Р!
04 МАРТА 2021

Кампания против учителя и мудрые военные - в обзоре краевых СМИ

Рекордсмен России по лёгкой атлетике Михаил Гомбуев – в интервью «АиФ — Забайкалью». И даже в суховатых и сдержанных ответах слышится сталь характера и сила духа: «Я тренируюсь вместе со здоровыми спортсменами, они и есть мои соперники. А среди инвалидов соперников у меня нет. И не потому, что они настолько слабые, а потому, что их просто нет. Я считаю, что все, кто хочет заниматься спортом, в том числе инвалиды, ищут для этого возможность. А остальные находят для себя оправдания. Кстати, в соревнованиях по легкой атлетике для инвалидов участвуют не все субъекты Российской Федерации – чуть больше половины. Не бывает никого с Иркутска, Улан-Удэ, Якутии, Хабаровска». И такие ответы вселяют оптимизм.

Нет оправдания безделью

Михаил Гомбуев – о «неожиданных» медалях, соперниках и тренерах

Недавно в Чите состоялись соревнования по горному бегу на Титовской сопке.

— Это намного интереснее, чем всероссийские соревнования, — признаётся Михаил Гомбуев, чемпион и рекордсмен России но лёгкой атлетике среди спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата.

С Михаилом мы беседуем у него дома. В уютной и непринуждённой обстановке спортсмен вспоминает прошедший чемпионат России, на котором в очередной раз показал блестящие результаты, рассуждает о лёгкой атлетике, которая на самом деле нисколько не легче других видов спорта, и объясняет, почему инвалидам лучше всего тренироваться вместе со здоровыми людьми.

«Лёгких» медалей не было

— Не бывает страшно перед забегом?
— Раньше – да, было чувство страха, оно ещё до старта сковывало меня. Сейчас – лишь волнение. Знаете, я ведь и в школе, и в университете был освобожден от физкультуры. Играл только в футбол с друзьями во дворе. Л заниматься лёгкой атлетикой начал лишь в 2006-м году. Сейчас, имея опыт участия в нескольких десятках соревнований, могу спрогнозировать свой результат ещё до старта.

— Михаил, вы уже несколько раз побывали на чемпионатах России но лёгкой атлетике. И всегда привозили золотую медаль. А какая из них стала самой трудной?

«Лёгких» медалей не было. Бывают «неожиданные», когда не рассчитываешь на первое место, но получаешь его. Например, на чемпионате, который в феврале проходил в Чувашии, буквально за день до старта я узнал, что в забеге на 1500 метров участвует Александр Ялчик – сильный спортсмен из Омска, ранее он предпочитал другие дистанции. Стало ясно, что у меня мало шансов на победу. Максимум, на что можно рассчитывать, — это второе место. Так и получилось – на 1500 метров мне досталось лишь «сере¬бро». Думал, что также будет на дистанции три тысячи метров, но Александр неожиданно сошёл с дистанции за 200 метров до финиша. Я получил золотую медаль, — несомненно, трудную и неожиданную.

— Почему горный бег привлекает больше, чем участие во всероссийских соревнований?

— Наверное, потому что в этом забеге соревнуюсь со здоровыми спортсменами. Конечно, награждают меня отдельно, но в протоколе я – в общем списке, и не в конце, а в середине. Все, кто участвовал в горном беге, согласятся со мной – это жесточайшее испытание.

На защите прав и интересов

— По образованию вы – юрист. Что вам больше по душе: занятия спортом или работа но специальности?

— Спорт приносит больше радости. Но это не то, чему я бы хотел посвятить всю свою жизнь. И лёгкая атлетика – это не тот вид спорта, который позволяет заработать.

Юриспруденцию я не бросал. Работаю на полставки юристом в краевой детско-юношеской библиотеке – консультирую по трудовым и гражданским вопросам и многие другие проблемы решаю.

— Насколько лёгкая атлетика популярна в Забайкалье?

— Популярна! В манеже СКА СибВО, где тренируются легкоатлеты, места свободного нет. И молодёжи там много. Тренеры отмечают, что сейчас интерес к спорту заметно возрос.

— Учитывая ваш опыт участия в чемпионатах России, может, пора самому заняться тренерской работой?

— Нет. И никогда! Нужно иметь огромное терпение, чтобы тренировать молодёжь. А у меня характер, не подходящий для такой работы. И, вообще, быть тренером – неблагодарный труд.

— В Забайкалье у вас есть соперники?

— Я тренируюсь вместе со здоровыми спортсменами, они и есть мои соперники. А среди инвалидов соперников у меня нет. И не потому, что они настолько слабые, а потому, что их просто нет. Я считаю, что все, кто хочет заниматься спортом, в том числе инвалиды, ищут для этого возможность. А остальные находят для себя оправдания. Кстати, в соревнованиях по лёгкой атлетике для инвалидов участвуют не все субъекты Российской Федерации – чуть больше половины. Не бывает никого с Иркутска, Улан-Удэ, Якутии, Хабаровска.

Подход к подготовке спортсменов-инвалидов везде разный. Кстати, в некоторых регионах практикуют совместные тренировки инвалидов и здоровых спортсменов, а в некоторых, наоборот, создают изолированные команды. Например, в Тюмени есть команда, которая состоит из слабовидящих людей, лиц, пораженных ДЦП, и «ампутантов».

— Какими способностями надо обладать, чтобы пробежать 3 тысячи метров за 9 минут 44 секунды?

— Для спринтеров главное – скорость, а для нас, кто бежит средние дистанции, главное – выносливость. Выработать всё просто. Надо много бегать. За одну тренировку пробегаю в среднем 10-12 километров. Подсчитывал, что в месяц всего получается около 250-300 километров. И самое главное, надо любить этот спорт, иначе и двух месяцев не продержишься.

75 лет – не предел

— Михаил, вы не чувствуете усталость от спорта? Как вы считаете, какой предельный возраст у бегунов?

— Пока не устал. И думаю, в 35-37 лет ещё можно показывать высокий результат. А для тех, кто старше, существует ветеранский спорт. Известная читинка Екатерина Приладных успешно выступает в международных соревнованиях. А 74-летний Юрий Перфильев, выступавший в возрастной группе 70-75 лет, на прошедшем в Саранске чемпионате России по лёгкой атлетике среди ветеранов сумел завоевать серебряную награду на дистанции 3000 метров.

— Летом в Казани состоится Универсиада. У забайкальских студентов сеть шанс достойно выступить?

— Конкуренция среди здоровых спортсменов значительно выше, чем среди инвалидов. И моим землякам предстоит тяжёлая борьба на этих важных соревнованиях.

Досье
Михаил Гомбуев родился в 1981 году в Чите. Окончил ЗабГГПУ по специальности «Юриспруденция». Пятикратный чемпион и четырёхкратный рекордсмен России по лёгкой атлетике среди лиц с ПОДА.


Елена Лоскутникова, «АиФ — Забайкалье», №16


а

Фермер из Нерчинского района Юрий Гусев рассуждает на страницах «Земли» рассуждает о непростых условиях, в которых живёт село. Это не ново, согласна, но мотивация жалоб автора текста – необычна: «Возвращаясь ко всему вышесказанному, хочется сказать, что мотив написанного заключается только в двух важных аспектах возрождения деревни: воспитание сельских подростков в уважении к деревенскому труду, к пониманию его важности; государственная постановка вопроса сельского труда на сельскохозяйственном поприще таким образом, чтобы он приносил удовлетворение сельскому труженику».

Продавать могут все, а вот что-то сделать – единицы

Жизнь почти, как в анекдоте. Спрашивает китаец у одного русского: «Как живёте»? Тот отвечает: «Плохо, работы нет». «Как плохо?! – удивился китаец, – мы вам дешёвую одежду завозим, тарелки на 48 каналов – смотри телевизор, зачем работать?».

Читаешь крестьянскую газету «Земля» и всё чаще задумываешься – что ждёт деревню в будущем? Старшие поколения помнят, как во второй половине прошлого столетия шло интенсивное развитие сельского хозяйства по всем отраслям. И это положительно сказывалось на социальной сфере каждой деревни.

Расширялось и модернизировалось производство, строилось жильё, школы, дома культуры и многое другое. Жизнь не просто шла своим чередом, она кипела. Любой участок земли использовался, поля засевались зерновыми и другими культурами. Паслись отары овец, стада скота, табуны лошадей. Деревенский народ работал, то есть был занят полезным трудом.

Школьники по своему развитию были разные, одни учились хорошо, другие плохо, но схожи они были в одном, в том, что после занятий в школе и в выходные дни помогали родителям. Кто бежал на ферму, кто – на зерноток, кто – в гараж. То есть большинство подростков с детства приучались к работе, к ответственности. К 14-15-летнему возрасту вся домашняя работа могла выполняться детьми. Девочки доили коров, парни чистили во дворах, кололи дрова, возили воду с речки или водокачки и так далее. К взрослой жизни подростки подходили подготовленными. Умели ориентироваться в жизненной обстановке и разбирались, как жить лучше.

Те годы сейчас называют застойным периодом. Понадобилась «перестройка». Началась она с борьбы с пьянством. Если до «перестройки» пили водку и вино, да и то по праздникам, то перестроившись, стали пить всё, что горит – сколько угодно, когда угодно и где угодно. «Перестройка» шла полным ходом: уничтожались фермы, рушились гаражи и всё то, что наживалось народом десятилетиями. «Застойные времена» уходили в историю.

Деревня входила в рыночные отношения совершенно неподготовленной. В понятии сельских людей рыночные отношения воспринимались, как «купи – продай», и больше ничего. Конечно, в так называемые застойные годы было много и минусов в жизни народа, но это отдельный разговор. Главное, что при переходе к рыночным отношениям наработанные плюсы не сохранили, а минусы преумножили.

Наши соседи из «поднебесной» очень разумно стали извлекать выгоду из условий, сложившихся в нашей стране. Стали принимать от нас металлическую рухлядь по 2 рубля за килограмм, переплавлять и продавать нам из этого металла гвозди по 50 рублей за килограмм. Мы их не можем забить – гнутся, собираем и сдаём по 2 рубля за килограмм и довольны, что за какие-то гнутые гвозди, ржавые железяки, мятые консервные банки зарабатываем деньги. Предприимчивые китайцы делают из этого одноразовые гайки и продают нам по 20 рублей за штуку. Сотни процентов прибыли.

Теперь уже завозят к нам трактора, а в начале вступления в рынок вывозили от нас велосипеды. Жалуемся сами себе, что они поставляют нам некачественную технику. И не понимаем того, что из нашей ржавой жести они нам качественные гайки не сделают. В моём понимании рыночные отношения, это когда предприятие или хозяйство производит продукцию в любой отрасли и реализует по выгодной цене для обеих сторон.

А как сейчас развиваются рыночные условия?! В первую очередь от того, как они развиваются, страдает деревня. Чем дальше село от краевого центра, тем дороже весь товар, ввозимый туда. В то же время продукция, производимая в подсобном хозяйстве крестьянина, самая дешёвая, потому что сбыт этой продукции самим хозяином – дело накладное по времени, транспорту и т.д. Это одна из главных причин гибели деревни.

Кто должен оказывать помощь населению в этих вопросах? Я думаю, что прежде всего главы администраций сельских поселений совместно со всем вышестоящим руководством. Должна быть организована подготовка специалистов по рабочим специальностям для деревни: плотник, кузнец и т.д. , а то у нас кругом одни продавцы. Продавать могут все, а вот что-то сделать – единицы.

Возвращаясь ко всему вышесказанному, хочется сказать, что мотив написанного заключается только в двух важных аспектах возрождения деревни: воспитание сельских подростков в уважении к деревенскому труду, к пониманию его важности; государственная постановка вопроса сельского труда на сельскохозяйственном поприще таким образом, чтобы он приносил удовлетворение сельскому труженику.

Ясно, что приученный к работе подросток никогда не пойдёт на плохой поступок и станет полезным для общества человеком. А вот общество. Государство должно быть заинтересованным в создании таких условий для труда и жизни в деревне, чтобы молодой человек и не подумал даже об отъезде со своей малой родины в поисках лучшей житейской доли.


Юрий Гусев, фермер, Нерчинский район, «Земля», №16



В «Экстре» — очередной скандал. Татьяна Белокоптова разбирается с событиями, происходящими в Маккавеевской школе. В отношения учителя физкультуры возбуждено уголовное дело по факту причинения побоев несовершеннолетним. Сам педагог свою вину отрицает, не верят в его причастность родители и ученики. Винят в планомерном подрыве учительского авторитета нового директора школы – «гранд даму», по определению журналиста – Наталью Ольшанскую. Женщина и правда не простая: «Перед самым началом учебного года из школы уволились пять педагогов. А уже осенью оставшиеся учителя написали в Управление образования Читинского района жалобу на «самоуправство Ольшанской». «Недисциплинированный, скандальный человек. У неё в администрации села есть магазин, который она переписала на мужа. Завхоза, отработавшего в школе 40 лет, затерроризировала, вынудила уволиться, место заняла родственница Ольшанской», — напишут учителя, указав на двух страницах 23 нарушения, по их мнению, со стороны директора».

Школа террора

Учитель физкультуры считает, что директор Маккавеевской школы объявила ему войну

«23 февраля 2013 года дознавателем ОМВД России по Читинскому району возбуждено уголовное дело в отношении преподавателя МОУ СОШ с. Маккавеево Н.П. Попова по факту причинения побоев несовершеннолетним учащимся. Поводом послужили жалобы школьников, а также заявления родителей». Так сухо начинаются слова оперативной сводки. Казалось бы, всё предельно ясно: учитель дал волю рукам, родители теперь вполне законно требуют сатисфакции. Однако при детальном рассмотрении данная ситуация оказалась не такой однозначной.

Клубничка и картошка

Николай Петрович Попов окончил Читинский педагогический институт в 1986 году и почти сразу уехал из области. Вернулся он в Забайкалье в 2008 году педагогом с 20-летним стажем, его назначили руководителем Маккавеевской школой. По словам многих его коллег, Николай Петрович был довольно жёстким и деловым директором.

— Однако при его руководстве в школе произошло много положительных изменений. Одним словом он был таким, каким должен быть директор школы, — считает Анастасия Ивановна Пыхтина, учитель русского языка и литературы Маккавеевской школы, педагог с 48-летнйм стажем.

Потом Попов с должности директора уволился по собственному желанию – на него пала тень при расследовании дела по растрате денег школы. Однако дело на стадии следствия развалилось, и вина Попова не была доказана.

В 2010 году Попов, уже работая учителем физкультуры, повёз 7 класс на картошку. Два мальчика, вместо того чтобы собирать клубни в мешки, стали ими кидаться друг в друга и одноклассников. Николай Петрович несколько раз сделал им замечание, но хулиганы не обращали внимания на слова учителя.

— Тогда я подошёл к одному из них и тряхнул за шиворот, чтобы немного вразумить, — рассказывает Николай Петрович. — Разумеется, никаких телесных повреждений или физической боли я ему не причинял, хотя в заявлении было указано, что я нанёс ему побои, порвал одежду. И по возвращении в отношении меня возбудили уголовное дело, но позже оно было прекращено за отсутствием состава.

А в начале текущего учебного года Попов вновь попал в неприятную историю, причём настолько неприятную, что просто диву даешься.

— К родителям одной из моих учениц 8 класса приехала глава села Маккавеево Татьяна Журавлёва и сказала, что ходят слухи, мол, я домогался до их дочери. Это ж надо было такое придумать! – возмущается Попов.

— У нас с дочерью очень доверительные отношения, я тут же её спросила, приставал ли к ней Николай Петрович. Она мне говорит: «Мама, ты что? Такого просто быть не может». Дочь к нему хорошо относится. Он неплохой человек, и профессионал. Когда был директором, навёл порядок, ввёл школьную форму – белый верх, чёрный низ, чему мы, родители, были несказанно рады. В общем, дисциплина была в школе, — рассказала корреспонденту «Экстры» Елена, мама девочки (по её просьбе фамилию мы не указываем).

После второй рассказанной истории создавалось впечатление, что кто-то, говоря простым языком, «заказал» Попова, осыпая его обвинением за обвинением. Причём, как мы видим, бездоказательными.

Детские шутки

И вот — новое уголовное дело. На этот раз, как сообщили в прокуратуре Читинского района, физрук Попов подо¬зревается в нанесении побоев школьникам.

В прокуратуре отметили, что выявлены четверо несовершеннолетних, пострадавших от действий педагога. Сам учитель категорический отрицает свою вину.

— У нас был урок волейбола, разбирали подачу мяча из-под сетки. Я подошёл к одной из учениц и руками повернул её голову в нужном направлении, в котором она должна следить за подающим мяч, — рассказывает Николай Попов. — Возможно, этот жест не очень понравился ученице, однако обвинять меня в побоях ребёнка — это слишком. Вы представляете, что бы было, если бы я ударил шестиклассницу?

В тот же день в школу приехал участковый, опросил учеников и учителей. Однако, по утверждению некоторых родителей, допрос детей был проведён незаконно.

— Мой сын учится в том же классе, и видел, как все происходило, — рассказала нам Валентина, мама 6-классни-ка. – Дома он мне сказал, что Николай Петрович просто развернул девочку. Но в школе в беседе с участковым он почему-то указал, что учитель ударил её. Мне сказали, что при их разговоре присутствовала классная руководительница, я пришла в школу позже и не глядя подписала протокол опроса сына. А потом выяснилось, что сына допрашивал участковый с глазу на глаз. Возможно, поэтому он обвинил Попова в побоях. Если вызовут на суд, я однозначно буду на стороне Николая Петровича, так как претензий к нему не имею.

После таких «опросов», когда ребёнок оказывается один на один с человеком в форме, уже можно усомниться в законности собранного материала, на основании которого было возбуждено дело в отношении учителя. А уж дальнейшие последствия этой истории с законностью совсем не имеют ничего общего. После физкультуры обиженная на учителя девочка, видимо, пришла домой и рассказала обо всем родителям. Когда у Николая Петровича шёл урок в другом классе, в спортзал ворвались двое мужчин – отчим девочки и его приятель — и начали избивать Попова.

— Избивали его прямо при детях, я потом на лице у Николая Петровича синяк видела, — рассказывает его коллега Анастасия Пыхтина. — В охране у нас сидит женщина, поэтому оттаскивать этих двух мужиков кинулись тоже женщины – учитель географии и завхоз. Такого безобразия в нашей школе я не припомню. Думаю, что всё это делается с чьей-то подачи… Знаете, сейчас детки очень легко и непринуждённо лгут, не задумываясь о последствиях, а кто-то этим пользуется.

О том, что девочка «приукрасила» ситуацию, выяснилось на следующий день. Оказалось, что перед тем злополучным уроком она была замечена Поповым в компании ребят из 7 и 8 классов, один из которых уже имеет судимость.

— Они несколько фривольно вели себя по отношению к моей ученице, а она похихикивала. Я просто подошёл к ней и сделал замечание, мол, надо иметь достоинство, что она будущая женщина и должна вести себя приличнее. На следующий день, после того как меня побил её отчим с другом, девочка подошла ко мне, обняла, извинилась. Она сказала, что её задели мои слова об её достоинстве, а когда я на уроке ещё и голову её повернул, показывая упражнение, она посчитала это унижением и решила пожаловаться родителям. Она сама не ожидала, что так все обернётся, — рассказал учитель физкультуры.

В тот же день Попов отказался преподавать в том 6 «а», однако, по словам физрука, дети неоднократно писали на имя директора просьбы вернуть им уроки Николая Петровича. Странная тяга деток к учителю-садисту, не находите?

Гранд дама

Николай Попов считает, что раздувание скандалов вокруг его имени имеет вполне реальных авторов: нынешнего руководителя школы Наталью Ольшанскую и главу сельского поселения Маккваеевское Татьяну Журавлёву. По словам Попова, с последней у него давняя вражда, и она «неустанно мстит ему», причём нередко руками директора Ольшанской. Её назначили на должность руководителя школы прошлым летом, однако отношения с большей частью коллектива не сложились. Перед самым началом учебного года из школы уволились пять педагогов. А уже осенью оставшиеся учителя написали в Управление образования Читинского района жалобу на «самоуправство Ольшанской». «Недисциплинированный, скандальный человек. У неё в администрации села есть магазин, который она переписала на мужа. Завхоза, отработавшего в школе 40 лет, затерроризировала, вынудила уволиться, место заняла родственница Ольшанской», — напишут учителя, указав на двух страницах 23 нарушения, по их мнению, со стороны директора.

На днях стало известно и о письме, которое родители учеников направили на имя и.о. министра образования Забайкальского края Натальи Ждановой. В письме тоже говорится о грубых нарушениях в работе Натальи Ольшанской. «В течение учебного года не было ни одного общешкольного собрания, в школе нет родительского комитета. В середине учебного года она поменяла режим работы школы, уроки первой смены начинаются в 8.15. Более 100 детей, которых подвозят в школу, вынуждены вставать в 6.00. В итоге — на уроках ученики сонные, материал не усваивают, страдает успеваемость. Нет производственного обучения в 10-11 классах и обучения по технологии, уволился учитель иностранных языков. Нет кабинета технологии, так как директор устроила в нём свой кабинет. В школьной столовой цены выросли по сравнению с прошлым годом на 80%, многие из нас не в состоянии оплачивать обеды детей. Директор заставляет нас собирать деньги на бумагу для проведения пробных экзаменов. Мы, родители, удивлены назначением Ольшанской на должность директора, так как не доверяем человеку, который привлекался к уголовной ответственности за злоупотребление должностными полномочиями, но она попала под амнистию», — пишут селяне.

Сама Наталья Ольшанская при личной встрече отказалась беседовать с корреспондентом «Экстры», увидев диктофон. А после она сказала, что не хочет общаться именно со мной, «возможно, в вашей редакции найдётся более грамотный журналист», — отрезала Наталья Владимировна, посчитав, видимо, наличие записывающей техники верхом безграмотности. В итоге позицию руководителя школы, где на учителя как из рога изобилия сыплются обвинения одно хлеще другого, где во время уроков могут войти неизвестные и избить педагога, а родители выражают своё недоверие самому директору с криминальным прошлым — мы так и не узнаем. Думается, что Наталье Владимировне не все эти вопросы были бы по нраву. Что ж, ответы на них будем искать на других уровнях.
Татьяна Белокопытова.

P.S. 12 апреля в Маккавеевскую школу приезжала проверка из минобразования. По словам Николая Попова, проверяющие несколько часов просидели в кабинете Ольшанской, не побеседовав ни с одним из педагогов или родителей. А после директор провела общее родительское собрание, на котором дала понять, что писать на неё жалобы наверх не имеет смысла — начальство не усмотрело в её работе нарушений. «Она опять вывернулась», — считают маккавеевские учителя.


«Эсктра», №16



«Забраб» ко Дню самоуправления приготовил несколько разворотов с рассказами о сёлах края. Было обрадовалась, пока не заметила, что материалы оплачены. Но это ничего. О том, как живёт Александровка стоит почитать, особенно в свете последних http://articles.chita.ru/48434/ событий. Глава села Галина Пристяжнюк, которая не видит смысла в фермерском хозяйстве отдельного человека, радуется новому клубу и надеется на новую школу, как повод расширять село. «Когда развалился наш совхоз, 199 колхозников получили земельные наделы — пашни, сенокосы и пастбища, пока же в собственность оформлено всего два участка. По новому закону пройдёт изъятие земель, на которые не оформлено право собственности, надеемся решить проблемы на сходе граждан», — предусмотрительно оговаривает она в тексте.

Новое старинное село

Село Александровка, расположенное на левом берегу реки Оленгуй, находится в 40 километрах на юго-востоке от Читы. Как гласит история, оно было основано крепостными помещичьими крестьянами, сосланными по Указу 1767 года «за дерзости».

Теперь сельское поселение «Александровское» гордится недавно отремонтированным клубом, на фасаде которого красуется надпись «Александровский сад». В скором времени появится и другая достопримечательность — это новенькая двухэтажная школа, ввод в эксплуатацию которой селяне ожидают уже в этом году.

«Александровка будет жить!», — в этом однозначно уверена глава сельского поселения «Александровское» Галина Анатольевна Присяжнюк. По её словам, уже сложилась уверенная тенденция, что в село приезжают на постоянное проживание семьи, особенно с маленькими детьми. И хотя часть домов была приобретена за счёт материнского капитала, тем не менее, новосёлы увидели привлекательность именно села, а не города.

— Всего в сельском поселении проживает 1117 человек, — рассказывает Галина Анатольевна. — В настоящее время на территории села имеются: администрация, основная школа, Дом культуры «Александровский сад», библиотека, памятник погибшим односельчанам в годы Великой Отечественной войны, фельдшерско-акушерский пункт, отделение связи, три магазина, две пилорамы.

Как говорит моя собеседница, большие надежды возлагаются на новую школу, тогда снова можно ожидать новых жителей, продолжать расширять село, увеличивать количество рабочих мест.

Директор МОУ СОШ села Александровка Наталья Александровна Ермольева рассказывает, что в настоящее время школа является образовательным и культурным центром села. Учащиеся школы принимают участие во всех районных и краевых мероприятиях, участвуют и во всероссийских конкурсах, где достойно представляют своё учебное заведение. К слову, на районной олимпиаде по немецкому языку учащиеся заняли 1 и 2-е место.

— К сожалению, на олимпиаду смогли вывезти не всех, нет школьного автобуса. Нет у нас и спортивного зала, занимаемся на улице, зимой катаемся на коньках, бегаем на лыжах. С нетерпением ждём открытия новой школы, где во вторую очередь будет введён спортивный зал, чтобы мы могли заниматься зимой в нормальных условиях! Пока же школьники занимаются в школе, которая была построена в 1955 году.

Как уже было сказано выше, в Александровке есть клуб «Александровский сад», директором которого работает Ульяна Сергеевна Кондратьева. Свое название клуб оправдывает полностью — на входе вас встречает настоящий зимний сад красивых цветов, даже современная, после ремонта, сцена напоминает ромашковое поле. Но, безусловно, главное достоинство клуба, капитально отремонтированного в 2010 году — это его кружковая деятельность, библиотека (открытая ещё в 1926 году избачом Мишариным), комната-музей «Заглянем в старину», где ведётся краеведческая работа. Здесь занимаются вокальная группа «Исток» и детский театральный коллектив.

— В клубе проводим все мероприятия, праздники, конкурсы. Еженедельно на дискотеку к нам приезжает молодёжь из Кручины, Елизаветино, Новой, — поясняет Ульяна Сергеевна.

В селе Александровка имеется детский сад, рассчитанный на две группы. По словам заведующей Натальи Семёновны Непомнящих, мест хватает, но уже появилась очередь на младшую группу для детей, которых стало рождаться все больше и больше.

Жизнь такого большого села немыслима без фельдшерско-акушерского пункта, которым тоже по праву гордятся александровцы. А славу ФАПу обеспечивает молодой профессиональный фельдшер Дмитрий Александрович Перминов. После окончания читинского медицинского колледжа он приехал со своей семьёй в Александровку, восстановил практически с нуля работу ФАПа. Отвечая на вопрос о рабочем дне, улыбается: «Он длится бесконечно». Кроме приема пациентов пять дней в неделю, у него вызовы, патронаты на дому, осмотры в детском саду, школе. К молодому врачу обращаются за помощью и поздно вечером, и в праздники, и в выходные. Кроме того, Дмитрий Перминов является депутатом Совета сельского поселения, членом общественной народной дружины.

Завершая экскурсию по селу, побывав на знаменитом александровском утёсе, с высоты которого видна вся округа, подъезжаем к памятнику воинам-освободителям. Его обновили всем селом к 65-летию Победы, облицевали, территорию обнесли металлическим забором.

— Принимали участие все, даже школьники, каждый внёс свою лепту, — говорит Галина Анатольевна. — Теперь по традиции, на День Победы каждое предприятие высаживает дерево на территории нашего парка…

Уже в администрации глава поселения рассказала о проблемах села, которые предстоит решить в ближайшее время: «Проблем много, рассматриваем со всех сторон, стараемся подойти конструктивно. У нас до прошлого года функционировал паром, но в связи с новыми правилами запускать его перестали, требовалось получить лицензию. Чтобы соблюсти все требования, необходимо, чтобы на пароме работал специалист с высшим морским образованием в ранге мичмана или капитана, стаж не менее 10 лет. Кроме того, необходимо оборудовать диспетчерский пункт за свой счёт для связи с Амурским пароходством (Благовещенск) и отзваниваться каждый раз перед переправой. В нашем крае нет такого органа, который может оформить лицензию.

Выход был найден в прошлом году, когда при содействии губернатора края был сделан заказ на Кокуйском судостроительном заводе на три парома для нас, Атамановки и села Кайдалово. Возможно, что с получением нового парома мы будем относиться к Сретенску и летняя паромная «дорога» будет открыта для селян».

Администрация активно работает и в отношении оформления в собственность земельных участков: «Когда развалился наш совхоз, 199 колхозников получили земельные наделы — пашни, сенокосы и пастбища, пока же в собственность оформлено всего два участка. По новому закону пройдёт изъятие земель, на которые не оформлено право собственности, надеемся решить проблемы на сходе граждан».

Конечно, есть проблемы и с ремонтом внутрипоселенческих дорог, но стараются, в прошлом году отремонтировали на 178 тысяч рублей. В порядке содержатся жизненно важные для селян две водокачки, есть загон для КРС, ежегодно приезжает ветврач, берёт кровь, делает прививки КРС, а также есть пункт для осеменения КРС, в прошлом году было осеменено всего девять коров, но в этом году, будем надеяться, что жители села будут обращаться, ведь на телят ещё и дают субсидии 1500 рублей.

В Александровке скоро появится свой генплан, который даст возможность выделения земельных участков для расширения поселения.

Поздравляя коллег и односельчан с Днём местного самоуправления, Галина Анатольевна Присяжнюк отметила, что такое старинное село со своей историей должно и дальше развиваться, чтобы людям в Александрова жилось ещё лучше и лучше!


Виктория Александрова, «Забайкальский рабочий», №69-71



Анна Хвостова в «Эффекте» понятно и убедительно объясняет, почему военные закрывали воздушное пространство над Читой во время учений: «Крылатые ракеты, предназначенные для работы по воздушным целям, оружие безусловно умное. Она начинена высокоточной электроникой, которая ориентирована на самозахват цели. Конечно, операторы комплекса следят за полётом ракеты с земли, однако всех ситуаций предусмотреть не возможно. Если вспомнить случай с украинскими ПВО, то там имела место даже не ошибка наземного управления. Ракета просто приняла лайнер за мишень и этот прецедент в истории не единственный. Полигон Телемба, хоть расположен в стороне от гражданских воздушных линий, но лучше лишний раз перестраховаться, чем наплевать на мировой опыт и получить катастрофу», — рассказывает журналисту сотрудник пресс-службы ВВО подполковник Игорь Мугинов.

Территория ракет

Зачем военные закрывают воздушное пространство?

Войска противовоздушной обороны, как говорит нам пропаганда министерства обороны – щит родины и главный аргумент в решении политических вопросов.

Они всегда на боевом посту и бдительно следят за воздушным пространством России. Чем более грозным является оружие, тем важнее уметь им владеть в совершенстве. Как и представители других родов войск, специалисты ПВО отрабатывают навыки управления сложными ракетными комплексами на учениях. Только в отличии от них, выход на полигон ракетчиков редко проходит незамеченным для мирного населения.

Самолёт – ты не пройдёшь

На минувшей неделе в СМИ прошло сообщение о том, что все рейсы откладываются на несколько часов. Причиной тому стали учения на ракетном полигоне Телемба, расположенном на границе республики Бурятия и Забайкальского края – 90 километрах от столицы нашего региона. Запрет на полёты вызвал бурю негодования простых граждан, ставших заложниками ситуации.

Зачем военные закрывают воздушное пространство во время учений ПВО? Ответ стоит искать в недавнем прошлом стран постсоветского пространства. Вспомним хотя бы происхождение выражения – «украинская армия страшнее в учении, чем в бою». В начале 2000-х на территории этого государства проходили пуски боевых ракет, которые завершились трагедией. Одна из них вместо учебной цели случайно поразила пассажирский лайнер, оказавшийся в зоне действия зенитно-ракетных комплексов.

 — Крылатые ракеты, предназначенные для работы по воздушным целям, оружие безусловно умное, — говорит сотрудник пресс-службы ВВО подполковник Игорь Мугинов. – Она начинена точной высокоточной электроникой, которая ориентирована на самозахват цели. Конечно, операторы комплекса следят за полётом ракеты с земли, однако всех ситуаций предусмотреть не возможно. Если вспомнить случай с украинскими ПВО, то там имела место даже не ошибка наземного управления. Ракета просто приняла лайнер за мишень и этот прецедент в истории не единственный. Полигон Телемба, хоть расположен в стороне от гражданских воздушных линий, но лучше лишний раз перестраховаться, чем наплевать на мировой опыт и получить катастрофу.

Путь закрыт

Техника безопасности при стрельбе комплексов С-300 и «Бук» даже внутри полигона превыше всего. Огромные пространства Телембы, а это практически 250 гектар местности, разделены на сектора. Шлакбаумы на сети дорог встречаются чаще, чем верстовые столбы и, практически у каждого стоит контрольно-пропускной пункт. Людские затраты серьёзные, но ничего не поделаешь – передвигаться в зоне огня запрещено. Причина – всё та же. Ракета, пусть и с меньшей вероятностью, может принять движущийся объект за цель.

Команда «Красный флаг» — так называют военнослужащие ПВО запрет на передвижение по полигону. Его поднимают на центральной вышке за час до начала пусков. С этого момента боевые расчёты занимают свои места за пультами управления и начинают охоту за целью. В этом году на Телембе прошло большое событие – впервые за несколько лет комплексы С-300 вели стрельбу сразу с трёх точек. Всего за время активной фазы учений они произвели 20 запусков крылатых ракет класса «земля-воздух».

Управление сложной техникой требует большого мастерства. Только и в случае с ракетными установками все случается впервые. 70 курсантов ярославского филиала академии авиационно-космических войск имени Можайского попробовали себя в качестве операторов смертоносных машин в первый раз. Будущие офицеры-ракетчики выполняли стрельбы после того, как основная фаза учений завершилась. Полигонная практика – это один из последних этапов в обучении курсантов, поэтому среди ребят равнодушных нет. Все, чему они учились в военном вузе на протяжении 4 лет им предстояло показать на практике.

 — Боевая работа, конечно же, сложная: во-первых морально, напряженность вот эта — захватить цель, удержать ее, всё это возлагает большую ответственность на того, кто ведет боевую работу, — рассказывает курсант Михаил СЫПАЛО. — Конечно же, это вызывает у нас после захвата и уничтожения цели много очень эмоций. В конце концов здесь каждый может показать себя. Возможно после распределения кому то из нас посчастливится сюда вернуться. В прошлом году в восточную группировку войск ПВО отправились служить пятеро выпускников. По их словам здесь интересно.

Время оценок

Прошедшие учения стали не совсем традиционными. Они представляли собой плацдарм для отработки задач межвидовой группировки войск. Кроме ПВО в них приняли участие артиллеристские соединения 29-й армии ВВО и авиация, базирующаяся на территории округа. На одном из этапов учений оказались задействованы самолеты-гиганты – штурмовые стратегические бомбардировщики ТУ-95.

Эти машины знамениты тем, что способны за считанные часы преодолевать огромные расстояния. По первой команде в течение малого времени сверхзвуковой бомбардировщик может сбросить свой груз в любую точку земного шара. В ходе учений они сбросили крылатые ракеты, которые должны были быть уничтожены силами авиации и ПВО.

Всего в межвидовых учениях приняли участие 3 тысячи человек личного состава и более 500 единиц техники, среди которой значительную часть составили артиллеристские соединения. Гаубицы «Мста-Б» и системы залпового огня «Ураган» провели стрельбы по наземным целям, эмитирующим пусковые установки противника.

 — Эти масштабные учения были исследовательскими и показали возможности в системе управления межвидовой группировкой противовоздушной обороны, — командующий войсками Восточного военного округа адмирал Константин Сиденко. – В рамках проверки возможностей системы управления группировкой противовоздушной обороны, задача выполнена полностью. Во время боевых стрельб соединений и частей Восточного военного округа, мишени, эмитировавшие полеты крылатых и даже баллистических ракет, уничтожены, а это значит, что войска противовоздушной обороны лишний раз подтвердили — небо над головой россиян надежно защищено.


Анна Хвостова, «Эффект», №16



Кто есть детские омбудсмены и чем они отличаются от социальных работников, выясняет Ирина Жигулина. Большой человеческий текст о том, как современные дети любят говорить о правах, забывая об обязанностях, равно как и их родители. «Родители обратились: дети жалуются на отсутствие взаимопонимания с учителем английского языка. Жаловались не все, а часть класса, но дело дошло до того, что дети отказывались ходить в школу. Я обратилась к директору, мы выслушали обе стороны, и учителя перевели на другой класс. Время прошло, и теперь дети хотят вернуть учителя назад. Видимо, что-то поняли, но поздно, — рассказывает о своём опыте омбудсмен в 25-й школе Ирина Лопатина. – Мы восстанавливаем детей в правах, а они, к сожалению, забывают о своих обязанностях. И тогда тоже возникают конфликты. Я провела не так давно учебное занятие со старшеклассниками на тему. «Жизнь без конфликтов или…?» Слушали внимательно, говорили хорошо. И что? Урок химии сорвали!».

Между молотом и наковальней

Наши дети о себе заявляют. И протестами, и поступками. И ставят взрослых на место, если что: мол, права не имеете, а самые грамотные Европейский суд вспомнят. Наши дети хорошо информированы, намного больше, чем их сверстники лет 30 назад, потому что правовое государство строим. И на каждом шагу лозунги в защиту прав, а вот об обязанностях как-то забывается. И возникает конфликт. А в этом социуме — «дети-школа-семья» — их сколько угодно.

Ягодки-цветочки

Случайный попутчик – таксист, разговорились: «У меня дочь два года назад начала «тусоваться» с подростками, которые называют себя эмо. Отговаривал – бесполезно. Хотел, было, ремень взять, а она: «Попробуй только, я на тебя заявление напишу!» Места не находил, не знал, что делать. Дома запереть? В себя уйдёт или от нас уйдёт. Или чего хуже задумает. Слава Богу, сама разобралась, одумалась, ушла от них». Повезло: или у отца терпения хватило, или у девчонки голова работает.

Это ещё цветочки. А вот и ягодки горькие: суицидов среди несовершеннолетних хватает. По словам уполномоченного по правам ребенка в Забайкальском крае Сергея Сиренко, уже в этом году зарегистрированы четыре случая суицидов и одна попытка самоубийства среди несовершеннолетних. В прошлом году по своей воле, от отчаяния ушли из жизни 36 ребят. Взрослые тоже протестуют, когда дело касается их детей. Мама одной шестиклассницы накануне учебного года пришла в школьную библиотеку поинтересоваться, а что должна была дочь прочесть за каникулы. Библиотекарь сослалась, что ей некогда, директор школы тоже отмахнулся. И тогда мама прямиком в комитет образования с письменной жалобой: мол, какое они имели право так с ней обойтись. А вот о себе она почему-то забыла: родители-то обязаны знать, что изучают дети, что им задали на лето…

Не спешите писать Астахову

Ну, Павла Астахова все знают. И к Сергею Сиренко – тоже уполномоченному по правам ребёнка, только в Забайкальском крае, многие дорогу протоптали. Пишут жалобы, шлют обращения. Например, почему школьные перемены такие маленькие. Или: окажите содействие по очистке школьных туалетов.

— Спрашивают, например, какие основания нужны, чтоб отчислить ребёнка из школы. По какому принципу комплектуют классы? Какие права у детей, не набравших количество баллов по итогам ЕГЭ?… Когда спрашиваешь: «А вы в школу-то обращались за помощью и разъяснениями?», отвечают: моя, с нами никто не разговаривает. А вот это не красит, между прочим.

Краевой институт повышения квалификации и переподготовки работников образования провёл опрос, в котором приняли участие 200 педагогов. 90% учителей отметили низкую правовую грамотность взрослых, а 70% указали на такую же у детей. А прав-то достаточно, но опять же не знают, как ими воспользоваться. Вот и пишут граждане сразу президенту или Астахову.

— А ведь многие проблемы можно решить на местном уровне. А в школах – обратившись к омбудсмену, — говорит Сиренко.

Стратегия действий в интересах детей

За образовательным процессом некоторые проблемы не видны, годы проходят и вдруг кого-то осенит. Как-то школьные омбудсмены поинтересовались: «А почему льготные путёвки в летние лагеря только для несовершеннолетних в возрасте до 16 лет? А остальные?».

— Задался вопросом и я: правда, почему? Совершеннолетие ведь наступает в 18, — рассказывает Сергей Александрович. – Подготовил документы и направил в краевое министерство образования. Там, кстати, встретили с пониманием, и в положении возраст увеличили.

Идея создания школьного омбудсменства родилась в Забайкалье в 2011 году. В аппарате уполномоченного по правам человека в Забайкальском крае, куда, собственно, и входит уполномоченный по правам ребёнка. Сиренко знал, что опыт такой уже есть в других регионах России: в Москве, Саратовской, Ростовской, Оренбургской областях, в соседней Бурятии. И опыт успешный.

Есть и ещё одна причина. Сергей Александрович, как говорится, один в поле воин. У него нет штатных помощников. (Парадокс в России до сих пор нет закона об уполномоченном по правам ребёнку). А проблем, связанных с детством, не то что много, а вал. К нему идут каждый день, это кроме официального приёмного дня – четверга. И каждый день по 6-7 человек, и такое же количество письменных обращений, с которыми надо разобраться, дать ответы. А ещё командировки в районы, и там тоже встречи, просьбы, обращения. Только в прошлом году он побывал в семи районах, где рассмотрел 49 жалоб и заявлений. И многие из них касаются «школьных» проблем.

Ладно, не спешит правительство края обеспечить главного по детству, как теперь называют Сиренко, штатными помощниками, надо уповать на общественных. Тем более что создание и развитие школьных омбудсменов соответствует «Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 гг.», утверждённой В.В. Путиным. В общем, было инициировано обращение, и в краевом министерстве образования родился приказ «Об организационно-методическом обеспечении работы Уполномоченных по защите прав участников образовательного процесса в образовательном учреждении».

Процесс пошёл, как говорится. 24 социальных педагога школ края были обучены с участием опытных методистов и психологов, а в четырёх школах города омбудсмены стали работать в конце 2011 года. Что сейчас по прошествии этих полутора лет? И почему омбудсменами стали именно социальные педагоги?

— Опыт у нас, конечно, маленький, — констатирует Сергей Александрович. – Но на сегодня в школах края работают 11 уполномоченных из числа педагогов, а в Чите — в школах №5, №25, №36 и лицее №12. В двух – наши первые «ласточки» с 2011-го года. А почему именно соцпедагоги? По положению, таким уполномоченным может стать любой участник образовательного процесса: педагог, родитель, учащийся старших классов. Требования: принципиальный, ответственный и авторитетный человек. И вроде, социальный педагог по роду своей деятельности подходит для должности омбдусмена. Да не совсем…

Понимаете, соцпедагог больше занимается детьми неблагополучными. Но разве другие дети не ущемлены в каких-то своих правах? А у нас пока выбирать не из кого.

Беда случится – вспомним о правах

А вот главный специалист комитета образования Читы Людмила Ивановна Коровкина не совсем согласна с Сиренко. Она своих социальных педагогов в обиду не даёт – с крутых 90-х работают вместе.

— Именно в те времена, когда всё разваливалось, и институт семьи в том числе, а дети перестали ходить в школу и начали бродяжничать и попрошайничать, и ввели социальных педагогов. И ни один учительский коллектив без них не обходился. Сколько тогда ребятишек было спасено! – вспоминает Людмила Ивановна.

И у неё такой пример:
— У нас была социальный педагог – жена генерала из Песчанки. Очень неравнодушный человек. И авторитет имела в неблагополучных семьях, жалко – перевели мужа, уехала. Помню, в рейды ездили по этим семьям. Приезжаем в один дом, а хозяйка у дверей докладывает и показывает: моя, вот окно вымыла, как обещала, а вот тесто поставила, печь буду, сын придёт из школы – накормлю.

Всё правильно: и право ребёнка на нормальное детство, и обязанности матери по отношению к ребенку соблюдены. Побольше бы таких соцпедагогов, тогда и детство наших детей было бы не на задворках. И вспоминали бы мы об их правах не тогда, когда случится беда.

Вот я и отправилась к омбудсменам. Познакомиться, посмотреть, послушать.

«А они урок сорвали!»

Ирина Александровна Лопатина в школе 22 года, а в этой (№25) – 18 лет. Учитель русского языка и литературы, классный руководитель, социальный педагог, а сейчас и омбудсмен. Нагрузку представляете? В школе – вся жизнь, и дома она по школьному расписанию: планы уроков пишет, стопки тетрадей по русскому да сочинениями проверяет – никакой технический прогресс не заменит пока словесников. А ещё дети с их конфликтными ситуациями, раздражённые родители, обеспокоенные учителя.

— Столкнулась с омбудсментством – оказалось одного учительского опыта недостаточно. Сейчас дети другие, иного отношения требуют. А родители, учителя? И с ними приходится работать, разъяснять, помогать. Большим подспорьем в прошлом году стала учёба в краевом институте повышения квалификации. Полный курс лекций по конфликтологии прослушали. Ведь как мы, учителя, порой ведём диалог с детьми? Старшеклассники мне, например, говорят: мол, зачем нам русский язык и литература? Я отвечаю: «Не нужен, значит, аттестат не получите». Вот так, к сожалению, общаемся.

Пригодился ли мне опыт работы социальным педагогом, применяю ли я его сейчас? Бесспорно. В школе 700 с лишним учащихся, неблагополучных много, как, впрочем, и семей. Знаю их проблемы, кто и чем дышит. И мы работаем с ними успешно. И всегда нас поддерживает администрация школы. Поэтому ЧП у нас редко выходят за стены. Ведь как бывает? Возник конфликт, где все претензии – к учителю, а родители сразу наступательно:

«Мы пойдём в комитет образования».

Мы с учителями подготовили проект положения «Служба примирения как инновационный метод девиантного поведения». Работаем: сократилось количество детей, совершающих мелкие правонарушения. Если раньше на учёте таких стояло 12, в 2012-м их стало шесть человек, то сейчас уже трое. Но другая напасть – увеличилось число детей, которые дерутся, оскорбляют друг друга, таких в каждом классе по 7-8 человек. А значит – работать и работать.

И всё-таки я считаю, что есть существенная разница между социальным педагогом и омбудсменом. У первого функции «наказательного» характера. Он работает с советом профилактики, куда мы приглашаем инспекторов ПДН, депутатов. Мы этого нерадивого ученика и не менее нерадивых родителей наказываем, а придут ли они ко мне потом со своими проблемами? Нет, конечно.

К Ирине Александровне обращаются сейчас не только как к учителю, педагогу, но и как к правозащитнику. И какой из этих ипостасей в её деятельности больше?

— Девочка была: семья трудная, родители пьющие. А ей до школы добраться только на транспорте, а денег, понятно, нет. Помогали деньгами – учиться-то надо. А как иначе? Или вот пример. Родители обратились: дети жалуются на отсутствие взаимопонимания с учителем английского языка. Жаловались не все, а часть класса, но дело дошло до того, что дети отказывались ходить в школу. Я обратилась к директору, мы выслушали обе стороны, и учителя перевели на другой класс. Время прошло, и теперь дети хотят вернуть учителя назад. Видимо, что-то поняли, но поздно.

Мы восстанавливаем детей в правах, а они, к сожалению, забывают о своих обязанностях. И тогда тоже возникают конфликты. Я провела не так давно учебное занятие со старшеклассниками на тему. «Жизнь без конфликтов или…?» Слушали внимательно, говорили хорошо. И что? Урок химии сорвали! А, вообще, Ирина Александровна на своё омбудсменство смотрит оптимистично. Да, на¬рузка, да, так мало опыта и правовых знаний. Но она живёт по принципу: если не я, то кто? А молодые учителя? Неужели их это всё не интересует, неужели им всё это не нужно?…

«Они рисуют ваш портрет»

Вот так сказала на собрании родительницам Людмила Борисовна Черникова, социальный педагог и уполномоченный по правам ребенка школы №36, когда разбирался конфликт между девочками в одном из классов.

— Конфликт затяжной, девочки оскорбляли друг друга. Ругались страшно: «А твоя мама такая-то!» — «А твоя чтоб сдохла!» Мамы – не лучше: переругались между собой, вели переписку в Интернете. Никакие душеспасительные беседы с каждым ни к чему хорошему не привели. Я решилась провести собрание по алгоритму. Собрали девчонок их мам. Спрашиваю, что у вас хорошо, что – плохо? Что вы хотите сделать, чтоб из этой ситуации выйти? Одну девочку спрашиваю, другую. Предлагаю помощь. «Не нужно», — говорят. Девочек отпустили. Я мамам говорю: «Они же ваш портрет рисуют». Предлагаю: «Проведите какое-нибудь мероприятие вместе, сообща. Сходите в кафе, ещё куда-нибудь, в конце концов.
И всё стихло, а конфликта будто и не было.

— Или вот этот мальчик, — Чернышева кивнула на подростка и его маму, за которыми закрылась дверь. – Семья малообеспеченная, живут на съёмной квартире. Мама дважды была замужем, в разводе, от второго брака – дочь. Она не пьёт, работает, старается, но денег всё равно не хватает. А сын стыдится бедности. Он понимает, что у него нет того, что имеют его сверстники и страдает. И всю агрессию направляет на мать. Два года уже бьёмся… Я, когда на собраниях выступаю, всегда обращаюсь к женщинам: будьте терпеливы и мудры! Нам свободу дали, права, вот мы и пользуемся. Не устроил муж – в сторону его. По принципу: у меня образование, получаю больше – проживу, главное – дети со мной. А потом начинаем и детей к себе тянуть: мол, отец такой-сякой. А в итоге? Наши дети нас же и ненавидеть начинают. Такое приходится видеть чуть ли не каждый день…

У Людмилы Борисовны – опыт. 40 лет в школе, из них 20 – директор. Учитель химии, социальный педагог, сейчас вот – омбудсмен.

— Соцпедагог – это одно, школьный омбудсмен — другое. Конечно, первое мне помогает: я знаю неблагополучные семьи, знаю детей из групп риска, которым нужно повышенное внимание. Но совмещать – трудно. С одной стороны, я работаю с детьми, семьями: с неблагополучными, неполными, малообеспеченными, а таких у нас много. С другой стороны, новая должность, которая носит просветительский характер. Я проводила беседы с детьми: как не совершить преступление, как выйти из состояния агрессии, как не конфликтовать. И параллельно беседовала с классными руководителями: что такое суицид, что такое жестокое обращение с детьми. Меня приглашают выступать и на родительских, и на общешкольных собраниях. А конфликтные ситуации всё же возникают каждый день, и надо их решать. А ещё – учительство. Нагрузка большая, а приток молодых педагогов очень маленький: зарплата, как известно, невелика. Основная масса учителей – пенсионеры. Уйдут они – придётся школы закрывать…

Учтите ещё два фактора: первый – у детей низкая мотивация к учёбе, второй ищите в семье. А семьи заняты чем? Выживанием.

— У нас в школе 700 с лишним человек, а психолог один, — продолжает Людмила Борисовна.

— И у неё дети-инвалиды, дети, которые требуют коррекции. А правильно – чтоб было три психолога: для начальных, средних и старших классов. При школе должна работать служба из психолога, логопеда, невролога, В могочинской школе, где я работала директором, была такая служба, и был очень хороший сдвиг.

Конечно, дети встречаются с сотрудниками наркоконтроля, полиции… Но когда нет установки в семье, мы пытаемся скорректировать поведение и без поддержки родителей.

Вот такая каждодневная изнуряющая работа. И я считаю, что должность омбудсмена должна быть освобождённой. Встречалась на форуме «Забайкальцы — Забайкалью» с коллегами из Бурятии. У них при педколледже есть группа, где учатся будущие омбудсмены. Ведь рядом совсем, а такая разница. Хотя у них, между прочим, проблем с детьми меньше, чем у нас.

Рабство и анархия

Я шла по коридору к выходу. Прозвенел звонок, распахнулись двери классов – и навстречу мне необузданная, шумная орава девчонок и мальчишек. И не остановить, не скомандовать – право имеют: перемена у них. Молот и наковальня… А ещё говорят: «Кнут и пряник». А ещё – право и обязанность. И – право на обязанность. А тут ещё француз Ламенне, писатель и философ: «Обязанность без права есть рабство, право без обязанности – анархия». Ну, как всё это примирить?


Ирина Жигулина, «Читинское обозрение», №16



НазадВперёд
3 отзыва
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

И чему научат детей учителя Маккавеевской школы в таких условиях. Коллектив взведен до предела. Министерство образования в лице Н. Ждановой наверняка "разрулят" эту ситуацию в пользу детей.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А Вы в нашей школе были? Чисто, учителя все квалифицированные, праздники проводятся, в столовой детей кормят, в других школах есть только буфет, где за 15 рублей дадут чай с булочкой. А относимся мы к Читинскому району, вот пусть РАЙОНО и "разруливает"(слово-то какое-то бандитское). Надо не жалобы строчить, а каждому на своем месте делом заниматься. Учеников бы постыдились.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

ФИНАНСЫ

Я г-н Бейкер Хьюз, частный менеджер кредита

Мы выдаем международного займа, в странах СНГ и некоторых европейских общин

В связи с тяжелыми экономическими проблемами, мы утверждаются Международным валютным фондов (МВФ)

Мы работаем с вашего ежемесячного дохода и сделать ваши финансовые инвестиции сильные и хорошие

Пожалуйста, не упустите этот шанс

Как со мной связаться?

Мои личные Email: bakersfinservicesmd@live.com

Мой личный мобильный телефон: +447031823874

Обратите внимание, что только серьезное предложение будет рассмотреть