Р!
05 АВГУСТА 2021
04 августа 2021

Чернобыль для забайкальцев и Дом детского творчества для народного суда - в обзоре районных СМИ

Житель Краснокаменска Азамат Избасаров рассказывает корреспонденту газеты «Слава труду» Юрию Житлухину о работах по возведению саркофага над взорванным реактором Чернобыльской АЭС. Азамат вспоминает, что страха не было, предполагает, что бояться не давала молодость. И признаётся, что уровень организации работ был высоким: «Вся техника – новая, снабжение и питание – на самом высоком уровне. Помню, к месту работы на АЭС нас отвозили автобусы – обычные ПАЗики, но зашитые изнутри мощными свинцовыми пластинами с маленькими окошечками. По пути несколько раз останавливали – проверяли пропуска. Всё было по-армейски чётко».

Это был наш долг!



Было время, когда нашу армию называли не только краснознаменной, но и народной. Старшее поколение помнит, что в советское время армия была как волшебная «палочка-выручалочка», с помощью которой правительство решало практически все острые вопросы – от локальных войн и уборки картофеля до строительства городов и преодоления последствий радиационных катастроф.



Мой собеседник – Азамат Избасаров, житель нашего города, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Родился он в 1965 году в Казахстане.
Окончив школу в родном городе Уральске, был призван в ряды Советской Армии, в стройбат. Два года действительной военной службы он прослужил в Краснокаменске. Ему так понравился наш город, что он решил остаться здесь навсегда и подал рапорт командованию с просьбой оставить его на сверхсрочную.
Когда в апреле случилась чернобыльская трагедия, Азамат находился в учебной роте одной из воинских частей Новосибирска, где проходил переподготовку на звание прапорщика. Командование части практически сразу сообщило личному составу о катастрофе, о мерах предосторожности и об опасности радиации. Поэтому, когда Азамат вернулся в октябре в Краснокаменск и ему сообщили, что предстоит командировка в Чернобыль, он прекрасно понимал, куда едет и чем ему это грозит.
— Страха не было, — вспоминает Азамат Избасаров. – Может, потому, что мне было тогда всего 20 лет? Наша группа состояла из четырёх человек – два офицера и два прапорщика. И пускай мы поехали по приказу, ни у кого не было даже мысли отказаться, потому что это был наш долг!
Чернобыль произвёл сильное впечатление на молодого Азамата. Больше всего поразил даже не сам мёртвый город и не разрушенная АЭС, а тот размах, с каким были организованы восстановительные работы.
— Нас разместили в самом Чернобыле, в 18 километрах от реактора, — рассказывает Азамат. – Вся техника – новая, снабжение и питание – на самом высоком уровне. Помню, к месту работы на АЭС нас отвозили автобусы – обычные ПАЗики, но зашитые изнутри мощными свинцовыми пластинами с маленькими окошечками. По пути несколько раз останавливали – проверяли пропуска. Всё было по-армейски чётко.
Военных в Чернобыле было много, но, вопреки расхожему мнению, к октябрю 1986 года труд солдат срочной службы использовался только на вспомогательных работах на территории воинских частей вокруг места аварии. Основную работу, кроме гражданских командировочных, выполняли офицеры и прапорщики, солдаты сверхсрочной службы и, конечно, «партизаны».
«Партизанами» у нас до сих пор называют мобилизованных из запаса. Как правило, это уже давно отслужившие люди зрелого возраста, освоившие необходимые специальности.
— У меня во взводе было 47 человек, все намного старше меня. Работалось с ними легко – никому не надо было ничего объяснять. Тогда никто не думал, что за службу в Чернобыле нам положены какие-то льготы. Просто народ подобрался сознательный и понимал, что это – общая беда.
Однако радиацию никто не отменял. И десятки тысяч людей, самоотверженно работающих над возведением саркофага, получали огромные дозы гамма-излучения. Спецодежда, респираторы, дозиметры… Для защиты ликвидаторов предпринимались беспрецедентные меры безопасности: например, у тяжёлой техники срезали кабину и из свинцовых плит сооружали будку с маленькими окошками. Все машины (во взводе Азамата были преимущественно водители) были новыми, по нескольку раз в день их обмывали специальными растворами, но когда техника в достаточно короткий срок «пропитывалась» радиацией, её тут же увозили на специальные заводы для утилизации.
Именно такой эшелон с «заражённой» техникой сопровождал Азамат Избасаров в конце своей 33-дневной командировки в Чернобыль. Пункт назначения – город Томск. Через всю страну, можно сказать, украдкой (было запрещено останавливаться на любых станциях, эшелон сутками стоял в глухих тупиках, дожидаясь свободного «окна» на маршрутах следования), под серьёзной охраной везли почти новые автомобили на переплавку.
После чернобыльской командировки Азамат прослужил в Краснокаменске до 1990 года, пока не закончился его воинский контракт. Затем он устроился в ПГХК, на один из рудников, где работает по сей день. Когда он устраивался на работу после армии, в военкомате ему выдали справку, что он участвовал в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, поэтому ему не пришлось бегать и доказывать свои права на льготы. А на вопрос о здоровье он только рассмеялся и сказал, что у него растут два сына – один учится в институте, а другой оканчивает одиннадцатый класс. И добавил:
— Семья и дети не дают мне ни стареть, ни болеть! А что касается Чернобыля – я не считаю, что совершил какой-то подвиг, мы просто выполняли свой долг перед Родиной.


Юрий Житлухин, «Слава труду», №45



«Всем известно, что в нашем районном центре нет ни дома культуры, ни игровой площадки для детей. Есть Детская школа искусств и Дом детского творчества. Здесь дети учатся играть на музыкальных инструментах, петь и танцевать, занимаются рукоделием. Но вот прошёл слушок, что одно из детских помещений, а именно Дом детского творчества закрывается. Оказывается, это помещение присмотрели для себя работники народного суда. Сильно, по слухам, подсуетился один человек, ратующий за счастливое детство, восстановление исторических мест и общую справедливость», — проверкой слухов на страницах «Советского Приаргунья» занимается безымянный корреспондент газеты.

Куда податься нашим детям?



Всем известно, что в нашем районном центре нет ни дома культуры, ни игровой площадки для детей. Есть Детская школа искусств и Дом детского творчества. Сюда, в основном, и ходят наши дети. Они учатся играть на музыкальных инструментах, петь и танцевать. Выбирают кружки по своему вкусу, занимаются рукоделием.
Но вот прошел слушок, что одно из детских помещений, а именно, Дом детского творчества закрывается. Оказывается, это помещение присмотрели для себя работники народного суда. Сильно, по слухам, подсуетился один человек, ратующий за счастливое детство, восстановление исторических мест и общую справедливость.
Что же это, уважаемые односельчане, творится? Наших детей выгоняют на улицу! Куда же им пойти? А как же борьба с пьянством и алкоголизмом? И кто выгоняет наших детей, тот самый суд, который должен вроде бы стоять на защите прав граждан, особенно детей? Что-то всё встаёт в нашем государстве с ног на голову. И получается всё худшее – детям. Идите детки, на улицу присоединяйтесь к просящим на водку, употребляйте наркотики, убивайте и грабьте. Может и посетите когда-то свой Дом творчества, только в качестве обвиняемого.
Господи, как же дальше-то жить? Не нужны нашему государству ни мы, ни наши дети. Деньги, деньги, деньги… Это стало смыслом жизни наших правителей.
А люди-то не в счёт. Куда же идёт Россия? Будущего почти нет. Не маячит никакого огонька впереди, нет никакой надежды на лучшее. Тупик, да и только.


Наш.корр. , «Советское Приаргунье», №32



Депутат районного Совета Дмитрий Плюхин в «Могочинском рабочем» борется за права сельхозпроизводителей. «Под сельхозпроизводителями я подразумеваю в основном пенсионеров, получающих продукцию на своих дачах-огородах молоко, яйца, овощи – огурцы, помидоры, картофель, редис, лук и т.д. Торгуют – надо на что-то жить. Но местная власть не желает поддержать местных жителей и хотя бы построить для них прилавки, чтобы торговать за ними могли только местные и только сельхозпродукцией, — пишет депутат, беспокоясь о здоровье покупателей. – Торгуют, рискуя жизнью и здоровьем, в нескольких сантиметрах от проезжающих мимо машин. Торгуют, выставляя продукты питания под дымящие выхлопные трубы и клубы дорожной пыли». Но не стоит забывать, что безопасность для здоровья обеспечивает не только обустроенное место торговли, но и обязательная сертификация продуктов с собственного участка пенсионеров.

На городском рынке – как в средние века



В Могоче есть рынок, звучит громко – центральный (других нет). Рынок в основном вещевой. Из крупных продуктовых прилавков – только мясной. Совместными усилиями на мясных прилавках нам удалось навести порядок. Но мясом продолжают торговать на открытом воздухе в пыли, копоти, саже и в окружении насекомых. Я несколько раз спрашивал мясного магната Артура Саакяна – когда построишь магазин? Он отвечает, что планирует построить на рынке мясной пассаж. Но районная власть не спешит выделять под него землю, зато безобразные ларьки и киоски втыкают где попало
Роспотребнадзор и ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии» «дремлют» в паре сотен метров от этого места.
Для местных сельхозпроизводителей места на рынке нет. Под сельхозпроизводителями я подразумеваю в основном пенсионеров, получающих продукцию на своих дачах-огородах молоко, яйца, овощи – огурцы, помидоры, картофель, редис, лук и т.д. Торгуют – надо на что-то жить. Но местная власть не желает поддержать местных жителей и хотя бы построить для них прилавки, чтобы торговать за ними могли только местные и только сельхозпродукцией. Долгие годы они продают свой товар на бетонных блоках, ограждающих проезжую часть на очень оживлённом перекрестке. Торгуют, рискуя жизнью и здоровьем, в нескольких сантиметрах от проезжающих мимо машин. Торгуют, выставляя продукты питания под дымящие выхлопные трубы и клубы дорожной пыли.


Дмитрий Плюхин, депутат районного Совета, г. Могоча, «Могочинский рабочий», №43



В «Сельской нови» Николай Гладышев публикует своё стихотворение.

Свидание



Хорошо за деревней,
Даль видна из окошка.
А под вечер затянет
Всё белесый туман.



Где-то плачет гитара.
Созывает гармошка,
И хорошую песню
Поднимает баян.



На полянке под лесом,
У берёзок весёлых.
Соберутся девчата.
Подойдут не спеша.



Ждут свиданья большого.
С тихой грустью, влюблёно.
И у каждой трепещет
Молодая душа.



Наш костёр разгорится.
Растревожит гармошка.
Над берёзками искры
В темноту улетят.



Будет грустно девчатам
И тревожно немножко.
По домам, расставаясь.
Разойтись не спешат!


Николай Гладышев, «Сельская новь», №30-31



«Въезд в Солонечный – это сплошные ямы, а в самом посёлке многие переулки уже давно превратились в небольшие овраги. А чего только стоят два торчащих булыжника на проезжей части при выезде из посёлка, которые невозможно пропустить под днищем легковой машины, поэтому их приходится объезжать по центру дороги. Ладно бы ещё на ровном месте, так они на подъёме, поэтому постоянно создаётся аварийно-опасная ситуация в условиях ограниченной видимости», — учитель Солонечнинской школы Андрей Кузнецов собрал к опубликованному в газете «Вперёд» письму о неудовлетворительном состоянии дорог подписи единомышленников. У Андрея Николаевича есть варианты решения проблемы размытого весною дорожного полотна: «Если уж слишком затратно поднять уровень дорожного полотна, то можно было бы сделать объезд не ниже, т.е. как сейчас ближе к реке, а наоборот выше, по лесу, где можно сделать твёрдую дорогу». Обращается автор письма не только к районной власти, но и к руководителям предприятий горнорудной промышленности, чьи большегрузные машины разбивают дорогу.

Одна беда на двух



Здравствуйте, уважаемые работники редакции! Я, Кузнецов Андрей Николаевич, решил обратиться к вам с этой статьёй о состоянии нашим дорог, с просьбой о её публикации в нашей районной газете.



Всем нам уже давно известно состояние дорог в нашем районе. Просто меня удивляет, почему ничего из года в год, а можно сказать, на некоторых участках и из десятилетия в десятилетие, ничего не делается по их улучшению, вернее сказать, по поддержанию дорог в нормальном состоянии. Да, конечно, на многих участках в районе проведён большой объём работ по строительству новых мостов, поднятию уровня дорожного полотна, и это очень хорошо и нужно, но вот контроля за состоянием дорожного полотна практически нет. Вот, конкретно, участок дороги Солонечный – Солонцы. Я вообще не знаю, кому он принадлежит, но знаю точно, он принадлежит нам, жителям района, районной власти. Этот участок уже десятилетиями не подсыпается, уровень дорожного полотна уже давно почти нулевой. Въезд в Солонечный – это сплошные ямы, а в самом посёлке многие переулки уже давно превратились в небольшие овраги. А чего только стоят два торчащих булыжника на проезжей части при выезде из посёлка, которые невозможно пропустить под днищем легковой машины, поэтому их приходится объезжать по центру дороги. Ладно бы ещё на ровном месте, так они на подъёме, поэтому постоянно создаётся аварийно-опасная ситуация в условиях ограниченной видимости.
Далее, через несколько километров, с начала января и по апрель появляются «закипевшие» льдом несколько сотен метров дороги, проезд по которым всегда на грани возможности, т.е. большого риска, поломки ходовой части, а иногда и переворачивания большегрузных машин. И вот по такой дороге ежедневно приходится осуществлять подвоз детей в школу из Солонцов и обратно. Конечно, зимой делается объезд, но весной он уже проблемы не решает. Если уж слишком затратно поднять уровень дорожного полотна, то можно было бы сделать объезд не ниже, т.е. как сейчас ближе к реке, а наоборот выше, по лесу, где можно сделать твёрдую дорогу.
Также во многих местах весной дорожное полотно на участке Солонечный — Газ-Завод промывается талыми водами. Получаются поперечные канавы с резкими краями, которые можно и не заметить. Может, следует провести какие-то работы против такого ежегодного размыва?
В связи с развитием горнорудной промышленности сейчас сильно разбита дорога Новоширокая – Газ-Завод. На протяжении всего этого участка почти везде сплошная «гребёнка». Не мне рассказывать шофёрам, чем она опасна, особенно на поворотах. Я просто удивляюсь пассивному отношению жителей, а особенно – водителей к такому состоянию наших дорог . Ну ладно, приучились ездить по такой «гребёнке», но ходовая часть у машин разбивается и очень интенсивно при такой езде. Ну, неужели не жалко своих сил, денег и времени на ремонт автомобилей? А ведь многие каждый день ездят на работу по этому участку. А своей спины не жалко каждому водителю и пассажиру? Также пассивны и жители села Солонечный, хотя у них затраты получаются ещё больше. Я считаю, надо всем обращаться с этим вопросом к нашей родной районной власти.
С каждой машины берётся налог, а значит, каждый, кто имеет транспортное средство, вправе требовать нормального состояния дороги. Вот и удивительно, почему все молчат. Почему районные власти не обращают на это никакого внимания? Может, скажут, раз эти горнорудные предприятия так разбивают дороги, так пусть и ремонтируют? Но это не их собственность! Наверняка немалые поступления в бюджет района они делают всё равно. Также, наверное, существует возможность договориться, чтобы они выделяли средства и на дороги, хотя бы на те участки, по которым идет интенсивное движение грузовых автомобилей этих предприятий.
Также удивляет пассивное отношение муниципальных властей и депутатов Новоширокинского рудника, и села Солонечный к этому вопросу. А бюджетные организации? Почта, образование, медицина и другие? Разве они не тратятся на ремонт своих автомобилей? Почему они молчат? Вот, к примеру, взять нашу молодёжь. Разве состояние дорог не влияет на решение молодых людей продолжать ли им свою дальнейшую жизнь в нашем районе, особенно в отдалённых посёлках или выбираться оттуда? Ещё как влияет!
Я знаю, что в наше время и других проблем у властей хоть отбавляй. Но ведь можно сказать, что наши дороги – это наше всё. При таких больших территориях состояние дорог определяет очень и очень многое в нашей жизни. Конечно, может, многих проблем со средствами на устройство дорог я не знаю, но раньше помню, ещё не забыл, что когда-то в летние сезоны по нашим дорогам ходили грейдеры и регулярно осуществлялась подсыпка полотна. Сейчас этого, к сожалению, нет.


С уважением ко всем жителям нашего района: А.Н. Кузнецов; А.Н. Носов; Р.К. Лунина; С.Н. Закурдаева – учителя Солонечнинской школы; Л.И. Суханов, директор Солонечнинской школы; Н.И. Романчук, работник Солонечнинского почтового пункта; О.К. Бессонова, продавец; Н.В. Кузнецов, пенсионер; Ю.В. Рюмкин, школьный водитель, а также другие жители с. Солонечный



«Вперёд», №35-36



Одиннадцатиклассница Черемховской школы Елена Пятых размышляет в «Знамени труда», кто виноват в том, что молодёжь в сёлах не находит рабочих мест и спивается. «Встаёт вопрос: кто виноват – наша власть или мы сами? Я считаю, что каждый в нашем жестоком мире сам за себя в ответе, сам строит своё будущее, и редко когда могут помочь молодым, ведь так. Я тоже будущая студентка и знаю, что меня ждёт много преград и трудностей. Возможно, поступить с первого раза не получится. Но я не стану опускать руки, а буду идти к намеченной цели», — уверена в собственных силах Елена.

Что делать и кто виноват?



(мои размышления)

Я – молодая девушка семнадцати лет учусь в одиннадцатом классе. У меня, как и у моих сверстников, есть свободное время от учёбы, уроков, работы дома. Это хорошо, но проблема в том, что это время нечем занять, некуда пойти и «потратить» его. Конечно, можно пойти с подругами в клуб, но в клубе у нас, как и в любом сельском ДК, молодёжи в буквальном смысле нет, так как учащиеся 8-9 классов вечерами находятся дома, а в старших классах ребят очень мало. К тому же студенты, составляющие основную часть молодёжи, находятся в городах. И если честно, мы, старшеклассники, им несколько завидуем. Как ни сложна жизнь абитуриентов, она в то же время и весёлая. Все они знакомятся с новыми людьми, находят новых друзей.
Но вызывают жалость те молодые люди, которые не нашли своё место в жизни (а может, просто не захотели его искать) и вернулись снова в деревню, оказавшись вмиг никому не нужными. У них есть образование (и это уже плюс), но нет работы, у них есть стремление, но его не во что вложить… И что же остается им делать? Как дальше жить?
Как правило (именно правило!), ответ приходит сам собой: запивать вином все обиды, горечи, неудачи злость на себя и на мир. И будущее для таких людей темнеет, жизнь, такая же тёмная и беспросветная, теряет всякий смысл. Девушкам более или менее легче, они могут выскочить (да-да, «выскочить») замуж, пусть и не по любви, но ради того, чтобы не «сидеть на шее у родителей». Юношам гораздо сложнее. Не каждая девушка будет содержать безработного мужа, да притом если он ещё и злоупотребляет спиртным (конечно, если девушка не такая же).
И поэтому мною молодёжи, в особенности мужская половина, спивается. Возникает один вопрос: где взять деньги? Отсюда: сначала выклянчивать у родителей «на нужные вещи», затем вымогательство денежных средств у подростков, воровство… Но ведь нередко это доводит и до убийств, особенно если в жизни молодого человека появляются наркотики Конечно, всё это приводит к «небу в клеточку, друзьям в полосочку». Это не выдумки, это правда реальной жизни. Это видят все, и это ни для кого не секрет. И всё это поистине ужасно, страшно, беспросветно… Замкнутый жизненный круг, в который попадает много молодёжи, и из которого зачастую нет выхода.
Встаёт вопрос: кто виноват – наша власть или мы сами? Я считаю, что каждый в нашем жестоком мире сам за себя в ответе, сам строит своё будущее, и редко когда могут помочь молодым, ведь так. Я тоже будущая студентка и знаю, что меня ждёт много преград и трудностей. Возможно, поступить с первого раза не получится. Но я не стану опускать руки, а буду идти к намеченной цели. Я с ужасом представляю, что вдруг придётся вернуться в деревню, где нет работы, нет мобильной связи, а точнее нет общественной жизни. Я желаю будущим и настоящим студентам терпения, упорства, своей цели в жизни. Добивайтесь того, чего вам хочется добиться. Прилагайте максимум усилии, и у вас всё получится!


Елена Пятых, Черемховская СОШ (11 класс), «Знамя труда», №34



Красночикойская районная комиссия проигнорировала отчётный концерт, к которому с упорством готовились учащиеся и учителя Большереченской школы. По словам журналиста «Знамени труда» Олега Сенотрусова, комиссия своё отсутствие объяснила плохим состоянием подвесного моста, чем вызвала возмущение в администрации села. «Не приехали, сославшись на плохое состояние подвесного моста, который, по нашим меркам, в нормальном состоянии, поскольку все жители поселения спокойно пользуются этим мостом. Если нам необходимо в районный центр, то мы едем, не боясь этого моста, везём ребятишек и в военкомат, и в больницу. Мы были готовы даже встретить комиссию возле моста, перевести их под руки, усадить в автомобиль и привезти прямо к крыльцу ДК», — объясняет свою точку зрения специалист администрации Большереченского поселения Ольга Левошко.

А дети ждали



В редакцию газеты «Знамя труда» обратилась специалист администрации сельского поселения «Большереченское» Ольга Ивановна Левошко, которая с возмущением рассказала нам о том, что их учащихся проигнорировала районная комиссия, которая в данное время посещает все школы, где проходят отчётные концерты. Вот её слова:
— 15 апреля учащиеся и педагогический коллектив Большереченской школы приготовили отчетный концерт на тему «Ты, я, он, она – вместе дружная семья», надеясь, что районная комиссия прибудет и, посмотрев на ребятишек, даст оценку. Но не приехали, сославшись на плохое состояние подвесного моста, который, по нашим меркам, в нормальном состоянии, поскольку все жители поселения спокойно пользуются этим мостом. Если нам необходимо в районный центр, то мы едем, не боясь этого моста, везём ребятишек и в военкомат, и в больницу. Мы были готовы даже встретить комиссию возле моста, перевести их под руки, усадить в автомобиль и привезти прямо к крыльцу ДК. Теперь наша школа выпала из конкурса, труд целого коллектива детей, родителей, педагогов остался не оценён. А можно было при составлении графика учесть особенности расположения школы и определить дату, когда будет паромная переправа. Но не случилось. А дети ждали…


Олег Сенотрусов, «Знамя труда», №34



НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила