Р!
13 МАЯ 2021

Кто довёл бабушку до сердечного приступа - в обзоре краевых СМИ

Раскопанный коммунальщиками город занимает умы не только рядовых граждан, но и журналистов. Вот в «Эффекте» Анна Хвостова и Лариса Семенкова пытаются найти ответ на вечный вопрос «Доколе?» у представителей городской администрации и ТГК-14, чьи, собственно, сотрудники не справляются с объёмом восстановительных работ. Решением проблемы депутаты городской Думы видят в увеличении штрафов за не выполнения обязательств и предписаний. Кроме того, «депутаты поддержали предложение администрации Читы и внесли ещё в июле 2010 года изменения в Правила благоустройства территории городского округа «Город Чита». «Если проще, перед тем как получить разрешение на проведение земляных работ, та или иная организация должна заключить договор с третьим лицом на восстановление благоустройства на месте раскопок. Более того, предлагалось требовать от желающего получить ордер свидетельство того, что 50 % оплаты уже будет произведено этому третьему лицу до получения разрешения от комитета ЖКХ», — разъясняется в издании. Однако, прокуратура опростестовала это решение, основываясь на том, что нарушается Гражданский кодекс, свобода заключения договора. Василий Турсабаев намерен бороться с прокуратурой.

Раскопки и ныне там



Кто восстановит улицы города?



Результаты рейда по раскопкам на территории Читы, о которых мы рассказывали читателям нашей газеты, депутаты обсуждали на расширенном заседании комиссии градостроительства и реформы ЖКХ. Представители ОАО «Водоканал — Чита» и городских электрических сетей, четко обозначив адреса и причины затянутых раскопок, в которых во многом виновны подрядчики, сумели убедить депутатов, что до 15 октября все раскопки будут ликвидированы.



15 тысяч штрафа решат проблему?


Чему можно верить, ведь помощник мэра Читы по благоустройству Василий Турсабаев неоднократно в своих публичных выступлениях говорил о том, что с этими организациями контакт установить удаётся, понимание необходимости с чистой совестью вступить в зиму у руководителей водоканала и электросетей подтвердилось конкретными примерами.
Что сложно утверждать в отношении руководства ОАО «ТГК -14», которое, сославшись на занятость, не сочло нужным делегировать представителя компании на заседание комиссии. После того как Интернет-сообщество негативно отнеслось этому факту, подвергнув критике позицию руководства теплогенерирующей компании, на следующий день после заседания Михаил Орлов, возглавляющий Читинский энергетический комплекс, пришел к председателю Думы городского округа Александру Зенкову с просьбой дать комментарий.
По словам Михаила Павловича, ситуация осложняется крайней изношенностью тепловых сетей – из 256 километров 170 нуждается в замене. Отсюда – многочисленные порывы, так, с 20 сентября уже ликвидировано более 60 порывов. К тому же основные силы брошены для выполнения приоритетной задачи – запуска тепла.
— Вместе с инженерно-техническими работниками на ликвидации порывов и раскопок трудятся более 500 человек, — сказал Михаил Павлович. – Мы обещаем, что в субботу тоже будем трудиться весь световой день, а к 15 октября всё ликвидируем.
Но в субботу, как доложил во время городской планерки в понедельник, 10 октября, Василий Турсабаев, энергетики на работу по устранению раскопок не вышли, в частности, на проспекте Советов уже вторичная раскопка так и осталась зиять огромной дырой… Всего из 101 ордера, выданных в 2011 году, энергетики закрыли лишь 30.
— 15 тысяч рублей штрафа, которые после принятия во втором чтении изменений в Закон Забайкальского края «Об административных правонарушениях», инициированы властью Читы, станут ощутимо бить по карману таких руководителей, помогут решению проблемы, — говорит председатель Думы городского округа Александр Зенков. – Лимит увещеваний, призывов исчерпан. По нашей просьбе прокуратура тоже готовит иск по поводу нарушения прав горожан. Мы разослали письма с требованием все раскопки ликвидировать к 15 октября – дню общегородского субботника.

На город нет средств?



В летний период ТГК-14 традиционно проводит ремонты теплотрасс. Подготовка к новому отопительному периоду – вопрос, без сомнения, важный. Однако после такого ремонта из года в год муниципалитету остаются сотни метров разрытого дорожного полотна, уничтоженных газонов и перекопанных дворов. По закону, последствия от вскрытия теплотрасс должны ликвидировать те, кто инициировал земляные работы, но в случае с энергетиками он почему-то не всегда работает.
— По Административному кодексу комиссия по благоустройству города может взыскивать штрафы с предприятия-нарушителя. За один просроченный ордер он составит 5 тысяч рублей, — говорит председатель Думы Читы Александр Зенков. – В случае с ТГК-14 мы имеем несколько раскопов, последствия которых не ликвидируются месяцами.
В отличие от горводоканала и читинских теплосетей, на комиссию градостроительства и реформы ЖКХ представители руководства ТГК-14 времени не нашли. Предприятие придерживается политики молчания и в отношении предписаний с требованиями привести в надлежащий внешний вид раскопанные им дворы и улицы.
— Мне лично приходилось разговаривать с руководством компании по поводу разбитого асфальта на улице Горького, — говорит Василий Турсабаев, помощник мэра Читы по благоустройству и ЖКХ. – У них на все вопросы один ответ – на такие расходы у нас нет средств. Отсюда справедливое возражение: а чем же они думали, когда начинали раскопки?!
В ликвидации последствий летних ремонтов есть и ещё одна проблема – морально-этическая, отмечают депутаты. Дума городского округа прилагает все усилия для того, чтобы сподвигнуть читинцев на осенний субботник. Он должен состояться 15 октября. «Как мы можем призвать простых граждан сделать любимый город чище, если половина краевой столицы перерыта?» — негодует Александр Зенков. Однако пока реальных и законных способов воздействия на компании, не выполняющие свои обязательства, нет, а рассчитывать на их гражданскую ответственность не приходится.

Гарант должен быть обеспечен



И всё же ужесточения штрафных санкций, прокурорских, судебных мер недостаточно для кардинального решения проблемы. Так, депутаты поддержали предложение администрации Читы и внесли ещё в июле 2010 года изменения в Правила благоустройства территории городского округа «Город Чита». Норма гласила: «При производстве работ, связанных с необходимостью восстановления покрытия дорог, тротуаров или газонов, разрешение на производство земляных работ выдается только после оформления договора с подрядной организацией на выполнение работ по восстановлению нарушенного благоустройства (платёжное поручение о перечислении денежных средств на расчётный счет подрядной организации)». Если проще, перед тем как получить разрешение на проведение земляных работ, та или иная организация должна заключить договор с третьим лицом на восстановление благоустройства на месте раскопок. Более того, предлагалось требовать от желающего получить ордер свидетельство того, что 50 % оплаты уже будет произведено этому третьему лицу до получения разрешения от комитета ЖКХ.
Но прокуратура выразила протест на это решение, основываясь на том, что, согласно Гражданскому кодексу, предоплата труда подрядчика не практикуется: оплата производится только после завершения работ. К тому же деньги можно заплатить, а ордер так и не получить по тем или иным обстоятельствам, выходит, выбрасывать средства на ветер. Если говорить о том же ОАО «Водоканал-Чита», подрядчик ему ни к чему, поскольку само акционерное общество владеет необходимой землеройной, иной техникой. И всё же основной довод прокуратуры основывался на том, что нарушается Гражданский кодекс, свобода заключения договора.
— Тем не менее эту войну с прокуратурой надо начинать заново, — выразился на заседании комиссии градостроительства и реформы ЖКХ Василий Турсабаев. – Гарант того, что после завершения земляных работ неизбежно будет проведено благоустройство, должен быть обеспечен, должен быть определённый финансовый резерв для этого. Иначе так и придётся слышать наивные доводы: «Мы раскопали, а денег на восстановительные работы у нас нет».

Кстати



По закону, последствия от вскрытия теплотрасс должны ликвидировать те, кстати, кто инициировал земляные работы, но в случае с энергетиками он почему-то не всегда работает.


Лариса Семенкова, Анна Хвостова, «Эффект», №41



Имя помощника мэра по благоустройству вспоминает на этой неделе и другая газета — «Читинское обозрение» в связи с рассылкой индивидуальных уведомлений об уборке в общегородской субботник. В одном из них, адресованном Татьяне Борисовне, было обозначено требование сменить деревянный забор на металлопрофиль. Подсчитав расходы — 55 тысяч рублей, Татьяна Витальевна с корреспондентом «ЧО» вновь внимательно перечитала Правила благоустройства города: «Недоумеваем вместе с ней: если уж придерживаться текста тех же Правил благоустройства, забор частного земельного участка не числится элементом внешнего благоустройства общего пользования. Но даже если забор таковым считать, то «ремонт подобных объектов осуществляется по мере необходимости». А кто устанавливает эту необходимость – мэрия, собственник забора или некая экспертная комиссия? Существуют ли порядок определения степени износа деревянного забора?».

Предписано сменить… забор



Городские власти призывают читинцев навести порядок около своих домов. Жителей частного сектора, в частности, просят заменить деревянные заборы. На металлические.



15 октября в Чите состоится общегородской субботник, которым завершится месячник по санитарной очистке. По традиции накануне субботника контрольная инспекция Читы распространяет среди горожан индивидуальные уведомления об уборке за подписью помощника мэра по благоустройству В.А. Турсабаева. Подобные уведомления уже получили порядка двух тысяч читинцев. Среди них – Татьяна Борисова, живущая в частном секторе на углу улиц Кочеткова — Красноармейской.
Пришла Татьяна Витальевна недавно с работы домой и обнаружила уведомление, воткнутое в щель деревянного забора. Прочитав официальную бумагу, женщина согласилась, что убирать сухостой, очищать прилегающую территорию от мусора нужно. А вот требование «произвести замену деревянного забора на металлопрофиль» ей показалось, мягко говоря, странным.
— Принимаю требование очистить территорию, побелить деревья, но замена забора – для меня слишком дорогое мероприятие, — разводит руками жительница Читы.
Чтобы огородить её земельный участок хотя бы с двух внешних сторон новым забором, требуется 170 профлистов. Даже самый дешёвый, китайский, обойдётся минимум в 55 тысяч рублей. Затраты кратно возрастут, если посчитать стоимость столбов, гвоздей, работы грузчиков и транспортных услуг.
— Такую сумму выложить единовременно в честь субботника и красоты городских улиц мне не по карману. Конечно, красивый забор радовал бы и меня, и тех горожан, которые проходят мимо. Но, по-моему, ни у кого нет права диктовать мне его возведение, — говорит Татьяна Борисова. Однако помощник мэра по благоустройству Василий Турсабаев считает иначе:
— Данные уведомления составляются на основании Правил благоустройства территории городского округа «Город Чита», принятых депутатами городской Думы. Несоблюдение влечёт административное наказание – читайте закон края «Об административных правонарушениях».
По его мнению, с жителей частного сектора выполнение правил благоустройства нужно спрашивать очень строго.
— Жильцы многоэтажных благоустроенных домов за свой счёт облагораживают придомовые территории, стараются содержать в прибранном состоянии балконы, предприниматели в обязательном порядке выкладывают у входа в офис или магазин тротуарную плитку. А почему жители частного сектора считают, что с них нет никакого
спроса? – недоумевает помощник мэра. Почему-то деньги на строительство бани или гаража жильцы деревянных домов находят, а на установку нового забора – нет! Забор из профлиста Василий Турсабаев во всех отношениях считает лучше деревянного:
— Противопожарная безопасность жильцами частного сектора не соблюдается. Им дела нет, что возле их домов высокий сухостой, мусор и завалившиеся деревянные заборы. При пожаре всё это вспыхивает мгновенно. Забор из металлопрофиля – эстетичный, практичный и безопасный – снижает риск распространения пожара. Во-первых, сам не горит. Во-вторых, не даёт возможности огню выйти за пределы участка. В-третьих, его не нужно каждый год красить, как того требуют Правила благоустройства.
Кстати, покраска забора – один из вариантов, который предлагает контрольная инспекция в своих уведомлениях. Нет возможности или желания установить новое ограждение из металлопрофиля – возьмите в руки кисть.
— Однако в тексте Правил благоустройства говорится о покраске каменных, железобетонных, металлических ограждении и ворот жилых зданий, которая должна производиться не реже одного раза в год. О покраске деревянных заборов и, как в моём случае, именно в зелёный цвет ничего не сказано, — недоумевает Татьяна Борисова.
Недоумеваем вместе с ней: если уж придерживаться текста тех же Правил благоустройства, забор частного земельного участка не числится элементом внешнего благоустройства общего пользования. Но даже если забор таковым считать, то «ремонт подобных объектов осуществляется по мере необходимости». А кто устанавливает эту необходимость – мэрия, собственник забора или некая экспертная комиссия? Существуют ли порядок определения степени износа деревянного забора?
В общем, хотели сотрудники контрольной инспекции, как лучше: чтобы в городе было красиво, но получилось, как всегда: перегнули палку. Хозяйка забора ночами не спит – на металлопрофиль денег не наскрести. Неужели рублём за безденежье накажут?


Иван Томских, «Читинское обозрение», №41



Два отличных текста Юлии Скорняковой опубликованы в «Экстре». В одном из них журналист рассказывает о пенсионерке Лидии Ткаченко, вдовы ветерана ВОВ, которой приходится жить в аномально жаркой квартире. Лидия Ткаченко не раз обращалась в соответствующие службы, чтобы хоть как-то улучшить условия проживания, все разговоры с коммунальщиками она записывала в тетрадь. Так набралось более 40 звонков.
«С начальником переговорить невозможно: или постоянная занятость, или номер телефона не отвечает. Один раз ответил человек, который не наделён правами начальника и разговаривать не стал – положил трубку», «Дозвонилась до начальника. Он сказал, что слесари придут и установят вентили, но ни 5 числа, ни в течение недели они не пришли… », «Звонила. Сказали, что установку будут делать 20-го…», «Сварщики пришли в начале пятого часа вечера. Сказав мне, что спустятся в подвал, ушли и не вернулись», — пишет печальную летопись борьбы за право не спать с открытой дверь и окнами, не прятаться от сквозняка или прятать раскалённые батареи.

Тепло ль тебе, бабушка?



Квартира вдовы ветерана ВОВ превратилась в баню



Синяя старая тетрадь, мелким почерком – в каждой клетке, день за днём, месяц за месяцем. «Позвонила о том, что в квартире очень жарко…», «Обещали прислать слесаря», «Звонила – пообещали, что решат…», «Слесарь не пришёл».
Пенсионерка Лидия Ткаченко вот уже несколько лет записывает в эту тетрадку подробности разговоров с коммунальными службами, которые приходится вести то по замене гусака, то по протекающей трубе. Но главная тема этого коммунального дневника – жара.

Приедем, потерпите



Когда-то Лидия Васильевна курировала строительство теплотрассы Чита-ГРЭС. В те годы трудно было догадаться, что на старости лет, потеряв мужа – участника Великой Отечественной войны, ей придётся бороться не со сложностями проектирования и возведения объектов, а с тем, как пробиться сквозь стену чиновничьих отмашек.
Сказать, что в её квартире жарко – это не сказать ничего. Чтобы понизить температуру, поднимаемую раскалёнными батареями, в квартире круглосуточно открыты форточки и входная дверь.
— Квартира однокомнатная, поэтому у меня постоянный сквозняк. Спать приходится, несмотря на жару, хорошо одетой, чтобы не продуло, — рассказывает пенсионерка.
Батареи, к которым, по словам Лидии Ткаченко, невозможно прикоснуться, она постаралась закрыть:
— Привязала пенопласт, между рёбрами батареи вставила паралон, укутала тряпками, закрыла листом фанеры, металлом, а сверху – плотной дорожкой. И всё равно дышать невозможно…
Около года назад женщина первый раз позвонила на свой участок и попросила установить в квартире регуляторы температуры.
Женщина, которая разговаривала со мной, пообещала отрегулировать, — говорит пенсионерка.
Однако и через несколько дней ничего не изменилось: пришлось звонить, напоминать о своей заявке. Пообещали прислать слесаря и передать заявку в ТГК-14. Слесарь так и не пришёл. История затянулась до мая.

Ветряные мельницы



В мае пришёл слесарь Вячеслав, который посмотрел на отопление и сказал, что, чтобы установить регуляторы температуры, необходимо купить два вентиля и ещё две детали. Размеры указал. После того как покупка будет произведена, Вячеслав попросил вновь вызвать слесаря, который должен был сказать, какие нужно покупать сгоны.
Лидия Васильевна купила все необходимые детали и начала звонить:
«С начальником переговорить невозможно: или постоянная занятость, или номер телефона не отвечает. Один раз ответил человек, который не наделён правами начальника и разговаривать не стал – положил трубку».
«Дозвонилась до начальника. Он сказал, что слесари придут и установят вентили, но ни 5 числа, ни в течение недели они не пришли… «
«Звонила. Сказали, что установку будут делать 20-го…»
«Сварщики пришли в начале пятого часа вечера. Сказав мне, что спустятся в подвал, ушли и не вернулись».
«Позвонила начальнику. Трубку взяла женщина, сказала, что ей надо куда-то звонить и попросила перезвонить через полчаса. Звонила через полчаса, через час – никто не брал трубку».
В результате Лидия Ткаченко таки услышала начальника, который сказал, что произошла ошибка: якобы слесарь, который делал осмотр, ошибочно понял, что в вентиле течь, и его просто нужно заменить, а не установить. Выяснилось через год ожидания и звонков.
Ещё через несколько дней уже мастер участка заявил пенсионерке: так как вентили в её доме по ул. Столярова, 44 не были предусмотрены, то устанавливать их жильцы должны через коммерческие компании, получив разрешение Читинской ТЭЦ. Женщина узнала – на них нужно будет потратить около 7 тысяч рублей. Куда девать уже купленные детали, не знает никто.
Так и осталась бабушка без регулятора температуры, с горячими батареями и купленными запчастями на руках. Впрочем, помимо этого, за годовую историю в её арсенале накопились долгие дни ожидания слесарей, более 40 телефонных обращений, «разминка» во время перетаскивания тяжеленных рижского шкафа и холодильника от батареи — пока ждала сварщиков, и обратно – когда не дождалась.
И ещё… 20 сентября у Лидии Ткаченко случился сердечный приступ. Звонки в ЖКХ прекратились, записи в синей тетрадке оборвались.
— Я выкарабкалась, — в конце разговора глаза у пенсионерки начинают блестеть. – Если бы был жив мой муж, начальник штаба одного из районов, он бы знал, что делать. Я – не знаю, — одиночество маленькой женщины, еле поднявшейся с больничной койки, оказалось бессильно перед огромной машиной отписок, пустых звонков и обещаний.


Юлия Скорнякова, «Экстра», №41



Во втором тексте журналист пытается помочь избирателям депутата заксобрания Юрия Шкретова найти хотя его помощников, чтобы обратиться за решением каких-либо вопросов. Пытается, скажем прямо, безуспешно: ни сам депутат, ни официальный ответ на запрос из закса пролить свет на местонахождение приёмной и тех, кто принимает, не смогли. Выяснилось ли то, что ежемесячно из бюджета на содержание помощников выплачивается около 30 тысяч рублей: «Действующие депутаты были избраны 12—октября 2008 года. Следующие выборы пройдут в октябре 2013 года. Если умножить 60 месяцев (5 лет) на 30 тысяч, ежемесячно перечисляемых на помощников каждого депутата, то получится, что за срок полномочий только на «поддержку» Юрия Шкретова уйдёт 1 млн. 800 тысяч рублей. Дорогое удовольствие за непосещаемость?».

Депутатская оказия



Когда начнёт работать депутат Юрий Шкретов?



Несколько недель назад редакция «Экстры» направила в законодательное собрание Забайкальского края запрос, в котором просила уточнить сведения о депутате Юрии Шкретове.



Персона – под охраной закона о персональных данных



Нас интересовало, как часто депутат, лишь в марте освобождённый от должности руководителя аппарата правительства республики Южная Осетия и занимавший эту должность с октября 2009 года, посещал заседания парламента Забайкальского края, участвовал в заседаниях комитетов заксобрания. Основанием для такого запроса послужила информация о том, что депутат Юрий Шкретов, избиравшийся по Читинскому одномандатному избирательному округу №11, в 2010 году из 11 пленарных заседаний присутствовал только на одном. В свою очередь избиратели Шкретова, желающие обратиться к депутату, попросту не могут сделать этого, поскольку не знают ни адреса, ни телефонов его помощников.
Сам Юрий Шкретов на просьбу посоветовать, куда обращаться его избирателям, в начале сентября пояснил «Экстре», что все те, кто когда-то голосовал за него на выборах, могут обратиться к депутату, отправив запрос в законодательное собрание Забайкальского края либо в партию «Единая Россия».
— У нас по Читинскому району также есть депутат Трофимов, который избран по партийным спискам, также есть депутат Тэн, у которого часть работы – тоже Читинский район, — пояснил Шкретов.
На просьбу назвать номера телефонов своих помощников и адрес, по которому избиратели могут обратиться за депутатской помощью, Юрий Шкретов сказал буквально следующее:
— Каждый из моих помощников занимается своим делом, выполняет свои функции. Один из них на постоянной основе работает в приёмной Читинского района, — пояснил Шкретов, не назвав, однако, фамилии помощников, адрес приёма граждан и номера телефонов помощников.
— Я пока не готов. Ждите ответа на запрос, который ваша редакция отправила в заксобрание, — заявил тогда Шкретов.
Ответ на запрос пришёл. Без адресов приёма и фамилий, имён-отчеств помощников.
«Вопросы, поставленные Вами в запросе, направлены на получение информации не о деятельности Законодательного Собрания Забайкальского края и его должностных лиц, а о деятельности депутата Ю.В. Шкретова, который не является должностным лицом Законодательного Собрания Забайкальского края. В связи с этим, а также руководствуясь статьей 7 Федерального закона «О персональных данных», не представляется возможным предоставить информацию по всем поставленным Вами вопросам», — говорится в ответе заксобрания.
Положим, должностным лицом депутат Шкретов и не является, но депутатом, который обязан весь срок работы данного созыва представлять интересы своих избирателей, от этого он быть не перестал. Или депутат Шкретов к деятельности краевого парламента уже не имеет никакого отношения?

Неотстранимый



«В Законодательном Собрании Забайкальского края рассматривался вопрос о возможности досрочного прекращения полномочий депутата законодательного собрания края в связи с пропуском им заседаний Законодательного Собрания края», — ответил председатель заксобрания Степан Жиряков.
Он пояснил, что по Федеральному закону «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных, органов государственной власти субъектов Российской Федерации» пропуск заседаний законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ депутатом не установлен в качестве основания досрочного прекращения депутатских полномочий. Также у региона нет права расширить перечень оснований досрочного прекращения полномочий депутата.
Степан Жиряков отметил, что в целом отсутствие «отдельного депутата на заседаниях комитетов парламента края и заседаниях Законодательного Собрания края не влияет».
Два месяца назад на пресс-конференции по итогам работы Законодательного собрания Забайкальского края в первом полугодии 2011 года Степан Жиряков, отвечая на вопросы журналистов, заявил, что не может оценивать работу депутата Юрия Шкретова, поскольку «её нет».
— Нельзя говорить о том, чего не существует, — сказал Степан Жиряков.
Степан Жиряков пояснил, что парламент пытался использовать Шкретова, по большей части находившегося в Москве, и отправлять его на заседания Государственной Думы для экономии на командировках. Тогда Жиряков рассказал о готовящемся законопроекте, который бы позволил отозвать депутатские полномочия из-за потери связи с избирательным округом. Однако на первой после летних каникул парламентской сессии депутат Шкретов всё-таки появился.

Экстра-справка


Как пояснили корреспонденту «Забмедиа.Ру» в юридическом отделе законодательного собрания Забайкальского края, по закону у депутата может быть не больше 10 помощников, которые работают на договорной основе. Ежемесячно на оплату их труда из бюджета выделяется в среднем 30 тысяч рублей, которые распределяются по усмотрению депутата. Он может заключить договор с одним человеком, тогда ему достанутся все 30 тысяч, а может с несколькими. В этом случае сумма делится на всех. Помощники обязаны работать на участках, но как они там работают и работают ли вообще, контролирует только депутат.

К сведению


По данным собственного источника, у депутата Юрия Шкретова в Законодательном собрании 5 помощников. Среди них: Н.Н. Васильев, О.Г. Вильский, О.В. Аникин, С.В. Капустин, Б.А. Шипило. Полномочия депутатов этого созыва истекают в октябре 2013 года.

Простая математика


Действующие депутаты были избраны 12—октября 2008 года. Следующие выборы пройдут в октябре 2013 года. Если умножить 60 месяцев (5 лет) на 30 тысяч, ежемесячно перечисляемых на помощников каждого депутата, то получится, что за срок полномочий только на «поддержку» Юрия Шкретова уйдёт 1 млн. 800 тысяч рублей. Дорогое удовольствие за непосещаемость?



Юлия Скорнякова, «Экстра», №41



«Я считаю, что принятие такого закона приравнивает городских жителей, для которых занятие дачей — это некое хобби, того, кто ездит на пикник, на шашлык к себе на дачу, к тому человеку, который занимается сельским хозяйством, встает в 6 утра, доит коров, сеет и пашет. Я считаю не совсем правильным, что со вступлением в силу этого закона жители Атамановки, Домны, Новой, Куки, не имеющих статуса населённых пунктов сельской местности, должны платить за свет больше, чем люди, выезжающие из Читы отдохнуть на природу — свой дачный участок», — так о законе «О государственной поддержке садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан в Забайкальском крае», — говорит вице-премьер правительства Алексей Кошелев. Долгожданным его называет председатель союза садоводов и огородников Тамара Кобина. Однако, вместе с журналистом «Забайкальского рабочего» Марией Вырупаевой, находит в нём частые изъяны.

Нерасторопность?



Сразу в двух чтениях Закон «О государственной поддержке садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан в Забайкальском крае» был принят 29 июня, в самый разгар лета. Инициаторами выступили депутаты комитета по аграрной политике, природопользованию и потребительскому рынку. Как было замечено, они впервые заложили в документе не только организационные, но и финансовые меры государственной поддержки дачников.



11 июля, когда документ проходил стадию подписания у губернатора, Заксобрание обратилось к главе региона с просьбой как можно быстрее разработать подзаконные акты для оказания помощи дачным объединениям. Ответом послужило распоряжение правительства края от 5 августа о создании рабочей группы «по оказанию поддержки и содействия краевому союзу садоводов». В её состав вошли 10 человек.

17 августа спикер регионального парламента Степан Жиряков направил в правительство края ещё одно письмо о необходимости ускорить разработку нормативно-правовых актов, связанных с реализацией «дачного» закона.

5 сентября на расширенном планёрном совещании председатель Заксобрания вновь возвращается к этому вопросу, замечая, что никаких документов, чтоб закон заработал, не принято, и что «такая, мягко сказать, нерасторопность, сильно бьёт по авторитету власти в период выборов».

Огромаднейшее оскорбление



Принятие нового закона края — это, без преувеличения, победа председателя Союза садоводов и огородников. Лично я Тамару Яковлевну Кобину, увлечённо-возмущённо вещающую о правах дачников именно в части «дешёвого света», помню ещё года три назад. Женщина эта поражает своим оптимизмом. А ещё про таких говорят: её в дверь, она — в окно, её в окно, она через трубу залезет. Вооружённая, кстати, ФЗ № 66. Всегда — с заботой об общественном, общем деле, и никогда — о личном, частном.

Сама же Тамара Яковлевна особой своей роли в том, что «дачный» закон появился, не видит, и считает, что депутатское решение — самое верное и ожидаемое достаточно долго. Ведь теперь, за счёт средств бюджета края, садоводческим, огородническим и дачным некоммерческим объединениям граждан предоставляется субсидия — компенсация части затрат на оплату потреблённой электрической энергии. Её размер определяется как разница между фактически произведенными затратами на потреблённую электрическую энергию в период с 1 мая по 1 ноября, но не более 100 кВт/ч в месяц на один земельный участок, и стоимостью электрической энергии, определённой по тарифам, установленным РСТ для сельских потребителей.

То есть 100 кВт/ч в месяц — это своеобразная «социальная норма дачника». Все, что «не более», дачнику посчитают по 2 руб. 23 коп. , «более 100 кВт/ч» — плати по тарифу городскому — 3 руб. 19 коп. Вернее — вначале-то заплатишь по полной, а потом (как и с жилищно-коммунальной субсидией) тебе — то есть твоему дачному кооперативу — вернут разницу.

«Мы долго ждали появления в регионе этого закона, — говорит Тамара Кобина. — Это очень важное решение, оно позволит существенно поддержать садоводов-огородников, об этом, кстати, говорят и федеральные законы, и федеральная государственная политика… Мы дождались, что в нашем регионе появился такой закон, который, во-первых, должен навести порядок, потому что будет создан реестр дачных объединений, а, во-вторых, люди получат реальную помощь в оплате электроэнергии, это очень важно. Но какое же огромаднейшее оскорбление получили наши председатели кооперативов, которые все лето, весь дачный сезон, держали ответ перед людьми, почему закон Забайкальского края не исполняется».

«Это наша электроэнергия, а не губернаторская»,



так ответили председателю садоводческого некоммерческого товарищества «Малиновый» пос. Атамановка Сергею Космицкому, когда он пришел платить за «дачный» свет по тарифу сельской местности и объяснил: дескать, губернатор принял такое решение…

«Члены товарищества приходят и задают вопросы по этой льготной электроэнергии, замучили! — говорит председатель некоммерческого садового товарищества «Березка» Владимир Харченко. — Дума краевая приняла, у администрации сначала не было денег, и сейчас нечем ответить дачникам!»

Что ж, не всегда знает страна своих героев, и в некоторых» дачных кооперативах инициаторам введения «социальной нормы дачников» считают губернатора края. В других — закон называют постановлением. Но, наверное, не так это и принципиально для простого труженика, жаждущего получить ответ на вопрос: когда дадите субсидию, раз обещали?

На сегодняшний день ни «Порядка включения в реестр», ни «Порядка предоставления субсидий», нет. Есть только проекты этих документов. Так что председателю любого дачного кооператива нужно держать ухо очень востро: как только «порядки» будут приняты, бегом нести документы в минсельхоз. Предполагается, что выглядеть это будет так.

Задача номер один — попасть в реестр. По закону включение садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан в краевой реестр осуществляется в течение 30 дней со дня предоставления письменного заявления и учредительных документов.

Второе — собрать все справки. Здесь очень важно иметь в виду, что подтверждать отсутствие задолженности по разным налогам (это один из шести документов, который будет необходим для получения субсидии) нужно по данным на 15 ноября — не раньше. Во время этих действий обязательно должно быть проведено общее собрание, которое должно принять решение о предоставлении компенсации. Плюс — копии счетов-фактур поставщика электроэнергии, ведомости электропотребления, копии платёжных документов о полной оплате электроэнергии, само заявление на субсидию и справку-расчёт. Эти документы должны быть представлены до 1 декабря.

Но — внимание! Пока это проекты, официальную же документацию ждут буквально со дня на день, она разработана и проходит процедуру согласования.

Субсидируем пикники



Так и не понятно сегодня, кем и зачем была придумана цифра 4120 — во всех документах, сопровождавших принятие закона, говорится, что в крае именно столько дачных участков. «Ау, товарищи-господа!» — пытается восстановить истину Тамара Кобина, — в крае 341 садово-огородническое и дачное объединение, а в них, по данным сельхозпереписи 2006 года, 412 тысяч участков. А ещё в документах фигурирует цифра в 2 млн. 400 тысяч рублей, в других — 2120 тысяч рублей. Именно столько, по мнению авторов закона, он «стоит» для регионального бюджета.

О том, что денег на исполнение «дачного» закона нет, региональная исполнительная власть говорила с самого дня его скоропалительного принятия. Кто-то рассуждает и сегодня: зачем это было делать посреди лета, затем уходить на депутатские каникулы, не давая внести изменения в бюджет. А у заместителя регионального правительства, курирующего финансово-экономические вопросы и АПК, Алексея Кошелева и вовсе свой взгляд на ситуацию.

— Я считаю, что принятие такого закона, — говорит вице-премьер правительства, — приравнивает городских жителей, для которых занятие дачей — это некое хобби, того, кто ездит на пикник, на шашлык к себе на дачу, к тому человеку, который занимается сельским хозяйством, встает в 6 утра, доит коров, сеет и пашет. Я считаю не совсем правильным, что со вступлением в силу этого закона жители Атамановки, Домны, Новой, Куки, не имеющих статуса населённых пунктов сельской местности, должны платить за свет больше, чем люди, выезжающие из Читы отдохнуть на природу — свой дачный участок.

Если мы называем субсидию государственной поддержкой, то она должна оказываться действительно нуждающимся пенсионерам-дачникам, ветеранам…

Теперь о цифрах. Разница в тарифе для городских и для сельских жителей — 1 рубль. Закон предполагает ввести льготу с 1 мая по 1 ноября, в крае как минимум 100 тыс. дачников, то есть в среднем это 600 рублей на одного, итого — 60 млн. рублей приблизительно требуется на исполнение закона. У нас что, нет других целей, чтобы использовать эти средства? Ремонт школ, детских садов, повышение зарплаты бюджетникам…

За спиной у спикера



Конечно, мы, налогоплательщики, совсем не хотим давать льготу хозяевам трёхэтажных особняков, и так хорошо обеспеченным. С другой стороны, эти очень «социально ориентированные», адресные идеи представителей исполнительной власти региона — пока лишь в умах и рассуждениях, а закон — разработан и принят.

Конечно, вопросов к его авторам — предостаточно. Как-то всё сумбурно — ведь можно было, наверное, и просчитать, и с исполнителями подружиться, и в конце прошлого года принять закон без спешки, и деньги заложить, и сейчас — так эффектно — накануне выборов в действие запустить… Вопросов к авторам — группе депутатов — много, и теперь удар вместе с дачниками приходится держать председателю Заксобрания Степану Жирякову, лично отстаивая честь депутатского мундира коллег-аграриев, практически в еженедельном режиме ставящего этот вопрос на планерках и совещаниях.

А в памяти забайкальцев ещё свеж печальный опыт «недосмотра» при оказании такого вида господдержки, как жилищно-коммунальные субсидии: в прошлом году несколько сотен забайкальцев просто потеряли деньги именно из-за уровня исполнителей — министерства территориального развития края. И только вмешательство спикера Заксобрания, написавшего ряд писем, и депутатского корпуса, заострявшего эту ситуацию на нескольких заседаниях, удалось вернуть забайкальским старикам субсидию на квартплату, свет, тепло, воду, газ…


Мария Вырупаева, «Забайкальский рабочий», №199



Нынешний генеральный директор ТГК-14, а в прошлом пять лет управлявший Харанорской ГРЭС, Сергей Васильчук рассказывает в интервью Виолетте Вдовяк о непростых годах работы на станции с обвалами стен и пожарами в цехах и всё же успешном преодолении всех трудностей. «Удивляюсь, как продержался коллектив. Потому что убедить, рассчитываясь за работу, простите, часами, трусами, кремлёвскими таблетками и макаронами, трудно. Помню собрания, где я держал ответ перед сотрудниками, многие из которых поминали моих родителей понятно какими словами», — вспоминает собеседник «Забайкальского рабочего».

Сергей Васильчук: «Там, в Ясногорске, каждая улица мне знакома»



Огромные глыбы льда намерзали в машинном зале: снаружи холод и ветер, а изнутри шёл горячий воздух…
23 декабря 1999-го люди вздохнули с облегчением: закрыт главный корпус электростанции. А в октябре 2001-го в Ясногорск прибыл Анатолий Чубайс, председатель правления РАО ЕЭС России, на пуск второго энергоблока.

В августе 99-го, после аварии, мало кто верил, что получится. Но главное, что верили в маленьком забайкальском посёлке…

Как уже сообщала наша газета, в нынешнем году 10 октября исполняется десять лет с момента запуска второго энергоблока Харанорской ГРЭС. Накануне памятной даты мы встретились с человеком, который был руководителем этого предприятия в 90-х и начале двухтысячных и принимал непосредственное участие в строительстве второго блока. Сергей Васильчук (сегодня — гендиректор «ТГК-14», а в 1998—2003 годах — директор Харанорской ГРЭС) ответил на вопросы журналиста «ЗР».

— Сергей Иванович, вы и Харанорская ГРЭС, как всё началось?

— В 90-х Виктор Мясник, с которым мы вместе трудились на ТЭЦ-1, позвал в Ясногорск, завершать знаменитый долгострой — Харанорскую ГРЭС. Там я был заместителем директора по общим вопросам. Пускали 1-й блок. В 98-м Виктор Чеславович ушёл гендиректором в «Читаэнерго», я стал руководителем электростанции. Трудные были времена. Денег ноль, налогов ноль, а ГРЭС — градообразующее предприятие для Оловяннинского района.

— Почему денег не было?

— Мы продавали электроэнергию на федеральный оптовый рынок, а регионы платили плохо. В течение нескольких лет живых денег поступало мало, и в такой обстановке надо было эксплуатировать станцию, уголь покупать, строить.

В итоге долги породили долги: в Пенсионный фонд, по налогам, по зарплате. Никогда не забуду, как пришли ко мне в кабинет с автоматами и наручниками гости из налоговой полиции «спрашивать», почему не платим по водному налогу (Харанорская ГРЭС эксплуатирует пруд-охладитель). До ареста, конечно, дело не дошло…

Удивляюсь, как продержался коллектив. Потому что убедить, рассчитываясь за работу, простите, часами, трусами, кремлёвскими таблетками и макаронами, трудно. Помню собрания, где я держал ответ перед сотрудниками, многие из которых поминали моих родителей понятно какими словами.

В этих условиях надо было рассчитываться и с подрядчиками, строившими второй энергоблок — «Востокэнергомонтаж, «Разряд», и поставщиками оборудования.

— Харанорской ГРЭС «везло» от проекта до запуска. Финансирование шло плохо и в советское время, говорили, зачем на юго-востоке региона, рядом с непредсказуемым тогда соседом, стратегический объект? Достаточно построить ЛЭП-500, через Забайкалье, энергия придет с запада и востока. Потом все-таки поняли, что для электрификации дороги, развития территории нужна станция. Стихия тоже была не на вашей стороне. Тот смерч 99-го, который обрушил торец электростанции. Ваши действия, когда узнали об аварии? — Август, окончание ремонтной кампании. Плохие новости застали меня в Москве. Очередное «великое сидение» в РАО ЕЭС России, которой принадлежала Харанорская ГРЭС. Просил денег для электростанции. Звонок. «Сергей Иванович, авария, торец упал». «Как упал?…»

Срочно вылетаю в Читу, приезжаю в Ясногорск. Слава тебе господи, никого не завалило, был выходной день. Повреждён отремонтированный к зиме котёл первого энергоблока, турбина… Правление РАО, узнав об этой беде, не церемонилось: «Просим дать свои предложения по консервации станции». Для коллектива и 10-тысячного посёлка это означало сами знаете что.

— Электростанция — не соломенный домик… Что ж это за ветер такой? Бог наказал?

— За что нас наказывать? Синоптики не могли дать внятных объяснений. Что же касается самой электростанции, да, вероятно дефекты конструкций. Но ветер и впрямь был ураганный. Обрушило не только две торцевых стены, за территорией станции упало шесть 50-тонных козловых кранов.

Рассказывали, что в тот день на берегу искусственного озера, созданного некогда специально для Харанорской ГРЭС, один человек удил рыбу. Мотоцикл «Урал», на котором он приехал на рыбалку, унесло на 18 метров и выкинуло в водохранилище.

На электростанции паника. Денег нет. С чего начать, что делать? Решили не сдаваться. После долгих обсуждений наконец-то нашёл понимание в РАО: «не ставить на станции крест».

Разобрали завалы. «Востокэнергомонтаж» (начальником участка там был Владимир Корытцев, будущий депутат, ныне покойный) и другие подрядчики помогали нам. Приступили к ремонту первого блока, и через месяц запустили его. Попутно восстанавливали здание главного корпуса. А это 104 метра. Приближались холода. Чтобы не переморозить оборудование и не замерзать самим, сняли изоляцию с котла. Наши ребята работали на высоте в ватных штанах, но голые по пояс: изнутри поднимался горячий воздух, а на улице мороз. Намерзал иней. Героическими, говорю без пафоса, усилиями восстановили главный корпус Харанорской ГРЭС, взялись за второй блок. На будущий год снова ЧС: пожар на углеподаче…
Огромная благодарность губернатору Равилю Гениатулину, который приехал на станцию, увидел всё своими глазами, оказал, без преувеличения, огромную помощь, в том числе и в РАО ЕЭС.

— Пустить второй блок удалось к назначенной дате?

— Да, 10 октября 2001-го, хотя буквально за полгода до этого готовность — 70%. И снова с губернатором Читинской области Равилем Гениатулиным просим деньги, обещая построить блок точно в срок. На торжественный пуск прибыл председатель правления РАО Анатолий Чубайс. Да, были недоделки, после его отлета пришлось их устранять, но самое главное, что у нас получилось. Тогда же, когда Чубайс был в Ясногорске, удалось выпросить деньги на достройку двух домов.

— Нашему бизнесу сложно объяснить, что работникам, помимо достойной зарплаты, надо где-то жить и детей растить. Если не создать условий, ничего и никого здесь не будет, только голая степь.

— Да, именно поэтому, чтобы высококлассные специалисты, которые переехали в начале 90-х со всего бывшего Союза в Ясногорск, остались здесь, мы «выбивали» деньги на дома, благоустройство, детские сады, больницу. Но и ясногорцев надо было приучить к тому, что они сами хозяева своей жизни. За каждым цехом был закреплён микрорайон, двор, люди ухаживали за территорией, выращивали деревья. До сих пор вспоминаю те тополя, которые мы посадили вместе. Там, в Ясногорске, каждая улица мне знакома.

В это же время, в счет погашения долгов в Пенсионный фонд, мы построили и сдали первую очередь районной больницы. По договорённости с региональными и федеральными руководителями отстроили здания прокуратуры, райотдела милиции, дома престарелых, крытого рынка, здания банка, профтехучилища и межрайонной налоговой инспекции. Капитально отремонтировали клуб, построили церковь.

— Вы человек верующий?

— Я крестился в этой церкви. С теплом вспоминаю священника отца Владислава, много с ним общаюсь.

— Сергей Иванович, почему вы ушли из Харанорской ГРЭС и отправились на Дальний Восток?

— Скучно стало. Всё же было сделано, проведена большая работа по началу строительства 3-го энергоблока: Анатолий Чубайс приказ по 3-му блоку подписал. Как человеку со здоровыми амбициями захотелось чего-то нового.

Мы переломили ситуацию с зарплатой. Уходил в 2003-м, средняя зарплата была в то время 26 000 руб. , здесь, в «ТГК-14», в Чите в 2008-м — 19 000.

На Дальнем Востоке ещё «интереснее» было, мне везёт! Приехал туда, когда замерзали Партизанск, Уссурийск, Владивосток. Толпы разъяренных граждан с плакатами: «Долой Чубайса», «Холодно!».

— Сегодня вы в «ТГК-14». Вы другой Васильчук, не времён Харанорской ГРЭС?

— Почему другой? В Улан-Удэ, например, стоит новая машина на ТЭЦ-1, её построили с нуля.

— А в Забайкальском крае?

— Вы же видите сами, меняются теплотрассы, недавно автотрансформатор запустили. Согласен, делать ещё — не переделать. Но уже лучше, чем в 2008-м, когда в ноябре 234 дома в Чите были без отопления и горячей воды! Мы разделили потоки по теплу — КСК и город. Будем модернизировать турбогенератор № 6. Учитывая эти перемены, городу тепла хватит лет на 20.

— А через 30-50 лет? Как вы видите развитие энергетики в нашем городе? Да и «грузить» по теплу одну лишь ТЭЦ-1 (которая уже выработала ресурс), опасно. Известный еще с советских времен проект, Читинская ТЭЦ-3, чтобы разгрузить ТЭЦ-1 и не губить Кенон?

— ТЭЦ-3 нет, но давайте исходить из реальности. Чтобы станцию в 200 мегаватт построить, надо 15-16 млрд. рублей. Срок окупаемости — лет сто. Тарифами денег на это не найдёшь, да и крупных потребителей нет.

Я надеюсь на развитие региона. Где поставить станцию — на севере города, учитывая его развитие, или на востоке — решить не сложно, главное — деньги! ТЭЦ-3 — социальный проект, в котором должно быть заинтересовано государство.

— Давайте просить деньги на ТЭЦ-3?

— Надо доказать, обосновать, что городу нужен такой источник тепла.

— А вы не мечтаете вернуться на Харанорскую ГРЭС?

— Нет, это пройдённый этап, там есть свой руководитель. Но с теплотой вспоминаю работников станции и её строителей. Некоторые уже ушли в мир иной. А то, что помнят те, кто там остался, мне просто по-человечески приятно. Не хочу вешать себе ордена и медали, мы с ясногорцами добивались успехов вместе.


Виолетта Вдовяк, «Забайкальский рабочий», №200



НазадВперёд
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Я считаю не совсем правильным, что со вступлением в силу этого закона жители Атамановки, Домны, Новой, Куки, не имеющих статуса населённых пунктов сельской местности, должны платить за свет больше, чем люди, выезжающие из Читы отдохнуть на природу — свой дачный участок», - так о законе «О государственной поддержке садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан в Забайкальском крае», — говорит вице-премьер правительства Алексей Кошелев. А Дарасун не в счёт,на земле кто проживает,А городской тариф?Одни дачники только и работают на земле,остальные наверное кто на земле тоже за счёт дачников живут?Где справедливость?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А я в своё время не могла найти Андронаки.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да, Сергей Иванович, ведь были ж, славные времена?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Знаменитый второй энергоблок действительно трудно давался.