Р!
09 МАЯ 2021
07 мая 2021

Мёртвые налогоплательщики и живые языки - в обзоре районных газет

Что в Могочинском районе сдерживает строительство Амазарского комплекса обсуждали в Чите на совещании, в котором принимали участие и заказчики, и проектировщики, и подрядчики, а также представители края и района. Присутствовал на совещании и собственный корреспондент «Могочинского рабочего», который знакомит читателей с немалым количеством проблем: от неопределённого водоснабжения посёлка Полярный до неопределённого статуса лесозаготовительных предприятий: «Большое значение для района имеет сбор налогов. Но, как оказалось, для строительства жилого посёлка в Амазаре привлечены подрядные строительные организации, которые не состоят у нас на налоговом учёте, соответственно, не платят налоги и в районный бюджет. Кроме того, эти организации работают со 100%-ным привлечением рабочей силы, хотя на территории района есть свои строители».

Что сдерживает продвижение



Строительство Амазарского комплекса – один из крупных инвестиционных проектов Забайкальского края и потому находится на особом контроле губернатора и правительства края. Очередное совещание на эту тему состоялось в Чите в конце сентября. В нём участвовали представителе заказчиков, проектировщиков, подрядчиков, руководства края и Могочинского района.



Они говорили о проблемах, которые сдерживают продвижение проекта. В частности, представитель министерства промышленности Забайкальского края А. Китаев отметил, что без графика реализации инвестиционного проекта можно остаться без лесосырьевой базы. А если не будут определены сроки строительства лесопромышленного комплекса (ЛПК), то могут быть сокращены квоты на привлечение иностранной рабочей силы.
Глава Могочинского района Н. Кабак добавил, что строительство лесопильного завода идёт медленно, а этот объект необходимо ввести в текущем году. Иначе не будут решаться и другие вопросы, например, по открытию перехода Покровка-Логухэ. Также непонятна позиция ЗАО «Синбан» в отношении лесозаготовительных предприятий «Экспресс», «Дубрава». Они были созданы с целью заготовки древесины для ЛПК. А теперь идёт речь об их продаже. Как это отразится на районе?
Большое значение для района имеет сбор налогов. Но, как оказалось, для строительства жилого посёлка в Амазаре привлечены подрядные строительные организации, которые не состоят у нас на налоговом учёте, соответственно, не платят налоги и в районный бюджет. Кроме того, эти организации работают со 100%-ным привлечением рабочей силы, хотя на территории района есть свои строители.
Серьёзный вопрос, который до сих пор не решён, — не определён источник водоснабжения жилого посёлка.
Есть претензии и у проектировщиков. В частности, В. Болденков («Сибгипробум») отметил, что институт разработал генплан целлюлозного завода (ЦЗ), в соответствии с которым необходимо оформить 650 га лесного фонда. Проектирование целлюлозного завода сдерживается из-за отсутствия данных по оборудованию.
Как показала практика строительства лесопильного завода, китайские материалы и конструкции не прошли сертификацию в России. Для привлечения российских поставок потребовалось немало времени. Не получится ли так и с оборудованием для ЦЗ?
Другая проблема была озвучена Н. Бунтовским («Архпроект»). По его словам, для размещения очистных сооружений необходимо решить вопрос о выделении земельного участка для прудов-накопителей.
Обсудив эти и другие проблемы, участники совещания предложили ООО «ЦПК «Полярная» заключить договоры аренды на дополнительные земельные участки в п. Амазар; предложить подрядным организациям встать на налоговый учёт в Могочинском районе, либо заключить договор с районной администрацией о социально-экономическом сотрудничестве; определить источник водоснабжения микрорайона «Полярный и т. д.



Наш корр. , «Могочинский рабочий», №122



А журналист «Могочинского рабочего» Наталья Максимишина не стала далеко ездить за проблемами – они нашлись в больничном городке посёлка Ксеньевка. «Канализация, а именно левое её крыло, которое обслуживает кухню и отделение гинекологии, в стационаре не работает с ноября 2010 года. Возникли проблемы уже и в правом крыле, у которого на обслуживании всё остальное. Мы давно бьём тревогу, и нас уверили, что 10 октября всё будет отремонтировано, но так ничего и не сделано», — рассказывают работники Ксеньевской поселковой больницы, поменявшие из мебели за несколько лет только стулья. Отсутствие лекарств не просто дорогих, а каких-то необходимых о очевидных, протекающая крыша, не работающие социальные органы, — перечисляет больные вопросы главный врач Светлана Барабанова. Впрочем, вспоминает она и положительные моменты: поднялся уровень рождаемости.

Болевые точки здравоохранения



Семь лет назад в Ксеньевке был создан больничный городок. Вот что сообщала газета «Могочинский рабочий» (№ 50, 2004 г. ) об этом событии: «Больница обосновалась на бывшей базе старательской артели «Урюм». Расположенные на краю леса корпуса со своей котельной и обустроенной территорией жалко было бросать – старатели перебазировались на другое место. Они обратились к руководителям района – ведь есть же нужда в полезной площади. – Да, есть, старая больница в Ксеньевке разваливается. К тому же, надо расширять объём медицинских услуг, — согласился глава муниципального образования Владимир Мамаев… Больничный комплекс обошёлся в 8 млн. руб. , в т.ч. 2 млн. руб. выделил областной бюджет и 6 млн. – районный. Старатели до последнего сохраняли объект и передали его строителям в хорошем состоянии. Те сделали капитальный ремонт. И вот теперь в посёлке есть свой стационар… Значит, многим пациентам уже не придётся ездить в Могочу. Более того, в Ксеньевской поселковой больнице смогут получить медицинские услуги и жители западной части района. Т.е. база здравоохранения в районе улучшилась».
Добавим, что стационар решил ещё один острый вопрос: примерно в то же время в посёлке закрылась железнодорожная больница и участковая приняла 30 квалифицированных специалистов, оставшихся без работы.

Чем живёт участковая больница сегодня, как работается в ней медикам, как чувствуют себя пациенты? Узнать об этом редакция решила из первых рук.



На первый взгляд, больничный городок не изменился – такой же, как прежде, аккуратный дворик с редкими для наших краев елями, тишина вокруг, так же уютно и чисто в корпусах. Но, приглядевшись, замечаешь, что перемены есть. Фасад амбулатории заметно обветшал, мебель в корпусах, хоть и старательно подлатанная, требует замены, а пациентка в палате встречает корреспондента вопросом: «Вы из газеты? Вот и ответьте, почему все медикаменты я должна покупать на свои деньги? Я лечиться легла, а в больнице ничего нет!».
— Последние года два мы чувствуем себя ненужными, — говорит главный врач больницы Светлана Барабанова. – Это мнение сложилось у всего коллектива. Дело в том, что финансирование поступает через Центральную районного больницу, своих денег у нас нет, хотя мы их зарабатываем. Такое впечатление, что нашу больницу финансируют по остаточному принципу. Средства на ремонт, например, последний раз выделяли летом 2009 года. Но главная проблема сегодня – это канализация.
Главного врача поддерживают представители от коллектива – заведующая хозяйственной частью Тазиля Гусева и палатная медсестра Надежда Штефан. – Канализация, а именно левое её крыло, которое обслуживает кухню и отделение гинекологии, в стационаре не работает с ноября 2010 года. Возникли проблемы уже и в правом крыле, у которого на обслуживании всё остальное. Мы давно бьём тревогу, и нас уверили, что 10 октября всё будет отремонтировано, но так ничего и не сделано.
— И это не единственная проблема, — говорит Т. Гусева. – Отопление в этом году включили по плану, 19 сентября, хотя раньше в больницу его давали на несколько дней раньше. Но в корпусах тепло почувствовалось только 22-23-го. А ведь стояли холодные дни! Ну, а ремонт – это вообще «больная» тема. Внутри корпусов ещё справляемся – сами белим и красим, снаружи первый этаж можем подновить, а выше? Фасад амбулатории как к открытию покрасили, так и стоит. Мы краску купили, просили технику выделить, не по крыше ведь женщинам на второй и третий этажи лезть. Не дают! В амбулатории протекает крыша, об этом разговор был не раз, в ответ – тишина. Хочу быть справедливой – в прошлом году в больнице установили четыре пластиковых окна. А за семь лет работы два раза выделяли деньги на покупку одиннадцати стульев – уже в этом году. И на этом всё. Поэтому мебель бережём, как можем, но сколько ещё продержимся, не знаю.
Пациентка спросила о лекарствах, — продолжает тему С. Барабанова. – Конечно, во всех больницах эта проблема есть. Мы согласны, что нет дорогих лекарств. Но у нас даже самого обычного недостаточно: физраствора, магнезии, диклофенака, ношпы… А ведь имеем уровень участковой больницы. Нередко больного нужно срочно отвезти в Могочу поездом, потому что машина скорой помощи одна и может быть на вызове. И медик везёт его за свой счёт Да, командировку оплатят, но через месяц-другой, а зарплата не так высока, чтоб этого не замечать. На учёбу выезжаем по тому же принципу. Считаю, что этот вопрос не продуман.
— У меня вопрос к работникам социальной сферы, — продолжает разговор Н. Штефан. — С июля в нашей больнице проживает женщина из неблагополучной группы населения, у неё ампутированы стопы. Забрать её некому. Все документы давно подготовлены и отправлены в социальные органы. Созванивались не раз, отвечают одно и то же: документы в работе. А что конкретно решается? Ей же надо оформлять инвалидность в Чите! У нас не интернат, персоналу с ней трудно. Похожий случай был, когда мужчине-бомжу документы полностью подготавливала больница, главный врач договариваюсь с Читой, работники собирали вещи, глава поселения давал деньги на вывоз. Но это же не наша работа!
— Недостатком средств можно объяснить многое, но не отсутствие внимания, — с горечью добавляет Светлана Павловн! – В октябре был День врача, а ни одного человека в нашей больнице не отметили. Так же тихо прошёл День медсестры. За коллектив обидно. У нас ведь все медработники – профессионалы с большим стажем. Тридцать лет работает в нашем посёлке прекрасный врач Надежда Федоровна Козгова, заслуженный работник здравоохранения. Она диагноз ставит – Чита подтверждает. Но человек уже на пенсии, уйдёт, и не представляю, как мы без неё будем. Хоть этого специалиста могли бы поощрить! Молодые врачи к нам не едут, Ксеньевка не перспективна. Так тех, кто работает, ценить надо. А получается – что есть вы, что уволитесь, всё едино … Это – отношение лиц вышестоящих.
Жителям мы нужны, к нам даже из Чалдонки приезжают. Все двадцать коек постоянно заняты. В одной только Ксеньевке 3211 человек обслуживаем, из них 600 – железнодорожники. Многие имеют возможность обследоваться в Читинских диагностических центрах, а мы уже здесь, на месте, проводим назначенное лечение. Детей в посёлке – 750. Рождаемость, кстати, довольно высокая, 37-40 новорождённых в среднем за год. Как педиатр, могу сказать, что среди детей наиболее распространены заболевания органов дыхания, стало намного больше, чем раньше, врождённых патологий.
Если говорить о здоровье взрослых, то участились заболевания сердечнососудистой системы, инсульты. Их опережает только травматизм.
У нас очень хороший коллектив, мы любим свою больницу, болеем за неё душой, потому и говорим о проблемах прямо, а не скрываем их.
Ситуация, в которой оказалась больница, не осталась незамеченной в поселке. Медики рассказали, что люди приходили узнать, не закроют ли больницу, не сделают ли вместо неё другое учреждение, кто-то даже решил собрать подписи в защиту… А значит, населению стационар необходим.
…Ещё недавно с высокой трибуны примерно о том же говорил российский врач с мировым именем Рошаль – реформы в здравоохранении разрушают первичное звено медицинского обслуживания населения. И как с этим не согласиться?! Особенно после посещения Ксеньевской участковой больницы…



Подготовила Наталья Максимишина, «Могочинский рабочий», №123



Улёты, День автомобилиста, и читатели «Улётовских вестей» вслед за Еленой Чубенко отправляются поздравлять профессиональную водительскую организацию – некогда АТП – а теперь предприятие ИП Черенкова. Поменялось ли с формой собственность что-нибудь, рассказывают сотрудники предприятия. «А у нас нет плохих водителей. Только хорошие, всё почти из старой гвардии. Средний стаж каждого – 20 лет. Молодые, кстати, тоже начинают неплохо. Например, Дмитрий Чесалин. Несмотря на небольшой стаж, относится к работе столь же старательно, как и «старики», — признаются работники организации. Диспетчер автостанции Т. Ларионова утверждает то же: «Это замечательные, надёжные люди, настоящие мужики. Приходится порой попросить что-то приобрести в Чите, когда самой не вырваться, ни разу в жизни не отказали, всегда помогут и выручат. Значительно увеличилось количество рейсов, что тоже немаловажно. А претензий по работе практически не поступает».

]

Гвардии рулевые



День автомобилиста — Всероссийский профессиональный праздник работников автомобильного транспорта, который отмечается в последнее воскресенье октября.
Профессиональной водительской организацией в райцентре осталось предприятие ИП В.Ю. Черенкова, осуществляющее пассажирские и грузовые перевозки. В преддверии праздника удалось там побывать и пообщаться с руководителем.



Как рассказал Владимир Юрьевич, коллектив работает стабильно, текучести кадров нет, потому что за рулём опытнейшие кадры, отдавшие предприятию всю свою трудовую жизнь. Самые «старые» водители на сегодня – А.Ф. Саранин и В.И. Худяков, которые пришли в прежнее ещё предприятие АТП в 17 лет слесарить. После службы в армии вернулись в своё, уже родное, предприятие водителями и работают по сей день, управляя автобусами. Недавно предприятие получило два автобуса «Кузбасс» и новенький современный «ПАЗ», за рулем которого теперь будет Анатолий Саранин. Новый большегрузный автомобиль китайского производства получил и А.И. Иванов, тоже опытный, заслуженный водитель. А.А. Черенков также работал слесарем здесь до армии. А вернувшись со службы, снова пришёл сюда же. Сейчас на заслуженном отдыхе, но продолжает слесарить, поскольку имеются и опыт, и пока ещё и здоровье. Предприятие на хорошем счету в районе, не стоит на месте. За годы существования – с 2000 года – полностью обновился автопарк. Признаюсь, ездить на комфортабельных автобусах стало удобнее. Тепло, есть куда приклонить голову, если задремлешь в тепле. Да и вообще приятно ехать за широкой надёжной спиной старой гвардии из АТП.
Тут же, на территории предприятия, начат выпуск профлиста и черепицы, что тоже даёт дополнительные средства для развития предприятия.
Я долго «наступала» на руководителя предприятия: назовите мне ещё хороших водителей, может, кого стоит отметить особо.
— А у нас нет плохих водителей. Только хорошие, всё почти из старой гвардии. Средний стаж каждого – 20 лет. Молодые, кстати, тоже начинают неплохо. Например, Дмитрий Чесалин. Несмотря на небольшой стаж, относится к работе столь же старательно, как и «старики».
Праздник автомобилиста ожидает и диспетчер автостанции Т. Ларионова. «Обязательно напишите про наших водителей! Это замечательные, надёжные люди, настоящие мужики. Приходится порой попросить что-то приобрести в Чите, когда самой не вырваться, ни разу в жизни не отказали, всегда помогут и выручат. Я 30 лет работала в Улётовском коопзверопромхозе, но хочу сказать, что и этот коллектив – настоящий, крепкий. Кроме того, значительно увеличилось количество рейсов, что тоже немаловажно. Пассажиры к водителям всегда уважительно относятся. Претензий по работе практически не поступает».
У Ю.А. Газинского, водителя маршрутного красавца «Форда-транзита», отмечавшегося в диспетчерской, я поинтересовалась, как он относится к смене вывески АТП на ИП Черенкова. Юрий Алексеевич только рассмеялся.
— Я вообще считаю, что как работал в АТП, так и работаю. Вывеска у нас не сменилась, она так и украшает вход на предприятие. Это и как дань уважения, и как визитка. И, наверное, как знак качества. У нас прежние традиции, остался весь костяк из АТП, как и в АТП есть все гарантии – отпуска, больничные. Собственно, для нас нет разницы – АТП это или ИП. Главное, есть работа, есть хорошие новые автобусы, производственная база осталась, а не превратилась в пустырь.
Кстати, когда я бываю по каким-то делам на этом предприятии, я всегда радуюсь тому, что немножко возвращаюсь в прошлое – проходная, просторный чистый холл, стенгазеты и объявления… Вспоминаю, как в начале моей трудовой деятельности приходилось много ездить по дорогам на попутных машинах. Водители из АТП никогда не бросали на дороге, останавливались, забирали с собой в кабину и даже выбрасывали в форточку недокуренную папиросу, соблюдая какой-то свой, водительский, кодекс чести. Мне, насквозь промокшей под осенним дождём, неизвестный пожилой водитель без разговоров отдал куртку со своего плеча. До сих пор помню запах кожи и мазута от куртки. Ещё и по-отечески пробурчал: «Укутайся, а то ведь простынешь». Кстати, кожанка – тоже одна из старых шофёрских традиций. Считай, у каждого водителя имеется такая – старая, обтрёпанная до невозможности, изорвавшаяся на воротнике, но дорогая, как память о начале работы. Коварные супруги не раз порывались сжечь или заменить её на новомодную китайщину, но не даются мужики, держась за неё из последних сил, как ещё за одну ниточку, связывающую со старым АТП.
И действительно кажется, что это прежнее АТП: водители прежние, заботы прежние. Ю.В. Черенков – прежний. Он работает на этом предприятии с 1960 года, в своё время руководил им. Были, правда, небольшие перерывы, поэтому он сказал, что «старожилом» себя не считает, и просил лучше отметить самых заслуженных, кто уже ушёл на пенсию. Вот тут снова оба Черенкова озадачились. Бывших водителей, ушедших на пенсию, очень много! Поэтому попросили просто поздравить всю старую гвардию АТП и нынешнего предприятия с Днём работников автомобильного транспорта, пожелать им здоровья! Этот праздник – самый заслуженный и родной для них, оставшийся из прошлого, и пусть он пройдёт в старых традициях.
Водитель и водительский праздник – это не цветочки и открыточки, а огрубелые, никогда не отмывающиеся полностью руки и надёжная поношенная кожанка, с которой водитель не расстаётся. Вот таким почему-то представляю я этот праздник.
Юрий Владимирович от своего имени просит поздравить всех ранее работавших и тех, кто несет свою вахту сегодня, с профессиональным праздником, передаёт искренние пожелания здоровья и благополучия. Остаётся только присоединиться к этим поздравлениям.

Он подаёт при встрече
не ладонь, а локоть,
Боится маслом вам
испачкать руку,
В своей машине он стремится
каждый болт потрогать,
Зато болезнь в своем авто
он узнаёт по звуку.
Нет больше счастья
для автомобилиста,
Чем починить машину
без услуги СТО,
И, как аплодисменты для артиста,
Ему награда – вновь ожившее авто!



Елена Чубенко, «Улётовские вести», №82



C Улётовской автобазы неплохо шагнуть, например, в Сретенское авиаотделение КГУ «Читинская авиабаза авиационной охраны лесов». Здесь не так всё радужно, но героев хватает, хотя раньше их было 400, а осталось 30: «Для мобильной группы эти люди очень важны, патрулирование обычно происходит на самолете АН-2, в него садятся 5-6 парашютистов, и при обнаружении пожара эта группа немедленно выбрасывается и приступает к ликвидации возгорания, а уже затем к ним подтягиваются десантники. Таким образом, достигается максимальная оперативность в тушении пожара. Сейчас же такого нет». Денису Димову из «Советского Забайкалья» начальник Сретенского авиаотделения Александр Шмидт рассказывает не только о природных помощниках пожарных – осадках и мёрзлой земле, например, — но и о том, чем плох космический мониторинг пожаров.

Лесной спецназ



Прошлогодним летом значительные территории нашей страны полыхали от сильнейших природных пожаров. В 19 субъектах федерации пострадали 199 населенных пунктов, сгорело 3,2 тысячи домов, погибло 62 человека. Общий ущерб, нанесённый огнём, превысил 12 миллиардов рублей. Огонь не давал забыть о себе и в этом году, охватив значительные территории северо-запада страны, Дальнего Востока и Сибири.



Для Сретенского района, территория которого на 84% состоит из лесов, природные пожары составляют серьёзную угрозу. Каким выдалось это лето, мы спросили у тех, кто борется с огнем и знает все о масштабе пожаров, наблюдая их. С высоты. Так называемый «лесной спецназ» в нашем районе представлен Сретенским авиаотделением КГУ «Читинская авиабаза авиационной охраны лесов».
«Начали работу рано – заканчиваем поздно, — рассказывает начальник Сретенского авиаотделения Александр Альбертович Шмидт. – Первый пожар был зарегистрирован 8 апреля, обычно, это происходит на месяц позже». О том, что летняя пора была удивительно горячей, говорит 99-й по счёту пожар, зарегистрированный на данное время. Этот год принёс в два раза больше пожаров, учитывая, что в среднем их число равняется 40-50 в год.
«Надо сказать, что и ситуация раньше была не такой критической, ведь пожары стали сегодня совсем неуправляемыми. Тушить такие пожары нужно с применением техники, которую почти невозможно доставить в авиазону, туда, где нет наземных путей для доставки людей и техники к очагам огня. На тушение людей забрасывают на вертолёте, и если это сделать вовремя, то результат есть – отожгут, обойдут, затушат. С весенними пожарами вообще проблем нет: земля мерзлая – сгорает листва и всё. Самый сложный пожар – летний: там и земля горит и лес вываливается, к осеннему пожару прибавляется ещё и опавшая листва, и сухая трава. На данный момент заморозки уже начались, сивер не даёт оттаивать земле, но рассчитывать на осадки пока не приходится, по метеосводкам ничего не просматривается, во всяком случае, до конца месяца точно».
Боевой резерв авиаотделения состоит из пятнадцати человек пожарного десанта, выполняющих все функции по тушению лесных возгораний. В начале сезона их было всего девять, и руководство авиабазы дало разрешение принять новых людей. Однако, и сегодняшнее их число является небольшим. По всей Читинской авиабазе с её двенадцатью региональными отделениями насчитывается лишь 150 человек пожарных. На начало сезона по авиабазе было 30 пожарных-парашютистов, которых в прежние времена насчитывалось более 400 человек.
«Для мобильной группы эти люди очень важны, патрулирование обычно происходит на самолете АН-2, в него садятся 5-6 парашютистов, и при обнаружении пожара эта группа немедленно выбрасывается и приступает к ликвидации возгорания, а уже затем к ним подтягиваются десантники. Таким образом, достигается максимальная оперативность в тушении пожара. Сейчас же такого нет».
Функции авиапатрулирования уже не первый год заменяет информационная система дистанционного мониторинга лесных пожаров (ИСДМ – Рослесхоз), простыми словами – космомониторинг. Такая система позволяет отслеживать пожары со спутника. «В любом лесхозе его можно открыть на компьютере и увидеть, есть ли засветки на карте. Наш лётчик-наблюдатель получает эти координаты и мчится к месту пожара». Летчик-наблюдатель, Унжаков Геннадий Иванович добавляет: хоть и говорят, что минимальные очаги, которые фиксирует космомониторинг, не превышают 25 гектаров (что уже является крупным возгоранием), на деле эта цифра оказывается больше в два раза». В общем, когда космомониторинг покажет, пожар уже набрал значительную силу.
Летчик-наблюдатель Геннадий Иванович работает на три авиаотделения Нерчинское, Сретенское и Газимуро-Заводское, впрочем, как и вертолёт, на котором он обслуживает территорию 15 районов, входящих в эти авиаотделения. Нехватку квалифицированных кадров в скором времени должен восполнить новоиспечённый лётчик-наблюдатель, который в настоящее время проходит обучение в Москве.
Пока мы беседовали, в кабинете радиооператора началось плановое совещание начальников региональных авиаотделений с начальником «Читинской авиабазы» Владимиром Васильевичем Евстратовым. В прямом эфире по радиосвязи каждый по очереди делал свой отчёт о проделанной работе. На тот момент самые крупные пожары оставались в трёх районах края: Балейском, Чернышевском и Шелопугинском. А в западной части края у пожарников появился долгожданный сторонник – первый снег.
Как отмечает Александр Альбертович, больше всего в районе горит местность в районе Усть-Черной: «Когда я пришёл на эту работу, я только про Усть-Чёрную и слышал. Там, наверное, уже земля на метр выгорела». По количеству пожаров в этом году на первом месте Усть-Карское лесничество.
Когда ситуация накаляется, на помощь привлекают все силы и средства. Так, в нынешнем сезоне пожарники Сретенского авиаотделения защищали от огня не только наши территории. «Шесть человек ездили в Якутию в составе пожарной группы, сформированной со всех отделений авиабазы. В августе наши ребята были аж на Белом море в Архангельске. Когда они туда прибыли, там начались дожди, и людей перебросили в Волгоград».
Сретенский район тоже не остался без помощи. В разгар весенних пожаров к нам прибыли 28 пожарных-иркутян, которые внесли значительную помощь в ликвидации огня.
Напоследок я попросил Александра Альбертовича прокомментировать выводы специалистов относительно пожаров Забайкалья в целом: «Несоблюдение кратности авиапатрулирования, недостаточное количество обученных сотрудников авиапожарной службы и слабая организация противопожарной безопасности».
«Согласен. В точку! У нас один лётчик-наблюдатель на три авиаотделения, патрулирование осенью вообще не давали, только на тушение лесных пожаров (заброску, вывозку пожарных). У нас нет керосина. В связи с ранними пожарами весь лимит закончился уже в начале июля. Только за счёт сложившейся чрезвычайной ситуации мы получили мобилизацию средств».
Выводы будут, как говорит Александр Альбертович, только вряд ли стоит ожидать каких-то реальных изменений. «Обстановка ухудшается, а сил не наращивается нисколько».
Сегодняшнее отношение к лесу можно смело назвать потребительским. Мы видим лишь желание получать выгоду от природных богатств, но не прилагаем усилий для их сохранения. Сравните лишь количество пожарных, которые когда-то насчитывали авиаотделения, это притом, что и отношение людей тогда было другим. Сегодня времена круто изменились, теперь вместо 400 человек мы имеем горстку огнеборцев и 80% пожаров, возникающих по вине местного населения.


Денис Димов, «Советское Забайкалье», №43



О бурятском языке на забитом канцеляритом русском идёт речь в «Агинской правде». Точнее работе по сохранении бурятского языка в условиях двуязычия говорится в интервью с доцентом кафедры теоретической и прикладной лингвистики ЗабГУ, кандидатом филологических наук Диной Сундуевой. По её словам, в Агинском округе как нигде уделяют внимание бережному отношению к бурятскому: «Проводится колоссальная просветительская работа в деле сохранения бурятского языка. Интересны и разнообразны мероприятия, проводимые в эти октябрьские дни в рамках месячника бурятского языка. Несомненно, что все эти культурные события способствуют сохранению родного языка – родника народной мудрости, кладези его духовных ценностей».

«Язык, несомненно, жив!», —
с уверенностью говорит лингвист, специалист-филолог



Подходит к концу месячник бурятского языка в Агинском Бурятском округе. Общественность с тревогой отмечает, что бурятский язык сдаёт свои позиции и в Агинском округе, где традиционно всегда были крепки народные традиции.
Потому мы встретились с доцентом кафедры теоретической и прикладной лингвистики ЗабГУ, кандидатом филологических наук Д.Б. Сундуевой, не один год читающей университетский курс социологии языка – дисциплины о том, как и по каким законам функционирует язык в обществе.
Наш разговор о том, какой опыт накоплен в мире по сохранению языков и какие теоретические положения могут быть выбраны в качестве «опорных» при осмыслении назревших проблем.



Дина Борисовна, наступило время рассматривать развитие бурятского языка в условиях двуязычия. Как сохранить бурятский язык в таких условиях?



Прежде всего, с вашей стороны очень грамотно поставлен сам вопрос. Сегодня мы не можем говорить о судьбе языка, не признавая такого факта, что он живёт в многообразном, поликультурном, а значит, в многоязычном мире. Следовательно, двуязычие сегодня следует воспринимать как норму, а не как исключение из правила. Если верить подсчётам исследователей, по крайней мере половина населения земного шара говорит более чем на одном языке.
Второе обстоятельство, которое следует взять во внимание, это то, что двуязычие не есть сумма двух языков, и мы не можем рассматривать ситуацию одноязычия в качестве точки отсчёта при оценке тех или иных особенностей, связанных с языковой компетенцией двуязычного человека. Поэтому объективную картину можно получить только в том случае, если рассматривать особенности функционирования бурятского языка с учётом динамики двуязычия.
Такой подход позволит взять во внимание не только тех, кто хорошо владеет родным языком, но и тех, чья языковая компетенция оставляет желать лучшего. У каждого человека своя, только ему свойственная лингвистическая биография, свой опыт вхождения в язык, он может быть положительным и отрицательным. Согласитесь, что при разработке мер по сохранению языка, пожалуй, именно эта группа так называемых «потенциальных носителей» языка должна быть в поле зрения.

Какова сегодня динамика бурятско-русского двуязычия?



О бурятско-русском двуязычии сегодня существует много интересных исследований ученых из Бурятии, есть и наши забайкальские публикации. В целом же сегодня можно констатировать языковой сдвиг, механизм которого запускается с того момента, когда само двуязычное языковое сообщество при общении между собой начинает продуцировать освоенный язык, а не родной.

Почему сегодня молодёжь предпочитает общаться на русском языке?



Социально востребованный язык в глазах молодых всегда привлекательнее. Стремление говорить, например, только на русском языке не всегда является показателем того, что они «не знают язык». Учёными установлено, что с возрастом у людей происходит движение к консервативным, этнически специфическим формам духовной культуры. Часто бывает, что молодой человек утверждает, что «не знает язык» или «забыл его». Но спустя годы происходит возврат к коммуникации на родном языке. Дело в том, что человек с возрастом начинает занимать некоторую «поколенческую» культурную нишу. Его молодое окружение, будь то его – собственные дети или племянники, начинают ожидать от него знания традиции, и он, естественно, старается соответствовать этим ожиданиям. Одна из причин этого движения, видимо, лежит в своеобразно меняющемся с возрастом отношении человека к собственно языковой компетенции и в изменении ожидания со стороны окружающих.

Есть ли угроза полного исчезновения языка? На съезде ВАРКа говорилось, что бурятского языка через 100 лет не будет…



Известно, что никакой язык и никакая культура никогда не находятся в изолированном состоянии. Переломный момент в языковом сдвиге, вслед за которым следует языковая смерть, наступает тогда, когда старшее поколение не может полноценно общаться со своими внуками на родном языке. Все эти изменения по времени могут продолжаться ещё очень долго. Ещё в 1845 году академик А. Шенгрен в инструкции для теперь уже широко известного как исследователя агинских степей финского ученого М.Кастрена писал: «г. Кастрену поручается все народы… точно исследовать в …лингвистическом отношении, дабы «жители Сибири» находятся в таком состоянии, что не должны упускать время, чтобы ныне спасти об них сколько можно сведений».

Какие факторы влияют на сохранность языка?



В социологии языка есть такое понятие, как «языковая жизнеспособность», которая определяется с помощью трех измерений: статус языка, демография и поддержка со стороны государственных структур, образования, СМИ. Выбор языковой общностью того или иного направления развития в сторону сохранения языка зависит от состояния этих трёх составляющих.
Что касается нашей ситуации, сегодня, наверное, как нигде в другом месте, в Агинском Бурятском округе проводится колоссальная просветительская работа в деле сохранения бурятского языка. Интересны и разнообразны мероприятия, проводимые в эти октябрьские дни в рамках месячника бурятского языка. Несомненно, что все эти культурные события способствуют сохранению родного языка – родника народной мудрости, кладези его духовных ценностей. Сознательные усилия могут быть не только коллективными, но и индивидуальными. Например, мы говорим об индивидуальных усилиях, если в семье родители или бабушка могут сознательно принять решение говорить с внуками на родном языке: Такие усилия со стороны почти незаметные, но тоже могут надолго продлить жизнь языка. Проблема удачи и неудачи мер по сохранению родного языка принято рассматривать не в абсолютных терминах (победа – поражение), а в относительных: сохранены или восстановлены отдельные функциональные области языка. Важно отказаться от взгляда на язык как на конгломерат «старых» (этнически нормальных, правильных) и новых (чужих, посторонних) элементов. Язык, на котором говорили 100-150 лет назад, существенно трансформировался, а тот язык, на котором говорят сегодня, — этот язык, несомненно, жив!


Цыпелма Нанзатова, «Агинская правда», №130



А вот в «Родной земле» достаточно эмоционально и живо Н. Груздева рассуждает о роли районных СМИ и о странном отношении к ним читателей: «Общее место любой общественной и другой дискуссии – ругать СМИ, обвиняя во всех мыслимых и немыслимых смертных грехах, забывая простую истину: газета и её журналисты – всего лишь зеркало общественных процессов». «Объективность? Увы, сегодня она стыдливо отходит на второй план. И не всегда по нашей вине. Люди давно стали осторожными на слово. Успешные не хотят рассказывать о своих победах — навлечёшь беду, проверки, человеческую зависть. Подавляющее большинство руководителей о проблемах стараются не говорить, остерегаясь реакции вышестоящего начальства. На страницы газет идёт отфильтрованная информация, а журналист получает ту, что не для протокола, только при выключенном диктофоне», — разводит руками Груздева на все обвинения в предвзятости.

Объяснительная вечность



Строчить её приходится без настроения. Штука в том, что по отношению к нам, журналистам, современное общество достаточно цинично: то притягивает к себе, созывая на разного рода мероприятия по любому мало-мальски достойному поводу, то отторгает, боясь, «как бы чего не вышло». «Спасибо» — оно, конечно, греет, но на хлеб его не намажешь. Общее место любой общественной и другой дискуссии – ругать СМИ, обвиняя во всех мыслимых и немыслимых смертных грехах, забывая простую истину: газета и её журналисты – всего лишь зеркало общественных процессов. В данное время передо мной стоит дилемма – о чём писать? Ищущий, конечно, всегда находит, чем удовлетворить свое любопытство. Я бы с удовольствием написала в рубрику «О людях родной стороны». Вот только в душе сегодня как-то…



Вот такая ситуация



На прошлой неделе в редакцию приходил житель села Н-Калгукан Степан Тихонович Геласимов, ветеран Великой Отечественной войны, инвалид. В тот день он приезжал в районный центр, чтобы разрешить волнующие вопросы. Нам поведал следующее. «Вот прожил 80 лет. Воспитан был в рабочем коллективе. С 16 лет меня приняли в механические мастерские, а брали туда не каждого. Благодарен, потому что там хорошую закалку характера получил – сплоченный коллектив, честность, выручка, уважение. Я воспитан по принципу «человек дела». Работал механиком по трудоёмким работам. Знаю, что это такое, какой капитал вложен во всё это. И сегодня всё это просто-напросто разбазаривают! Власти пытаются нам показать, что у нас всё хорошо, как говорится, ширь и гладь, да божья благодать. Почему допустили банкротство нашего совхоза? Обещали, что пенсионеров будут обеспечивать всем необходимым, но… ничего не изменилось. Почему ликвидировали проезд на автобусе Верхний Калгукан — Нижний Калгукан — Калга? Для главы – это невыгодно. Нерентабельны стали автобусы. А простой народ страдает. На мой взгляд, если средства заложены в бюджет на льготный проезд, то при отмене льготного проезда деньги должны оставаться в бюджете. Значит, их нужно отдать ветеранам и льготникам-пенсионерам. Где эти деньги? Ответить мне никто не может, получается какой-то замкнутый круг. Вот такая ситуация! Кто позаботится о ветеранах? Где защита? Должна же быть! Кто-то должен быть заинтересован в этом… Вот и на этот раз поеду домой ни с чем. Нужен уголь, а у них нет транспорта, чтобы вывезти. Опять же самому нужно будет искать машину, договариваться и оплачивать в два, а то и в три раза больше…»
Мысли вслух



После таких бесед становится как-то тоскливо. А начинаешь задавать вопросы вслух, то не находишь на них понятных, толковых ответов. Жизнь подбрасывает достаточно примеров, которые действительно можно критиковать и нужно исправлять. Читатель заслуживает объективной и нейтральной точки зрения, заслуживает возможность 'получать из газеты, по крайней мере, несколько взглядов. Взгляд, скажем, специалиста, умного эксперта, взгляд противоположной стороны, взгляд человека просто с улицы. Наша жизнь не так однозначна. Как правило, у большинства общественных проблем нет простого решения, нет однозначного ответа (это хорошо, а это плохо). И, увы, желание читателя, да и наше тоже, — послушать мнения других сторон – остаётся неисполненным. Односторонность порой раздражает. Сколько в этом году было обращений к власти вступить на переговорную площадку и рассказать людям о том, о другом. В ответ – тишина!
Мы много раз открывали рубрику «Приглашаем к диалогу» на разные темы (политика, социальная сфера, проблемы молодого поколения). Но специалистам нашего района, очевидно, нечего сказать, разъяснить, посоветовать. И депутаты общаются с народом только в период агитационных предвыборных «гонок». Никакой обратной связи. Мы поступаем просто: даем каждому возможность высказаться. При этом, особо подчеркиваю, мы не встаём ни на чью сторону. Мы так же, как и вы, высказываем свою точку зрения. Свою! Вы, возможно, удивитесь, но нам так же, как и вам, что-то нравится, что-то нет. И всё чаще задаемся целью: искать позитив, положительные примеры, которые помогут расшевелить людей, вдохнуть надежду. Объективность? Увы, сегодня она стыдливо отходит на второй план. И не всегда по нашей вине. Люди давно стали осторожными на слово. Успешные не хотят рассказывать о своих победах — навлечёшь беду, проверки, человеческую зависть. Подавляющее большинство руководителей о проблемах стараются не говорить, остерегаясь реакции вышестоящего начальства. На страницы газет идёт отфильтрованная информация, а журналист получает ту, что не для протокола, только при выключенном диктофоне. Информацию нерадостную, удручающую; о хиреющей материальной базе предприятий, о бытовой неустроенности работников, о готовящихся сокращениях, о варварском отношении к природным богатствам, о воровстве и бездарных руководителях, о том, что человек сегодня — это винтик, который в любой момент могут вынуть и выбросить из механизма, о том, что в нынешнее время лучше молчать и послушно кивать головой: «Одобрямс»… Так уютнее и безопаснее.
Какой выбор остается у журналиста-районщика? Даже если газета официально независима, в финансовом плане, как правило, на 50-70 процентов она в непосредственной зависимости от местной власти. Что из этого следует? Меньше зацикливаться на проблемах, акцентировать внимание на позитивных тенденциях, возвращаться к вечным темам: писать о людях с сильными характерами, продвигающими новые проекты, символизирующие прорыв.
Вот только район наш не развивается, следовательно, и мы стоим на месте.
Промышленность (а она есть?) и социальная сфера – плачевная ситуация. Был День работников сельскохозяйственного и агропромышленного комплекса. Прошёл он в районе опять незаметно, а ведь сельское хозяйство для нас – главная отрасль производства. Дни села не проводим, песни поём одни и те же. И таких примеров много! Наблюдая такое безысходное положение дел, может быть и люди у нас такие пассивные? Рассуждают: «Этот курятник вообще закрыть надо…», «А зачем нам районная библиотека?», «Это нерентабельно», «А кому это надо?», «Где взять средства?» Читаешь другие издания, бываешь в других районах – и узнаёшь, что жизнь у них не стоит на месте, они развиваются. Где же они берут средства на развитие, стимул к благополучной жизни в районе?


Н. Груздева, «Родная земля», №85-86



Обманывают всё же чаще не на страницах газет, а в жизни. Лишнее тому подтверждение – случай с пенсионеркой из посёлка Дровяная Елизаветой Гладких: «Под видом социальных работников к ней пришли незнакомые люди и предложили аппарат «Унистин» стоимостью 4500 рублей и слуховой аппарат НАР-20 по цене 2700 рублей. На её попытки отказаться от услуги стали уговаривать, выглядели убедительно, обращались к ней по имени-отчеству, и она, приняв их за социальных работников, приобрела товар. Как и следовало ожидать, «чудо-доктор-Унистин» ничего не излечил и не принёс облегчения. Откладываемые на новенький забор деньги ушли неизвестно куда». «Улётовские вести» снова предупреждают никому не доверять.

Проходимцы!



Жительница п. Дровяная Е.А. Гладких с болью в душе пишет о том, что 22 апреля 2011 года под видом социальных работников к ней пришли незнакомые люди и предложили аппарат «Унистин» стоимостью 4500 рублей и слуховой аппарат НАР-20 по цене 2700 рублей.



На её попытки отказаться от услуги стали уговаривать. Более того, пообщались с кем-то по сотовому телефону, назвав невидимого абонента «Трубициной». В общем, выглядели они убедительно, обращались к ней по имени-отчеству, и она, приняв их за социальных работников, приобрела товар. Как и следовало ожидать, «чудо-доктор-Унистин» ничего не излечил и не принёс облегчения. Откладываемые на новенький забор деньги ушли неизвестно куда.
Через 4 месяца «проходимцы», как их называет Елизавета Алексеевна, снова вернулись. На претензии по поводу аппарата сказали, что с ним неправильно обращались. Пообещав отремонтировать, забрали аппарат, дали бумагу, что вернут его к сентябрю, с чем и отбыли.
По сообщению этих псевдосоциальных работников, руководит ими некий Богомолов. Читательница звонила начальнику Улетовского отдела социальной защиты населения Н.В. Дуниной, которая ни сном ни духом о таких вот своих «помощниках» не знает.
У Е.А. Гладких к её возрастным болезням, которые она надеялась излечить, прибавились ещё боль и обида из-за таких вот проходимцев, у которых тоже наверняка есть матери. Она просит предупредить всех подписчиков газеты – не попадайтесь на такую удочку, не тратьте деньги на сомнительные покупки.
Кстати, такие же доброхоты ходили и по Улётам, предлагая дорогие аппараты: собирали и просматривали документы у пожилых людей, расписывали достоинства аппаратов. Пенсионеры оказались хитрее: сославшись на то, что деньги лежат на книжке, посоветовались с близкими и знакомыми и таких покупок не совершили. Так что, дорогие наши пенсионеры, будьте бдительнее!


«Улётовские вести», №81



В «Красном знамени», меж тем, выпускница Карымской школы рассказывает о прелестях высшего образования заграницей, в частности в Маньчжурском университете Внутренней Монголии: «Учиться сложно, но интересно. Со следующего года я буду изучать ещё и английский язык. Свободного времени очень мало, но все же удаётся уделять время друзьям и вечерним прогулкам. Ещё я посещаю йогу. За столь короткий период моего пребывания я успела привыкнуть к такому стилю жизни и к их специфической еде. В студенческом городке есть всё: супермаркет, интернет-кафе, студенческая столовая в два этажа, парк, оригинальный маленький фонтан возле общежития, стадион, площадка для волейбола, баскетбола, площадка с турниками для утренней и вечерней разминки, а вокруг все цветет и благоухает яркими цветами».

Я – студентка



После окончания школы передо мной стоял сложный выбор: куда же поехать учиться! Время шло, а я всё думала о выборе профессии и о том, где же мне все-таки получать образование… И тут я подумала, почему бы мне не поехать учиться за границу. Прошло немного времени, и мне удалось осуществить свою мечту. Теперь я – студентка Маньчжурского университета Внутренней Монголии!
Живу в общежитии, в студенческом городке, вдвоём с девочкой из Читы. В университете 2700 человек, русских всего пятеро!! Изучаю китайский язык 20 часов в неделю. Обучаюсь у двух преподавателей, которые по-русски знают только несколько слов. Люди мирные, доброжелательные, милосердные, толерантные. У меня много друзей-китайцев и китаянок, которые учатся на факультете русского языка. Они помогают мне с китайским языком, а я им с русским. Задают много учить, по 30-40 слов и иероглифов в день. Учиться сложно, но интересно. Со следующего года я буду изучать ещё и английский язык. Свободного времени очень мало, но все же удаётся уделять время друзьям и вечерним прогулкам. Ещё я посещаю йогу. За столь короткий период моего пребывания я успела привыкнуть к такому стилю жизни и к их специфической еде.
В студенческом городке есть всё: супермаркет, интернет-кафе, студенческая столовая в два этажа, парк, оригинальный маленький фонтан возле общежития, стадион, площадка для волейбола, баскетбола, площадка с турниками для утренней и вечерней разминки, а вокруг все цветет и благоухает яркими цветами.
Я очень рада, что поехала учиться в Китай, ведь знание иностранных языков в 21 веке является уже почти обязанностью для тех людей, кто хочет найти достойную работу. В университете я буду обучаться 5 лет и надеюсь, что это не последний язык, который я выучу. В жизни нет ничего непреодолимого, главное – терпение и труд!!


Мария Разуванова, «Красное знамя», №86



Пенсионер Георгий Яшин ко всей странной ситуации с уплатой налогов, возникшей с ним и бывшим хозяином – умершим! – его квартиры умудряется относиться с юмором. Пишет о ней в «Шилкинской правде»: «И всё же налоговики уведомления по-прежнему шлют на адрес, по которому я жил до 1997 года. Новую мою прописку не признают. Письма по этой причине пропадают. Я попадаю в печальное число неплательщиков. В этом году мои соседи уже получили налоговые уведомления. Я – нет. Может быть, снова – в Шилку? Перекантоваться на вокзале. На такси можно в течение одного дня управиться. Если, конечно, в инспекции не будет совещания. Ясно, для поездки придётся копить деньги, реже посещать продуктовую лавку».

Фельетон


Заплати и вернись в могилу



Незнакомец, одетый в плащ, длинными ручищами рылся в ящиках моего письменного стола. Откуда он свалился? Двери на крючке, ночь. «Ты чё?!» – вырвалось у меня.
Через плечо! – отозвался он. – Это мой угол! Я – Якунин! Ищу свои уведомления.
Какие уведомления? – опешил я.
Такие! Мне по-прежнему шлют их сюда, хотя живу по другому адресу.
Где же? – непроизвольно вырвалось у меня.
Кладбище посещал? А налог требуют, как с живого. «Заплати и вернись в могилу», — вещают в инспекции. Зла на них не хватает, хотя сама начальница ничего.
Незнакомец шагнул ко мне. Дохнул холодом и запахом болота. В мгновение ока его одежда и тело исчезли. Посреди комнаты покачивался рослый скелет. Белые-белые рёбра, череп с пустыми глазницами, костяшки рук. Они потянулись ко мне.
Караул! – завопил я, вылетая из-под одеяла. Спальню озаряла луна. Всё стояло на своих местах. Ящики стола закрыты. Никого. Опомнился не сразу. Долго сидел, расставив босые ноги. Включил свет. На скатерти – полученные на днях два налоговых уведомления. Мне – на мой прежний адрес и Якунину – на мой сегодняшний. Оба – на один и тот же земельный надел.
Дом, в котором живу, купил давно, прописался в нём. Регулярно плачу земельный налог. За себя. И не только.
После страшного сновидения нервы сдали. Пришлось ехать в райцентр, разбираться. Добрался поздно. В гостинице мест не оказалось. Ночь отсиживался на вокзале. Утром был на месте. Инспектор взглянула в мой паспорт: «Мне нужен домовладелец».
— А я кто?
— Не знаю.
Попытался разъяснить, что прежний хозяин умер. Строение моё.
Народ идёт на все тяжкие, лишь бы не платить. Почему должна тебе верить? Собери доказательные документы. А лучше пусть дружок, о котором печёшься, сам объявится у нас.
Разогнался он, только обуется! – съязвил я, направляясь к двери. Но инспектор А.В. Конкина, дама внимательная и предусмотрительная, пресекла бегство.
У Якунина накапливается долг. Судебные приставы вышвырнут его, а двери опечатают.
Во дела! Я опешил. Как попаду домой? Стану бомжём? Понял, экономить на усопшем – себе дороже. Решил платить. А тем временем «шевелится». Пенсия у меня хорошая, но маленькая. Однако на почтовые конверты хватило. Стал писать во все инстанции. Искал защиты. В итоге часть уплаченных денег мне вернули.
И всё же налоговики уведомления по-прежнему шлют на адрес, по которому я жил до 1997 года. Новую мою прописку не признают. Письма по этой причине пропадают. Я попадаю в печальное число неплательщиков.
В этом году мои соседи уже получили налоговые уведомления. Я – нет. Может быть, снова – в Шилку? Перекантоваться на вокзале. На такси можно в течение одного дня управиться. Если, конечно, в инспекции не будет совещания.
Ясно, для поездки придётся копить деньги, реже посещать продуктовую лавку.
Мне нравятся богатые, успешные. Поэтому симпатизирую сборщикам «податей». Жванецкий однажды сказал: «У каждого налогового инспектора денег, как у дурака фантиков». Разве это плохо – много денег? Плохо иное – когда сытые чиновники обирают обнищавших пенсионеров.


Георгий Яшин (п. Первомайский), «Шилкинская правда», №86



НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила