Р!
09 МАРТА 2021

Ошибки врачей и журналистов - в обзоре краевых СМИ

«Чернышевский районный суд признал хирурга Владимира Ка­пусту и врача анестезиолога-реа­ниматолога Михаила Ермолаева ви­новными в гибели Андрея Котенка и назначил наказание в виде ограниче­ния свободы сроком на два года каж­дому. Кроме этого, в течение двух лет запретил Капусте занимать долж­ность врача-хирурга и врача анестезиолога-реаниматолога — Ермолаеву. За истечением срока давности тут же, в зале суда, оба медика были освобож­дены от назначенного наказания. Больше по делу в качестве обвиняе­мых никто не привлекался», — про то, как праздник в кафе становится дороже жизни шестилетнего пациента, как в городских больницах нет аппарата УЗИ, а анестезиологи в похмельном угаре приходят на операцию, пишет Юлия Скорнякова в «Экстре».

Медицина ценою в жизнь

Суд вынес приговор по делу о гибели 6-летнего Андрея Котенка

11 июня 2010 года шестилетний Андрей Котенок вместе с младшей сестрой отдыхал у бабушки в поселке Усть-Карск Сретенского района. Он сел на велосипед, оттолкнулся и поехал. Около пяти часов мальчишка упал и ударился об руль. Чуть больше чем через сутки ребенка не стало.

Лишь в конце 2012 года суд поста­вил точку в этом деле, признав вино­вными в гибели ребенка хирурга и анестезиолога Жирекенской больни­цы. Однако во время следствия во­просы о своей причастности к смерти мальчика, на наш взгляд, должны были задавать не только фигуранты дела.

Усть-Карская больница

Сообщив родителям Андрея, кото­рые в тот момент находились в Чернышевске, о травме у ребенка, бабуш­ка отвезла его в Усть-Карскую больницу. Здесь ребенку было сделано УЗИ почки. В ходе следствия по делу родные утверждали, что диагноз «разрыв почки» был озвучен ещё в этом медучреждении, однако в сопро­водительных документах врач УЗИ диагностики Корнилова настаивала, что о размозжении почки она не гово­рила и ей неизвестно, почему родные ребёнка это утверждают.

Врач-хирург Корнилов, как ут­верждается в частном постановлении Чернышевского районного суда, «зная о разрыве почки, о чём ему со­общила после проведённого исследо­вания Корнилова Э.В. , не принял мер к вызову санавиации, а скрыл истин­ное положение состояние здоровья пациента и решил вопрос о транспор­тировке больного в Жирекенскую больницу».

Родные мальчика рассказали, что с хирургом Корниловым им поговорить так и не удалось, поскольку «он на­ходился в кафе на праздновании какого-то там юбилея». Позже его жена, делавшая УЗИ Андрею, подтвердила, что «в тот вечер она и её муж были в кафе на юбилее друга. Она вела вечер». Однако уточнила, что они пошли туда после того, как отправили Андрея в Жирекен.

… Позже специально созванная ко­миссия подтвердит: жизнь мальчику можно было спасти, врачам нужно было объективно оценить опасность и не затягивать с мерами реагирова­ния. Например, с вызовом санавиа­ции из Читы.

Машины скорой помощи не было, и везти ребёнка из Усть-Карска в Жи­рекен родителям пришлось на маши­не друга в ночь. Это порядка 100 ки­лометров по отвратительной, как по­том рассказывали родные, дороге. После гибели ребёнка врачи, анали­зировавшие произошедшее, согласи­лись с тем, что эта перевозка при размозженной почке усугубила состо­яние мальчика.

А где-то в кафе в это время гремела музыка…

Жирекенская больница

Андрея привезли около трёх часов ночи. Бабушка мальчика сказала хи­рургу Владимиру Капусте, что у па­циента, возможно, разорвана почка, «но он посчитал её слова преувеличе­нием родственников, как часто быва­ет». Аппарата УЗИ в Жирекене не оказалось, поэтому перепроверить данные исследования было невозможно.

Так как в документах из Усть-Карской больницы не было указания на необходимость операции, а лабо­ранта на месте не оказалось, анализы у Андрея взяли… только утром. К слову, подозрения на разрыв почки у хирурга появились после первого ос­мотра Андрея, но «он думал, что это мелкие разрывы, которые можно ле­чить консервативно». Почти в 11 ча­сов дня были получены данные на уровень гемоглобина в крови Андрея. Оказалось, что положение критиче­ское. Только после этого ребёнка на­чали готовить к операции. До неё мальчику не прокапали эритроцитную массу, то есть врач анестезиолог-реаниматолог Михаил Ермолаев пре­доперационную подготовку не про­вёл.

Во время самой операции, которая началась только в час дня 12 июня, стало понятно, что часть правой поч­ки от удара о руль оторвалась, и маль­чик потерял много крови. Необходи­мо было переливание эритромассы. Нужного вещества в больнице не ока­залось, поэтому за ней отправили машину в центральную районную больницу Чернышевска. Время на до­рогу и разморозку необходимого вещества также сыграло свою роль.

После операции мальчика перевели в палату интенсивной терапии и отключили от аппарата искусственной вентиляции лёгких. Ребёнку начали переливать эритромассу. Врачи Цен­тра медицины катастроф во время телефонной консультации обратили внимание местных медиков на то, что делать это необходимо экстренно, од­нако не превышать допустимых объёмов.

Всё это время Виктория Котенок, мама Андрея, находилась рядом с сыном. Когда в десятом часу ве­чера мальчик начал хрипеть, её удалили из палаты. У ребёнка сначала остановилось дыхание, а через 30 минут Вике объявили, что реанимационные мероприя­тия не дали эффекта и Андрей умер. Причиной резкого ухудшения положения, по мнению вра­чей, стал отёк мозга и лёгких, развившийся в результате переиз­бытка введённой жидкости.

Чернышевский районный суд признал хирурга Владимира Ка­пусту и врача анестезиолога-реа­ниматолога Михаила Ермолаева ви­новными в гибели Андрея Котенка и назначил наказание в виде ограниче­ния свободы сроком на два года каж­дому. Кроме этого, в течение двух лет запретил Капусте занимать долж­ность врача хирурга и врача анестези­олога-реаниматолога — Ермолаеву. За истечением срока давности тут же, в зале суда, оба медика были освобож­дены от назначенного наказания. Больше по делу в качестве обвиняе­мых никто не привлекался.

Дословно

Из частного определения суда:
— Из показаний свидетелей судом установле­но, что в период проведения операции Андрею Котенок врач Михаил Ермолаев находился в со­стоянии похмельного синдрома, что также послу­жило неадекватной медицинской помощи боль­ному;

— в Жирекенской больнице отсутствие на мо­мент операции эритроцитной массы и отсут­ствие дежурного лаборанта привело к более позднему диагностированию продолжающегося кровотечения и несвоевременному пополнению объёма циркулирующей крови.


Юлия Скорнякова, Экстра, №52



Наконец, наступило время узнать, как отработал этот год нашумевший проект «Народный бюджет» в Забайкалье. Любовь Скрипченко в «Азии-Экспресс» побывала на некоторых готовых, строящихся и планируемых объектах, профинансированных этим бюджетом. Так в Карымском готова улица Лазо, в Дарасуне — дорога длиной в 1 километр 300 метров, в том же Карымском подготовлен участок для строительства детского сада на 240 мест с бассейном. «В системе образования ре­ализуется 23 предложения, в число которых — завершение строитель­ства начальной школы в Калге, ка­питальный ремонт и реконструкция двух детских садов в Новой Чаре, ремонт детсада в Борзе, пристрой­ка к школе в ЗАТО «Горный». Также средства выделены на разработку проектно-сметной документации для строительства детских садов в Агинском, Могойтуе», — в общем, сплошная красота.

«По дорогам в чистых тапочках»

Улица Лазо в посёлке Карымское одна из магистральных дорожных артерий райцентра.

Как говорят местные жители, ещё полгода назад по ней не то, что проехать — пройти было невозможно: ямы, ухабы, летом многометровые лужи.

Сегодня по этой улице беспрепятственно следуют по намеченному курсу и пешеходы, и автомобили.

Отремонтирована внутрипоселенческая дорога за счёт средств Народного бюджета. Напомним, что проект «Народ­ный бюджет» был принят год назад по инициативе депутатов фракции «Единая Россия». Реа­лизация проектных мероприятий началась в 2012 году.

— Когда мы принимали бюд­жет, мы учитывали запросы насе­ления и направляли деньги туда, куда люди просят, — комментиру­ет ситуацию Валерий Альханов, депутат краевого парламента, координатор проекта.

В рамках заявленного про­екта во всех муниципальных образованиях были составлены списки первоочередных задач. В Карымском районе крайнюю озабоченность жителей, как, впрочем, и во многих других территориях, вызывали межпо­селенческие и внутрипоселенческие дороги.

— В этом году на эти цели нам было выделено 22 миллиона ру­блей, средства практически пол­ностью освоены, — рассказывает руководитель администрации му­ниципального образования «Карымский район» Алексей Сидельников. — В результате мы имеем две отремонтированные придомовые территории в посёлке Карымское и три — в Дарасуне, а также дорогу с твёрдым покрытием протяжённо­стью один километр 300 метров в районном центре и дорожное по­лотно практически такой же длины в посёлке Дарасун. Народ доволен: и по дорогам проехать приятно, и по двору пройтись.

— Если раньше здесь люди ходили по колено в грязи, во дво­ре была сплошная лужа с мая до зимы, то теперь ходим в чистых та­почках, — улыбается житель дома № 3 по улице Верхняя посёлка Ка­рымское Владимир Иванов.

На будущий год от муниципа­литета поступил заказ на строи­тельство детского сада.

По словам Алексея Сидельникова, проблема с детскими сада­ми здесь стоит остро: не хватает порядка пятисот мест. Этой про­блемой в районе были озадачены давно. Подтолкнуло к действию ре­шение суда. Частично проблему в посёлке решили, реконструировав собственными силами здание под детский сад на 120 мест. Благода­ря Народному бюджету с «мёртвой точки» сдвинулся и вопрос, связанный со строительством нового сада для дошколят.

— Такого детского сада на 240 мест с бассейном у нас ещё не было, — уверяет глава районной ад­министрации и показывает:- Вот на этом пустыре в 2013 году начнутся строительные работы. Подрядчик уже определён, участок подготов­лен, проектно-сметная документа­ция составлена.

Общая стоимость работ опре­делена в 600 миллионов рублей. Возводиться детский сад будет на условии софинансирования. Пла­нируется, что серьёзную помощь карымчанам окажет акционерное общество «Российские железные дороги».

— Не скажу, что мы движемся се­мимильными шагами, но всё же: при нехватке бюджетных средств мы на­правили 520 миллионов рублей на реализацию народных предложений, — говорит депутат Валерий Альханов.

Так, в системе образования ре­ализуется 23 предложения, в число которых — завершение строитель­ства начальной школы в Калге, ка­питальный ремонт и реконструкция двух детских садов в Новой Чаре, ремонт детсада в Борзе, пристрой­ка к школе в ЗАТО «Горный». Также средства выделены на разработку проектно-сметной документации для строительства детских садов в Агинском, Могойтуе.

В сфере здравоохранения реа­лизуется восемнадцать народных инициатив, на которые направлено более 82 миллионов рублей. Среди них: ремонт Акшинской центральной больницы и приобретение аппарата УЗИ, покупка специального обору­дования для оснащения роддома в городе Краснокаменске. Решается вопрос о выделении передвижной флюорографической установки для обслуживания населения Хилокского, Улётовского, Петровск-Забайкальского районов. Выделе­ны средства на ремонт больниц в Красном Чикое, Могоче, Хилке.

На культуру и спорт расходы На­родного бюджета составили 50,5 миллиона рублей. На эти средства реконструирован Дом культуры в селе Хойто-Ага Агинского района. Завершается капитальный ремонт ДК «Горняк» в Балее и соло Унда Балейского района. Выделен бюджет­ный кредит на реконструкцию Дома культуры в Красном Чикое.

Кроме того, исполнены де­сять предложений, касающиеся дорожно-транспортных проблем. На деньги, поступившие в рамках проекта, а это 214 миллионов ру­блей, продолжено строительство дороги Краснокаменск-Мациевск, реконструкция дороги Могойтуй-Первомайский. Завершено строи­тельство моста через реку Унда в Шелопугинском районе.

Решены одиннадцать не ме­нее важных вопросов в сфере жилищно-коммунального хозяй­ства: выделены сродства на завер­шение строительства котельной в поселке Орловский Агинско­го района, на ремонт тепловых электросетей в Акше, на строи­тельство водовода в поселке За­байкальск, на модернизацию те­плоснабжения в Сретенске, Кокуе и Дунаево. Общая сумма средств составила 121 миллион рублей. К настоящему моменту исполнены или находятся в стадии испол­нения 78 предложений. На 2013 год список народных наказов уже сформирован, к бюджетному ис­полнению принято 58 объектов.


Любовь Скрипченко, Азия-Экспресс, №51



Заведующий кафедрой водного хозяйства и инженерной экологии Забайкальского госуниверситета, директор Восточного филиала Российского НИИ водного хозяйства, доктор технических наук, профессор Валерий Заслоновский взялся разъяснять, где не права была Анна Хвостова в «Эффекте», рассуждая об опасности, что угрожает забайкальским рекам. Всё вроде понятно, и даже становится спокойнее до того момента, пока профессор уж совсем как-то не начал цепляться к словам: «Для чего авторы нагоняют тень на плетень, пусть догадывается сам читатель — то ли ими руково­дят меркантильные интересы, то ли недостаточный профессиона­лизм. Последний, видимо, также имеет место быть — достаточно процитировать из названной ста­тьи слова Е.Симонова: «Как можно сравнивать потенциал рек, расположенных в разных краях земного шара…». Где у шара края? Думаем, так не позволил бы себе сказать даже студент, в рав­ной мере водохозяйственного или филологического факультета».

В чём опасность для рек Забайкалья?

Забайкальский учёный о проблемах Аргуни

В № 48 газеты «Эффект» от 28 ноября 2012 г. Анной Хвосто­вой помещена статья под громким заголовком «Реки За­байкалья в опасности?». Материал готовился, очевидно, в спешке и преследовал цель нагнать страху на рядового обывателя, не знакомого с принципами нормирования до­пустимых воздействий (НДВ) на водные объекты (в статье, кстати, они почему-то упорно именуются НВД).

В чём угроза?

Получилось так, видимо, по­тому, что весь материал базирует­ся на высказываниях всего лишь двух лиц, представляющих одну и ту же организацию — «Реки без границ» (в статье она именуется то международным обществом, то международной коалицией) — координатора Евгения Симоно­ва и исполнительного директора Петра Осипова. Последний, прав­да, попытался сослаться на «боль­шинство забайкальских учёных и общественников…», но ссылка получилась неудачной, посколь­ку ни одной конкретной фамилии не приведено.

В чём же вышеназванные го­спода видят угрозу «экологиче­ской катастрофы» для уникаль­ной экосистемы пограничной реки Аргунь? Оказывается, в проекте нормативов допустимо­го воздействия на водные объ­екты реки Амур, разработанном Российским НИИ водного хозяй­ства и рассмотренном недавно на общественных слушаниях в Чите, предлагаются «невозможные» решения. К примеру, госпо­да Е.Симонов и П.Осипов, а вме­сте с ними и сотрудник редакции, приводят «страшные цифры» — проект предполагает забирать из Аргуни 20 % её годового сто­ка. Вместе с китайской стороной это составит около 40 %, ужасаются авторы! Однако они просто-напросто вводят в заблуждение читателя, не искушенного в тер­минах. В проекте обосновывается процент допустимого изъятия не от годового стока (т.е. от все­го объёма воды, протекающего в русле реки за год), а от стока маловодного года 90 %-ной обеспе­ченности. А это, как известно специалистам, кратно меньшая ве­личина. Абсолютные цифры изъ­ятия, проектируемые для бассей­нов рек других регионов России, где антропогенная нагрузка су­щественно выше, гораздо боль­ше. Кроме того, проект НДВ, по своей сути, совсем не претендует на немедленное начало изъятия обоснованных в нём объёмов ре­сурсов. Он предназначен как раз на установление предельных ли­митов соответствующих воздей­ствий, достижение которых воз­можно лишь в очень отдалённой перспективе. Достаточно, напри­мер, привести величину изъятия стока Аргуни по состоянию на се­годняшний день, весьма точно определённую специалистами-гидрологами Забайкальско­го УГМС в одном из научных от­четов — менее 1% (и эти сведе­ния хорошо известны господам Е. Симонову и П. Осипову). Чтобы изымать из реки названные авто­рами 20% воды, потребуется сот­ня или более лет и развитие этой российской приграничной тер­ритории, как минимум, до уров­ня американского Лас-Вегаса. Что же касается китайской террито­рии, расположенной по другую сторону Аргуни, то влияние во­допользования на экосистему реки там действительно вызыва­ет опасения в связи с вводом в действие канала переброски сто­ка из р. Аргунь (Хайлар) в оз. Да­лайнор. Вот здесь и есть смысл поработать международной ко­алиции.

Где были слушания?

Именно на территории КНР предполагается изымать в бу­дущем из реки до 1 кубокилометра воды в год, а не в России, как это следует из материала А. Хвостовой.

Второй из упоминавшихся здесь авторов высказываний, П. Осипов, видимо, не надеясь на доверие читателей к приво­димым им «искарежённым» фак­там, пытается вложить им в уши заведомую дезинформацию (по-русски просто ложь), утверждая, что «…слушания проекта нор­мативов в Чите третьи по счёту и заключительные. До этого они прошли во Владивостоке и Биробиджане и не получили поддерж­ки общественности». Довожу до сведения читателя, что слушаний на самом деле было пять (кроме названных, ещё в Хабаровске и в Благовещенске). При этом в Хаба­ровске, Владивостоке и Благове­щенске проект получил всемер­ную поддержку общественности и специалистов, и об этом госпо­дину П. Осипову также хорошо из­вестно.

Для чего авторы нагоняют тень на плетень, пусть догадывается сам читатель — то ли ими руково­дят меркантильные интересы, то ли недостаточный профессиона­лизм. Последний, видимо, также имеет место быть — достаточно процитировать из названной ста­тьи слова Е.Симонова: «Как можно сравнивать потенциал рек, расположенных в разных краях земного шара…». Где у шара края? Думаем, так не позволил бы себе сказать даже студент, в рав­ной мере водохозяйственного или филологического факультета.

Так что жители нашего Забай­калья могут быть достаточно спо­койны за будущность наших рек.

Если им сегодня и грозит опас­ность, то не от учёных, а от весьма неразворотливых чиновников и псевдоспециалистов, пытающихся всячески затянуть разработку и реализацию мер по внедрению рациональных приёмов нормирования в природопользовании.

Валерий Заслоновский, заведующий кафедрой водного хозяйства и инженерной экологии Забайкальского госуниверситета, директор Восточного филиала Российского НИИ водного хозяйства, доктор технических наук, профессор.


Эффект, №51



«Эффект» же составляет хит-парад слухов за 2012 год. Есть всякие неинтересные про беременную жену Путина или его больную спину. А есть местные и любопытные: «В феврале по Чите пополз слух о том, что на углу улиц Ленина и Полины Осипенко будут строить пятиэтажный дом, магазин, кафе и парк отдыха. Одна из местных газет даже опублико­вала информацию об этом. На­род заволновался, а мэр заявил: «Мы иногда делаем такие не со­всем продуманные, не совсем се­рьёзные заявления в средствах массовой информации, ни на чём будоражим население. Се­годня этот земельный участок отведён только для выполне­ния дополнительных благоустроительных работ. Никаких проектных решений по какому-то строительству, а оно там и невозможно, не было и не при­нималось. Давайте мы не будем себя сами пугать».

Ходят сплетни, что не будет больше слухов

Хит-парад слухов-2012

Уходящий високосный год был богат на различные утки, байки, вбросы и прочие мистификации. Дело это рук профессиональных создателей мифов или шуточки сетевых бездельников — не столь важно. Главное: люди верят в то, во что хотят верить.

Слух о конце света побил все рейтинги. Особенно в Рос­сии. Наш непобедимый народ сочинил на эту тему кучу при­сказок и анекдотов, а хитромудрые коммерсанты даже успели поживиться на спецнаборе: све­чи, спички, мыло, веревка, кру­па, тушенка, водка (без нее ни­как). Спрос, кстати, был непло­хой. Чита в очередной раз ку­рьезно прославилась — «Мурзилки Интернешнл» сочинили песенку о том, как в нашем слав­ном городе народ готовится к концу света. И на том спасибо.

Кстати, с концом света свя­зан еще один местный слух, по­явившийся в СМИ в начале декабря: якобы полиция поселка Агинское получила указание от начальства готовиться к пред­стоящему апокалипсису. Од­нако начальник штаба МО МВД РФ «Агинский» Баярто Юмсунов все слухи благополучно разве­ял, заявив: агинская полиция работает в обычном режиме и готовится к усиленному дежур­ству во время проведения но­вогодних мероприятий. Думать о конце света полицейским не­когда — работы много.

Еще одним решительным развеивателем слухов стал мэр Читы Анатолий Михалев. В феврале по Чите пополз слух о том, что на углу улиц Ленина и Полины Осипенко будут строить пятиэтажный дом, магазин, кафе и парк отдыха. Одна из местных газет даже опублико­вала информацию об этом. На­род заволновался, а мэр заявил: «Мы иногда делаем такие не со­всем продуманные, не совсем се­рьёзные заявления в средствах массовой информации, ни на чём будоражим население. Се­годня этот земельный участок отведён только для выполне­ния дополнительных благоустроительных работ. Никаких проектных решений по какому-то строительству, а оно там и невозможно, не было и не при­нималось. Давайте мы не будем себя сами пугать».

Давайте, согласились мы. И не поверили в еще один слух, уже всероссийский. Даже два. Оба связаны с личностью наше­го ненаглядного журавлекрылого президента. Первый слух, уж больно не похожий на прав­ду, — о беременности супруги Владимира Владимировича. На известном провокаторском сайте fognews появилась статья, которая рассказывала о клини­ке в Германии, где якобы наблю­дается жена президента, а так­же ссылалась на Валентину Мат­виенко и радиостанцию «Сере­бряный дождь». Не успела эта байка забыться, как появилась другая: у президента серьез­ные проблемы со спиной. Он даже корсет носит. А все полет с журавлями… В Сети немедленно съязвили: как это он свою жену, в таком возрасте, да еще с больной спиной… Короче, в итоге, Людмила Путина никого не ро­дила и рожать не собирается, а болела ли спина, до сих пор одному Путину известно.

Тот же раздолбайский сайт fognews пустил утку про друго­го Владимира Владимировича, который тоже на букву «П». То есть Познер. Якобы он покида­ет Россию навсегда и уезжа­ет до родного городу Парижу. И только познерофобы злорад­но зашипели: «Скатертью дорога!», как Познер возьми да заяви публично: все это фигня, нику­да я не уезжаю, рано радуетесь. Слух был убит на месте, а фана­ты главного интервьюера стра­ны жутко возрадовались.

Возможно, 2013 год станет еще богаче на разные сказки, которые наш народ так любит. Поживем — увидим. А может, и не поживем — конец света на­ступит уже послезавтра. Если что, увидимся. Там.


Светлана Медведева, Эффект, №51



«Ту, первую картину «Вечность» я нарисовала буквально за два часа, выплеснула всё на холст. Как сказа­ли потом профессиональные худож­ники, это самая лучшая моя картина. Хотя она на чёрном фоне, со стороны кажется депрессивной, но там столь­ко эмоций, такой взрыв! Эту картину у меня забрали в архивы, в запасники художественного музея», — довольно самоуверенное интервью, возможно, потому, что художница является ещё и врачом высшей категории по совместительству, появилось в «Земле». Собеседник издания — Анжелика Чернигина, чью подпись, по словам автора интервью, «можно увидеть во многих читинских домах и учреждениях».

Переселяйтесь на радугу!

21 декабря в Музейно-выставочном Цен­тре Забайкальского края открывается краевая вы­ставка забайкальских ху­дожников. О том, что даёт членство в Союзе худож­ников, много ли достой­ных депутатов и почему в этот день не наступит «ко­нец света», рассказала участница выставки врач высшей категории Анжелика Чернигина.

— Анжелика Валерьевна, есть та­кое понятие «войти в моду», как Вы считаете, можно так сказать о Ва­шем творчестве? Ведь картины с буквами «АЧ» (личная подпись ху­дожницы, — авт. ) можно увидеть во многих читинских домах и учреж­дениях?
— Я считаю, что это зависит от коли­чества у художника картин с позитив­ным смыслом. Если художник нахо­дится в депрессивном состоянии, это тоже выражается в картинах, такие работы могут висеть годами. У меня были такие периоды, когда картины висели по два-три года, их никто не покупал. А сейчас спрос на мои рабо­ты действительно достаточно боль­шой. Они есть в доме-интернате для слабослышащих и глухих детей, в ад­министрации, в разных организациях. Одна из последних стала подарком на юбилей хора ветеранов педагоги­ческого труда «Красная гвоздика».

— А у депутатов Читинской Думы есть Ваши картины?
— У двоих есть…

— Немного…
— Ну (смеётся), эти картины были подарены… Значит, остальные де­путаты не заслужили моих картин!… Шучу, конечно…

— Важно, где висит картина?
— Конечно. Есть картины, так ска­жем, сакральные, чисто для души. Они несут особый настрой, мысли, какие-то пожелания. Конечно, такие картины лучше не выставлять на все­общее обозрение, они должны жить в семье. Некоторые картины, особен­но это касается портретов, прячут от чужих глаз. А есть так называемые общепризнанные пейзажи, которые считаются просто позитивными, ней­тральными, отвлекающими. Они ра­дуют взгляд, перед ними хорошо си­деть в коридоре перед посещением доктора. Картины делятся на «семей­ные» и «общественные», это любой художник подтвердит.

— Читинцы узнали Анжелику Чернигину несколько лет назад во многом благодаря красочному бу­клету, центральной работой кото­рого стала золотая осень…
— Да, сегодня эта картина, она на­зывается «Дорога в свет», висит в холле нашей больницы. Одна из очень удачных, на мой взгляд, работ находится в моём кабинете, она на­зывается «Лёд тронулся». Есть «За­лив», очень любопытный итальян­ский залив, есть копия Поленова «Мо­стик», по-другому называют «Тихий пруд». Мне очень нравятся «Анютины глазки», я их вообще люблю рисовать в натюрмортах…

Фотографировать картины, чтобы оставить их в своём «архиве», я, к со­жалению, начала достаточно поздно. А на руках из написанных 600 сегодня у меня чуть больше двадцати картин. Остальные живут у людей…

— А картины других художников у Вас есть? Может быть, подарили…
— Нет, не дарят, видимо, потому, что могу сама нарисовать! (смеется). Мне дарят фотографии, с которых я могу нарисовать картины. Это, конеч­но, очень большой подарок. Вот Ни­колай Петрович Назаров мне дарил свои прекрасные фотоальбомы с ши­карными фотографиями природы, на основе которых родилось достаточно много картин.
На моих картинах есть Алтай, есть Санкт-Петербург, наши забайкальские пейзажи. Год назад я была на Байка­ле, и это была для меня очень важная поездка, потому что Байкал пишут все так называемые настоящие художни­ки. Это мечта любого художника — по­бывать на Байкале, и после этой по­ездки у меня появилась серия картин, они сразу же разошлись. Впечатления были очень яркими.
Несколько лет назад я была в Японии. Теперь мечтаю съездить во Вьетнам, там сейчас ещё не совсем испорченная туристами цивилизация, сохранившая свою естественную кра­соту. Но это мечта, потому что сей­час для меня актуальнее съездить на Украину, к маме.

— Вы неоднократно говорили, что любой человек может научить­ся рисовать, было бы желание…
— Да! Я считаю, что любой чело­век изначально талантлив. Все дети поют, танцуют, рисуют, и зависит от родителей, развивают ли они эти та­ланты, или, в погоне за лишним ру­блём, меньше обращают внимания на ребёнка, его воспитание и развитие, и искорка таланта, которая есть в каж­дом человеке, постепенно угасает…

— Но сами Вы начали рисовать только в 1999 году, уже во взрос­лой жизни…
— Действительно, первую карти­ну я нарисовала, когда была стрессо­вая ситуация, надо было выплеснуть как-то своё отношение, состояние. Хотелось это сделать через движе­ние, именно руками… Я пошла в ма­газин, купила самый простейший на­бор «Ленинград» с маленькими тюби­ками масляными и самые простые кисточки. Конечно, со временем я поня­ла: чтобы нарисовать хорошую карти­ну, нужны и краски, которые стоят до 800 рублей за тюбик, и колонковые кисти, больше тысячи иногда за кисть. Плохими кисточками, плохими краска­ми хорошую картину не нарисуешь.
Но ту, первую картину «Вечность» я нарисовала буквально за два часа, выплеснула всё на холст. Как сказа­ли потом профессиональные худож­ники, это самая лучшая моя картина. Хотя она на чёрном фоне, со стороны кажется депрессивной, но там столь­ко эмоций, такой взрыв! Эту картину у меня забрали в архивы, в запасники художественного музея.

— Так всё же что это, Божий про­мысел?…
— Я верю в Бога, я верю в Божью искру в людях, в талант, в то, что нас ведут и за нами наблюдают, и что жизнь нужно прожить так, чтобы не было стыдно ни перед собой, ни пе­ред Богом, ни перед детьми, ни перед родителями… Пока мне это удаётся.

— А рисование может лечить?
— Конечно! И в медицине есть та­кой метод, когда человек в своих ри­сунках выплёскивает свои пробле­мы, а потом эти рисуночки выбра­сывают или сжигают. Но ведь можно ещё и нарисовать светлое буду­щее. Художник пишет свою судьбу, в каких тонах он рисует, так и скла­дывается его жизнь. Я хочу, чтобы моя жизнь, жизнь моих родных была светлой, поэтому пишу в светлых тонах. И это нравится моим паци­ентам, даёт хороший настрой. Если Вам плохо, хотите изменить своё будущее — нарисуйте его!

— Что будет представлено на этой выставке?
— Новые работы, написанные этой осенью. Выставляются обычно 2-3, ну четыре работы от каждого художника, ведь желающих много. В этом году у меня неплохие пейзажи. Будет пред­ставлена осень — светлая, с прозрач­ной водой, воздухом, туманом; мои любимые горы, цветы…

— А почему Вы до сих пор не являетесь членом Союза худож­ников?
— Ну, я думаю, что к концу 2013 года это случится.
Я раньше считала, что членами Союза художников становятся толь­ко профессионалы, которые заканчи­вают какие-то учебные заведения, по­том мне объяснили, что это необяза­тельно, важно определённое количе­ство выставок. Я их не так давно «на­копила». Должно быть не менее 10, а у меня в этом году получается пятнад­цатая выставка. И надо будет пройти бумажную волокиту, которая сопрово­ждает всегда вступление куда-либо, в какое-то серьёзное сообщество.
Сейчас появилось много молодых художников и членами Союза стано­вятся даже 27-летние люди. Для меня же это итог или оценка моей много­летней работы.

— А что это даёт?
— В больших городах это много чего даёт. Бесплатное посещение всех музеев, выставок, вернисажей, что очень важно, потому что художники в основном небогатые люди. Это даёт определённые «льготы» по организа­ции собственных выставок, в приоб­ретении нужной для рисования, обу­чающей литературы. В больших горо­дах члены Союза получают гаранти­рованный заказ от государства, отра­ботав который в течение года, полу­чают гарантированный заработок. У нас этого, конечно, нету. Мы все ва­римся в собственном соку, помощи от государства мало.

— С кем дружите из коллег, кем восхищаетесь?
— У нас очень доброжелательные люди, всегда делятся своими секре­тами. Я очень уважаю Вячеслава Скроминского, у него необычайно ин­тересный взгляд на жизнь и на живо­пись, манера письма, рука, стиль… Я безгранично уважаю Николая Орло­ва, его пейзажи известны всему миру, он великий художник. Роман Михай­лович Цымбало пишет очень инте­ресные картины, он вообще считает­ся моим учителем, родоначальником всех моих выставок, потому что выставки начались именно с его пода­чи. Я очень ценю Ольгу Чернецову, которая рисовала декорации к спек­таклям, оформляла фестивали, у неё прекрасные картины, так как она пи­шет гуашью цветы и натюрморты, больше никто в Забайкалье не пишет. Выходцева, покойный Рыжов, Кан­далов…

— Есть картина, которую вы ещё не нарисовали?
— Есть. Есть задумка, и я несколько раз делала наброски в бумажном ва­рианте, но в масле она ещё не вопло­щена, то есть я понимаю, что пока до этой картины я ещё не доросла. Ду­ховно не доросла.

— Вы когда-нибудь пытались пи­сать иконы?
— Пыталась. В юном возрасте мне пришлось реставрировать большую икону у бабушки в селе. Реставри­ровать — это, конечно, громко сказа­но, там сохранился лик, руки Богоматери, а вот одежды, которые постра­дали от времени, влажности, сыро­сти, пришлось как бы заново нарисо­вать… Эта икона до сих пор висит в церкви, я смотрю на неё, когда приез­жаю на Украину. Потом я уже узнала, что иконопись — это огромная ответ­ственность, и без специальных обря­дов очищения и причащения, молит­вы, поста, благословения этого про­сто делать нельзя.

— Верит ли автор картины «Доро­га в свет» в его «конец»?
— Нет, конечно (смеётся). Я опти­мист! «Конец света» определяет­ся в душе, то есть — это, по сути, ко­нец себя. Я не думаю, что есть люди, которые ждут конца света, готовясь к собственному исчезновению. Всё равно даже в самых стрессовых ситу­ациях на подсознательном уровне мы верим, что будем жить долго, а жела­тельно — бесконечно.

— Чего сами себе будете желать в следующем, 2013 году?
— Мне очень хочется стабильно­сти. Стабильности в жизни, в профес­сии, удовлетворения от творчества. Чтобы сын мой был счастлив, нашёл свою судьбу, он у меня уже взрослый — 21 год! Хочется, чтоб все мои род­ные были здоровы, чтобы мама не болела. Хочется всегда ощущать вза­имную любовь, в семье и у окружаю­щих — это то, что нас держит на этом свете, то, что даёт силы.
Мне очень хочется, чтоб в следу­ющем году люди меньше болели и больше следили за своим здоровьем, за здоровьем своих детей. Хочется, чтобы все мы верили в лучшее и име­ли хорошее будущее. Дождь не может идти каждый день, говорят японцы. То есть всё равно когда-то он закан­чивается, тучи расходятся, выгляды­вает солнце, наступает ясный день. Полоска чётная, полоска белая…
А если надоело жить на зебре, пе­реселяйтесь на радугу!


Беседовала Мария Вырупаева, «Земля», №51



«Если в Забайкальском крае нет возможности финансирова­ния или выплаты задолженно­сти Восточно-Сибирской железной до­роге, чтобы не мучить людей — пусть отдадут Куанду вместе с жителями Бурятии, и мы будем относиться к Таксимо. Может, они поймут наши про­блемы и найдут выход из соз­давшейся ситуации. Ведь мы просим восстановить или же пустить другие поезда, если пригородные (рабочие) отме­нены, поезда местного сообщения, удобные для поездки пассажиров, как в Новую Чару, так и в Таксимо, не бесплатно, а за оплату проездных доку­ментов согласно тарифам при перевозке пассажиров. Нам что ходить пешком до Чары и Таксимо? Следовали бы у нас автобусы, маршрутки или так­си, мы бы не чувствовали себя брошенными», — 223 человека подписали письмо в «Забайкальских рабочий», чтобы быть услышаннными.


«Золотое звено» отрезано от мира

Пригородный поезд — не роскошь, а необходимость, но у жителей бамовского посёлка нет даже этого блага цивилизации

«Наше поселение Куанда Каларского района Забай­кальского края в 1984 году торжественно отмечало укладку «Золотого звена» Байкало-Амурской магист­рали.

Куанда — знаменитое место стройки Читинского участка БАМа. В итоге мы, бывшие бамовцы, наши дети и внуки оста­лись заложниками своего проживания в Куанде, так как одним махом были отменены приго­родные (рабочие) поезда, сле­дующие сообщением Новая Ча-ра-Куанда-Таксимо, в мае 2012 года и пассажирский поезд Северобайкальск-Н.Чара, с 14 но­ября 2012 г. работников желез­ной дороги на свои рабочие места доставляют поездами, а нас, пассажиров, не берут», — с та­кими проблемами обратились в редакцию «ЗР» жители Куанды.

— Строительство БАМа ушло в историю, но мы-то, жители Ку­анды, остались здесь, — гово­рится в письме, — мы строили этот поселок, ввели в эксплуатацию железнодорожный путь. В поселке проживают участники Великой Отечественной войны, труженики тыла — 11 человек, дети войны по 1945 год — 60 человек. Всего пенсионеров около 300 человек и, конечно, дети не только жителей Куан­ды, ведь у нас в интернате про­живают и учатся дети коренного населения.

От Куанды до Таксимо около 100 км и от Куанды до Чары — 200 км. Кроме как по железной дороге нам не на чем доехать как до районного центра Чары, так и до Таксимо. Хотя Таксимо относится к Бурятии, но мы мо­жем там получить медобследование и лечение. В экстренных случаях больных везли поезда­ми в Таксимо, потому что бли­же, чем до Чары.

Автодороги все разбиты, а самое главное, нет мостов че­рез реки на Чару и в Таксимо.

В Чаре, в районном центре, сосредоточены все важные объекты — больница, соц.за­щита, пенсионный, БТИ, ЖКХ, налоговая, аэропорт и прочие учреждения. Даже за медицин­скими полисами каждый инди­видуально едет в Чару. В лю­бом учреждении справок по телефону не дают, и каждый по вопросам едет в Чару. Люди пожилого возраста, с хроническими заболеваниями как могут пройти медобследование?

Нам предлагают ездить в Чару проходящими поездами, но они следуют не каждый день, и как это будет выгля­деть? Уехать-то уедем, а обрат­но через сутки или двое — как будут проходящие поезда.

Если в Забайкальском крае нет возможности финансирова­ния или выплаты задолженно­сти В. — Сибирской железной до­роге, чтобы не мучить людей — пусть отдадут Куанду вместе с жителями Бурятии, и мы будем относиться к Таксимо. Может, они поймут наши про­блемы и найдут выход из соз­давшейся ситуации. Ведь мы просим восстановить или же пустить другие поезда, если пригородные (рабочие) отме­нены, поезда местного сообщения, удобные для поездки пассажиров, как в Новую Чару, так и в Таксимо, не бесплатно, а за оплату проездных доку­ментов согласно тарифам при перевозке пассажиров. Нам что ходить пешком до Чары и Таксимо? Следовали бы у нас автобусы, маршрутки или так­си, мы бы не чувствовали себя брошенными.

Неужели никак нельзя ре­шить нашу проблему?

В.М. Хохрякова, Г.Ф. Евченко, Е.С. Гордеева, всего 223 подпи­си.

Ответ

Пеняйте на власть?

Редакция «ЗР» направила письмо куандинцев руководству Восточно-Сибирской железной доро­ги. Как стало ясно из ответа, помочь жителям наладить пассажирское сообщение могут лишь вла­сти Забайкальского края. Понятно, что лишних денег на организацию перевозок ни у муниципа­литета, ни у субъекта федерации, нет. Вот как ви­дят проблему жителей бамовских поселков пред­ставители Восточно-Сибирской ЖД:
«В связи с отменой ввиду убыточности пасса­жирского поезда № 656/655 сообщением Северо­байкальск-Новая Чара, с сентября 2012 года в состав поезда № 76/75 сообщением Москва-Не-рюнгри в оба направления включен дополнитель­ный общий вагон по маршруту Северобайкальск-Новая Чара. С ноября 2012 года принято реше­ние о включении дополнительного вагона в состав поезда № 98/97 сообщением Кисловодск-Тында по маршруту Северобайкальск-Новая Чара для восполнения потребностей в перевоз­ках жителей муниципального образования.

В свою очередь, организация пригородного со­общения железнодорожным транспортом в соот­ветствии с действующим законодательством яв­ляется одной из альтернативных мер удовлетво­рения потребностей населения в перевозках.

В соответствии с федеральным законом от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представитель­ных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» к полномочиям органов го­сударственной власти субъекта Российской Федерации относится самостоятельное за счет средств субъекта Российской Федерации приня­тие решения вопросов организации транспортно­го обслуживания населения пригородным железнодорожным транспортом.

Перевозка пассажиров осуществляется в при­городных поездах на основании заключенных до­говоров на организацию транспортного обслужи­вания населения железнодорожным транспортом в пригородном сообщении в соответствии с дей­ствующим законодательством. Договоры заключаются субъектами Российской Федерации с перевозчиками. Восточно-Сибирская железная до­рога — филиал ОАО «РЖД» не является перевозчиком пассажиров в пригородном сообщении.

Восточно-Сибирская железная дорога обраща­лась к губернатору Забайкальского края по вопросу пригородных железнодорожных перевозок по маршруту Новая Чара-Куанда, к главам муници­пальных образований. В ноябре 2012 года ВСЖД обращалась к главе муниципального образования «Каларский район» Бурею Ю.М.по вопросу необ­ходимости проведения разъяснительной работы среди местного населения о роли правительства субъекта Российской Федерации в организации транспортного обслуживания населения в приго­родном сообщении в соответствии с федераль­ным законом № 184-ФЗ от 6 октября 1999 года».

Заместитель начальника дороги по корпоратив­ному управлению и работе с органами власти А.В. Парщиков.

Редакция благодарит за содействие в получе­нии комментария пресс-службу Забайкальской железной дороги.


Материалы подготовила Виолетта Вдовяк, Забайкальский рабочий, №242



НазадВперёд
1 отзыв
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А мне мама говорила, что в Вечорке про нашу общагу скандальный материал вышел. Где про это почитать?