Р!
24 СЕНТЯБРЯ 2021
23 сентября 2021

Не самоубийство курсанта, претензии к пресс-службе УМВД - обзор краевых СМИ

В «Экстре» — родители повесившегося, по версии следствия, суворовца Лёши Карпухина. Они уверены, что их глубоко верующий сын не мог взять на душу такой грех, да и все исходящие смс-ки стёрты. «Во-первых, как нам объяснили, петли не было — он закрепил верёвку на двух стенках душевой кабинки, соорудив что-то вроде качели, встал на колени, положил голову на верёвку и надавил. Мол, он просто хотел попугать, но передавил сонную артерию. Если он был на коленях, почему же пол в душевой был весь исчерчен чёрными следами от прорезиненных подошв туфлей, как будто он сильно сучил ногами. Во-вторых, если бы он повесился таким образом, от конвульсий голова бы запрокинулась, и тело свалилось бы — верёвка же не была затянута петлей. В-третьих, на шее было два следа от удушения – одна бороздка тоненькая, глубокая, а сверху более широкая полоса, и она бледнее», — приводят свои аргументы Карпухины.

«Лёшка не самоубийца!»

Родители суворовца уверены, что их сыну «помогли» повеситься

С того страшного утра 12 мая, когда Сергею и Евгении Карпухиным сообщили о смерти сына, прошло девять дней. В то, что их сын-суворовец мог повеситься, они не просто не верят, а даже мысли такой не допускают. И дело отнюдь не в родительском отрицании реальности, просто, на их взгляд, есть факты, указывающие, что Алексею «помогли» уйти на тот свет.

Жил такой парень…

Весть о самоубийстве в суворовском училище МВД, что находится в поселке КСК, облетела Читу уже утром 12 мая. В душевой комнате был обнаружен труп 17-летнего воспитанника второго курса Алексея Карпухина. Парень повесился на верёвке от собственного вещмешка.

— В то утро мы с мужем ехали по делам, он был за рулём. И тут ему звонок из училища: «Приезжайте, ваш Лёшка удавился». Сергей заревел, вылетел на встречку, куда-то понёсся, едва сами не разбились, — начала свой рассказ Евгения Карпухина. — У нас трое сыновей, Леша средний. Дети наши — верующие, и прекрасно осознают тяжесть греха самоубийства.

— Я сына видел в последний раз 11 мая — я ехал по городу, а их автобусом привезли в храм, — присоединяется к беседе отец Алексея, Сергей. — Мы с ним буквально две минуты переговорили, он сказал, что поставил свечки за здравие всех нас, был такой счастливый — им разрешили в колокола позвонить. Это же была как раз Светлая Седьмица, неделя после Пасхи. А на следующее утро нам такое сообщили…

По словам родителей, Алек­сей не был избалованным ребёнком, вырос в обычной семье, всегда знал цену вещам. Его отец всю жизнь проработал в правоохранительных органах, ныне Сергей Карпухин — пенсионер МВД. Поэтому можно сказать, что сын пошёл по стопам отца.

— У нас с ним были очень доверительные отношения. Не было у него такой тайны, о которой я не знал бы, — говорит Сергей. — Поэтому я на 100 процентов уверен, что если бы Лёшка задумал самоубийство, он не мог бы уйти без прощальной записки или хотя бы смс-ки, ведь у него, уже мёртвого, в кармане брюк лежал мобильник. В котором, впрочем, почему-то были удалены все исходящие сообщения.

Суицид на коленях

Когда родители Алексея примчались в училище и прибежали в ту душевую, их сын уже лежал на полу, верёвка была рядом с телом. Он был в брюках, носках и туфлях, с голым торсом. Тело уже было окоченевшим, покрытым трупными пятнами.

— Я прослужил много лет в органах, трупов насмотрелся, в том числе и повешенных, но такого я никогда не видел, — рассказывает Сергей. — Во-первых, как нам объяснили, петли не было — он закрепил верёвку на двух стенках душевой кабинки, соорудив что-то вроде качели, встал на колени, положил голову на верёвку и надавил. Мол, он просто хотел попугать, но передавил сонную артерию. Если он был на коленях, почему же пол в душевой был весь исчерчен чёрными следами от прорезиненных подошв туфлей, как будто он сильно сучил ногами. Во-вторых, если бы он повесился таким образом, от конвульсий голова бы запрокинулась, и тело свалилось бы — верёвка же не была затянута петлей. Однако мальчик, который его нашёл, даёт объяснения, что обнаружил Алексея именно в такой позе — на коленях и с головой, лежащей на этой «качели». В-третьих, на шее было два следа от удушения – одна бороздка тоненькая, глубокая, а сверху более широкая полоса, и она бледнее. Много таких моментов, которые не позволяют мне сказать, что это было самоубийство. Но в самом училище нам не потрудились даже объяснить, как могло такое произойти, никто с нами не поговорил.

Зыбкие версии

По словам родителей, Алексей учился средне, были у него и проблемы в самом училище. Вспоминают они ситуацию, когда парню даже пришлось распрощаться с формой суворовца.

Как-то в апреле мы у него побывали, пообщались, только приехали домой – звонок из училища: забирайте вашего сына, он пьян. Мы тут же раз­ворачиваемся, приезжаем. У Лешки был алкогольный запах. Он написал объяснение, что у них были танцы и девчонки принесли джин-тоник. В тот день забрали его домой, а на утро, когда мы привезли обратно, нас попросили забрать сына по собственному желанию. Лёшка сдал удостоверение, а когда снимал форму, видимо, осознал что натворил, горько так заплакал. Я пошла к начальнику училища и упросила его оставить Лёшу, пообещала, что он подтянется в учёбе, что больше срывов дисциплины не будет, — говорит Евгения.

— Позже сын мне сказал, что они в самом училище нашли коньяк в банках, принадлежащий кому-то из учителей, — продолжает Сергей Карпухин. — Отлили оттуда чуть-чуть, выпили, долили воды. Он не сказал, с кем был. Потом я пришёл в училище и сказал одному преподавателю, просто, чтобы довести до сведения, что на территории училища в свободном доступе детей есть крепкий алкоголь. А он тут же собрал курсантов и начал требовать, чтобы они признались, кто из них пил, мол, вас всех Карпухин сдал. С этого дня от Лёшки отвернулись все. Ему было очень тяжело. Примерно в конце апреля он написал мне смс: «Заберите меня отсюда, я больше не могу».

В начале мая подавленность у парня вроде бы прошла, 7 мая у него был день рождения, вечером его отпустили в увольнение домой. Леша обещал исправиться, доучиться, сказал, что понимает, какие перспективы у него есть. Однако с учёбой начались ещё большие проблемы. К началу мая у него было восемь двоек, он не выходил из нарядов, не успевал готовиться. Следствием же версия о связи суицида с обучением подростка не рассматривалась сразу.

— По нашим данным, он покончил с собой после проблем во взаимоотношениях с девушкой, — сделал заявление старший помощник руководителя СУ СК по Забайкальскому краю Егор Марков сразу после происшествия. Однако родные Алексея напрочь отрицают подобную версию:

— У них любовь была, пусть и юношеская, но любовь. Вместе дальше учиться собирались, говорили, что в будущем поженятся, о детях мечтали. Конечно, были у них стычки, но не такие, чтоб вешаться. С девочкой до сих пор родители отваживаются — она каждый день плачет, — говорит мама Алексея.

С того света

Убитые горем родители намерены бороться за честное имя сына, доказывая, что он не самоубийца.
— Мы считаем, что его сначала удушили, а потом повесили, — говорит Евгения Карпухина. — То же самое нам говорят люди, обладающие экстрасенсорными способностями, причём уже четыре человека, живущие в разных районах Читы и края.

После смерти сына и Евгения, и Сергей физически ощущают его присутствие в этом мире. На днях у них самопроизвольно включился завешённый тканью телевизор на словах «предатели», на другой день, когда шла программа о подростках, он снова включился на словах: «Как же уберечь наших детей от этого жестокого мира?» Евгения часто чувствует, как её кто-то гладит по щекам.

— На следующий день после похорон на памятнике у Лёшки на щеке образовалась тёмная полоска, как будто текла застывшая слеза, её видели десятки людей. На девятый день пришли, её уже нет. Экстрасенсы говорят, что сам Лёшка просит найти виновных, к которым он тоже приходит и просит признаться.

Говорят, если человек спокойно покидает этот мир, то и живых он не тревожит. Значит ли это, что Алексей не собирался уходить из жизни, и теперь просит найти правду? В любом случае родители парня будут её искать — они уже подготовили письма во все возможные инстанции, на федеральные телеканалы.


Татьяна Белокопытова, «Экстра», №21



Председатель Забайкальского регионального отделения партии «Справедливая Россия» Цырендоржи Дамдинов вернулся из Швеции. Что он там делал, спрашивает для читателей «Азии-Экспресс» Владимир Тихомиров. В целом, интервью несколько странно вопросами типа «Что наиболее произвело впечатление», ну, и ответами, в которых Цырендоржи Дамдинов со свойственной ему горячностью и эмоциональностью связывает явку с доверием и коррупцией. «В Швеции и других скандинавских странах создана мощная государственная поддержка населения в виде социальной сферы. Все частные собственники платят достаточно большие налоги строго по закону с полным пониманием того, что эти деньги государство возвращает им в виде социальных благ. Государство обеспечивает им достойные пенсии, медицинское обслуживание на высоком уровне, даёт качественное образование, помогает воспитывать детей. Отсюда степень доверия между населением и властью высокая. Это то, чего нам очень не хватает. Если сравнивать наш регион, то мы выглядим очень печально – в некоторых районах Забайкалья явка на последних выборах, например, была 11%. Там такое просто немыслимо. Отсюда у нас и воровство, и коррупция, и низкая производительность труда, и прочее», — рассказывает собеседник издания.

Цырендоржи Дамдинов: «Сменяемость власти – верная гарантия против коррупции»

Недавно из поездки в Швецию вернулся председатель Забайкальского регионального отделения партии «Справедливая Россия» Цырендоржи Дамдинов. Цель поезд­ки — увидеть своими глазами, как проявляет себя в этой стране социал-демократия. С ним побеседовал наш корреспондент.

— Какими путями занесло вас в эту скандинавскую страну, Цырендоржи Цыбендоржиевич?

— С помощью Московской школы политических исследований. Я лично сам захотел поехать под эгидой этой организации, захотелось, что называется, вблизи ощутить ту шведскую социал-демократическую модель развития общества и государства, о которой был много наслышан. Подал заявку, проплатил из личных средств некоторую сумму, в том числе дорогу. Кроме прочего, моя партийная работа побудила меня это сделать. Дело в том, что существует Социалистический Интернационал. Социал-демократическая рабочая партия Швеции и «Справедливая Россия» — члены Социалистического Интернационала. И наибольших успехов в построении справедливого общества в мире достигли скандинавские страны.

— И вы знаете, почему так происходит?

— Я как экономист хорошо понимаю, что благополучие населения там заключается в том, что в Швеции и других скандинавских странах создана мощная государственная поддержка населения в виде социальной сферы. Базис, экономика основана на частной собственности, то есть носит капиталистический, рыночный характер. Но все частные собственники платят достаточно большие налоги. При этом они не уходят от налогов, платят их строго по закону с полным пониманием того, что эти деньги государство возвращает им в виде социальных благ. Причём, делается это прозрачно, без коррупции, понятно всем людям. Государство обеспечивает им достойные пенсии, медицинское обслуживание на высоком уровне, даёт качественное образование, помогает воспитывать детей. Отсюда степень доверия между населением и властью высокая. Это то, чего нам очень не хватает. Если сравнивать наш регион, то мы выглядим очень печально – в некоторых районах Забайкалья явка на последних выборах, например, была 11%. Там такое просто немыслимо. Отсюда у нас и воровство, и коррупция, и низкая производительность труда, и прочее.

К сожалению, удалось побывать только в Стокгольме. Но впечатлений много. И от поездок, и от встреч. Очень плодотворным было общение с преподавателями стокгольмской Высшей школы экономики. Были и семинары, и неформальные встречи, беседы, полемика.

— Что наиболее произвело впечатление?

— Я скажу, не просто произвело впечатление, а удивило то, что там на очень высоком уровне организована и работает система самоуправления. Когда-то Стокгольм был не самым чистым и опрятным городом. Но теперь… Все такси работают на газовом топливе, улицы чистые, скверы, лужайки, парки приспособлены для отдыха людей и особенно детей. И за всем этим следит муниципальная власть, структуры самоуправления.

— Выходит, потенциал самоуправления, о котором как о приоритете в своей деятельности уже заявил врио Губернатора Константин Ильковский, высок. Что, на ваш взгляд, можно перенести из шведского опыта на нашу забайкальскую землю?

— Перенести можно и нужно многое. Я бы выделил то, что у шведов беспрекословным элементом демократии является принцип сменяемости власти. В Швеции периодически через выборы меняется власть. И при этом все партии, все политические силы главным в своей деятельности считают близость к народу, выполнение истинных запросов и чаяний людей. Есть там, например, Буржуазная партия. Так вот, когда она победила на выборах – назвала себя уже не буржуазной, а умеренной и в скобках – партией трудящихся. И в результате партия становится более привлекательной, ближе к людям. Власти начинают постепенно снижать налоги, увеличивать социальные блага и т.д.

Вот приведу некоторые данные. Швеция строго держит курс на достижение профицита бюджета. Уровень ее государственного долга в ВВП сократился с 70% в 1993 году до 37%, а дефицит бюджета в размере 11% за тот же период превратился в 0,3% профицита. Там также снижен верхний предел налогообложения с 80% в 1983 году до 57%. В этом году снижается ставка на прибыль компаний с 26,3% до 22%. Это позволило стране со скромной открытой экономикой быстро восстановиться от финансового кризиса 2007—2008 годов. Швеция также обеспечила прочную опору для своей пенсионной системы за счёт замены фиксированных вкладов и внесения автоматических корректировок по вероятной продолжительности жизни.

При этом шведы делают ставку, не на централизацию власти, а на развитие местного самоуправления, они создают для этого реальные условия – заботятся, чтобы муниципальная власть имела больше средств для реализации своих задач. Степень доверия к власти отсюда, повторю, чрезвычайно велика. Нам там приводили данные европейских опросов, где с 80-процентным доверием лидировала Дания, но Швеция была на втором месте.

— Это касается и такой сферы, как образование?

— Не только. Там нам рассказывали, что наиболее смелым шагом оказалось введение всеобщей системы школьных ваучеров, благодаря которым частные школы конкурируют с государственными. Более 10% учеников не старше 16 лет и более 20% тех, кому уже исполнилось 16 лот, посещают «бесплатные» школы, две трети которых принадлежат частным компаниям.

Частные компании также соперничают друг с другом в предоставлении услуг в области здравоохранения и заботе о престарелых гражданах. И государство поощряет такое проявление частной инициативы. Шведское правительство, например, разрешает частным компаниям наравне с государственными учреждениями принимать участие в выполнении госзаказов. Большая часть новых зданий медицинских клиник и детских садов строится силами частных компаний, с использованием частных инвестиций. Государство также разрешает гражданам выбирать заведения с лучшим обслуживанием и использовать при оплате услуг причитающуюся им долю государственного финансирования.

— Вот вы говорите, что там государство много делает для народа, везде успевает – у них что, такой большой государственный аппарат?

— Напротив. Швеция сократила государственные расходы в составе ВВП с 67% в 1993 году до 45% на сегодняшний день. Вскоре её государственный аппарат может стать меньше, чем в Британии.

— Как же там удалось побе­дить коррупцию?

— Коррупции нет там, где есть сменяемость власти. Каждый депу­тат, политик, чиновник знает, что его немедленно отправят в отставку, если он даст повод к подозрению в коррупции. У нас же народ ещё но контролирует власть — и она уверовала в то, что может безна­казанно проворачивать свои коррупционные дела какое угодно долгое время. Более того, некото­рые считают, что они могут нахо­диться у власти бесконечно, а раз так, думают, чего стесняться, чего оглядываться на нужды населения. Монополия власти — это прямая дорога к расцвету коррупции.

— Что ещё интересного уда­лось узнать?

— Знаете, удивило то, как госу­дарство стимулирует равноправие мужчин и женщин. Вот рождает­ся в семье ребёнок. У нас, как мы знаем, в декретный отпуск уходят исключительно женщины, матери. Мамы у них тоже имеют декрет­ный отпуск, причём очень хорошо оплачиваемый. Но, кроме того, декретные выплаты на несколько недель положены только папе. И если папа их не использует, они пропадают. А суммы очень значи­тельные. Таким образом, они на продолжительное время освобож­дают женщину от материнских за­бот и стимулируют отцов, чтобы они были ближе к детям.

— Ну, наше общество к этому ещё не готово…

— Не только к этому. Давайте задумаемся: почему у нас не по­лучается построить справедливое общество? Да потому, что мы в своём стремлении во что бы то ни стало построить капитализм на­прочь забыли о социальной справедливости. И построили урод­ливый, дикий капитализм. А они, шведы, это не забыли. Поэтому у них разрыв между бедными и бо­гатыми всего четырёхкратный, а у нас — двадцатикратный. Огромное расслоение общества у нас порож­дает социальную напряжённость, сеет недоверие к государству и друг к другу. Политические партии Швеции хорошо понимают всё это. И они не ставят задачу ликвидиро­вать частную собственность, как, например, наши коммунисты, они ставят целью справедливо рас­пределить общественное богат­ство. Через систему налогообло­жения, социальных льгот и выплат и т.д.

Поэтому там мы видели счастливых, улыбающихся людей, дове­ряющих друг другу и своему пра­вительству.


Владимир Тихомиров, «Азия-Экспресс», №21



В «Экстре» же в преддверии «Забайкальского кинофестиваля» Ирина Баринова беседует с родившимся в Забайкалье актёром Дмитрием Павленко. Чрезвычайно тепло и искренне, по крайней мере создаётся такое ощущение, как ни крути, рассказывает Дмитрий о детстве в Забайкалье. «В старших классах увлёкся самодеятельной песней в читинском КСП «Откровение». В этой компании было много творческих людей, все пели, общались, мне было крайне интересно с ними. В то время, участвуя в концертах, я ощутил странное чувство удовольствия и радости от пребывания на сцене. Этот «вирус», однажды попав в душу, делает своё дело. Ещё любовь к кино, но к кино не обычному. Его мы смотрели с мамой в ДК Машзавода по пятницам в некоем клубе «сложного фильма» (или что-то подобное). То были фильмы Тарковского, Феллини, Сакурова, Иоселиани… Тогда появилась мысль о кино, о режиссуре», — вспоминает актёр.

Желаю краю процветания

Дмитрий Павленко: «Пусть больше людей узнает, какое оно – Забайкалье»

Актёр театра им. Ермоловой Дмитрий Павленко накануне приезда на малую родину для участия в III Забайкальском Международном кинофестивале ответил на вопросы корреспондента «Экстры».

— Дмитрий, в какой школе вы учились? Как увлеклись театром и кино?

— Я окончил школу № 38 в Чите. В школьные годы о карьере актёра совершенно не думал. Более того, меня это занятие настораживало, казалось, что актёры живут чужими жизнями. В детстве хотел быть моряком, потом биологом, чтобы заниматься морскими животными – китами, дельфинами. Ещё увлекался историей и краеведением.

Однажды, правда, был случай участия в новогодней театральной постановке, где я выходил в роли безумного музыканта в чёрном парике, с длинным носом и громко гремел крышками от кастрюль, привязанными к рукам и ногам! Помню, что публику это веселило!

В старших классах увлёкся самодеятельной песней в читинском КСП «Откровение». В этой компании было много творческих людей, все пели, общались, мне было крайне интересно с ними. В то время, участвуя в концертах, я ощутил странное чувство удовольствия и радости от пребывания на сцене. Этот «вирус», однажды попав в душу, делает своё дело. Ещё любовь к кино, но к кино не обычному. Его мы смотрели с мамой в ДК Машзавода по пятницам в некоем клубе «сложного фильма» (или что-то подобное). То были фильмы Тарковского, Феллини, Сакурова, Иоселиани… Тогда появилась мысль о кино, о режиссуре.

— И вы поступили…

— Судьба решила за меня! Провалив поступление на биофак в Иркутске, я оказался в Читинском культпросветучилище. Замечательные педагоги после первого года обучения – Скрябина Мария Владимировна и Чумакова Татьяна Ивановна – подготовили меня для поступления в московские театральные вузы. Так я поступил в «Щепку» — Высшее театральное училище им. Щепкина.

— Вы работаете в театре им. Ермоловой, расскажите о любимых спектаклях.

— В свой театр – театр имени Марии Николаевны Ермоловой – я поступил после училища. Чему рад, несмотря на непростое отношение к нему в театральном мире. Мои любимые работы за последнее время: Подколесин в «Женитьбе» Н. Гоголя, Кречинский в «Свадьбе Кречинского» А. Сухово-Кобылина.

«Свадьба Кречинского» была представлена в трёх номинациях на «Золотую маску», я — за лучшую мужскую роль. Это спектакли режиссёра Алексея Ливийского, с которым я имею честь творчески сотрудничать много лет. К сожалению, этих спектаклей больше нет – закрыли «Малую сцену» в нашем театре.

В этом сезоне я выпустил премьеру с режиссёром Евгением Каменьковичем «Язычники» по пьесе Анны Яблонской – молодого драматурга, погибшей во время теракта в аэропорту Домодедово. Она летела в Москву, чтобы получить премию «Личное дело-2010» от журнала «Искусство кино» как раз за эту пьесу и по воле злого рока оказалась в эпицентре взрыва. Пьеса не простая, спектакль принимают не все. Моя роль (Учитель),
которая ограничивалась тремя сценами, разрослась в сквозную. Мы придумали и дописали «лекции», которые я провожу прямо в зрительном зале.

— Какие новые работы в кино?

Недавние работы в сериал «Карамель», роль – Иннокентий Глебович. Эта работа доставила много радости. Замечательные партнёры и режиссёры. Сериал прошёл уже несколько раз по каналам ТИТ и СТС. Ещё фильм «Контуженный» режиссёра Владимира Зайкина тоже доставил много удовольствия во время съёмок — в нем снимались Александр Панкратов-Чёрный, Михаил Ефремов, Юрий Стоянов, Дмитрий Нагиев. Но пока он не вышел на экраны.

— Часто ли Вы бываете в Чите? Знаете актёров нашего театра?

— В Чите стараюсь бывать часто, но получается раз в два-три года. Жаль! В Забайкальском драматическом театре бывал постоянно в детстве и юности. Из актёров знаком со Светланой Алфёровой. Это моя однокурсница по культпросвету. Ещё заочно знаю Сергея Юдина – по добрым рассказам его однокурсников ГИТИСа.

— Расскажите о своей семье.

— Мне повезло родиться в творческой семье. Мама, Надежда Николаевна, — режиссёр ГТРК-Чита, создающая свои исторические и экологические фильмы. Она лауреат всевозможных международных и российских фестивалей и конкурсов. Папа, Юрий Васильевич, — доктор геолого-минералогических наук, учёный с большой буквы, а также композитор и поэт. Старшая сестра Елена – образованнейшая и начитаннейшая. В этой жизни мне её уже не догнать.

Моя жена Наталья Селивёрстова – ведущая актриса театра Ермоловой. Мы вместе ещё со студенчества. Наташа, в отличие от меня, играла два раза спектакли в Чите антрепризный «Золото» и спектакль нашего театра «Сигизмунд и Клеопатра» по пьесе Елены Скороходовой «Не бросайте пепел на пол» в постановке Галины Дубовской. Дело происходит в Хапчеранге. Да, в нашей забайкальской! У Наташи достаточно большая фильмография: «Лихая парочка», «Корова», «Семь жён одного холостяка», «Траектория бабочки» и другие фильмы.

Полине, нашей дочери, 15 лет. Она учится в МГАХ – Московской государственной академии хореографии. Стать балериной мы закодировали её ещё до рождения, так и получилось! Полине это доставляет много радости, но и, конечно, стоит огромного труда. Ну, вот я в такой компании!

— Знакомы ли вы с другими актёрами-забайкальцами – Александром Михайловым, Юрием Соломиным, Дианой Морозовой? Приходилось ли вместе работать?

— Со своими забайкальскими коллегами творчески сотрудничать не приходилось. Ходим рядом, но не пересекаемся, к сожалению. Все как-то рядом…

— В чём, по-вашему, задача Забайкальского кинофестиваля?

— Мне кажется, задача фестиваля не только в пропаганде киноискусства в крае, но и пропаганде моей красивой родины. Пусть больше и больше людей знают, какое оно – Забайкалье! Увидят нашу природу, людей, Читу, подышат нашим таёжным и степным воздухом, согреются ярким солнцем на бескрайнем голубом небе!

Я приеду в Читу 30 мая – с нетерпением жду встречи с земляками. Хочу пожелать родному краю процветания – культурного и духовного, а людям — счастья, гармонии и любви. До встречи!

Экстра-справка
Павленко Дмитрий Юрьевич
– актёр театра им. Ермоловой.
Родился 10 апреля 1971 года на руднике Солонечный Газзаводского района Читинской области. Детство его прошло в Чите. В 1989 году поступил в Высшее театральное училище имени Щепкина. Ещё во время учебы снимался в клипах, эпизодах кино, сериалах. Был ведущим передачи «Детский час». В 1993 году принят в труппу Московского театра им. М.Н. Ермоловой, где служит до сих пор. Среди его театральных работ: «Воспитанница», «Комедия о настоящей беде московской», «Калигула», «Свадьба. Юбилей», «Приглашение на казнь», «Мещанская свадьба. Свет в темноте», «Мнимый больной», «Вечер комедии», «Учитесь водить автомобиль заочно», «Репетиция комедии Мольера «Дон Жуан», «Сон на конец свету», «Сальери forever», «Медведь. Предложение», «Суббота, воскресенье, понедельник», «Женитьба», «Раба своего возлюблен­ного», «Смерть Тарелкина». Среди недавних киноработ: «Двойная пропажа», «Час Волкова — 2, «Проклятый рай-2», «Товарищи полицейские», «Предсказание», «Москва. Три вокзала», «Мой папа Барышников», «Метод Лавровой», «Карамель», «Золотые».

Экстра-цитата
Павленко Юрий Васильевич
– доктор геолого-минералогических наук, лауреат Премии Совета Министров СССР, профессор ЗабГУ:
«В 1992 году, будучи в командировке в Москве, на афише Малого театра я прочел фамилию своего сына-студента «Щепки». Эта встреча, естественно, вызвала чувство гордости за всё, что в него вложено семьей, и благодарность — за оправдание моих надежд. Вспомнилось, как, будучи в Читинском детском доме, общался на киносеансах с братьями Соломиными, что и теперь моя судьба вновь соприкоснулась с этими великими актерами, хоть и на другом уровне.

Прошли годы. Мои надежды относительно сына оправдываются. У сына, рожденного «во глубине сибирских руд», есть всё, чтобы соответствовать статусу великой актрисы, в театре имени которой он работает много лет. Он талантлив, контактен, обладает хорошей памятью, прекрасным голосом, спортивен. Приятно, что он дисциплинирован, порядочен, любит, ценит свою семью, с детства владеет немецким языком, сочиняет музыку, пишет стихи, пробует себя в области драматургии и прочее, прочее. Спасибо, сынуля! Удачи! Многие читинцы также гордятся тобой. Так держать!».


Ирина Баринова, «Экстра», №21



Текст об удивительном человеке — Виле Ивановиче Кунгуре — есть также в «Читинском обозрении». Именно с него, по мнению многих, плавание пришло в Забайкалье так, что наших спортсменов начали узнавать за границей. «Наконец, лёд тронулся. Про­мышленный обком партии при­нял постановление, в котором намечены пути превращения Читы в город спорта и здоро­вья. Вил Иванович стал основ­ным инициатором и организа­тором возведения плавательно­го бассейна «Дельфин» при шко­ле №4. Бассейн открыли в 1971 году. Но по непонятным причи­нам директором утвердили дру­гого человека. Видимо, требо­вательность, нападки на нерас­торопность начальства Кунгура были кое-кому не по нраву, — открытие «Дельфина» тоже в числе заслуг Кунгура. — В 1996 году на 25-летии бассейна 68-летний Вил Иванович проплывёт 50 метров вольным стилем за 43,7 сек. , а в 1998 году на первом чемпионате ветера­нов преодолеет эту же дистанцию за 42,59 сек.».

Переплыть Кенон? Легко!

Вил Кунгур «брал» его не раз. 24 мая знаменитому пловцу исполнилось бы 85

Его имя уже стало обрастать легендами. В воспоминаниях друзей, учеников, соратников о Виле Ивановиче порой трудно отличить, где правда, а где доброжелательная выдумка о его деяниях. Бесспорно одно: он стоял у истоков забайкальского плавания и благодаря ему пловцы из Забайкалья впервые стали известны не только за пределами нашего края, но и за границей.

Начиная плавать «по-собачьи»

Родился и рос Вил в шахтёр­ском посёлке Черновские копи. За деревянными домами было искусственное озеро, образовав­шееся в результате затопления старой заброшенной шахты. Да к тому же с тёплой водой, пото­му как рядом стояла ЧЭС (Черновская электростанция).

На «озере ЧЭС», как называли его черновчане в 30-40-е, была купальня, стояла 10-метровая вышка, была даже примитивная раздевалка. Дорожек, конечно, не было. Малолетнего мальчика старшие ребята учили плавать, используя очень простой спо­соб. Завязывали гачи у штанов и резко шлёпали ими по воде — получалось два воздушных пузыря, между ними ложился Виля (так его звали друзья и домашние) и плыл «по-собачьи». С годами научился неплохо держаться на воде и даже стал самостоятельно осваивать отдельные стили пла­вания. Может, именно тогда за­болел этим видом спорта.

Первые успехи

Окончив школу, поступил на исторический факультет Чи­тинского государственного пе­дагогического института. Вме­сте с другими студентами актив­но участвовал в вузовских, рай­онных, городских соревновани­ях. Тем более что это шло в зачёт норм комплекса ГТО. Вил входил в состав команды «Больше­вик» (позже переименованной в «Искру») и выигрывал призовые места не только в плавании, но успешно выступал в десятибо­рье, участвовал в легкоатлетиче­ских эстафетах.

Получив диплом, по распределению поехал в Красночикойскую школу преподавате­лем истории. Но вскоре осознал, что это не его стезя. История — предмет неоднозначный и «ско­ропортящийся». Самый непред­сказуемый из всех дисциплин в школьной программе. Здесь нет твёрдых, раз и навсегда установ­ленных постулатов. Когда те или иные события в угоду времени, правителям, чьим-то амбици­ям резко меняют окрас от чёрного до белого и наоборот. Од­новременно чувствовал, что в нём — огромный нерастрачен­ный потенциал и сильная тяга к большому спорту. Перебрался в Читу. Поступил заочно на фа­культет физического воспита­ния в родную альма-матер.

В первых областных официальных соревнованиях по плаванию Вил принял участие в 1951 году в Петровске-Забайкальском. Спортсмены «Искры» (среди них — Вил Иванович) заняли пять первых мест. В августе 1952 года выиграл пер­венство области в заплыве воль­ным стилем на 100 м. Ежегодно организовывал и сам участвовал в заплывах на озёрах Кенон и Арахлей. Не раз легко переплы­вал Кенон. В 1956 году включён в группу спортсменов, представ­ляющих Забайкалье в первой спартакиаде народов РСФСР в Москве. С 1957 года — тренер по плаванию группы детей ДСШ-3. Это событие положило начало зарождению и становлению дет­ского плавания в Чите.

Учитель и ученики

Молодой тренер с энтузиаз­мом начал заниматься с детьми, и результаты не заставили дол­го ждать. Уже в 1960 году подо­печные Вила Ивановича установили пять новых рекордов обла­сти, лучшие из них — Наташа Со­рокина и Коля Шевченко. В сле­дующем году Наташа уже стар­товала на Всероссийской спар­такиаде школьников в Армавире и заняла второе место с резуль­татом выше нормы первого раз­ряда. Это удивило многих: такой периферийный город, как наша Чита, смог дать в сборную Рос­сии сильную спортсменку!

Ещё через год Наташа стала чемпионкой Вооружённых Сил в старшей возрастной юноше­ской группе. Вил Иванович и его воспитанница были зачислены в сборную команду России для участия во Всесоюзной спарта­киаде школьников в Баку. Но на соревнования они не попа­ли из-за слишком большой отда­лённости Читы от центра. Тре­нер досадовал и всем доказывал, что Наташа может со временем стать Олимпийской чемпион­кой. Но рвать бюрократические цепи было намного тяжелее, чем готовить призёров.

На третьей спартакиаде наро­дов РСФСР ученики Вила Ива­новича вошли в десятку силь­нейших Российской Федерации. В эстафете «4 по 100» четвёрка читинок, среди них и Наташа, заняла шестое место.

В 1972 году Вил Иванович пе­реходит на должность препода­вателя физкультуры в област­ную школу-интернат для глу­хих детей. Пришлось осваивать мимику и дактилологию (азбу­ку для глухих детей). Тренирует ребят по плаванию, лёгкой атле­тике, волейболу. Его воспитан­ницы Ольга Коломейцева, Люд­мила Мыльникова, Любовь Вторушина стали чемпионками 23-х Всемирных игр глухих спор­тсменов в ФРГ в 1981 году, чем­пионками Европы среди глухих спортсменов — в Дании в 1982 году. Позже, в 2000 году, всем троим присвоено звание ма­стеров спорта международного класса по волейболу.

Его детище — «Дельфин»

Работая тренером, Вил Ива­нович был председателем об­ластной Федерации плавания. Человек неуёмной энергии, он через газету взывал к тогдашне­му председателю облспортсоюза Забродину обратить особое вни­мание на детское плавание. Са­мое большое препятствие в раз­витии этого вида спорта в Чите и Забайкалье — отсутствие бас­сейнов. Вся надежда на зимний плавательный бассейн Спортив­ного Клуба Армии. Но много лет он на ремонте.

Вил Иванович постоянно ра­товал за строительство хотя бы небольшого городского плава­тельного бассейна, где могли бы обучаться плаванию тысячи чи­тинских школьников. На базе этого бассейна можно было бы создать группы здоровья среди людей среднего и старшего воз­раста. Где мог, доказывал: са­мый оздоровительный вид спор­та — плавание. Кунгур предлагал привлечь к этому хозяйствен­ных руководителей, обществен­ные и комсомольские организа­ции, исполком горсовета.

Наконец, лёд тронулся. Про­мышленный обком партии при­нял постановление, в котором намечены пути превращения Читы в город спорта и здоро­вья. Вил Иванович стал основ­ным инициатором и организа­тором возведения плавательно­го бассейна «Дельфин» при шко­ле №4. Бассейн открыли в 1971 году. Но по непонятным причи­нам директором утвердили дру­гого человека. Видимо, требо­вательность, нападки на нерас­торопность начальства Кунгура были кое-кому не по нраву.

…В 1996 году на 25-летии бассейна 68-летний Вил Иванович проплывёт 50 метров вольным стилем за 43,7 сек. , а в 1998 году на первом чемпионате ветера­нов преодолеет эту же дистан­цию за 42,59 сек.

Не спортом единым

О его эрудиции, широком кругозоре говорят и друзья, и родные. Ему показалось малова­то двух дипломов о высшем об­разовании. Очень хотелось овла­деть английским. И он поступил заочно на факультет иностран­ных языков. Много читал, при­чём зарубежных писателей. Лю­бил декламировать стихи Байро­на в оригинале.

Его интересовала история Читы и Забайкалья. В личной библиотеке собирал редкие из­дания. Будучи на пенсии, много ходил на лыжах. Дом, в котором жил, стоит на берегу реки Читинки. Через окно или с балко­на подолгу смотрел на воду, гу­лял по берегу, купался. Видимо, водная стихия была ему предна­значена судьбой от рождения до последних дней.

При подготовке этого матери­ала я встретилась с некоторыми его друзьями, соратниками. Все говорят о нём с теплотой и ува­жением. Рассказывают, однаж­ды ребята из школы-интерната глухих отдыхали на Арахлее. Спали в палатках. В одной из них все вместе с воспитательни­цей крепко уснули, а свечку не погасили. Она упала, и палатка заполыхала. Вил Иванович в это время пошёл поплавать на озе­ро. Увидел, как горит палатка, за секунды добежал, сдёрнул го­рящий брезент с кольев и на ру­ках выносил полусонных детей в безопасное место.

Владимир Васильевич Гусь­ков, тренер по плаванию в шко­ле №9, ныне пенсионер, расска­зывает: «Вил Иванович мне так помог в жизни! Познакомились мы, когда он был старшим тре­нером в ДСШ-З по плаванию. А я служил в армии, занимался спор­том, выступал в армейских со­ревнованиях. Он помог мне рань­ше срока демобилизоваться, поступить на спортфак, устроил на тренерскую работу. Словом и делом направлял меня в нужное «русло» по технике плавания. В облоно отстоял от направле­ния в область по окончании ин­ститута… Вспоминаю один слу­чай. Ему подарили очень краси­вые, дорогие, золотые наручные часы, которыми он очень гордил­ся. Мы сидели с ним на скамейке у бортика бассейна. В воде пла­вали ребятишки. Один мальчик из глухих нырнул вглубь. И, види­мо, потеряв ориентацию в воде, не мог всплыть. Вил Иванович, в чём был, прыгнул вслед за ним и выдернул на поверхность. Часы, к сожалению, «накрылись».

А ещё, говорят, он нравился женщинам. Высокий, стройный. От него исходила невероятная энергетика, ощущение надёжно­сти, порядочности. Ненавидел и всегда уходил от интриг, спле­тен, что в спорте тоже случается.

В своё время Вил Иванович награждался грамотами, ценны­ми подарками, медалями «Вете­ран труда», «50 лет Победы в Ве­ликой Отечественной войне», «За доблестный труд в годы Ве­ликой Отечественной войны» (в годы войны он вместе со взрос­лыми работал в шахте). Вот и всё, что есть в его багаже. Но ведь человек стоял у истоков за­байкальского плавания! Первый судья республиканской катего­рии, один из сильнейших плов­цов 1940—1950 гг. , неоднократ­ный чемпион Читинской обла­сти, первый тренер по плава­нию в Забайкалье, первый орга­низатор отделения плавания в ДСШ Читинского Гороно! Под­готовил чемпионов и рекор­дсменов области, призёров пер­венства российского и союзно­го уровня, чемпионок Европы и 23-их Всемирных игр… Неужели всего этого мало, чтобы удосто­ить Вила Ивановича наградным знаком за такой вклад в разви­тие физкультуры и спорта в За­байкалье?


Людмила Арзамасцева, «Читинское обозрение», №21



Доктор педагогических наук, профессор кафедры русского языка и методики его преподавания ЗабГУ Лариса Черепанова отвечает на вопросы Елены Сластиной в «Земле» про русский язык. Черепанова считает изменения в русском закономерными, а письменную речь в соцсетях не считает показателем грамотности, но не выносит мат: «Меня это очень расстраивает, слышу – корёжит, как музыканта при фальшивой ноте. Но, к сожалению, я уже никому не делаю замечаний, никого не поучаю. Потому что в ответ услышишь столько «доброго»… В университетских стенах – да. Могу поправить студентов, сделать замечание в тактичной форме, касающееся не только речи, но и поведения (не переношу, когда сидят на подоконниках, когда стоят в обнимку). Я не ханжа. Но, полагаю, стены учебного заведения обязывают людей вести себя несколько по-иному».

Любое «Кофе» лучше мата

Смешно тем, кто в теме: пьяная учительница русского языка пыталась исправить ошибку на вывеске магазина «Обои». Но до смеха ли филологам, когда мир вокруг не дружит с ударением, склонениями, согласованиями, орфографией, пунктуацией? Слово – доктору педагогических наук, профессору кафедры русского языка и методики его преподавания ЗабГУ Ларисе Витальевне Черепановой.

– Как оцениваете окружающее вас языковое пространство?

– Не буду оригинальна в своём мнении. Наше языковое пространство (это касается всей страны в целом) разрушается. Разрушается литературная норма, и на её место приходят новые. Это живой процесс. Подобное происходило в переломные 20-е годы прошлого века, и, например, Корней Иванович Чуковский воспринимал это очень болезненно. Но для нас, живущих сегодня, многие антинормативные вещи, которые филологами прошлых столетий воспринимались как таковые, стали такой общепризнанной нормой, что сетования Чуковского читаешь сегодня, конечно, с улыбкой. И может быть, спустя два-три десятилетия, учёные, носители культуры и литературного языка, с такой же улыбкой будут воспринимать и наше сегодняшнее беспокойство… Поэтому к смене норм я отношусь более или менее спокойно.

Но есть вещи, которые очень волнуют. Это засилье нецензурщины. Полагаю, что она никогда не станет литературной нормой. Что этот пласт лексики как находится за пределами литературного языка, так там и будет находиться. Но когда идут молодые люди, красивые, респектабельные внешне, и ругаются матом… Особенно отталкивает мат в девушках, будущих матерях. Ведь точно на таком же языке они будут общаться и со своим ребёнком! Какое духовное начало может быть заложено матерными словами у маленького человечка?

Меня это очень расстраивает, слышу – корёжит, как музыканта при фальшивой ноте. Но, к сожалению, я уже никому не делаю замечаний, никого не поучаю. Потому что в ответ услышишь столько «доброго»… В университетских стенах – да. Могу поправить студентов, сделать замечание в тактичной форме, касающееся не только речи, но и поведения (не переношу, когда сидят на подоконниках, когда стоят в обнимку). Я не ханжа. Но, полагаю, стены учебного заведения обязывают людей вести себя несколько по-иному.

– Как относитесь к новым нормам, например, «кофе» стало среднего рода?

– Спокойно. Язык живёт по законам, которые были, есть и будут. Закон унификации, например. Когда носители языка, не подозревая этого, стараются привести к определённой модели образования слов другие слова, то есть унифицировать. Скажем, чем объяснить, что неодушевлённые заимствованные существительные все среднего рода, а только «кофе» – мужского? Так что ничего в новой норме страшного не вижу. Конечно, очень неприятно слышать слово «ложут», «дОговор». Но… нормы изменяются. От этого никуда не деться. Мы ведь уже не удивляемся слову «обеспечЕние», хотя нормативный вариант – «обеспЕченье», но многими этот вариант воспринимается с трудом…

– А не кажется вам, что эти поблажки схожи, к примеру, с такими: не могут людей приучить бросать мусор в урну – разрешают сорить рядом с ней?

– Нет. Про урну – это культура поведения. Даже не так – это обеспечение санитарных норм. Это как не мыться. А введённые недавно речевые нормы – всё-таки вариативные. В словарях предыдущих лет вариант «дОговор» был не рекомендуем. А сейчас допускается. Но это же вовсе не значит, что эту норму мы культивируем, например, в школьных учебниках. Там – и это я вам могу сказать совершенно ответственно как методист – берутся только те нормы, которые даются без помет «допустимо», «не рекомендуется». В школе курс русского языка всё-таки направлен на усвоение ребёнком норм литературного языка. Общепризнанных и устоявшихся.

Но речевая практика и речевое окружение детей очень часто идут вразрез с этой нормой. Самая главная проблема при овладении языком – проблема овладения нормативной речью. Потому что ребёнок усваивает то, что слышит с рождения. Если дома говорят «лОжут», его очень трудно переучить. На уроке ученик будет говорить «кладу», потому что себя контролирует очень чётко, но как только отойдёт от учителя русского языка на два шага – скажет «ложить».

– Начинающие преподаватели русского языка тоже грешат речевыми ошибками… Школа перестаёт быть оазисом правильной речи.

– В одной из моих книг с лингвистическими текстами высказана такая мысль: «Чтобы повысить свою речевую культуру, нужно слушать дикторов телевидения, учителей русского языка». Очень хочется эти фразы убрать: настолько они сейчас идут вразрез с действительностью. Но не убираю: может быть, хоть это заставит некоторых учителей русского языка подходить к своей речи ответственно.

Конечно, я знаю, как ведётся преподавание в школах, особенно в глубинке. Тесно сотрудничаю с учителями, потому что я методист – человек, который учит студентов учить детей русскому языку. И конечно, вижу, что молодёжь проигрывает «стажистам».

Но есть и другая проблема: очень часто те, кто, на мой взгляд, должен идти в школу, туда либо не идёт, либо быстро оттуда уходит. К счастью, у меня в магистратуре практически все выпускники, за редким исключением, связаны с образованием. Но долго ли они проработают? Ответственность огромная, работы много (и, в частности, бумажной), родители относятся к учителям часто потребительски, как к обслуживающему персоналу, и ведут себя соответствующим образом. Видя это, стараются себя так же вести и ученики. И терпеть всё это за 10-12 тысяч?!

Я девочек очень хорошо понимаю. Но очень горько. Молодые талантливые (грамотные!) педагоги уходят из школ в то время, когда в крае очень сильное старение кадров. Во многих школах в небольших поселениях уже учительствуют вчерашние ученики! Что может вчерашний ученик-ученица? Вот что страшно.

– А на выборах грамотная речь политика для вас — аргумент «за»?

– К счастью для нашей страны, речевая культура политиков значительно повысилась. Не буду говорить о содержании, но сама речь нынешних глав государства производит более благоприятное впечатление, чем речь наших генеральных секретарей или тех же Бориса Ельцина, Михаила Горбачёва. Политики стали говорить грамотнее, интереснее, убедительнее. В этом смысле, последние десятилетия повлияли на них в лучшую сторону.

– В отличие от избирателей! Нынче в Чите ВПЕРВЫЕ прошёл тотальный диктант — ни одной пятёрки.

– Могу сказать, что диктант — это очень хорошая идея. Хотя он проверяет письменную речь. Мы-то сейчас с вами говорим об устной. Двадцать лет назад я была в Москве на курсах повышения квалификации и перед нами выступал Игорь Григорьевич Милославский (очень большой учёный, филолог). Его спросили о нормах, о детской речи, о падении письменной грамотности. Он ответил, знаете что? Вот сейчас очень важно уметь пользоваться компьютером (мы их тогда в глаза ещё не видели, но Москва уже «продвинулась»). И в Москве много людей, этой грамотностью владеющих. Но они же нас с вами не считают неучами, хотя многие из них безграмотны в письме. Вправе ли мы людей, которые не владеют правописными нормами, считать чем-то ниже себя?

Я, тогда школьная учительница, только-только начинающая работать в вузе, услышала это и замерла. Потому что считала тогда, что главное в школе – научить грамотно писать (смеётся). Но сейчас, когда мы – поколение не пишущих, а печатающих, а в текстах очень многие вещи могут выправить компьютерные программы, часто думаю: является ли это тем камнем преткновения, о который мы должны ломать столько копий…

– Значит, социальные сети не следует считать срезом уровня грамотности населения – комментарии, сообщения, статусы?

– Думаю, что нет. Правда, мне трудно об этом судить, потому что сама я даже смс-ки пишу с соблюдением всех норм, всех знаков препинания. Всё перечитываю, тщательно проверяю. Ведь все письменные тексты – моё (преподавателя и филолога!) лицо, и у адресата не должно возникать мысли: «Нас учит, а сама…».

Что касается грамотности в социальных сетях – ничего не могу сказать, потому что не люблю их. Мне жалко тратить время. Лично мне это ничего не приносит – ни духовно, ни нравственно, ни интеллектуально. Многие обижаются, что не выхожу в те сети, где зарегистрирована, забываю пароли. Превратно не поймите! Социальные сети должны быть, они многим людям, наверное, даже жизнь спасали. Но моя жизнь сегодня настолько заполнена – в семье, на работе, вне работы. Что общения в социальных сетях пока мне не требуется. Может, когда-то, на пенсии (улыбается).

– Но всё-таки грамотность – по-вашему, это чувство языка или знание правил?

– Синтез. Несомненно, есть языковое чутьё, интуиция, языковое сознание, а есть знания как фундамент умений и навыков. При письме работают четыре вида памяти – зрительная, слуховая, моторная и речедвигательная (то есть проговаривание, движение руки, память глаза и слуха). Всё входит в понятие языковой личности человека. Поэтому кто-то замечательно знает правила, но ухитряется допускать ошибки. А кто-то правил не знает, но у него работает всё, что я вам сказала сейчас, поэтому пишет грамотно.

Так что в формировании правописной грамотности, в отличие от устно-речевой, задействованы разные источники. А вот для речевой грамотности главное, основополагающее – грамотное речевое окружение. Проблема нормы только тогда проблема, когда есть расхождение между произношением слов людьми, окружающими ребёнка. Если ребёнок вырос у родителей грамотных – куда бы он потом ни попал, всё равно будет грамотно говорить, даже если где-то будет вынужден подстраиваться под социум, в котором оказался.

– В таком случае, вашим внукам повезёт. А милые ошибки и детское словотворчество…

– Возможно, они станут областью моих новых исследований. Буду на внука смотреть глазами и бабушки, и филолога-учёного (улыбается).

– Значит, будет повод встретиться ещё раз.

– Конечно!

О себе в науке

«…С Читой связана вся моя жизнь. Здесь я родилась, училась в школе, окончила Читинский государственный педагогический институт им. Чернышевского. Работала в 50-й школе по распределению учителем русского языка и литературы. В 1992 году меня сюда – в педагогический университет, на кафедру русского языка – пригласила Лариса Павловна Алексенко. Уже 21 год работаю в стенах учебного заведения, которое считаю своим альма-матер. Очень этим горжусь. Потому что люблю свой университет, считаю, что по своим специальностям традиционным, в частности – филологическим, он давал очень хорошее образование. Могу привести факт из личной биографии: когда я приехала поступать в аспирантуру при Институте общего среднего образования РАО в Москве (один из ведущих научных институтов России того времени), мне пришлось сдавать вступительные экзамены не только по методике преподавания русского языка, но и по современному русскому языку. После экзамена одна из профессоров-экзаменаторов спросила: «Где вы учились?» «В Читинском пединституте». «Надо же, как хорошо у вас учат». Вот тогда, наверное, ощутила настоящую большую гордость за своё учебное заведение, за свой город и регион. Докторскую защитила в 2005 году. Председателями Советов были Н.М. Шанский, известнейший методист в области методики преподавания иностранных языков А.А. Миролюбов; членами – Е.А. Быстрова, И.Л. Бим, С.И. Львова и многие другие известнейшие методисты. Оппонентом в кандидатской диссертации – Т.А. Ладыженская. Руководителем кандидатской диссертации – В.И. Капинос. Лабораторией, при которой была аспирантура, в которой я училась, заведовала М.М. Разумовская. Корифеи отечественной методики. Мне очень в жизни в этом плане повезло».

Лариса Витальевна Черепанова
Опубликовала более 90 научно-методических работ, ряд учебных пособий, в том числе с грифом УМО вузов РФ по педагогическому образованию, а также научно-методические статьи в журналах «Русский язык в школе» и «Русская словесность». Более 15 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ. Автор «Дневника достижений учащихся по русскому языку» для учащихся 5-9 классов, входящего в учебный комплекс по русскому языку С.И. Львовой и В.В. Львова. Руководитель НИЛ «Лингводидактические инновации». Директор магистерской программы «Методические технологии в филологическом образовании». Руководитель аспирантуры по специальности «Теория и методика обучения и воспитания (русский язык)». Награждена Почётной грамотой Министерства образования России.


Беседовала Елена Сластина, «Земля», №21



Помощник мэра по благоустройству Василий Турсабаев в «Читинском обозрении» спорит с замначальника пресс-службы УМВД Евгением Жеребцовым, рассматривая статью последнего, в которой были перечислены «грехи административного законодательства». «Почему же тогда врач не от­казывается измерять давление пациенту (пусть в министерстве здравоохранения измеряют), учитель — проводить родительское собрание (пусть комитет образования проводит), пожарный — тушить пожар где-то там в лесу (пусть лесники тушат)?» — горячится Василий Анатольевич, рассуждая о перекладывании обязанностей, и грозит судом за оскорбление чести и достоинства. Не думаю, что от пресс-службы УМВД стоит ждать извинений — по собственному редакционному опыту говорю.

Пиррова победа, или О чём не стоило писать заместителю начальника пресс-службы УМВД России по Забайкальскому краю Е. Жеребцову

Первое, что пришло на ум после прочтения отклика «Без полиции никуда» («ЧО» №19) — это исторический факт, более известный как Пиррова победа. По описанию Плутарха, победа над римлянами в 279 году до н.э. стоила эпирскому царю Пирру стольких жертв, что когда он узнал об этом, то воскликнул: «Ещё одна такая победа — и мы погибли!» И в самом деле, в следующем году его войска были разбиты теми же римлянами.

Итак, выражение «Пиррова победа» означает следующее: победа, не оправдывающая понесённых за неё жертв; победа, равная поражению. Вы спросите: почему я использую это выражение? Попробую ответить.

То, что отнёс к «грехам ад­министративного законода­тельства Забайкальского края» Е. Жеребцов, — не что иное, как боль любого муниципально­го образования края. Статисти­ка — вещь упрямая. Из закона «Об административных право­нарушениях» убраны самые «ра­бочие» статьи, либо полномо­чия по данным статьям оставле­ны лишь у должностных лиц муниципальных образований. По итогам работы административ­ной комиссии городского округа «Город Чита» за 2012 год по ста­тье 18 «Нарушение правил бла­гоустройства, содержания и озе­ленения территории городов и других населённых пунктов» к административной ответствен­ности привлечено 1060 горожан, по статье 25 «Мойка транспорт­ных средств в непредназначен­ных местах» — 265. Не это ли по­казатель востребованности в по­мощи полиции при разрешении этих проблем? Не зря эти статьи называют и самыми «участковыми» статьями.

Вспоминается одно истори­ческое выражение: «Как далеки они были от народа!» Так вот: как далеко руководство УМВД России по Забайкальскому краю от простого участкового!

Поверьте, я не против того, чтобы полиция освобождалась от не относящихся к её компе­тенции вопросов. Как хочет­ся верить в то, что это помо­жет тем, у кого угнали автомо­биль, надеяться на то, что имен­но усердием полиции, а не за от­дельную плату другим людям, любимое авто будет возвраще­но. Что на улицах города поя­вится больше патрулей, следя­щих за тем, чтобы на детских площадках не пили водку. И па­трульных машин ГИБДД, кото­рые будут следить за тем, чтобы парковки личных автомобилей не осуществлялись на останов­ках общественного транспорта. И ещё много чего.

Кстати, приведённые в мате­риале Е. Жеребцова цифры мо­ниторинга министерства вну­тренних дел России можно рас­ценить и по-другому. Благодаря им мы узнали, что сотрудника­ми полиции во всей необъятной России составлено всего лишь 140 тысяч административных протоколов за выгул домашних животных на детских площад­ках, за выброс мусора и грязные территории летом, скольз­кие тротуары зимой и т.п. Или у нас в России нет таких проблем?

Почему же тогда врач не от­казывается измерять давление пациенту (пусть в министерстве здравоохранения измеряют), учитель — проводить родительское собрание (пусть комитет образования проводит), пожарный — тушить пожар где-то там в лесу (пусть лесники тушат)?

Жаль, но мне казалось, что чиновник в полицейских по­гонах такого уровня, берясь за перо, должен очень хорошо знать если уж не все, то многие нюансы административного за­конодательства. Начнём с того, что право составлять протокол об административном правона­рушении имеют только долж­ностные лица органов местно­го самоуправления. Специали­сты контрольной инспекции та­ковыми не являются. Второе. Не задавали ли себе составители от­клика простой вопрос: «А кто за этих должностных лиц ор­ганов местного самоуправления будет исполнять их основную работу?». Третье. У кого сосре­доточена вся информационная база как на граждан, так и на автотранспорт? Четвёртое. Е. Же­ребцов сам никогда не состав­лял протокол об администра­тивном правонарушении? И ему в этом не помогала полицейская (милицейская) форма, которой нет у муниципального служаще­го местной администрации? Как и нет права доставить правонарушителя в отдел полиции для установления личности, которое есть у полицейского. Вот и пред­ставьте ситуацию. Подходит, на­пример, специалист админи­страции к гражданину, моюще­му своего железного коня в не­предназначенном месте, просит предоставить документы для со­ставления протокола… Что произойдёт, догадаться нетрудно. Пошлют его на три буквы! И кто от этого выиграл? Чей авторитет сводится к нулю? Да, правильно — власти, частичкой которой яв­ляется полиция.

Да, без полиции никуда. Мы так привыкли, вернее, нас так приучили. А теперь хамы и на­глецы будут смеяться не над ра­ботником контрольной инспек­ции в гражданской форме одеж­ды, а над сотрудником полиции, который молча проходит мимо того, за что он вчера безжалост­но (и за это им большое спасибо) их наказывал. Неужели, гля­дя из окна своей квартиры на то, как во дворе дома моют свои ав­томобили рядом с детской пло­щадкой, полицейский не захочет призвать к ответу этих «законо­послушных граждан»?

Как недавно рассказал кор­респонденту ИА «ЗабИнфо» Ев­гений Жеребцов, с 15 по 25 мая участковые края ходят по квар­тирам. «Они лично выслушают жителей, а также дадут свои визитки с контактами, куда в случае ЧП можно обратиться», — добавил он. А куда обратиться, если полиция следит за порядком, а беспорядки — не их ком­петенция?!

Вот и получается пиррова по­беда, «триумф», которой не за­ставит себя долго ждать.

Специалисты контрольной инспекции не из той когорты людей, которые подставят вто­рую щёку для удара. Высказыва­ние «удобнее грозить нарушителям пальцем» вызвало негодова­ние. Если Е. Жеребцов не принесёт извинения, я не смогу по­мешать каждому из 16 специа­листов лично обратиться в суд с иском о восстановлении че­сти и достоинства, а также дело­вой репутации, что гарантирует­ся статьёй 23 Конституции РФ. Каждый из нас не ищет путей не делать свою работу, а добросо­вестно и ежедневно делает то, от чего отказались те, кто должен в этом помогать.

Подобный выпад не сможет разрушить сложившиеся за три года работы закона Забайкаль­ского края «Об административ­ных правонарушениях» №198-ЗЗК отношения контрольной инспекции с участковыми. Не­редко нового участкового с за­креплённым участком знакоми­ли не только коллеги, но и сотрудники инспекции, рассказы­вая на месте о проблемах участка, предлагая в их решении свою помощь, участвуя в совместных рейдах.


Василий Турсабаев, помощник мэра города Читы по благоустройству, «Читинское обозрение», №21



Исполняющий обязанности первого заместителя председателя Правительства Забайкальского края Алексей Шеметов в «Забайкальском рабочем» рассказывает, как возможно или невозможно управлять тарифами на электроэнергию. «Напомню, что любая плата за электроэнергию состоит из трёх сумм — стоимости производства энергии, транспортировки энергии по электрическим сетям и сбытовой надбавки. Один из вариантов решения проблемы — ограничение роста тарифа на транспортную составляющую. Этот вариант и обсуждался недавно руководством региона с гендиректором ОАО «МРСК-Сибири» Константином Петуховым. Учитывая, что ОАО «МРСК-Сибири» действует на всей территории Сибирского федерального округа, необходимо предусмотреть выравнивание тарифа на транспорт энергии, вне зависимости от зоны действия компании. Именно такое предложение мы направляем в Федеральную службу по тарифам и в адрес Полномочного представителя президента в Сибирском округе», — объясняет Шеметов. Внутри ещё много вкусного.

Уравняем?
Будет ли забайкальская электроэнергия стоить так же, как в Иркутске?

Зависть жителей нашего региона к соседям по поводу цен и тарифов не лишена смысла. Взять хотя бы в качестве примера энергетику. У иркутян это благо цивилизации для населения обходится в копейки, у нас исчисляется рублями.

Нельзя сказать, что тарифное неравенство устраивает чиновников. Власти время от времени предлагают установить единый тариф по всей Сибири. Тогда бы, выражаясь народным языком, забайкальцам обидно не было. Возможен ли единый тариф? За комментарием журналист обратился к Алексею Шеметову, исполняющему обязанности первого заместителя председателя Правительства Забайкальского края.

К слову, в апреле этого года, на встрече с руководителем одного из энергопредприятий Сибири, власти региона обсуждали вероятность появления одного для всего округа тарифа.

— Алексей Иннокентьевич, какие возможности есть для появления единого энерготарифа?

— Напомню, что любая плата за электроэнергию состоит из трёх сумм — стоимости производства энергии, транспортировки энергии по электрическим сетям и сбытовой надбавки. Один из вариантов решения проблемы — ограничение роста тарифа на транспортную составляющую. Этот вариант и обсуждался недавно руководством региона с гендиректором ОАО «МРСК-Сибири» Константином Петуховым. Учитывая, что ОАО «МРСК-Сибири» действует на всей территории Сибирского федерального округа, необходимо предусмотреть выравнивание тарифа на транспорт энергии, вне зависимости от зоны действия компании. Именно такое предложение мы направляем в Федеральную службу по тарифам и в адрес Полномочного представителя президента в Сибирском округе.

— Может ли появиться единый тариф на производство энергии?

— Забайкальский край находится в невыгодном положении, с точки зрения генерации, здесь действуют устаревшие, неэффективные, дорогие электростанции. Влияет ограничение по перетокам энергии с запада и востока. Через Забайкалье не проходят магистральные сети напряжением 500 кВ, есть только сети в 220 киловольт. Поэтому мы не можем полноценно участвовать в рынке электрической энергии и мощности. На данный момент, по электростанциям ОАО «ТГК-14» принято решение о том, что они работают в «вынужденном режиме», то есть за мощность получают заведомо высокую плату, необходимую для компенсации затрат на производство электроэнергии. Идея выровнять стоимость генерации по территории всего Сибирского федерального округа, конечно же, есть.

Суть реформы энергетики в том, что за счёт недорогих и эффективных электростанций формируется некая средневзвешенная цена, которая становится ценой генерации. В период существования Федерального оптового рынка энергии и мощности, ФОРЭМ, в середине двухтысячных, станции на Дальнем Востоке, не имеющие физических связей с оптовым рынком, участвовали в формировании цены. В данном случае предлагается тоже самое. Возможно, будет некая законодательная инициатива, чтоб изменить нынешние правила рынка. Проблемы той же ОАО «ТГК-14» с её неэффективными ТЭЦ, типичны для других регионов Сибири, где преобладает тепловая угольная генерация.

В Иркутской области энерготариф существенно ниже, чем в остальных субъектах Сибирского округа потому, что там преобладает дешёвая выработка электроэнергии на гидроэлектростанциях.

— Если данный тариф будет принят, электроэнергия в Забайкалье подешевеет, а, например, в Иркутской области резко станет дороже?

— Одномоментно никто на иркутян и жителей других регионов (где энергия дешевле) нагрузку перекладывать не будет. Для них тариф не вырастет в разы. О том, как уменьшится наш тариф, говорить сложно. Для начала, необходимо хотя бы приостановить рост. Хотя, существующий тариф пределен, критично сказывается на конкурентоспособности продукции Забайкальского края.

— Как с принятием единого тарифа будет решена отмена «последней мили» «Читаэнерго»?

— Да, забайкальский филиал ОАО МРСК-Сибири, «Читаэнерго» значительно пострадал от отмены договоров «последней мили» с железной дорогой. Ликвидировать проблемы «Читаэнерго» можно будет лишь за счёт увеличения внутреннего спроса, подключения новых потребителей. В ближайшее время должен решиться вопрос совмещения площадок 220 и 110 кВ по Быстринскому и Бугдаинскому ГОКам. Надеемся урегулировать отношения с Федеральной сетевой компанией, которая обслуживает сети 220 кВ и подключить потребителей через линии 110 кВ (Читаэнерго).

Плюс — повышение качества учёта электроэнергии и как следствие — снижение потерь.

— Будет ли решена проблема «вынужденных генераторов» (Харанорская ГРЭС и Читинская ТЭЦ-1)?

— Что касается ОАО «ТГК-14», необходимо строить новый эффективный и конкурентоспособный источник энергии. Власти региона вместе с ОАО «ТГК-14» планируют проработать технико-экономическое обоснование (ТЭО) третьего источника тепла в Чите. Износ оборудования Читинской ТЭЦ-1 большой, и нынешними техническими решениями мы только лишь латаем дыры. Чтоб говорить о реальном снижении тарифа и ухода от вынужденного режима, о надёжности и перспективах, нам нужна качественно другая генерация и это должна быть когенерация — совместное производство тепловой и электрической энергии. Время не ждёт. Мы должны в этом году сделать ТЭО и начать поиск стратегического инвестора. Где географически появится новый источник, ещё не определяли. Срок строительства 3,5-4 года.

Ещё один важный вопрос, который тоже надо решить — экологический, уменьшить нагрузку на озеро Кенон. Мы выводим из работы часть мощностей на Читинской ТЭЦ-1, полностью Читинскую ТЭЦ-2 и замещаем третьим источником. Третий источник энергии сможет конкурировать на энергорынке. Как пример, на территории Дальнего Востока есть эффективные тепловые станции: Хабаровская ТЭЦ-3 и Нерюнгринская ГРЭС, они были построены в 80-х.

Что же касается «вынужденного режима» новой, Харанорской ГРЭС, то пока эта проблема требует дополнительного изучения.

— Откуда возьмём средства на строительство этой станции? Безусловно, в тариф нельзя закладывать такие расходы.

— Источником финансирования может быть федеральная программа, либо выпуск акций компании. Решение проблем «вынужденных генераторов» — тоже государственная задача. В один момент не выведешь станцию из эксплуатации. ТЭЦ-1 снабжает теплом 80% Читы. Строительством котельных проблему не решить.

— Аналитики говорят, что нашему региону требуется транзитная ЛЭП-500. Как её появление может повлиять на тариф?

— Чтобы решить проблему перетоков энергии, нужны линии в 500 кВ, которые протянутся через весь край и выйдут на объединенную энергосистему Востока. Появятся источники финансирования, в течение 5-7 лет сети будут построены. Если бы не было «узкого входа» в Забайкальский край, никаких проблем с тарифом на генерацию не возникло.

— Сколько процентов в тарифе на электроэнергию в Забайкалье, в среднем, занимает топливная составляющая? К примеру, в рубле платы за электроэнергию?

— Порядка 40%.

— Рассматриваются ли в правительстве края возможности выйти в федеральный центр с предложением о снижении цен на уголь? Об особой ценовой политике для покупателей угля в угледобывающем регионе.

— Первичный энергоноситель продается по нерегулируемым ценам, а сама энергия, вторичный энергоресурс, наоборот, продается по регулируемой цене. Нет законодательных рычагов, чтоб изменить эту ситуацию. Тенденции, которые есть в стране, говорят о том, что цены на топливо для России и для прочих потребителей будут выравниваться, а значит — расти.

Вопрос в том, насколько эффективно сгорает топливо. 40 копеек на топливо в рубле — это сгорание угля на наших малоэффективных электростанциях. Речь идёт о КПД. Потому необходим качественно новый подход при строительстве и эксплуатации новой тепловой генерации.

— Какова судьба Первомайской ТЭЦ?

— Окончательного решения, будет ли ТЭЦ закрыта, еще не принято. Рациональнее в нынешней ситуации все-таки осуществлять электроснабжение поселка и ГОКа от сетей «Читаэнерго». Вопрос теплоснабжения закроет котельная. Реконструировать ТЭЦ — ещё дороже, чем построить что-то новое.

— Какие ещё есть меры снижения тарифной нагрузки на забайкальцев?

— Возможность субсидирования тех или иных товаропроизводителей. Сначала за счёт федерального, потом, когда экономика региона встанет на ноги, субсидия будет краевой. Даже в развитых странах без помощи государства не обходятся регионы, расположенные в объективно сложных климатических условиях. В 2001-м году я был на Аляске. Насчитал порядка 4-х видов субсидий, как для жителей, так и для предпринимателей.
Виолетта ВДОВЯК.

Справка «ЗР»

«Вынужденный генератор» — неэффективная электростанция с высокой стоимостью вырабатываемой электроэнергии, но необходимая для надёжного энергоснабжения региона. Данная электростанция работает по тарифу, назначаемому Федеральной службой по тарифам и который окупает все затраты электростанции. Тариф «вынужденного генератора» гораздо выше рыночного.

«Последняя миля» — вид перекрёстного субсидирования, когда крупные потребители доплачивают за мелких. В Забайкальском крае таким крупным потребителем была ЗабЖД, сегодня железная дорога ушла от расчётов по «последней миле», а получатель средств, «Читаэнерго», лишилась источника дохода.

«Эффект» вспоминает трагедию, случившуюся 18 мая 1973 года 97 километров западнее Читы. Тогда уроженец Грузии Чингис Рзаве захватил самолёт с 80 пассажирами и взорвал его в небе. Возможно, это была ошибка иркутянина младшего сержанта Владимир Ежиков, который имел при себе табельное оружие – пистолет Макарова. «Одной рукой сжимая кнопку взрывателя, другой он нанёс удар ножом в живот сержанта, затем опрокинул его и быстро бросился к кабине, надеясь заставить экипаж выполнить его требование. Сержант, будучи раненным, достал пистолет и выстрелил под левую лопатку, точно в сердце. Вероятно, смерть была не мгновенной, и Рзаеву удалось отбросить от себя сверток с тротилом и только потом отжать кнопку», — пишет «Эффект».

«Летим в Китай, иначе я взорву самолёт»

40 лет назад попытка угона советского лайнера окончилась трагедией

Утром 18 мая 1973 года пять рабочих лесосеки в районе речки Арша, что находится 97 км западнее Читы, услышали над собой взрыв. Было около 10 утра по местному времени. Подняв голову, они увидели обломки падающего самолёта и летящие вниз тела.

Позднее трупы, многие из которых были без одежды, и обломки самолета были обнаружены на участке протяженностью 10 км. Всего на том злополучном борту Ту-104А с регистрационным номером СССР-42379 находилось 68 взрослых пассажиров и 4 ребенка, а также 9 человек экипажа. Самолет 201-го летного отряда вылетел вечером 17 мая из столичного аэропорта «Домодедово» и после посадок в Челябинске и Новосибирске прибыл в Иркутск, где произошла смена экипажа.

Цена 80 жизней

РАССЛЕДОВАНИЕМ причин этой авиакатастрофы занимался следователь по особо важным делам при прокуроре Российской Федерации Валерий Зиканов. Изначально в качестве главной рассматривалась версия «незаконного вмешательства в деятельность авиации». На это указывала запись переговоров экипажа с диспетчером РДП а/п Чита.

Позднее результаты экспертизы показали, что в районе правого аварийного люка первого салона произошёл взрыв тротила весом 5,5-6 кг.

Немедленно на место катастрофы был высланы вертолёты Ми-8, экипажи которых под управлением начальника УКГБ генерал-майор М.Я. Царёва в 04:55 обнаружили разрушенную кабину Ту-104А на северном склоне сопки Хундунай.

То, что самолёт был взорван изнутри, стало очевидным практически сразу, поэтому следствию ставилась задача воспроизвести события, произошедшие на борту СССР-42379.

В изуродованной кабине, к которой поисковый отряд солдат под руководством Валерия Зиканова прибыл утром следующего дня, трупы лётчиков находились в своих креслах. Вскоре на вершине ели поисковики увидели офицера. Далее – женщину с ребёнком. На склоне сопки нашли и других пассажиров, среди которых был человек с огнестрельным ранением спины в области 8-го межреберья слева.

Лицо этого человека было обезображено до неузнаваемости. По его черепу в Читинском мединституте восстановили примерный облик и сделали фотографию. Билетный кассир, которой показали снимок, сразу же опознала симпатичного человека с восточной внешностью. Им был некий Рзаев Чингис Юнус-оглы, 1941 года рождения, который сел на этот борт в Иркутске.

«Здесь меня не понимают»

СЛЕДОВАТЕЛИ из КГБ тщательно изучили дело каждого пассажира, в том числе и тех, кто по счастливой случайности не попал на борт. Среди тех, кому повезло, было пятеро. Это пьяный подполковник, который не смог взобраться по трапу, группа из трёх молодых человек, прозевавших объявление о посадке, и майор, который уступил свой билет другу. Среди тех, кто сел в самолёт в последнюю минуту, причём уже после основной посадки пассажиров, была команда боксёров Забайкальского военного округа и демобилизованный солдат.

Вскоре следствие сконцентрировалось вокруг личности Чингиса Рзаева. Родом из Кировабада, окончил школу в Тбилиси, куда перебрались его родители в поисках лучшей жизни. После выпускного бала Рзаев предпринял попытку поступить в МГИМО на «дипломата». В приёмной комиссии его документы даже не стали рассматривать, поскольку он не только не знал ни одного иностранного языка, не только плохо разговаривал по-русски, но и окончил школу с двойками. Затем была армия – служба в саперных войсках. Потом неудачная жизнь в Азербайджане.

Но о дипломатической карьере Рзаев по-прежнему мечтал. О своей мечте он постоянно говорил всем знакомым. Поэтому, когда за несколько дней до катастрофы сказал своему приятелю, что летит в Китай на дипломатическую работу, тот только пожал плечами. «Здесь меня не понимают, — заявил тогда Рзаев, — а вот в Китае поняли бы. Там бы я быстро стал дипломатом». Он купил билет на рейс №109 Москва – Чита, который вылетел из «Домодедово» 17 мая 1973 года в 18:12.

Первая версия Валерия Зиканова, которая была сформирована после предварительного расследования, заключалась в том, что Рзаев был психически нездоров. Впрочем, обыск в квартире Рзаева показал, что террорист готовился к захвату самолета достаточно профессионально. В частности, были найдены собранный взрыватель с кнопкой обратного действия и схема, вычерченная рукой террориста. Строго соблюдалась и конспирация. Так, следы тротила указывали, что Рзаев получил взрывчатку в одном закрытом московском НИИ. Но вычислить человека, который помог террористу, так и не удалось.

Стрелять на поражение

ВОПРОС о взрывателе с обратной кнопкой обсуждался отдельно.
Дело в том, что после 15 октября 1970 г. , когда отцом и сыном Бразинскасами был захвачен пассажирский самолет Ан-24 (рейс Батуми-Сухуми) и угнан в Турцию, вышел секретный приказ о сопровождении сотрудниками МВД или КГБ всех рейсов, проходящих вблизи границы.

3 января 1973 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР, квалифицирующий угон как отдельное особо тяжкое преступление, подвергающее смертельной опасности жизни пассажиров и членов экипажа. Сотрудникам сопровождения были даны самые широкие полномочия по пресечению подобных актов, вплоть до стрельбы на поражение. В секретном циркуляре, подготовленном в МВД, говорилось, что милиционер сопровождения должен предпринять все меры по обезвреживанию угонщика.

Таким сотрудником сопровождения на рейсе №109 Москва – Чита был иркутянин младший сержант Владимир Ежиков, который имел при себе табельное оружие – пистолет Макарова. Он был в гражданском и занимал место в первом ряду сразу же за кабиной пилотов.

Две минуты 25 секунд

В ПОЛОВИНЕ четвёртого по Москве Рзаев показал одной из бортпроводниц свёрток, который лежал у него на коленях, сказал, что это взрывчатка, и потребовал лететь в Китай. Девушка доложила об этом сотруднику милиции. Тот направился к Рзаеву, показал удостоверение и приказал отдать свёрток. Следствие сделало предположение, что террорист в ответ пригрозил взорвать самолёт. Однако Владимир Ежиков настаивал на выполнении своего требования. Чингис Рзаев, видя перед собой молодого решительного человека, понял, что тот не уступит. Одной рукой сжимая кнопку взрывателя, другой он нанёс удар ножом в живот сержанта, затем опрокинул его и быстро бросился к кабине, надеясь заставить экипаж выполнить его требование.

Сержант, будучи раненным, достал пистолет и выстрелил под левую лопатку, точно в сердце. Вероятно, смерть была не мгновенной, и Рзаеву удалось отбросить от себя сверток с тротилом и только потом отжать кнопку. Именно поэтому на теле террориста не было повреждений от близкого взрыва, что дало почву для спекуляций, что самолёт был сбит нашим истребителем. Впрочем, за две минуты 25 секунд с момента выдвижения требований до взрыва провести такую операцию было просто невозможно.

То, что стрелял именно Ежиков, у следователей не вызывало сомнений. В результате длительных поисков на месте крушения был найден пистолет сержанта, в обойме которого не хватало одной пули.

Белые пятна

БЫЛА проведена титаническая работа по расследованию, но всё-таки группе Валерия Зиканова не удалось найти каких-либо зацепок в этом деле, поскольку многие эпизоды о подготовке к теракту в материалах следствия оказались белыми пятнами. Однако то, что Рзаев не был антисоветчиком и тем более смертником, не оставляло сомнений. Как и то, что он маниакально хотел стать дипломатом. В тот момент отношения между КНР и СССР были крайне сложными. Возможно, Рзаев рассчитывал, что китайцы в пику Советскому Союзу примут его как родного… Впрочем, всё это догадки.

По итогам авиационного расследования был составлен соответствующий акт, в котором говорится: «причиной катастрофы с самолётом, в результате которой он разрушился в воздухе, а пассажиры и экипаж погибли, является подрыв взрывного устройства преступником, который пытался принудить экипаж изменить курс самолёта».

Эта попытка захвата самолёта оказалась самой трагической за всю историю советской авиации.


Подготовил Николай ХАРЬКОВ по материалам центральных СМИ, «Эффект», №21



НазадВперёд
5 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

я же говорил что в суворовском училище руководство непорядочное-вот и факты

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Родителям надо было просто мальчика в нормальную школу перевести, а не возвращать в это училище (зачем?!), где он напился. Возможно, в нормальной школе, без казенной прессовки военных у него бы дела пошли лучше (отцы военные, полицейские - сыновья - это не вы, не надо их делать под себя, может, он вообще хотел быть художником или кораблестроителем, а не военным или ментом).

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Там много ребят, но ни кто не сделал такого а руководство везде плохое всегда виновато, если не случилось бы такое ни кто бы не подумал о руководстве!!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

в таких случаях руководство конечно всегда плохое-не дедушка же

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не нужно быть даже экспертом, чтоб понять, что так покончить с жизнью, именно так удушиться просто невозможно. В школе учатся в основном дети ментов, а менты, как известно, изощренны в таких делах. Сколько уже ментов наказали за издевательства. Яблоко от яблони. Вот пусть прокуратура и займется их детьми и всё выяснит по справедливости, если еще всё не схвачено там.