Р!
08 МАРТА 2021

Почему микрорайон «Октябрьский» вовсе не микрорайон - в обзоре краевых СМИ

В «Азии-Экспресс» снова вспоминают историю с добровольной отставкой главы Акшинского района Юрия Корнакова. Поводом послужило заявление первого секретаря Забайкальского крайкома КПРФ Сергей Сутурин в интерью «Забмедиа»: «Не удалось отстоять его потому, что была прямая линия партии «Единая Россия»: во что бы то ни стало Корнакова-коммуниста отстранить». Главным же зачинщиком «травли» Сутурин видит первого заместителя председателя политсовета регионального отделения «Единой России» Геннадия Чупина». Чтобы окончательно прояснить ситуацию, Елена Калабухова обратилась за комментарием первого заместителя председателя политсовета регионального отделения «Единой России» Геннадия Чупина. «Разговоров, в которых я, используя своё служебное положение, предлагал бы ему уйти с должности, не было. Беспочвенны и обвинения в «партийной нетерпимости». Если, например, глава Улётовского района – коммунист, но он хорошо справляется со своими обязанностями, у нас с ним и отношения соответствующие. Партийная принадлежность на муниципальной службе вообще-то дело десятое, там просто работать надо, пахать по-настоящему, иначе хоть каким партбилетом от народа не прикроешься», — утверждает Геннадий Петрович.

Заявление об увольнении – расписка в собственном бессилии



Первый заместитель председателя политеиста регионального отделения «Единой России» Геннадий Чупин о добровольной отставке бывшего главы Акшинского района: «Это типичное поведение для членов КПРФ — выдвигая на выборах громкие лозунги в случае получения реальной власти, они оказываются не в силах их воплотить».



Напомним, в марте по причине несоответствия занимаемой должности, а официально «по состоянию здоровья» сложил с себя полномочия глава Акшинского района Юрий Корнаков. Ситуация, конечно, чрезвычайная, но решилась бы простой перестановкой кадров, если бы за ней не потянулся политический «хвост», который «приделал» этой истории первый секретарь Забайкальского крайкома КПРФ Сергей Сутурин.
Недавно Сергей Сергеевич в своем интервью ИА «Забмедиа» заявил следующее: «Не удалось отстоять его потому, что была прямая линия партии «Единая Россия»: во что бы то ни стало Корнакова-коммуниста отстранить». Главным же зачинщиком «травли» Сутурин видит первого заместителя председателя политсовета регионального отделения «Единой России» Геннадия Чупина. «…На Корнакова шло мощное давление, в том числе и Чупин Геннадий Петрович не один раз с ним беседовал и предлагал ему подать заявление об отставке», — утверждает Сергей Сутурин.
Мы встретились с «главным подозреваемым», чтобы выяснить, что он думает по данному поводу.
— Геннадий Петрович, оказывалось ли на Юрия Корнакова какое-либо давление с целью заставить его покинуть пост главы района?



— Когда прошлой зимой в районе складывалась практически чрезвычайная ситуация, связанная с теплоснабжением посёлка Акша, я попросил Юрия Константиновича объяснить, почему глава муниципального образования не в состоянии решать вопросы местного значения. Акша никогда не имела подобных проблем, и в этом виделся именно организационный, управленческий кризис. Разговоров, в которых я, используя своё служебное положение, предлагал бы ему уйти с должности, не было.
Беспочвенны и обвинения а «партийной нетерпимости». Если, например, глава Улётовского района – коммунист, но он хорошо справляется со своими обязанностями, у нас с ним и отношения соответствующие. Партийная принадлежность на муниципальной службе вообще-то дело десятое, там просто работать надо, пахать по-настоящему, иначе хоть каким партбилетом от народа не прикроешься.
— Почему вы сделали вывод в отношении Корнакова?



— Это не я сделал, а прежде всего акшинцы, те, кто его избирал. Давайте рассмотрим ситуацию в развитии: сначала главу района потребовало снять местное население, потом представительный орган выставил в отношении эффективности его деятельности неудовлетворительную оценку. В случае, если бы подобный вердикт основывался только на партийной принадлежности Корнакова, как это утверждают местные коммунисты, он мог бы обратиться в суд с просьбой о защите от незаконных претензий совета. Однако Юрий Константинович полностью признал правоту выводов собрания, потому что она была очевидна по всем показателям, в том числе и по выявленным в ходе проверки деятельности главы района серьёзным финансовым нарушениям. Корнаков не мог найти общего языка с властями городского поселения и в целом правильно выстроить свою работу. Тем не менее решением Правительства Забайкальского края ему был дан срок один год для исправления допущенных ошибок.
— И каковы были результаты?



— Целый год он сохранят те же самые отрицательные показатели и вместо того, чтобы повышать эффективность работы, занимается тем, что пытается выводить на улицы народ, организовывать различные митинги и муссирует тему давления, якобы оказываемого на коммунистов.
Но удивительнее всего в этой ситуации – поведение самого регионального отделения КПРФ. Товарищи по партии никак не пытались оказать реальную помощь своему протеже. Неужели в крайкоме не нашлось пары толковых ребят, которых можно было бы сделать заместителями Корнакова и которые помогали бы ему практически решать вопросы местного значения на тот период, пока шел подбор достойного преемника? Вместо коммунистов это делало Правительство Забайкальского края – общими усилиями выводили Акшу из коллапса, я лично участвовал в урегулировании противоречий между главами района и городского поселения, отговаривал всю верхушку администрации муниципалитета от ухода в отставку.
— Почему же, на ваш взгляд, однопартийцы бросили своего товарища в столь сложной ситуации?



— Потому что это типичное поведение для членов КПРФ – выдвигая на выборах громкие лозунги в случае получения реальной власти, они оказываются не в силах их воплотить. Ведь декларировать цели и реально добиваться их – две разные вещи. Ситуация, сложившаяся в Акшинском районе, показательна во всем: можно занять удобную нишу в тех или иных органах, где делать только то, что критиковать остальные партии, но на муниципальных-то должностях надо работать. Когда же работать не получается, а электорат начинает требовать исполнения обе аного, легче всего обвинить «Единую Россию», которая якобы во всем «вставляет палки в колеса».
Именно это и произошло с Юрием Корнаковым. Он провозглашал коммунистические лозунги, но не смог сделать ничего позитивного для района, натолкнулся на требования своих же избирателей и добровольно сложил полномочия. Его заявление – это расписка в собственном бессилии. Я считаю, что и поступки Корнакова, и связанная с этим кампания со стороны крайкома КПРФ – типичное поведение представителей данной партии и яркая иллюстрация популистской, бессодержательной политики коммунистов в целом.


Елена Калабухова, «Азия-Экспресс», №28



«Не надо платить никакие пособия трудоспособному населению на селе – это моё мнение. Не может быть на селе безработных так же, как не может быть там голодных детей», — заявляет в интервью газете «Земля» министр сельского хозяйства и продовольствия Любовь Гарголло. Она рассказывает об итогах работы в течение трёх лет на высоком посту. Одним из важнейших достижений Любовь Ильинична считает успешную реализацию многих программ, направленных на развитие животноводства в крае: «Когда люди увидят, что есть государственная поддержка, они будут эти фермы создавать. Пока не было субсидии на обновление техники, и технику не брали. Стали давать субсидию на приобретение породистого племенного скота, вот вам результат – за три года 21 новое свидетельство. По «молочной программе» будет субсидироваться строительство коровников и других необходимых помещений, закуп оборудования для животноводческих комплексов, приобретения скота, для переработчиков – приобретение молочных модулей». Развитие сельского хозяйства зависит не только от помощи краевых и федеральных властей. Человек на месте способен решать проблемы и работать ли бо хорошо, либо плохо: «Почему, например, в «Нерче» у Федосеева урожайность одна, а у другого хозяйства в это же Нерчинском районе гораздо ниже, земля-то одинаковая? У Стерликова в Карымском районе какая урожайность, и он же не подумывает, куда из сельского хозяйства уйти, наоборот, работает и те субсидии, что получает, тратит не на дом себе и машину, а на новую технику».

Мы даём удочку, а рыбу ловите сами



14 июля исполняется три года, как впервые в Забайкалье министром сельского хозяйства и продовольствия стала женщина. О том, есть ли чему подводить итоги, на чём строить фундамент для новых планов и почему государственная поддержка сельхозтоваропроизводителя – это кнут и пряник одновременно, в нашей беседе с Любовью Гарголло.



Не с пустыми руками



— Любовь Ильинична, с тех пор, как три года назад Вы приняли управление в свои руки, что-то изменилось кардинально?



— За три года мы приняли несколько социально и экономически важных, ключевых программ; поддержки и развития ЛПК теперь уже Забайкальского края, она будет реализовываться до 2012 года, программа сохранения и восстановления плодородия почв, социальною развития села.
Кроме этого, мы разработали программу развития мясного скотоводства, представили её в Минсельхоз РФ, получили поддержку, и вошли в число 22 субъектов-победителей. В начале 2011 года мы разработали программу развития молочно го скотоводства и тоже представили ее «на суд» в Министерство сельского хозяйства России, успешно его прошли и теперь ждём, когда будет финансирование.
Продолжали работать, и успешно, по расширению племенной базы – могу сказать, что полным ходом идем селекционно-племенная работа, создание репродукторов и племенных заводов Мы имеем уже 57 племенных свидетельств, и 21 из них было получено за последние три года.
Не всё, конечно, так хорошо. Мы сильно сократили за три года посевные площади – этому способствовало мною причин; и засухи, и то, что многие хозяйства прекратили работу, и то, что сильно изношена техника и нет возможности обрабатывать большие площади. Но мы и не агитируем засевать большие посевные площади продовольственным зерном, ведь мы не можем конкурировать с Алтаем или Ставропольем. Себестоимость одной тонны пшеницы у нас и у них – небо и земля. Главное, чтобы хозяйства сеяли фураж и травы, чтобы было чем скот кормить. Если урожайность с естественных сенокосов составляет 4-6 центнеров с гектара, то с сеянных трав доходит до 40 центнеров.

— В июне министерство разработало целевую программу «Развитие традиционных для нашего региона отраслей сельского хозяйства». Что это значит?



— Да, такой вид государственной поддержки тоже есть, и мы решили в нём поучаствовать. Для Забайкалья традиционными отраслями сельского хозяйства являются табунное коневодство, овцеводство и для районов Крайнего Севера оленеводство. Ещё в прошлом году эти позиции были исключены из «льготного» списка, и государство эти отрасли но поддерживало. В этом году в программы господдержки эти направления вернули, мы отправили свою программу на рассмотрение и теперь ждём решения. О ставках и размерах субсидий можно будет говорить конкретно, когда получим заключение министерства. Надеюсь, оно будет положительным.

Когда важен человек



— В марте этого года проходил круглый стол, на который не были приглашены довольно много фермеров. Потом выяснилось, что не сработали должным образом начальники отделов сельского хозяйства. Министерство следит за тем, как на местах доносят до населения программы, меры поддержки селян?



— Многое, если не всё, зависит от человека. Когда главы районов регулярно собирают специалистов по всем отраслям, в том числе и по сельскому хозяйству, объезжают районы, встречаются с людьми, это существенно помогает. По крайней мере, там нет проблемы отсутствия информации.
Начальники управления сельского хозяйства не нам подчиняются, а главе муниципального района. Был случай, когда один из глав хотел уволить начальника отдела сельского хозяйства. Я вступилась за него, потому что как к руководителю к нему не было никаких претензий – деятельный и всегда обладающий оперативной информацией вплоть до того, у кого какой трактор сломался.
Такой же была начальник управления сельского хозяйства в Нер-Заводе Бондарева Елена Александровна. Она всегда очень тесно работала и с руководителями хозяйств, и с главами поселений, и Нер-Заводский район у нас стабильно был в числе лучших, хотя посевные площади у них небольшие. Но таких руководителей мало. Конечно, мы знаем какое управление как работает, но у нас нет никаких административных рычагов воздействия. Можем только рекомендовать, а там – прислушаться.

— Камень преткновения в реализации «молочной программы» — отсутствие достаточного количества сырья. Какие меры предусмотрены министерством, чтобы исправить ситуацию?



— Самая важная задача – создать молочный пояс вокруг Читы – основного потребителя. Для этого нам нужно простимулировать основные хозяйства, работающие в этом направлении и не оставить без внимания личные подсобные хозяйства, которые на сегодня являются основными поставщиками сырья.
Запланирована реконструкция животноводческого комплекса «Беклемишево» — строительство новых помещений и оснащение современным оборудованием коровника. В СПК «Бургенский» (Читинский район) собираются обновить стадо краснопестрой породой КРС.
Конечно, основное внимание будет направлено на уже действующие в этой отрасли хозяйства в близлежащих районах (например, в Читинском, Нерчинском, Карымском) Задача — создать в этих районах товарные фермы, чтобы «привязать» к ним поставщиков.
Когда люди увидят, что есть государственная поддержка, они будут эти фермы создавать. Пока не было субсидии на обновление техники, и технику не брали. Стали давать субсидию на приобретение породистого племенного скота, вот вам результат – за три года 21 новое свидетельство. По «молочной программе» будет субсидироваться строительство коровников и других необходимых помещений, закуп оборудования для животноводческих комплексов, приобретения скота, для переработчиков – приобретение молочных модулей.

Законы природы и жизни



— Лето снова оказалось засушливым, и уже, очевидно, можно говорить о снижении объёмов урожая. Например, хозяйства Приаргунского района ожидают практически двукратного снижения. Будет ли и в этом году помощь пострадавшим районам?



— Чрезвычайная ситуация объявлена в Нерчинском, Акшинском и Кыринском районах. Самое сложное положение в Нерчинском районе, там введена ЧС даже не по зерновым, а по сенокосам и пастбищам. Уже заключены договора на заготовку кормов в других районах, потому что там косить негде. В Кыре и Акше переводят посевы зерновых в разряд кормовых площадей.
Мы обязаны объявить ЧС по всему краю, если в пяти районах вводится режим чрезвычайной ситуации. Но в Краснокаменском, Приаргунском районах идут местами кратковременные дожди, и списания площадей пока не производится, обследуются посевы.
Нерчинск уже обратился к нам с письмом, в котором просит возместить им транспортные расходы. Мы будем это субсидировать – в сентябре будут внесены необходимые поправки в бюджет Забайкальского края.
Кроме этого, из федерального бюджета к нам поступило 229 миллионов рублей за то, что мы стали одними из 29 регионов, сохранивших поголовье в тяжёлый прошлый год. Пока эти деньги «держим», будем смотреть, как будет развиваться ситуация с заготовкой кормов.

— Федореев Владимир Степанович, глава ООО «Нерча» рассказывал, что в его предприятии зарплата около 7 тысяч рублей на руки, плюс натуроплата зерном и сеном. Неплохо для села, но почему, как Вы думаете, люди все равно уходят в поисках неизвестно чего в условиях жесточайшей безработицы?



— Потому что у нас много социальных программ. Не надо платить никакие пособия трудоспособному населению на селе – это моё мнение. Не может быть на селе безработных так же, как не может быть там голодных детей.
Есть хозяйства, где работают по 10 фермеров, и у них есть зарплата. А есть другой пример – Верх-Хилинское хозяйство в Шилкинском районе. Помните, в 2008 году мы прославились на всю Россию по падежу скота? В тот год у них 40 человек работало – и это на 600 овец и 80 голов коров! Как её доить, бедную, надо, чтобы она сорока работникам могла обеспечить достойную заработную плату? Не дело платить работнику зимой за то, что он просто сидит, вынужденно страдая от безделья, потому что запчастей, к примеру, для сезонного ремонта техники, нет. Отправляйте тогда его в неоплачиваемый отпуск и платите за отработанное время. Это нормальная и правильная практика для сельского хозяйства – получил столько, сколько отработал.
Можно было бы сказать: в сельском хозяйстве получить результаты невозможно, но они есть. Почему, например, в «Нерче» у Федосеева урожайность одна, а у другого хозяйства в это же Нерчинском районе гораздо ниже, земля-то одинаковая? У Стерликова в Карымском районе какая урожайность (!), и он же не подумывает, куда из сельского хозяйства уйти, наоборот, работает и те субсидии, что получает, тратит не на дом себе и машину, а на новую технику. И это так радует!

Из первых уст
Мечта министра

Из всех глав сельских поселений с нами активно работает Абрамова Светлана Фёдоровна – глава сельского поселения «Мирсановское». Их проекту «Новая деревня» («Земля» писала об этом в № 48, 2010 г. ) мы придадим статус пилотного проекта и включим в число участников программы «Социальное развитие села» на получение субсидии на строительство (приобретение) жилья в сельской местности. Инвестор берет на себя основную долю расходов на строительство семейных ферм.
Участники проекта начнут строительство через ипотечные кредиты Росссельхозбанка, а мы обеспечим субсидии на строительство. Но им (мирсановцам) тоже надо пошевелиться. Мы даём удочку, а рыбу-то нужно ловить самим. Для того, чтобы получить субсидию, безработные нужно создать КФХ. Они смогут участвовать в программе самозанятости населения и подать свои проекты на соискание гранта в Министерство экономического развития, там они смогут получить от 200 до 250 тысяч рублей.
Всего в крае, по программе социального развития села, в очереди на получение субсидии на строительство жилья стоит более 800 человек. Это те люди, которые хотят жить в селе!
Чтобы ликвидировать очередь, по нашим подсчётам, краевому бюджету это будет стоить почти 200 миллионов, и придется запросить из федерального бюджета около 160 миллионов рублей. Но нет возможностей у края, поэтому это пока такая… мечта министра.

Гарголло Любовь Ильинична



Родилась 14 января 1959 года. Окончила Иркутский учётно-кредитный техникум, в 1991 году — Иркутский институт народного хозяйства по специальности «Финансы и кредит».
С 2002 года — в комитете сельского хозяйства и продовольствия Читинской области (начальник отдела финансовой и кредитной политики, заместитель председателя комитета, руководитель службы государственного заказа и финансов, первый заместитель председателя комитета).
С 2008 года по настоящее время – министр сельского хозяйства и продовольствия. Кандидат экономических наук, заслуженный экономист Читинской области, Почётный работник АПК РФ.



Беседовала Алёна Комогорцева, «Земля», №28



Работники читинского машзавода приняли участие в опросе, «направленном на выявление мнений работников о том, при каком общественном строе они бы хотели жить сегодня». Анализом ответов в «Забайкальском рабочем» занимается председатель первичной профсоюзной организации ОАО «Машзавод» Владимир Келяк. Выяснилось, что предпочитаемым строем стал социалистический в условиях плановой экономики. Спланированная государственными заказами деятельность промышленного предприятия, по мнению работников, могла бы решить все основные проблемы предприятия и, что особенно важно, привнести в жизнь стабильность и уверенность. Ничем этим пока не обладает ни один сотрудник: среднемесячная зарплата составляет около 11 тысяч рублей, не обновляются кадры, нет возможности завлечь молодёжь. «Проведённый на заводе опрос — это, скорее, крик о помощи, желание работников предприятия привлечь внимание к нему власть предержащих на всех уровнях. Есть ли будущее у Читинского машиностроительного, как и у ряда других промышленных предприятий Забайкальского края? Дело — за сильными мира сего, т.е. органами государственной власти, депутатами всех уровней», — считает автор.

Читинские машиностроители мечтают о социализме



На Читинском машиностроительном заводе (ОАО «Машзавод») по инициативе профсоюзной организации был проведен опрос, направленный на выявление мнений работников о том, при каком общественном строе они бы хотели жить сегодня.



По результатам анкетирования выяснилось, что читинские машиностроители в большинстве своем изъявляют желание жить при социалистическом строе и в условиях плановой экономики. Причем такое мнение отнюдь не связано с их партийной принадлежностью. Скорее, к нему привело стремление к стабильности и в производстве, и в личной жизни. Чего, к сожалению, не достает в условиях рыночной экономики…
У заводчан за плечами — более чем 20-летний печальный опыт вялотекущей деятельности их предприятия, которое сегодня едва сводит концы с концами. Если в начале 1990-х годов на Читинском машзаводе, работавшем стабильно и прибыльно, трудилось 2700 человек, то сегодня осталось 425 и отток работающих продолжается. А пополнения в трудовом коллективе почти не происходит. Причина — низкая заработная плата (в среднем по предприятию — 11 тысяч рублей в месяц).
Потому и молодёжь обходит машзавод стороной, предпочитая частные фирмы либо охранные предприятия. Хотя зачастую там не соблюдается трудовое законодательство, но платят значительно больше.
Администрация завода пытается удержать молодых небольшой доплатой за обучение той или иной профильной специальности, но и это не спасает. Специалисты не задерживаются на предприятии ещё и потому, что оно оснащено давно устаревшим морально и физически оборудованием. У завода нет средств, чтобы заменить его новейшим, современным.
По мнению работников машзавода, молодая смена не закрепляется на нем ещё и по той причине, что ощущает себя не в роли акционеров, а скорее — наёмных работников. Молодые специалисты понимают, что ОАО, на самом деле, принадлежит держателям акций — истинным хозяевам предприятия, количество которых весьма ограничено.
Такая практика сложилась не только на Читинском машзаводе, но и во всей отрасли. Машиностроители предлагают выпускать такие акции, которые бы не подлежали купле-продаже. В этом случае и работники акционерных обществ действительно были бы акционерами, а не наёмными работниками.
Ратуя за плановую экономику, работники ОАО «Машзавод» выдвигают в её защиту неоспоримые факты спланированной деятельности предприятий при социализме, благодаря чему в их работе практически не было сбоев и неорганизованности. По мнению заводчан, работа промышленных предприятий должна быть организована сверху — в министерствах, а заказы должны выполняться без посредников. Лишь при таких условиях можно наладить бесперебойный и ритмичный производственный процесс, ведущий к повышению производительности труда, росту оборотных средств и заработной платы. Существующий в настоящее время минимальный размер оплаты труда в сумме 4611 рублей — путь в беспросветную нищету, как считает большинство респондентов с Читинского машзавода.
Проведенный на заводе опрос — это, скорее, крик о помощи, желание работников предприятия привлечь внимание к нему власть предержащих на всех уровнях. Последние десять лет ОАО «Машзавод» продаёт частями собственную территорию и находящиеся на ней промышленные здания с оборудованием, идущим в основном в металлолом.
Есть ли будущее у Читинского машиностроительного, как и у ряда других промышленных предприятий Забайкальского края? Дело — за сильными мира сего, т.е. органами государственной власти, депутатами всех уровней. Если федеральный центр обратит внимание на далекую забайкальскую провинцию и окажет ей помощь, возможно, и дела здесь постепенно войдут в нужное русло.


Владимир Келяк, председатель первичной профсоюзной организации ОАО «Машзавод», «Забайкальский рабочий», №130



«Сама Белова!», — о том, кого приводит в трепет эта фамилия и почему, пишет «Читинское обозрение». Знакомьтесь, Галина Белова – парикмахер с пятидесятилетним стажем работы и жизненным кредо «Любить людей», преподаватель учебного центра, одна из самых значительных фигур среди людей её профессии. «Вот она ловко обращается с филировочными ножницами – показывает, как нужно делать окантовочку. Ещё одно движение и – завершена стрижка у мальчика. Блеск! А ученики сбились в кружок и смотрят заворожённо», — передаёт свои впечатления от работы мастера Ирина Жигулина. И вспоминает все модные тенденции стрижек и укладок за полвека: «Ну, в 50-х годах всё было проще и ограничено. Боксы, полубоксы у мужчин, «ёжик», конечно. У женщин – «химка», потом халы, бабетты… Носились шиньоны, приплёты из конских волос и яка. Ещё десятилетия прошли: в 1980-м, в год Олимпиады, у мужчин был большой выбор: «Спартак», «Скиф», «Регата», «Садко»… Женщины помешаны на «Москвичке». А ещё были «Диско», «Блюз», «Каприз», «Дебют»… «Аврора» и сейчас имеет своих поклонниц. А какая самая любимая у Галины Алексеевны? -«Вираж!»».

«Клиента любить не обязательно»



Так ответила Галина Алексеевна на вопрос, в чём успех парикмахера. И это при её кредо: «Любить людей»? А Галина Алексеевна продолжает: «Клиента любить совсем не обязательно. Надо полюбить его прядь, тогда создадите причёску. А сделаете прическу – создадите образ».



Галина Алексеевна в своём деле – царица. Назовите её имя любому из читинских парикмахеров, модникам и модницам со стажем или тем, кто следует правилу, что голова должна быть в порядке с утра до вечера одни довольно улыбнутся, другие скажут: мол, наслышаны. Для них фамилия «Белова» — как пароль. А меня, прежде всего, интересует, как и почему она полвека назад взяла в руки расчёску и встала у кресла. Была мечта поступить в педагогический, но как учиться без поддержки? Ей на выпускной вечер в школе вскладчину купили платье. И туфли чужие люди. Мечтать, конечно, хорошо и нужно, но Галина рассудила иначе: надо поскорее получить профессию, зарабатывать деньги и встать на ноги.
«Я из Иваново. Родители умерли рано: папа ещё до моего рождения, маму похоронила в 14 лет. Для братьев я была обузой, а старший видел во мне няньку и домработницу. Я часто бегала на кладбище и плакала. Плакала от обид и одиночества. А у нас тогда никаких курсов не было, а всё артели, где работали и учились и часовщики, и портные, и сапожники, и парикмахеры. Вот по совету мамы подружки своей я и пошла туда после школы».



Уверена, что жизнь любого человека не зависит от него самого. Да, он мечтает, строит планы, и всё, вроде, складывается так, как он замышляет. А потом… такой вираж в судьбе! И человек оказывается совсем не там, где он хотел быть. И я уверена, что это Высшая воля. Так и у Галины Алексеевны. Она пришла в профессию в силу обстоятельств, осталась и нисколечко не жалеет.
«Галина Алексеевна, — спрашиваю, — а профессия парикмахера мужская или женская?». «Женская. Хотя если обратиться к истории – цирюльниками были мужчины. И в 1959 году, когда я пришла работать, много мужчин стояло за креслами. И сейчас в нашем деле тоже много мужчин. А я всё равно говорю: женская!».

Ивановская артель – не потолок. «Я всегда училась», — подчёркивает Белова. Курсы повышения квалификации в Ленинграде и Москве… В Читу она приехала почти 50 лет назад – Мастером. Большая буква – не описка. 10-дневное обучение в Германии прибавило новые знания: пусть ГДР – из соцлагеря, но – всё-таки Европа. И в нашем городе она начала работать в только что открывшейся парикмахерской «Молодость». А потом перешла в учебно-производственный комбинат бытового обслуживания – мастером производственного обучения. На целых 15 лет. И до сих пор помнит многих своих учеников.
Я впервые увидела Галину Алексеевну в одном из читинских салонов, где работают её «мальчики». Одному около сорока, другому далеко за сорок. Один – модельер, второй – тоже мастер высокого класса, у них свои клиенты, и запись предварительная… А для неё они – мальчики. Она пришла посмотреть, как они работают. А ещё на девочку, которая приехала из Кыры, стажируется здесь, а экзамен принимать будет «сама Белова». На мастерство, конечно. Я ждала своей очереди, и слышала, как она восхищалась работой первых, как оценила вторую: мол, руки хорошие – чувствуют. И тут же все вместе они обсуждали, как «делать» височки и затылочки, с какой краской лучше работать. А меня прямо таки притянула: немолодая, невысокая, подтянутая, с прямой спиной. И столько в ней энергии!
А Галина Алексеевна всегда в форме. И так же с восхищением и обожанием сморят на неё ученики, о которых она независимо от их возраста говорит: «Это дети мои».
А после учебного комбината что было? «Объединение «Читаоблпарикмахерские». Я к тому времени уже окончила Иркутский планово-экономический техникум. Как же мне быть старшим технологом… и без образования? И потом – учёба круглый год. В Чите в те времена работало 500 парикмахеров. Мы проводили семинары, принимали (обязательно!) зачёты по стрижкам. Требовали знание и умение делать точную, т.е. базовую стрижку, на основе которой такие шедевры выходили! Дважды в год проводили конкурсы: и городской, и областной. Выезжали на кустовые семинары. Я как-то взялась подсчитывать, и вышло – в 17 городах побывала. Киев, Свердловск, Ростов-на-Дону… И на всероссийских и всесоюзных конкурсах представляли наш край. И, между прочим, неплохо выступали».

На одном таком конкурсе в Ростове-на-Дону она работала в одном зале с именитой теперь Долорес Кондрашовой. Читинцы взяли призовые места, а Долорес сказала: «А я и не предполагала, что в глухой и провинциальной Чите не только медведи ходят».
Профессиональный опыт Беловой – это целая эпоха, в которой столько перемен. Что в её копилке (имею в виду стрижки и прически)?
Ну, в 50-х годах всё было проще и ограничено. Боксы, полубоксы у мужчин, «ёжик», конечно. У женщин – «химка», потом халы, бабетты… Носились шиньоны, приплёты из конских волос и яка. Ещё десятилетия прошли: в 1980-м, в год Олимпиады, у мужчин был большой выбор: «Спартак», «Скиф», «Регата», «Садко»… Женщины помешаны на «Москвичке», «без неё мы никак не могли обойтись», — уверяет Галина Алексеевна. А ещё были «Диско», «Блюз», «Каприз», «Дебют»… «Аврора» и сейчас имеет своих поклонниц. А какая самая любимая у Галины Алексеевны? «Вираж», — отвечает однозначно, убедительно показывает на свою голову. И, улыбаясь, добавляет «Я – виражная». И это не столько о вкусе, сколько о характере, стиле жизни.
Давно на пенсии – отдыхай себе и отдыхай. Муж, дети, внуки – заботы непроходящие. Рудольф Александрович – тоже ивановский, там окончил институт, служил в армии. «Вечный служака», — говорит о нём Галина Александровна. Дочь Регина преподаёт в медколледже. Внуки Алёша и Никита – взрослые и уже самодостаточные молодые люди. А ещё маленькая дочь погибшего сына Александра, по которому слёзы не высохли…
В общем, можно закрыться, отгородиться от всех и вся. Не может! Трижды в неделю в учебном центре – на людях и с людьми. Учит профессии. А как здесь без возвышенных чувств – ведь учит красоте. И как без хорошего вкуса, воспитанности и образованности? А без этого никак, считает Галина Алексеевна. Болят руки, ноги – это профессиональное. Повышается давление, скачет сахар. В одной косметичке привычный набор: зеркало, помада, контурный карандаш. В другой – таблетки. «Я без своего дела пропаду, потому что безумно его люблю», — говорит. И это, быть может, самое главное спасение.
А её саму невозможно не любить. Ученица (восторженно!): «Такие мастера рождаются раз в сто лет».
Вот она ловко обращается с филировочными ножницами – показывает, как нужно делать окантовочку. Ещё одно движение и – завершена стрижка у мальчика. Блеск! А ученики сбились в кружок и смотрят заворожённо. Все ли они станут мастерами?
«Ой, не все. Приходят учиться, а я вижу: руки зажаты с рожденья, не чувствуют. Конечно, они будут стричь – просто стричь и делать причёски. И всё. А дара-то нет. Я всегда учу: надо быть бережно внимательным к любому клиенту. У меня тоже путь не розами устлан был, и жизнь, как арбуз, в полосочку. Бывало, капризный клиент и пеньюаром запустить мог. Но я всегда: не «Женщина!», а – «Дамочка!». Не «Мужчина пришёл», а – «Мужчиночка». И обязательно: «Будьте любезны». Она, между прочим, и болванки, на которых тренируются ученики, называет ласково: «Катеньки».
А старые клиенты остались? «А как же! Звонят и, если время остаётся, стригу, укладываю. Один студентом ходил, теперь уже в институте преподаёт, он – постоянный клиент. А ещё приходит к нам один господин. Крутой, как говорят теперь. Не бедный, конечно, и мог бы любые цены в любом салоне осилить. А он у нас за 30 рублей делает элементарную стрижку под расчёску. Такое можно и дома «соорудить». Жалко большие деньги у других мастеров оставлять, дома не хочется возиться? Оказывается, ему нравится, как у нас пеньюар накидывают».

Сейчас как-то стало немодно говорить: «Патриот своего дела». А Беловой это так подходит. И не потому, что она из той эпохи. Она патриот своей профессии, и с гордостью говорит, что только в их центре делают прически из длинных и полудлинных волос, а это: «Вечерняя», «Свадебная», «Конкурсная», «Фуршетная». Сама видела: такое женское очарование и красота, не передать! А ещё так называемая уличная мода (свободные длинные волосы), модные и креативные причёски и стрижки с укладками и без.
Перед завершающей точкой просто хочу сказать и её коллегам, и начинающим парикмахерам, и всем, кто хоть как-то причастен к творчеству: а поучимся-ка у неё! «Не обязательно любить клиента. Полюбите его прядь – и сделаете причёску. Сделаете причёску – создадите образ». Это всё равно что: полюбите зрителя, слушателя, читателя… В этом мире, где так много серости и ширпотреба (я не о вещах и косметике, а прежде всего о чувствах), так важен образ, который должен быть доведён до совершенства. А человечество, между прочим, стремилось к этому всегда.


Ирина Жигулина, «Читинское обозрение», №28



Заслуженный архитектор Российской Федерации Виктор Кулеш даёт оценку практике застройки Читы на страницах «АиФ-Забайкалья». «Вопросы градостроительства решаются у нас келейно. Архитектурное сообщество Забайкалья, к сожалению, не знакомится даже с соответствующими проектными документами, — сокрушается Виктор Иванович. – Знаете, в советское время, как бы его сейчас ни ругали, градостроительные конференции проводились постоянно. Участие в них принимали руководство Читы и области, архитекторы, проектировщики, пожарные. Через печатные СМИ забайкальцы узнавали, где и какое строительство идёт или планируется, насколько оно оправданно». В настоящее время, по мнению архитектора, градостроительный кодекс нарушается повсеместно. Для этого чиновники нашли лазейку под названием «апошка»: «Объясняю, что это такое. Если нет проекта на строительство, а объект «очень нужен», власти составляют хитроумный документ. Он называется архитектурно-плановое обоснование, где объясняют, почему данный объект «целесообразен горожанам». Сама процедура отвода участков вызывает много вопросов». Мало того, что застройка Читы осуществляется выборочно, комплексная застройка, по словам Кулеша проходит «на самом низком уровне падения градостроительной мысли».

Чита внеплановой застройки



Виктор Кулеш: «Скверы – лакомый кусочек для чиновников»



На пересечении улиц Бабушкина и Бутина краевой столицы идёт строительство восьмиэтажного здания. В Чите на один сквер станет меньше. На одно административно-офисное здание больше.

— Город застраивается по принципу контейнерной базы, — считает заслуженный архитектор РФ Виктор Кулеш.

Все против всех



— Вопросы градостроительства решаются у нас келейно. Архитектурное сообщество Забайкалья, к сожалению, не знакомится даже с соответствующими проектными документами.
Знаете, в советское время, как бы его сейчас ни ругали, градостроительные конференции проводились постоянно. Участие в них принимали руководство Читы и области,
архитекторы, проектировщики, пожарные. Через печатные СМИ забайкальцы узнавали, где и какое строительство идёт или планируется, насколько оно оправданно.

— А градостроительные советы, которые были созданы при управлении областной архитектуры, действуют сегодня в крае?



— В том-то и дело, что нет! Сейчас все решения замыкаются на чиновниках. Вопросы решаются по принципу: «Ты – мне, я – тебе».
Раньше мы как жили? Один за всех, и все за одного. А сейчас – все против всех. Возьмите, например, бизнесмена, который в угоду своему офису урезал детскую площадку и поставил киоск. Или небольшой сквер вырубил, а на его месте построил очередной торговый центр. Бизнесмен же не один действовал. Ему помогали чиновники, которые давали разрешительные документы.
А знаете, почему скверы и аллеи – лакомые куски для застройщиков? Захватив их для дальнейшей застройки, автоматически снимаются проблемы переселения людей. Вырубил деревья – и строй на здоровье! Кстати, на небольшой сквер возле кинотеатра «Удокан» уже нашёлся рвач, который, не исключено, что решит построить там очередной торговый или офисный центр.

— И архитекторы города никак не могут повлиять на это?



— Одни архитекторы – нет. А вместе с общественностью города – да. Помните, как в прошлом году забайкальцы отстояли площадь Декабристов? Чиновники хотели сквер отдать для строительства подземного торгового комплекса. А что было бы над землей? Понастроили бы кто во что горазд. А так нет – неравнодушные читинцы собирали подписи, проводили митинги.

Детский сад есть. А школа?



— Но, согласитесь, современные здания украшают лицо Читы. Представьте, стояли бы у нас только двух- и пятиэтажки.



— Но выборочная застройка хуже. Она влечёт выворачивание всех элементов благоустройства. И, заметьте, никто не думает о том, будет ли удобно людям жить в этом городе, переходить через эти перекрестки, припарковывать машины. О какой красоте вы говорите, если на фоне старых и неухоженных двух- и пятиэтажных домов современные здания выглядят нелепо?!
В архитектуре Читы нет принципа ансамбленности. Это следствие пренебрежения генеральным планом, отсутствие последовательной разработки градостроительной документации.
Чита застраивается по принципу контейнерной базы, а не планово и не комплексно. Дома в Чите напоминают мне кирпичные контейнеры.

— А разве микрорайон «Октябрьский» в Чите – не пример комплексной застройки?



— Это и не микрорайон вовсе. Просто группа домов – не более! Стержень микрорайона школа. А она есть в «Октябрьском»? Нет. Зато есть детский травматизм. Переход на улице Красной Звезды – один из сложных в Чите, постоянно здесь происходят ДТП с участием детей.

— А как выглядит Чита на фоне остальных городов Сибири?



— К сожалению, в Чите находится нижняя точка падения градостроительной мысли! Здесь всё делается наспех – лишь бы скорей-скорей.
Разве генеральный план Читы, который создавался ведущими архитекторами и проектировщиками России, предусматривал то, что мы сейчас видим на улицах нашего города? На каждом шагу – нарушение градостроительного кодекса. У чиновников есть возможность составлять так называемые «апошки».
Объясняю, что это такое. Если нет проекта на строительство, а объект «очень нужен», власти составляют хитроумный документ. Он называется архитектурно-плановое обоснование, где объясняют, почему данный объект «целесообразен горожанам». Сама процедура отвода участков вызывает много вопросов.

«Жизнь оптимистичнее нас»



— Виктор Иванович, у вас есть в Чите любимые места?



— Я родился и вырос в этом городе. Я люблю Читу. Пусть она является нижней точкой падения градостроительной мысли! А любимые уголки… Улица Ленина очень нравится. С удивительной любовью разные авторы каждый в своё время от сооружения к сооружению передавали как эстафету элементы архитектурного сооружения – карнизы домов, фасады.
Очень нравится дом №26 на улице Подгорбунского. Это шедевр архитектурного зодчества. Жаль, что отношение к нему такое же, как ко многим памятникам культуры – никакое!
Да, власти стараются что-то сделать, но толку мало. Не успеют построить фонтан или дом, глядишь, стены изрисованы, в фонтане бутылки и бумажки плавают.

— Наш край ссыльных, и уже мало кого удивляет низкая культура забайкальцев…



— Смотрите глубже! Это же неосознанный социальный протест людей против власти. Законы в нашем крае носят ограничительный характер. Не ходи, не смотри, не делай. А это вызывает противодействие у людей и раздражительность.

Что-то у нас везде одни проблемы. Неужели настолько всё плохо?



— Плохо только то, что сейчас мы живём в эпоху капитализма в самом худшем его проявлении. Но жизнь оптимистичней всех нас. И, если нашу страну не разорвут по кусочкам, Россия встанет ото сна…

Досье



Виктор Иванович Кулеш родился 1 января 1941 года в Чите. Архитектор, член Союза архитекторов СССР, РФ, заслуженный архитектор РФ. Является соавтором герба и флага Читинской области. Награждён медалью СА России «За преданность содружеству зодчих» (2003). По его проектам в Чите построены театр кукол, Казанский кафедральный собор, художественный музей, краевая филармония.


Елена Лоскутникова, «АиФ — Забайкалье», №28



За 8 лет – 3491 тело похоронено на специально отведённом участке на кладбище в Черновских компанией «Забайкалспецтранс». Похоронены те, которых некому привезти на кладбище и закопать. Страшной статистикой в «Эффекте» делится Ольга Орлова. «…Без двадцати девять утра крытый брезентом грузовичок подходит к моргу краевой клинической больницы. В кузове – четыре гроба: два взрослых и два детских, совсем крошечных. И те, и другие, сразу видно, выполнены бюджетно: никакой тканевой обивки и капроновых лент по бортам. Внутри, правда, аккуратно уложены белые хлопчатые саваны – приличия соблюдены», — процедура для работников «Забайкалспецтранса» будничная, тем не менее, к умершим стараются относиться с уважением. «Может, хорошие люди были. Жизнь она ведь такая, всяко повернуться может. Родственники бросили – и, считай, всё», — считает начальник кладбищ «Забайкалспецтранса» Татьяна Инчина. Захоронение осуществляется «под присмотром УМВД». Они же занимаются установлением личности умершего, поиском его родственников. Николай Кулешов, возглавляющий соответствующее подразделение, отмечает, что выяснять, кем был покойник значительно легче. «В экспертно-криминалистическом центре (ЭКЦ) проводят экспертизу фотосовмещения. Компьютерная программа совмещает «мёртвый» снимок с «живым» и даёт заключение о проценте совпадения. Ещё одна экспертиза – реконструкция лица по скелету черепа – проводится тогда, когда от тела покойного остается один костяной каркас. И тот, и другой метод дают довольно высокий процент портретной точности», — отмечает журналист.

Без горьких слёз и проводов



Как в Чите хоронят тех, кто никому не нужен



Здесь не услышишь горьких рыданий над гробом. И не увидишь, чтобы кто-то, прощаясь, бросил в могилу горсть сырой земли. Казённые проводы в последний путь тем и отличаются от обычных, что это, скорее, «процедура», нежели дань памяти умершему. Будничный ритуал для покойного с вполне официальным наименованием — «невостребованное тело».



Однако «невостребованные» — не значит брошенные. Каждый человек после смерти доджем быть предан земле – таков закон. И если уж родственники и друзья намеренно или случайно остаются в стороне от похорон и связанных с ними хлопот, эту задачу берёт на себе государство.



Без почестей, но по правилам



ОАО «Забайкалспецтранс» уже восемь лет специализируется на похоронах «отдельных категорий граждан». Если без кавычек, то речь идёт о людях, которых привезти на кладбище и закопать, кроме сотрудников этой конторы, больше некому.
В год «Забайкалспецтранс» привозит на закреплённый за ним участок кладбища в районе Черновских порядка трёхсот покойников. 50 из которых – младенцы. Это только те, кто жил (или родился) и умер в Чите.
— Раньше, до 2008-го, хоронили в среднем по 600 человек в год, — рассказывает начальник кладбищ «Забайкалспецтранса» Татьяна Инчина. – Сейчас пошёл спад.
…Без двадцати девять утра крытый брезентом грузовичок подходит к моргу краевой клинической больницы. В кузове – четыре гроба: два взрослых и два детских, совсем крошечных. И те, и другие, сразу видно, выполнены бюджетно: никакой тканевой обивки и капроновых лент по бортам. Внутри, правда, аккуратно уложены белые хлопчатые саваны – приличия соблюдены.
На сегодняшний день, добавляет Т.Инчина, захоронено уже 3491 тело умерших. Отсчёт же ведется с июля 2003-го года.
Именно тогда похоронная функция из частных рук была передана ОАО «Забайкалспецтранс». Предприятие «копает и закапывает» под присмотром краевого УМВД.
От ОКБ до кладбища – полчаса езды. Но машина не разгоняется: даже «привычные» ко всему сотрудники «Забайкалспецтранса» понимают – в последний путь торопиться не стоит. Умерших везут, конечно, не как родных, но всё-таки с уважением. «Как знать, — жмут плечами ребята. – Может, хорошие люди были. Жизнь она ведь такая, всяко повернуться может. Родственники бросили – и, считай, всё».
Среди захороненных в общем порядке встречаются так называемые «найденные» могилы.
Ухаживают, по словам начальницы кладбища, в основном, те родственники, которые живут в Чите. А иногородним и приезжим из районов удобнее организовать процедуру перезахоронения. «Получают разрешение прокуратуры, Роспотребнадзора и забирают гроб, — объясняет Инчина. – Мы этому не препятствуем, понимаем, что родным хочется поминать своих близких».
— Татьяна Николаевна, можно опускать? — ребята, быстро выгрузив гробы, ждут команды.
— Опускайте, — звучит ответ. Белые тканевые веревки, удерживавшие гроб, тут же скользнули в яму. Ещё пара секунд – ли на деревянную крышку каплями песчаного града посыпалась земля с лопат.

Искать, чтобы найти



Тем временем количество холмиков на Черновском кладбище – это, в первую очередь, показатель эффективности работы УМВД России Забайкальскому краю. А именно – отдела розыска. Чем меньше умерших упокаиваются здесь, тем лучше,значит, выполняет свои функции подразделение, возглавляемое подполковником Николаем Кулешовым.
Абсолютное большинство граждан, которые заканчивают свой жизненный путь на этом погосте, — это, вообще-то, люди, умершие своей смертью, и личности которых установлены. Как правило, нам известны и место жительства человека, и его персональные данные – фамилия, имя, отчество, — рассказывает Николай Викторович. – Проблема же заключается в том, чтобы разыскать родственников или друзей покойного. Зачастую таковых либо вовсе не имеется, либо они не горят желанием заниматься похоронами.
В таком случае тело как минимум две недели лежит в морге. Предполагается, что за это время близкие либо всё-таки найдутся, либо спохватятся.
Ситуации, когда родственники похороненных ивановых-петровых-сидоровых обнаруживались спустя несколько лет, — не редкость.

Узнать личность



Для установления личности покойного существует немало способов. Самый простой – дать ориентировку в СМИ. Ещё вариант – свериться с базой данных разыскиваемых лиц.
— Отсматриваем фотографии заявленных, как без вести пропавшие (в нынешнем году в Забайкальское УМВД поступило 1273 заявлений об исчезновении людей, 1278 человек, с учётом пропавших в предыдущие годы, были найдены. – Авт. ), и сопоставляем с фото снимком трупа, — описывает процедуру Николай Кулешов. – Если совпадение имеется, приглашаем родственников на опознание.
Впрочем, добавляет он, далеко не всегда родня «признаёт» умершего своим. «Ну, во-первых, смерть никого не красит, — говорит подполковник милиции. – Человек порой меняется настолько, что даже близкие люди не могут убедительно ответить на вопрос – он или не он. А, во-вторых, многие, особенно женщины, привыкают жить с мыслью о том, что их, например, сын пропал без вести, но он жив. Им так спокойнее что ли».
И полиция, конечно, продолжает поиски. Но параллельно, как правило, «заказывает» в экспертно-криминалистическом центре (ЭКЦ) экспертизу фотосовмещения: она назначается в случаях, если кожные покровы лица у покойного сохранились, но по разным причинам подверглись деформации. Компьютерная программа совмещает «мертвый» снимок с «живым» и даёт заключение о проценте совпадения. Ещё одна экспертиза – реконструкция лица по скелету черепа – проводится тогда, когда от тела покойного остается один костяной каркас. И тот, и другой метод, поясняет Кулешов, дают довольно высокий процент портретной точности.
Все эти способы установления личности покойного розыскники применяют как по отдельности, так и в комплексе. И в 98 процентах случаев добиваются успеха.
— А оставшиеся два процента – это как раз те покойные, которые лежат на Черновском кладбище под табличками Н/М (неизвестный мужчина) или Н/Ж (неизвестная женщина), — говорит начальник отдела розыска.
— Люди, которые и при жизни особых следов не оставили, и после смерти оказались невостребованными.
В любом случае, заключает Кулешов, даже у похороненных с аббревиатурой Н/Ж и Н/М до тех пор есть шанс «найти» свою фамилию, пока работает отдел розыска.

Ольга Орлова.



Редакция благодарит начальника отдела розыска УМВД России по Забайкальскому краю Николая Кулешова за помощь в подготовке материала.



«Эффект», №28



НазадВперёд
9 отзывов
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

естесствено машзавод желает социализм! когда туда заходиш, чувство что попадаеш в прошлое, ибо с 80-х годов там ничего не поменялось. чужеродными объектами, резко контрастирующими с обстановкой являются джипы руководства. в пто все пенсионного возраста пишут и чертят отруки, хотя в углу стоит древний компьютер. и из-за этого всего в душе ноет ностальгия и выходить обратно в мир дикого капитализма оттуда не хочется.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

На Ц.кладбище валяются человеческие кости,кто их захоронит?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Русские не своих не хоронят, оставляют гнить.... А на костях обычно какие-нибудь спорт. сооружения строят... За это будут жрать свою же плоть...

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Турсамбаев, не стой в стороне. Предай земле человеческий прах. За тебя этого никто не сделает.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Предлагаю не платить зарплату министру сельского хозяйства-потому что его просто нет. Колхозов и совхозов нет, управления сельского хозяйства министерству не подчиняются, остались одни фермеры, которые заинтересованы только в получении субсидий и сбыте продукции. Обеспечить сбыт продукции министерство тоже не может. Роль министерства сводится к распределению субсидий, а как они выдаются на чита ру уже есть статьи о том, как обманывают фермеров.По логике министра не может быть на селе безработных и голодных, а почему тогда наш край сам себя прокормить не может?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Потому что люди разучились работать, а на селе вообще не хотят этого делать...Жить на земле и голодать, такое у нас только в стране может быть, вы про это китайцу или какому другому иностранному гражданину расскажите, он вас на смех поднимет и не поверит. А у нас теперь могут жить сельские жители без собственной картошки и других овощей, про скот я и не говорю...Хотите примеров? Примеров масса, прямо по населённым пунктам и по дворам(Читинский р-он)Детей семеро по лавкам, а у него в огороде бурьян-трава...И таких повторяю, очень много. Работа для сельского жителя-это его личное подворье и всё...И не надо ничего выдумывать!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

предлагаю на площади ленина возле фонтана построить микрорайон Сентябрьский, а вокруг ленина микрорайон Декабрьский, КРУТО!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

для амфибрахий.

в Сомали люди тоже на земле живут, что то не смешно им.

Личное подворье, на то и личное, что только себя селянин прокормить сможет, а еще хлеб нужен, чай, тот же сахар. Скот держать-корма нужны, а это бензин, только на какие шиши его взять? Тунеядцы были и в царское время, и в советское, и сейчас. Люди не разучились работать, у них охоту отбили производить больше, а это вина государства вообще и министерства сельского хозяйства в частности

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ваш Октябрьский только с виду хорош,а внутри такое ГГГГ,обратите внимание люди Читы в каком районе больше всего выставлено квартир на продажу,значит это не нормальный р-н.