Р!
04 МАРТА 2021
03 марта 2021

Катастрофа самолёта и магия курганов - в обзоре районных газет

В «Новой газете» пенсионер Давыдов очень долго и пространно рассуждает о патриотизме. Поводом для мыслеизлияния послужила передача «Воскресный вечер». «Простой народ тоже не пойдёт защищать свою Родину грудью, как Александр Матросов. Потому что защищать капитализм с его порядкам нет смысла. Жители США пойдут защищать свою страну потому, что они живут лучше всех в мире. Французы — едва ли. У них и сейчас в стране живётся неважно. И вывод о зарождении патриотизма напрашивается сам по себе: патриотами становятся люди тех стран, где всем живётся хорошо», — размышляет Давыдов, обвиняя, как водится, проклятый капитализм.

Про патриотизм

В конце октября по телевидению транслировалась передача под названием «Воскресный вечер» с телеведущим Владимиром Соловьёвым. В ней участвовали видные политологи: Новиков, Злобин, Хакамада, Проханов и другие. Обсуждался вопрос патриотизма. В каком состоянии он, патриотизм в России в настоящее время, что это такое — патриотизм. И как он зарождается в обществе и в каждом человеке.

Высказывания были всякие от содержательных до абсурдных. Я внимательно смотрел и слушал их высказывания и мне, порой, хотелось вступить с ними в диалог. Чтобы я им сказал? Я бы им сказал, что вы, господа учёные и переученные сильно «заболтали» этот вопрос. Дело обстоит проще. Каждый взрослый человек может сказать о себе и о других патриот он или нет. Мерилом патриотизма для всех нагляднее всего является война. Один из политологов, участвующий в этой передаче сказал, что самыми патриотичными являются американцы и французы. В США войны с другими государствами не было никогда, а Францию Гитлер оккупировал за пять дней. Что же французы так быстро сдались? Какие же они патриоты своей страны? Все европейские страны сдались Гитлеру за считанные дни. Какие же патриоты жители этих стран? Советский Союз Гитлер хотел покорить за три месяца. Думаете, что население этой страны такие же «патриоты» как в покоренных им странах Европы?

Мы — очевидцы этого великого сопротивления нашего населения гитлеровскими захватчиками и его помощниками в лице всех Европейских государств, которые свои вооруженные силы двинули на СССР вместе с Гитлером. Об этой «второй Атланте» не говорил ни один из «умных» участников передачи, да и вообще никто никогда, на мой взгляд, об этом не говорил громко и серьёзно при обсуждении Великой Отечественной войны 1941-45 гг. Все говорят — Германия напала на СССР и чуть его не захватила. Да одну-то Германию СССР «усмирил» бы быстро.

Но вернёмся к патриотизму, о чём бы я с ними говорил? А вот о чём. Я бы им сказал, что СССР не покорился Новой Атланте, а выстоял и победил её, благодаря советскому патриотизму населения страны. Население сплотилось, боролось изо всех сил не потому что к этому призывали руководители страны, а потому, что надо было отстоять свою свободу. Не попасть в рабство, защитить ту жизнь, которой начали жить народы СССР.

Была и «пятая колонна». Но и её победил патриотизм большинства людей, населявших СССР. Люди защищали социалистический образ жизни, давший всем равенство и братство.

Население покоренных Гитлером Европейских стран жило при капитализме, где были бедные и богатые, где была безработица и другие безобразия, сопровождающие капитализм. Гитлер заставил всю промышленность и сельское хозяйство покорённых стран работать на войну. Тот дал всем работу, богатых обложил налогом в пользу войны, а их сынков погнал в армию и на фронт, иначе говоря, сгладил кое-какие противоречия в обществах этих стран.

А что у нас сейчас? Картина та же, что у тех Европейских стран того времени. Дикий капитализм, расслоение населения (богатые, бедные, обездоленные), я имею в виду бомжей, бандитов, коррупционеров всех мастей, наркодельцов, наркоманов и прочую нечисть. Не дай, Господь, войны! Кто пойдет защищать Российскую Федерацию? Олигархи — нет, сверхбогачи — нет, просто богачи — нет, бандиты, коррупционеры, наркодельцы и наркоманы, бомжи — нет. Им хорошо и при любом капитализме, будь то американский, германский, японский, африканский или ещё какой.

Простой народ тоже не пойдёт защищать свою Родину грудью, как Александр Матросов. Потому что защищать капитализм с его порядкам нет смысла. Жители США пойдут защищать свою страну потому, что они живут лучше всех в мире. Французы — едва ли. У них и сейчас в стране живётся неважно. И вывод о зарождении патриотизма напрашивается сам по себе: патриотами становятся люди тех стран, где всем живётся хорошо.

Вот с такими суждениями я бы выступил на телепередаче «воскресный вечер» с Владимиром Соловьевым 27 октября 2012 г.


В. Давыдов, пенсионер, «Новая газета», №44



Этой тунгуске-чабанке посвящал стихи Георгий Граубин. Красивая легенда о поиске тропы жизни Героя социалистического труда Прасковьи Алтанаевой, как и стихи о ней, опубликована в «Приаргунской заре». «Вся жизнь её прошла на чабанской стоянке. Получилось так, что семью не пришлось создать, не вышла замуж, не нарожала детей. Может, потому, что всё своё время, всю свою привязанность отдала чабанскому делу. Но она не была одинокой. Более десяти лет была бессменным депутатом местного Совета, участвовала в работе женских конференций, её часто приглашали в школу. Были у неё друзья, знакомые, весь совхоз почитал эту скромную труженицу», — говорится в газете.

Тропа счастья

Судьба. У каждого человека она своя. У кого-то она связана с космосом, у кого-то со сценой, а у кого-то просто с животноводством. И у каждого на земле есть место, с которым судьба его связала.

Судьба тунгусской женщины, о которой я хочу рассказать, связана с Забайкальем. Это Прасковья Ивановна Алтанаева. Как писал о ней Георгий Граубин:

Низко кланяюсь тем я,
кто выстрелил в космос ракетой,
Им и песня, и открытое сердце моё.
Но суровой застенчивой
женщине этой
Трижды кланяюсь в ноги
за будничный подвиг её.

Шёл 1903 год. В Забайкалье, в семье кочевника-скотовода родилась девочка Паша. Никто не знал, да и не загадывал тогда, какая судьба ждёт дочь тунгуса-кочевника. Детство у до­чери диких степей было таким, как и у всех пастухов В пять лет она уже ска­кала на лошади, а в девятилетнем воз­расте начала помогать родителям хо­дить за скотом Вместе с дедом пасла овец.

Во время перехода на дальние пастбища, поведал ей дед древнюю легенду: «Была у степняка-кочевника сокро­венная мечта — найти тропу счастья.

Каждый раз, уходя на новые паст­бища, просил он всевышнего, принося ему в жертву овец, указать тропу, кото­рая ведёт к счастью».

Многие степняки искали эту тропу, искал и дедушка, искал её и отец маленькой Паши. Но так и не смогли най­ти. Тропинок в степи больше, чем мор­щин на старческом лице. Попробуй, отыщи её.

— Я не найду, ты обязательно оты­щешь эту тропу счастья.

Прасковья запомнила этот наказ на всю жизнь. Много лет водя отары овец по степи, вспоминала о тропе счастья и надеялась её найти.

Кто знает, как бы сложилась судьба Прасковьи Ивановны Алтанаевой, если бы не Великая Октябрьская со­циалистическая революция. Пришла революция и в Приаргунье. Началось освоение степных просторов. Почти на том месте, где стояли юрты семьи Алтанаевых, разместился совхоз «Погра­ничный».

С этого времени судьба степнячки Прасковьи Алтанаевой круто измени­лась.

Нашла она свою тропу счастья, как было завещано ей дедом. Было ей тог­да 27 лет. С первого дня создания сов­хоза Прасковья стала работать в хо­зяйстве чабаном. Дело привычное и по душе. Трудолюбивая с детства, она заботливо ухаживала за овцами. При­сматривалась, прислушивалась к со­ветам специалистов — зоотехников и ветеринарных врачей. В то время груп­па учёных начала трудную и кропотли­вую работу по выведению тонкорунной Забайкальской породы овец. Вместе с учеными взялась за это трудное дело и П.И. Алтанаева. Приходилось рабо­тать с раннего утра и до поздней ночи. И так было день за днём, месяц за месяцем, круглый год — в лютую стужу и проливной дождь, в промозглый, продувающий ветер.

Вся жизнь её прошла на чабанской стоянке. Получилось так, что семью не пришлось создать, не вышла замуж, не нарожала детей.

Может потому, что всё своё время, всю свою привязанность отдала чабанскому делу. Но она не была одино­кой. Более десяти лет была бессменным депутатом местного Совета, участ­вовала в работе женских конферен­ций, её часто приглашали в школу. Были у неё друзья, знакомые, весь сов­хоз почитал эту скромную труженицу.

Маленькая, сухонькая, она была неприметной и простой. И ещё немно­го суровой, как все степнячки. Но сколько было в ней душевной тепло­ты и житейской мудрости. Уважали её односельчане и любили, называя «наша Ивановна».

Результатом напряжённой работы ученых-зоотехников стало выведение Забайкальской тонкорунной породы овец. И в этих результатах итог её работы и добросовестного труда.

И как писал в своих стихах Георгий Граубин:

Сорок лет на посту —
Это выстоять может не каждый.
Сорок лет под дождём,
Под ветрами, под жгучей жарой.
Это больше, чем подвиг,
Горячий, порывистый, страстный.
И такой человек,
Много больше, чем просто герой!

Вот за этот добросовестный и са­моотверженный труд, за высокие по­казатели чабанке Прасковье Иванов­не Алтанаевой было присвоено зва­ние Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Очень счастливой чувствовала себя простая тунгуска-чабанка. И помнил­ся ей в этот час наказ деда: «Найти тропу счастья». И в своих мыслях она обращалась к своему деду:
— Дедушка, я исполнила твоё жела­ние. Я нашла тропу, которая привела меня к лучшим дням в моей жизни.


Л. Фомина, зав. библиотекой п. Пограничный, «Приаргунская заря», №91



«Советское Приаргунье» вспоминает сбитую насмерть в Чите год назад десятиклассницу Любу Серебренникову. Библиотекарь М. Боровская перепечатывает в память о девочке стихотворение. «Люба была активной девоч­кой, всегда улыбалась, незаносчивая. Училась только на хорошо и отлично, часто ходила в библиотеку, много чита­ла. Помогала своим подругам в учёбе. С ней интересно было вести беседу на любую тему. Она всегда хорошо говори­ла со мной о бабушке с дедушкой, она жила с ними, о маме своей отзывалась с любовью», — вспоминает автор.

Памяти…

Вот уже год как нет с нами девочки Любы Серебренниковой. Она училась в десятом классе, 27 октября была сби­та в Чите автомобилистом, такая короткая у неё оказалась жизнь и такая неле­пая смерть. Люба была активной девоч­кой, всегда улыбалась, незаносчивая. Училась только на хорошо и отлично, часто ходила в библиотеку, много чита­ла. Помогала своим подругам в учёбе. С ней интересно было вести беседу на любую тему. Она всегда хорошо говори­ла со мной о бабушке с дедушкой, она жила с ними, о маме своей отзывалась с любовью. Какая большая утрата для них, потерять внучку, дочь.

Вечная память, тебе Люба, будем помнить тебя.
Синенькое платьице
Ленточка в косе
Кто не знает Любочку?
Любу знают все
Маленькая Любушка
Любила рисовать
Раскрашивать, выплясывать
И маме помогать
Росла ребёнком умным
Стихи читать любила
И только «пять» — «четыре»
Со школы приносила.


М. Боровская, библиотекарь, стих из газеты «Курсор», «Советское Приаргунье», №45



В «Советском Приаргунье», если не брать во внимание выдержки из энциклопедий, вышел отличный текст о буднях села Уровские Ключи, в котором, по словам автора, люди умеют зарабатывать: «Пока другие, отчаяв­шись найти работу, штурмовали центр занятос­ти, уровцы превращали в реальные деньги ре­зультаты своего труда. Каждый в районе знает, что здесь можно всегда купить хороший сруб лю­бого размера и даже под заказ. В летний сезон первыми всегда торгуют грибами, ягодами уров­ские женщины и ребятишки тянутся за ними, сыз­мальства приучаясь вносить свою лепту в семей­ный бюджет. Река Уров богата рыбой и сельчане разных возрастоз не прочь посидеть с удочкой на берегу». Что особенно важно, уровцы – не только промысловики. На территории поселения функционируют предприятия. Например, «Руслес»: «С начала нынешнего года на пустом месте закипела работа по стро­ительству базы. За короткий срок была постро­ена практически вся необходимая инфраструк­тура – крепкие, пахнущие свежим деревом об­щежития, баня, офис. На очереди ввод в строй столовой, в которой завершаются отделочные работы. Новые современные тяжеловозы, ле­совозная техника, вездеходы – всё говорит о том, что предприятие готовится к серьезной работе надолго».

Богатства земли Уровской

Село Уровские Ключи расположено в 60-ти километрах от райцентра. Это один из отдалённых населённых пун­ктов района. И эта отдаленность накладывает опреде­ленный отпечаток на быт живущих в таких местах. Од­нако по большей части изменения постперестроичных времен казалось бы мало коснулись этого села. Все такие же крепкие ухоженные дома, чистые улицы, не испитые и неизможденные лица людей, живущих здесь. В чём же здесь причина? Дело в том, что боль­шая часть жителей после развала совхоза не ра­стерялась и переориентировалась на использо­вание природных богатств. Пока другие, отчаяв­шись найти работу, штурмовали центр занятос­ти, уровцы превращали в реальные деньги ре­зультаты своего труда. Каждый в районе знает, что здесь можно всегда купить хороший сруб лю­бого размера и даже под заказ. В летний сезон первыми всегда торгуют грибами, ягодами уров­ские женщины и ребятишки тянутся за ними, сыз­мальства приучаясь вносить свою лепту в семей­ный бюджет. Река Уров богата рыбой и сельчане разных возрастоз не прочь посидеть с удочкой на берегу.

Бывающие в этих местах впервые отмечают отсутствие мусора не только в селе но и за его пределами, ухоженность усадьб и размеренный быт жителей, их гостеприимство, ответствен­ность каждого за жизнь в селе. На сходах все­гда шумно, многолюдно, все актуальные пробле­мы решаются сообща и получают достойную оценку. В немалой степени эти положительные моменты относятся к работе главы поселения, от которого зависит наполняемость бюджета сельского поселения, ремонт, функционирова­ние всех объектов инфраструктуры.

С приходом на уровские земли ряда предпри­ятий в бюджет поселения стали отчисляться на­логи за недропользование и так называемый налог НДФЛ, отчисляемый от заработной платы работающих людей, прописанных на террито­рии поселения. А таковых в последние годы ста­новится все больше.

«Руслес»
Ближе всего к селу расположилось дерево-перерабатывающее предприятие «Руслес», генеральным директором которого является Иванкин Олег Теофилович. С начала нынешнего года на пустом месте закипела работа по стро­ительству базы. За короткий срок была постро­ена практически вся необходимая инфраструк­тура – крепкие, пахнущие свежим деревом об­щежития, баня, офис. На очереди ввод в строй столовой, в которой завершаются отделочные работы. Новые современные тяжеловозы, ле­совозная техника, вездеходы – всё говорит о том, что предприятие готовится к серьёзной работе надолго. Немаловажную роль в жизни села и района сыграло его открытие – ведь нашли ра­боту здесь жители Уров-Ключей и сел района. Пока работы по заготовке леса не ведутся, го­товится лишь дорога к лесосеке. При выходе предприятия на полную мощность готовый пи­ломатериал пойдет не только на экспорт, но и позволит значительно удешевить стройматериалы из дерева внутри района. Зарегистрировано предприятие «Руслес» на территории района.

«Уров-Золото»
Золотодобывающее предприятие «Уров-Золото». возглавляемое генеральным директором Батлук Юри­ем Константиновичем, свою деятельность на уровских землях начало с марта нынешнего года. В десятке километров отсела параллельно с основной задачей –добычей драгоценного металла, в кратчайший срок были построены все необходимые объекты – общежи­тия (балки по-артельски), столовая, баня, отсыпали пло­щадку для ремонта бытовой техники. Не смотря на то что год стал стартовым для предприятия, добыча золо­та составило 76 килограммов.

Начальник участка Морозов Александр Василье­вич рассказал в ходе беседы о работе вверенного ему объекта:

— У нас трудится порядка 80 человек, часть из кото­рых работает вахтовым методом, но рабочие основных профессий, такие как бульдозеристы, экскаваторщики и т.д. работают постоянно. Наступили холода, промы­вочный сезон закончен. Большая часть работников уже разъехались по домам. К слову сказать — более поло­вины из них жители района. В следующем году плани­руем увеличить квоту на добычу драгметалла. В рам­ках социального партнерства мы идем навстречу просьбам руководи­телей предприятий и учреждений по­мочь в решении ряда вопросов. Если это в наших силах и компетенции, то помогаем, чем можем. К примеру в нынешнем году сделали спортивную площадку в с.Уров-Ключи. В буду­щем продолжим сотрудничество в этой области Предприятие так же за­регистрировано на территории рай­она.

«Шахматная»
В глубь тайги ведёт дорога к геологоразведовательной партии «Шах­матная». Здесь проводятся разведы­вательно-поисковые работы по до­быче флюоритов. Работы проводят­ся по инициативе «Читагеологоразведка» и в будущем добыча флюо­ритов станет на поток. Здесь так же работают жители района.

Флюорит (плавиковый шпат) (трансваальский или южноафрикан­ский изумруд) горняки Саксонии в давние времена на­зывали «эрцблюме» — «рудный цветок». Своё совре­менное имя флюорит — фторид кальция по составу -получил, когда выяснилось, что он не только красив, но и очень полезен. Добавление его к руде сильно об­легчает выплавку из неё металла, шлаки становят­ся текучими и легко удаляются. Вот почему в XVI в. немецкий учёный Георг Бауэр (Агрикола) и назвал ми­нерал флюоритом (от лат. fluor — «текучий»). В па­литре этого минерала — все цвета радуги. Очень кра­сивы розовые, красные, золотисто-жёлтые, изумруд­но-зелёные, бирюзовые и фиолетовые кристаллы, но есть и многоцветные полосчатые разновидности. Примесь радиоактивных элементов иногда делает флюорит непрозрачным, чёрным. За другие цвета чаще всего отвечают примеси марганца и редкозе­мельных элементов. Существует и бесцветная, про­зрачная разновидность — оптический флюорит, из которого делают оптику для приборов, способных работать не только в диапазоне видимого света, но также в ультрафиолетовом и инфракрасном излуче­нии. В 1670 г. художник Швангард из Нюрнберга обна­ружил, что смесь флюорита с серной кислотой ос­тавляет на стекле несмываемый матовый след. Так была получена плавиковая кислота, которая и до настоящего времени используется, в частности, для протравливания рисунков на стекле. Флюорит, не­смотря на небольшую твёрдость (4 по шкале Мооса) и прочность, издавна используется как поделочный ка­мень. Уже в античные времена из него вытачивали кубки и вазы. В разных районах Европы в погребениях IX-XIII вв. археологи находили флюоритовые бусы и браслеты. С 1765 г. на Петергофской гранильной фабрике из многоцветного флюорита, добывавшего­ся в Северной Англии, начали делать удивительные по красоте вазы, столешницы, канделябры, бокалы. Некоторые из них можно увидеть в Павловском двор­це под Санкт-Петербургом и в Минералогическом музее имени А.Е. Ферсмана в Москве. Необычное свой­ство флюорита — свечение под ультрафиолетовым светом, и названо оно по его имени флюоресценцией. Примеси разных элементов, прежде всего редкозе­мельных, вызывают разнообразные цвета свечения: молочно-белый, оранжево-розовый, таинственно-фи­олетовый. Некоторые флюориты светятся и после нагревания (яв­ление термолюминесценции). Флюорит, как правипо, кристалли­зуется из горячих растворов — гид­ротерм. На некоторых месторож­дениях он образует огромные мно­готонные скопления и отдельные кристаллы массой от десятков до сотен килограммов. Но есть еще осадочный флюорит – ратовкит, названный по речке Ратовке в Под­московье. Его порошковатые скоп­ления фиолетового цвета нахо­дят в слоях известняков в ряде об­ластей Центральной России.

Лечебные свойства
В народной медицине флюо­рит чаще всего используется как средство, помогающее при голов­ных болях. Бытует мнение, что этот минерал оказывает положи­тельное действие на сердечно-со­судистую систему и головной мозг, помогает при таких серьезных заболеваниях, как эпилепсия и рас­сеянный склероз. Некоторые литотерапевты предполагают, что флюорит облегчает состояние ме­теозависимых людей, тонизирует нервную систему, снимает негативные последствия стрессовых ситу­аций, нормализует сон, избавляет от бессонницы и ночных кошмаров. Шары, сделанные из флюорита, ис­пользуют при общеукрепляющем и тонизирующем массаже лица и тела. Флюорит влияет на теменную и лобную чакры.

Талисманы и амулеты
Флюорит — талисман учёных, творческих лю­дей, практикующих магов и медиумов Талисманом может служить перстень с флюоритом. Он значи­тельно увеличивает умственные и аналитические способности своего хозяина. Небольшой брелок с нео­бработанным камнем является талисманом, приносящим успех в личной жизни.

Еще достаточно много богатств, скрывают недра зем­ли уровской. Эти богатства могут составить процвета­ние всех живущих в этом красивом уголке района. Но самым главным составляющим всегда будут люди ко­торые живут и трудятся на родной земле.


Наш корр. , «Советское Приаргунье», №47



Очередной материал Ольги Килиной в «Красном знамени» посвящён поездке журналиста к «чингисхановским курганам» по дороге на Дарасун. Там расположено фермерское хозяйство семьи Осадченко. Читать о них – одно удовольствие: «Помню, земля изнывала тогда от зноя — стояла засуха. Хозяин был в поле, а хозяйка управлялась по дому. И дом тот был тесный, тёмный, с подслеповатыми окнами. А теперь у Осад­ченко хоромы царские: просторно, свет­ло, тепло, по современному красиво — живи, да радуйся! И как бы благослове­нием свыше дому этому — народившие­ся в феврале внуки-двойняшки Роман и Данил, один — в деда, другой — в бабушку». Конечно, очевидно, что ко всем достижениям герои публикации шли упорством и трудом: «Двадцать лет прошло, как Осадчен­ко ушли в фермерство. За это время чего только ни было: и с ружьём хозяину при­ходилось обороняться от непрошенных гостей, зарившихся на его добро, и бескормицу переживать в засушливые времена, и от волков спасаться… Целый роман можно писать. Однако как кресть­янствовали Осадченко, так и крестьянствуют: то ли в них дух силён, то ли курга­ны виноваты — не отпускают, то ли ещё чего».

Там, за курганами, где свет и тень не противоборствуют друг с другом…

«Чингисхановские» курганы таинственно безмолвствуют под покровом недавно выпавшего сне­га — чистого, нетронутого никем и ничем… Снег вдоль дороги ос­лепительно-восторженно сверка­ет, искрит под лучами солнца. Курганы же в тени, и снег там иной — с пепельно-мрачноватым налётом. Они, курганы, магичес­ки манят к себе и тут же дер­жат человека на почтительном расстоянии, как бы за чертой ка­кого-то неведомого потусторон­него астрального мира, в который мы не вхожи…

А там, за курганами, при парал­лельном движении по проезжей дороге на Дарасун, под эффектом игры света с тенью, то появля­ется, то скрывается под челове­ческим взором крестьянско-фермерское хозяйство Осадченко: вот оно в лучах солнца явственно в своих очертаниях, а вот оно в тени кургана — призрачно, словно в морозной дымке тумана…

На мой шутливый намёк о Чингис­хане Владимир Иванович и Мария Ивановна реагируют в том же духе:

— Какой тут Чингисхан! Но потом задумываются:
— Знаешь, а старинные вещички кочев­ников мы находим — стремена, удила, подковы…
— И камни на одном из курганов какие-то странные, — добавляет таинственности Мария Ивановна. А Владимир Иванович подкрепляет святость места реальным фактом:
— Перед тем, как ставить новый дом, к ламе ездили. Тот дал разрешение, сказал, что место наше благоприятное для жилья и ведения хозяйства, духи его охраняют.

Силилась вспомнить, в каком году я была у Осадченко. Помню, земля изнывала тогда от зноя — стояла засуха. Хозяин был в поле, а хозяйка управлялась по дому. И дом тот был тесный, тёмный, с подслеповатыми окнами. А теперь у Осад­ченко хоромы царские: просторно, свет­ло, тепло, по современному красиво — живи, да радуйся! И как бы благослове­нием свыше дому этому — народившие­ся в феврале внуки-двойняшки Роман и Данил, один — в деда, другой — в бабушку. Малыши по очереди в ходунках смело осваивают территорию, «метят» все углы, закрепляя таким образом за собой законное право народной дедовский дом.

… Двадцать лет прошло, как Осадчен­ко ушли в фермерство. За это время чего только ни было: и с ружьём хозяину при­ходилось обороняться от непрошенных гостей, зарившихся на его добро, и бескормицу переживать в засушливые времена, и от волков спасаться… Целый роман можно писать. Однако как кресть­янствовали Осадченко, так и крестьянствуют: то ли в них дух силён, то ли курга­ны виноваты — не отпускают, то ли ещё чего…

Мужицкий ум Владимира Ивановича смекает, как технику в исправности держать, вовремя урожай убрать, корма за­готовить, уход за скотиной осуществлять. А бабий ум Марии Ивановны просчиты­вает, как выгодно сельхозпродукцию про­дать, купить необходимое для хозяйства, семью обиходить. Если первый встрево­жен тем, что механизаторов днем с огнём не сыщешь, то вторая волнуется по поводу рынка сбыта. Так вот, день за днём, в заботах, хлопотах, трудах и идет жизнь.

Осадченко, как нормальные люди, планируют свою работу. Но, бывает, что-нибудь да срывается, приходится тогда оперативно искать другие способы выполнения неотложных дел, а в сельском хозяйстве, они, действительно, неотлож­ные. Вот с посевной нынешней, к приме­ру: рассчитывали Осадченко на субси­дию на солярку, не получилось — претендентов много, везет не всем. Пришлось, как ни жалко было, по «бросовой» цене свиней живьём на мясокомбинат сдавать: время поджимало, сев на носу. На выру­ченные деньги купили ГСМ. Чуть было и тут не пролетели: хозяин прихворнул, а для вывоза солярки установили срок, просрочил — переоформляй документы по-новому, а это потеря времени, а как его, драгоценное, терять — сеять надо вовре­мя. Вывернулись из ситуации при помо­щи начальника сельхозотдела администрации A.M. Бянкина. А эту солярку ещё и вывезти надо. Хорошо, что знакомый водитель бензовоза в Чите есть, а то хоть плачь или деньги большие плати за под­воз соляры. Такие вот «заморочки» фер­мерские.

Посевную Осадченко провели вовре­мя, осенью получили хороший урожай: погода благоприятствует в последние годы. Под посевами у Осадченко — 600 га: три культуры — пшеница, овес, ячмень. С одного гектара в этот раз взяли по 15 центнеров. Может быть и больше, Вла­димир Иванович, скажу вам, осторожничает, чужому глазу до конца ничего не показывает: людей завистливых много, да и похвала собой, известно, до добра не доводит.

Убирал поля в этом году, как всегда, сам хозяин: жатва – это нечто священного ритуала, которого ждешь, как празд­ника, а потом и надежнее как-то, кого за новый комбайн посадишь — специалис­тов нет. Правда, старенький комбайн Вла­димир Иванович нынче все же доверил одному солонцовскому мужику, тот ему и подмог немного.

Новый комбайн – гордость хозяина. Однако он долго не решался его брать: цена пугала, да и привык к старому, ко­торый, как пять своих пальцев, знает – сво­ими руками перебрал все узлы, и ни на один раз. Приобрел он комбайн по ли­зингу, на десять лет в кредит влез, по че­тыреста тысяч ежегодно теперь за него проплата: четыре с половиной миллиона стоит — такие вот огромные деньжищи!

Владимир Иванович протягивает мне журналы, рекламирующие сельхозтехнику:
— Смотри, какая техника — мощная, с программным управлением! А как ее покупать? Наши крестьяне российские как были с лопатой, так с ней и остались. Деревни разорены, фактически уничто­жены. Сильной господдержки развитию сельского хозяйства нет. А вот за рубе­жом к фермерам внимание особое — по новым технологиям государство строит фермы, даёт технику, устанавливает гос­заказы — работай себе спокойно и с удо­вольствием, без траты нервов. И отдых полноценный у людей есть. А у нас в Рос­сии фермер в постоянно напряге — как мышц, так и мозгов.

Что тут скажешь. Правда есть правда. А Владимир Иванович после комбайна ещё и сенокосилку новую современную прикупил, в журнале высмотрел. Одоб­ряет её — косить легче и быстрее, в деле её опробовал. Заметно, доверие к новой со­временной технике у Осадченко растет, жаль, что только вот деньги ему по-пре­жнему приходится тщательно считать.

— Мария Ивановна, хозяйство у вас большое? — обращаюсь к хозяйке.
— Крупного рогатого скота, всего пого­ловья – двести голов. Отара овец в четыреста голов. Свиньи-подростки, их около семидесяти.
— И кто за всем этим ходит?
— У нас шестеро работников, — продол­жает разговор Владимир Иванович. -Народ пришлый, переменчивый, не осо­бо тяготеющий к труду. Глаз да глаз ну­жен. Как с кнутом, их подгоняешь.

Вдруг Осадченко меняет тон разгово­ра, со спокойного на возмущённый:
— Что за люди? Выдашь им бельё, одеж­ду, средства гигиены — уволокут тут же на пропой. Деньги дашь – то же самое, тратят на спиртное. Телевизор им поста­вил, может, не так часто по ночам в Дара­сун бегать будут.

Осадченко уже смирились с психоло­гией своих то и дело меняющихся работ­ников, где других найти, но все равно не могут понять, почему люди так низко опускаются; бесцельно живут.

… Даём прощальный круг по фермер­скому хозяйству: техника под окнами хо­зяйского дома — на приколе, пониже — водокачка с поилками, хозпостройки, за которыми пасется скотина, тут же с нею часть свиней копытит снег, а другая — свободно кувыркается в соломе. У овец се­годня ветеринарный осмотр, их на выпа­се нет. Вся живность здорова и сыта: вон какие рулонища зеленого, витаминного сена в сенниках, и зерно в виде дроблёнки в достатке, и воды сколько хочешь, и подстилка что надо.

«Как хорошо, что мы тут, а не в миру, там — такое…», — так обмолвилась Мария Ивановна в ходе разговора. Что она имела виду, «разжевывать» нет необходимости — вся наша жизнь на виду. Мне, если чест­но, самой всё чаще и чаще хочется куда-нибудь за такие же «чингисхановские» курганы, где обеспечены охрана и защита чистоты мысли и чувств человеческих, где испытываешь мир и покой физического состояния, где свет и тень не противобор­ствуют друг с другом…

P.S. Осадченко уклонились от фото­графирования, взамен предложив иллюстрацию картины читинского художни­ка, запечатлевшего миг стройки дома с Владимиром Ивановичем. Картину они пока не выкупили, но думают приобрес­ти: на память, внукам.


О. Килина, «Красное знамя», №95



«Произошло это в конце 50-х годов прошлого века (увы, даже в указании точной даты рассказчики расходились во мнении). Двухмоторный самолёт, на борту которого находилось более 20 пассажиров, в ночи сбился с курса. (Пункт направления и назначения опять же не известен). Заметив огни населённого пункта, которым оказа­лась Акша, летчик начал кружить над селом и стрелять из ракетницы, пыта­ясь подать сигнал о бедствии. (По словам некоторых очевидцев, за штурва­лом была женщина). Ревущие в ночном небе двигатели самолета и выст­релы ракетницы посеяли панику среди жителей села. Многие подумали, что началась война, люди стали выключать свет в домах и прятаться в подполья», — практически детективную историю рассказывает на страницах «Сельской нови» А. Макаров. Многие, по словам автора, пытались добыть следы крушения самолёта, но сделать это не просто, потому что на месте работали военные. Не обошлось и без грязи.

Люди думали – началась война

Впервые я услышал эту историю, когда учился в классе шестом-седьмом, т. е. в середине 70-х годов про­шлого века. Кто-то из друзей-сверстников на перемене рассказал, что когда-то над нашим селом разбился пас­сажирский самолёт, который врезал­ся в сопку, у подножия которой нахо­дится кладбище. Новость взбудоражи­ла детское воображение, и на ближай­шие выходные наша компания из трёх-четырех пацанов запланировала разведывательную экспедицию на место катастрофы.

В субботу после уроков, наскоро по­обедав, мы двинулись в путь. По до­роге мы наивно надеялись найти ос­танки самолёта и приборы. Товарищ, который первый сообщил эту инфор­мацию, рассказал, что его старший брат с друзьями несколько лет назад якобы нашли винт и какие-то прибо­ры. Мы тоже рассчитывали на свою долю удачи.

Примерно через полчаса мы были на месте. На самой вершине сопки отчётливо просматривалась проплеши­на этак метров 50 длиной и 20 шириной, по краям которой стояло несколь­ко здоровенных сосен, сломанных по­полам неведомой силой. Сомнений не оставалось. Именно здесь упал самолет. Я с друзьями приступил к обсле­дованию.

Однако нас ждало разочарование. Сколько мы ни просматривали густые заросли багульника, которыми уже на­чала покрываться проплешина, мы не нашли ни одного болтика или заклеп­ки. Домой возвращались с пустыми руками и с сомнением, не была ли вся эта история плодом фантазии друга.

Придя домой, я рассказал о нашем походе родителям. Они подтвердили: действительно, крушение самолета имело место, но подробностей они не знали, а о публикации официальной информации о событиях такого рода в газетах в те годы не могло быть и речи.

* * *
С того времени прошло много-мно­го лет. Я ещё не раз слышал от ста­рожилов рассказы об этом событии. Где-то эти рассказы повторялись, где-то обрастали новыми подробностями и фактами (порой взаимоисключаю­щими друг друга). Из этих крупиц, как из мозаики, сложилась примерно сле­дующая история.

Произошло это в конце 50-х годов прошлого века (увы, даже в указании точной даты рассказчики расходились во мнении). Двухмоторный самолёт, на борту которого находилось более 20 пассажиров, в ночи сбился с курса. (Пункт направления и назначения опять же не известен). Заметив огни населённого пункта, которым оказа­лась Акша, летчик начал кружить над селом и стрелять из ракетницы, пыта­ясь подать сигнал о бедствии. (По словам некоторых очевидцев, за штурва­лом была женщина). Ревущие в ночном небе двигатели самолета и выст­релы ракетницы посеяли панику среди жителей села. Многие подумали, что началась война, люди стали выключать свет в домах и прятаться в подполья.

По рассказам, один из ветеранов, в годы войны служивший в авиации (называлась даже конкретная фамилия — К.И. Статников), понял, что происходит, и, вскочив на мотоцикл, помчался в сторону аэропорта. Здесь он попы­тался развести указательные костры, которые указали бы терпящему бед­ствие самолету посадочную полосу. Однако завершить задуманное он не успел. Подоспевшие сотрудники мили­ции не позволили ему сделать это из опасения, что в небе враг. В итоге са­молет, ждущий помощи с земли, так её и не дождался и при заходе на очеред­ной круг зацепился крылом за деревья и врезался в ту самую злополучную сопку.

По рассказам старожилов, среди на­ших земляков нашелся один человек, который сумел поиметь выгоду из чу­жого горя (в этом случае тоже приводится вполне конкретная фамилия, но озвучивать её по понятным причинам я не могу). Сразу же после падения са­молета, пока все были в шоке, этот человек быстренько сориентировался и под покровом ночи на мотоцикле примчался к месту катастрофы. Здесь он обобрал погибших, снимая часы и вы­ворачивая карманы, и безнаказанно скрылся. Свидетелем этого якобы была единственная из пассажирок, которая пережила катастрофу, но умерла от полученных травм по доро­ге в областную больницу. Почему ма­родёр не понёс заслуженного наказа­ния, можно только предполагать. Или же этот эпизод не более чем людские домыслы, либо же признание этого факта вынудило бы признать и факт авиакатастрофы, а, как известно, «са­молёты тогда не падали».

На следующее утро сопка, в которую врезался самолёт, была оцеплена кон­ной милицией, которая не допускала любопытствующих сельчан к месту крушения, а затем приехали военные и спецслужбы зачистили зону катастрофы. После чего напоминанием о тра­гедии остались лишь эта просека, сло­манные деревья и людская молва.

В этой истории, произошедшей бо­лее 50-ти лет назад, полным-полно бе­лых пятен. Возможно, кто-то из акшинцев старшего поколения, прочитав этот материал, более подробно расскажет о той трагической ночи. Думаю, это будет интересно не только мне.


А. Макаров, «Сельская новь», №91-92



В «Заре» найдёте пример стихотворного творчества Г. Дроздовской. Про церковь «над гладью Нерли».

Литературная страничка

Храм покрова на Нерли

Иду я по майскому лугу
И радуюсь первым цветам.
Вдруг дивное чудо, волнуя округу,
Возник белокаменный храм.

Как в сказке волшебной то было.
И будто восстав из земли.
Как лебедь над речкой парила
Та церковь над гладью Нерли.

Любуясь в воде отраженьем,
Купая свой крест золотой,
Века не одно поколенье
Пленила земной красотой.

Народ православный почтенно
Крестясь, голову преклонял,
А варвар жестокий, надменный
Дивился и меч опускал.

Когда-то Андрей Боголюбский
В раздумьях у храма стоял,
Богатый и многолюдный
Построить град стольный мечтал.

Сменялись года, были войны,
Пожары, и вьюги мели
Но гордо стоит непокорный
Наш храм Покрова на Нерли

Здесь наша духовная сила,
И я перед ней преклонюсь.
Истоки и корни России,
Святая великая Русь.


Г. Дроздовская, «Заря», №56



НазадВперёд
4 отзыва
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Катастрофа Ил-12 Восточно-Сибирского ТУ ГВФ (134 АТО) близ н/п Акша, Читинская область

Тип происшествия: катастрофа

Дата: 30 сентября 1957 г.

Время: 18:55

Страна: СССР

Место происшествия: Читинская область, 3 км юго-восточнее Акши

Тип ВС: Ил-12

Регистрация ВС: СССР-Л1389

Авиакомпания: Аэрофлот (СССР)

Подразделение: Восточно-Сибирское территориальное управление ГВФ, 134 АТО

Рейс: 11

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Здесь подробно о катастрофе самолета:

http://www.airdisaster.ru/database.php?id=905

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А что Акша разве в 190 км от Читы?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

По Гуглокартам - автомобильный маршрут 250-260 км, напрямую 190-200 км.