Р!
10 МАЯ 2021
08 мая 2021

Подсадить на «Ягуар» и колоть прохожих булавками - в обзоре районных газет

Начальник Красночикойского отдела Гослесслужбы Забайкальского края Л. Кузьмина даёт чёткий и обстоятельный ответ, кажется, что на все выпады в сторону лесопользования. К тому же, если опустить эмоциональные вопросы, адресованные к неустановленному кругу лиц, можно вытащить весьма интересную фактуру. Например, отчего нецелесообразно запрещать вырубку кедра: «В последние два-три года наблюдается значительный прирост площадей с наличием кедрового подроста, причём совсем рядом с населёнными пунктами. Очень хороший признак, согласны? А теперь представьте, что рубка кедра полностью запрещена, а вам необходимо подновить дорогу в кедровник, а на дороге подрост кедра? Светит уголовное дело. А жители сельских поселений, находящихся на территории Усть-Мензенского и Гутайского лесничеств, где будут готовить дрова? В Захарово, Быково или брать горбыль в Черемхово? В этих лесничествах кедр встречается совсем рядом, на делянах для собственных нужд. А что потом, оставлять отдельно стоящие деревья, пускай падают?».

Прежде чем сказать правду, задумайся – а знаешь ли ты её? (афоризм)

Эмоции, эмоции и сплошные лозунги: «Дорой арендаторов, долой китайцев, запретить вырубку кедра и вообще всю рубку! (статья В. Коновалова в № 33 «НГ»).
А кто-нибудь вообще задумывался над всей проблемой лесопользования по отдельно взятому Красночикойскому району со всех сторон, а не с позиций, что всё очень-очень плохо?
В этой статье я не ставлю себе задачи кого-то переубедить, а просто хочу оставить информацию к размышлению всем читателям.

На сегодняшний день в районе зарегистрировано и действуют 72 договора аренды по различным видам лесопользования: заготовка и переработка древесины, недропользование, заготовка пищевых лесных ресурсов, ведение сельского хозяйства. Политика государства и понимание любого разумного человека – лесные ресурсы должны приносить доходы, необходимые для развития. И совершенно никому не будет проку от того, что золото будет лежать в земле, а переспелый лес падать и гнить на корню. Согласна, арендная плата перечисляется в федеральный и краевой бюджеты, в район напрямую ничего не идёт. Другой вопрос – район получает дотации из краевого бюджета, который пополняют наши арендаторы. Вообще-то конечно, печально, мягко говоря, имея такие ресурсы, сидеть и ждать дотаций. Но я не об этом.

По долгу службы общаюсь с арендаторами и знаю их проблемы очень хорошо. Они не пишут в газетах, не снимают кинофильмов, просто работают и всё, хотя зря, надо бы рассказывать о своей нелёгкой работе.

По моим самым скромным подсчётам, в нашей лесной промышленности отдельно взятого района, не читая золотодобывающих артелей, трудятся порядка 2000 человек. За каждым из них семьи, дети, которые сыты и собраны в школу. По факту за первое полугодие 2012 г. арендаторы заготовили 262 тыс. кубометров древесины. Бригада в среднем получает по 200 рублей за один кубометр заготовленной древесины. Путём несложных арифметических действий получаем вполне солидную сумму, которая оседает в наших продуктовых магазинах, магазинах с одеждой, канцелярией, строительных материалах, на вещевых рынка. Плюс заработная плата водителей, механиков, мастеров и прочих. А какой оборот у наших заправочных станций, кто-нибудь посчитал? Думаю, догадываетесь, при наших-то ценах на ГСМ. Практически у каждого арендатора есть своя небольшая или даже крупная пилорама, а это тоже заработная плата рабочих и обслуживающего персонала, неплохие суммы энергетикам, которые почему-то взяли за привычку без всяких предупреждений отключать электричество и сетовать на свою плохую жизнь.

А вопрос с дровами местному населению? Большая часть жителей совершенно бесплатно пилит дрова на площадках у этих же арендаторов, и не надо углубляться в лес, валить, тащить, кряжевать. Пили, грузи, некоторые даже продают.

А кто-нибудь из глав сельских поселений проводил анализ спонсорской помощи, оказываемой арендаторами? Дрова в клуб, доски на ремонт, деньги на праздник и т.д. и т.п. Один из арендаторов резко выразился: «Я замотался спонсорить!? Кстати, одна только пресловутая Транссибирская лесная компания оказала безвозмездной помощи на сумму более 4 миллионов рублей. Мало?

Силами арендаторов («Тайга», «Даурия», Кузнецов, Мищенко, «Горлинка» и т.д. ) ремонтируются лесные дороги и строятся новые, по которым опять же местное население углубляется в лес за пищевыми лесными ресурсами и не только.

Очень серьёзный вопрос с лесными пожарами. Горим из года в год, в основном вокруг населённых пунктов и в поймах рек. Причины всем известны, грозовые пожары возникают очень редко. На арендованных участках пожаров зафиксировано очень мало, потому что проводятся противопожарные обустройства участков, регулярные патрулирования и пресечения нарушений. В режиме ЧС тушат опять же арендаторы. Местные жители весьма неохотно, мягко выражаясь, тушили кедровники по Большой речке, Жиндокону, Ацинскому заказнику. Второй год подряд приходится привлекать тяжёлую технику артелей, в частности «Даурии», практически безвозмездно и без вопросов. Надо – значит надо. Кстати, та же Транссибирская лесная компания ежегодно тушит лесные пожары не только на своём арендованном участке.

А кто-нибудь интересовался, какие обязанности прописаны в договорах аренды? Поверьте, их очень много. И контроль за их выполнением очень жёсткий. Выполнил – молодец, не выполнил – плати неустойки, но всё равно выполняй на следующий год. Та же артель «Даурия» построила на своем участке по Куналею небольшие теплицы для выращивания посадочного материала, которым она будет засаживать рекультивированные участки после золотодобычи. Артель «Тайга» в этом году посадила 40 га сосновых саженцев. А вообще, лесовосстановлением занимаются все арендаторы.

Самый больной вопрос – вопрос заготовки кедра. Среди всех жителей края, благодаря бесконечным публикациям, не всегда соответствующим реальности, закрепилось стойкое мнение, что в Чикое вырубили весь кедровник.

На самом деле это далеко не так. Да, вырубаются деревья кедра. Но не массивы. И лесной службе, и всем проверяюще-контролирующим органам, которые работают в нашем районе практически ежедечасно приходится выезжать по многочисленным жалобам, весьма странно, что ни один из пишущих не выехал с нами с проверкой в лес. Да, все могут показать дорогу на Аленгой, бросаются в глаза штабеля древесины, которые, кстати, состоят в основном из лиственницы. Но кто был в лесу, на лесосеках? И в последний раз, когда приезжал руководитель гослесслужбы Забайкальского края Войта Л.Н. , опять же никто ни из депутатов, ни из органов местного самоуправления, не поехали с нами в натуру. Конечно, как говорил дед Щукарь «критику наводить» гораздо легче.

В это же время работали специалисты Гослесхоза из Сибирского Федерального Округа. Вот оно, самое бы время показать, а не рассказать, как всё плохо. Ан нет, показывать-то и нечего. Вырубки кедровых массивов не обнаружено, арендаторы действуют в рамках законодательства. Подтвердила Лесная служба, Росприроднадзор, Природоохранная прокуратура, Рослесхоз. Более того, между Лесной службой и ООО ТСЛК-Чита существует письменная договоренность о том, что на деляны с наличием кедра они будут заходить для заготовки только после натурного обследования специалистами лесниками во избежание непоправимых ошибок. Да, в 2011 году в районе было фактически заготовлено 400 тыс. кубометров древесины различных пород, кедра в том числе – 6,3 тыс. кубометров, т.е. 1,6%. Много? Из них местным населением 1,8 тыс. кубометров. Все знают, что кедр у нас произрастает повсеместно. В последние два-три года наблюдается значительный прирост площадей с наличием кедрового подроста, причём, совсем рядом с населёнными пунктами. Очень хороший признак, согласны? А теперь представьте, что рубка кедра полностью запрещена, а вам необходимо подновить дорогу в кедровник, а на дороге подрост кедра? Светит уголовное дело. А жители сельских поселений, находящихся на территории Усть-Мензенского и Гутайского лесничеств где будут готовить дрова? В Захарово, Быково или брать горбыль в Черемхово? В этих лесничествах кедр встречается совсем рядом, на делянах для собственных нужд. А что потом, оставлять отдельно стоящие деревья, пускай падают?

Позиция лесной службы, в том числе моя собственная – ни в коем случае не допускать рубку кедровых насаждений, собственно, этим и занимаемся. Неоднократно не запускали на лесосеки ООО ТСЛК-Чита, трижды не утверждали лесную декларацию ООО Забайкалье. А люди в общем порыве всё пишут и пишут, например, весной поступила жалоба Медведеву Д.А.о том, что китайцы вывезли дёрн из Буркальского заказника. Смешно? Уже нет.

И ещё, в газете «Земля» задали вопрос Лесной службе – где будем брать лесоматериалы для собственных нужд? Отвечаю – в зоне местного населения. Зона эта известна, закреплена Приказом, и в аренду не передаётся, об этом я уже неоднократно говорила. Также сообщаю, что в буферной зоне орехо-промысловых зон не допускается проведение сплошных рубок, только выборочные, и ширина водоохранных и нерестовых зон осталась прежней, никто её не снижал, как числится в таксационном описании 1999 года, так и есть, этим и руководствуемся.

По вопросу переработки отходов лесопилок сообщаю, что ООО ТСЛК занялась установкой оборудования для измельчения в щепу с последующей переработкой в активированный уголь на том же Аленгое. На производственной базе рядом с Быково предприниматели Кузнецов И.А.и Горбунов С.А.также устанавливают перерабатывающий завод, с перспективой переработки всех отходов древесины всего района.

В этой статье, ещё раз повторюсь, я не хочу сказать, что всё у нас идеально. Безусловно, проблемы существуют. Это и кадровый вопрос, и вопросы материально-технического оснащения и множество других. И к арендаторам есть претензии. Но в целом система выстроена, она работает благодаря добросовестному труду работников лесной охраны и тех же арендаторов. И возьму на себя смелость, опираясь на свой 13-летний опыт работы в лесном хозяйстве, посоветовать всем – прежде чем принимать какие-либо решения, глобальные и не только, тщательно всё взвесьте, все за и против, не было бы больше вреда, нежели пользы.
С уважением ко всем идеям, высказанным В.Н. Мальцевым, А.А. Саксиным Л.Кузьмина, начальник Красночикойского отдела Гослесслужбы Забайкальского края.
P.S. Лесная служба начала работу по возрождению школьных лесничеств. Присоединяйтесь!


«Новая газета», №34



В «Ононской правде» от журналиста Анастасии Григорьевой и фермера Нодара Авакяна досталось и «Россельхозбанку», в отношении которого хочется употребить слэнговое словечко «моросит», и краевому правительству, и минсельхозу и даже вице-премьеру Алексею Кошелеву. Так сложились обстоятельства, что все фермеру чего-то задолжали – обещаний, помощи, окончательного решения. Опять же, если эпопея с банком хотя бы наполовину верна – то возмущение оправдано категорически: «Я быстро подготовил и представил «Россельхозбанку» необходимые документы, но вместо 8 лет долгосрочного кредита мне дали всего 5 лет, а вместо 2 лет отсрочки – только год. Тем не менее, я согласился и начал строительство. Однако кредит до сих пор не получен. Мне то отказывают, то, вроде бы, дают. Сначала выдвинули условия: 0,1 % от суммы кредита выплатить банку за поездку представителя Россельхозбанка в Красноярский, ещё 0,5% от суммы – на открытие кредитной линии, ещё 0,8 % — на ведение этой виртуальной кредитной линии. И плюс к этому – расходы по страхованию и ежегодной оплате страховки. Я согласился и на эти условия. А потом – тишина. Ни да, ни нет из «Россельхозбанка». Я сделал письменный запрос, и мне пришёл… отказ, причины которого банк не объяснил. Но через некоторое время мне опять пообещали кредит, правда, сказали, что мне полагается 70% от запрашиваемой суммы, а 20% я должен заплатить в качестве первоначального взноса самостоятельно. Я его заплатил. И что в итоге?».

Кто ответит фермеру?

Легко ли открыть своё дело? Или лучше так – легко ли открыть свое дело конкретно в нашем районе? Что если начать перерабатывать молоко, чтобы обеспечивать односельчан свежей молочной продукцией? Идея хорошая. А вот насколько реально такой план воплотить в жизнь, я узнала из разговора с владельцем крестьянского (фермерского) хозяйства Нодаром Авакяном. То, что я услышала от него, не может не удивлять и местами даже шокирует.

— У меня было и пока ещё есть желание заняться переработкой молока, — делится фермер, — но так называемую поддержку на разных уровнях власти иначе как вредительством назвать нельзя.

В середине мая этого года к нам в район приезжала делегация во главе с заместителем губернатора Алексеем Кошелевым. Я попросил оказать помощь в открытии перерабатывающего цеха. Алексей Геннадьевич поинтересовался моим поголовьем, возможностями, даже побывал на моей ферме и затем однозначно пообещал, что если строительство цеха я возьму на себя, то мне будет оказана поддержка из краевого бюджета в приобретении оборудования по переработке молока. Мне всего-то и надо было получить кредит (уже давно не надеюсь на подарки). Четыре миллиона рублей в качестве долгосрочного кредита на 8 лет с отсрочкой на два года – вот, пожалуй, и всё, что мне надо было, и что мне пообещали.

Я быстро подготовил и представил «Россельхозбанку» необходимые документы, но вместо 8 лет долгосрочного кредита мне дали всего 5 лет, а вместо 2 лет отсрочки – только год. Тем не менее, я согласился и начал строительство. К началу августа цех, расположенный в мастерских СХПК «Луч», был готов принять оборудование. Однако кредит до сих пор не получен. Мне то отказывают, то, вроде бы, дают. Сначала выдвинули условия: 0,1 % от суммы кредита выплатить банку за поездку представителя Россельхозбанка в Красноярский край (туда, где будет закупаться оборудование для цеха — прим. авт. ), ещё 0,5% от суммы – на открытие кредитной линии, еще 0,8 % — на ведение этой виртуальной кредитной линии. И плюс к этому – расходы по страхованию и ежегодной оплате страховки. Я согласился и на эти условия. А потом – тишина. Ни да, ни нет из «Россельхозбанка». Я сделал письменный запрос, и мне пришёл… отказ, причины которого банк не объяснил. Но через некоторое время мне опять пообещали кредит, правда, сказали, что мне полагается 70% от запрашиваемой суммы, а 20% я должен заплатить в качестве первоначального взноса самостоятельно. Я его заплатил. И что в итоге? Несколько раз пытался выйти на Кошелева. Тот постоянно занят. За всё время оформления не менее десяти раз я побывал в Чите – в Минсельхозе и «Россельхозбанке». Каждая поездка в Читу обходится не меньше чем в три тысячи рублей. Не менее пяти-шести раз пришлось съездить в Акшу, в отделение РСБ. В итоге расходы составили около 40 тысяч рублей из собственного кармана, а еще неизвестно, будет ли кредит получен вообще…

У фермера Авакяна, как у любого нормального человека в подобной ситуации, возник вопрос: зачем было обещать поддержку, если никому нет дела до открытия в районе цеха по переработке молока и до развития в районе сельскохозяйственного производства в целом? Не пообещали бы, и человек не взялся бы за это трудное дело, работал бы себе дальше, производил мясо. Но слова поддержки были и от руководства района, и от представителя руководства края, а в итоге фермер бьётся в одиночку о глухую стену полного равнодушия.

Есть и другой вопрос. На словах все за подъём сельского хозяйства, за его развитие и перспективное будущее, но наделе ни один фермер из нашего района со дня вступления в силу программы по поддержке мясного скотоводства не получил ни копейки субсидий по схеме «корова-телёнок» (кроме того же Авакяна, выбившего со скандалом эту субсидию по программе «Мясное скотоводство» за 2009 год – прим. авт. ).

У Нодара ещё много вопросов и к местным властям, и к краевым. Например, такой: зачем каждую среду надо приезжать в отдел сельского хозяйства для отчёта по заготовке сена? Ведь все равно до КФХ никому дела нет!

Или такой вопрос: почему, например, в одном из соседних районов знакомые фермеры получают все виды дотаций и субсидий без каких-либо осложнений, а у нас любое начинание в сфере сельского хозяйства приходится пробивать лбом, к тому же одному? Почему наши власти не заинтересованы в развитии сельского хозяйства в районе? Зачем, в конце концов, проводить совещания, тратить средства на их проведение, если реальных дел нет?


Анастасия Григорьева, «Ононская правда», №75



Серьёзная организация со смешным названием «Форпост Балтики Плюс» проводит на территории бывшей воинской части в пригороде Нерчинска рекультивацию земель. Такое, казалось бы, сельскохозяйственное слово означает целых комплекс сложных мероприятий, которое ЗАО выполняет с привлечением местного населения в помощники. «Все обнаруженные при обследовании боеприпасы и взрывоопасные предметы должны быть извлечены, идентифицированы, вывезены и полностью уничтожены. На территории базы должны быть разобраны (разрушены) строительные конструкции сооружений и их фундаменты на глубину 1-1,5 м, внешние ограждения. В соответствии с результатами анализов проб воды и почвы, отобранных на территории базы, и проектом должно быть проведено захоронение железобетонных конструкций и строительного мусора на глубину не менее полуметра. При этом должен быть сохранен естественный ландшафт местности», — рассказывает директор предприятия Юрий Переверзев читателям «Нерчинской звезды».

Интервью с места взрывоопасных событий

Более десяти лет прошло с тех пор, когда взорвались склады с боеприпасами на территории воинской части № 46155 в пригороде Нерчинска. За эти годы не только «много воды утекло» — предприимчивые нерчинцы из территории бывшей неохраняемой воинской части устроили «Клондайк». Только искали они не золото, «люди гибли за металл». Более ста человек при попытке извлечь цветной металл из взрывоопасных предметов оказались ранеными, часть из них на всю жизнь остались инвалидами, а двадцать человек погибли. Кто-то подорвался на сдетонированной гранате, кто-то остался калекой, распиливая снаряды и крупнокалиберные патроны. Все они хотели одного – лёгких денег, которые лежат в земле. Ситуация не устраивала многих – местную власть, правоохранительные органы, контролирующие структуры. Не счесть челобитных и прошений, которые были отправлены служащими районной администрации в заинтересованные ведомства с просьбами разрешить ситуацию. И вот спустя многолетние старания проблема сдвинулась с мертвой точки. Кто этому поспособствовал? Власти района, специалисты отдела по делам ГО и ЧС, это они все прошедшие годы обивали пороги бесчисленного множества кабинетов, обращались в командование Сибирского военного округа, Министерство обороны РФ, администрации Президента и Правительства нашей страны. Благодаря этому с начала ранней весны 2012 года на территории бывшей воинской части проводит рекультивацию земель закрытое акционерное общество «Форпост Балтики Плюс», выигравшее конкурс на проведение данных работ. Заказчик работ – Министерство обороны Российской Федерации. В течение двух лет представителям данной компании предстоит освоить 278 гектаров начинённой боеприпасами территории. Нам удалось увидеть, как проходят работы и побеседовать с руководителем работ Переверзевым Юрием Ивановичем, и узнать все тонкости, проблемы и нюансы деятельности.

— Юрий Иванович, интересы какой компании Вы представляете?

— Закрытое акционерное общество «Форпост Балтики Плюс», место дислокации – город Калининград. Наша организация выполняла различные работы во многих регионах, в том числе и за рубежом. Опыт нашей организации большой, она существует более десяти лет.

— Для обыкновенного читателя слово «рекультивация» мало знакомо. Что будет представлять собой территория, которую ваша организация освоит?

— Согласно условиям контракта, все обнаруженные при обследовании боеприпасы и взрывоопасные предметы должны быть извлечены, идентифицированы, вывезены и полностью уничтожены. На территории базы должны быть разобраны (разрушены) строительные конструкции сооружений и их фундаменты на глубину 1-1,5 м, внешние ограждения. В соответствии с результатами анализов проб воды и почвы, отобранных на территории базы, и проектом должно быть проведено захоронение железобетонных конструкций и строительного мусора на глубину не менее полуметра. При этом должен быть сохранен естественный ландшафт местности.

— С какого времени начали производить работы – какие и кем?

— Осуществляем свою деятельность с ранней весны текущего года, на начальном этапе подготовили материальную базу, перегнали технику, организовали поставку необходимых материально-технических средств, оборудовали лагерь, привлекли охрану. На данный момент работает 19 инженеров-исследователей из Калининграда, более 50 местных жителей. Наши специалисты – в основном, офицеры, уволившиеся в запас, две трети из них – это офицеры инженерных войск, знающие взрывное дело, грамотно подготовленные к работе с приборами. Приборы применяются двух видов западногерманского производства, в простонародии – металлоискатели, чувствительность – до шести метров глубиной. По условиям контракта, мы должны проверять территорию на глубину два метра, но взрывоопасные предметы попадаются и глубже. У нас работают три экскаватора, сбор металла осуществляется вручную и с помощью магнитов. На размеченные участки становятся инженеры-исследователи с приборами, а также помощники из числа местных жителей. После определения прибором места, объёма, глубины залегания боеприпасов либо при помощи техники, либо люди вручную начинают извлекать их. Сейчас на базе оборудован склад кратковременного хранения взрывоопасных предметов и боеприпасов, которые мы обнаруживаем. Здесь же находится площадка сбора металлолома, а неподалеку – площадка по резке (фрагментированию) боеприпасов, не представляющих угрозы для жизни.

— Сколько обнаружили взрывоопасных предметов и каких видов?

— Территория, на которой мы работаем, в прямом смысле начинена боеприпасами. На один квадратный метр приходится по 15-20 ферромагнитных предметов, в том числе взрывоопасных. До взрыва на территории воинской части хранилось 3500 вагонов артиллерийских боеприпасов. В результате взрыва площадь базы и близлежащая территория были засорены разбросанными при взрыве невзорвавшимися боеприпасами и фрагментами взрывоопасных предметов. На данный момент на складе кратковременного хранения находится более 21 тысячи взрывоопасных предметов. Специалисты с приборами обнаруживают реактивные снаряды, артиллерийские снаряды различного калибра, минометные мины, крупнокалиберные патроны, в том числе разрывные, представляющие большую угрозу. Также здесь находится большое количество гранат, как оборонительных, так и наступательных, много фрагментов взрывоопасных предметов. В течение текущего года всё то, что находится на складе кратковременного хранения, должно быть уничтожено. Взрывными работами буду руководить я. Для их проведения у нас имеется разрешение, вся проектная документация по оборудовании площадки.

— Юрий Иванович, что можете сказать о работе местных жителей? Какие условия для них созданы, не опасна ли выполняемая ими работа?

— Как я уже говорил, у нас работает более пятидесяти местных жителей. В основном, это жители сел Заречное, Кумаки, также у нас трудятся жители Нерчинска. Это люди, знающие территорию не понаслышке, добывавшие здесь годами металл. Многие из них сомневались в надёжности нашей организации, присматривались месяц-полтора. Когда люди стали получать регулярно зарплату (9 тысяч рублей оказалось приемлемо и для них, и для нас), тогда все сомнения отпали. Им созданы рабочие места на легитимной основе, для них закуплена специальная форма одежды, выдаётся инструмент, перчатки, кроме этого, их доставляют на работу и с работы на транспорте. Все проходят подготовку, с привлечёнными людьми проводятся занятия, им показывают все виды боеприпасов, которые здесь есть, рассказывается об особенностях устройств и специфике обращения с ними. Эта информация предоставляется им для сведения, поскольку никто из местных жителей к работе с боеприпасами не допускается. Однако мы считаем, что люди должны знать и видеть при своей работе, что это очень опасно. Привлечённые местные жители являются сборщиками металла, со взрывоопасными предметами работают специалисты нашей компании.

— В ближайшее время у вас не планируется кадрового пополнения?

— В обозримом будущем мы не будем увеличивать число специалистов, нам необходимо большее количество техники. В первый год работы мы получили колоссальный опыт, практику, мы уже знакомы с природно-климатическими условиями, характером фунта. На будущий год мы можем спланировать необходимый объём техники, количество специалистов, помощников из числа местного населения. В 2013 году мы развернём работы с большей интенсивностью, сюда приедет 40 наших специалистов, также планируем привлечь более 80 местных жителей.

— Спасибо за беседу.

Действительно, разговор и поездки по участкам, где работает техника и специалисты, оставили на душе приятное впечатление. Начало большого труда положено, компания работает на совесть, организационную поддержку ей оказывает администрация Нерчинского района, а также и контролирует ход работ. Думается, такое сотрудничество принесёт свои плоды, а нерчинцы это оценят.


М. Мельникова, «Нерчинская звезда», №75



«Я пошёл в магазин возле вокзала «777», там ходил незнакомый дяденька в грязной железнодорожной форме и я попросил его купить джин-тоник «Ягуар», после чего стали распивать, пока не поймал сотрудник полиции. В состоянии алкогольного опьянения, от нечего делать, я стал кидать камнями в стену здания больницы, случайно попал в окно и разбил его», — такое реальное объяснение одного из подростков приводит в «Северной правде» инспектор по делам несовершеннолетних. Он настойчиво напоминает не столько подросткам, сколько безумным взрослым о законе, карающем продажу спиртного тем, кто не достиг 18 лет: «Так, продажа несовершеннолетнему алкогольной продукции (вино, водка, шампанское, джин-тоники и пиво) влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от трёх тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц – от восьмидесяти тысяч до ста тысяч рублей». Впрочем, и покупать алкоголь школьникам – тоже преступление. Против совести для начала.

Лиха беда начало

«Днём мы с другом играли в недостроенном здании возле больницы в баскетбол. К нам подошли трое парней, имена и фамилии их не знаю. Предложили попробовать спиртной джин-тоник «Ягуар». Мы выпили – показалось, что на вкус он похож на сок, сделали по глотку. Затем парни ушли, на вид они были старше нас, в школе я их видел. Потом мы с другом решили купить такой же выпивки, у него были деньги. Минут через пять друг вернулся с двумя банками «Ягуара», сказав, что купил какой-то дяденька. Когда сделали по нескольку глотков спиртного, из проёма в стене появился милиционер.

Я знал, что мне нельзя пить спиртное, так как мало лет, испугался, что об этом узнают родители, бросился бежать, на ходу выбросил банку. Когда забежал в помещение, на первом этаже и бежать было некуда, милиционер подошёл ко мне и отвел за руку в больницу к врачам». — Из объяснения учащегося пятого класса Новочарской средней школы участковому уполномоченному полиции ОМВД по Каларскому району.

Аналогичное объяснение было и у друга, школьника седьмого класса: «Я пошёл в магазин возле вокзала «777», там ходил незнакомый дяденька в грязной железнодорожной форме и я попросил его купить джин-тоник «Ягуар», после чего стали распивать, пока не поймал сотрудник полиции. В состоянии алкогольного опьянения, от нечего делать, я стал кидать камнями в стену здания больницы, случайно попал в окно и разбил его».

Вот так начинается приобщение к спиртному, табаку. Сначала дали попробовать старшие товарищи, потом помогли приобрести дяди в грязной одежде. А сколько таких грязных благодетелей ошиваются возле магазинов, автобусных остановках, прося занять, естественно, без отдачи, то двадцать рублей, то пятьдесят, а то и на бутылку. Потом подростки сбиваются в ватаги и с наглым задором вваливают в магазины, продавцы порой сделать замечания боятся, так обложат матом. Ни для кого не новость, когда молодые люди приходят подвыпившими на дискотеки, а то и там распивают спиртное, благо родители дают деньги не только на билет, но и на сок или напитки.

Хотелось бы напомнить тем, кто продаёт, и кто покупает несовершеннолетним алкогольную продукцию об их ответственности.

Так, продажа несовершеннолетнему алкогольной продукции (вино, водка, шампанское, джин-тоники и пиво) влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от трёх тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц – от восьмидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

Помимо административной ответственности за продажу несовершеннолетнему алкогольной продукции, в случае повторного совершения в течение полугода административного правонарушения, предусмотрена уголовная ответственность.

Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции, если это деяние совершено неоднократно, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности, или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет, или без такового.

В соответствии с ч.З ст.2.1 КоАП РФ назначение административного наказания юридическому лицу (ООО или ОАО и др. ) не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо (продавца), равно, как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица, не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

А также не допускается розничная продажа табачных изделий лицам, не достигшим возраста 18 лет.


М. Мигунов, начальник отделения УУП и ПДН, «Северная правда», №38



В «Улётовских вестях» разворот про то, как, собственно, в Улёты приезжали Виктор Шкулёв и весёлые гости Второго Забайкальского кинофестиваля заслуженный артист России Владимир Конкин, балерина, народная артистка России Ильзе Лиепа, актёры театра и кино Елена Захарова и Александр Носик, заслуженные артисты России Павел Белозёеров и Эвклид Кюрдзидис. По словам журналиста Елены Чубенко, гости остались довольны, а улётовцы просто счастливы: «Эвклид спел для зрителей две песни на греческом языке. Надо сказать, что из всех улётовцев, встречающих гостей, ещё в музее он приметил Доржи Дашинимаева, с которым с удовольствием фотографировался и танцевал. «У него потрясающая улыбка. Я всем буду показывать эту фотографию, — демонстрировал Эвклид свой сотовый телефон, где он был сфотографирован с Доржи. Доржик обе песни был на подтанцовках. «Я никак не мог запомнить название вашего села, а теперь понял, что вы улётные! Oт вас исходит улётное тепло и улётное настроение, особенно от Доржика, — делился со зрителями впечатлениями Эвклид и предрёк Доржи будущее артиста». Не обошлось и без скандальчика.

Над Улётами пролился звёздный дождь

Звёздный дождь Международного кинофестиваля над Читой предсказуемо осыпал и Улёты своими «метеоритами». Приезд В.М. Шкулёва в село, где он рос и учился, был предсказуем, как и гости, которых он пригласил для неизбалованных столичным вниманием земляков. В этот раз гостями райцентра были заслуженный артист России Владимир Конкин, балерина, народная артистка России Ильзе Лиепа, актёры театра и кино Елена Захарова и Александр Носик, заслуженные артисты России Павел Белозёеров и Эвклид Кюрдзидис.

Итак, кавалькада машин приехала 8 сентября к 11 утра к зданию администрации района. Встретившись там и познакомившись с руководством района, все вместе пошли к храму, к Михайло-Архангельской церкви. В храме гостям очень понравилось.

А затем они посетили районный музей, где в антураже музейных экспонатов их встретили семейский фольклорный ансамбль «Багулушки», казачий ансамбль из с. Шехолан. представители бурятской диаспоры – семья Дашинимаевых, театр моды Центра детского творчества из Улёт и народный ансамбль «Забайкальские напевы». Естественно, все они были со своими песнями и домашними угощениями. И, на мой взгляд, понравилось всё это гостям не меньше, чем сам музей. Кстати, угощали их в музейной комнате-избе за старинным столом, рядом с другими предметами крестьянской утвари и быта, что само по себе настроило на домашний лад. Гости совершенно не «звездили» и были постоянно в кругу людей.

Признаться, испытала гордость от удивления гостей видом экспонатов музея и видом самодеятельных коллективов. Настоящий восторг вызвали наряды мастериц Валентины Чаркиной – костюмы крестьян России из коллекции «Ожерелье России». Казачий костюм на Ирине Нескоромных вызвал особенную похвалу от Юрия Ткаченко, президента Забайкальского регионального фонда «Дело Бекетова», атамана Читинской городской станицы. А музыкального руководителя казачьего ансамбля «Шехоланские напевы» Евгения Климова атаман достаточно жёстко отчитал за сценический костюм, выполненный по мотивам казачьей формы. Евгения и шехоланцев мне лично было очень жаль – я видела крошечный клуб, под который приспособили здание магазина, где они работают, и знаю, что яркие женские костюмы были сшиты только благодаря спонсорской помощи. На мужской костюм денег просто не хватило. Позволить себе приобретение подлинной казачьей формы из заработной платы культработника невозможно – сдаётся мне, что она дороже, чем заработная плата в месяц.

После музея, где приезжие знаменитости вовсю раздавали автографы и фотографировались, их ожидала встреча в кинотеатре «Ингода», к входу в который вела «улётная» красная дорожка. (Почему-то слово «Улёты» у всех приезжих ассоциируется со словом «улётные»).

Гостей встретили приветственным словом С.П. Савин, глава MP «Улётовский район», и, . конечно же, . зрители. После традиционных хлеба-соли гостей провели к сцене. А в ожидании начала встречи с ними на экране в зале демонстрировался видеофильм прошлогодней встречи. На своих прошлогодних гостей, которые сумели с первой минуты покорить сердца улётовцев, зрители сейчас смотрели с лёгкой грустью. «Наш Михайлов что-то не приехал, — горевали они об Александре Яковлевиче. – И полячка эта сильно уж хорошо спела», — вспоминали у меня за спиной Юлию Петруху.

Начавшаяся творческая встреча пролетела, как один миг. Александр Носик и Елена Захарова были ведущими импровизированного концерта. «Вы не провинция, у вас удивительный народ, с естественными эмоциями. Мы очень рады, что оказались у вас благодаря Виктору Михайловичу. Мало того, играя вместе в Москве в некоторых спектаклях, там не можем подолгу встретиться, а здесь нас свел этот кинофестиваль», — начал встречу Александр Носик. Признался, что он не поёт и не танцует и почти сразу микрофон передал Эвклиду Кюрдзидису. Эвклид запомнился по фильму «Спецназ», где он играл чеченского боевика Вагифа. Яркая, несколько необычная внешность, («специалист по чеченцам и негодяям», как он сам себя представил), на самом деле оказался весёлым, музыкальным и пластичным. Ещё во время Великой Отечественной войны из Греции в Советский Союз эмигрировали бабушка и дедушка Эвклида. Да так и остались жить. Здесь, на юге России, в небольшом греческом поселении 22 февраля 1968 года родился будущий российский актёр. Родители решили назвать сына Эвклидом – в честь великого греческого математика. (Кстати, рекомендую посмотреть фильм А. Балабанова «Война» (2002). Его герой – пожилой чеченский чабан, отец двоих детей, волею судьбы втянутый в водоворот страшных событий. А также картину голливудского режиссера Джеффри Кэнью «Бабий яр», рассказывающую о трагических событиях Великой Отечественной войны).

Эвклид спел для зрителей две песни на греческом языке. Надо сказать, что из всех улётовцев, встречающих гостей, ещё в музее он приметил Доржи Дашинимаева, с которым с удовольствием фотографировался и танцевал. «У него потрясающая улыбка. Я всем буду показывать эту фотографию, — демонстрировал Эвклид свой сотовый телефон, где он был сфотографирован с Доржи. Доржик обе песни был на подтанцовках. А на второй песне в пляс вышла даже старейшая участница «Сибирячки» и задорно отплясывала греческо-русскую плясовую. «Я никак не мог запомнить название вашего села, а теперь понял, что вы улётные! Oт вас исходит улётное тепло и улётное настроение, особенно от Доржика, — делился со зрителями впечатлениями Эвклид и предрёк Доржи будущее артиста.

Владимир Конкин общался с залом дольше всех. Во-первых, зрители старшего поколения, коих в зале было больше, чем молодёжи, помнили и Павку Корчагина, и Володю Шарапова. Это самые, пожалуй, знаковые роли, исполненные этим артистом. Эпизоды со съёмок и того, и другого фильма, которые он вспомнил, рассмешили зал. Меня поразили его воспоминания об операторе фильма Александре Итыгилове, который был, оказывается, из наших краёв, бурят по национальности. Владимир Конкин несколько раз во время общения – и в музее, и в зале возвращался к воспоминаниям о нашем земляке, который много рассказывал о своём крае и обычаях.

За прошедший год В. Конкин уже трижды в Забайкалье – два раза на кинофестивале, нынешнем и первом, и один раз со спектаклем. «У вас замечательный край и добрые люди. Не везде уже так, а вы живёте настоящей жизнью», — подчеркнул он. Вообще, надо сказать, каждый из актёров говорил об искренности и доброте, которая исходила от встречающих их улётовцев. Как сказал Александр Носик – «суровые забайкальцы растопили даже солнечного грека». Гостям, конечно же, подарили подарки – наши таёжные гостинцы и книги местных авторов о Забайкалье.

Больше всех аплодисментов досталось, и это понятно, нашему земляку Виктору Михайловичу Шкулёву. Забайкальские казаки наградили Виктора Шкулёва казачьим знаком отличия – Знаком отличия Ордена Петра Бекетова. Когда он вышел на сцену, предваряя выступление московских артистов, зал долго ему аплодировал. Вряд ли были бы подобные встречи в Улётах, если бы не его желание и финансовая помощь. «Я рад, что могу каждый год приезжать сюда и дышать родным воздухом, — признался В.М. Шкулев, — а ещё рад, что земляки открыты для того, чтобы общаться, получать удовольствие от общения с гениальными людьми».
(Забегая вперед, скажу, что позже читала информационные сообщения о кинофестивале и оценки этого события в блогах и коммен¬тариях. Все мнения можно разделить на два – «пир во время чумы, отмывание денег» и «спасибо за встречу с кино»! На мой взгляд, сидящие в зале улётовцы были из второй группы оценки. «Чумы» у нас хватает каждый год – то недород, то дожди, то пожары. И жить только в этом – невозможно. И хорошо, что в жизни находится место и праздникам).

А главный подарок кинофестиваля был уже после того, как артистов отпустили со сцены, после сотен подписанных автографов и хором – вместе с залом исполненных «Подмосковных вечеров». В зале стал демонстрироваться фильм «Разжалованный» с Александром Михайловым в главной роли. Зрителей осталось поменьше, и совершенно зря. Фильм снят в очень добротной манере – солдаты показаны грязными, закопчёнными и обросшими, гимнастёрки не режут глаз свежеиспечённой зеленью, немятостью и белыми подворотничками… Настолько щемяще рассказана история конвоирования разжалованного лейтенанта в штаб, настолько искренен в своей роли Александр Михайлов и настолько страшно показана война – не батальными сценами а обыденностью, что даже впечатления от встречи с актёрами отошли на второй план. И только фестивальный флажок вернул потом из далёкого военного прошлого в сегодня… Жалко, что не было Александра Яковлевича (его, кстати, очень ждали улётовцы) – за такую роль в ноги б ему поклониться.

Вот и все впечатления от встречи на улётовской земле. Каждый унёс со встречи своё – кто-то фото с любимым актёром на мониторчике сотового телефона, кто-то флажки с автографами, кто-то – воспоминания о молодом Павке Корчагине, а у кого-то до сих пор звучит в ушах греческий напев. Одноклассники Виктора Шкулёва уносили и увозили в памяти впечатления об очередной встрече своего класса в любимых местечках своего детства – возле телевышки и на берегу Ингоды.


Елена Чубенко, «Улётовские вести», №72



Юрий Житлухин из «Славы труду» рассказывает историю о двух краснокаменских девчонках, что кололи иголками прохожих и детей ради забавы. История глазами матери ребёнка, которого хулиганки укололи в спину. Хочется взять и: «Я была в шоке: ребёнка бьют в спину непонятно чем, непонятно с какой целью, и чего нам ожидать – может, хотели чем-то заразить?! Знаю, что это не первый случай, продавец из отдела рассказала, что её ребёнка тоже кололи чем-то непонятным – то ли шприцом, то ли шилом. Страшно. Анастасия рассказала, что сразу обратилась с ребёнком в приёмный покой, Артёма в тот же вечер положили в больницу. Пять дней ставили антибиотики, делали анализы, ждали, боялись… Из-за этого врачи перенесли на год плановую операцию Артёму. Здесь нужно отдать должное решимости и материнской заботе Анастасии – ради безопасности своего ребёнка она начала бить во все колокола – в том числе и написала заявление в полицию».

Уколы в спину

Шок
Новость пришла, прилетела, упала со страничек социальных сетей интернета сначала на головы краснокаменцев. А затем, когда её подхватили наши коллеги из электронных информагентств, интернет захлебнулся в комментариях на событие: «В Краснокаменске две неизвестные девушки-подростки в торговом центре «Универмаг», мимоходом, совершенно сознательно, ударили, укололи чем-то в спину маленького ребёнка!».

И ведь нет сомнений или домыслов в том, как это произошло – мама пострадавшего мальчика (или пострадавшая мама – как правильнее?) выложила утром 13 сентября в интернет видеоклип, где на картинку с камер слежения были наложены крики о помощи: «Помогите разыскать этих девочек! Это может случиться и с вашим ребёнком!» и номера телефонов (смотри новости на www.slava-trudu.ru). Лишали покоя вопросы: «зачем?», «кто?», «что будет?», а главное — «ребёнка-то за что?».

Ближе к обеду того же дня удалось созвониться с Анастасией, матерью пострадавшего 6-летнего Артема, и встретиться. После разговора с ней шок прошёл, но появился страх – как такое возможно?

Страх
— Это случилось 29 августа, когда мы с сыном гуляли по универмагу, — рассказывает Анастасия. – Стояли возле детского отдела, когда мой сын закричал от боли. Сначала я подумала, что его просто сильно толкнули, но потом, задрав футболку, увидела на спине ярко выраженный след от укола. Я пошла к центральному входу, но никого уже не было (одну из нападавших запомнила по жёлтой футболке). Затем вновь поднялись в отдел, в тот момент одна из девочек проходила мимо, искала вторую, но, увидев нас, убежала. Я была в шоке: ребёнка бьют в спину непонятно чем, непонятно с какой целью, и чего нам ожидать – может, хотели чем-то заразить?! Знаю, что это не первый случай, продавец из отдела рассказала, что её ребёнка тоже кололи чем-то непонятным – то ли шприцом, то ли шилом. Страшно.

Анастасия рассказала, что сразу обратилась с ребёнком в приёмный покой, Артёма в тот же вечер положили в больницу. Пять дней ставили антибиотики, делали анализы, ждали, боялись… Из-за этого врачи перенесли на год плановую операцию Артёму. Здесь нужно отдать должное решимости и материнской заботе Анастасии – ради безопасности своего ребёнка она начала бить во все колокола – в том числе и написала заявление в полицию. Но через 10 дней, когда истекли процессуальные сроки, в полиции было принято решение уголовное дело не возбуждать. По словам Анастасии, основная причина – не пришла в положенные сроки справка из КБ №4, хотя на тот момент на руках уже были записи с камер видеонаблюдения, на которых не только чётко было видно само происшествие, но и лица девушек. Причём девочки, прежде чем уколоть, несколько раз прошли мимо – искали жертву.

Борьба
— Мы этого так не оставим! — с неженской решимостью повторяла во время беседы Анастасия. – Мы их найдём!
Анастасия, как и её МУЖ – работники полиции, а это ещё один повод для страха или, наоборот, объяснение решимости и настойчивости родителей, ведь были опасения, что нападение связано с профессиональной деятельностью.

Но их нашли всего за полдня! Пришло сообщение по интернету, в котором назвали имена и фамилии девчонок – 14-летних школьниц. Их доставили в кабинет следователя, был составлен протокол об административном правонарушении, взяты объяснения.

Как выяснилось, они просто хотели пошутить – вот и ходили по магазину и тыкали булавками посетителей (слава Богу, хоть не заражённым шприцом или шилом), на словах раскаивались, выкатилась «дежурная» слеза. Хотя, по словам Анастасии, они так и не поняли – «Ну чё такого? Ну, пошалили маленько – скучно ведь». Теперь, наверное, родителей оштрафуют. Это хорошо, что мы строим гуманное общество, вы почитайте комментарии к этой новости в интернете…

Мужество матери
И что теперь? Виновницы найдены, любой проступок требует наказания, но с единственной целью – чтобы больше этого не повторилось! А чтобы не повторилось, не надо рубить головы, а… что надо? И не хочется слышать, что раньше такого не было, а хочется быть уверенным, что подобного не произойдёт в дальнейшем.

…Но в первую очередь нужно отдать дань мужеству, настойчивости, любви к сыну со стороны матери. Каково это – жить в страхе за ребёнка? Гулять с детьми и озираться по сторонам в ожидании нападения – как реального, так и возможного. Раз за разом смотреть видеокадры, на которых причиняют боль сыну?…


Юрий Житлухин, «Слава труду», №108-109



НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила