Р!
29 ЯНВАРЯ 2020

Terra XPEnowa и прочий мат в нашей жизни - обзор краевых СМИ

«За пять минут до прибытия авто мне перезвонила оператор и поинтересовалась, не буду ли я против, если с нами на одной машине в город поедут ещё пассажиры? Далее следовала пламенная речь о большом количестве заявок, нехватке машин и о транспортной проблеме в целом. Я оказалась понимающим клиентом. Забрав пассажиров в одном из микрорайонов КСК, по «пьяной» дороге мы направились в сторону клинической больницы, куда нужно было «другим пассажирам». С них водитель взял 250 рублей. Следующая остановка моя. Каково же было моё удивление, когда таксист называет мне совершенно нереальную сумму — 350 рублей, хотя обычно я укладываюсь в среднем в 180. Такую разницу он объяснил просто — километраж получился большой из-за того, что сначала забирали совершенно чужих мне людей, а потом, делая большой крюк, везли их в пункт назначения», — о том как транспортный вопрос портит жителей КСК и прочих отдалённых районов город, а также об их правах и обязанностях перевозчика пишет в «Экстре» Татьяна Белокопытова.

Каталы

Сервис читинских служб такси оставляет желать лучшего

Жалобы читинцев на организацию общественного транспорта приобретают вселенские масштабы. Особенно остро проблемы с транспортными перевозками на себе ощущают жители отдалённых районов города — КСК, ГРЭС, Кадала и других. Жители окраин, не имея зачастую возможности выбраться на общественном транспорте, вынуждены разоряться на такси, однако и здесь их ждут неприятные сюрпризы.

Испортил транспортный вопрос

По данным налоговой инспекции, на 1 июля 2011 года в Чите было зарегистрировано около 1500 индивидуальных предпринимателей и 19 юридических лиц, основным видом деятельности которых является оказание услуг по перевозке пассажиров автомобильным транспортом. Число частников или, как их ещё называют, «бордюрочников», разумеется, статистике — не поддаётся. Однако даже такой таксопарк забайкальской столицы не может качественно обслужить клиентуру; особенно если она проживает далеко от центра города. Перефразируя классика, можно сказать — окраину испортил транспортный вопрос.
За примерами далеко ходить не буду и как человек, проживающий на КСК, расскажу, с какими проблемами зачастую сталкивается население нашего района Читы. Всем известно, что по утрам из посёлков КСК и ГРЭС выбраться под силу только людям с крепкой нервной системой. Чтобы приехать на работу к 9.00 на маршрутке, нужно постоять на остановке как минимум минут 30-40. Многие добираются до конечной остановки (до Черновского военкомата), но и это не панацея — там нередко скапливается до ста человек. В таких ситуациях вызов такси к дому может быть единственным выходом. И тут-то начинается самое интересное. На такси вы тоже вряд ли уедете вовремя: в самих посёлках машин зачастую нет, а из города за вами ехать не поторопятся — не выгодно. «В вашем районе машин нет. Ожидание ориентировочно 40 минут», «Ждите, пока из города повезут пассажиров на КСК, тогда и подадим вам машину», — эти дежурные фразы, к сожалению, приходится слышать от операторов различных служб такси.
Но не всё так плохо. Чтобы хоть как-то «подбодрить» жителей отдалённых районов, девушки-операторы елейным голосами предлагают так называемые VIP-заявки. Звучит это примерно так: «Сейчас в вашем районе машин нет. Ожидание 30 минут. Но если вы доплатите 50 рублей по VlP-заявке, машина материализуется возле вашего подъезда через три минуты». Да уж… Бабки творят чудеса!

Terra XPEnowa

Однажды я ждала такси. За пять минут до прибытия авто мне перезвонила оператор и извиняющимся голосом поинтересовалась: не буду ли я против, если с нами на одной машине в город поедут ещё пассажиры? Далее следовала пламенная речь о большом количестве заявок, нехватке машин и о транспортной проблеме в целом. Я оказалась весьма понимающим клиентом. Забрав пассажиров в одном из микрорайонов поселка, по «пьяной» дороге мы направились в сторону клинической больницы, куда нужно было «другим пассажирам». С них водитель взял 250 рублей. Следующая остановка моя. Каково же было моё удивление, когда таксист называет мне совершенно нереальную сумму — 350 рублей, хотя обычно я укладываюсь в среднем в 180. Такую разницу он объяснил просто — километраж получился большой из-за того, что сначала забирали совершенно чужих мне людей, а потом, делая большой крюк, везли их в пункт назначения. Пришлось настойчиво убедить водителя в его неправоте и отстоять сотню.
Боятся таксисты посёлков КСК и ГРЭС как чумы. Когда из города приходится добираться домой на такси, нередко даже сами операторы говорят, что никто не берёт заявку на КСК. Даже частники, когда тормозишь их на улице, услышав «На КСК», выпучивают глаза, закрывают окно и давят на газ. Прямо чёртово место какое-то. Terra XPEnowa.

В Чите нечасто пассажиры обращаются куда-либо с жалобами на работу служб такси. Когда ты опаздываешь, то готов заплатить любые деньги. В Чите был единственный прецедент, когда юридическое лицо, оказывающее услуги такси привлекли к ответственности. В Управление Роспотребнадзора обратился читинец, который зимой на улице очень долго ждал обещанное такси. С помощью смс-сообщения, в котором было указано определённое время подачи машины, удалось доказать, что потребителя ввели в заблуждение — в сообщенное ему время такси не подъехало. В итоге юрлицо наказано штрафом (по ч. I ст. 14.8 КоАП юридические лица наказываются административным штрафом от 5 тысяч рублей). Но это единичные случаи, когда потребители инициируют административную проверку в отношении перевозчика. Со стороны же создаётся впечатление, что в данной сфере деятельности нарушений не бывает вообще — жалоб-то нет. А службы такси этим бессовестно пользуются.

Комментарии

Оксана Барковская, начальник отдела защиты прав потребители Управления Роспотребнадзора по Забайкальскому краю:

— Деятельность перевозчиков, занимающихся частным извозом, контролируется несколькими нормативными актами — ФЗ «О защите прав потребителя», Правилами перевозки пассажиров наземным транспортом и ФЗ «Устав городского транспорта». Главные нарушения, которые они допускают, это отсутствие достоверной информации об услугах. Правилами предусмотрено наличие прайса, который по требованию предоставляется пассажиру. У нас же таксисты часто называют цену за поездку, что называется, с потолка. Смею предположить, что если нет определённой цены за поездку, то клиент вправе заплатить столько, сколько он посчитает нужным.

Важно знать

Вы вправе это требовать при вызове такси:
1. Цена поездки. Вам заранее должны сказать — или оператор, или водитель — сколько вы заплатите за поездку.
2. В такси на видном месте должна быть прикреплена информация о перевозчике: юр. адрес, телефоны, тарифы и.т.д.
3. Оператор обязан назвать вам номер заказа. Его отсутствие — это уже нарушение.
4. Оператор обязан назвать вам планируемое время подачи такси. Не расплывчатое «Ожидание в течение 20-30 минут», а «Такси будет подано в 15.25».
5. По требованию пассажира водитель обязан выдать кассовый, товарный чек или квитанцию. Это мини-договор между пассажиром и службой такси.


Татьяна Белокопытова, «Экстра», №51



Генеральный директор ОАО «Забайкалплемцентр» Людмила Савватеева в течение недели путешествовала по Германии в составе российской делегации. Такая рабочая поездка была организована по согласованию с ветеринарной службой России. Охотничье хозяйство, высшая школа подготовки ветеринаров посетила делегация. Людмила Савватеева привезла из поездки не только новые технологии и опыт, но и массу положительных впечатлений: «Немецкие студенты не попутают ни рога, ни копыта; после такой подготовки они будут животное знать вдоль и поперёк, «от сих — до сих», потому что они всё это своими пальчиками перещупают, всё это перелечат. В эту профессию, видимо, идут не просто, чтобы получить образование — очень увлечённые ребята, у них глаза горят, и понятно, что они занимаются делом».

Чудеса заморские

Или о племенном животноводстве в Германии

В течение недели проводила рабочая поездка в Германию министра сельского хозяйства и продовольствия Забайкальского края Любови Гарголло и генерального директора ОАО «Забайкалплемцентр» (прежде — ФГУП «Читинское» по племенной работе) Людмилы Савватеевой.

О том, чем эта поездка запомнится, и чему она научит забайкальских «племенников», рассказала Людмила Савватеева.

— Людмила Александровна, какова основная цель визита в Германию, и каким был состав российской делегации?

— Делегация была достаточно серьёзна, в основном это ветеринарные руководители таких больших сибирских регионов как Омская, Томская, Кемеровская области и ряда других регионов. Поездка была организована по согласованию с ветеринарной службой России, и одной из наших задач было посмотреть, как работает завод по утилизации отходов, хотя вся программа пребывания в Германии была очень интересной и насыщенной, ведь немцы — очень пунктуальны, педантичны и не теряют времени даром.
В первый день мы знакомились с работой ветеринарной службы земельного округа г. Целле, затем были в охотничьем хозяйстве, смотрели, как они работают с диким мясом, проводят экспертизы, готовят дичь к продаже.
Очень поучительной была поездка в г. Ганновер, в высшую школу подготовки ветеринаров, и посещение ветеринарной клиники для КРС, в которой находилось 3 тысячи животных. Когда мы зашли в одно из помещений, студенты делали 10-дневному телёночку УЗИ. Это было настолько неожиданно, потому что мы, россияне, представляем, что такое сегодня сделать УЗИ человеку! Далеко не всегда проста и доступна эта процедура. А там — борются за жизнь 10-дневного телёночка! Или вот «рубец остановился», то есть что-то не то съела корова, студенты делают операцию — и настолько всё это чисто, сами готовят препараты, делают уколы, кормят, лечат… Полдня пролетели как одно мгновение — настолько это было захватывающее зрелище!

Какие-то параллели можно провести с нашими методами, возможностями подготовки студентов-ветеринаров?

— К сожалению, почти никаких. Даже ветеринарные врачи были удивлены. Эти студенты не попутают ни рога, ни копыта; после такой подготовки они будут животное знать вдоль и поперёк, «от сих — до сих», потому что они всё это своими пальчиками перещупают, всё это перелечат. В эту профессию, видимо, идут не просто, чтобы получить образование — очень увлечённые ребята, у них глаза горят, и понятно, что они занимаются делом.
Лично для меня очень интересным и важным было посещение племенного предприятия Masterrind. Чистое, красивое здание, как и все остальные вокруг. Много зелени. Осеменением охватывает практически всю Германию. Я привезла в Читу на диске фильм о его работе. Наши специалисты смотрели его три раза без отрыва. Включили — посмотрели, потом опять, потом в третий раз, и …вздохнули.
Быки все стоят. Стоят за стеклом, на прогулку их не выводят, обслуживают на месте специальные люди. В России же бык всегда находится в движении: ему ежедневно минимум 5 км приходится проходить по кольцу. Считается, что движение необходимо, чтобы получить качественный семенной материал. Немцы же от этого ушли, считая, что разницы почти никакой нет. Это первое отличие. Второе. Мы считаем лабораторию или банк семени очень чистой зоной, туда практически никого не запускаем. И семя мы на десять раз проверяем, вплоть до пункта осеменения. В Германии же семя не проверяют, считая, что достаточно подтвердить здоровье быка. От здорового животного получается здоровый продукт, считают немцы.

— Существует ли государственная поддержка племенного дела в Германии?

— Не только в Германии, но и везде в мире, племенное дело — это государственное дело. Доход оно сегодня быстро не принесёт. По регионам России ставки господдержки племенников примерно одинаковые. В Германии, конечно, побольше. Но они не сколько за счёт господдержки живут, они объёмами берут. Разве можно сравнить, если у нас в крае и 200 тысяч коров нет? Просто физически нет. А осеменяем мы вообще только 10-12% от имеющегося поголовья. Нюансов миллион: огромные расстояние, нежелание работать глав поселений, многие животные находятся на отгонах…

— А что вам запомнилось, как возможному «потребителю» товаров германского производства?…

— Знаете, в последний день мы поехали на предприятие по переработке мяса кур. Производительность — 27 тыс. голов в час. Сегодня, конечно, можно порадоваться, что у нас, в Забайкалье, открыли новые мощности в Краснокаменске на мясокомбинате «Даурский». Когда я туда приехала, сразу после возвращения из Германии, и увидела их оборудование, меня прямо распирало от радости, что мы недалеко от немцев ушли! Что весь цикл и у нас закрыт: от забоя до производства конечной продукции. По тому же принципу работает оборудование и в Германии.
Вести какую-либо съёмку на предприятии не разрешают. Видимо, общественники-«зелёные» до такой степени «достали», что даже нам, приезжим из России, немцы докладывали: куры у нас стресс не получают, мы их вот так аккуратно кладём, сначала мы им даём одним воздухом подышать, потом другим воздухом, они плавно засыпают и только потом им головы отрывает…
Мы – не «зелёные», но устройство этого производства, действительно, очень продумано. А лично я теперь с удовольствием буду покупать кур, которые произведены в Германии, потому что видела процесс. Даже если какая-то курица случайно упала, её уже на конвейер не повесят, это – брак. Такую птицу сразу же отправляют на утилизацию.

— Посещение завода по переработке трупов животных, подлежащих сожжению и утилизации – практически центральный пункт программы пребывания в Германии. Расскажите подробнее?

— Мощность переработки – 450 тонн в сутки. Представляете, что значит ехать мимо нашей свалки? За километр-полтора уже стоит специфических запах… А туда свозят отходы со всех городов, находящихся в радиусе 150 км. Подъезжаешь – обычное здание, никакого запаха. Все рабочие в белых рубашечках, в белых касках… Говорят: «Если мы здесь перерабатываем грязь, это не значит, что мы должны ходить грязные». Чистота идеальная. Современное оборудование. Огромный цех, огромные ёмкости, и сидит всего один оператор.
Отходы здесь собирают самые разные – из ресторанов, кафе, утиль различный, трупы животных, все просроченные продукты. Для каждого вида отходов есть своя машина. А на выходе? Мясокостная мука. Жир. Клей. В мешочках для цементных заводов.

— То есть, тема скотомогильников в Германии не актуальна?

— Совершенно не актуальна, и это был самый жаркий вопрос для наших ветеринаров. Самый жаркий и обсуждаемый. Кемерово, Омск и Томск решили сброситься тремя регионами и поставить один завод, где-нибудь на границе. Конечно, это затратно, но крайне необходимо. Это гораздо лучше, чем устраивать скотомогильники, а потом лет через сто опять какая-нибудь там болезнь выявится, вырыется… А тут переработали – всё!
Вообще, я уверена, что люди должны ездить, должны смотреть и чему-то, пусть не всегда большому, но учиться. Из командировки во Францию, например, я привезла технологию заморозки семени в пакетах, в нашем крае появилась новая, более эффективная и менее затратная технология. В Америке мы смотрели технологию определения возможного пола по семени быка. Выливают его в специальный аппарат, и … «мальчики – направо, девочки – налево», то есть аппарат определит пол животного, которое от этого семени родится. Тогда мы завидовали молча, понимая, что очень дорого. А сейчас аналог такого оборудования сделала Германия, цены подоступнее. То есть, специалисты не должны замыкаться в своём регионе или стране, время идёт, в мире появляются новые разработки.
Что касается итогов этой поездки, то пока, как минимум, мы несколько быков просто поставим, без ежедневных нагрузок, чтобы узнать, насколько правы немцы. Есть ещё определённые нюансы по кормлению, будем их учитывать…

— А УЗИ для телят появится в Забайкалье?

— О, это сказка… В ближайшем будущем это не предвидится. Хотя, конечно, хотелось бы очень.


Беседовала Мария Вырупаева, «Земля», №51



Кандидат филологических наук и заведущая кафедры русского языка и методики его преподавания Юлия Щурина в интервью «АиФ — Забайкалье» рассказывает, отчего людям хочется материться и можно ли хоть как-то это остановить: «Вседозволенность становится проблемой современного общества. Формируется мнение, что так разговаривать модно. Теперь навязывается мысль, что не принято говорить: «Как меня утомила учёба или работа». «Я чувствую себя неважнецки». Проще материться, чем подбирать приличный эквивалент». Не материться при детях, уважать окружающих и следить за своим языком — универсальный рецепт от матерного засилья.

Бранятся – тешатся?.

Юлия Щурина: «Как живём, так и говорим»

Существует мнение, что в России матом не ругаются – «на нём разговаривают». Многие люди тем самым оправдывают свою речевую распущенность.

Так ли это на самом деле? Беседуем с Юлией Щуриной, кандидатом филологических наук, доцентом, заведующей кафедрой русского языка и методики его преподавания ЗабГГПУ имени Н.Г. Чернышевского.

Ругаюсь, потому что свой

— Юлия Васильевна, когда люди начали нецензурно выражаться?

Некоторые обыватели полагают, что бранные слова пришли в русскую языковую культуру из татарского языка во времена монголо-татарского ига. Но на самом деле это не так. Учёные выяснили, что у этих слов индоевропейские корни. А значит, запретная лексика появилась несколько тысяч лет назад. В те времена, когда человек ввёл в обиход термины родства: мать, отец, сын. Названия пищи: мясо, молоко. Маты тогда выполняли некую ритуальную функцию, несли ощутимо низменный смысл.

— Правда ли, что ненормативная лексика имеет свои особенные функции?

— Такая лексика в науке называется обсценной, то есть запрещённой. Она выполняет несколько функций. Во-первых, эмоциональную. Во-вторых, люди пытаются сбросить с помощью таких слов психологическое напряжение. Порой матерятся, чтобы выделиться, показать, что они стоят выше каких-то запретов, относятся к ним с безразличием. Иногда ненормативная лексика помогает в установлении отношений свой — чужой, когда для человека важно стать частью круга общения в той или иной ситуации.

— Почему раньше на улицах или в обществе сыпать брань было неприлично. А сейчас по­всеместно, в маршрутных такси или магазинах наших городов, к примеру, Читы, мы слышим маты?

— Скажу о Забайкальском крае в целом. У нас в регионе наблюдается такая тенденция, что большой процент населения городов составляют жители сельских районов, где уровень жизни сегодня оставляет желать лучшего. Во многих семьях родители матерятся при своих детях, и те воспринимают это как должное и начинают употреблять такие слова, не задумываясь. Не скажу, что и в городе, в семье дети не слышат ругательств. Но здесь всё зависит от уровня духовного и морального воспитания людей. Нужно задумываться о том, каким вырастет ребёнок, и показывать ему лишь положительный пример. Однако сами посудите, что слышат ребята с экранов телевизоров, читают в Интернете? Вседозволенность становится проблемой современного общества. Формируется мнение, что так разговаривать модно. Теперь навязывается мысль, что не принято говорить: «как меня утомила учёба или работа». «Я чувствую себя неважнецки». Проще материться, чем подбирать приличный эквивалент.

Слишком много свободы?

— Современные авторы художественных произведений, хоть люди и образованные, также прибегают к нецензурным выражениям. Такие, как Пелевин, Сорокин, Веллер. Да и в кинотеатрах с экрана до зрителей доносятся маты. Почему так происходит?

— Всё это началось со времён перестройки. Изменялся языковой вкус эпохи. Появилась тенденция к повышению экспрессивности речи, характеризующейся снижением до грубости. Это стало символом некоей свободы. В советское время такого быть не могло. И если в произведениях Маяковского или Пушкина использовались бранные слова, то читатель никогда бы не смог прочесть их полностью, — цензура не позволяла. Печаталась, например, первая буква, а потом многоточие. В кинематографе маты вообще были недопустимы. Сегодня никто не может запретить авторам или режиссёрам использование табуированных слов. Однако на обложке книги или на афише к фильму должно быть предупреждение: «Наличие ненормативной лексики».

— Как же бороться с нецензурными словами, когда даже звёзды и политики употребляют их в своей речи?

— Так называемые люди «высокого полёта» считают, что, добившись определённых успехов, получают право выражаться так, как им угодно. Но это не совсем так. Становясь лицом публичным, человек несёт большую ответственность за свои поступки и слова, которые могут получить всеобщую огласку. Вспомните известный случай с Киркоровым и журналисткой Ароян.
Обычным людям можно посоветовать следующее: никогда не умиляться, когда матерится ребёнок, но и не бить его по губам. Нужно найти золотую середину, объяснить малышу, что это очень плохо.

Не стоит забывать, что язык отражает жизнь. Если живём «как попало», то и говорим так же. Но язык может не только отражать, но и формировать картину мира, повышая культурный уровень нашего общества.


Артём Стромилов, «АиФ — Забайкалье», №51



Ирина Жигулина, чьи тексты всегда отличаются эмоциональностью и особой теплотой по отношению к героям, и на этот раз удивляет читателей «Читинского обозрения». В свежем номере жёны офицеров рассказывают, что это такое — жить в городке, как это — всегда следовать за мужем, и почему они когда-то на всё решились. «К месту службы Антона добирались долго. Из Хабаровска — в Долинск (надо же было во всей лейтенантской красе показаться родным и знакомым), из Долинска — в Хабаровск, из Хабаровска — в Читу, и ещё долгие 700 км до заставы. Багаж с вещами и — кот.
Граница — это дом и служба одновременно. И жене недозволительно ходить хвостиком за мужем и жаловаться на скуку и одиночество. Знала, за кого замуж шла. Первое время Лене непривычно было. Горожанка, а тут — тишина. Компьютер есть — Интернета нет. Мобильной связи — тоже. Раз в месяц выезжают в районный центр — звонят родителям, покупают в магазинах что-нибудь вкусненькое», — начинается одна из историй.

Женщина на заставе

«Быть женой офицера — это талант», — сказала как-то мне немолодая женщина. Приехала со своим мужем-лейтенантом сначала в Кяхту, потом — уже с двумя детьми — в Среднюю Азию, в Мары. Потом муж летал в Афганистан, и она молила Бога, чтоб вернулся. Позднее был Таджикистан — тоже несладко… Выпускница Киевского авиационного института, она и дня не проработала в КБ. «Мы служили», — так говорит она о своём замужестве и ни о чём не жалеет.

Ещё несколько десятилетий назад самыми завидными женихами в Забайкалье были офицеры. По улицам в парадных мундирах вышагивали новоиспечённые лейтенанты — прибыли по назначению выпускники военных училищ. У девчонок учащённо колотились сердца. А мамаши охотно благословляли на супружество, невзирая на внешность и национальность: золотые погоны всех делали красавцами…
Тёщи усматривали в этом браке и материальный аспект. Во-первых, приличное жалованье зятя-лейтенанта — 200 рублей плюс забайкальские, на них можно было вполне сносно прожить. А ещё ежемесячный паёк, в котором всё – от мяса, рыбы, круп и прочего и до лаврового листа и 24 буханки хлеба. А ещё бесплатный проезд в отпуск всем членам семьи. И в общежитиях молодые офицерские семьи подолгу не застревали — квартиру получить было не так уж сложно. И родителей не пугало, что их Таня или Оля, например, отправится за мужем в далёкий и глухой гарнизон. Ничего, рассуждали они, года три, а там или академия, или перевод в другое место «под солнцем» — в Германию, например, Венгрию или другие страны соцлагеря, а то и на Кубу. Такая перспектива облагораживала зятя во сто крат.
Нисколько не преувеличу, если скажу, что к нам в Читу приезжали девчонки из разных городов огромной страны Советов, где военными и не пахло. Приезжали специально, чтоб выйти замуж за офицера. Устраивались на работу пионервожатыми в школы, например. А там шефы-воины, и совместная работа по военно-патриотическому воспитанию подрастающего поколения рождала большую любовь каких-нибудь двух сердец.
Я видела всяких офицерских жён. Красивых, образованных. Одни сносили все тяготы армейской жизни и не роптали. Другие, промаявшись и не смирившись, уезжали от мужей. Были третьи — просто женщины, скромные и молчаливые. Рассказывая о своей жизни, говорили: «Когда мы служили там-то и там-то…». Этим сказано всё. Это и любовь, и верность, и подвиг, я бы сказала.
А подвиг был. А как иначе назовёшь бытие в холодных квартирах где-нибудь в Мирной, когда в магазинах из мясного только коровьи хвосты, а на Новый год лепили пельмени с начинкой из колбасы, добытой правдами и неправдами. Когда живут от отпуска до отпуска, чтоб отогреться где-нибудь у родственников на Украине…
Ещё хуже стало в 90-х. Материальные и бытовые бедствия жёнам офицеров казались ничтожными по сравнению с тем, что происходило в войсках: расформирование частей, сокращение – будущее представлялось никаким. Ломались офицеры, не выдерживали их жёны. Но многие стоически пережили. В те годы молодые лейтенанты уже не были престижными женихами, появились другие — покруче, которые могли предложить медовый месяц не в комнате с обогревателем где-нибудь в Могоче, а тур на Канары или в Анталию.
Но настоящим боевым подругам, жёнам бравых офицеров-пограничников, нет дороже «путёвки» на заставу. Где-нибудь в Красночикойском районе…

Лена
На границе первый год и, естественно, сделала свои открытия: «Родина там, где любимый человек». Это когда я спросила, скучает ли она по дому. И второе — она поняла: если не найти какое-то дело, будет очень и очень плохо.
Любимый человек-лейтенант Антон Катющенко. Муж, которого она боготворит. Если он рядом, Лена держит за руку, прикасается к плечу, а присядет — положит ладонь на колено. Лена должна его ощущать, без этого невозможно. А когда Антон говорит или рассказывает что-нибудь, она смотрит на его лицо. И в этом взгляде одно: он говорит очень важное и весомое. И совсем не потому, что он старше её на год и офицер, а значит, первая скрипка в их малюсенькой семье. В свои 25 Лена прошла уже определённый этап замужества (три года носит его фамилию), и за это время, до заставы, была добытчиком и многие бытовые проблемы решала и за себя, и за Антона. А он всегда легонечко сжимает её ладонь или так же касается её локтя или плеча: мол, тут, я — рядом, слышу и чувствую… Ромео и Джульетта — с той лишь разницей, что родители были не против их свадьбы.
«Мы знакомы, наверное, всю жизнь. В городе Долинск, что на Сахалине, жили по соседству. Просто дружили. Я знала обо всех его симпатиях, с кем встречается, кого провожает». Потом он отслужил срочную, поступил в Хабаровский институт пограничных войск ФСБ. А Лена тогда ещё училась на Сахалине, в университете. А через год, после диплома, приехала в Хабаровск — к Антону.
«Мы поженились, когда он на втором курсе был. Свадьба была в Долинске… Вообще, свадьбой не назовёшь. Было красивое платье, у Антона – красивый костюм. Но после регистрации мы поехали в гостиницу, где был уже снят дорогущий номер, и провели там почти сутки». А потом начался быт. В Хабаровске снимали квартиру. Антон – учился, Лена – работала. «Я занималась рекламой в СМИ. Работы было очень много, но всё получалось, и мне очень всё нравилось».
Жили — не шиковали. Бюджет распределяли так: первым делом — заплатить за квартиру, — потом шли вместе в магазин — затаривали холодильник, остальное — на мелочи, без которых тоже не прожить. «Когда готовили курицу — праздник! Но это бывало не часто». К месту службы Антона добирались долго. Из Хабаровска — в Долинск (надо же было во всей лейтенантской красе показаться родным и знакомым), из Долинска — в Хабаровск, из Хабаровска — в Читу, и ещё долгие 700 км до заставы. Багаж с вещами и — кот.
Граница — это дом и служба одновременно. И жене недозволительно ходить хвостиком за мужем и жаловаться на скуку и одиночество. Знала, за кого замуж шла. Первое время Лене непривычно было. Горожанка, а тут — тишина. Компьютер есть — Интернета нет. Мобильной связи — тоже. Раз в месяц выезжают в районный центр — звонят родителям, покупают в магазинах что-нибудь вкусненькое. Кроме Лены на заставе ещё две женщины — жёны таких же молодых офицеров. Детей нет. Вообще-то они есть — дети начальника заставы майора Алексея Козлова. Трое, и все мальчики, младшему год. Но дети с мамой в Москве. Здесь трудно жить с маленькими ребятишками: случись что, врача вызвать — большая проблема.
Первые дни Лена оглядывалась, привыкала к новой жизни. Потом стала понемногу скучать. И тогда пришла на кухню заставы: «Давайте я буду помогать». И теперь ходит как на работу. С пользой для всего личного состава и для себя. «Узнала рецепт рыбных котлет. Вкусно!». А недавно было событие: они с Антоном выходили в свет. Командование собрало молодых офицеров на лейтенантский бал. 1400 км — к месту праздника, столько же — обратно. Лена была в красивом платье и таких же красивых туфельках. Блистала среди 20 молодых лейтенантов. Кто-то в холостяках пока, к другим ещё жёны не приехали. И стоило столько километров трястись в машине, чтоб несколько часов поблистать? Стоило. Потому что для лейтенанта Антона Катющенко — это приказ. И для Лены — тоже. Потому что она жена офицера.

Маша

Когда мы въезжали в ворота заставы, честь отдавала… девчонка в военной форме! Всё по Уставу — офицер в машине. А глаза озорно улыбались. Офицер — старший лейтенант Руслан Канаев. Муж.
Когда в машине ехали, я присматривалась к Руслану: кого-то он мне напоминал… Выяснилось, он из Кургана, там институт погранвойск закончил. Ага, думаю. Курган, а там много татар и башкир. Имя у старлея, тёмненький сам; разрез глаз… Осторожно на это намёкайте. Улыбается: наполовину русский, мол. И всё равно мучает: лицо знакомое, почему? Снял шапку: Виктор Цой — один к одному. Шапку надел, повернул лицо, взглянул: Леонид Быков в фильме «В бой идут одни старики». Маша согласилась со мной: «Руслан — сорви-голова. Познакомились на свадьбе моей родственницы. Разговаривали, танцевали. После свадьбы узнал мой номер телефона, позвонил».
Такой покорит сразу: целеустремлённый — кажется, всего достичь сумеет. Кандидат в мастера спорта по одному виду борьбы, мастер спорта – по-другому.
«Эта застава — третья в моей жизни. Самая лучшая — здесь такая природа…» — старший лейтенант Канаев не лишён лирики. И Маша с ним согласна. Три заставы за три года — это переезды, и снова надо привыкать к месту, людям… Маша — лёгкий человек. «Быстро схожусь с людьми, люблю что-то устраивать, праздники, например. Мне, вообще, скучно не бывает. Я ж Академию труда и социальных отношений заканчивала заочно, перевелась с дневного, потому что совсем не хотелось, чтоб Руслан уехал по распределению один. Не дело это: муж в одном месте, жена — в другом. Начинать надо всё вместе. Первый год я границу как-то не почувствовала: на сессии уезжала. А когда сдала госы, получила диплом — обзавелись собакой. Есть четыре кролика. А ещё я хочу огород. Готовить люблю — я же дипломированный технолог общественного питания. Но сейчас времени на кулинарию маловато: служу Отечеству».
Хорошая пара: смешливая Маша, быстрый, с хорошей долей честолюбия Руслан. Она смотрит на него с ожиданием и готова к любой его мысли и решению. А решение он уже принял: «С детьми тянуть нельзя. Маше скоро 25, сколько откладывать ещё? Нельзя тянуть, нельзя».
…А пока в свободное от службы время, управившись по хозяйству. Маша садится за компьютер и… пишет роман. «О любви, о нас с Русланом». И — о границе.


Ирина Жигулина, «Читинское обозрение», №51



Вот мы живём в Чите и даже не знаем, что на машзаводе работают настоящие изобретатели и творцы, чьими изделиями, экономичными, экологичными и высокотехнологичными пользуются в различных регионах кроме нашего. Почему так происходит, выясняла журналист «Забайкальского рабочего» Баирма Цыренова. «Мы обращались к губернатору с предложением использовать наши агрегаты для отопления бывших военных городков, таких как станции Безречная, Степь и другие, которые с наступлением морозов регулярно оказываются в центре внимания общественности из-за своих злободневных проблем. Но пока взаимодействия в этом направлении ещё не сложилось. Но мы уверены, что с данными проверенными установками подобные проблемы ушли бы в прошлое», — несмотря на проблемы сохраняют оптимизм работники ОАО «Читинский машиностроительный завод».

С «благословения» природы…

Сегодня не все ещё знают, что именно у нас, как говорится, «под боком», в Чите, рождаются светлые идеи и здесь же они воплощаются в жизнь. И генератором данных идей является конструкторский отдел ОАО «Читинский машиностроительный завод», инженеры которого представляют миру экземпляры современной техники, позволяющей сэкономить ограниченные природные ресурсы, такие как нефть, газ, уголь, древесина… Что очень актуально в рамках действия государственных задач по энерго- и ресурсосбережению.

Дитя будущего
Одно из этих изобретений — тепловой насос парокомпрессионного типа для экологически чистых систем «НТ-10». Как рассказывает главный конструктор ОАО «Читинский машиностроительный завод» Владимир Казарез, «НТ-10» способен обеспечить теплом и горячей водой малоэтажные здания, коттеджи и малые промышленные объекты. Такой насос способен отапливать 100-120 квадратных метров жилой площади. Он позволяет использовать тепло рек, озёр, грунта, и что тоже интересно, даже сбросов промышленных предприятий и канализаций. Подобный способ обогрева достаточно высоко распространён в европейских странах, так как он удобен, а главное, экономичен. Только вот в нашей стране такая технология ещё мало распространена. Но это лишь дело времени. Владимир Арсентьевич уверен: крупные строительные фирмы в перспективе обязательно возьмут на вооружение ресурсосберегающие технологии.
Что интересно, данная машина предназначена не только для комплексной выработки тепла, но и даже холода. Для его запуска нужен только источник электроэнергии, ну и, конечно же, источник низкопотенциального тепла. Это может быть просто вода: грунтовая или, только представьте, сточная… Данный агрегат способен вытянуть из такой воды 10 киловатт тепла! При расходе электроэнергии на 4,7-4,8 киловатта.
А у второго теплового насоса «НТ-100», тоже представляющего из себя установку для обеспечения тепло- и водоснабжения, и даже системы кондиционирования промышленных предприятий, общая теплопроизводительность достигает 140 киловатт. При этом его затрачиваемая мощность не превышает 1О киловатт. Данный насос — совместная разработка ОАО «Читинский машиностроительный завод» и Московского научно-исследовательского института.

Агрегат в действии
— Мы можем предложить свои услуги по внедрению подобных тепловых насосов не только предприятиям-застройщикам, но и другим организациям, заинтересованным в наших разработках — рассказывает Владимир Казарез. — Например, мы изготовили совместно с Сибирским отделением российской академии наук один образец — тепловой насос «НТ — 70», который сейчас уже успешно действует в Байкальском лимнологическом музее в посёлке Листвянка Иркутской области. За время своей работы, а это около двух лет, заказчики остаются довольны результатом действия нашего детища.
Конечно же, там проще использовать данное оборудование, так как их тарифы на электроэнергию по сравнению с нашими, значительно ниже. Но преимущество в другом. Ведущую роль здесь играет соседство с экологическим заповедником — уникальным озером Байкал. А это даёт возможность воспользоваться чистейшим экологическим источником тепла. Но разве у нас в Забайкалье нет своих озёр и рек? Конечно, есть. Причём немало. Так сколькими же потенциальными тепловыми источниками, имея в своём распоряжении, мы не умеем воспользоваться?!
Не только предприятиям-застройщикам, но и частным лицам нужен точный расчёт: каков расход финансовых средств на приобретение электроэнергии и, собственно, ресурсов для отопления отдельного объекта или частного дома. Будь то использование угля, газа или просто дров.
— Мы уверены, что в данном случае забайкальцы смогут оценить преимущество применения новых тепловых насосов нашего изготовления, — говорит главный конструктор. — Надеемся, что труды наших специалистов найдут продолжение в развитии программ по энергосбережению. А пока мы будем продолжать расширять производство той продукции, которая есть, постепенно улучшая её качество и срок её эксплуатации.

Нужно решать комплексно
Замечательно, что именно на территории Забайкалья ведутся подобные разработки. Казалось бы, кому как не местным властям обращать свой взор на развитие промышленного производства у себя на Родине. Но, увы, в подтверждение пессимистической фразы «большие надежды чреваты большими разочарованиями», на деле ожидания далеко не совпадают с реальностью.
А ведь цифры потребляемых человеком природных ресурсов на сегодняшний день продолжают расти и стремительно приближаться к своей критической норме. Действительно, как не хотелось бы нам признавать, но кладовая земли-матушки не бездонна… И в силах людей сократить этот процесс неправильного потребления природных ресурсов и постараться восстановить баланс.
Руководство завода надеется, что краевые власти серьёзнее отнесутся к этому и увидят, наконец, в изобретениях читинского предприятия решение хоть части данных актуальных проблем. И в числе меньшинства, но зато меньшинства решающего, глава региона не оставит без внимания предоставленную краю местным производителем новую возможность получать чистое экологическое тепло из вышеназванных нетрадиционных источников. И речь идёт вовсе не о материальной или финансовой помощи со стороны государства, а о моральной поддержке, соучастии и содействии в продвижении таких полезных обществу разработок. Лишь комплексный подход к этой теме сможет развить и реализовать её в полной мере, как считают ведущие специалисты машзавода, принеся пользу всем сторонам, включая и население.
— Мы обращались к губернатору с предложением использовать наши агрегаты для отопления бывших военных городков, таких как станции Безречная, Степь и другие, которые с наступлением морозов регулярно оказываются в центре внимания общественности из-за своих злободневных проблем. Но пока взаимодействия в этом направлении ещё не сложилось. Но мы уверены, что с данными проверенными установками подобные проблемы ушли бы в прошлое.
О применении тепло- и горячего водоснабжения в промышленном строительстве с помощью тепловых насосов «НТ-10» и «НТ-100» думают и в Агинском Бурятском округе, а также и в соседних регионах.

Несмотря на трудности
Не только названные изобретения числятся в послужном списке сегодняшнего машзавода, но и всем известные с советских времен холодильные установки, которые поставлялись государству целыми партиями. В настоящее время такого спроса на них нет, но, всё же, завод продолжает модернизировать их и выпускать в ограниченном количестве, в том числе, для российского Военно-морского флота. Не это ли говорит о надёжности данной продукции?
Ещё не все знают, что современные холодильные установки на машзаводе перевели на озонобезопасный хладон. Сделать это позволили отличные результаты проведённых испытаний.
— Теперь в работе данных установок применяются испарители новой конструкции внутритрубного кипения, что позволяет перейти на озонобезопасный 134-й хладон, тем самым сокращая заправку холодильного агента почти в три раза — с 100-120 до 40 килограммов. В итоге получаем ту же самую холодопроизводительность при значительном уменьшении потребляемой мощности, — объясняет Владимир Казарез.
Такое стремление идти вперёд руководства и всего коллектива завода не может не вызвать к себе уважения. И это, несмотря на нелёгкое положение предприятия и возникающие в связи с этим трудности. Сейчас на заводе — 400 работников и многие из них остаются верны предприятию на протяжении многих лет. Но именно сейчас, как никогда, на заводе чувствуется потребность в молодых кадрах, которые смогут привнести свежую струю в жизнь завода. К сожалению, на небольшой оклад молодёжь не соглашается. А кроме интересной работы с маленькой зарплатой, им предложить нечего.
Тем не менее, ОАО «Читинский машиностроительный завод» всем коллективом продолжает бороться за «место под солнцем», постоянно отслеживая технологические новинки, конструируя новые разработки, создавая и испытывая их, и, наконец, презентуя их на выставках, включая и международные. Конечно же, тяжело конкурировать с зарубежными фирмами с мировыми брендами. Но, несмотря на это, заводчане гордятся, что их продукция по своим техническим характеристикам нисколько не уступает технике «из-за бугра», а по ценам обходится потребителю даже дешевле.
Да, руководство согласно, что современные тенденции срочно требуют пересмотреть их несколько устаревшую маркетинговую политику и правильно наладить сбыт. На что и нацелен завод в ближайшей перспективе.


Баирма Цыренова, «Забайкальский рабочий», №252



НазадВперёд
4 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вчера меня начал "прессовать" генеральный директор частного охранного предприятия "Каскад", и делал он всё это в присутствии своих глумящихся охранников. Стал кричать, что я хочу взорвать здание Центра информационных технологий Московского государственного университета (ЦИТ МГУ), что располагается на Лининских горах, д. 1, стр. 77. Записывал меня на диктофон и видеокамеру сотового телефона.

Когда я вышел из здания, несмотря на то, что шёл по территории МГУ, где кругом идёт элита (а часто и детишки богатеньких мам и пап из регионов, которые в состоянии на взятки оплатить своим деткам учёбу в современных условиях), я шёл разговаривал со знакомым из Читы и говорил одними матерными словами.

Возмущению моему не было предела. И если тебя обвиняют в террористической деятельности, а потом пытаются несколько раз спровоцировать, то говорить в стиле "у-тюр-лю-лю-лю" - это глупо. Об этом нам рассказывала настоящий знаток русского языка, которая умерла скоропостижно и загадочно вслед за своим сыном от сердечного приступа - Голубинская Сталина Георгиевна.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

губернатору Ваши избретения не нужны-у его другая цель.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Насчёт Машзавода гон полный, если и есть энтузиасты, внедряющие новую технику, то это рудиментарные остатки советского прошлого. Нынешние владельцы распродают завод по кусочкам, включая землю, на которой он расположен. У завода нет будущего, его уже практически уничтожили.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

машзаводу осталось жить совсем недолго. руководство выжало из него все, берет под его залог бешеные деньги в банке, строит дома, автозаправки, только что продали очередную территорию, разговоры о следующей. остались совсем маленькие заплатки...ни губернатор, ни мэр ничего не хотят предпринять. городу завод не нужен?!