Р!
06 АВГУСТА 2021
05 августа 2021

Забайкальцы без веры, без флага и без радио - обзор краевых СМИ

В преддверии Всемирного дня почты — 9 октября — с директором территориального Управления федеральной почтовой связи Евгением Рыхловым беседует на страницах «Азии-экспресс» о роли «Почты России» в мире, стране, регионе Лидия Курцева. Собеседник журналиста перебирает впечатляющие данные: «Более 40 тысяч отделений, охватывает самую большую в мире территорию — 17 миллионов квадратных километров, обслуживает 143 миллиона человек и миллионы организаций, 380 тысяч почтовых работников в нашей стране и 5 миллионов во всём мире играют важнейшую социально-экономическую роль». Также Евгений Рыхлов делится секретами управления женским коллективом: «До этого работал исключительно в мужском коллективе, а тут — одни женщины. Мне предстояло выстраивать своё поведение как-то по-другому, по-особенному… Потом я понял, что самое главное — это давать возможность всем своим сотрудникам высказываться, а мне — терпеливо слушать и находить оптимальное решение. Конечно, это сложно, но надо сказать, что это быстро оплачивается сполна — в женском коллективе высокая производительность труда и высокая отдача».

Мы охватываем весь мир



9 октября мировая общественность будет отмечать День почты. День, который объединяет почтовых операторов во всём мире. В канун праздника мы решили встретиться с забайкальскими тружениками этой нелегкой, но очень важной профессии и поговорить с ними по душам. Так уж повелось, что в этой отрасли работают в основном женщины. Мужчин здесь, как правило, немного, но зато все они как на подбор – исключительно настоящие. Вот так и самый главный почтовый работник края – директор территориального Управления федеральной почтовой связи Евгений Рыхлов – пример показательный: ответственный и надёжный работник, хороший семьянин, да и в отрасли своей разбирается заправски, хотя служит почтовому делу чуть более пяти лет.



— Евгений Валентинович, начнём с истории: почему Всемирный день почты празднуется именно 9 октября?



— Этот праздник когда-то был приурочен к годовщине основания Всемирного почтового союза, в котором Россия, кстати, на протяжении всей его истории играла и играет важную роль. Наша страна также относится к тем государствам, которые стояли у истоков этого международного учреждения.
Недооценивать значение Всемирного почтового союза нельзя — он формирует гигантскую сеть, охватывающую весь земной шар. Её, кстати, можно назвать самой обширной сетью физической доставки в мире: каждый день свыше 600 тысяч почтовых отделений обслуживают миллиарды человек, обрабатывают более 438 миллиардов писем и шесть миллиардов посылок в год, предлагают множество разноплановых услуг.
— А какую роль в этой сети играет «Почта России»?



— Наша «Почта» причислена к одной из самых крупнейших сетей в мире. Она насчитывает более 40 тысяч отделений, охватывает самую большую в мире территорию — 17 миллионов квадратных километров, обслуживает 143 миллиона человек и миллионы организаций. «Почта» содействует социальному и экономическому развитию страны и даже мира. 380 тысяч почтовых работников в нашей стране и 5 миллионов во всём мире не просто предоставляют почтовые услуги — они играют важнейшую социально-экономическую роль, без которой невозможно было бы представить современное общество. Поэтому можно без преувеличения сказать, что «Почта» связывает между собой людей, сокращает расстояния и сохраняет тепло человеческого общения.
— Получается, что большая часть населения пользуется услугами «Почты России»?



— Да. Но особенно это заметно на селе. Что касается нашего региона, то это единственный институт, который остался действовать во всех населенных пунктах края.
Даже там, где нет стационарных отделений почтовой связи, есть передвижные пункты, которые обслуживают местное население. «Почта» продолжает играть важную роль в жизни каждого человека: здесь можно оплатить услуги телефонной связи, подписаться на любимые газеты и журналы, оплатить коммунальные платежи, перевести денежные средства в любую точку мира. В общем, здесь можно найти всё то, без чего современный человек никак не может обойтись.
Не могу не сказать и о нашей самой почётной социальной миссии — выплате пенсий. Так, большинство забайкальских пенсионеров получают положенные им ежемесячные выплаты именно из рук почтальонов.
— В нескольких словах, Забайкальский филиал «Почты России» — это?…



— Это сложный производственный механизм, несмотря на кажущуюся с виду простоту. За каждой операцией здесь стоят люди, их терпение и кропотливый труд. Забайкальский филиал — это более двух с половиной тысяч сотрудников, 440 объектов почтовой связи: 10 почтамтов, 430 отделений почтовой связи. Это сеть, охватывающая все населённые пункты Забайкальского края, самый крупный в регионе автопарк, самый протяжённый маршрут — 37 981 км…
— А каково руководить таким большим коллективом? Тяжело, когда вокруг одни женщины?



— Сложно, но интересно. Поначалу, когда я сюда пришёл, были моменты, когда я не знал, как мне себя вести: до этого работал исключительно в мужском коллективе, а тут — одни женщины. Мне предстояло выстраивать своё поведение как-то по-другому, по-особенному… Потом я понял, что самое главное — это давать возможность всем своим сотрудникам высказываться, а мне — терпеливо слушать и находить оптимальное решение. Конечно, это сложно, но надо сказать, что это быстро оплачивается сполна — в женском коллективе высокая производительность труда и высокая отдача.
Нас (почтовиков) много, все мы разные и у всех разные профессиональные задачи, но нас связывает одна общая цель — оказывать людям качественные почтовые, финансовые и информационные услуги. Ещё я понял, что мне не нравится слово «клиент», потому что все те, кого мы обслуживаем, — это наши родственники, друзья, соседи или гости… Поэтому и относиться к ним нужно соответственно.
— Чего ждать клиентам «Почты России» от её работников в эти праздничные дни?



— В эту неделю почтовые работники Забайкалья приготовили для своих клиентов немало приятных сюрпризов. Приаргунский почтамт, например, проведёт среди своих посетителей акцию «Каждому отправившему 20-е письмо — подарок». Почтовики Петровск-Забайкальского почтамта организовали в честь праздника конкурс по наибольшему количеству отправленных писем. Так, на территории трёх районов — Петровск-Забайкальского, Красночикойского и Хилокского в течение недели в отправке эпистол будут состязаться местные жители. Самых активных из них ждут ценные призы.
А вот в краевой столице пройдёт выставка знаменитого забайкальского филателиста Николая Унгбаева. Желающие посетить её должны побывать на Читинском почтамте с 6 по 9 октября. По словам коллекционера, читинцы и гости города смогут увидеть более 50 конвертов с изображением видов Читы и Читинской области разных лет. Самому старому экспонату, кстати, 60 лет.
— Ну, и напоследок, что вам хочется сказать своим коллегам в преддверии праздника?



— В первую очередь, конечно же, поздравить их с наступающим профессиональным праздником. Пожелать им оптимизма, здоровья и чтобы везде — и на работе, и дома — рядом были надёжные люди, готовые помочь и подставить плечо в любой жизненной ситуации.


Лидия Курцева, «Азия-экспресс», №40



Оказывается, в Чите время от времени собирается литературная гостиная, где молодые и постарше поэты и прозаики обмениваются опытом, мнениями, читают произведения собственного сочинения и других авторов. Устроительством подобных мероприятий занимается молодая, но очень активная общественная организация – Региональное отделение Русского литературного клуба. С его главой – журналистом Светланой Гончаренко – встречается журналист «Забайкальского рабочего» Олеся Горлова. И узнаёт, что помимо «различного рода проходимцев», «непризнанных в миру творческих личностей» и людей, «решающих свои психологические проблемы» в интернете встречаются профессиональные критики, литераторы, поэты, писатели, филологи – на сайтах «Стихи.Ру» и «Проза.Ру». Именно там Светлана Гончаренко нашла поддержку и предложение открыть отделение литературного клуба и помогать начинающим дарованиям пусть не деньгами, но хоть морально.

Как при Пушкине, как при Евтушенко?



Недавно в Чите появилась новая общественная организация — Региональное отделение Русского литературного клуба. Возглавила его журналист Светлана Гончаренко. Несмотря на то, что клубу нет и полугода, он развернул широкую деятельность на территории региона: силами членов организации проведены несколько творческих встреч в районах края. Есть и планы на будущее. Что представляет из себя РО Русский литературный клуб, мы узнали из первых уст.



Всёе началось случайно



Светлана Гончаренко с юных лет пишет стихи. Ей, как и многим другим пишущим людям, хотелось найти своего читателя. Так она стала размещать свои пробы пера в Интернете. Сначала — в социальных сетях, но там, как оказалось, есть много людей, желающих присвоить плоды чужого труда.
В 2009 году Светлана буквально наткнулась на сайт «Стихи.Ру», где авторское право поэта подтверждается письменным свидетельством сразу после публикации произведения. Этот ресурс приглянулся ей своей серьёзностью и открытостью. Стала подробнее изучать его. Потом попробовала отправить своё стихотворение, ещё несколько… Так на сайте собралась довольно большая её подборка произведений. Светлана стала получать отзывы и рецензии, познакомилась с опытными литераторами.
— Поправляли, редактировали где что не так. Я, естественно, прислушивалась к критике. Мы стали переписываться, я узнала много нового по теории стиха и конкретно по тому, что пишу я, — рассказывает девушка.
Оказалось, что сайт «Стихи.Ру», а вместе с ним и аналогичный «Проза.Ру» — по сути официальные ресурсы Русского литературного клуба. Это — всероссийская общественная организация, созданная для того, чтобы искать талантливых творческих людей и, что называется, являть их миру. Существует она уже более десяти лет.
— В основе Русского литературного клуба — профессиональные критики, литераторы, поэты, писатели, филологи, — рассказывает Светлана. — Одним из основателей клуба был Андрей Вознесенский. Когда увидела это имя на сайте, поняла, что передо мной серьёзная организация.
Светлана стала следить за деятельностью клуба: смотрела видеозаписи в Интернете, читала новости. Её поразили встречи в литературных салонах Москвы — «как во времена Евтушенко». На такие вечера собирается от 50 до 80 человек, все они читают стихи и прозу — собственного сочинения или признанных авторов. В салонах устраиваются настоящие литературные состязания — с искромётным юмором и своей философией. Темы для этого выбираются самые разные, может быть, на первый взгляд даже бытовые, но вызывающие небывалый творческий подъём у участников.
— Как мне хотелось, чтобы и забайкальцы это увидели! — говорит Светлана. — У нас раньше тоже такое было, но давно, когда ещё были живы и здоровы Вишняков, Граубин и многие другие. А сейчас говорят, что эпоха талантов уходит. Я считаю, что плакать не надо. Да, люди ушли, они написали бы ещё очень много хороших произведений. Но сейчас надо делать всё, чтобы по праву появились те, кто для нашего края будет продолжением этих талантов.
Деятельность клуба увлекла её настолько, что в этом году она решила вступить в ряды его членов. Неожиданно в ответ на её запрос из Москвы пришло предложение создать в Чите Региональное отделение Русского литературного клуба, пригласить местных авторов и объединить их под эгидой этой организации. Светлана, посоветовавшись со старшими коллегами, согласилась. Так в Чите появилось новое общественное объединение.

Талантам надо помогать?



На первый взгляд это может показаться несерьёзным: ну, что такое — публикуются где-то в Интернете, а там много всякой гадости… Какая-то совершенно виртуальная организация… Однако всё намного серьёзнее, чем кажется. Действительно, Всемирная паутина — штука доступная, особенно любимая различного рода проходимцами. Интернет — возможность для «непризнанных в миру творческих личностей» совершенно бесплатно пропагандировать графоманство и бездарность. И на упомянутых нами сайтах немало таких товарищей, да ещё людей, решающих таким образом свои психологические проблемы. Но есть и настоящие таланты. Посудите сами: не каждому литератору под силу собрать кругленькую сумму на издание книги (да и в наше время Интернет гораздо популярнее книг). А здесь — бесплатная публикация, да ещё с подтверждением авторства.
На самом деле, публикации на сайтах «Проза.Ру» и «Стихи.Ру», как утверждает Светлана Гончаренко, отслеживаются. Да и вступление в ряды Русского литературного клуба не такой-то простой процесс. Этим вопросом занимается специальная комиссия, в которую входят основатели клуба, писатели и критики.
Сейчас в Забайкальское отделение Русского Литклуба входят такие местные авторы, как Валерий Тытенко, Наталья Муратова, Владимир Лихунча, Юрий Сучков, Любовь Панасюк.
Краевое министерство культуры никак не отреагировало на официальное письмо Светланы Гончаренко, где она сообщила о создании новой организации.
— В общем-то, нам от министерства ничего и не нужно. Финансовые проблемы мы решаем самостоятельно, поскольку это общественная организация. Мы просто сообщили, что готовы стать участниками культурных мероприятий, проходящих в нашем крае, в частности «Забайкальской осени», — говорит Светлана. — Но ответа не последовало. Хотя это естественно — пока мы не покажем, что можем, ничего ждать не стоит.

Увидеть душу народа



За первые несколько месяцев существования клуб провел немало мероприятий. Светлана вместе с коллегами первым делом организовала литературную гостиную — собрала людей, интересующихся творчеством и тоскующих по настоящему искусству. Решено было провести её в одном из читинских кафе и посвятить творчеству Марины Цветаевой.
— Встреча прошла в дружеской обстановке, — делится впечатлениями Светлана. — Народу было немного, но зато все, кто пришёл, серьёзно заинтересовались нашей работой. Были и уже известные авторы — Галина Рогалёва, Виктор Мухин, руководитель литературного клуба «Отрада» в Барнауле Григорий Кузнецов, лауреат регионального конкурса в номинации «Рассказ», в 2008 году на европейском конкурсе «Литературная весна» он вошёл в десятку лучших авторов. Гости читали не только стихи Цветаевой, но и свои. Произведения были разного уровня, но аудитория поддерживала каждого. Нашлись интереснейшие люди, о которых мы с вами даже не слышали. Оказалось, что они тоже пишут и любят поэзию. Так что напрасно говорят, что наша культура умирает.
Подобная встреча состоялась и в конце сентября в городской библиотеке имени Чехова. Здесь уже тема была выбрана куда более широкая — любовь и осень. Встреча прошла более камерно, но главная цель была достигнута — все смогли познакомиться ближе, продемонстрировать своё творчество. Особенно порадовали организаторов юные дарования из творческого объединения «Вдохновение», созданного недавно при библиотеке.
Летом Литклуб побывал в Нижнем Цасучее, на семинаре библиотечных работников, в Улётах на встрече с местным литературным объединением, были в Карымской, Верх-Чите, где договорились о проведении литературных гостиных. Свои поездки по районам края решили назвать «Литературная осень». «Авторам, которые находятся в удалении от Читы, больше всего нужна поддержка. Хотя бы даже моральная», — считает Светлана Гончаренко.
На мой вопрос о финансировании организации, руководитель Регионального отделения отвечает: «Активно помогают начинанию краевая общественная организация «Ветеран» и Региональный Совет общественной организации сторонников партии «Единая Россия». А, вообще, всё делаем на энтузиазме, если что-то нужно, вкладываем и свои средства». И полушутя добавляет: «Как было при Пушкине».
В скором времени литклубовцы планируют выпустить сборник стихов «Живая энергия Забайкалья», продолжают организовывать встречи и принимать в свои ряды новых членов.
— Я не могу сказать, что все это люди, которых будут читать и помнить, как Пушкина, но они отражают эпоху, свою жизнь, свои трудности, свои переживания, — говорит Светлана. — Это останется в истории. История пишется, прежде всего, литераторами. Если мы откроем книгу, то сразу увидим, какой была эпоха, потому что мы увидим душу народа.
Пока РЛК в Забайкалье только начинает свою работу. Ещё рано судить о ней, да и, вообще, памятуя историю многих гениев в России, понимаешь, что многое, при жизни названное ненужным, потомки признают истинной заслугой. Что ж, поживем — увидим.


Олеся Горлова, «Забайкальский рабочий», №195



О том, как помогал юным студентам развивать умение думать и анализировать выдающийся учёный-историк и педагог Якоб Дразинас, в «Забайкальском рабочем» пишет подробно и интересно выпускник отделения истории ЧГПИ им. Н.Г. Чернышевского 1980 года Александр Баринов. Говорит, что Якоб Иосифович разрешал на экзамен приносить с собой конспекты и учебники и предпочитал не выслушивать ответ, а беседовать со студентом. Никогда не матерился, да и не ругался вообще, был предельно вежлив и умел просить прощение. «В любом газетном киоске Читы можно было купить газеты многих коммунистических партий, французскую «Юманите», английскую «Морнинг Стар», немецкую и так далее. Причём на языке оригинала. (…) А вот на читинском истфаке Якоб Иосифович предлагал читать эти газеты, иногда делясь со студентами знаниями, почерпнутыми именно из этих изданий. Сегодня можно смело сказать, что занятия по новой и новейшей истории, которые он вёл, включали в себя не только историю, но и, как минимум, ещё два спецкурса: по политологии и геополитике», — вспоминает Баринов.

Три в одном



2 октября исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося педагога и учёного-историка Якоба Дразнинаса.



Для нас, поступивших на отделение истории ЧГПИ в 1976 году. Якоб (мы его называли на русский манер Яковом) Иосифович Дразнинас уже тогда был живой легендой.
Ещё до поступления почти все (во всяком случае читинцы и жители тех районов, где принималось местное телевидение) знали его, прежде всего, как международного обозревателя. Это, вообще, было время, когда популярность ведущих международных обозревателей — Зорина, Боровика, Осипова, Бовина, Сейфуль-Мулюкова и других была такой, что нынешним шоуменам и мечтать не стоит. В Забайкалье же наравне с ними был Яков Иосифович, которого осторожно-смелый Ефим Маликов допустил до ведения аналогичной московским передачи. И он со своим неподражаемым акцентом и глубоким аналитическим подходом был вполне на уровне тех, кто выступал на экранах Центрального телевидения. Убежденный антисталинист, он был и принципиальным противником маоистов, которым больше всего и доставалось. Но за критикой китайцев иногда проскакивали ой какие интересные намеки. Помню, как мой ныне покойный дедушка, надевая очки, подсаживался к телевизору, когда начиналась передача с Якобом Иосифовичем, и заставлял всех замолчать.
— Дайте послушать умного еврея, — говорил мой обрусевший дед-мордвин.
Он, можно сказать, воспринимался как живое воплощение интернациональной политики советского государства. И лишь значительно позже мы узнали, что Якоб Иосифович в Чите-то оказался из-за проводимой Сталиным в послевоенный период кампании гонений на евреев, или, как их именовали в печати, «безродных космополитов». В вузах европейской России ему везде дали отказ. Не помогло ни то, что он был фронтовиком, ни солдатский боевой орден Славы 3-й степени. Ну, а знание трёх языков было в тот период скорее минусом, чем плюсом. Забайкалье же и в те годы в этом отношении было регионом с действительно высоким уровнем интернационализма. Во всяком случае, ксенофобией здесь особо никто не отличался, даже во властных коридорах.

Родился он 2 октября 1911 года в Сувалкской губернии тогда ещё Российской империи. По окончании Мариямпольской гимназии в 1927-м поступил на 2-годичные педагогические курсы в Каунасе. С 1929 по 1940 годы работал учителем начальной школы в городке Укмерге. С установлением в 1940 году в Литве советской власти был назначен заведующим 6-летней школой в Рокишкисье, где и работал до начала войны. Потом была Великая Отечественная. Интересно, что о героическом пути Литовской дивизии, в которой Я. Дразнинас был минометчиком, рассказывается в книге «Путь к победе», изданной в Тель-Авиве в 1995 году. С 1944-го он обучался на историческом факультете Ивановского госпединститута, по окончании которого работал там же, на кафедре всеобщей истории. В 1949 году в связи с проведением кампании против «безродных космополитов» его уволили, что и привело его в Читу.
Специалист по Парижской коммуне, блестящий лектор-международник, эрудит и аналитик, он нами воспринимался как бы ветераном тех самых интернациональных бригад, что маршировали по улицам осажденного фашистами Мадрида… Он на самом деле был убеждённым интернационалистом, буквально влюблённым в своих героев — парижских коммунаров, в их стремление к свободе и равенству. Эту любовь к свободе он пытался привить и каждому поколению своих учеников-историков.
Всех нас он учил читать, анализировать прочитанное и… думать. Он не мог рассказать всего, что знал, но осторожно бросал в студенческую аудиторию намёки, которые стали понятны лишь спустя годы.
— Это было не так…
— Это не совсем так…
— Пока примем эту версию…
Он был единственным преподавателем, который разрешал приносить на экзамены любые учебники, монографии, конспекты. Задав вопрос, давал несколько минут на подготовку и начинал… Не спрашивать, а беседовать. Тогда он говорил нам о своей методике:
— Всего знать не может никто. Что-то можно забыть. Но если вы действительно это читали, вы вспомните и быстро найдёте ответ. Если же нет, то никакие учебники и записи вам не помогут.
Спустя годы, сам став преподавателем, я понял и другое. Якоб Иосифович просто определял и оценивал интеллектуальный потенциал каждого студента. Сами по себе ответы его не очень-то и интересовали.
А как он учил нас читать газеты! Прежде всего, понятно, советские, но не только их. К примеру, «Правда», бывшая центральным печатным органом ЦК КПСС, официально не могла ошибаться и потому никогда не писала… опровержений. Но ошибки и опечатки, естественно, были и в ней. Вот на них и обращал наше внимание Якоб Иосифович. Но не только. Он учил обращать внимание на то, что было между строк или за строками. К, примеру, если в каком-либо документе речь шла об «активизации, углублении, расширении», он предлагал поразмышлять, что бы это означало. С короткого обзора свежих номеров газет начинал каждое занятие. И порой говорил:
— Вот, смотрите, здесь (например, в информации о площади Сомали) допущена ошибка. Посмотрим, что будет завтра на этом же месте.
И на следующий день на этом месте появлялось не опровержение или извинение за ошибку, а просто новая заметка на другую тему, но в ней приводилась правильная информация о площади Сомали.
Кроме того, в Советском Союзе была свобода печати, своеобразная, конечно. В любом газетном киоске Читы можно было купить газеты многих коммунистических партий, французскую «Юманите», английскую «Морнинг Стар», немецкую и так далее. Причём на языке оригинала. Издаваемые на советские деньги огромными тиражами, в своих странах они распространялись в небольшом количестве, а львиная часть тиражей шла для советских читателей, которые и в них заворачивали селёдку или семечки. А вот на читинском истфаке Якоб Иосифович предлагал читать эти газеты, иногда делясь со студентами знаниями, почерпнутыми именно из этих изданий.

Сегодня можно смело сказать, что занятия по новой и новейшей истории, которые он вёл, включали в себя не только историю, но и, как минимум, ещё два спецкурса: по политологии и геополитике. В тот период считалось, что это «буржуазные лженауки». К слову сказать, этого выражения из его уст мы не слышали ни разу.
Со своей эрудицией и интеллигентностью, он представлялся нам мудрым и древним старцем, хотя в тот год ему исполнилось всего 65 лет. И он, как многие из поколения фронтовиков, был крепким, энергичным и ещё не старым человеком. В тот момент он даже ещё не был дедом. Его младшая дочь Рита (Маргарита) училась курсом младше нас. Но нам-то было по 17-20 лет, а в этом возрасте многое оценивается иначе.
Об интеллигентности Якоба Иосифовича стоит сказать отдельно. Представить, что он мог бы ругаться (не то что матом, а просто ругаться на студентов или коллег), нельзя было в принципе. Он с самыми сопливыми студентами был предельно вежлив и уважителен. А уж если сам допускал оплошность, то не считал зазорным признаться в этом и принести извинение.
Однажды он уснул на… своей лекции. Дело в том, что из-за раненой ноги он читал лекции, сидя на стуле. При этом его лекции, особенно по новейшей истории, были уникальны и неповторимы. Это не были тексты учебников. Он рассказывал о тех событиях, которые были обозначены темой выступления, как участник или современник. У него было своё видение и свой объём знаний, которыми он и делился с нами. Кому-то это нравилось, кому-то нет. И почти всегда какая-то часть присутствующих предпочитала тихонько переговариваться, создавая для его лекции бубнёжный фон.
И вот как-то однажды он рассказывал-рассказывал и под студенческий бубнёж задремал. В аудитории установилась такая тишина, что, как говорится, муху на окне можно было услышать. Эта-то тишина его и разбудила. Только после его пробуждения пронёсся общий вдох. В тот момент, казалось, что все просто задержали дыхание, чтобы не разбудить преподавателя. Он встрепенулся, сразу всё понял и просто извинился:
— Простите меня. Плохо спал и не успел утром выпить чашку кофе.
Его сразу же простили. Он продолжил лекцию-беседу, а аудитория забубнила в своём обычном режиме.
Как у всех замечательных педагогов у него была прекрасная память на своих студентов. Можно было прийти к нему спустя годы, и он безошибочно назвал бы вас по имени.

Последние наши встречи прошли в 1988 и 1989 годах. Осенью 1988-го в «Комсомольце Забайкалья», где я входил в состав общественной редколлегии, решили сделать материал о секретных протоколах соглашения, заключённого между фашистской Германией и Советским Союзом в 1939 году. Требовался компетентный комментарий. Лучше, чем Якоб Иосифович, сделать этого в Чите в тот период никто не мог. И мне дали задание связаться с ним на предмет интервью. Якоб Иосифович с удовольствием согласился. Правда, существовало несколько проблем. Ему в то время сделали несколько серьёзных операций, и он был прикован к постели. Были и проблемы со зрением. А вот голова работала, как и прежде, отлично. Договорились, что я сначала запишу интервью с ним, а после обработки приду ещё раз и зачитаю. В случае необходимости внесу изменения.
Работал он, как всегда, самым тщательным образом. Интервью получилось очень интересным и было опубликовано вместе с фотографиями совместного парада советских и фашистских войск в Бресте. Ныне они широко известны, включены во многие монографии, но тогда именно «Комсомолец Забайкалья» опубликовал их впервые в стране.
На следующий год решили повторить этот эксперимент и сделать интервью о 200-летии Великой Французской революции 1789—1794 годов. Работали в том же самом режиме. Беседа-интервью дома, подготовка текста и шлифовка его Якобом Иосифовичем.
Не могу не сказать слов уважения в адрес его родных. Это был крайне тяжёлый период в их жизни. Но все они мужественно его переносили, бережно ухаживая за Якобом Иосифовичем.
И вновь интервью с ученым было опубликовано в «Комсомольце Забайкалья». Третье интервью было задумано опубликовать 1 октября 1989 года, когда отмечалось 40-летие со дня образования Китайской Народной Республики. К сожалению, по самым разным причинам, этому плану не суждено было осуществиться. Поразительно, но именно 1 октября 1989 года Якоба Иосифовича не стало. До сих пор жалею о том, что тогда не взял это интервью.
Якоб Дразнинас был замечательным педагогом, серьёзным учёным-историком, высокообразованным и по-настоящему интеллигентным человеком, память о котором будет храниться в сердцах всех, кому посчастивилось с ним общаться, а тем более тех, кто у него учился.


Александр Баринов, выпускник отделения истории ЧГПИ им. Н.Г. Чернышевского 1980 года, «Забайкальский рабочий», №196



Об истерике отдельных жителей Дульдурги пишет в «Комсомольской правде» Надежда Панова: «Это позор всем нам, забайкальцам! Это плевок в душу всем, кто любит свою малую родину и её символы! Это деградация власти на местах! За такое бездействие надо судить нерадивых глав и их администрацию! О каком патриотическом воспитании мы можем говорить, если дети видят, как администрация наплевала на символы власти у себя в районе!». Подобные комментарии сыпались в редакцию и на головы местных чиновников из-за того, что на здании Дульдургинской администрации вдруг вместо двух флагов – Агинского округа и Забайкальского края – появился один. Российский.

Флаги Забайкальского края и Агинского округа остались в стороне



Вот уже месяц, как над зданием Дульдургинской администрации висит один наш триколор. А ещё недавно, на ветру, вселяли патриотизм дополнительных два флага – Агинского округа и Забайкальского края.



Факт того, что теперь администрацию села Дульдурга украшает только флаг Российской Федерации, скажу прямо, обескуражил местных жителей.

— Странно! Украли, что ли? – пожимали плечами люди, спеша на работу.
— Может, постирать сняли? – вторили им односельчане. Но нашлись и такие, которые сие событие прямо-таки восприняли всерьёз и позвонили нам в редакцию.
— Что за безобразие, почему у нас на администрации нет флагов, которые символизируют наш край и наш округ? – возмущалась в трубку одна из жительниц села Дульдурга.

Оказалось, обратившаяся к нам читательница не единственная, кого возмутило отсутствие на местной администрации двух символов нашего региона.
«Это позор всем нам, забайкальцам! Это плевок в душу всем, кто любит свою малую родину и её символы! Это деградация власти на местах! За такое бездействие надо судить нерадивых глав и их администрацию! О каком патриотическом воспитании мы можем говорить, если дети видят, как администрация наплевала на символы власти у себя в районе!» — так думают жители села Дульдурги (мы собрали воедино мысли нескольких людей! — Авт. ).
Наши попытки переубедить народ в том, что на самом деле не всё так страшно и что согласно закону об административных правонарушениях Забайкальского края вывешивать на здания органов самоуправления местные флаги вовсе не обязательно, не возымели должного эффекта.
По посёлку поползли слухи, что, мол, сельский мэр непонятно за что обиделся на районную и краевую власти и решил тем самым показать своё отношение к ней.
— Что за глупости? – ответил нам на это Александр Злыгостев, глава администрации сельского поселения «Дульдурга». – Я как-то даже внимания не обратил на то, что флагов нет на здании, но ж и так, то ничего предосудительного в этом не вижу. Висит же флаг Российской Федерации. Но если уж народ так категорично ко всему этому относится, мы обязательно разберёмся, вернём их на место.
Так что, уважаемые главы сёл и посёлков, каждый раз, приходя утром в свой рабочий кабинет, чтобы служить народу, не забывайте кинуть взор вверх и посмотреть на флаги. И если вы по какой-то причине не досчитались одного или символ администрации покосился, помните! Всегда найдутся те, кому не безразлично, чей флаг развевается на ветру. И это, наверное, правильно.


Надежда Панова, «Комсомольская правда — Чита», №145



Не иначе как истерикой можно назвать поведение и жителей Чернышевска. Их мечущиеся души лишились наставника в лице батюшки Алексея, а умы никак не могли найти причину его ухода, в которую хотелось бы верить. Обо всём по порядку рассказывает в «Экстре» Юлия Скорнякова, напоминая, что в возникшем между батюшкой и застройщиком чернышевского храма конфликте, последний обвинил отца Алексея в желании обогатиться за счёт прихода. Епископ Евстафий предпочёл ни в чём не разбираться, а командировать батюшку в приход Шилкинского района, поэтому разбираться прихожане стали самостоятельно. «Из Чернышевска в редакцию приехала прихожанка Любовь Балабон. В руках у неё письмо, выведенное каллиграфическим почерком на 13 листах. Под текстом письма 18 подписей прихожан, решивших выступить в защиту Алексея Вершинина и потребовать вернуть его в Чернышевск, — пишет Скорнякова. – Через сутки после поступления письма с подписями в редакции раздался телефонный звонок. Звонили пять прихожан, оставившие свои автографы на лежавшем в столе письме из Чернышевска. Звонили не раз и не два, желая отозвать свои подписи и требуя не выпускать статью в печать».

Церковные разборки



Крест, приход и Судный день для журналистов



— Этот материал не должен выйти. Вы спровоцируете раскол церкви.
— Каким образом?
Кто-то заступается за батюшку, кто-то нет, но материал положите под сукно. Есть же святые силы, и за все дела придётся отвечать, в том числе и за это. Вам. Было обычное утро обычного рабочего дня. Обычный разговор про не совсем обычную, но тем не менее вполне бытовую тему…

За три недели до…



В одном из номеров «Экстры» мы рассказали о ситуации, сложившейся в храме города Чернышевска, где возник конфликт между батюшкой и застройщиком нового храма. Николай Номоконов пенял на то, что батюшка получает слишком много от своего прихода и пытается обогатиться за его счёт. Отец Алексей уверял: проблемы с застройщиком начались после того, как священнослужитель потребовал отчитываться о расходах на строительство храма.
В результате прихожане храма разделились на «белых» и «красных», на тех, кто стоял за батюшку стеной, и кто ездил к епископу Евстафию, чтобы потребовать его отстранения от службы.
Евстафий рассудил так: отца Алексея Вершинина вместе с семьёй перевести в приход Шилкинского района, а на его место направить нового батюшку. О том и был материал.
Через полторы недели после выхода публикации в редакцию пришло письмо от жительницы села Малый Тонтой Анны Деревцовой.
«Мы знаем отца Алексея честным, добропорядочным, как и положено быть священнику. Когда-то он служил в Сретенском приходе по просьбе жителей отдалённых сёл Шелопугинского района. На службе в храме Георгия Победоносца всегда было тепло и уютно, много прихожан, и когда по злому, грязному доносу батюшку Алексея перевели в Чернышевск, мы до глубины души были задеты этим поступком некоторых прихожан. Ещё через несколько дней из Чернышевска в редакцию приехала прихожанка Любовь Балабон. В руках у неё письмо, выведенное каллиграфическим почерком на 13 листах. Под текстом письма 18 подписей прихожан, решивших выступить в защиту Алексея Вершинина и потребовать вернуть его в Чернышевск.
— Это честнейший человек. Мы не можем понять, как такое могло случиться. С его появлением у нас и народ в храм потянулся. А оговор… Так у тех, кто выступил против батюшки, есть свои причины: кто-то когда-то обиду затаил на него, кто-то ещё что…
Вместе с письмом Любовь Балабон привезла выписку о суммах, которые получал Алексей Вершинин за свою работу.
— О каких 50 тысячах говорит Номоконов? Смотрите сами: батюшка ежемесячно получал по 5 тысяч за службу в Чернышевске, 2 тысячи за служение в храме Жирекена и 5 тысяч за ставку шофёра, потому что и шоферил, и ремонтировал машину сам. Пошёл бы на отдельную ставку в пять тысяч рублей другой человек? Нет. У батюшки большая семья, в которой и сейчас ждут прибавления, матушка на последних сроках беременности. Семья жила более чем скромно. Чтобы как-то помочь батюшке, ему отдавались требы. Сейчас отец Алексей переехал в Шилку, а матушке разрешили до родов пожить в Чернышевске: о каком переезде на таком сроке может идти речь? Некоторые прихожане навещают её. От того, как она живёт и с каким смирением принимает трудности, на глаза наворачиваются слёзы, — рассказала Любовь Балабон.

Мы отзываем подписи!



Через сутки после поступления письма с подписями в редакции раздался телефонный звонок.
— Мы отзываем свои подписи под обращением, которое вам передали! – крикнула трубка. – Этот материал не должен появиться на страницах газеты вообще.
Звонили пять прихожан, оставившие свои автографы на лежавшем в столе письме из Чернышевска. Звонили не раз и не два.
— Приезжал епископ Краснокаменский и Читинский Евстафий, снял с батюшки крест на три года. Это запрет служения. Нам объяснили, в чём дело, и мы поняли, что заблуждались, защищая батюшку, — говорили «отказники».
По их словам, батюшка продал машину за сто тысяч и деньги оставил у себя.
— Я разговаривала с отцом Алексеем. Он надеялся, что ситуация нормализуется, деньги будут сохранены и пойдут на покупку новой машины, поэтому пока не отдавал их, — рассказала во время очередного звонка Любовь Балабон. – Вы расскажите, что у нас творится, — просила она.
— Писать не нужно! Материал – в стол! – через полчаса после звонка Балабон набирали номер редакции отказавшиеся от подписей. И так – несколько дней подряд.
Дела души и веры – личное дело каждого. Но вера в бога начинается с веры в человека. В его честность, объективность и мудрость. Главными пострадавшими в этой истории стали прихожане храма, многие из которых, по всей видимости, потеряли часть уверенности в церкви, а значит, и в чём-то светлом, вечном, неизменном. Потеряли все: и люди, обличившие батюшку, и те, кто, защищая его, не смогли защитить.


Юлия Скорнякова, «Экстра», №40



И всё же отдельные граждане обладают достаточным весом, чтобы на раз взять и лишить 740 тысяч забайкальцев возможности слушать радио. Про то, как жалоба дачницы привела к прекращению радиовещания в Читинском, Хилокском, Улётовского, Карымском, Дульдургинском, Балейском, Шилкинском, Оловяннинском, Могойтуйском, Нерчинском районах края, не писал только ленивый. Но потрудился тщательно разобраться в проблеме журналист «Читинского обозрения» Иван Томских. Итак, после поступившего в Роспотребнадзор обращения хозяйки участка в дачном кооперативе в непосредственной близости от передающего центра, специалисты краевого Центра гигиены и эпидемиологии выехали на место и измерили напряжённость электромагнитного поля, чей уровень, как оказалось, почти в два раза превышал норму. Впрочем, главный инженер краевого РТПЦ Андрей Лихтарович сомневается в результатах исследования: «В апреле эксперты испытательного лабораторного центра измерили интенсивность электромагнитного поля радиопередатчика – она оказалась ниже предельно допустимого уровня, показания соответствовали нормам. В августе те же самые эксперты, но пользуясь уже измерителем другой марки, установили повышенный уровень. Понимаю, если бы приборы измерения показывали небольшую погрешность. Но по августовским замерам уровень излучения кратно выше, чем в апреле». Так или иначе, суд постановил устранить нарушения до 15 ноября, а до 25 октября остановить вещание. Переживать за жителей начали и депутаты заксобрания.

Радио, которое обо всём молчит



400 населённых пунктов в крае не получают радиосигнала. Что стало причиной этой неожиданной информационной блокады?



Всему виной – голова дачницы



Приостановлена деятельность передающего радиоцентра вблизи с. Александрова Читинского района. Именно он обеспечивает радиовещанием жителей Читинского, Хилокского, Улётовского, Карымского, Дульдургинского, Балейского, Шилкинского, Оловяннинского, Могойтуйского, Нерчинского районов края. На территории охвата радиоцентра проживает 740 тысяч забайкальцев. Кто и почему остановил работу радиоцентра?
В конце мая в управление Роспотребнадзора по Забайкальскому краю поступило обращение от хозяйки одного из участков дачного кооператива «Кварц», который расположен по улице Шоссейной в селе Александровка Читинского района. В нескольких шагах от кооператива – передающий радиоцентр. В своём обращении женщина жаловалась на постоянные головные боли. По её версии, вред здоровью наносит тот самый радиопередатчик, расположенный буквально за забором дачного участка.
Специалисты краевого Центра гигиены и эпидемиологии выехали на место, где на участках заявительницы и ещё одного дачника, а также в их дачных домиках измерили напряжённость электромагнитного поля. Его уровень почти в два раза превышал норму. В протоколе Роспотребнадзора указано, что здоровье жильцов двух дачных участков (№42 и №43) СНТ «Кварц» находится под угрозой в связи с воздействием на них электромагнитного излучения, величина которого превышает предельно допустимый уровень. Это стало основанием для временного запрета деятельности радиопередатчика. 29 августа радиовещание в районах края прекратилось. До 15 ноября руководство Забайкальского радиотелевизионного передающего центра обязано «нормализовать электромагнитную обстановку».
— Материалы проверок были переданы в суд, который постановил: приостановить работу радиопередатчика, а соответственно, трансляцию программ «Радио России», на 30 дней. До окончания дачного сезона, — рассказывает Татьяна Кушиташвили, заместитель начальника отдела санитарного надзора краевого управления Роспотребнадзора.
Главный инженер Забайкальского радиотелевизионного передающего центра Андрей Лихтарович сомневается в объективности произведённых измерений:
— В апреле эксперты испытательного лабораторного центра измерили интенсивность электромагнитного поля радиопередатчика – она оказалась ниже предельно допустимого уровня, показания соответствовали нормам. В августе те же самые эксперты, но пользуясь уже измерителем другой марки, установили повышенный уровень. Понимаю, если бы приборы измерения показывали небольшую погрешность. Но по августовским замерам уровень излучения кратно выше, чем в апреле. Механические и электронные часы, скажем, когда показывают одно и то же время, всё-таки различаются в нескольких секундах. А тут получается, что одни «часы» показывают день, другие – ночь. Не понимаю, как могут два прибора, предназначенные для одних и тех же целей, при использовании одинаковых методик измерений давать разные показания?
Тем временем директор Забайкальского радиотелевизионного передающего центра Николай Баженов подсчитывает убытки, которые несёт его предприятие в связи с прекращением трансляции «Радио России».
— Из-за отключения вещания радиоцентр потеряет порядка двух миллионов рублей. А срок приостановления деятельности – почти два месяца. Наше предприятие и без того убыточное — за прошлый год доходы составили 42 миллиона рублей, а расходы – 72 миллиона. Тяжёлую участь обостряют налоги и плата за электроэнергию. Так, земельный налог на 300 гектаров антенного поля установлен по самым высоким ставкам. Электроэнергия поставляется тоже по максимальной цене, — сетует Николай Баженов.
Вопрос о закрытии убыточного передатчика Баженов ставил перед руководством компании «Российская телевизионная и радиовещательная сеть». Однако в планах москвичей только к 2015 году перейти на цифровое вещание. До этого времени решить вопрос не представляется возможным.

Делу вредит ЛЭП



В протоколе Роспотребнадзора говорится о том, что в зоне ограничений передающего радиотехнического объекта не могут размещаться садово-огородные участки. Как же получилось, что возле вредного для здоровья человека объекта появился дачный городок?
Передающий радиоцентр был построен ровно 40 лет назад. Спустя восемь лет (в 1979 году) рядом с радиоцентром была отведена земля под дачный посёлок. Её стремительно начали застраивать, не согласовав размещение участков с руководством радиоцентра. Никто тогда не попытался выяснить степень опасности и вреда радиопередающего оборудования на здоровье человека. Хотя всегда возле подобных объектов определяется зона, на территории которой населению проживать небезопасно.
— К тому же, в то время мощность радиопередатчика была в три раза больше нынешней. Но за 40 лет службы радиоцентра это первая жалоба на его работу, — отмечает Николай Баженов.
Привлечь к ситуации решено независимых экспертов – специалистов Самарского научно-технического института, которые уже в ближайшие дни должны произвести собственные измерения уровня излучения. Они подготовят рекомендации о том, как технически можно решить проблему. Один из вариантов – закопать кабель воздушной ЛЭП под землю. Но на это нужно порядка 10 миллионов рублей.
Вдоль дачного кооператива проходит воздушная линия электропередачи мощностью 10КВ, а над территорией дачных участков, где проводились измерения электромагнитного поля, — ЛЭП-220В. Линия электропередачи, по мнению Баженова, является источником вторичного излучения. Она принимает на себя излучение радиопередатчика, усиливает его и даёт в итоге повышенный электромагнитный фон.

А если завтра – война?



Радио для государства – одно из основных средств оперативного информирования населения. В случае возникновения чрезвычайной ситуации (природных катаклизмов, крупных аварий, начала военных действий) на территории края или в стране, оповестить об этом забайкальцев своевременно не удастся. Но решать эту проблему представители государственной власти не торопятся. А надо бы. Тем более – накануне предвыборной кампании (в декабре – выборы в Госдуму).
— Отключение радиопередатчика произведено по решению суда, которое мы обязаны выполнить. Как дачный сезон закончится, радиовещание возобновится – это произойдёт 24 октября, — обещает Николай Тимошенко, начальник отдела связи департамента информатизации и связи Забайкальского края.
Но никто не гарантирует, что после 24 октября радиопередатчик вновь запустят в работу. Сегодня на дачах многие живут круглый год. Здесь, как известно, разрешено прописываться. Не исключено, что хозяйка дачного участка №42 решит зимовать в своём двухэтажном жилом доме и опять пожалуется на мучительные головные боли. Надзорные органы снова вынесут постановление о запрете использования радиопередатчика. Тогда радио не будет вообще?
Но даже когда дачники покинут свои огороды, радио зазвучит ненадолго. До весны. Но, похоже, это мало кого тревожит.
— Радио на длинных волнах уже давно никто не слушает. Пора переходить на цифровое телевидение и радио. Тем более, что качество звука, передающееся на длинных волнах, не очень хорошее. Пользователей такого радио – раз, два и обчёлся. Сейчас обсуждается проект установки цифрового радиопередатчика, который «закроет» не только весь Забайкальский край. «Радио России» будет звучать даже в других странах. А вообще лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. По телевидению и радио одно и то же говорят, — считает Тимошенко.
Безусловно, цифровые технологии облегчают жизнь. «Цифра» позволит настроить радио через телевизор. Смотреть его, конечно, не удастся, а вот послушать – легко. Но чтобы радио зазвучало из телевизора, надо установить специальное устройство – тюнер, минимальная цена которого составляет не менее 1500 рублей. Многие ли пенсионеры пойдут на такие траты и смену привычного уклада жизни, когда радио вещает из приёмника? Да и цифровые телерадиостанции сегодня есть далеко не во всех районах Забайкалья. Краевой департамент информатизации и связи обещает к декабрю запустить 105 объектов телевизионной цифровой связи. Однако чтобы обеспечить всё Забайкалье цифровым вещанием, необходимо 380 таких объектов.
Те, в чьих домах кабельное или цифровое телевидение, Интернет, отключение радиовещания даже не заметят. В основном радио на длинных волнах слушают сельские жители, особенно пенсионеры, для которых старенький советский радиоприёмник — словно член семьи. Променять его на современные средства распространения информации — всё равно что сломать привычный уклад. Радио удобно и недорого. Да и как от него можно отказаться, если на селе транслируется всего три телевизионных канала, а газет в свободной продаже на почте практически нет?!

Многочисленные обращения забайкальцев, проживающих в зоне отключения радио, заставили депутатов Законодательного Собрания Забайкальского края разобраться в проблеме. По этому поводу на прошлой неделе собирались депутаты комитета по экономической, промышленной политике, территориальному развитию и инновациям Закcобрания. Поскольку в опасную зону попали лишь два дачных участка, урегулировать конфликт интересов, по мнению депутатов, можно было бы, например, за счёт предоставления пострадавшим земельных долей в более благоприятном месте. Как заверил председатель профильного комитета Болот Аюшиев, депутаты взяли вопрос под особый парламентский контроль. Ситуацию депутаты обсудят в понедельник, 10 октября, на Совете законодательного собрания.



Иван Томских, «Читинское обозрение», №40



«Шига», ширы и сайба — корреспондент «АиФ- Забайкалье» Артём Стромилов поучаствовал в добыче кедровых орехов и теперь делится впечатлениями, а также учит малознакомым терминам читателей газеты: «Сначала сооружаем колот — специальное приспособление для нанесения мощного удара по стволу кедра. После этого удара шишки должны бы непременно упасть. Основу этакого мега-молотка лучше всего делать из берёзы, но такой внушительной берёзы поблизости не нашлось, решили выточить из ствола кедра. Первый удар и… практически ничего. На высокогорье кедровые плоды созревают дольше, возникает чувство, что вся наша затея не принесёт хорошего результата. Решили использовать вожжи. К колоту привязали длинную верёвку. Теперь один человек направляет «орудие», другие в этот момент одновременно резко дёргают за концы вожжей. Удар по дереву получается несравнимо сильней. Работа пошла».

Кедровый бум



Как добываются «дешёвые» орешки, выяснил корреспондент «АиФ- Забайкалье».



Первые трудности



В Красночикойском районе мы уже неделю, готовимся к долгому и напряжённому пути в тайгу. Старенький ГАЗ-66 или, как его здесь называют «Шига», уже практически загружен. В кузове всё необходимое для долгой и трудной работы в лесу, места занято уже много, куда же потом орехи складывать? Всё решаемо, убеждают нас опытные добытчики.
Выезжаем утром. Впереди сотня километров бездорожья. И пусть никого не смутит столь короткое расстояние, по местным дорогам на этот путь уходит весь день. К тому же едем мы на высокогорье, к ключу Дражный. Преодолеваем ручейки, а порой и речки, всевозможные рвы и древесные завалы. Добираемся к месту уже затемно. Останавливаемся в небольшой юрте. По негласным лесным законам, тот, кто первый занимает жильё, вполне имеет право в нём ночевать в течение периода добычи ореха. Наспех собираем печку-голландку.
Сначала сооружаем колот — специальное приспособление для нанесения мощного удара по стволу кедра. После этого удара шишки должны бы непременно упасть. Основу этакого мега-молотка лучше всего делать из берёзы, но такой внушительной берёзы поблизости не нашлось, решили выточить из ствола кедра.
Первый удар и… практически ничего. На высокогорье кедровые плоды созревают дольше, возникает чувство, что вся наша затея не принесёт хорошего результата. Решили использовать вожжи. К колоту привязали длинную верёвку. Теперь один человек направляет «орудие», другие в этот момент одновременно резко дёргают за концы вожжей. Удар по дереву получается несравнимо сильней. Работа пошла.
Собираем шишки в большие мешки, которые называются ширы, вмещают они примерно два обычных мешка. За один раз наколачивается по одной шире на человека, переправляем их в лагерь, где высыпаем в своеобразный амбар – сайбу. И так три захода за один день. В перерывах – обед, чай, отдых. Носить целый день тяжёлый колот, собирать кедровые шишки в полусогнутом положении и таскать ширы к юрте – нужно сказать, работа не из лёгких.

Тайга, тайга…



В лесу повсюду медвежьи следы. Огромные ямы говорят о том, что царь тайги ищет хранилища бурундуков. То есть место, где этот маленький зверёк складирует орехи, которые насобирал за год. Порой там бывает около двух вёдер кедровых плодов. Медведь съедает это всё одним махом – к зиме готовится. К человеческому жилищу мохнатый не идёт – опасается. Ещё в кедровнике в это время спеет много ягоды: черника, голубика, брусника. Мы её тоже собираем.
Добываем орехи больше двух недель. Некоторые дни выпадают из рабочего графика, так как идёт снег. Радует то, что он быстро тает. В двух наших саибах уже 125 шир, что по расчётам опытных добытчиков равняется 50-ти мешкам чистого ореха.
И вот последние дни. Пришло время перемолотить добытые шишки. Нам повезло, есть специальный комбайн. Такие были в советское время в леспромхозах. Сегодня это редкость, ведь многие молотят и просеивают орех вручную. У нас же, благодаря силе одной бензопилы, вращающей механизмы комбайна, получается на выходе уже готовый, просеянный орех. Поэтому на процесс мы тратим лишь два дня. Без молотилки на это ушло бы дней пять. Готовый продукт складываем в мешки. Готово! Две тонны ореха за пятнадцать дней работы – можно отправляться домой.
Выдвигаемся к дому поутру. Машина скрипит от взваленного на неё груза. Дорога кажется намного тяжелее. Чувствуется каждая кочка, ямочка. Тряска заканчивается, когда появляются знакомые покосы и луга. Мы возвращаемся в деревню. Все довольны проделанной работой, добыча есть, и мы вернулись. Но миг ликования недолог. Пытаемся узнать цены на орех, а они настолько низкие, что отдавать плоды своего труда за столь недостойную плату кажется оскорбительным.
— В этом году много добытчиков, вот и цены на орех низкие, — объясняют местные жители. И сокрушаются, что на поездку затрачено много неоправданных сил, времени и средств.
Старожилы рассказывают, что в советское время кедровые орехи добывали в промышленных масштабах. Государство закупало их по единой, заранее установленной цене. Сегодня её диктуют коммерсанты, сами, вероятно, никогда не бывавшие в тайге и знающие о сайбе и шире лишь понаслышке.

Кедровые орехи – это ценнейший природный продукт. Белок ядер ореха настолько сбалансирован, что усваивается организмом человека на 99 процентов. Витамины А, В, С, D, Е, Р, микроэлементы калий, кальций, магний, фосфор, а также аминокислоты, полиненасыщенные жирные кислоты и антиоксиданты входят в состав орехов кедра.


Артём Стромилов, «АиФ — Забайкалье», №40



НазадВперёд
12 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Тем, кто делает колот из кедра надо руки отрывать, а бить шишку с вожжами тоже запрещено. Так что Стромилов браконьер.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Во первых, кедровый колот делается из ствола сухостоя, обычно это упавшее дерево. А использование вожжей при добыче - это древнейший метод и вреда от него не намного больше чем от обычного удара. К тому же в кедровнике места удара на деревьях наколочены десятилетиями, в виде своеобразной коросты. Поэтому кедры как плодоносили, так и плодоносят. Знаете лучший способ добычи, пожалуйста.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Спор браконьера с вредителем. с чего вы взяли что в Забайкалье разрешена заготовка шишек с помощью колота? Приведите документ.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Автор. Ты видимо ни разу не был в кедраче и не знаешь как бьют с вожжами. Иногда вершина отламывается и не созревшая шишка валится или надламывается.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вершина отламывается только если она высохла. В кедраче я был и за целый месяц на нас не упала ни одна вершина, на 100 процентов правда. Может повезло, потому что такие случаи заканчиваются плачевно. А то что шишка бывает несозревшая, синего цвета, так это правда, но орех внутри неё такой же, как и обычный, проверено:)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не смеши, кто делает колот из сухостоя. Знаток.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Нужно уточнить. В данном контексте под сухостоем подразумевается засыхающий, многолетний кедр, основание которого изъедено жуками, кстати такие деревья встречаются всё чаще. Так вот, часть такого дерева порой неплохо сохраняется и вполне сойдёт для колота.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Лучший способ добычи кедрового ореха, абсолютно безвредный для кедра - это группа людей сбрасывается, заказывает вертолет на один час, вертолет очень низко пролетает над кедровником и все дела, ходи и собирай себе шишку. Данный способ применяется в Финляндии, Канаде и.т.д. Там правительство и государство идет на встречу заготовителям ореха и помогает таким способом, а у нас в России помогут - вырубят весь кедрач, как в Приморье, продадут за рубеж по дешевке, вот и вся помощь. Вот даже в этом мы так далеки от развитых стран.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Причем тут Канада и Финляндия? Нормальные работники авиационной промышленности и в Чите еще в советские годы разыскивали периодически пропадавших в кедрачах на заготовке шишки сотрудников, с вертолета. А потом те находились рядом с горой шишки. Или можно после ветра с дождем. Данный способ именуется-тундрюкским.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

бугагашеньки - колот из сухостоя))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Надзор, Лесник, Нуинуууу, доктор Бред. Друзья, что вы так критичны! Кто-нибудь из журналистов до этого освещал вашу "профессиональную" тему, да еще в репортажах! Покажите на него пальцем! Руку ему пожму!

Человек старался как мог для вас. Сперва шишки колотил, потом еще и материал писал! А вы сухостой, не сухостой! Возьмите, да напишите лучше!!! Только плести в коментах и можете, а ни в одно местное СМИ ваш материал не пойдет...

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

вот диспут развели, чем клотить, знатоки, еште орешки - смотрите кто ими торгует? так что едим их возможно последний раз.