Р!
08 МАРТА 2021

Строительный кризис в Забайкалье и письмо про 101 км - обзор краевых СМИ

В «Читинском обозрении» Ирина Сергеева встретилась с Татьяной Фильшиной, что взяла в семью пятерых сирот — социальных. Да своих двое. Человеческий текст без жалоб и просьб про материнское счастье и детей, которые его лишены. «А я кре­дит взяла. В магазине под запись продукты берём. На подворье гуси, две коровы, телёнок. Участок большой — 37 соток. Зелень выращи­ваем, картошки накапыва­ем по 40-50 кулей. Дети не привередливы, но без сала­тов не обедают. И правиль­но: им витамины нужны. А я детства их лишать не хочу», — рассказывает журналисту Татьяна Владимировна. Сама пока лежит в больнице, но собирается ещё девочку забрать: «У неё та­кой сколиоз, что дышать не может. Выпишусь — сразу пойду в наш Минздрав: надо ж операцию делать. Заберу её к себе».


«Я их детства лишать не хочу»

Известная фраза Михаила Булгакова очень актуальна вот уже последние лет тридцать: «Обыкновенные люди… квартирный вопрос только испортил их…» Какая война за квадратные метры! Дерутся не только чужие, но и родственники становятся смертельными врагами. Не остаётся ничего святого, когда в этой войне не считаются с интересами детей-сирот. Мир перевернулся…

…Наша встреча с Татья­ной Владимировной Фильшиной состоялась в больничной палате. После опе­рации. Разжалобить никого не хочу. Хочу подчеркнуть: она сейчас говорит о чужих детях, ставших ей родными, говорит спокойно о том, что их интересы она будет от­стаивать до конца, а впереди — судьба ещё одной де­вочки — сироты. «У неё та­кой сколиоз, что дышать не может. Выпишусь — сразу пойду в наш Минздрав: надо ж операцию делать. Заберу её к себе». А у самой ещё и швы не сняты…

Своих детей у Татьяны Владимировны двое — Сер­гей и Люба. Самостоятельные, семейные люди. Сер­гей в Мурманске живет, моряк. Сейчас в длитель­ном отпуске, вместе с же­ной управляется с домом и детьми, пока мама в боль­нице. Люба тоже часто при­езжает в Лесную — там мама живёт с пятью приёмны­ми детьми. При такой под­держке Татьяне Владими­ровне легче дышится. А проблемы? А проблемы с первого дня, как только она оформила опеку. Прав­да, теперь изменился статус — «приёмная семья». Но по сути ничего не изменилось — прав мало. Увеличилась сумма пособия? Как были 5 тысяч 500 рублей на одно­го ребёнка — так и остались. Из пособия по утрате кор­мильца (так называемые сиротские) она не имеет пра­ва ни на копейку. Кормить, обувать, одевать… «А я кре­дит взяла. В магазине под запись продукты берём. На подворье гуси, две коровы, телёнок. Участок большой — 37 соток. Зелень выращи­ваем, картошки накапыва­ем по 40-50 кулей. Дети не привередливы, но без сала­тов не обедают. И правиль­но: им витамины нужны. А я детства их лишать не хочу». А ещё дрова, уголь… Но она не говорит об этом с надрывом. И не потому, что надеется на помощь стар­шего сына — пятеро других детей тоже опора.

В 2009 году у Татьяны Владимировны появились Серёжа и Саша Хозеевы. Социальные сироты: мать ли­шили родительских прав. Татьяна Владимировна забрала их из реабилитаци­онного центра. Конечно, были трудности, но сроднились. Человек к хорошему быстро привыкает, а дети — тем более.

В прошлом году она при­няла ещё троих: Машу, Ар­тёма и Костю Пасько. Несколько лет опекуном была их бабушка Екатерина Артё­мовна Бородина. Дети жили в таких условиях, когда опе­кунство было не только бес­полезным, но и опасным. Детей поместили в приют «Надежда», а через три дня Татьяна Владимировна при­везла их к себе. Символич­но: в новую свою семью ребята приехали 1 июня 2012 года. В День защиты детей. Вот с тех пор Татьяна Владимировна и защищает их права.
История этих ребятишек настолько криминальная, что пора, наверное, уголовное дело возбуждать. Так считает Фильшина, так ду­маю и я. Но оставим это для юристов — пусть они реша­ют, по закону. А я пишу сей­час в назидание другим.
Всё обычно: мать и отца лишили родительских прав. Первая спустя какое-то вре­мя исчезла, отец умер в 2004 году. Воспитывала ба­бушка. То есть, совсем не воспитывала. Как существо­вали — не жили! — дети, луч­ше не вспоминать. Были пьянки, побои… Нахлеба­лись дети с 2004 года от этого опекунства — не при­веди Господь. Все они были зарегистрированы с бабуш­кой в однокомнатной квар­тире № 6о в доме по ул. Ползунова. Но со време­нем регистрация осталась почему-то только у Кости. А тут «добрая» женщина объявилась на горизонте. Кто такая эта Шишкина, откуда она, никто толком не знает. И кто свел её с Бородиной — тоже неведомо. Подступи­лась она к бабуле насчёт ре­гистрации, и та за 70 тысяч рублей услужила. А через какое-то время у Шишки­ной созрел план: обменять эту квартиру на большую, в том же подъезде, под № 63. Бородина махом оформила это дело без всякого разрешения органов опеки. А по­том вообще оказалась с Ко­стей в посёлке Яблоневая. В доме, расположенном на земельном участке, принад­лежащем обществу охотни­ков и рыболовов (?!), но на балансе в администрации пгт Яблоневая он не стоит. Как оказались там старая и малый — тоже история тёмная. Но позже дом закрепи­ли за ними, где бывшая опе­кунша и проживает в одино­честве. А вот ещё «мутный» момент. Оказывается, в кв. № 63 зарегистрирована си­рота, и у неё есть брат, но сейчас он в детдоме. Ну, как возможен был этот обмен? И ещё нехороший запашок: в том же доме, но в другой квартире зарегистрирован и проживает законный муж Шишкиной.

А Татьяна Владимиров­на торопится домой. Соску­чилась по детям, и они ждут с нетерпением. Спросила, не сдержавшись: «А зачем вам всё это надо? Ведь и возраст, и здоровье не то. Свои дети выросли. Жили — поживали бы без забот и хлопот. Без хожденья по чи­новничьим кабинетам, без изматывающей душу и силы борьбы». А она взгляну­ла… испепеляюще. И сказа­ла так, что навсегда запом­нишь: «Я 6о лет прожила, а теперь хочу, чтоб дети жили». От себя я хочу доба­вить: «По-человечески».

Олег Кириллов, начальник отдела аппарата уполномоченного по правам челове­ка в Забайкальском крае:
— В ходе проверки, проведённой аппаратом уполномоченного по правам человека в Забайкальском крае по обращению Фильшиной Т.В. , установлено, что за опекаемыми Пасько Артёмом и Пасько Марией было незаконно закреплено помещение, не являюще­еся муниципальной собственностью. (Тот самый дом в Яблоневой — ред. ) После обра­щения уполномоченного к главе администрации Читинского района незаконное реше­ние было отменено, несовершеннолетние включены в очередь для внеочередного пре­доставления жилья.

Кроме этого, есть основания полагать, что бывший опекун Пасько Константина его родная бабушка Бородина в ущерб интересам опекаемого незаконно прописала в закреплённом за ним жилом помещении свою знакомую. В настоящее время Железно­дорожным районным судом г. Читы рассматривается иск прокурора района о призна­нии обмена незаконным.
Хочется отметить, что Бородина к своим опекунским обязанностям относилась крайне недобросовестно, поэтому и была освобождена от этих обязанностей.

Только активная жизненная позиция Фильшиной Т.В.позволила восстановить пра­ва несовершеннолетних. Аппарат уполномоченного по правам человека в Забайкаль­ском крае будет делать всё возможное для защиты прав наиболее социально уязви­мых категорий граждан: несовершеннолетних, лиц с ограниченными возможностя­ми, престарелых.

Ирина Сергеева.

В «Земле» глава Могочинского района Дмитрий Плюхин отвечает авторам письма из Ксеньевки, которое было опубликовано на «Чита.Ру» в обзоре районных газет. В нём ксеньевцы жаловались на отсутствие воды и тепла, злостное бездействие главы поселения, требовали его отставки. К слову, глава района, известный своими громкими заявлениями и смелыми решениями, не стал пороть горячку, а был спокоен и конструктивен: «Мне неприятно об этом говорить, но, видимо, придётся. В Ксеньевке нездоровая обстановка не только в ЖКХ. Не только в администрации посёлка, но и в органе представительной власти — Совете депутатов, а также среди небольшой части населения. Я не отрицаю вину главы поселения А.И. Рюмкина, но я твердо считаю, что устроение разборок, заседаний Совета и требований отставки главы поселения в сложнейший период и в сильные морозы — сродни вредительству. Это всё равно, что устраивать митинг с требованием отставки капитана на тонущем корабле, после чего утонут все — и капитан, и митингующие. Мы, к примеру, не начинаем разбирательства, пока не будет тепло в школах и домах. Вместо того, чтобы активно включиться в работу и оказать помощь, депутаты собирают собрания, активные жители устраивают разборки, на что имеют полное право, но тем самым только ухудшают ситуацию, сильно мешая и без того плохо работающей поселковой власти».


«Оправдываться не в чем»

Ответ главы Могочинского района Дмитрия Плюхина авторам письма «101 километр»

Нам не в чем оправдываться перед Ксеньевцами. Другое дело – отчитаться. К сожалению, в последнее время, видимо, вошло в моду не вести диалог с властью, а быстро делать безапелляционные выпады без ознакомления с сутью вопроса и получения ответов. Авторов статьи, разумеется, можно понять в их трудной ситуации. Но никакая чрезвычайная ситуация не должна заставлять человека терять лицо, разум и корректность.

Авторам не нужны ничьи оправдания. Их и не будет, но подход правильный — высказаться и оставить последнее слово за собой. Без всякого диалога. Интересный подход к решению проблем. Если взять во внимание тот факт, что заявление было публичным, я просто обязан дать соответствующую информацию в газету. Можно сказать — предварительную информацию. Нам, извините, ещё с людьми работать. А в условиях дезинформации это будет достаточно сложно.

К сожалению, авторам неведом тот факт, что районная власть работает, работает непрерывно по проблемам Ксеньевки. Работает, одновременно решая огромную массу других проблем, от которых так-же зависит нормальная жизнь всего района. Мои заместители с октября прошлого года ни разу не были ни в одном посёлке, все их поездки — в Ксеньевку. Я после избрания практически никуда, кроме Ксеньевки, не езжу. Львиная доля внимания и денежных средств — Ксеньевке. И этот процесс продолжается.

В конце октября 2012 г. при проверке отопительной системы котельной «Братск» приглашённые мной специалисты сразу обратили моё внимание на то, что в теплотрассе множество утечек в районе школы №82 и детского сада №236. Как выяснилось, совершенно вредительски была вырезана теплотрасса по ул. Камерона и зачем-то сделан бесполезный её ремонт. Были вырезаны нормальные толстостенные трубы, которые простояли бы ещё не один десяток лет. Гнилая же трасса от ул. Камерона до школы и детского сада была оставлена без внимания. О неисправности свидетельствовал и недостаток давления в школе и детсаде, низкая там температура. Нами сразу же было принято решение искать средства на ремонт этого участка теплотрассы, а также на уголь, дефицит которого ощущался уже в начале отопительного сезона. В бюджете района свободных денег на тот момент не было, и мы заключили соглашение с администрациями Могочи и Амазара, по которым они передали нам 2 млн. руб. (по миллиону с каждого). Деньги сразу же были направлены в бюджет Ксеньевского поселения и расходовались под контролем района. На 600 тыс.руб. сразу был закуплен уголь. Затем срочно нашли подрядчика, составили смету на частичный ремонт теплотрассы — на это ушло средств 1,6 млн.руб. Я обратился к подрядчику с просьбой попутно отремонтировать стояки в первом подъезде Камерона-5а и навесить там новые радиаторы. Плюс к этому — до получения новых средств на ремонт — заделать брешь в утечке между школой и детским садом. Что и было сделано. Затем ради восстановления работы Сбербанка были изысканы средства из районного бюджета и бюджетов Давенды и Ключевского на ремонт отопления здания администрации. Попутно закупали уголь. В результате действий и бездействия ООО «ТВСК Услуга Плюс» (о котором авторы почему-то промолчали), Камерона 5-а и администрацию снова разморозили…

Затем мы снова изыскали 2 млн.руб. и направили их в первую очередь на уголь и на ремонт оставшейся части теплотрассы до детского сада, так как первоочередная задача была — устранить крупные утечки. Денег не хватало, но мы всё-таки начали ремонт подпитывающей емкости на котельной, чтобы обеспечить полноценную ее работу, а затем взяться снова за ремонт Камерона, 5-а, здания администрации, домов по ул. Комсомольская и т.д. Но до этого не дошло — теплотрассу разморозили тогда, когда, казалось бы, дело уже пошло на лад и оставалась напряжённая проблема только с углём. Уголь искали все — от ЖКХ до районной власти. Дважды помощь оказал губернатор, выделив 300 тонн угля в 2012 году и 300 тонн в 2013. Большую помощь оказало руководство города Могочи и ООО «Тепловодоканал», предоставив топливо из своих запасов. Если бы не вся эта работа, посёлок замерз бы уже в начале декабря.

Авторы статьи, мягко говоря, не точны — 8 февраля я находился дома, на связи. В ночь на 9 февраля я выехал на 1 день по срочным личным делам, «с большой надобностью» (думаю, я имею на это право в выходной день) и был недоступен для связи всего лишь до вечера. За меня оставались 1-й заместитель В.Я. Ильин и заместитель А.Б. Вяткин. То, что я никого не оставил вместо себя, домысел авторов. Андрей Борисович Вяткин сразу вошел в курс дела и начал консультации по телефону, времени на выезд и дорогу не было, надо было выяснить ситуацию и дать рекомендации. К сожалению, не все они были выполнены…

9 февраля А.Б. Вяткин был уже в Ксеньевке, но ничем помочь, увы, уже не мог. Вечером этого же дня я узнал о случившемся и срочно выехал в район. А.Б. Вяткин остался в Ксеньевке безвыездно для руководства работами. В.Я. Ильин остался в администрации района, я занимался закупкой и доставкой в Ксеньевку оборудования. Чтобы не тратить времени на оформление документов, я прямо из Ксеньевки выехал в Читу с печатью администрации для закупки металлопроката и во вторник материалы уже были в Ксеньевке.

Мне неприятно об этом говорить, но, видимо, придётся. В Ксеньевке нездоровая обстановка не только в ЖКХ. Не только в администрации посёлка, но и в органе представительной власти — Совете депутатов, а также среди небольшой части населения. Я не отрицаю вину главы поселения А.И. Рюмкина, но я твердо считаю, что устроение разборок, заседаний Совета и требований отставки главы поселения в сложнейший период и в сильные морозы — сродни вредительству. Это всё равно, что устраивать митинг с требованием отставки капитана на тонущем корабле, после чего утонут все — и капитан, и митингующие. Мы, к примеру, не начинаем разбирательства, пока не будет тепло в школах и домах.

Вместо того, чтобы активно включиться в работу и оказать помощь, депутаты собирают собрания, активные жители устраивают разборки, на что имеют полное право, но тем самым только ухудшают ситуацию, сильно мешая и без того плохо работающей поселковой власти. Или им кажется, что отправив в отставку Рюмкина, они сразу же найдут волшебника, который, придя на его место, моментально исправит ситуацию, которую не смогли в морозы исправить все уровни власти от региональной до районной и поселковой с вливанием нескольких миллионов рублей?

Когда мы привезли из Читы трубы, встала проблема разнести их вручную вдоль замерзшей теплотрассы. Мы посоветовали обратиться к местным депутатам — организовать людей. Не пришёл никто — ни поселковые депутаты, ни имеющийся в посёлке районный депутат. Видимо, готовились к очередному собранию…

К слову сказать, несколько жителей Ксеньевки, бригады из Нерчинска и Читы, люди из села Сбега и г. Могочи и другие работают с полной отдачей и пока ни один из них не ставил вопрос о предоплате, никто даже суммы не оговаривал. Наравне со всеми кочегарят, таскают и оттаивают трубы, лазят по колодцам мой заместитель А.Б. Вяткин, работник районной администрации В.Ф. Владимиров, жилищный инспектор И.Г. Кузнецов, руководитель Департамента ЖКХ Министерства территориального развития А.П. Назаров. И это не потому, что нет организации, а потому, что просто организовывать некого! Практически ни один житель Ксеньевки, а тем более депутат, не предложил свою помощь ни безвозмездно, ни на платной основе.

Уважаемые жители Ксеньевки — авторы открытого письма! Я понимаю ваше положение. Оно, безусловно, тяжёлое. Но оставайтесь людьми, не давайте воли своим эмоциям. Обычно я стараюсь игнорировать некорректность и хамство. Но только в тех случаях, когда они касаются одного меня. Но речь идёт о работе множества людей, отсюда и этот ответ.

Есть вопросы и власть должна дать разъяснения. Предлагаю авторам статьи и всем жителям Ксеньевки встречу, на которой я готов ответить на вопросы и обсудить проблемы.
Глава Могочинского района Дмитрий Валентинович Плюхин

Редактор «Эффекта» Алексей Будько приходит к парадоксальному выводу — строительная отрасль в Забайкалье переживает кризис. И это при том, что в 2012 году только в трёх районах ничего не построили. О ступоре говорит министр территориального развития Забайкальского края Александр Бутырский, непосредственный строитель, генеральный директор управляющей компании «Читастройматериалы» Андрей Никонов и тот, кто строителей готовит, директор института строительства и экономики ЗабГУ Юрий Кон. А ещё особенно интересен кусок про точечную застройку: «Мало кто задумывался, что точечная застройка города, которую не ругал разве что только ленивый, проводится вовсе не по злой прихоти строителей. Для многих звучит дико, но в Чите свободной земли почти нет. Около 45 процентов всех площадок, которые можно было бы застраивать, — это земли Министерства обороны или лесного фонда».

Теснота и строители

Ряды строительных кранов, давно ставшие привычной деталью городского пейзажа, у непосвященного человека рождают убеждение в незыблимом могуществе регионального строительного комплекса.

Профессионалы знают, что это не совсем так. Проблемы перед строительным сектором региона стоят действительно серьёзные. И с каждым годом их острота только нарастает. Кто, как и где будут строить в краевом центре в ближайшей перспективе?

Картина официальная

В один из февральских дней в краевой администрации состоялось мероприятие со скучным чиновничьим названием: «Отраслевое совещание по итогам работы строительной отрасли за 2012 год». Открывал совещание министр территориального развития Забайкальского края Александр Бутырский. Его доклад изобиловал цифрами и богатой фактурой.

Согласно данным официальной статистики в строительстве у нас всё, ну или почти всё, в шоколаде. На 2012 год Забайкальскому краю был установлен план в 300 тысяч квадратных метров построенной жилой площади. Показатели были согласованы с Министерством регионального развития РФ. Усилиями 1497 строительных организаций региона план удалось даже немного перевыполнить. Сдали по году 301,9 тысячи «квадратов».

Однако, несмотря на позитивную динамику, вывод глава краевого минтерра почему-то сделал весьма парадоксальный.

— Невыполнение планового задания, согласованного с Министерством регионального развития Российской Федерации, исключает возможность участия Забайкальского края в получении субсидий из федерального бюджета на реализацию мероприятий региональных целевых жилищных программ, — заявил с высокой трибуны Александр Бутырский.

Лишь чуть больше половины (173 тысячи) составляло жильё в многоквартирных домах, что является высшим строительным пилотажем. Всё остальное – это жильё частное, зачастую возведенное хозспособом.

Строили, справедливости ради, практически везде. Ни одного «квадрата» жилой площади не было возведено только в Краснокаменском, Нерзаводском и Тунгиро-Олёкминском районах.

На 2013 год забайкальским строителем спущен план в 309 тысяч «квадратов». Предстоит также сдать несколько десятков объектов социальной инфрастуктуры, в том числе главный долгострой региона – психиатрическую больницу на КСК.

Вот в общих чертах и всё совещание. Обсудили год 2012-й, спланировали дела на 2013-й. О комплексных проблемах отрасли – ни слова. А их хватает.

Безземельный вопрос

Мало кто задумывался, что точечная застройка города, которую не ругал разве что только ленивый, проводится вовсе не по злой прихоти строителей. Для многих звучит дико, но в Чите свободной земли почти нет. Около 45 процентов всех площадок, которые можно было бы застраивать, — это земли Министерства обороны или лесного фонда.

— Вопрос по военным землям даже не назрел. Он перезрел. С 2013 года Минобороны освобождено от льготы по налогу на землю, за исключением того, где стоят войска постоянной готовности. Сегодня эти земли обязаны передать либо регионам, либо муниципалитетам,  — говорит Андрей Никонов, генеральный директор управляющей компании «Читастройматериалы».

По словам собеседника «Эффекта», передача военведовской земли, а особенно столь крупной, как аэродром «Черемушки», — это возможность вести не только комплексную застройку территории, но и прокладывать транспортные магистрали. То есть как раз то, чего Чите и не хватает.
Передача земель Минобороны по закону должна завершиться в 2013 году. Но в том, что военные отдадут земли бесплатно, уверены далеко не все строители.

— Земля давным-давно стала товаром, и никто её просто так дарить не будет. Я думаю, что будет образована специальная фирма, которая будет продавать участки на аукционе,  — считает Сергей сальников, гендиректор компании «Тантал».

С землями лесного фонда ситуация немного другая. Сегодня это неразделённая территория. Для того чтобы город принял себе на баланс эти леса, нужны определенные финансы. Должны быть средства на содержание лесничества, содержание пожарных служб.

Пока полномочия есть, а вот денег нет. Соответственно город себе на баланс эти леса не берёт. Хотя если бы муниципалитет взял их, то это было бы немалым подспорьем для строительства.

— Если бы леса стали городскими, то можно было застраивать кварталами и районами, сохраняя зеленую зону, проектируя при этом скверы, бульвары и парки. И уменьшая при этом за счет массовой застройки стоимость жилья. Так делается в Новосибирске или Красноярске. Там лес сохранён. Для нас бы это было наилучшим вариантом,  — считает Андрей Никонов.

И если пустующие военведовские земли рано или поздно отойдут под застройку, то желаниям строителей, связанным с землями лесного фонда, сбыться пока не суждено. «Лесные» полномочия муниципалитетов деньгами пока, похоже, подкрепляться не будут.

Китайцы подорожали

Будущее забайкальского строительного комплекса, увы, на обозримую перспективу связано со строителями из Китая. Компании-застройщики держат в штате по 2-3 бригады российских профессионалов (сварщики, монтажники, крановщики и т.д. ). Остальной, он же основной, фронт работы выполняют китайские работники.

Причём цены за свои услуги китайские строители в последнее время заметно увеличили. Причина – бурный рост экономики, и как следствие, зарплат в Китае. В пересчете на наши деньги квалифицированные рабочие получают там до 45 тысяч рублей, а это в Поднебесной – огромные деньги.

— Раньше они работали за 25-26 долларов за квадратный метр, сейчас цены доходят до 65 долларов. Все это ложится в цену квадратного метра,  — продолжает Андрей Никонов.

То, что альтернативы китайским строителям не предвидится, строители вынуждены узнавать методом проб и ошибок.

Те же «Тантал» и «Читастройматериалы» в ушедшем году попробовали работать со строителями из КНДР. Эксперимент оказался неудачным. Северокорейские рабочие строят качественно, основательно, но…уж очень медленно.

Уделом рабочей силы из Средней Азии продолжает оставаться ремонт. Для основного строительства они не подходят.

Агония стройкомплекса?

А где же российские строители? А их нет. И пока, увы, даже не предвидятся.

— Первейшей проблемой строительной отрасли я считаю проблему кадровую. Речь не идет о специалистах с высшим образованием. Это направление мы закрываем. Другое дело – это рабочие специальности, связанные со строительной отраслью. Да у нас создан ресурсный центр на базе профессиональных училищ №6 и 14. Туда вложены неплохие средства. На хорошем уровне создана материальная база. Однако возникает вопрос: кого мы там будем учить?

Качество молодёжи очень сильно хромает. Где их черпать? Более-менее нормальные либо уезжают, либо идут в высшее образование. Чем раньше мы эту проблему решим, тем будет лучше строительным организациям, — говорит Юрий Кон, директор института строительства и экономики ЗабГУ.

То, что молодёжь перестала идти в рабочие специальности, признают и строители. Хотя для тех, кто любит и умеет работать, действительно, открыты все двери.

— Средний возраст рабочих у нас составляет 46-47 лет. Молодых людей трудятся единицы. При всем при том, что зарплату по забайкальским меркам мы платим очень неплохую. Представители рабочих специальностей в среднем получают 40-45 тысяч рублей. У высококвалифицированных профессионалов денежное содержание до 70 тысяч. Пожалуйста, приходите, работайте, — говорит Андрей Никонов.

Вот такая складывается картина. Что им стоит дом построить? А стоит, как мы увидели, действительно серьезных трудов.
Алексей Будько

Журналист «АиФ — Забайкалье» Елена Лоскутникова беседует о предпринимателях с председателем комиссии по экономическому развитию и предпринимательству Общественной палаты Забайкальского края Евгений Смирнов. По его мнению, чтобы заработали некрупные бизнес-проекты, нужно развивать именно крупные предприятия, а работать с инфраструктурой подтянутся остальные. Он также отмечает, что в развитии именно этого направления бизнеса должна участвовать молодёжь, тем более, что условия все есть: «Забайкальский край вы­годно отличается от западных регионов тем, что у нас конку­ренция невысока и потенциал самореализации достаточно велик. Но при всём при этом, у многих молодых людей в крае нет желания делать что-то своё, в том числе создавать свой биз­нес. Я не раз участвовал в организации встреч между моло­дёжью края и представителями власти и бизнеса, приглашал специалистов банков, сотрудников различных ведомств и министерств. Из целевой ау­дитории, то есть из молодежи, на такие встречи приходило не более 10-15 человек».

Бизнес – хочу, но не могу?

— Забайкалью нужен упол­номоченный по защите прав предпринимателей, — уверен Евгений СМИРНОВ, предсе­датель комиссии по экономи­ческому развитию и предпри­нимательству Общественной палаты Забайкальского края.

С какими проблемами стал­киваются предприниматели края и насколько эти проблемы решаемы, рассуждает Евгений Геннадьевич.

Какая польза от ГОКов?
— Вы — успешный предпри­ниматель, и как никто другой знаете, что может способство­вать развитию малого и средне­го бизнеса в наших непростых климатических и географических условиях…

— На мой взгляд, этот биз­нес должен создаваться во­круг крупных промышленных предприятий. Забайкалью не­обходимы крупномасштабные проекты, вокруг которых будут осваиваться территории, разви­ваться новейшая инфраструк­тура. Поэтому хорошо, что в ре­гионе началось строительство Быстринского и Бугдаинского горнообогатительных комбинатов и планируется освоение Удоканского месторождения. Напрасно некоторые забай­кальцы думают, что Москва просто «выкачивает» сырьё из недр нашего региона. На дан­ный момент развитие горно­рудной промышленности, на мой взгляд, является основой экономического роста и бла­госостояния Забайкальского края.

Рядом с горнообогати­тельными предприятиями появится не только транспортная инфраструктура, что уже само по себе огромный плюс для регионального пред­принимательства, но и такие субъекты малого и среднего бизнеса, как автозаправочные станции, предприятия обще­ственного питания, организа­ции жилищно-коммунального хозяйства, индустрия развле­чений. Обязательно появятся производственные предприя­тия с участием исключительно местного капитала. Почему бы не построить, предположим, завод по изготовлению желе­зобетонных опор, которые в настоящее время закупаются в других регионах?

Развитие инфраструктуры позволит создавать дополни­тельные рабочие места, что ре­шит многие социальные проблемы. А увеличение налоговых поступлений в экономику ре­гиона напрямую будет увеличи­вать доходы краевого бюджета.

Пассивная молодёжь
— На Гражданском форуме «Забайкальцы-Забайкалью» было отмечено, что наш реги­он — территория возможностей. Однако молодёжь считает, что для достижения успеха нужны связи и немалый первоначаль­ный капитал…

— Забайкальский край вы­годно отличается от западных регионов тем, что у нас конку­ренция невысока и потенциал самореализации достаточно велик. Но при всём при этом, у многих молодых людей в крае нет желания делать что-то своё, в том числе создавать свой биз­нес. Я не раз участвовал в ор­ганизации встреч между моло­дёжью края и представителями власти и бизнеса, приглашал специалистов банков, сотруд­ников различных ведомств и министерств. Из целевой ау­дитории, то есть из молодежи, на такие встречи приходило не более 10-15 человек.

— В Чите реализовывается принцип «одного окна». Он упро­стил процедуру оформления до­кументов предпринимателям?

— На 99 процентов — идея «одного окна» хорошая. Но здесь забайкальские предпри­ниматели наталкиваются на «стену» неграмотных клерков, большинство из которых даже не могут подсказать, как запол­нить те или иные бланки. Мож­но обратиться к другому специ­алисту, который знает больше, но ответить может только на официальный запрос. Че­рез месяц получаешь рекоменда­ции по за­полнению бланка, и все начинаешь заново. А если у тебя кредиты? Срочные обяза­тельства перед поставщиками? Система работы с пред­принимателями, особенно с начинающими, должна быть гибче, ведь у многих из них нет ни юриста, ни бухгалтера, всё приходится делать само­стоятельно. Может, поэтому многие, кто получает помощь из различных государственных источников на развитие малого бизнеса, через несколько меся­цев «прогорают».

Защитник нам не положен?
— Какие отношения склады­ваются между предпринимате­лями края и представителями власти?

— Всегда проще решаются во­просы и проблемы с чиновни­ками высокого уровня. Власть, на самом деле, заинтересована в том, чтобы бизнес в нашем ре­гионе развивался. Чиновники рангом пониже — это серьёзный барьер для начинающего пред­принимателя. А ведь бизнесмен не пойдет напрямую, предполо­жим, к министру, а обратится в определённый отдел ведомства, где столкнётся с бюрократией и бумажной волокитой.

— В Пензенской и Белгород­ской областях, на Алтае успешно действуют институты уполномо­ченных по защите прав предпринимателей. Почему бы нам не последовать их примеру?

— Год назад с инициативой создать институт уполномо­ченного по правам предпри­нимателей в нашем регионе Общественная палата За­байкальского края обращалась к депутатам Законодательного собрания. Получили, к сожале­нию, отказ. Хотя, чтобы поддер­живать малый и средний биз­нес, в регионе нужен человек, который бы отвечал за органи­зацию работы по внесудебному восстановлению нарушенных государственными органами прав бизнесменов, участвовал бы в регулировании возникаю­щих споров между бизнесом и органами власти. Радует, что недавно Владимир Путин лич­но дал распоряжение, согласно которому скоро в каждом субъ­екте Российской Федерации появится уполномоченный по правам предпринимателей.

Досье
Евгений Смирнов
родился в 1972 году в п. Кокуй Читинской области. Окончил Читинский государственный педагогиче­ский институт по специальности преподаватель китайского и ан­глийского языков, переводчик. Читинский государственный университет по специальности «юриспруденция». Московский государственный университет управления по направлению «стратегическое управление». Проходил обучение в Германии и Японии. В настоящее время работает над кандидатской дис­сертацией по политологии.
Выпускник Президентской программы.

Подготовила Елена Лоскутникова

НазадВперёд
Добавить отзыв
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ