ПочтаВыйтиРеклама на порталеИркутскАгинское

Чита.Ру — Информационный портал Читы и Забайкальского края

 

ОБЗОРЫЧИТЫ И ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ

 

Сваркой по снаряду, велосипедом по СССР — обзор краевых СМИ

Обзоры электронных СМИЗабайкальский крайФото: blogspot.com

Елена Калабухова в «Азии-Экспресс» рассказывает невымышленную историю странного поведения родителей, с которым пришлось столкнуться уполномоченному по правам ребёнка в Забайкальском крае Сергею Сиренко: «Так, одна из мамаш заявила о следующем происшествии: нетрезвый глава семейства совершил ДТП, рядом на переднем сиденье автомобиля находился мальчик, не пристёгнутый ремнём безопасности. Полицейские, будучи не в силах добиться ничего вразумительного от водителя, спросили у его сына, употреблял ли мужчина спиртное. Ребёнок честно подтвердил этот факт. Женщина же обратилась к омбудсмену за тем, чтобы… выгородить супруга под предлогом нарушения прав несовершеннолетнего сотрудниками правопорядка». Ответ Сергея Сиренко был однозначным: «Я, конечно, ей отказал, так как считаю: во-первых, эта дама должна радоваться тому, что в аварии никто не пострадал, а во-вторых, тому, что её сын растёт порядочным человеком». Стоит отметить, что Сергей Александрович ответы даёт внятные и интересные, не в пример ответам в рубрике «Гость портала» на «Чита.Ру».

На страже счастливого детства

«Ни в коем случае нельзя оставаться равнодушным, просьба или жалоба с их стороны должна быть услышана. Ведь в старости мы получим отношение, аналогичное тому, которое сегодня проявляем к подрастающему поколению», — такую позицию занимает уполномоченный по правам ребёнка в Забайкальском крае Сергей Сиренко.

Отметив свой первый юбилей в этой непростой должности, омбудсмен рассказал читателям «Азии-Экспресс» о том, как за прошедшее время изменился его взгляд на учебные и социальные заведения, поделился своим мнением по поводу нехватки мест в дошкольных учреждениях и причин возросшего детского суицида.

«Радости в глазах чиновников я не увидел»

Сергей Сиренко был утверждён на пост уполномоченного по правам ребёнка в Забайкальском крае решением регионального Законодательного Собрания 19 октября 2011 года.

— В момент своего назначения я не увидел радости в глазах ни у одного чиновника, и это не удивительно, ведь для них появился дополнительный близкий по функциям к надзорному органу человек, — вспоминает омбудсмен. – Сейчас на большинство моих обращений в краевых министерствах реагируют положительно, не оставляют без внимания посылаемые туда запросы, но есть и ряд должностных лиц, не желающих, чтобы я принимал участие в важных мероприятиях, на результат которых мог бы повлиять.

Насчёт объёма работы Сиренко не обманывался, а хлынувший практически сразу поток людей подтвердил – трудиться придётся не покладая рук. В среднем за день детский правозащитник принимает шесть человек и получает с десяток писем по электронной почте.

— Конечно, находясь на своей предыдущей должности – главного специалиста-эксперта отдела надзора и контроля в сфере образования Управления лицензирования, государственной аккредитации Минобразования края – я часто посещал учебные заведения и был в курсе существующих там проблем, — говорит он.

— Однако в качестве омбудсмена впервые напрямую столкнулся с недостойным отношением к детям со стороны некоторых наделённых властью людей. Между тем, многие ситуации, которые сегодня обсуждаются в прессе и выносятся на уровень руководства страны, можно было бы запросто устранять на местах, если бы некоторые руководители заботились о подрастающем поколении.

Сиренко признается, что посетители часто требуют от него наказать того или иного чиновника, не зная, что омбудсмен не располагает такими полномочиями. Кроме того, сам он уверен, что добившись понимания ситуации ответственными лицами, можно достичь гораздо большего эффекта, нежели идя на конфликт.

— Детские проблемы надо решать не так, как взрослые. Ответ: «законодательство не предусматривает. » не устраняет трудности из жизни ребёнка. Здесь необходимо изыскивать все возможные правовые способы и подходы. По этому поводу часто приходится слышать в свой адрес: «Всем не поможешь». Справедливо, но я стараюсь сделать всё возможное в каждой конкретной ситуации, — поясняет Сергей Сиренко.

80% несчастных случаев – вина родителей

Ситуации же бывают самыми разными: начиная с законодательных недоработок, заканчивая семейными конфликтами и уголовными проблемами.

Так, в Забайкалье есть нормативно-правовые акты, несправедливости которых раньше просто не уделяли внимания. Например, посещение летних лагерей по льготным путёвкам до недавнего времени было ограничено возрастом 16 лет. В ходе рассмотрения поступившего по данному поводу заявления Сиренко обратился в краевое Министерство образования, и возрастной ценз был увеличен.

— Про уголовные же скажу только, что в 80% несчастных случаев с детьми виноваты ро¬дители или лица, их опекающие, — отмечает омбудсмен. — Есть люди, которые воспринимают ребенка как источник к существованию или способ решения своих проблем.

Так, одна из мамаш заявила о следующем происшествии: нетрезвый глава семейства совершил ДТП, рядом на переднем сиденье автомобиля находился мальчик, не пристёгнутый ремнём безопасности. Полицейские, будучи не в силах добиться ничего вразумительного от водителя, спросили у его сына, употреблял ли мужчина спиртное. Ребёнок честно подтвердил этот факт. Женщина же обратилась к омбудсмену за тем, чтобы… выгородить супруга под предлогом нарушения прав несовершеннолетнего сотрудниками правопорядка.

— Я, конечно, ей отказал, так как считаю: во-первых, эта дама должна радоваться тому, что в аварии никто не пострадал, а во-вторых, тому, что её сын растёт порядочным человеком, — прокомментировал Сиренко.

Много в практике уполномоченного и случаев жестокого обращения с детьми – начиная с рукоприкладства сотрудников образовательных учреждений, заканчивая самыми гнусными преступниками – педофилами.

— Я убежден, что в отношении последних надо применять крайние меры, — заявляет омбудсмен. — И, самое главное, общественность не должна оставаться в подобных случаях равнодушной. Такие люди очень боятся разоблачения, поэтому иногда достаточно просто привлечь внимание к человеку, который как-то неестественно ведёт себя с ребёнком, чтобы спасти жизнь малыша.

Место в детском саду нужно всем

Не миновала Сергея Сиренко и волна жалоб забайкальцев на неуменьшающиеся очереди в детские сады. Около 30% из них подтверждают факты нарушений в системе образования и решаются в пользу заявителей.

— Прекрасно, что в нашем регионе в последнее время увеличивается рождаемость, но настроить дошкольных образовательных учреждений для этих малышей – однобокий взгляд на проблему, — поясняет уполномоченный. — Кто пойдет туда работать? Зарплата у персонала детских садов крайне низкая. Если нет финансовых возможностей поощрения нянечек и воспитателей, необходимо предусмотреть для них определенные социальные льготы: постараться ввести особую систему расчёта за проезд на общественном транспорте или коммунальные услуги.

Омбудсмен уверен, что сегодня на помощь муниципальным должны прийти семейные и частные дошкольные образовательные учреждения.

— Я, конечно, понимаю, что расценки, которые выставляют частные детские сады, в состоянии позволить себе далеко не все категории родителей, поэтому в данной сфере необходима помощь местных властей, — говорит Сергей Сиренко.

«Подводные айсберги» есть везде

По свидетельству омбудсмена, при внимательном рассмотрении можно выявить не афишируемые проблемы и в образовательной, и в социальной сферах края.

— Определённые вопросы по качеству жизни ребят в детских домах, конечно, есть, но условия для них всё же стараются создавать, — отмечает он. – Надо учитывать, что в плане финансирования крупные городские соцучреждения обходятся очень дорого, в отличие от сельских, где воспитанники живут семьями в усадьбах и имеют собственные хозяйства. Так, согласно данным проекта федеральной целевой программы «Россия без сирот» на 2013—2020 годы, в настоящее время содержание одного такого ребёнка в Забайкальском крае составляет порядка 300 тысяч рублей в год. Поневоле задумаешься, не дешевле было бы разработать региональную программу по устройству жизни этих детей?

Ещё одна полезная, на взгляд Сергея Сиренко, инициатива, прописанная в уже упомянутом проекте – детские дома с профильным обучением, которые помогут подросткам выбрать будущую профессию.

К сожалению, тотальное гособеспечение, а также имущественная система «все мое и все ничье» не самым лучшим образом сказываются на ребятах, — делится опытом он. – В соцучреждениях за воспитанниками, конечно, закреплены определенные обязанности, им объясняют основы пребывания в обществе, но всё равно, вступая в самостоятельную жизнь, многие не знают элементарных вещей, не понимают ценности денег, получаемой специальности. На счетах юношей и девушек к моменту выпуска из детского дома скапливается до 300-400 тысяч рублей, но они растрачивают эти деньги за несколько месяцев. Легкомысленно относятся и к квартирам, которыми наделяют их муниципалитеты.

Что касается распространённого мнения – воспитанники соцучреждений нуждаются в одежде и игрушках – то, по наблюдениям Сергея Сиренко, ни в одном из посещённых им детских домов такая проблема остро не стоит. Дело всё в том же – ребята не всегда бережно обращаются с вещами, поступающими от государства и сердобольных граждан.

— Вообще, нарушения прав несовершеннолетних в детских домах особо не скроешь — слишком много контролирующих органов, -утверждает омбудсмен. — В сфере образования же надзору содействуют ещё и родители, которые в последнее время стали куда более грамотными в юридическом плане и сегодня являются очень хорошими моими помощниками.

Причина суицидов – одиночество детей

Самоубийство – апофеоз детского отчаяния. С недавнего времени это ужасающее явление стало актуальным и для Забайкалья.

— Я считаю, главная причина совершения таких не свойственных юному возрасту поступков – то, что дети остаются один на один со своими проблемами, а их у ребёнка ничуть не меньше, чем у взрослого – начиная с первой любви, заканчивая взаимоотношениями со сверстниками и родителями. Посоветоваться, как правило, не с кем. Взрослые чаще всего заняты материальной стороной воспитания, к чужим людям не пойдёшь, сверстники же такое могут подсказать, что получится больше вреда, чем пользы, — говорит Сергей Сиренко.

Отчасти выходом из положения в скором будущем может стать внедрение уполномоченных по защите прав участников образовательного процесса в каждом учебном заведении региона. Этот опыт позаимствован у Бурятии и других субъектов РФ, где подобный институт уже действует. На территории нашего края экспериментальными площадками стали четыре читинские школы и, по словам Сиренко, результаты существенные.

— Однако в Забайкалье пошли по пути наименьшего сопротивления – возложили данные полномочия на социальных педагогов, тогда как практика показывает, что эффективнее их доверить родителям, старшеклассникам, представителям общественных организаций, — убеждён омбудсмен. – Ведь дети могут поделиться проблемами только с человеком, которому доверяют. Несомненно, уполномоченные по защите прав участников образовательного процесса должны положительно повлиять на сложившуюся ситуацию.


Елена Калабухова, «Азия-Экспресс», №44



Космическое интервью опубликовано в «Земле». Космос — потому что гостем издания стал какой-то невероятный человек, который занимался какими-то невероятными вещами во времена Советского Союза: работал на велосипедном заводе в Йошкар-Оле и тестировал каждую модель, проезжая на ней 10 тысяч километров. Звучит, конечно, фантастически: «В течение 10 лет мы проехали столько маршрутов, что обо всех и не упомнишь. Весь СССР был испещрён шинами наших велосипедов, нетронутым остался только север. У меня даже была карта со всеми этими маршрутами. Сейчас она находится в музее велотуризма на Украине, в городе Лозовая. Основатель этого музея – Алексей Потупин много путешествовал, однажды мы познакомились и в следующий раз специально проложили маршрут через Лозовую, чтобы привезти ему эту карту». Маршруты, порядки и группы, дорожные испытания — всё этого, в итоге, окончилось фермерством в Балейском.

Испытатель. Фермер. «Законник»

Юрию Семёновичу Якимову недавно исполнилось 77 лет. Хороший повод для интересной беседы – подумали мы. Каково же было наше удивление, когда на каждом повороте этого разговора открывались все новые и новые стороны личности нашего собеседника. Велогонщик, испытатель, травник, пчеловод, «законник» — вот далеко не полный перечень «титулов» нашего нового знакомого. Советуем и вам с ним познакомиться поближе.

Велостраница в жизни механика

— Расскажите, с чего в Вашей жизни начались велопутешествия?

— С 80-го года, после увольнения из милиции, я начал работать в Йошкар-Оле на механическом заводе электромонтёром. В конце концов, перешёл главным конструктором в отдел конструкторского бюро перспективного проектирования велосипедов. С 81 года мы начали испытания наших моделей расстоянием. Дело в том, что серийно выпускаемые велосипеды в СССР должны были проходить такие испытания каждые 5 лет. А новым моделям устраивались сначала заводские испытания, а затем государственные – нужно было проехать 5 тысяч километров, а поначалу и все 10 тысяч! Только после этого их запускали в серийное производство. В течение 10 лет мы проехали столько маршрутов, что обо всех и не упомнишь. Весь СССР был испещрён шинами наших велосипедов, нетронутым остался только север. У меня даже была карта со всеми этими маршрутами. Сейчас она находится в музее велотуризма на Украине, в городе Лозовая. Основатель этого музея – Алексей Потупин много путешествовал, однажды мы познакомились и в следующий раз специально проложили маршрут через Лозовую, чтобы привезти ему эту карту.

— В каком состоянии тогда были дороги?

— О! Об этом можно долго рассказывать. Каких только дорог не было на нашем пути!

Однажды, когда заехали в Пермскую область, увидели остатки Екатерининского тракта, выложенного булыжником, как на Красной площади. Со Свердловска до Тюмени была построена новая дорога и уложен асфальт. А вот с Тюмени до Новосибирска, как правило, хороших дорог было мало. Перед городами встречались 30-60-километровые участки асфальта, весь остальной путь – обычные просёлочные дороги.

— Какое путешествие было самым протяжённым?

— Когда мы выехали 3 июля из Йошкар-Олы, и 28 октября прибыли во Владивосток. Проехали 10 тысяч километров. Побывали в Чите, Ангарске, Иркутске, Красноярске, Благовещенске, Хабаровске. Нас всюду встречали, оставалось только отбить телеграмму в обком, горком или райком Комсомола. Об этом заранее договорились с ЦК комсомола.

— А кто же ездил с Вами в такие тяжёлые путешествия? Наверное, требовалась серьёзная спортивная подготовка?

— Нас было 12 человек, и только двое или трое – велогонщики. Новичков предупреждали (уж извините меня за такие подробности): «Главное – не надевать синтетические трусы». Иначе можно было сжечь себе мягкое место.

Когда опыта в таких путешествиях стало больше, мы поняли, что выезжать лучше мобильной группой – 4-6 человек, иначе мы растягивались друг от друга на несколько километров. Средняя скорость туриста на велосипеде 15 км. В день рассчитывали проезжать 125 км, но не успевали. Впоследствии снизили эту планку до 80 км.

В пути был установлен определённый порядок: руководитель впереди, за ним штурман – ведёт записи, потом девчата – послабее, замыкали «кортеж» санинструктор и механик. Если вдруг что-то у кого-то случалось, они останавливались и помогали. У каждого были свои обязанности. Двое: Галя и Саша Халтурины – посменно были поварами. Ежедневно назначался новый дежурный – костёр подготовить и повару помочь. Ну, а мне, как руководителю, приходилось подниматься в 6 часов и ложиться в 12. За все время у нас никто не болел.

— Неужели так никто и не выдал слабину характера?

— Конечно, девчата ныли, что нас не сопровождает машина, и весь груз на себе. Но я был непоколебим: мы действительно, а не понарошку испытывали свои разработки и должны были знать, как поведут себя велосипеды. В Свердловске у одного велосипеда повредилась рама, ребята её доломали, и я вынужден был отправить человека, оставшегося без колёс, домой. По приезде он выплакал машину сопровождения – они нагнали нас только в Омске. Вся велокоманда тут же скидала рюкзаки в кузов. А я свой не снимал. Все 10 тысяч километров на моём велосипеде находился 25-килограммовый груз. Мне надо было четко знать: выдержит техника или нет. Сейчас этот велосипед в краеведческом музее Йошкор-Олы.

— Какие картины на этой «велостранице» Вашей жизни были самыми яркими?

— Их очень много. Дважды мы проехались по Средней Азии. Первым маршрутом через Ташкент, Самарканд, Бухару и вдоль иранской границы на Ашхабад. Там, в 40 км, есть провальное озеро – к нему спускаешься вглубь. Очень интересно. Мы там купались. После этого мы побывали на месте, где расстреляли 25 бакинских комиссаров. Ехать здесь было неплохо: сплошь глина, а по ней как по асфальту. А вот когда прошёл дождь, вода моментально заполонила все вокруг, нам негде было остановиться, и уже начало смеркаться. Наконец, мы нашли два островка, разбили палатки, вскипятили воду на сухом горючем, которое было при себе. А когда утром посмотрели в котелки, там был вот такой (показывает примерно 7 см. — авт. ) слой ила. Оказалось, что мы отклонились от курса. Надо было как-то искать дорогу и колодцы с чистой водой. У меня были карты генштаба советской армии – в них четко указаны все колодцы, но масштаб – 100 км в сантиметре – ориентироваться очень сложно. Немного помыкавшись, вышли на хорошую дорогу и на Куня-Ургенч, а оттуда уже на поезде возвращались домой.

Потом был круговой маршрут из Ташкента по пустыне Кара-Кум, через Кызыл-Кум на Чикмент – это уже Казахстан, а оттуда – в Ташкент, куда мы прибыли как раз 1 мая. И вот в этот момент, когда мы туда ехали, вся пустыня была в тюльпанах, ярко-красных, — красотища!

Интересно, что в этих местах никто не знает русский. Помню: нам нужно было на главпочтамт, спросили у женщины, а она говорит: «Ни бельмеса», что значит «не понимаю».

И «фермер», и «законник»

— Почему Вы вернулись на свою малую родину?

— В 90-м году, когда начался беспредел, и министерство среднего машиностроения перестали финансировать, я уволился с завода и уехал в Балей. Здесь, на станции юных туристов, требовался старший инструктор. Меня с удовольствием взяли, поскольку я интенсивно занимался велотуризмом, 4 года был председателем городского тур-клуба г. Йошкор-Олы, председателем велокомиссии федерации туризма Марийской АССР. А вскоре я стал директором этой станции туристов.

— Расскажите о фермерской стороне Вашей жизни.

— В 92-м году я решил взять дедовские земли в Гирюнино (25 га) и заняться фермерством – пчеловодством и лекарственными растениями, народной медициной. Но дело не пошло: не хватило средств. Был взят льготный кредит без учёта инфляции, с которым мы потом расплатились, продав машину. Глава администрации района в то время был против фермерства. Царство ему небесное. Как итог: по всему Балейскому району нас было только 6 человек, а, например, в небольшом посёлке Улан-Цацык – 20.

В эти годы я был председателем ассоциации фермеров Балейского района – помогал людям оформляться, консультировал по юридическим вопросам. Фермеры всегда обращались ко мне. От села Нижнее Гирюнино был депутатом районного совета. Помню: на одном из заседаний утверждали районный бюджет и нам, фермерам, выделили 9 миллионов рублей беспроцентной ссуды. В то же время для колхозов и совхозов было выделено 650 миллионов безвозмездной ссуды! Кстати, из этих 9 миллионов нам ни копейки так и не дали, а потом пошел полнейший развал, и я не смог работать так дальше.

— И всё-таки кое-какие успехи были?

— Есть у нас такое лекарственное растение – мужик-корень. Его ещё раньше ошибочно называли забайкальский женьшень, или молочай палласа. Дело в том, что он произрастает только в трёх районах, в частности, в Балейском. В Гирюнино его нет, а в Ложниково есть. В Балее растёт в Сухой пади. Бывает, что на одной сопке растёт, а на другой уже нет. Я собирал это растение, давал объявление и рассылал. Меня заваливали письмами – порой приходило до 60-ти за раз. Я всем отвечал – оговаривал условия, прочее. Ну, а потом всё сошло на нет. Я перестал давать объявления.

— Что лечит это растение?

— Оно очищает и восстанавливает кровь, а это очень полезно, ведь человек на 70% состоит из воды. Вполне естественно, если кровь чистая и здоровая, то и человек никогда не болеет. Последние 15 лет я вообще никуда не обращался. И всем говорю: перестаньте глотать химию, она не разлагается и не выводится из организма. Конечно, дело ещё в том, что я круглый год езжу на велосипеде.

— А пчеловодством почему перестали заниматься?

— Однажды закупил китайский сахар – с нашим были проблемы. И этим сахаром отравил все 14 пчелосемей. Ну, а восстановить уже не смог. Не было таких средств. Поэтому пришлось всё прекратить. Кстати, село есть село, там обязательно каждому есть прозвище. Меня с тех пор называют «фермером», «пчеловодом», а ещё «законником».

— Почему «законником»?

— Ко мне часто обращаются за юридической помощью, и я отстаиваю интересы людей в суде. По одному делу пришлось вести борьбу в течение 4-х лет – я защищал землеустроителя Надю Устинову. Новый глава хотел поставить на её место своего человека. Проще всего это было сделать через аттестацию. Её не аттестовали, и мы подали исковое заявление в суд. Я поднял всю документальную базу по аттестации. Там чётко и ясно сказано, что работодатель не имеет права быть председателем аттестационной комиссии. А тут получилось: глава создал комиссию, сам себя назначил председателем, да ещё и голосовал. Грубейшее нарушение. Мы свободно выиграли это дело, Надю восстановили на работе. Потом, правда, было ещё несколько разбирательств…

— Сколько дел Вы выиграли?

— Пока ни одного не проиграл. А их было с десяток. 2 или 3 процесса – по жилищным вопросам.

— Чем Вы занимаетесь сейчас?

— В основном юридической помощью. Иногда ко мне и школьников отправляют. В моей библиотеке около 1000 томов юридической, художественной, эзотерической литературы, много того, чего нет в сельской библиотеке.

Справка
Юрий Семёнович Якимов

Родился 1 ноября 1935 года в селе Нижнее Гирюнино, Балейского района, Читинской области. Депутат совета, председатель постоянной контрольно-счётной комиссии сельского поселения Нижнегирюнинское.

Заканчивал Черновское горнопромышленное училище, Барнаульский индустриально-педагогический техникум, Высшую школу милиции, Университет марксизма-ленинизма (отделение философии, пропагандистского факультета). Служил в г. Спасск-Дальний в авиационных войсках. Работал в уголовном розыске по делам несовершеннолетних в г. Барнаул, на велосипедном заводе в г. Йошкар-Ола и др.


Беседовала Татьяна Решетникова, «Земля», №44



«Расформирование воинских частей; дислоцированных на территории гарнизона, удалённость посёлка от крупных населённых пунктов и объектов социальной инфраструктуры полностью лишили жителей гарнизона возможности трудоустроиться. Развивать посёлок нецелесообразно, поэтому говорить о возможности появления рабочих мест в будущем – невозможно», — снова про Степь пишет Юлия Скорнякова в «Экстре». Повод — подготовка обращения депутатов заксобрания Забайкальского края то ли к президенту страны, то ли к полпреду. Обо всех обозначенных проблемах в тексте говорилось не раз, и о шагах правительства навстречу жителям — от установки модульной котельной до возможности переселения. Новым является комментарий депутата Государственной Думы Константина Ильковского, который по сути ничего и не сказал.

Старая песня замерзающей Степи

Мужики, вы что творите-то! Мы сейчас проспорим о том, кому обращение посылать, и время упустим. Эту проблему решать сейчас нужно! Срочно! — в зале заседаний краевой администрации полным ходом идёт обсуждение обращения депутатов регионального парламента.

Депутаты краевого Заксобрания долго спорили, . сообщать им о ЧП полпреду или сразу президенту

Впрочем, в тот момент было непонятно, кому рассказывать про замерзающую Степь, про невозможность потратить на её обогрев средства из краевого бюджета (Минобороны до сих пор не передало гарнизон региону), и про то, что там тоже живут люди, у которых нет тёплых министерских кабинетов и квартир, где можно ходить в халатиках и не бояться покрыться инеем. Вокруг Степи, простите за повтор, степь. Ни деревца. Дров нет, угля – тоже, на носу – забайкальские морозы. Как согреть детей и стариков, как не дожидаться очередного ЧП краевого масштаба – нужно решать в ближайшие дни. Природа не даёт времени на раскачку.

За такое судить надо

До тех пор, пока Забайкалье было интересно Министерству обороны в качестве размещения многочисленных военных городков, всё было более-менее прилично, хотя уже в то время усилий для сохранения инфраструктуры в той же Степи ведомство практически не предпринимало. И ушло оттуда, как нашкодивший любовник: быстро и без каких-либо обязательств по отношению к оставшимся людям.

Расформирование воинских частей, дислоцированных на территории гарнизона, удалённость посёлка от крупных населённых пунктов и объектов социальной инфраструктуры полностью лишили жителей гарнизона возможности трудоустроиться. Развивать посёлок нецелесообразно, поэтому говорить о возможности появления рабочих мест в будущем – невозможно.

«Все социальные учреждения посёлка не работали, практически все жилые дома брошены на произвол судьбы и разграблены. Объекты жилищно-коммунального хозяйства доведены до аварийного состояния», — констатировали законодатели. По их подсчётам, на восстановление и реконструкцию брошенного посёлка требуется, по меньшей мере, 600 млн. рублей, что не под силу дотационному бюджету Забайкальского края.

Складывается ощущение, что решить проблему Степи нужно кому угодно, только не ушедшим оттуда военным. Инициированные региональными властями совещания с участием руководства Минрегиона, Минобороны и Минфина России не дали положительного результата. При этом, в пределах своих полномочий, органы власти Забайкальского края принимали меры по сохранению как жилищного фонда, так и социальной и производственной инфраструктур военного гарнизона, сообщает пресс-служба Законодательного собрания Забайкальского края.

Так, в посёлке была установлена модульная котельная, приняты на баланс и отапливаются школа и детский сад. После проведённой с населением работы 48 семей добровольно переселены в посёлок Ясная.

— Жители, остающиеся на сегодняшний день в Степи, от переезда отказались. Настаивать на их переселении в Ясную, по мнению депутатского корпуса, нецелесообразно, так как там также осталось немало людей, после вывода войск утративших связь с Минобороны. В случае переселения ситуация в посёлке ещё больше ухудшится, — убеждены депутаты. Переселение жителей Степи в Ясную они, в принципе, не считают решением проблемы: на фоне безработицы и невозможности создания в ближайшее время новых рабочих мест социальная сфера и объекты ЖКХ в этом посёлке также находятся в запущенном состоянии. Что касается финансовой стороны вопроса, то мероприятия по переселению также требуют серьёзных ресурсов, которые ни в бюджете края, ни тем более в бюджете муниципального района не могут быть предусмотрены, — отмечают в пресс-службе.

Социальный взрыв?

«Целесообразнее и экономически выгоднее переселить гражданское население в другие населённые пункты Забайкальского края с более благоприятными условиями хозяйствования, на что необходимо более 400 млн. рублей», — говорится в проекте обращения.

В депутатском корпусе и администрации Забайкальского края подготовили списки жителей и необходимые расчёты. Эти документы были направлены в профильные министерства Российской Федерации.

Средства, которые в декабре 2011 года были выделены Минфином на цели, составили всего 64,13 млн. рублей. Эти деньги не только не позволяют решить проблему в целом, но и ничуть не страхуют от возможного социального взрыва, уверены депутаты.

И всё-таки полпред

В результате споров парламентарии решили всё-таки «не прыгать через ступеньку» и отправить обращение на имя Виктора Толоконского, полномочного представителя президента РФ в Сибирском федеральном округе. Они попросили полпреда взять ситуации под контроль, в пределах полномочий предпринять действенные меры по решению кризисной ситуации в посёлке Степь, а также содействовать выделению Минфином России оставшейся необходимой суммы.

Мнение в тему

Депутат Государственной Думы Константин Ильковский подверг критике деятельность правительства Забайкальского края в вопросе поддержки жителей бывших военных городков. Он заявил, что «не может быть такой ситуации, что правительство региона работает, из кожи вон лезет, а на местах этой работы нет». Ильковский подчеркнул, что проблемы военных городков являются заботой не только Минобороны, но и края.

По мнению депутата, вопрос решается посредством займов у министерства финансов.
— Нужно решать проблему людей, параллельно добиваясь у министерства обороны денег, — дал ценное указание Ильковский.


Юлия Скорнякова, «Экстра», №44



Татьяна Белокопытова разворачивает на страницах настоящий детектив со взрывами и пострадавшими. Все события произошли ещё весной 2011 года, но до сих пор развязки так и не случилось. «На территории пункта приёма металла взрыв услышали все, да и как его было не услышать, когда в окнах вагончика и здания заводской столовой, находящейся в нескольких метрах, вылетели стекла. А «семёрку» Варфоломеева попросту «раздуло». Николая Евгеньевича охранник доставил в больницу. Рана оказалась серьёзная: согласно заключению эксперта, от взрывной волны Варфоломеев получил огнестрельный, оскольчатый перелом левого плеча с дефектом кости, со смещением отломков, рану локтевого сустава. Также у него повредилась барабанная перепонка», — так 58-летний житель Антипихи сдал в пункт приёма металлолом. А виновных так и не нашли. Более того, даже уголовного дела заведено не было, хотя есть свидетели хранения снарядов.

Взрывная волна

Читинец пострадал на пункте приёма металла

Порой удивляешься, как в нашей стране устроена следственная система: пострадавшим зачастую приходится доказывать, что они пострадавшие, самостоятельно искать свидетелей, запрашивать нужные документы, осматривать место происшествия. В подобной ситуации оказался читинец Николай Варфоломеев, который едва не погиб при взрыве на пункте приёма металла, однако уже полтора года не может добиться справедливости.

Заметая следы

В субботу 30 апреля 2011 года 58-летний житель п. Антипиха Николай Варфоломеев убирался в гараже.

— За зиму много хлама накопилось, железяк собрал около 30 кг. У нас в посёлке, на территории асфальтобетонного завода (АБЗ), работал пункт приёма металлов. Ну, думаю, сдам, хоть на бензин – прибавка, — рассказал Николай Евгеньевич. Он поехал на пункт приёма металла ООО «Аллегро», который работал на территории АБЗ в Антипихе.

— Припарковался, зашел в сторожку-вагончик, узнать у мужиков – куда разгружать. Один из них говорит: «Иди, вон, на весы разгружай» и показал в окно, где они стоят. Я пошёл к машине, открыл багажник и вдруг раздался взрыв. Я не сразу сообразил, что произошло. Ко мне подбежали люди, и я увидел, что у меня вся рука в крови. Меня контузило, я был в шоке, даже боли не чувствовал.

На территории пункта приема металла взрыв услышали все, да и как его было не услышать, когда в окнах вагончика и здания заводской столовой, находящейся в нескольких метрах, вылетели стекла. А «семёрку» Варфоломеева попросту «раздуло». Николая Евгеньевича охранник доставил в больницу. Рана оказалась серьёзная: согласно заключению эксперта, от взрывной волны Варфоломеев получил огнестрельный, оскольчатый перелом левого плеча с дефектом кости, со смещением отломков, рану локтевого сустава. Также у него повредилась барабанная перепонка.

— Из больницы я позвонил сыну, попросил его съездить на место взрыва – там же осталась машина, вещи, вспоминает потерпевший. — Сын потом рассказывал, что когда он приехал на завод, там полным ходом шла уборка территории подъехал контейнер и в него грузили предметы, похожие то ли на баллоны, то ли на снаряды… В общем, улики были уничтожены. Но сын успел сфотографировать несколько целых баллонов. И только спустя несколько часов на место взрыва приехала полиция…

Неудобная версия

По словам Варфоломеева, в тот момент, когда он приехал на пункт, местный газорезчик занимался какой-то трубой, и, наплевав на все нормы техники безопасности, он покинул место, после чего произошёл взрыв. Опрошенный в ходе проверки газорезчик Бирюков так и пояснил: «Когда начал резать большую трубу, она загорелась, я почувствовал едкий запах гари. Тогда я выключил резак и пошел в вагончик переждать, когда труба перегорит». Вот так всё просто, буднично. Однако, судя по тому факту, что в здании в нескольких метрах повылетали стекла (об этом в беседе с корреспондентом «Экстры» рассказала одна из поваров завода), а у «Жигулей» Варфоломеева вылетело заднее стекло, нарушилась геометрия дверей, то напрашивается логический вопрос: могла ли быть такой сила удара от разрыва простой трубы? И вообще, каким образом обычная труба могла взорваться? Что было в её полости – газ, взрывчатые вещества? А один из рабочих сказал, что у него три дня были заложены уши. «Думаю, что здесь снаряд разорвало – не меньше», — сказал он. Его же слова подтверждает ещё один рабочий АБЗ, Александр Скрыцкий, он так и сказал: «На пункте приёма среди металлолома находилась авиационная бомба, её-то и распиливал газорезчик. Я в армии служил, уж могу на взгляд её определить», — сказал он. Однако стражи правопорядка, приехавшие после взрыва на место, даже не стали опрашивать такого ценного свидетеля.

Его объяснения

в материалах проверки появились лишь в январе 2012-го! Почему следственные органы упускают такие очевидные нити в расследовании? Или версия о бомбе кому-то неудобна?

Вопросов было много, особенно у пострадавшего, который перенёс три операции и после нескольких месяцев лечения стал инвалидом III группы – у него с трудом работает левая рука и не слышит левое ухо. Николаю Евгеньевичу до пенсии оставался всего год, однако теперь его, слесаря «ТГК-14», из-за инвалидности досрочно отправили на отдых. К тому же ему, пенсионеру-инвалиду, необходимо 60 тысяч на восстановление машины. За возмещением морального и материального вреда он обратился в гражданский суд.

А был ли пункт?

После взрыва «приёмка» ООО «Аллегро» через некоторое время передислоцировалась. Поговаривают, их «прогнали» с территории завода. В своих объяснениях представители ООО «Аллегро» заявили, что к ним привозят крупногабаритный металл в основном для резки с ООО «Горносбыт», где и работает пункт приёма от населения. Мол, сами они ничего не принимают, с них и взятки гладки. Однако что на старых вывесках (когда пункт находился на территории АБЗ), что сейчас по новому адресу черным по белому нарисован указатель именно пункта приёма (что заснято редакционным фотографом). Более того, чтобы не быть голословными, мы позвонили по указанному на рекламном щите номеру телефона и поинтересовались, а «не примут ли от нас старые батареи после ремонта, а также металлическую ограду». «Привозите, мы принимаем любые чёрные металлы, кроме жести», — ответили по телефону «несуществующего» пункта приёма.

Несмотря на всю незаконность ситуации, плюс ко всему преступную халатность со стороны работников данного предприятия, уголовное дело по факту взрыва и получения человеком тяжких телесных повреждений до сих пор не возбуждено. У Николая Варфоломеева на сегодняшний день на руках имеется шесть (!) отказов. Больше года он ходит по кабинетам прокурорских и следственных начальников, доказывая, что он – пострадавший. На «днях ему вновь выдали постановление об отмене очередного отказа в возбуждении уголовного дела – прокурор Ингодинского района Захаров требует провести расследование как полагается: опросить всех работников завода, выяснить, откуда поступил металл, кем проводилась его проверка, вновь опросить других свидетелей, показывающих, что видели снаряд. Со своей стороны мы пронаблюдаем, как на этот раз следствие выполнит свою работу.

Татьяна Киселёва, юрист:
— Взрыв – это ЧП, а тем более, если пострадал человек. Но следствие отработало безобразно. Во-первых, они приехали на место через несколько часов, когда там все было убрано, во-вторых, допрошены были не все свидетели. Николай Евгеньевич сам их ищет и просит, чтобы их опросили. В-третьих, факт получения телесных повреждений гражданином Варфоломеевым никем не оспаривается, а получается, что он теперь сам ходит и доказывает следователям, что пострадал в результате преступления, а не сидя у себя дома от несчастного случая. Тем не менее, следственные органы в течение года доказывают, что преступной халатности ни в чьих действиях нет. Причём указывается, что нет её, в частности, в действиях газорезчика. А причём здесь он, когда там налицо халатность в действиях руководства ООО – это они приняли металл неизвестного происхождения. В-четвёртых, они догадались отрицать, что у них пункт приёма металла!


Татьяна Белокопытова, «Экстра», №44



Хронику важнейших событий и дат «воздушных ворот» Забайкальского края подготовил для читателей «АиФ — Забайкалье» Артём Стромилов. И повод нашёлся – 75-летие Читинского аэропорта. Праздник уже состоялся, по традиции на нём выступали «Забайкальские узоры», по традиции надували разноцветные шары. Но в прошлое заглянуть и правда интересно. Оказывается, что линия Чита – Пекин открылась едва ли первой для перелётов. А вот 90-е своей приватизацией внесли ощутимый и, понятное дело, негативный вклад: «Многие рейсы внутреннего сообщения были отменены. Пассажиропоток снизился. Снижались и объёмы грузоперевозок. Но трудные времена уже остались позади».

75 лет – полёт отличный!

Воздушные ворота Читы открыты для инноваций и будущего

Развитие Читы неотъемлемо связано с появлением и становлением предприятия, без которого трудно представить современный город. Речь идёт об аэропорте.

«Бывших» авиаторов не бывает

В здании внутренних воздушных линий международного аэропорта Чита (Кадала) 26 октября царила по-настоящему праздничная атмосфера. Повсюду были развешены красочные воздушные шары, а места в зале ожидания заняты отнюдь не пассажирами, собравшимися лететь в другие города.

В этот день здесь собрались сотрудники аэропорта, ветераны лётной службы, а также многочисленные гости, чтобы отметить юбилей главных «воздушных ворот» Читы. Дело в том, что ровно 75 лет назад 26 октября 1937 года на базе аэропорта и лётного подразделения появилось Читинское объединённое авиапредприятие. Руководство ОАО «АэроЧита» (так предприятие называется сегодня) позаботилось о том, чтобы праздник запомнился всем собравшимся, как яркое и самое значимое событие 2012 года.

Перед зрителями выступали творческие коллективы города, в числе которых был и государственный театр национальных культур «Забайкальские узоры». С импровизированной сцены звучали поздравления, тёплые слова, пожелания процветания и благополучия. А лучшие сотрудники аэропорта были награждены почётными грамотами.

— Для нас было очень важно отметить не только достойнейших из 459 работников нашей компании, но и обязательно пригласить пенсионеров, чей вклад в развитие предприятия неоценим, — говорит Михаил Мурсалимов, первый заместитель генерального директора ОАО «АэроЧита». — На прошедшей встрече тем, кто работает сейчас, и тем, кто причислен к почётной когорте ветеранов, было о чём поговорить и что вспомнить. Ведь бывших работников авиации не бывает.

Кризис ушёл в прошлое

А вспомнить, действительно, можно немало. История аэропорта интересна и увлекательна. Были и взлёты, были и трудности. В 1937 году, когда аэропорт был ещё деревянным зданием старой постройки, никто и представить себе не мог, что через полвека он будет выглядеть иначе – более величественно и современно. В то время на самолётах У-2, П-5 выполнялись полёты только по санитарным заданиям и патрулированию лесов от пожаров. А в год образования Читинского объединённого авиапредприятия был выполнен первый пассажирский рейс по маршруту Чита – Хапчеранга на самолётах Ант-6.

— Примерно через год появился посёлок Аэропорт, когда аэродром с Читы-1 (нынешнее название «Черёмушки») перебазировался на юго-западную окраину города, что находится между посёлком Рудник Кадала и станцией Кадала, — рассказывает Елизавета Кичева, специалист по развитию аэропортовой деятельности ОАО «АэроЧита». – Для авиационных специалистов и их семей были построены дома. Позже на их месте появился полноценный посёлок со своей инфраструктурой, детским садом и магазинами.

В 1950 году был сформирован 301-й авиационный отряд, который на самолётах лёгкого типа выполнял транспортные перевозки. В этом же году открылась линия Чита — Пекин.

А уже в 1956-м в Чите было возведено новое здание аэровокзала, в котором сейчас располагается международный терминал. Гораздо позже (в 1984-м) был построен и ещё один аэровокзал.

Девяностые годы внесли в жизнь аэропорта свои коррективы – произошла приватизация. Многие рейсы внутреннего сообщения были отменены. Пассажиропоток снизился. Снижались и объёмы грузоперевозок. Но трудные времена уже остались позади.

Из Читы в Бангкок

Сегодня ОАО «АэроЧита» активно развивается. Со взлётно-посадочной полосы ежедневно взмывают ввысь современные воздушные суда. Постоянно улучшается сервис обслуживания клиентов, открылся новый бизнес-зал, терминалы, появляются дополнительные услуги европейского уровня. Одним словом, идёт масштабная мо-дернизация инфраструктуры международного аэропорта Читы.

— Мы произвели ремонт гостиницы, приобрели новую спецтехнику для улучшения качества обслуживания пассажирских судов, — делится Михаил Мурсалимов. – Сегодня наша компания реализует авиабилеты из Читы в города: Москва, Новосибирск, Екатеринбург, Иркутск, Улан-Удэ, Красноярск, Благовещенск, Хабаровск, Маньчжурия.

Юбилейный для предприятия октябрь 2012 года знаменателен ещё и тем, что из Международного аэропорта Чита в Бангкок (Таиланд) с полной загрузкой вылетел первый чартерный рейс. По заказу одного из крупнейших туроператоров «Пегас-Туристик» авиакомпания «Nord Wind» («Северный ветер») будет осуществлять чартерные рейсы по маршруту Чита-Бангкок-Чита на комфортабельном самолёте Boeing 757-200. Время перелёта составляет 5 часов 30 минут. Открытие нового рейса является важным событием не только для аэропорта, но и для всего Забайкальского края, поскольку за последние годы это первый международный рейс по туристическому направлению с загрузкой 220 пассажиров. Планируется, что рейсы будут выполняться с промежутком в 12 дней.

— Сегодня каждый забайкалец и гости нашего региона могут сами увидеть, как преобразился аэропорт, как он меняется и развивается, — отмечает Игорь Слепцов, генеральный директор ОАО «АэроЧита». – Об этом свидетельствует и тот факт, что международный аэропорт Чита в первом полугодии 2012 года увеличил пассажиропоток по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 22 процента. Количество самолётовылетов выросло по сравнению с прошлым годом на 18%. Этот рост обусловлен в первую очередь развитием международных и внутренних линий.

Кстати, основной прирост пассажиропотока по итогам полугодия отмечен на маршруте Чита-Москва. У нас очень большие планы на будущее. Уверен, что больше такая ситуация, какая была в 90-е годы, уже не повторится. Главные «воздушные ворота» Забайкальского края открыты для инноваций и будущего, поэтому вдвойне приятно поздравить всех своих коллег с праздником, юбилеем, который мы сегодня отмечаем на взлёте!


Подготовил Артём Стромилов, «АиФ — Забайкалье», №44




обзоры краевых сми
  • ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Самое читаемое за сутки

  • Самое комментируемое за сутки

Хочешь быть в курсе главных новостей Читы и Забайкалья?

Оставь свой e-mail.

email рассылки Конфиденциальность гарантирована

email рассылки
 

ОБСУЖДЕНИЕ

Ине догонят никогда никого, потому что всё куплено-продано и попилено давно. Жаль дедушку.

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.

 
 
 
 
Закрыть

Вы успешно подписаны на уведомления!

Кому-то интересны все важные новости, мы их присылаем чаще, а можно переключиться на редкое получениеуведомлений, и мы обещаем присылать только очень и очень важные новости в таком случае.
Изменить вид подписки можно в любой момент.

Получать уведомления: