Р!
13 НОЯБРЯ 2019

Почему не разрешили акцию против высоких цен на бензин - в обзоре краевых СМИ

Редактор «Эффекта» Алексей Будько написал отличную колонку про то, что «Чита.Ру» постарались кратко и ёмко выразить в твите, добавив при этом cоциальной значимости. «Директор учреждения Сергей Жеребцов, стремление которого превратить парк ОДОРА в лучшее место отдыха в городе вполне заслуживает медали «За заслуги перед городом», объявил о новых инициативах, — пишет Будько и напоминает, что не все так же воодушевлённо воспринимают нововведения. — На фоне перманентного вандализма, живущего в молодых и не очень гражданах, все эти преобразования кажутся бесполезными и выглядят сизифовым трудом. Не успели поставить на постамент пограничный катер, как его подожгли дети. Едва установили памятник самолёту, как и его навестили вандалы». Однако, по мнению редактора, ситуацию можно изменить настойчивостью и упорством. А я надеюсь, что и того, и другого у Жеребцова в достатке.

Колонка редактора


О преодолении вандализма



На прошлой неделе Читу в очередной раз удивило руководство окружного Дома офицеров Российской армии. Директор учреждения Сергей Жеребцов, стремление которого превратить парк ОДОРА в лучшее место отдыха в городе вполне заслуживает медали «За заслуги перед городом», объявил о новых инициативах.



Этой зимой в парке Дома офицеров впервые за несколько десятилетий будет залит каток, организован прокат коньков. На центральном входе в парк появятся необычные для Читы кованые ворота.
Раньше в парке существенно расширилась экспозиция боевой техники, появился фонтан, несколько уникальных памятников и прочее-прочее-прочее. На очереди памятник гурану, музей раритетных автомобилей под открытым небом и ещё множество интереснейших инициатив, одновременно приятных и необычных.
На фоне перманентного вандализма, живущего в молодых и не очень гражданах, все эти преобразования кажутся бесполезными и выглядят сизифовым трудом. Не успели поставить на постамент пограничный катер, как его подожгли дети. Едва установили памятник самолёту, как и его навестили вандалы.
Одна из точек зрения, которой придерживается весьма серьёзная прослойка общества и которая активно гуляет по читинскому сегменту интернета, — делать что-то хорошее для нашего народа – это всё равно, что метать бисер перед свиньями. Красоту не оценит никто, а содеянное быстро забудется.
На самом деле менталитет – это такая вещь, которую изменить вполне можно. Если кто сомневается в возможности обустроить жизнь в Забайкальском крае, который до сих пор считается прежде всего суровым каторжным местом, приведу пример из другого, вполне благополучного региона.
В туалетах, пардон, администрации Ростовской области много лет подряд отсутствовала туалетная бумага. Губернатор региона Владимир Чуб решил с этим бороться. Бумагу положили, через какое-то время её украли. Бумагу положили вторично. Воровство повторилось. Так повторялось пять или шесть раз. А потом воровать неожиданно прекратили. Те, кто воровал, поняли, что это ни к чему.
Пример довольно наглядный. Внутреннюю культуру и желание не гадить окружающим привить человеку можно. Важны настойчивость и последовательность в действиях.
Вандалы наведаются в парк ОДОРА ещё не раз. Это плохо, но без этого не обойтись. Рано или поздно эти люди поймут, что вся эта красота сделана не для кого-то, а для них самих. И тогда вандализм прекратится, вандалы просто разучатся пакостить. А парк останется. Красивый, ухоженный и неповторимый.
Ведь разучились же мы (правда, за целое десятилетие) ездить зайцами в общественном транспорте. Сегодня об этом массовом явлении мало кто помнит.


Редактор Алексей Будько, «Эффект», №47



Заместитель мэра по социальным вопросам и взаимодействию с правоохранительными органами Александр Глущенко, наконец, открыл читателям «Эффекта» глаза, почему в проведении акции автомобилистов против высоких цен на бензин было отказано. «Во время проведения первой акции особо активные автомобилисты начали создавать проблемы на дорогах, стали останавливаться в неположенных местах и блокировать улицы. Когда мы спрашивали, с чем связаны такие выходки – они объясняли свои незапланированные остановки закончившимся бензином и севшими аккумуляторами. Сотрудники автоинспекции выявили более 20 нарушений правил дорожного движения участниками акции. Осенью 2011 года автолюбители опять решили протестовать против цен на бензин, но мы, наученные горьким опытом, автопробег не разрешили и посоветовали избрать другую форму протеста. Закончилось всё тем, что автомобилисты объявили митинг на площади. Пришло человек 15», — вспомнил Глущенко.

Кому на митинги путь закрыт



О правах и обязанностях тех, кто решил высказаться публично


В преддверии выборов количество людей, желающих прокричать о себе и своих проблемах миру, кратно возросло. Что нужно для публичного выступления? Почему разгоняют несогласных? Чего ждать читинцам от нового Дня города?



На эти и многие другие вопросы отвечает человек, ответственный за организацию всех публичных мероприятий краевого центра – заместитель мэра по социальным вопросам и взаимодействию с правоохранительными органами Александр Глущенко.



Без бумажки мы букашки



— Чтобы провести публичное мероприятие сегодня, нужно пройти опредёленную бюрократическую процедуру. О чем нужно помнить желающему публично высказаться, чтобы не получить отказ?
— Сегодня любая заявка любой общественной организации или политической партии регистрируется, получает правовую оценку. Потом нормативные документы, которыми регламентируются общественные мероприятия, уходят на особую проверку в прокуратуру. Мы понимаем степень ответственности, что если первому скажем одно, а второму сделаем другое, то будет не совсем законно. Наша задача не запрещать или разрешать, а согласовывать с требованиями закона.
Представителям муниципалитета, нужно согласовать с проводящей стороной общие действия. Ответственность за общественный порядок на мероприятии несём мы, представители местных властей. Мы предоставляем врачей, согласовываем действия с правоохранительными структурами. Если есть необходимость, привлекаем специалистов – сапёров, кинологов.
— Во время проведения крестного хода 4 ноября 2011 года в него хотели вмешаться сторонники идеи «Русского марша». Все они в итоге были задержаны. Почему это произошло?
— Во-первых, если некто решил вмешаться в мероприятие, которое проводит другая организация или партия, он должен выполнить требование 54-го ФЗ. То есть согласовать свои действия с теми, кто проводит мероприятие. Если этот порядок не соблюден, то действия второй силы незаконны. Сотрудники полиции им всегда в этом случае говорят – ребята, есть законный порядок подачи заявления на публичное мероприятие, вы его изучите, сделайте все, как надо, а потом выступайте.
Ещё до начала крестного хода сотрудниками полиции проводились профилактические мероприятии, в результате которых были установлены субъекты, не причастные к вышеназванному мероприятию. Эти б студентов планировали использовать символику «Русского марша». Однако не были допущены на крестный ход.
Во-вторых, Конституция России позволяет свободно и открыто выражать свое мнение. Совсем другое дело – призывы к межнациональной розни, дестабилизации общества – эти вещи, они, конечно, запрещены законом. А «Русский марш» всё же акция националистическая.

Собственное мнение – это хорошо



— Каковы основные причины отказов? Почему запрещаются не угодные власти мероприятия, к примеру выступления против пыток или против роста цен на ГСМ?
— Составляя заявление на проведение публичного мероприятия, организаторы часто допускают ошибки – это и становится причиной отказов. Одна из известных партий недавно подала на рассмотрение бумаги, в них написано – «мы проводим пикет»; а дальше в тексте идет – «в процессе проведения митинга». И как нам угадать, что эти граждане с активной жизненной позицией хотят устроить. Между митингом и пикетом огромная разница, начиная от организации, заканчивая визуальной частью. Естественно согласовывать такое никто не станет.
Что касается ситуации с пикетом против пыток, для начала важно знать – у Забайкальского края есть свои нормативные акты, которые нужно учитывать при подаче заявлений на проведение публичных мероприятий. Один из таких документов – перечень зданий, рядом с которыми выступления запрещены. В него входят архитектурные памятники и объекты повышенной опасности.
В минувшем году группа активистов и правозащитников собиралась провести пикет против пыток в органах правопорядка. Они, как положено, подали заявление на проведение своего мероприятия, но им отказали. Почему? Правозащитники решили пикетировать краевое УВД. При этом никто не обратил внимание на то, что здание, в котором располагается эта государственная структура, находится в списке памятников регионального наследия.
— Хорошо, а почему у сообщества читинских автомобилистов возникают проблемы с получением разрешения на проведение акций за дешёвый бензин?
— Все началось с первого марша протеста, который они организовывали летом 2011 года. Мы принимали в его организации непосредственное участие. Совместно с устроителями нам пришлось продумать детали автопробега. Это было необходимо для того, чтобы снизить нагрузку на транспортные узлы города.
В итоге, марш согласовали. Однако во время его проведения особо активные автомобилисты начали создавать проблемы на дорогах. Изначально оговаривалась необходимость движения по установленным ГИБДД правилам. Однако участникам акции хотелось больше внимания, а потому стали останавливаться в неположенных местах и блокировать улицы. Когда мы спрашивали, с чем связаны такие выходки – они, что называется, уходили «в глухую несознанку». Объясняли свои незапланированные остановки закончившимся бензином и севшими аккумуляторами. Сотрудники автоинспекции за время проведения акции выявили более 20 нарушений правил дорожного движения её участниками. Позже хулиганов наказали положенными по закону штрафами.
Осенью 2011 года автолюбители опять решили протестовать против цен на бензин, но мы, наученные горьким опытом, автопробег не разрешили и посоветовали избрать другую форму протеста. Они, конечно, возмутились, мол, вы наши права не даёте реализовать, но опять же они своими действиями причиняют неудобство гораздо большему числу людей. Закончилось всё тем, что автомобилисты объявили митинг на площади. Пришло человек 15.

Массово, организованно, красиво



— Какое мероприятие было самым массовым в Чите за последние десять лет?
— На протяжении всего времени стабильно высока численность участников проведении Дня Победы и Дня города. В 2011 году на последнем работало более пятидесяти площадок по всему краевому центру. По нашим подсчётам, в праздновании приняли участие около 65 тысяч человек. День 65-летия Победы собрал более сотни тысяч читинцев.
— Сколько стоит городской казне проведение Дня города? Каким образом проходит его подготовка?
— Праздник муниципалитету обходится в среднем в 1,5-2 миллиона рублей. В этом году Чита отмечала юбилей, а потому затраты увеличились до 4 миллионов. Однако при этом нам удалось выпустить хорошую, качественную и красивую книгу о столице Забайкалья – «Чита: Страницы истории».
Шествие трудовых коллективов – самое массовое мероприятие ко Дню города – читинской казне не стоит ничего. Оно проводится на деньги самих участников – предприятий краевого центра.
Подготовка большого мероприятия, к примеру, Дня города, начинается задолго до его проведения. Если говорить о ежегодных датах, то фактически мы заканчиваем один праздник и сразу берёмся за следующий. А официально в январе выходит распоряжение мэра, и мы – организаторы – уже вплотную беремся за подготовку.

Из досье «Эффекта»



Глущенко Александр Иванович родился 23 октября 1956 года в селе Газимурский Завод одноименного района Читинской области.
В 1978 году окончил Читинский государственный педагогический институт по специальности «История и обществоведение», учитель истории и обществоведения. В 2003 году получил специальность «менеджер государственного и муниципального управления» в Читинском филиале Дальневосточной академии государственной службы.
В ноябре 2000 года Александр Иванович был избран главой Шелопугинского района и проработал на этой выборной должности до ноября 2004 года.
В должности заместителя мэра по социальным вопросам и взаимодействию с правоохранительными органами с 2005 года.


Анна Хвостова, «Эффект», №47



Ко Всемирному дню телевидения «Эффект» собрал воспоминания читинских телевизионщиков о всяких курьёзных случаях, происходивших с ними во время съёмок. Так, бывший главный редактор творческого объединения «Событие» ЧГТРК Василий Куроченко рассказывает, как глава администрации Читинской области Борис Иванов сильно трусил проходить сквозь Щель грешника на Алханае и отправил за себя зама — Валерия Ломако. «Ещё однажды снимали мы стендап среди баранов ночью в Приаргунске. Они от людей убегали толпой. Так мы заставляли всех, кто присутствовал на площадке в тот момент, удерживать их в плотном кольце, чтобы не было шатания», — вспоминает корреспондент «Альтеса» Екатерина Станиславская.

Люди из телевизора


Приколы читинского TV



В народе бытует мнение, что люди, работающие на телевидении, сплошь хладнокровные циники и кровожадные типы. Подавай им побольше крови и секса на экране, а любимая рабочая фразочка у них – «Трупы очень оживляют эфир»…



По случаю Всемирного дня телевидения, что отмечался 21 ноября, мы решили восстановить доброе имя наших телевизионных коллег и убедить читателей, что сотрудники TV вовсе не такие уж злыдни, мяса человечьего не кушают и вполне себе белые и пушистые. К тому же обладают недюжинным чувством юмора и умением справляться с любым форс-мажором. А иначе им нельзя – работа такая. Вот несколько забавных историй из жизни забайкальских «телевизоров».
Василий Куроченко, бывший главный редактор творческого объединения «Событие» ЧГТРК:



Как-то раз мы снимали совещание глав администраций районов на Алханае. Привезли нас туда руководители Агинского округа. Я был в качестве корреспондента. Все, кто бывал в парке Алханай, знают про Щель Грешника в одной тамошней скале и про поверье, связанное с ней. Мол, пролезешь через неё – очистишься от грехов. Так вот, Борис Иванов, тогдашний глава администрации Читинской области, пытался пролезть в эту щель, но никак не решался – всё страшно ему было. Все его уговаривают, подбадривают – смелее, Борис Петрович, не бойтесь. От грехов очиститесь. Уговорили наконец. Полез он в эту «грешную щель». Оператор быстренько снимает, потом обегает вокруг скалы и ждёт, чтобы снять, как тот будет вылезать уже чистым и безгрешным. Глядь – а оттуда вылезает… Валерий Ломако (тогдашний первый заместитель Иванова). В чем дело?? Оказывается, Иванов в последнюю секунду испугался и всё-таки не полез. За него его работу сделал, как и полагается в случае форс-мажора, первый зам. А оператор подумал, что у него галлюцинации начались… Кстати, сюжет всё-таки сняли.



Ирина Трофимова, корреспондент телекомпании «Альтес»:



— Однажды поехали мы с нашим оператором Женей Погорелым в Шелопугино на встречу одноклассников. Встреча была интересная, приехали люди со всех концов страны, даже из Германии были. Красиво мы сняли. Народ под нашу команду забегал в реку. Я тоже залезла в речку в шортах и в майке – купальник не захватила. Вылезаю из воды – бррр, холодно… Кричу оператору; «Женя, мне срочно нужно что-то сухое!» А народ мне из-за кустов кричит: «Ира, иди сюда, здесь есть сухое вино!…»
А ещё было такое: поехали в Красночикойский район в командировку и… забыли микрофон в соседнем селе. Утром с ужасом поняли, что его нет. Как работать? Слава Богу, добрый человек из этого села ехал на работу на велосипеде и нам его по пути завёз – в целости и сохранности.



Екатерина Станиславская, корреспондент телекомпании «Альтес»:



— На съёмках в полевых условиях особенно часто что-нибудь приключается. Как-то раз Даша Едакова, наш корреспондент, снимала стендап (standup – вербальный репортёрский прием, когда журналист работает непосредственно в кадре, часто на месте освещаемого события. — Авт. ) на Титовской сопке. По требованиям, несмотря на любую погоду, корреспондент в кадре должен быть без шапки. Так вот, Даша положила шапку рядом, сама говорит, а боковым зрением видит, что к её шапке подошла собака, схватила и дёру! Как только съемка закончилась, они с оператором все бросили и побежали догонять эту собаку. Догнали – шапка осталась цела.
Ещё однажды снимали мы стендап среди баранов ночью в Приаргунске. Они от людей убегали толпой. Так мы заставляли всех, кто присутствовал на площадке в тот момент, удерживать их в плотном кольце, чтобы не было шатания. Так что с баранами всё сложно. Как и вообще с животными. Однажды оператор наш Эдик Семашов снимал ламу в зоопарке, и она его… поцеловала! Ну как поцеловала — по-своему. Облизала. Уж очень понравился он ей.
Ну и ещё одна история. В 2009 году была эпидемия свиного гриппа. Мы снимали пленарное заседание. Тог да было жёстко с масками – заставляли всех носить. Даже когда интервью брали, человек в кадре в маске был. Спустя год, когда про свиной грипп уже все забыли, опять снимаем пленарное заседание. Почему-то режиссеру не хватило оригинальных подсъёмок (съёмок дополнительных, не относящихся к основному действию планов, ракурсов, окружающей обстановки, деталей. — Авт. ). И он по запаре взял прошлогодние «гриппозные», где депутаты в масках… Наутро депутаты, и не только они, были в шоке что ещё за маски-шоу??



Наталья Горкина, корреспондент ЧГТРК:



— Есть журналисты, которых можно назвать «33 несчастья»… Это про меня. Первый курьез произошел со мной на второй же самостоятельной съемке. Это была практика после первого курса факультета журналистики. Я приехала на выставку художника Скроминского. Более ста портретов, выполненных тушью, заказ ко Дню города от администрации. Пишу интервью с автором, потом мне подводят человека. Он якобы виртуозно изображен на одном из портретов… Долго общаюсь с ним и в конце интервью прошу его представиться, чтобы дать субтитр… Мужчина смущается, краснеет и молча отходит… В это же время ко мне подбегают двое с истеричными возгласами: «Девушка, вы с ума сошли!! Это же мэр Читы, Анатолий Михалев!!…». Так состоялось моё знакомство с местной властью… Я, вообще-то, не читинка и на тот момент, как выглядят городские чиновники, понятия не имела…



Станислав Салтыков, оператор телекомпании «Альтес»:



— Поехали мы однажды на съёмки в зоопарк. На мне была зелёная вязаная рубаха (важная деталь!). А оператор, надо сказать, пользуется правом доступа в некоторые места. Меня пропустили в буферную зону. И вот я стою, снимаю рысь, которая только что окотилась. У неё маленький, хорошенький такой котёнок. Пытаюсь подобраться поближе – она рычит. Снимаю аккуратненько, чтобы не беспокоить её. Встал в режим долгого ожидания. И вдруг… чувствую, меня кто-то тянет… А я знаю, что из людей (!) я один на этой площадке… В ужасе поворачиваюсь – за спиной стоит косуля и наглым образом обжевывает мою рубаху!… А однажды мне нужно было позарез снять страусов. Я на камеру насыпал зернышек и ходил целый день за страусом, чтобы он клюнул в камеру. Слава Богу, не зря – клюнул всё-таки! А через полгода к этим страусам уже опасно было заходить в вольер.



«Эффект», №47



Телевидению посвятила свои печатные площади и «Земля» — Татьяна Решетникова открывает читателям три его закона. «Балансировать на грани «правильного» и «понятного» — это, уважаемые, первый закон читинского телевидения. (…) Оно затягивает, а почему — секрет», -записала я в свой блокнот второй нерушимый закон ТВ», — третий предлагаю найти в тексте самостоятельно, ну, и разобраться, как были выведены первые два, зачем начальнику службы информационных программ Игорю Кунгурову секундометр и про «чистый файл» в голове.

Три секрета читинского TV



Если поставить перед респондентом газетчика и тележурналиста, последний несомненно перетянет на себя внимание. Это закон. А кто знает, в чём секрет? Может, дело в камере? Или в том, что «меня покажут по ящику»? Не берусь ответить на этот вопрос. Еду в студию читинского телевидения узнавать другие секреты.



Телевидение — это зона особого состояния. Стрелки на циферблате здесь ускоряются. Счёт идёт не на часы и минуты — на секунды. Наверное, поэтому на столе начальника службы информационных программ Игоря Кунгурова лежит секундомер. Чуть позже мы узнаем, зачем он ему.
За каких-то 20 минут, проведённых в кабинете Кунгурова, у меня было уже столько фактуры, что хватило бы на полполосы в газете. Корреспондент Татьяна Окладникова рассказала, что осталось за кадром после визита Павла Астахова. Эксклюзивная информация. Секундой позже я узнала о тиражах газеты объявлений «Ваша реклама» в разные годы. В эти дни еженедельник отмечал юбилей, и телекорреспондент готовил праздничный сюжет. 20 минут пронеслись в одно мгновение. Я почувствовала, что держу руку на пульсе города и в этот момент больше других газетчиков знаю о нём. Приятное ощущение.
А какие диалоги рождаются на телевидении!
— Обязательно говорить «тренер первой категории»? — спрашивает Кунгуров у спортивного обозревателя Владимира Свечникова. Владимир, как и все остальные, ждёт своей очереди, чтобы получить одобрение руководства и выдать текст в эфир.
— Да, — говорит Владимир. — Есть такая квалификация.
— Просто когда я слышу «тренер первой категории», сразу же приходит на ум: «мясо высшей категории» или «яйцо отборное», — объясняет собравшимся Игорь Геннадьевич, вызывая смешки.
На самом деле вопрос очень серьёзный. Телевидение — это короткие предложения и чеканные фразы, понятные даже ребёнку. И спортивные новости — не исключение. Хороший текст повышает шансы быть услышанным. Понятный текст — это популярность передачи, наполняемость рекламных потоков и, если хотите, безбедное существование телекомпании, её самостоятельность и бОльшие возможности. Тут поневоле задумаешься, как лучше сказать — просто «тренер» или «тренер первой категории».
Балансировать на грани «правильного» и «понятного» — это, уважаемые, первый закон читинского телевидения. Он же секрет. Потому как непонятно, как корреспондентам удаётся идти по этому канату с гордо поднятой головой и находить-таки в пути «золотую середину».

15 новостей и ни одного перерыва



«Новости» — главный продукт ГТРК-Чита. Так решило ВГТРК. Это — «голова» читинского ТВ, располагающаяся в Москве. «Сердце», к счастью, в Чите — оно отбивает ритм жизни телестудии и людей, которые, здесь работают, и со столичной «головой» дружит.
В 2002 году произошло знаменательное событие, — рассказал об этой дружбе Игорь Кунгуров, — исчезла программа «За Байкалом», и появились «Вести-Чита». По сути — тоже самое, по форме — абсолютно другой продукт. В нём нет затянутых материалов, сюжеты интересны, выстроены, в них присутствуют интрига, противоречие, дилемма. Московские коллеги регулярно запрашивают наши выпуски и советуют, как их можно улучшить. Учат наших корреспондентов и операторов. Это помогает нам и приподнимает на более высокий уровень.
Подсчитано: в хороший день, когда каждый рабочий штык в строю, «Новости» выдают 15 сюжетов.
Сама передача выходит каждые два-три часа в прямом эфире. Иные корреспонденты успевают сделать три сюжета!
День, когда я гостила на телестудии, выдался тяжёлым для всех. Из-за больничных и командировок в распоряжении телекомпании осталось всего три журналиста, и те — практиканты. Но думать, что всё зависит от них, ошибка — поспешили убедить меня. Сюжет — продукт корпоративный. Фактически все работники — а это водители, техники, которые обеспечивают работу оборудования, монтажёры, режиссёры, ассистенты режиссёров и операторы — все они стоят за спиной корреспондента, которого мы видим на экране. «С одной стороны — это здорово, — рассуждает Кунгуров, — с другой: если на каком-то этапе произойдет сбой, можно испортить весь конечный продукт. На радио и в газете куда больше самостоятельности. Но на ТВ столько нюансов! Этот труд требует 100-процентной отдачи от всех. Только тогда будет результат. Если человек ищет тихую гавань — в 9 пришёл, без пяти шесть встал и пошёл с чистым файлом в голове, то это не к нам».
Вот почему многие читинские телевизионщики попрощались с экраном и давно нашли себе другое применение. Говорят, только за последние годы на телестудии сменилось 6 поколений журналистов. Люди приходят и уходят, а ГТРК при этом остается хорошей школой. Теперь «свои люди» у неё повсюду, практически во всех пресс-службах города. Практиканты из педагогического университета идут сюда нескончаемым потоком. Кто-то уходит, забывая всё как кошмарный сон. А многие остаются — растят «хвосты» в вузе или переводятся на «заочку», но каждое утро возвращаются, чтобы выпустить в эфир очередную новость. А нередко — набить очередную шишку. Журналист без практики — тот же студент, а у практикующего студента всё ещё есть шанс стать хорошим журналистом. И это не новость. «Оно затягивает, а почему — секрет», -записала я в свой блокнот второй нерушимый закон ТВ.

«Без нас даже снег не падает»



Эта шутка на телестудии самая ходовая. Почему-то считается, что люди с камерами и микрофоном — непременный атрибут любого праздничного или ответственного мероприятия. «Люди страшно расстраиваются, если мы не приезжаем», — рассказывает замначальника службы информационных программ Татьяна Бардо.
Татьяна Александровна — женщина, без преувеличения, удивительная. Во-первых, лампочки лопаются, стоит ей войти в студию — бывало, осветители запасали целую корзину к дежурству Бардо. А во-вторых: представьте, сколько лампочек было загублено, если эта женщина 35 лет не сходила с экранов и 45 лет отдала телевидению! С таким стажем есть, что вспомнить. Вот, например, был случай. «Приехала делегация москвичей, они взяли нас — меня и оператора Володю Николаева — в недельную поездку по месторождениям, — рассказала Татьяна Александровна. — Помню: выехали рано утром, по темноте. А когда проехали уже 400 км — куда-то в сторону Балея — и остановились заправиться, я обнаружила, что забыла дома кассеты для камеры. Я так хотела поехать, так любила и люблю ездить по месторождениям, что напрочь забыла о своих прямых обязанностях. Ну, где в чистом поле ты купишь эту кассету! Я мгновенно поседела. Володе, оператору, сказала: «Делай вид, что снимаешь, а потом мы что-нибудь придумаем. Доедем до Краснокаменска и позвоним, чтобы нам эту кассету кто-нибудь прислал поездом, самолетом — не знаю, чем!». И тут мой Володя достаёт из кармана запасную — на целых 30 минут. Так одна из многих моих передач была спасена».
А бывают и другие случаи. Когда перед тележурналистами закрываются двери, никто не даёт комментариев, иными словами — нарушается закон «О СМИ». «Два ребёнка попали в больницу, отравились чем-то в детдоме, — берёт слово Игорь Кунгуров. — В детдом попасть не можем — охрана. В больницу приезжаем, вплоть до министра согласовывается — кто выйдет. И в итоге: нет, не выйдем, нет, не скажем. А почему? А это тайна. Мы не должны диагнозы разглашать и фамилии называть. Да вы нам не называйте фамилии, вы нам не называйте диагнозы! Вы выпустите доктора в колпаке, который скажет: «Дети в нашей больнице, их состояние стабильное, мы предпринимаем все меры». Больше нам ничего не нужно. Мы ни на что не претендуем. Нет! Мы стоим на позиции — не давать, не говорить, не пущать! А потом удивляемся: откуда слухи — один чудовищнее другого? Эта позиция ни к чему хорошему не приводит. Она заставляет выходить людей на улицы. Ребята, договоритесь: кто за что у вас отвечает. Если взрыв, пусть комментирует Иван Иваныч, отравление — Вадим Петрович».
А бывают случаи, когда тележурналист становится информированней своего собеседника, и это конец карьеры. «На определённом этапе ты начинаешь понимать, что это всё у тебя уже было, что это всё ты уже проходил, что эту всю Харанорскую ГРЭС ты уже облазил… Всё — надо менять направление!», — советует Игорь Геннадьевич и изо всех сил разнообразит день своих журналистов. К счастью, интересных тем в регионе предостаточно. Сегодня корреспондент берёт интервью у Кобзона, а завтра — у доярки, снимает сенокос или провожает Конкина домой.

ТВ-это вам не «кривое зеркало»



Если подойти к «ящику» и посмотреть в него, увидишь собственное отражение. Если станешь ругать телевизионщиков на чём свет стоит из-за очередного «Пусть говорят» или «Кривого зеркала», Игорь Кунгуров скажет буквально следующее:
— Все ругают «Кривое зеркало». А вы знаете, что это одна из самых рейтинговых передач современного телевидения? И вот парадокс — плюются все, но кривые рейтинга идут вперёд. Эти упрёки в адрес ТВ, что оно развращает, транслирует низкопробные материалы и плохие передачи — они не совсем уместны и точны. Современное ТВ так устроено: оно показывает ровно то, что ждёт зритель. Если зритель ждёт сериал — вот вам, пожалуйста, сериал. Если зрителю нравятся постановочные передачи «Час суда» и так далее — ради бога. Другое дело, что любую продукцию можно делать по-разному, и эти передачи должны быть более качественные, уровня повыше.
«ТВ — это вам не «кривое зеркало», — пишу я в своем блокноте.
Местные новости априори должны быть интереснее забайкальскому зрителю. Но так ли это — не может проверить никто. В Чите нет и никогда не было специального оборудования для определения популярности передач. Гипотетически такая техника может появиться и у нас. По заказу крупной компании, заинтересованной в телепредпочтениях забайкальцев. Работы по определению рейтинга дорогостоящие. Требуют установления специального прибора в телевизор. Этот прибор помогает понять, что смотрят больше всего, а если не смотрят, то почему.
Но пока такого оборудования нет на местном ТВ, и зрительский интерес приходится угадывать. Кто от этого страдает больше всего? Наверное, рекламодатель, который каждый раз тычет пальцем в небо в поисках аудитории для своего товара. За свои ошибки он рассчитывается из собственного кошелька.
Ещё один технический вопрос, от которого зависит будущее зрителей — это появление цифрового ТВ. В нашем регионе, — говорит Игорь Геннадьевич, — «цифра» уже освоена. Первый мультиплекс работает, и все могут его смотреть. Что такое «цифровое телевидение»? Во-первых, это качество звука и картинки. Во-вторых, огромное количество каналов и передач. За «цифрой» будущее. Аналог просуществует ещё несколько лет, но как только последний аналоговый телевизор выключится, край перейдёт на «цифру»… И тогда телевидение станет платным, как булка хлеба и та же газета. Нет-нет, не пугайтесь. Старое доброе бесплатное телевидение останется — с дюжиной федеральных каналов. За все остальные придется платить и скорее всего, здесь уже не будет вездесущей рекламы. Канал будет жить не на средства рекламодателей, а на деньги зрителей. И это хорошо!
***
«Так зачем же Кунгурову секундомер?» — спохватилась я. Оказалось: на носу выборы, и это – его главное оружие против кандидатов. «Ваше время истекло!» — говорит он.


Татьяна Решетникова, «Земля», №43



«Редактору газеты, где я работаю, позвонили и передали, чтобы я пришёл на открытие музейной выставки, где меня будут награждать. Несколько лет назад мою кандидатуру выдвигали на звание «Заслуженный работник культуры России», я и подумал: неужели свершилось? Правда, очень удивился, так как знал, что меня отклонили. Пришёл. Объявляют: «Александр Калашников, «Заслуженный деятель искусств Забайкальского края». Я опешил, ведь шесть лет назад мне уже было присвоено звание «Заслуженный работник культуры Читинской области». Удостоверение открыл, а там – Владимир Александрович Калашников! Мне прицепили на грудь знак отца, которым он был удостоен ещё при жизни – в 2009 году! Сына перепутали с отцом!» — про то, как краевое минкультуры перепутала двух Калашниковых пишет «Экстра». Я бы сгорела от стыда, но в министерстве все целы.

Казёнщина, или Как перепутали Калашниковых



Недавно в музейно-выставочном центре Читы чествовали забайкальских художников. Среди награждённых был и известный фотограф Александр Калашников, которому заместитель председателя правительства Забайкальского края Алексей Кошелев прикрепил на грудь знак «Заслуженный деятель искусств Забайкальского края». Но почему же через несколько минут после награждения Калашников, рассмотрев запись в удостоверении, отбросил цветы, сорвал знак и покинул зал?



«Я не уполномочена»



— Редактору газеты, где я работаю, позвонили и передали, чтобы я пришёл на открытие музейной выставки, где меня будут награждать. Несколько лет назад мою кандидатуру выдвигали на звание «Заслуженный работник культуры России», я и подумал: неужели свершилось? Правда, очень удивился, так как знал, что меня отклонили. Пришёл. Объявляют: «Александр Калашников, «Заслуженный деятель искусств Забайкальского края». Я опешил, ведь шесть лет назад мне уже было присвоено звание «Заслуженный работник культуры Читинской области». Удостоверение открыл, а там – Владимир Александрович Калашников! Мне прицепили на грудь знак отца, которым он был удостоен ещё при жизни – в 2009 году! Сына перепутали с отцом! – возмущается Александр Калашников.
Хочу задать, может быть, неуместный, обывательский, но не оставляющий меня в покое вопрос. Может, умные чиновники-специалисты вразумят меня, задающую глупые вопросы. Как такое могло произойти?
— Мы документы подготовили и отдали в Минкультуры. Но это учреждение, как известно, переезжало с места на место. Знак и удостоверение, видимо, пролежали в сейфе, а потом схватили по запарке: «Калашников? Калашников!». Они там все взбалмошные очень. Поговорите с кадровиком министерства Екатериной Уваровой – она занималась этим награждением, — сказала руководитель отдела наград управления государственной службы и кадровой политики губернатора Забайкальского края Юлия Желнина.
Поговорить с работниками Минкультуры не удалось: несколько дней помощник руководителя Светлана Фёдорова отвечала, что министр в отъезде, первый заместитель в командировке, второй – а смотре. Наконец, всё же удалось дозвониться кадровику, той самой Екатерине Уваровой. Ответ её был лаконичен: «Я не уполномочена с вами разговаривать».

Бюрократический подход



— 19 января будет год, как отца не стало. Он мне и другом был, и учителем. Простой был человек. Любимое место отдыха берег Читинки. Машины никогда у него не было, хотя в советские времена он получал хорошо. Он вообще «Жигули» от «Москвича» не отличал, так… красная-зелёная, маленькая-большая. Скромным был… А звание получил вот таким образом — живому не дали и вручить по-человечески не смогли, — продолжает Александр Калашников.
Решила узнать мнение о случившемся у искусствоведа Елены Иманаковой. Елена Георгиевна была категорична:
— Какое может быть мнение, если награду умершего человека вручают живому? Не разобравшись и даже не извинившись после этого? Биографию на награждение старшего Калашникова в своё время готовила я. Его приглашали в краевую администрацию, помню, он мне позвонил, рассказывал: собрался, костюмчик надел, спустился с пятого этажа, и ему поплохело. Владимиру Александровичу ведь уже 80 лет было, да и болел он очень. Так почему же домой-то к нему не пришли, не вручили, не поздравили, пока живой был? Ведь посмертно только Героя дают! На то они и работники культуры, должны знать, что художник умер! В таком случае должны были пригласить к себе Александра, извиниться, мол, забыли отца наградить, прости… Вы бы видели его лицо, когда он на награждении коробочку с удостоверением открыл – серым стал, в глазах – слёзы. Как можно было перепутать? Ведь это не какой-то Иванов-Петров-Сидоров: Калашниковы – большие фигуры, для Забайкалья знаковые! Просто формальный бюрократический подход к ситуации…
— Да что и говорить, — вздыхает Александр Калашников, — на похоронах отца из Минкультуры не было никого…
И тут хочется добавить, что в последнее время не любят в нашем министерстве не только художников, но и писателей, да и деятелей просвещения тоже. На юбилейном вечере Елены Стефанович, состоявшемся в конце октября в краевой библиотеке, ни одного представителя чиновников с цветком или без оного замечено не было! А Елена Викторовна – молодец, отметила свой юбилей «с размахом» — более 30 встреч с читателями только в Чите провела, девять встреч в Петровском Заводе, съездила в Борзю, Жирекен! Не приехали очень занятые специалисты Минкультуры проводить в последний путь ректора и основателя Агинской буддийской академии Бабу-ламу (Владимира Чимитдоржиева), проигнорировали прошедшую в Агинском презентацию книги «Почетные граждане Агинского Бурятского автономного округа». Очень, видимо, заняты.
… Мне кажется, звание заслуженного деятеля искусств можно рассматривать как оценку труда и таланта, к которой министерство культуры отношения не имеет. Ведь звание дается от имени народа и края? Ведь благодарность получают деятели культуры, которые всю жизнь прослужили людям и, может быть, многие из них не получали должного внимания? Или я не права, и на самом деле не важно, когда и кому эти награды вручили? А вы как думаете? Своим мнением вы можете поделиться на сайте «Забмедиа.Ру».


Ирина Баринова, «Экстра», №47



Корреспонденты «Комсомольской правды» попытались разобраться, почему 15-летний подросток спрыгнул с крыши 19-этажного дома. По одной из версий, родители запретили ему играть в «Counter-Strike». А собеседник журналистов инспектор по делам несовершеннолетних Светлана Носырева высказала ещё одну: «Мальчик был плохо развит физически, конфликтовал с одноклассниками. И даже после того, как он поступил в училище, травля не прекратилась. С ним в одну группу попал бывший одноклассник, который продолжил издеваться над мальчишкой. Постоять за себя он не мог. Накануне вечером он пришёл домой выпивший. Мама с папой сильного значения не придали, и Лёша пошёл спать. А потом его друг расскажет, что они вместе пили джин-тоник и снимали видео для родителей, где Лёшка просит у них за всё прощение. Он не хотел жить потому, что считал себя слабым».

В Чите подросток сбросился с крыши из-за того, что родители запретили ему играть в Counter-Strike



— Они лишили меня последней радости, у меня и так ни друзей, ни девушки, — заявил спасателям мальчик перед тем, как оттолкнуться от стены.



Трагедия произошла в Чите в минувшую пятницу. 18 ноября, в обеденное время.
Жильцы девятиэтажки по улице Липатова в микрорайоне Северный заметили на крыше своего дома одинокого мальчика. Подросток явно собирался сигануть вниз. Испугавшись, люди вызвали полицию и спасателей.
Прибывшие на место правоохранители пытались наладить с подростком беседу.
— У меня ни друзей, ни подруги, а они ещё меня и последней радости лишили, — сказал он и полетел вниз.
Надувную подушку спасатели установить не успели. Мальчик упал мимо. С открытой черепно-мозговой травмой его доставили в больницу. Ребёнок умер на операционном столе.
— Как же так? Из-за какого-то пустяка! – хватались за голову спасатели.
Им в этот момент было тяжелее всех. Всего несколько шагов отделяло их от отчаявшегося паренька. Всего несколько секунд не хватило для того, чтобы схватить его за шиворот и оттащить от края бездны. Лёшка сделал свой выбор.
— Он спокойным голосом говорил с нами, обращался на «Вы», извинялся за то, что доставил нам работы. Подобраться к мальчику не было возможности, он сидел на краю и никого к себе не подпускал, — вспоминает Вадим Иванов, сотрудник МЧС.
Алексей Старчиков учился в профессиональном училище №14. Воспитывался в благополучной семье, мама работает воспитателем в детском саду, папа в одной из управляющих компаний города. От следователей нам удалось узнать, что всё свободное время 15-летний мальчик проводил за монитором компьютера, у него была одна любимая игра Counter-Strike. Родители запретили Леше подходить к компьютеру, и это стало последней каплей. По крайней мере, так считают следователи.
Однако, не только запрет родителей подстрекнул мальчишку свести счёты с жизнью… Поговорив с инспектором по особо важным поручениям ОООД ОУУП и ПДН УОООП УМВД по Забайкальскому краю Людмилой Носыревой, мы выяснили другие факты.
— Мальчик был плохо развит физически, конфликтовал с одноклассниками. И даже после того, как он поступил в училище, травля не прекратилась, — рассказала Людмила Анатольевна. – С ним в одну группу попал бывший одноклассник, который продолжил издеваться над мальчишкой. Постоять за себя он не мог. Накануне вечером он пришёл домой выпивший. Мама с папой сильного значения не придали, и Леша пошел спать. А потом его друг расскажет, что они вместе пили джин-тоник и снимали видео для родителей, где Лёшка просит у них за все прощение. Он не хотел жить потому, что считал себя слабым.
Как сказал Жан Лабрюйер: «Бояться надо не смерти, а пустой жизни». Может быть. Алексей из-за этого сбросился с крыши 9-этажного дома? Ответ на этот вопрос знал только он…


Надежда Панова, Ольга Кирьянова, «Комсомольская правда — Чита», №147



В редакцию «Забайкальского рабочего» пришло письмо от ветерана ВОВ, инвалида I группы Василия Путинцева. Он в тринадцатый раз проходил лечение в госпитале для ветеранов и, выписавшись из него, решил, что отношение к нему было не очень внимательное и уважительное. «Например, в моём случае вообще не обеспечивались лекарствами назначения окулиста, уролога. Препараты приходилось покупать в аптеке за наличные. Таблетки, прописанные лечащим врачом, в госпитале умудрялись дробить (видимо, в целях экономии) аж на четыре части! При разработке рациона питания сопутствующие заболевания здесь, кажется, не принимаются во внимание. Например, у меня полностью удален желчный пузырь, поэтому мне должны были предложить диету с ограничением жирного, острого, жареного и др. , однако я питался за общим столом. Видимо, и вправду, госпиталь отживает свои дни. Жаль, конечно. В худшую сторону изменилось и отношение к нам, ветеранам, медперсонала», — говорится в его письме. У медперсонала и врачей госпиталя мнение ветерана вызвало «мурашки».

Хотите – верьте, хотите – проверьте



А потом расскажите нам — как в действительности лечат в госпитале ветеранов войн



Тринадцать раз читинский пенсионер лежал в местном госпитале ветеранов и, выписавшись недавно оттуда снова, сообщил в редакцию: лечить в госпитале стали хуже. Медперсонал учреждения, однако, стоит на своем: медицинская помощь в главном «ветеранском» стационаре края оказывается пациентам в полном объёме, ни в лекарствах, ни в питании их не ущемляют. Отчего же тогда наш читатель так обиделся?…



Госпиталь закроют?


Василий Иванович Путинцев, инвалид Великой Отечественной войны I группы, пишет: «Недавно я в очередной раз имел возможность пройти обследование и лечение в госпитале для ветеранов войн. Могу многое рассказать об этом учреждении, сделать некоторые сравнения и сопоставления. Но сперва хочу кое-что прояснить с помощью вашей газеты. В стенах госпиталя упорно ходят слухи о том, что он отживает свои последние дни, что с нового 2012 года прекратит свое существование. Правда ли это? Если да, что же будет с нами, пациентами? Где мы сможем подлечиваться?
Что касается меня, я всей душой за сохранение госпиталя. Правда, ветеранов войн в нём теперь лечится немного и, видимо, его следует назвать госпиталем для ветеранов и только…
Теперь, что касается лечения. Хочу ответственно заявить о том, что оно стало в госпитале значительно хуже. Ссылаясь на нехватку финансирования на лечебные цели, на приобретение медикаментов, врачи кое-какие лекарства не выписывают. Например, в моём случае вообще не обеспечивались лекарствами назначения окулиста, уролога. Препараты приходилось покупать в аптеке за наличные, чтобы более рационально использовать отведенное для лечения время.
Таблетки, прописанные лечащим врачом, в госпитале умудрялись дробить (видимо, в целях экономии) аж на четыре части! Долгое время не назначались капельницы, потом их стали делать, но тоже в дробленом виде (флакон делили на два раза).
При разработке рациона питания сопутствующие заболевания здесь, кажется, не принимаются во внимание. Например, у меня полностью удален желчный пузырь, поэтому мне должны были предложить диету с ограничением жирного, острого, жареного и др. , однако я питался за общим столом. Дважды пытался разговаривать на эту тему с лечащим врачом Маргаритой Викторовной, но мои просьбы оставались без внимания. Сложилось впечатление, что нынешнее лечение прошло как-то не полно, в усечённом варианте. Видимо, и вправду, госпиталь отживает свои дни. Жаль, конечно.
В худшую сторону изменилось и отношение к нам, ветеранам, медперсонала. Как инвалид Великой Отечественной войны, в мае 1996 года я открывал госпиталь с первой партией его пациентов. С тех пор тринадцать раз лечился в этом учреждении. Одиннадцать из них лежал в неврологическом отделении, начальником которого является Наталья Дмитриевна Александрова. И все, вроде бы, шло нормально, если не учитывать единственного конфликта, возникшего на бытовой почве. Но и он, как мне казалось, быстро забылся…
…В 2010 году я снова прихожу на лечение в госпиталь. Раннее утро. Сижу на диванчике в ожидании начала приёма больных врачом приемного покоя. В это время на работу приезжают сотрудники госпиталя. Они подходят к столу вахтёра, делают какие-то отметки в журнале и расходятся по своим кабинетам. Появляется и заведующая неврологическим отделением Наталья Дмитриевна. Она тоже меня узнает и, сделав отметку, направляется не в свое отделение, а в приёмный покой. Что она там говорит, я не знаю. Но, когда я захожу в приёмный покой и начинаю проситься в «своё» отделение, врач заявляет: «В неврологическом отделении свободных мест нет». Мне становится ясно, что это неправда, когда люди, пришедшие после меня, в него всё-таки попадают. Меня же направляют в отделение общей терапии.
Там я лечиться не стал: не смог справиться с обидой и ушёл домой, как говорится, «несолоно хлебавши». А в этом году уже сам попросил врача приёмного отделения не направлять меня в неврологическое, и не жалею. Я пошёл в кардиологическое отделение и там достойно пролечился. Благодарю своего лечащего врача Маргариту Викторовну за всё, что она сделала для меня. Не таю никаких обид и на врачей неврологического отделения — Светлану Евгеньевну Шашкову, Ларису Владимировну Фёдорову и его медицинских сестёр…»

«Читать это было неприятно»



Узнав о жалобе своего пациента, руководство госпиталя удивилось и даже расстроилось. Главный врач учреждения Петр Сормолотов комментирует: «Василий Иванович лечился у нас тринадцать раз, и никогда конфликтных ситуаций между ним и медперсоналом не было. Не знаю, что вынудило его написать такое письмо. В ответ на его вопрос сообщаю: госпиталь не закрывается и закрываться не собирается. Не знаю, откуда в стенах нашего учреждения такие разговоры. Абсурд какой-то.
Таблеток всем больным хватает, никаких проблем с лекарственным обеспечением в госпитале нет. Комиссия врачей коллегиально решает, какое лечение нужно тому или иному пациенту, и любой необходимый препарат мы приобретаем. Лекарства, которые Василий Иванович покупал на свои деньги, были прописаны ему для применения после выписки (глазные капли и т.д. ). Он здесь получал семь препаратов. Для пожилого человека, имеющего не одно сопутствующее заболевание, это все равно много. Доктора стараются назначать лекарства так, чтобы не навредить пациенту, ведь они должны сочетаться друг с другом. Поэтому ещё больше «усложнять» лечение было бы опасной для здоровья ошибкой».
Заместитель главного врача по лечебным вопросам Надежда Глухарева разъясняет: «Никакого дробления препаратов в целях экономии быть не может. Другое дело, если для лечения необходима одна дозировка, а имеющееся в наличии лекарство слишком «сильное». Тогда таблетку просто-напросто ломают пополам.
Что касается капельниц — это неправда. Никто растворы пополам не делит: это было бы нарушением всех существующих санитарных норм. Из одного флакона даже в детской больнице капельницы не ставят».
Говоря о питании, доктор сообщила, что оно в госпитале полноценное. «Когда мы ознакомились с письмом, были удивлены. У меня даже мороз по коже пробежал, настолько неприятно было это читать. Стараешься для ветеранов, а тебе вот как отвечают… Лечащий врач Василия Ивановича Маргарита Викторовна хотела назначить ему щадящую диету, но он сам упросил её оставить общий стол, ведь еда на нём вкуснее.
У нас есть специальный набор маленьких кастрюлек. И если бабушка или дедушка не хочет кушать пищу с общего стола, а просит, к примеру, щей или борща, какую-то индивидуальную котлетку, в столовой это готовят, и тем, кому тяжело передвигаться, приносят в палату».
По словам главврача, доктора и средние медработники относятся к пациентам уважительно, стараются к каждому найти свой подход, хотя, действительно, порой это бывает непросто: ветераны — люди особые, с возрастом становятся обидчивыми. Тем не менее подобных нареканий раньше не возникало.
«Каждый год мы лечим свыше двух тысяч пациентов, а нуждающихся в нашей помощи — ветеранов войны, труда, вдов военнослужащих, ликвидаторов последствий чернобыльской аварии и других категорий граждан — в крае около ста тысяч, — рассказывает Петр Сормолотов. — Сегодня в связи с ремонтом в госпитале действуют 60 коек — места пришлось сократить в два раза, но к декабрю мы полностью откроемся. Так что ждём бабушек и дедушек на лечение, будем стараться поправить их здоровье».


Марина Соснина, «Забайкальский рабочий», №232



Ну, и напоследок. Корреспондент «АиФ — Забайкалье» Оксана Бессонова не спала ночь, чтобы выяснить, кто после полуночи и зачем приходит в круглосуточные аптеки. «С шести до восьми часов приходили в основном за «Антипохмелином», памперсами, жидкостью для снятия лака, соком и презервативами — самые распространённые товары ночной аптеки», — говорит нам журналист.

Дежурная аптека



Кто приходит сюда ночью?



Многие уверены, что ночные аптеки посещают лишь наркоманы и лица «сомнительной наружности». Корреспондент «АиФ-Забайкалье» провёл дежурство в одной из читинских аптек и выяснил, что заставляет людей ходить в аптеку ночью.



Тест на беременность и леденцы



— Мы закрываем двери в 21.00 и обслуживаем посетителей до утра через специальное окошечко, — заметила Светлана Никитина, фармацевт одной из аптек Читы.
До полуночи посетители шли один за другим. Сначала прибежала девочка лет 15-ти:
— Дайте мне леденцы для горла, аскорбинку и гематоген.
Таблетки от головной боли, диареи, сердечные капли, леденцы от кашля, витамины, медицинские растворы, пластырь – только и успевали подавать в окошко.
— Обычно люди приходят к нам за тем, что не успели купить днём, — комментирует Светлана.
После 24-х в окно постучал молодой мужчина. Из-за его плеча выглядывала девушка.
— Дайте нам упаковку презервативов и тест на беременность.
Оригинальное сочетание. Но потребности людей не обсуждаются.
Примерно на час затишье.
— За одну ночную смену может пройти до 100 человек, — замечает Светлана.

Очередь за туалетной бумагой



В третьем часу ночи кто-то постучал в дверь.
— Простите, не могли бы вы впустить меня в аптеку, — раздался мужской голос.
— Мы работаем только через окно, — спокойно отвечает фармацевт.
— Да мне не к вам, мне к подруге попасть надо, — оправдывается мужчина. — В подъезд не пускают, а я через аптеку поднимусь на второй этаж.
— У нас нет лестницы на второй этаж.
— А я найду!
— Если не перестанете стучать, вызовем милицию! — прикрикивает Светлана и закрывает окошечко.
Работаем без охранника. Аптека «стоит» на пульте.
— Страшно, конечно, а что делать? — не скрывает Светлана. — Хозяин уверяет, если что, жмёшь кнопку, и служба охраны приезжает незамедлительно.
В три часа ночи пришел молодой человек. Приятной внешности. Попросил пять одноразовых шприцев.
— Наверное, колется за углом, — вздыхает Светлана. — Но отказать в продаже не имею права.

Утром — памперсы



С четырёх часов поток посетителей не прекращался.
— Здравствуйте! Дайте мне аскорбиновую кислоту в драже, — обратилась женщина лет 30-ти.
И не страшно одной в такое время за аскорбинкой?!
Возле дверей выстроилась очередь. Покупали зубную пасту, зубные щётки, шампунь, влажные салфетки, туалетную бумагу, воду.
Двое мужчин попросили спиртовую настойку.
— Вам для каких целей? Чтобы успокоиться — валерьянка, для обработки ран — календула.
— Нет, нет, нет, нам что-нибудь для внутреннего употребления…
— Для употребления внутрь ничего нет!
— Может быть, какой-нибудь одеколончик?
— Закончился.
— Сейчас продай, а он потом отравится, — поворачивается ко мне Светлана.
За окном светает. Смена близится к концу. С шести до восьми часов приходили в основном за «Антипохмелином», памперсами, жидкостью для снятия лака, соком и презервативами — самые распространённые товары ночной аптеки.


Оксана Бессонова, «АиФ — Забайкалье», №47



НазадВперёд
10 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Хочу поправить Глущенко. Автомобилистам запретили автопробег. Митинг тоже запретили. Согласован был – ПИКЕТ.

Именно его и проводили, 15 человек.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

О наградах. Бывают случаи (совсем свежий), когда в простейшей грамоте от администрации указывается урезанное название организации и, к тому же, строчными буквами. Специальный человек наверное сидит на штамповке грамот?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

По поводу цен на бензин,особенно смешно смотрится Гениатулин(Отдаленность по доставке).Видимо Телемба,с ее грунтовкой,находится ближе к"господу"!на,целых 90км и на 4-5руб.разницы за литр!Или "наш" губернатор,всё-таки,живет на откаты?Во что,все больше,хочется верить(Если приплюсовать продажу леса и энергоресурсов за кордон)Вопрос:А нужен ли такой губернатор?"НАДЕЛО ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ пешкой в чужой игре,да и за КРАЙ,как и за ДЕРЖАВУ, обидно!!!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Умиляет фраза нашего губернатора " Лучше пусть будет дорогой бензин, чем никого"

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Нашему губернатору начхать на нас и наши трудности в виде конских цен на топливо и коммунальные услуги.

Ему лишь бы перед маськвой хорошо выглядеть.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Сотрудники ГИБДД выявили 20 нарушителей. Какая активность! На ул. Амурская возле Банка и в других проблемных местах так бы работали.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

и министр ещё работает сколько можно держать такую

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"Во время проведения первой акции особо активные автомобилисты начали создавать проблемы на дорогах, стали останавливаться в неположенных местах и блокировать улицы..."

Предлагаю заблокировать личным автотранспортом выход из здания администрации дня на три. Ну и въезды и выезды на заправках можно заблокировать. Тогда может и будет толк от проведения акции.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да нашему губернатору проблемы жителей до лампочки.Те кто дорвался до власти в основном и в первую очередь решают свои проблемы. В нашем регионе цены на продукты,коммунальные и другие услуги,на бензин в том числе значительно выше московских, а зарплата на порядок ниже.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Гениатулин и Михалев загнали Читу в застойные времена тихо в Забайкалье и им спокойно получают зарплату и мозгами не шевелят

ПОПУЛЯРНОЕ