – от 500 рублей
Витамины – от 500 рублей


Андрей Коптеев, «Эсктра», №17



В «Читинском обозрении» краевед Александр Лыцусь на этот раз предлагает познакомиться с историей улицы Лермонтова, которая по стечению обстоятельств всегда была «военной». «Своё имя улица получила в июле 1941-го незадолго до 100-летия и со дня смерти великого поэта (раньше – была Аргунской). Напомним, что Михаил Лермонтов был прежде всего прапорщиком Нижегородского драгунского полка – человеком военным», — начинает свой рассказ невидимый экскурсовод. Уже к тому времени один из кварталов улицы занимали постройки штаба Забайкальского военного округа. Оказывается, для возведения здания самого штаба, так же, как для здания школы №4 использовался кирпич от взорванного собора Александра Невского. «На фасаде штаба в 1996 году появилась первой мемориальная доска к 100-летию со дня рождения Маршала Советского Союза, четырежды Героя Советского Союза Г.К. Жукова, — продолжает рассказ Александр Лыцусь. – Этот памятный знак фиксирует факт участия в заседании Военного Совета ЗабВО будущего триумфатора победы советско-монгольских войск над японскими милитаристами у реки Халхин-Гол в 1939 году».

Прогулка по родному городу с краеведом Александром Лыцусем



Улица Лермонтова



Своё имя улица получила в июле 1941-го незадолго до 100-летия и со дня смерти великого поэта (раньше – была Аргунской). Напомним, что Михаил Лермонтов был прежде всего прапорщиком Нижегородского драгунского полка – человеком военным.



К этому времени целый квартал улицы напротив площади Ленина занял комплекс зданий штаба Забайкальского военного округа. Сформированный в 1935 году округ был мощным военным формированием и дал импульс для строительства целого ряда своих объектов в городе. Наиболее заметными тогда были Дом офицеров Красной Армии (1940), трёхэтажные дома командного состава на Угданской улице (1936) и собственно штаб.
Здание штаба начали сооружать в 1936 году. Для его постройки, как и школы №4, частично использовался кирпич после взрыва собора Александра Невского. Закончено возведение здания в 1939 году. Классическая симметричная административная сталинская постройка с массивным порталом и колоннами была увенчана гербом СССР, который плавно был заменён в начале нашего века на эмблему СибВО.
В предвоенные годы командующими ЗабВО были удивительные люди с героической, а порой и трагической судьбой. Первый командующий – комкор И.К. Грязнов расстрелян, второй – командарм 2-го ранга М.Д. Великанов расстрелян, комбриг М.Г. Ефремов погиб в 1942-м, Герой России (1996), комбриг М.Ф. Ремезов прожил 94 года, генерал-полковник И.С. Конев стал маршалом Советского Союза…
На фасаде здания в 1996 году появилась первой мемориальная доска к 100-летию со дня рождения Маршала Советского Союза, четырежды Героя Советского Союза Г.К. Жукова. Этот памятный знак фиксирует факт участия в заседании Военного Совета ЗабВО будущего триумфатора победы советско-монгольских войск над японскими милитаристами у реки Халхин-Гол в 1939 году.
Профиль маршала на массивной чугунной доске воспроизвёл художник из Петровск-Забайкальского Николай Михайлович Полянский. Это была его третья мемориальная работа в Чите. Потом было ещё десять. В апреле 2011-го сердце мастера остановилось. Накануне Дня Победы последняя его работа памяти педагога и солдата Б.Л. Лиги будет открыта на здании ЗабГГПУ…
Жуков в своих воспоминаниях писал: «…Последнюю остановку перед тем, как покинуть пределы страны, сделали в Чите. Нас пригласил к себе Военный совет округа для информации. В штабе встретили командующий округом В.Ф. Яковлев и член Военсовета Д.А. Гапанович. Они сообщили о последних событиях». Тогда, в первых числах июня 1939-го, он ещё был комдивом (полковник).
На Халхин-Голе Жуков проявил свой полководческий талант, вступил в командование корпусом, «устроил» Баин-Цаганское побоище, возглавил 1-ю армейскую группу, стал комкором (генерал). В конце августа войска под его руководством разгромили части 6-й японской армии генерала Камацубары. Тогда Жуков завоевал авторитет военного стратега. С ним считались все.
Чита в вооружённом конфликте на востоке Монголии была прифронтовым городом. Помимо того, что 57-й стрелковый корпус, принявший первые удары японцев, был в прямом подчинении округа, с развитием событий в Чите с 5 июля 1939 г. Была расквартирована Фронтовая группа под командованием командора 2-го ранга Г.М. Штерна. Чита и область мобилизовали максимум ресурсов для снабжения боевых частей. В городе появились очереди за хлебом. 30 тысяч забайкальцев в июле 1939-го были «призваны на сборы», большинство из них оказались в степях Монголии, многие навечно…
В 2009 году на территории старого читинского кладбища был создан мемориал на основе братской могилы воинов, умерших от ран в читинских госпиталях. В центре надмогильной стелы размещено символическое изображение военного ордена современной России – орден Жукова.
Вторая мемориальная доска в 1999 году была установлена по инициативе ветеранов ЗабВО к 90-летию ПА Велика (1909—1980). В 1998 году наш округ в его территориальном значении был упразднён, а части влились в состав СибВО со штабом в Чите.
В металле художник Николай Полянский запечатлел облик Героя Советского Союза, генерала армии, командующего войсками ЗабВО в 1966—1978 годах Петра Алексеевича Велика. Звание героя ему было присвоено за умелое командование полком в битве за Сталинград, где его бойцы нанесли противнику существенный урон. Он был единственным командующим округом, удостоенным звания Почётного гражданина Читы. С именем Петра Алексеевича читинцы связывают сооружение Мемориала боевой и трудовой славы забайкальцев, масштабное жилищное строительство для военных. На его плечи выпало нелёгкое время противостояния с «великим соседом», а округ был самым мощным в стране. Именно при П.А. Белике ЗабВО стал орденоносным, на его знамени в 1974 году появился орден Ленина, а окружная газета «На боевом посту» была награждена орденом «Красной Звезды» (издавалась в 1934—2010 гг. ).
После упразднения СибВО здание штаба заняли управленческие структуры 29-й общевойсковой армии Восточного военного округа. Сама же улица Лермонтова в пределах штаба была перекрыта для автомобильного и пешеходного движения с апреля 2003 года. Теперь это вызывает справедливые нарекания горожан. Можно привести ещё один аргумент в дискуссии по этому вопросу. Улицу нужно открыть хотя бы для того, чтобы обеспечить доступ жителей к мемориальным объектам на здании, которое, кстати, внесли в краевой список вновь выявленных объектов, представляющих историко-культурную ценность. Неплохо было бы мальчишкам прикоснуться и к орудиям, установленным рядом с главным входом в штаб «нашей» армии.
Примечательное здание на углу Лермонтова-Бутина – старинный «Дом Бушмакина К.И.». 3-этажный особняк с 1961 года стал местом дислокации штаба вначале 8-го отдельного корпуса, а затем и 53-й ракетной армии, части которых были надёжным стратегическим ядерным щитом восточных рубежей. Ракетные комплексы «Пионер», «Тополь» шахтного, грунтового и железнодорожного базирования были готовы в любой момент выполнить поставленную задачу. Наиболее известным местом дислокации ракетчиков в крае был посёлок Горный (Улётовский район). Здесь в 1961 году была сформирована 4-я Харбинская ракетная дивизия на базе 119-й артиллерийской бригады. Её первым командиром был Герой Советского Союза И.Г. Тюрин.
В 1988 году, с августа по декабрь, дивизия первой в истории РВСН провела 36 пусков РСД-10 с целью их ликвидации в рамках советско-американского договора ОСВ-1. Все пуски проведены с оценками «отлично»…
В 2003 году по инициативе ветеранов армии на здании была установлена мемориальная доска с эмблемой 53-й ракетной.
Ещё один памятный знак находится на здании МПО. Это старинное здание принадлежало бывшему городскому голове (в 1906—1914) P.M. Саврасову. Примечательно, что здесь размещалась редакция газеты «Забайкальское обозрение», с которой успешно сотрудничал Михаил Васильевич Фрунзе. Сбежав с каторги, которую он отбывал за революционные дела, и прибыв в Читу в 1915—1916, он был на нелегальном положении и скрывался от властей под фамилией В.Г. Василенко. Спустя несколько лет он будет командовать фронтами на гражданской войне, станет начальником штаба РККА и завершит свой земной путь в 1925 году, будучи председателем РВС СССР и наркомом по военным и морским делам Союза. В Чите в честь Фрунзе назовут улицу и установят три мемориальных доски.
Получается, что улица Лермонтова в нашем городе – самая «военная». По крайней мере, в историческом плане.


«Читинское обозрение», №17



О Пасхальной ночи в Чите в «АиФ — Забайкалье» пишет очевидец событий – Ирина Михайлишина: «А в пасхальную ночь под непрерывный трезвон, Крестный ход обошёл собор. Верующие в это время символизируют жен-мироносиц, которые первыми пришли к месту погребения. У дверей храма все остановились, как перед закрытым гробом Господним. А архиерей, открывший дверь в храм – ознаменовал собой Ангела, отвалившего камень от входа во Гроб. Из ночной тьмы народ вошёл в ярко освещённый храм. Ликующие песнопения и возгласы пронизывали всю службу». Рассказывает журналист и о подготовке к светлому празднику Пасхи, ему предшествовала кропотливая работа сестер Всехсвятского монастыря. Им пришлось реставрировать две старинные плащаницы. «Не все верующие, к сожалению, соблюдают правила. Само изображение испорчено помадой, нужно чистить от этого», — поясняет монахиня Фотиния. На одной из плащаниц также восстанавливали золотое шитьё и рисунок.

С Воскресением!



Празднования продолжатся сорок дней



В ночь на воскресенье 24 апреля православный мир отметил главный праздник церковного года – Воскресение Христово или Пасху. Во всех храмах города состоялись торжественные богослужения и крестные ходы.



Революционные листовки в плащанице



В Чите тысячи свечей и лампадок зажглись в эту ночь в знак веры в воскресение Христово. Казанский кафедральный собор, рассчитанный на две с половиной тысячи человек, не смог вместить всех желающих приобщиться к пасхальной радости. Многие ожидали традиционный крестный ход на улице.
Подготовка к этому великому торжеству началась ещё в четверг Страстной седмицы. В приходах и монастырях в этот день, по древней традиции, красили яйца, пекли куличи и святой хлеб – артос. В этом году сестрам Всехсвятского монастыря доставили на реставрацию две старинные плащаницы – специальные полотна с изображением положенного во гроб Господа.
Одна из них – напрестольная из Свято-Воскресенского храма – нуждалась в восстановлении красок, другая – из кафедрального собора – в реставрации золотого шитья и изображения.
— Не все верующие, к сожалению, соблюдают правила, — рассказывает монахиня Фотиния. – Само изображение испорчено помадой, нужно чистить от этого. Думаю, плащанице не менее 90 лет. Когда мы вспороли край, то обнаружили революционные листовки, которые были вшиты для укрепления края.
В Великую пятницу, когда христиане вспоминали о Распятии Христа, в храмах совершился чин выноса и погребения плащаницы, которая была украшена белыми цветами. В этом году, благодаря щедрым пожертвованиям прихожан, недостатка в цветах для украшения плащаницы и всего храма не было. В великую субботу верующие пришли в храм не только поклониться Господу во Гробе, но и освятить пасхальную трапезу – крашеные яйца и пышные куличи.

< b>Подарок каждому



А в пасхальную ночь под непрерывный трезвон, Крестный ход обошёл собор. Верующие в это время символизируют жен-мироносиц, которые первыми пришли к месту погребения. У дверей храма все остановились, как перед закрытым гробом Господним. А архиерей, открывший дверь в храм – ознаменовал собой Ангела, отвалившего камень от входа во Гроб.
Из ночной тьмы народ вошел в ярко освещённый храм. Ликующие песнопения и возгласы пронизывали всю службу. У царских врат – артос, который в конце службы освятили, а в Светлую субботу его разрежут на мелкие части и раздадут верующим.
— Не имеет права христианин называться христианином, если он покрестился и забыл об этом, — говорит Епископ Читинский и Краснокаменский Евстафий. – Духовное зерно, заложенное в нас, требует возделывания, над ним надо трудиться.
Ни один, пришедший на пасхальную службу, не остался без традиционного подарка – красного яйца. Для христиан яйцо – знак вечной жизни. Красный цвет указывает на жертвенную кровь, пролитую ради спасения человечества.
Православные христиане ещё сорок дней будут праздновать Воскресение Христово. А в пасхальную неделю любой желающий может позвонить в колокола главного храма края. Тамаре Ивановой 60 лет, и уже не первый год она проходит несколько десятков ступеней вверх, чтобы лично огласить округу колокольным звоном.
— Благость в душе наступает, как будто прикоснулся к чему-то святому, — делится впечатлениями Тамара Николаевна. – Забываешь о болезнях и обратно спускаешься, как на крыльях…


Ирина Михайлишина, «АиФ — Забайкалье», №17



«Халатное отношение Веры Токаревой к своим маленьким пациентам впечатляет. Одного из умерших ребят педиатр осматривала единожды – в день смерти. Хотя в журнале сдачи и приёма смены дежурными медсёстрами есть записи о том, что ребёнок болел в течение недели. В истории болезни другого ребёнка – 4-летнего мальчика, умершего в тот же день, — на протяжении девяти дней вообще отсутствуют записи об осмотре ребёнка врачом-педиатром, и имеется только посмертный эпикриз. Ещё одна девочка так и умерла, вообще не осмотренная доктором», — Алексей Воеводин в «АиФ — Забайкалье» расследует произошедшее в Петровск-Забайкальском детском доме-интернате. В ходе проверки деятельности педиатра Токаревой прокуратура выяснила, что врач не однократно подвергала опасности жизнь и здоровье детей, дав распространиться дизентерии Флекснера. Однако суд счёл, что доказательств для сурового наказания недостаточно. Токарева приговорена к полутора годам условного срока и не лишена права вести врачебную деятельность.

Не «Милосердие»…



Кому доверено здоровье детей?



Не так давно в Петровск-Забайкальском детском доме-интернате для умственно-отсталых детей умерло трое ребятишек. Причина – дыхательная недостаточность как следствие двусторонней очаговой пневмонии.



Виновность врача-педиатра, которая недооценила тяжесть заболеваний, уже установлена судом.

Дважды виновна



Халатное отношение Веры Токаревой к своим маленьким пациентам впечатляет. Одного из умерших ребят педиатр осматривала единожды – в день смерти. Хотя в журнале сдачи и приёма смены дежурными медсёстрами есть записи о том, что ребёнок болел в течение недели. В истории болезни другого ребёнка – 4-летнего мальчика, умершего в тот же день, — на протяжении девяти дней вообще отсутствуют записи об осмотре ребёнка врачом-педиатром, и имеется только посмертный эпикриз. Ещё одна девочка так и умерла, вообще не осмотренная доктором.
Во время судебных разбирательств педиатр не отказывалась от того, что проводила неправильное лечение острого респираторного заболевания. Этиотропная и антибактериальная терапии отсутствовали: дети не получали отхаркивающие средства и капли в нос.
Токарева является также заведующей отделением медико-социальной реабилитации инвалидов «Милосердие». И на этом месте её работы были обнаружены нарушения.
— В ходе проверки наши сотрудники выявили факт массового инфекционного заболевания детей в отделении «Милосердие», — поясняет старший помощник прокурора Забайкальского края по взаимодействию со СМИ к общественностью Анатолий Усков. – Источником инфекции явилась 5-летняя воспитанница, у которой в ноябре и декабре 2008 года дважды регистрировалось заболевание «хроническая дизентерия Флекснера, обострение».

«Добрая» буква Закона



Педиатр не изолировала и не госпитализировала ребёнка. Она также не приняла незамедлительные меры к объявлению карантина и главное – не провела консультацию с врачом-инфекционистом Центральной районной больницы. Они бы обязательно организовали проведение противоэпидемических мероприятий, направленных на предупреждение распространения инфекционного заболевания в интернате. Девочка контактировала с другими детьми и персоналом детского дома. В результате такое бездействие послужило причиной дальнейшего распространения инфекции, массового заболевания 11 детей и одного работника в отделении «Милосердие».
В этой ситуации ещё более удивляет решение суда по уголовному делу в отношении Веры Токаревой. По совокупности ей назначено наказание в виде лишения свободы сроком 1 год 6 месяцев условно, с испытательным сроком в один год. Права продолжать врачебную практику не лишили. Наш суд, действительно, «самый гуманный суд в мире», даже если дело касается жизни и здоровья детей.


Алексей Воеводин, «АиФ — Забайкалье», №17



Кто такой цензор, он же инспектор оперативного отдела, и что входит в его обязанности, рассказывает свежий «Эффект». Ольга Дарчук – цензор исправительной колонии особого режима №2 имеет десятилетний стаж работы с письмами заключённых на свободу. Помнит случаи, когда переписка осуждённого с «заочницей» (девушкой, не знакомой очно со своим письменным собеседником) приводила к свадьбе. Делится воспоминаниями и о том, когда чуть не привела, но на страже интересов девушки встал цензор. «Один из заключённых, отбывавший наказание по серьёзной статье, начал переписку с молоденькой москвичкой. Он писал ей красивые письма, и девушка прониклась к нему сильными чувствами. В этой истории было только одно «но» — заключённый представился курсантом военного училища. О том, где на самом деле находится этот человек, девушка не знала, — говорит Ольга Ивановна. – Я не смогла спокойно смотреть на то, как ложью заключённый заманивает девочку в свои сети. В общем, я решила написать ей о том, в какой «военной части служит» её возлюбленный и за что. После моего письма этот роман закончился». Рассказывает цензор и о том, чего на самом деле хочет заключённый, когда просит у родственников варенья.

Профессия – читать чужие письма



Рабочие будни цензора колонии особого режима



Письмо с известиями от родных и любимых для человека, находящегося в заключении, — больше чем письмо – глоток свободы. Однако для некоторых это ещё один способ провернуть незаконное дело. Отличить потенциально опасное послание от обычного, понять скрытый между строк смысл – это работа тюремного цензора.



— Профессия цензора или, как теперь это называется, инспектора оперативного отдела будет существовать до тех пор, пока не освободится последний осужденный, — начинает свой рассказ Ольга Ивановна Дарчук, цензор ИК особого режима №2 (п. Шара-Горохон) более чем с десятилетним стажем. – На зоне имеют место свои идеалы, мотивации и правила, которые отличаются от существующих в обычном человеческом обществе. Поэтому всё, что связано с передачей информации оттуда, должно проходить проверку.
На получение писем в спецучреждении ограничений не существовало никогда. А вот отправить послание из-за решётки ещё совсем недавно осуждённые могли только определенное количество раз в месяц. Самый строгий на переписку режим, существующий в забайкальских колониях, — особый. Отбывающим наказание в таком учреждении полагалось только одно письмо в месяц.
— На почтовые послания существовали серьёзные ограничения. Наверное, поэтому в те времена их писали все представители спецконтингента и помногу. Что не удивительно: тюремные сроки в особом режиме большие – по 15-25 лет, а прикоснуться к свободе для многих было возможно только с помощью эпистолярного жанра, — вспоминает наша героиня.
Отправка писем отслеживалась благодаря специальному журналу, в котором на каждого заключённого заводилась карточка. Как правило, больше одного письма в месяц от отправителя не принимали. Хотя, надеясь на удачу или невнимательность цензора, заключённые писали их едва ли не десятками. Однако Ольга Ивановна всегда возвращала излишки корреспонденции адресантам.
— Кому писали? Матерям, сёстрам, жёнам, детям и, конечно, заочницам. Где и как они их находят – для меня до сих пор загадка. Однако женщины, готовые поддержать оступившихся мужчин, всегда находились. Нередко роман, зародившийся по переписке, имел счастливое продолжение, — рассказывает Ольга Ивановна.
— Один такой пример – история отношений заключённого и его заочницы из Харьковской области. Они поженились прямо в колонии. Она забрала своего освободившегося мужа на Украину.
Однажды наша героиня столкнулась с ситуацией, которая не смогла оставить её равнодушной. Один из заключенных, отбывавший наказание по серьёзной статье, начал переписку с молоденькой москвичкой. Он писал ей красивые письма, и девушка прониклась к нему сильными чувствами. В этой истории было только одно «но» — заключённый представился курсантом военного училища. О том, где на самом деле находится этот человек, девушка не знала.
— Я не смогла спокойно смотреть на то, как ложью заключённый заманивает девочку в свои сети, материнское чувство сыграло, наверное, — вспоминает Ольга Ивановна. – В общем, я решила написать ей о том, в какой «военной части служит» её возлюбленный и за что. После моего письма этот роман закончился.
Заключённые нередко пытаются использовать письма для передачи незаконной информации. Для этого они пользуются специальной лексикой, понять которую простому смертному не всегда возможно. К примеру, если осуждённый в своём письме просит выслать ему варенье, то, скорее всего, он наркоман. Таким термином в криминальной среде обозначают психоактивные вещества.
Люди, попавшие за решетку, в определённой мере не лишены социальной ответственности. Однако это часто толкает их на необдуманные поступки. Как-то раз Ольга Ивановна обнаружила среди исходящей корреспонденции конверт, полный таблеток. Оказалось, их осуждённый отправил маме, которая пожаловалась сыну на проблемы со здоровьем. Помочь ей он решил, симулируя болезнь. Таблетки, которые выдавали в лазарете, ответственный сын прятал в камере, а когда их подкопилось достаточное количество, решил отправить почтой. – Сейчас ограничений на переписку нет. Однако письма сегодня вышли из моды, — рассказывает цензор. – Если в те времена через руки инспектора оперотдела проходило по 20-30 писем в день, то сегодня их гораздо меньше. Хотя работы у цензоров от этого не убавилось.


Анна Хвостова, «Эффект», №17



НазадВперёд
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Тимур Куприянов! Так зачем заключённые просят варенье?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"Если осуждённый в своём письме просит выслать ему варенье, то, скорее всего, он наркоман. Таким термином в криминальной среде обозначают психоактивные вещества".

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

М.Ю. Лермонтов был корнетом Лейб-Гвардии Гусарского полка, потом прапорщиком Нижегородского драгунского, потом поручиком Гродненского Гусарского,и вновь поручиком Лейб-Гвардии Гусарского, а позже поручиком Пехотного Тенгинского.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

так наркоманы же варят наркоту, так и называют своё варево. я прапорил на зоне знаю.