Р!
29 НОЯБРЯ 2020
27 ноября 2020

Пассажирский корабль из Кокуя для Камчатки - в обзоре краевых СМИ

Прежде чем мы приступим к обсуждению самых интересных по моему мнению текстов, опубликованных на этой неделе в краевых СМИ, хотелось бы отметить, что сегодня они приносят максимальное удовольствие от чтения. Спелые, — самая подходящая характеристика.

К примеру в «Земле» — отголоски Забайкальского международного кинофестиваля и прекрасный Егор Кончаловский, снявший «Антикиллера». «Зрелищные американские картины (зрелищных немецких, французских или итальянских фильмов нет) не способствуют формированию того, что мы называем национальной идеей. Тот же «Аватар» – это в общем-то вестерн, достаточно банальный. В результате, если мы будем смотреть только американское кино, нашей национальной идеей станет ипотека», — рассказывает режиссёр. И ещё много про подбор актёров, про чтение сценария и семью.

Егор Кончаловский: «В Забайкалье есть время созерцать»

Около часа он держал зал читинских зрителей – с большим трепетом и юмором рассказывал о кино – своей главной болезни. Сразу признался, что после перелёта и 6 часов разницы чувствует себя в Забайкалье так, «как будто мне 4 года» . Смешил. Удивлял. Приводил в восторг. Признался, что болтун. И болтайте на здоровье – мы этому рады. Вам слово, Егор Кончаловский!

О кинофестивале

«Я считаю очень важно, что третий год в Чите проводится кинофестиваль. Такие не очень большие фестивали очень важны для российского кинематографа. На больших экранах мы видим лишь то, что попадает в прокат, но на самом деле делаются десятки фильмов, которые не доходят до большого экрана. В силу того, что, конечно же, кинотеатрам выгоднее поставить «Трансформеров» или «Анну Каренину» с Кирой Найтли, а не, например, Анну Каренину Сергея Соловьева. Таких фильмов много. Очень хороших картин. И российские фестивали – это очень важные форумы, на которых эти фильмы могут увидеть зрители и оценить их. Картины есть удивительно тонкие, нежные, но которые никак не попадают под категорию коммерческого кино, к сожалению» .

О себе

«Я отслужил в советской армии два года. Потом, когда уехал на запад, прожил 8 лет в Англии, закончил там высшее учебное заведение, и мне так стало скучно, что я вернулся в Москву 90-х, которая, конечно, была не самым уютным местом. В какой-то момент я снимал рекламные ролики, меня называли шоколадным режиссёром, потому что я ходил вот в таких прыщах – снимал шоколадки и ел их. То, что снимал, то и ел (смеётся). И в какой-то момент Игорь Толстунов – прекрасный российский продюсер – предложил мне снять первый мой фильм «Затворник» . Я его снял и заболел кино. Т.е. я не совсем сознательно продолжал дело моего отца или моего дяди. Так получилось. Потом появился «Антикиллер», от которого я сначала отказался, но потом (так получилось) мне пришлось его снять. Потом был «Антикиллер-2», «Побег», «Консервы» … в общей сложности 14 картин» .

Почему Егор Кончаловский снимает криминал

«На самом деле криминал начался с «Антикиллера» . По большому счёту. Я приехал в Россию в 94-м году в июне. В июле на меня наехали бандиты. Общаясь с этим контингентом, довольно интересным по своему, для меня нарисовалась картина 90-х годов – жёсткая, бескомпромиссная и одновременно с этим очень смешная. Это был трагикомический фарс, временами страшноватый. И в какой-то момент я нашёл у своего водителя на заднем сиденье автомобиля роман «Антикиллер» и страшно его отругал за это: «Что же ты читаешь?! Возьми Бунина почитай, возьми Чехова почитай!» . Он говорит: «А Вы, почитайте!» . Я почитал – открыл книжку и закрыл её, прочитав. Всё-таки Даниил Аркадьевич Корецкий, который написал массу романов и этот в том числе – реальный мастер этого жанра. Он человек в погонах, был подполковник милиции, работал как раз с криминальным элементом, и то, что он писал, было очень живо, жирно, интересно. В этот момент российского кино просто не было в прокате, и «Антикиллер» был первым фильмом, который российские прокатчики наряду с зарубежным кино взяли в прокат. Почему? У меня согласились сниматься (царство небесное) Ульянов, (царство небесное) Белявский, Сергей Шакуров, Сидихин, Балуев, Гоша Куценко – большие артисты. Давно не было кино, и люди соскучились по кино, им просто хотелось сниматься. Актерский состав, в общем-то, и определил успех этой картины. А потом пошел «Антикиллер-2», «Побег» с Евгением Мироновым и т.д.

А потом в Советском Союзе, если вы помните, были некоторые жанры, которых просто не было. Не было априори. Не было фильмов ужасов, не было экшн. Не было фильмов действия, и очень хотелось снять фильм-действие. Вот отсюда этот интерес. Хотя, если взять обратный отсчёт, до криминала я делал фильмы, которые совершенно другие: «Баку я люблю», «Сердце моё, Астана», «Возвращение в А», «Розы для Эльзы» и т.д. » .

О подборе актёров

«Если по чесноку, принципы выбора претендента на женскую роль и мужскую несколько отличаются. Тут, что называется, разными местами думаешь (смеётся). В хорошем смысле этого слова. В какие-то моменты просто нету никаких сомнений. Когда речь идёт о Шакурове, Серебрякове, Векслере. Если Михаил Санович Ульянов соглашается сниматься, ну чего с ним пробы делать? Он сам по себе величина, ценность большая (царство ему небесное). Я очень люблю Шакурова, хотя вреднючий человек, вреднючий человек, ужасный ворчун.

А бывает месяц пробы, пробы, пробы, пробы и т.д. Но заранее придуманной схемы – кто будет играть – никогда не бывает.

У меня один раз были пробы на чеченских террористов. Как можно сделать пробы на террориста? Ну как? Сделай мне теракт или как? Я думал-думал, как это сделать, взял Шекспира, монолог с кинжалом из «Ричарда 3-го» и сказал: «Вот давайте, изучайте монолог с кинжалом. Потом приходите ко мне и рассказывайте» . Получилось очень смешно. Я смотрю: они учат этот монолог, но как-то подхихикивают, и мне это не очень приятно. Что это вообще такое – подхихикивают над режиссёром. Я говорю: «Что вы все подхихикиваете?» . А оказалось, что они все учились на одном курсе и у них был педагог, который тоже их попросил выучить этот монолог с кинжалом. Когда они стали ему читать, он стал страшно ругаться: «Как ты читаешь?! Не так! Дай мне этот кинжал!» . Взял в горячке и воткнул его себе в… 5-ю точку (смеется). Так что этих ребят можно было понять (смеётся)» .

Об американской мечте

«Зрелищные американские картины (зрелищных немецких, французских или итальянских фильмов нет) не способствуют формированию того, что мы называем национальной идеей. Тот же «Аватар» – это в общем-то вестерн, достаточно банальный. В результате, если мы будем смотреть только американское кино, нашей национальной идеей станет ипотека. Американская мечта заключается в том, что если у тебя нет денег сегодня, чтобы купить дом, не страшно, возьми ипотеку, возьми кредит, купи этот дом, купи машину, а если у тебя не хватит денег выплачивать ежемесячные взносы, то мы у тебя просто этот дом отберём. Сегодня мы понимаем, что американская мечта – это большая фикция, это большая пирамида, это кредит на кредит на кредит. Для нас эта мечта опасна и контрнациональна. Нам нужно придумывать свою собственную идею и мечту. При советской власти, пусть и коряво, но это делалось.

Я лично не хочу быть американцем. У меня был план уехать в Америку, но, побывав там и поработав два раза, я понял, что не смогу жить в пластмассовой стране. Кино в этом смысле один из форпостов защиты своего исконно национального. Кино – это наиболее доступная и простая форма для людей, чтобы понять, что мы есть, что для нас важно, что для нас ценно. В этом смысле я отношусь очень плохо к тому, что мы увлекаемся американским кино, кока-колой и попкорном» .

О фильме «Побег»

«Когда я прочитал сценарий этого фильма, я сошёл с ума от ужаса. Это было плохо переписанное американское кино, и мы с Женей Мироновым сели и стали придумывать главную идею картины. Главная идея – это не наказание виновного, а осознание собственной вины. Есть американский фильм, весьма похожий по сценарию – «Беглец» с Гарисоном Фордом. Наш фильм – не франшиза и не плагиат. Мы хотели сказать о том, что герой сам виноват в том, что с ним происходит.

Я согласился снимать картину, не читая сценарий, потому что всегда очень хотел снять Женю Миронова. Женя Миронов – моё личное мнение – это лучший артист поколения 50-60-летних. Мы каждое утро начинали свой рабочий день на час раньше с тем, чтобы написать, собственно говоря, а что мы сегодня будем снимать. Посмею сказать, что это не очень заметно в кино, благодаря Евгению Миронову, потому что он в отличие от многих и многих сегодняшних артистов, никогда не снимается параллельно в двух фильмах. У меня был один артист, который снимался в трёх фильмах. Параллельно в трёх фильмах он играл подполковника милиции, т.е. ему не нужно было даже костюм менять. Я его «убил» в своём фильме, в «Антикиллере», но в других он остался в живых (смеётся)» .

О профессиональной оценке

«По поводу моего первого фильма мой папа сказал: «Знаешь, конечно, я очень расстроен» . По поводу второго: «Да, конечно кинематографистом ты стал, а вот художником нет» . По поводу третьей картины он сказал: «Да, конечно, очень вредное кино» . После четвёртого фильма он вообще ничего не сказал. И после этого я перестал ему показывать свои фильмы (смеётся). В этом смысле я профессию выбрал вопреки. Вообще мы все Михалковы. Моя фамилия Михалков и у отца фамилия Михалков. И вообще, меня зовут не Егор Кончаловский, а Георгий Михалков в паспорте. Двух Михалковых многовато на одной съёмочной площадке, скажем так.

Но не надо забывать, что даже мнение большого российского режиссёра Андрея Кончаловского – это всего лишь мнение одного человека» .

О Забайкалье

«Я очень хотел бы за свою жизнь побывать в тех местах, которые составляют мою великую родину. В том числе, и в союзных странах. Публика здесь другая. Люди другие. Не в смысле, что они проще… У них есть время созерцать чуть-чуть, не нестись. В Москве, даже когда ты стоишь в пробке, ты несёшься ментально, поэтому у нас в Москве в пробке, если кто-то поссорился, сразу достает оружие и стреляет, потому что уже накипело. Очень хочется оказаться в другой среде. Ну, а потом у меня действительно есть свои небольшие меркантильные интересы и планы. Я хотел бы здесь что-нибудь сделать. Но пока об этом рано говорить. Что говорить, если ещё ничего нет. Если будет, тогда об этом все узнают» .

Справка
Егор Андреевич Кончаловский
По паспорту Георгий Андреевич Михалков. Прямой потомок великого русского живописца Василия Сурикова, внук писателя Сергея Михалкова. Актёр, режиссёр, продюсер, сценарист.
Родился в семье кинорежиссёра Андрея Михалкова-Кончаловского и казахской актрисы Натальи Аринбасаровой 15 января 1966 г. в Москве. В 1991 году окончил международную школу St. Clares в Оксфорде, в 1991 году – Кенсингтонский бизнес-колледж. Магистр истории искусств университета в Кембридже. В 1992 году совместно с Андреем Разенковым создал рекламную студию «Partner Studio TVCommercials», где был режиссером-постановщиком более ста рекламных роликов для производителей «Марс», «Сони», «Проктер энд Гэмбл», «Баунти», «Видал Сасун» и др. В 1999 г. поставил свой первый полнометражный художественный фильм «Затворник», за которым последовали фильмы: «Антикиллер» (2002), «Антикиллер-2: Антитеррор» (2003), «Побег» (2005), «Кракатук» (2007), «Консервы» (2007), «Розы для Эльзы», (2009), полнометражный 3D анимационный фильм «Наша Маша и Волшебный орех» (2009).
Женат на актрисе Любови Толкалиной, есть дочь Мария (2001 г.р. ).


Подготовила Татьяна Михеева, «Земля», №25



Эпический рассказ о спуске пассажирского судна, построенного на Сретенском судостроительном заводе, на воду — также в «Земле». Заказчиком выступило ООО «Апукинское» из Петропавловска-Камчатского. Судно готово, только вот сроки выполнения работ нарушены, да и сроки спуска на воду — тоже: «В запланированный день спуска корабля кокуйским судостроителям пришлось столкнуться ещё с одной проблемой. Не был должным образом учтён тяжёлый вес судна. В связи с чем при стягивании его на спусковые дорожки рвались тросы. Пришлось внести некоторые коррективы. На всё про всё ушло три дня. Всё это время работники завода практически не уходили с пирса, пытаясь найти решение проблемы».

Первый может стать последним

Спустя десять лет жители посёлка Кокуй стали свидетелями значимого для Сретенского района Забайкальского края, Дальнего Востока и всей страны в целом, события.

Со стапеля Сретенского судостроительного завода спущено на воду грузопассажирское судно речного и морского назначения.

Сретенскому судостроительному – да!

Грузопассажирское судно, перепрофилированное из сухогруза, стало первым в истории нашего завода. Если говорить о судах, конкретно предназначенных для перевозки пассажиров, последнюю их серию завод выпустил в начале 60-х годов минувшего столетия. Это были двухпалубные пассажирские теплоходы типа «Ерофей Хабаров» .

Заказчиком современного грузопассажирского судна выступило ООО «Апукинское» из Петропавловска-Камчатского, которое занимается добычей и переработкой рыбы. Корабль назван в честь коренных жителей Камчатки – «Ительмен» .

Генеральный директор ООО «Апукинское» Николай Алимов перед подготовкой судна к спуску находился в Кокуе. Мы встречались с ним, беседовали и вот, что он сказал: «На севере Камчатского края сложилась напряжённая транспортная обстановка, людям тяжело добираться до краевого центра, поэтому мы вместе с учредителем решили, что имеет смысл построить судно, которое будет перевозить людей и груз. «Ительмен» рассчитан на тридцать четыре человека и около двухсот тонн груза. Хочется отметить действенную работу маркетинговой группы судостроительного завода в лице коммерческого директора Геннадия Михайловича Вологдина. Он приезжал на Камчатку, предлагал на рынке труда свои услуги. Мы откликнулись, посчитали, что на Сретенском заводе нам сделают качественную продукцию. Ранее имели плачевный результат, когда заказывали судно в Китай. Нужно поддерживать российские предприятия судостроительной отрасли» .

На вопрос: «Довольны ли результатом?», Николай Алимов ответил: «Сейчас ещё рано говорить об этом. Когда судно спустится на воду и пройдут ходовые испытания, тогда скажем, довольны или нет. Пока идёт все нормально, если не считать задержек по срокам. Будем надеяться, что это последняя проблема» .

В ожидании праздника

В запланированный день спуска корабля кокуйским судостроителям пришлось столкнуться ещё с одной проблемой. Не был должным образом учтён тяжёлый вес судна. В связи с чем при стягивании его на спусковые дорожки рвались тросы. Пришлось внести некоторые коррективы. На всё про всё ушло три дня. Всё это время работники завода практически не уходили с пирса, пытаясь найти решение проблемы. С утра до вечера караулили момент спуска корабля и многие жители посёлка. Даже когда шёл дождик, никто никуда не уходил. Терпеливо стояли под зонтиками, а кто и без них.

Я попыталась выяснить у людей разного возраста, что значит для них это ожидание. Подошла к старожилу посёлка, ветерану педагогического труда Анатолию Филипповичу Фунтусову. В своё время Анатолий Филиппович сделал немало любительских фильмов о школе, о посёлке, о людях, проживающих в нем, о судостроительном заводе. В копилке фильмов, снятых им, есть и фильм о том, как происходил спуск корабля на заводе в советские годы. «Сегодня мы с вами присутствуем на великом событии, – сказал Анатолий Филиппович, – надеюсь, не на последнем. Нашему заводу скоро исполнится восемьдесят лет. Такая большая дата. Поэтому почему мы должны его потерять. Надеюсь, что новое правительство Забайкальского края во главе с Ильковским всё сделают для того, чтобы завод воспрянул, заработал, как в прежние годы. Условия для этого есть. Надеемся и на то, что правительство страны во главе с Путиным поддержит нас» .

Две женщины, родные сестры Ольга и Галина Муратовы пришли посмотреть на спуск корабля не только ради интереса. «Мы обе тоже когда-то работали на заводе, – сказали они. – А сегодня пришли поддержать нашего брата, строителя судов Ивана Петровича Муратова. Волнуемся и переживаем за него, да и за всех, кто строил этот корабль» .

Среди ожидавших собралось немало молодёжи и ребятишек. «Я первый раз присутствую на спуске корабля, поэтому, у меня это вызывает особый интерес, – сказала молодая жительница посёлка Татьяна Журавлёва. – Эти дни я все время на заводе. Вчера вечером пришла, потом домой сходила чай попить. Ещё раз пришла, до темноты была. Сегодня с полвосьмого утра здесь. С нетерпением жду развязки».

Браво!

Развязка случилась на третий день после запланированного срока. В пятницу прошлой недели ближе к вечеру все, кто был на пирсе, смогли, наконец, увидеть, как огромная махина сначала медленно, а потом всё быстрей и быстрей сползала по спусковым дорожкам в воду, создавая огромную волну и бурю эмоций. Аплодисменты, крики «Браво!», «Ура!», «Молодцы, ребята!» – в такой момент чувства переполняют душу.

Несколькими днями раньше на заводе произошло ещё одно важное событие – был спущен на воду буксир-катамаран, который с сентября 2011 года находился в эллинге на ремонте.

Какое-то время до завершения определённых работ грузопассажирское судно и катамаран будут стоять у пирса, потом вместе пойдут по Шилке до Хабаровска. Там главного виновника торжества снимут с понтонов, достроят и он уйдёт на Камчатку.

Не уронить марку завода

Строительство грузопассажирского судна началось с конца 2010 года и продолжалось по сей день. Всё это время наша газета внимательно следила за тем, как продвигаются дела. Написан не один газетный материал. И сегодня, когда, наконец-то, спуск судна осуществлён, можно с гордостью сказать – кокуйскими судостроителями сдан очередной экзамен на профессионализм, стойкость духа, выживаемость и преданность своему делу. Сразу вспомнила слова одного из рабочих завода, сборщика корпусов металлических судов Василия Воротникова, с кем недавно разговаривала. Так вот, этот простой русский мужик, в грязной спецовке и с натруженными руками сказал следующие слова: «Вы не думайте, что мы приходим на завод только ради денег. Мы приходим сюда вкалывать, чтобы не изменить своей гражданской позиции, а значит, не уронить марку завода. Я уже шесть лет на пенсии и меня до сих пор приглашают» .

А что потом?

Что можно добавить к этим словам. В последние годы на заводе действительно сложилась напряжённая обстановка с кадрами. Не хватает рабочих многих специальностей. Вот и на строительство судна приглашали квалифицированные кадры из числа пенсионеров, ветеранов завода.

Физические резервы человека не безграничны. Даже если и будут у завода заказы на строительство судов, сегодняшние пенсионеры рано или поздно работать всё равно не смогут, а новых молодых кадров нет. Поэтому с болью думаешь о том, что первое в истории завода грузопассажирское судно может стать судном последним.


Нина Бочкарникова, «Земля», №25



Ирина Баринова в «Экстре» рассказывает печальную историю о кладбище скульптур в парке Победы. Эти самые скульптуры участвовали в международном симпозиуме скульпторов, который прошёл в Чите в августе 1987 года. С тех так и остались никому не нужными. Причины пытается выяснить Ирина, а Лариса Комиссарова перечисляет: «Где-то на задворках пар­ка Победы, среди развалин и груд мусора, притулились несколько гранитных скуль­птур: мальчик в лодке с ры­бой, лев, залёгший перед прыжком, мыслитель, устре­мивший взор в облака, влюблённые мужчина и женщи­на — не то под одеялом, не то под волной, Клеопатра, ещё кое-кто». Кстати, один из авторов — Александр Авдеев, солист фолк-театра «Забайкалье» .

Кладбище скульптур

В Чите на грани уничтожении несколько работ мастеров малой формы

10 июня на одну из лавочек читинского парка ОДОРА «усадили» 200-килограмовую скульптуру кота — то ли пушкинского «учёно­го», то ли булгаковского Бегемота. Кот понравился — желающих с ним сфотографироваться собирается немало. Но кто из жителей города зна­ет, что уже 25 лет в парке Победы погибают безвестно и бесцельно не­сколько прекрасных работ?

Они были выставлены на международном симпозиуме скульпторов, который про­ходил в Чите в августе 1987 года. Участниками симпо­зиума тогда были творцы из Москвы, Санкт-Петербурга, Ташкента. Полгода, по ус­ловиям конкурса, они ваяли свои работы. Но симпозиум прошел, скульпторы разъехались, оставив работы Ива­ну Дятлову — руководителю ООО «Парк» . Там они и ле­жат до сих пор.

Где-то на задворках пар­ка Победы, среди развалин и груд мусора, притулились несколько гранитных скуль­птур: мальчик в лодке с ры­бой, лев, залёгший перед прыжком, мыслитель, устре­мивший взор в облака, влюблённые мужчина и женщи­на — не то под одеялом, не то под волной, Клеопатра, ещё кое-кто, — рассказывает читинский журналист Лариса Комиссарова.

В 2006 году корреспонден­ты телеканала «Альтес» сняли по этому поводу сюжет, но дело не сдвинулось. Власти разводили руками: сделать ничего не можем, скульпту­ры — чья-то собственность, а вдруг у них «хозяева» объявятся, предъявят счёт.

Поскольку Иван Дятлов был спонсором симпозиума, то обязался скульптуры при­строить — они могли бы укра­сить Читу. Но так ничего и не получилось. «Разговоров об этом было много. Но боль­шие мужи решают большие проблемы, им не до мелких вопросов, каких-то работ ху­дожников. Поэтому мы будем просто выставлять фигуры в парке Победы по мере его благоустройства. Приходите в ию­не-августе нынешнего года, и вы их там увидите», — убеждал Иван Дятлов корреспондента «Экстры» в 2008 году.

Не увидели ни в 2008-м, ни в 2013-м. 18 июня этого года журналистов «Экстры» на территорию ООО «Парк» не пустили. Сказали: «Частная собственность — не име­ете права. У нас вообще есть информация, что вы террори­сты» . С трудом дозвонившись до Ивана Григорьевича Дятлова, автор статьи услышала: «Властьпридержащим ничего не надо. А вообще эта тема закрыта. Разговор закончен».

«Скульптуры талантливых мастеров, если на них не обратят внимания власти, авось и умыкнут под шумок. Кста­ти, уже не раз пытались. Кто попроще, тот через дыру в заборе тащил. Кто повыше рангом, тот использовал бо­лее изощренные методы дав­ления на Дятлова», — писала «Экстра» пять лет назад.

Насколько известно на сегодня, одна скульптура — «Флейтист» — стоит в центре города у здания краевой фи­лармонии. И, со слов Дятло­ва, ещё одна передана драмтеатру.

Несколько скульптур исчезли, остальные потуск­нели, отбиты, медленно умирают, — говорит Лариса Комиссарова, побывавшая на «кладбище скульптур» 12 июня 2013 года. — Куда де­вались другие композиции? В чьих дачах или коттеджах нашли они свой приют? А ведь как замечательно смотрелся где-нибудь в кустах на центральной площади этот лев, сделанный когда-то руками Леонида Кулеша и Александра Авдеева. Но и авторы заняты своими де­лами, и у властей руки не доходят. Сколько же ждать скульптурам ещё, оставаясь на задворках то ли парка, то ли наших душ?

Между тем один из соб­ственников — автор скульптуры льва — известен. Это Александр Авдеев, солист фолк-театра «Забайкалье» .

— Он никаких счетов не собирается предъявлять, и вообще был бы счастлив, если бы его труд был ближе к людям. Да и не о помой­ке мечтали другие авторы — это же ясно. Неужели нет в городе юриста, который бы нашёл в законе зацепку, которая бы расставила всё по своим местам? Неужели никто не может это сделать на общественных началах, если в городском бюдже­те не найдётся средств на гонорар? Ну, пусть бы мы потом дискутировали и критиковали концепцию этих скульптурных форм (как это происходит со всем новым, что появляется в Чите), но они бы просто БЫЛИ, они бы ЖИЛИ жизнью нашего города! Разве не для этого их создавали талантливые люди четверть века назад? — задаёт вопрос Лариса Комисса­рова.

Ответят ли городские вла­сти на этот раз? Решат ли, наконец, эту проблему? Или придется ждать еще 25 лет?


Ирина Баринова, «Экстра», №25



Трогательное интервью с путешественником из Италии, наполовину русским, наполовину поляком — в «Комсомольской правде». 77-летний велосипедист ездит по миру вот уже 13 лет. Состояние, признаётся, сколотил, отправляя итальянских звёзд выступать в советский Союз. «Я хочу на своём примере доказать старикам, что мож­но путешествовать и без приличных капиталов. Че­ловеку не так много надо, как кажется. Я обхожусь простой деревенской пищей: парным молоком, хлебом и творо­гом. В магазинах ничего не покупаю, воду пью из колодца. Сплю под открытым не­бом в спальном мешке, без палатки. В города заезжаю только чтобы посмотреть телевизор и быть в курсе последних событий», — делится путешественник.

Гражданин Мира Януш Ривер посетил Забайкалье

Пожилой путешествен­ник признался, что он — убеждённый комму­нист, а «Комсомолка» — его любимая газета.

Именно поэтому он встре­тился с корреспондентом на­шего издания тет-а-тет и рассказал о самом глав­ном…

13 лет назад Януш бросил шикарный особняк в Ита­лии, положил нажитые капиталы на счёт в банке и пустился… путешествовать по миру на велосипеде. По сей день он крутит педали, и это в свои 77 лет! Зачем, спрашивается? Оказалось, что одна из главных целей путешественника — почтить память героев, павших в боях в Великую Отечествен­ную Войну.

— Вот дожить бы до 80 лет… В 2015 году, когда бу­дет праздноваться 70-летие Победы, хочу возложить цветы к памятнику солдат в Сталинграде.

Впрочем, велосипедист поступает так в каждом го­роде и селе. Не может он не отдать героям былых вре­мен дань памяти. А еще он по привычке называет сов­ременный Волгоград — Ста­линградом, себя считает коммунистом, обожает кни­ги и фильмы, но исключи­тельно созданные до перест­ройки. По его словам, они полны смысла и духовности в отличие от современных «кассовых» лент и бульвар­ного чтива…

Впрочем, наш герой не так прост, как кажется — в прош­лом, как он сам выразился, продюсер. Жил в Италии, и зарабатывал на жизнь тем, что устраивал концерты итальянских звёзд в СССР. Благодаря ему советские зрители смогли «вживую» увидеть Тото Кутуньо, «Рики и Повери» и других певцов 80-х. А с русско-польской певицей Анной Герман он познакомился на фестивале в Сан-Ремо…

Кстати, сам Януш, несмот­ря на то, что много лет про­жил в стране виноградников и извилистых улочек, по происхождению далеко не итальянец: мама — русская, папа — поляк. Родился путе­шественник в Москве, но родители вскоре умерли, а мальчишку усыновили иностранцы. Так господин Ривер и попал в Италию. Сейчас же он называет себя гражданином мира.

— Я хочу на своём примере доказать старикам, что мож­но путешествовать и без приличных капиталов. Че­ловеку не так много надо, как кажется, — рассказывает Януш. — Я обхожусь простой деревенской пищей: парным молоком, хлебом и творо­гом. В магазинах ничего не покупаю, воду пью из колод­ца. Сплю под открытым не­бом в спальном мешке, без палатки. В города заезжаю только чтобы посмотреть телевизор и быть в курсе последних событий.

А ещё Януш старается достучаться до представите­лей власти. В нашем крае, например, он увиделся с ны­нешнем ВрИО губернатора Константином Ильковским.

— Константин Константи­нович выделил мне 10 минут, но мы успели поговорить о главном.

Например, о том, что все за­работанные им деньги (а это це­лое состояние) Януш передаёт детям в детские дома.

— Я положил все средства в банк. В европейс­ких банках мак­симальный процент прироста составляет 3 %. Но я сразу заявил, что кладу всю сумму, деньги бу­дут лежать там до тех пор, пока не умру. Как только меня не станет, они будут перечис­лены детдомовс­ким детям. Но не через Министер­ство образования, чтобы часть денег не осела в карманах боль­ших чиновников. Будут сде­ланы специальные карточки вместо денег, а сами дети смогут обменять их на «на­личку» .

— Пусть ребятам подарят эти деньги, например, на Но­вый Год, тогда получится, что я почти Дед Мороз, -мечтает Януш Ривер.

…А уже на следующий день он традиционно встре­тился со школьниками, и рассказал им о себе и своем путешествии. Мальчишки и девчонки буквально облепи­ли Януша, который предста­вился им как дедушка Иван Иванович.

— Чаще я ночую в школах, домах культуры, или под открытым небом, а иногда даже на кладбищах — там нет воров и преступников. Горо­да я не люблю. Я встречал детей разных: желтых — в Азии, черных — в Африке, но больше всего мне нравятся дети из России. В Россию я приезжаю уже пятый раз, и теперь еду от Хабаровска до Волгограда. На это мне пот­ребуется целых 4 года.

Устами младенца

При этом Януш отметил, что дети порой умеют зада­вать вопросы лучше, чем журналисты. Что ж, предос­тавим им это право:
— Неужели у вас ноги не устают? Вы так много ез­дите… Трудно ездить по миру на велосипеде?
— Нет, я проезжаю всего 30-50 км в день, а это всего часов 5 в день. Это не так уж сложно. Остальное время провожу, например, с деть­ми.
— Сколько вам сейчас лет?
— Мне 77 (ответ вызвал са­мые что ни на есть бурные эмоции!).
— Где вы уже побывали?
— Я объехал почти весь мир! Осталось только побы­вать в Австралии. Но там живут не только кенгуру, но и опасные дикие псы? назы­вают их динго. Они могут меня скушать! Еще надо по­бывать в Новой Зеландии и Южной Америке.
— Сколько лет вашему ве­лосипеду?
— 13 лет. И ни разу я не ме­нял ни одну деталь. Он тяжелый, но крепкий!
— А если начнется гроза и буря, вы же можете погиб­нуть?!
— Когда гроза, я обожаю ехать на велосипеде. Просто отключаю все приборы, чтоб не притянуть молнию — и вперед. Это также не опас­но, как и в машине. Ложусь спать в поле, ведь чаще все­го молния ударяет в деревья.
— Почему вы выбрали ве­лосипед?
— Нет такого другого «ду­рака», который бы 13 лет ехал на велосипеде (смеет­ся).
— Вы когда-нибудь были в Даурском заповеднике?
— Я бывал в 3 заповедни­ках. Через ваш Забайкальс­кий край поеду не по прямой, а зигзагом, так что пос­тараюсь посмотреть.
— Где вы берёте одежду?
— У меня в кармане на каж­дый день 100 рублей. Но мне все помогают: кормят, дарят вещи. У меня даже есть «спонсоры» .
— Вы когда-нибудь были на Байкале?
— Был, давным-давно, ког­да ещё работал с итальянскими звёздами в России, это было 50 лет назад…
— Вы любите зоопарк?
— Я очень люблю зоопарк, но чаще встречаю зверей на природе, в лесах. Вижу мед­ведей, тигров. На Сахалине, например, их сотни! Главное не бояться. Я лежу в спаль­ном мешке, медведь подой­дет, но я не пугаюсь. Лежу без движения. Зверь поню­хает и уйдет. Таких встреч было десятки.
— Вы знаете много язы­ков?
— Говорю на 25 языках. Ведь я встречаю малых де­тей, таких как вы, и как только заезжаю в страну, первым делом покупаю бук­варь и учу язык. Так что с детьми я говорю без пере­водчика!
— Вы были в Москве?
— Путешествуя на велоси­педе — нет. Не люблю города. Но я в Москве родился. Ма­ма у меня русская, работала в посольстве Польши, а папа был генералом армии, слу­жил в кавалерии, на лоша­дях ездил. Но сейчас у меня нет семьи.
— А зимой вы тоже еди­те?
— Когда у вас зима, я уле­таю туда, где тепло. В октяб­ре доеду до Иркутска, а по­том по реке Лене буду сплавляться до Якутии, по­том оттуда на велосипеде приеду снова в Иркутск, а из Иркутска — в тёплые края, в Индонезию.
— Как переплываете ре­ки?
— У меня с собой резиновая лодка. Я её раскладываю, са­жусь в неё, беру велосипед — и на тот берег.


Мария Снегова, «Комсомольская правда — Чита», №25



Сергей Забелин в «Забайкальском рабочем» вспоминает апрельскую прошлогоднююю командировку группы депутатов краевого закса в Балейский район, которая касалась «серьёзного разрыва между большими потенциальными возможностями района, в чьих недрах лежат свыше ста тонн золота, не вовлечённые в оборот, и низким качеством жизни его населения, достойного лучшей жизни». «На фоне общего делового и заинтересованного разговора бросалась в глаза откровенно беспомощная позиция представителя «Андрюшкинского горнорудного предприятия». Этот молодой человек в светлом костюме говорил что-то малоубедительное о банкротстве учредителей, смене собственника, переносе сроков строительства и быстро покинул зал заседаний», — позже вскрылись криминальные причины такого поведения. Об этом первым написал «Коммерсантъ». Теперь и мы знаем.

Неожиданное послесловие к старой командировке

Московские жулики «помогают» тормозить развитие Забайкалья

В апреле прошлого года с группой депутатов краевого парламента автор этих строк побывал в командировке в Балейском районе.

На своём выездном заседании члены Комитета по экономической, промышленной политике и инновациям пытались ответить на вопрос, как помочь местным золотодобывающим предприятиям. Поводом для поездки послужило то, что слишком явно бросался в глаза серьёзный разрыв между большими потенциальными возможностями района, в чьих недрах лежат свыше ста тонн золота, не вовлечённые в оборот, и низким качеством жизни его населения, достойного лучшей жизни.

Разрыв усугублялся тем, что многие планы и надежды балейцев могли бы осуществиться при строгом соблюдении недропользователями условий и сроков лицензионных соглашений на разведку и эксплуатацию местных месторождений. Тогда население получило бы новые рабочие места с соответствующей зарплатой, а районный бюджет пополнился многомиллионными отчислениями, столь необходимыми для решения накопившихся социальных проблем.

В результате поездки «Забайкальский рабочий» в мае 2012-го напечатал три большие статьи под общим заголовком «От жажды умираю над ручьём…» Говорилось в них, в частности, что в мае 2011-го Совет муниципального района «Балейский район» утвердил комплексную программу социально-экономического развития своей территории, рассчитанную до 2020 года. Стратегической целью программы было повышение уровня и качества жизни населения района, в том числе и за счет эффективного освоения природных ресурсов. Среди источников финансирования программы, помимо других, значились средства районного бюджета (143,9 млн. руб. ) и внебюджетных источников (1902,9 млн. руб. ).

А помочь сформировать эти средства должны были налоговые и прочие отчисления горнорудных предприятий. Ожидалось, что в результате реализации программы объем произведенной продукции на душу населения увеличится в 1,3 раза, объем инвестиций в основной капитал возрастет в 1,4 раза, среднедушевые денежные доходы — в 1,7 раза.

Создавая «громадье» своих планов, разработчики программы не обошли стороной и проблемы, которые могли им помешать. В том числе низкий уровень промышленного потенциала района и низкую эффективность использования местных природных ресурсов. Причём, прямая взаимосвязь этих позиций совершенно очевидна. Повышение эффективности второй позиции увеличивает возможности первой. Поэтому в программе были добросовестно перечислены вероятные точки экономического роста с разбивкой по конкретным населенным пунктам.

Так, в городе Балей — это отработка Тасеевского месторождения золота, в сельском поселении «Подойницынское» — увеличение добычи золота на Буторинском месторождении, в поселении «Жидкинское» — увеличение объемов добычи при отработке золоторудного месторождения «Балахня», в поселении «Нижне-Ильдиканское» — отработка россыпного Алиинского и освоение рудного Верхне-Алиинского месторождений. И т.д.

Как видим, ставка делалась именно на золото. По его запасам и прогнозным ресурсам, Балейский район занимает второе место в Забайкалье. А всего на территории района разведаны и имеют промышленное значение 45 месторождений различных полезных ископаемых, которые ждут своей очереди.

Определённое место в программе отводилось и развитию сельского поселения «Нижне-Кокуйское», которое связывали с разработкой Андрюшкинского золоторудного месторождения. Созданное специально для этого ООО «Андрюшкинское горнорудное предприятие» ещё с 2010 года должно было выйти на проектную производительность с ежегодным уровнем переработки не менее 135 тысяч тонн руды и добычи не менее 750 кг металла.

Общество с ограниченной ответственностью было создано московской компанией «Глобал Кредит Резерв», которая до 2015 года обладает лицензией на данное месторождение. Однако фирма не предпринимала к реализации «громадья» своих планов не только «саженьих шагов» (напомним, что в старинных русских мерах длины сажень превышала два метра), но и вообще не вела никаких горных работ.

После того, как депутаты посетили большинство золотодобывающих предприятий района, они провели в Балее совещание с участием руководителей этих предприятий, которые детально рассказали, что мешает им в полном объеме выполнять условия лицензионных соглашений. Причины тому были как объективные, так и субъективные.

На фоне общего делового и заинтересованного разговора бросалась в глаза откровенно беспомощная позиция представителя «Андрюшкинского горнорудного предприятия» . Этот молодой человек в светлом костюме говорил что-то малоубедительное о банкротстве учредителей, смене собственника, переносе сроков строительства и быстро покинул зал заседаний.

Причина его поведения стала понятна после прочтения статьи на сайте газеты «Коммерсантъ» от 16 мая 2013 года, которую мы предлагаем вниманию читателей.

Для лучшего понимания происходящего следует иметь в виду, что Андрюшкинское золоторудное месторождение было открыто в 1995 году недалеко от сельского поселения «Нижне-Кокуйское» Балейского района. Разведанные запасы руды — 5-6 млн. тонн, запасы золота — около 8 тонн — оцениваются в сумму свыше одного триллиона (!) рублей. Лицензией на месторождение до 2015 года обладает ООО «Глобал Кредит Резерв», учредителем которого является ООО «ВЭБ-Инвест» . Месторождение досталось ВЭБу («Внешэкономбанк» — российская государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» ; главное направление работы — финансирование крупных инвестиционных проектов, которые по тем или иным причинам не могут быть реализованы за счёт коммерческих банков — авт. ) в 2008 г. в результате санации (системы мероприятий по предотвращению банкротства) коммерческого банка «Глобэкс».

Осенью 2008-го в результате финансового кризиса этот банк столкнулся с паническим оттоком вкладов, и его владельцы приняли решение о продаже своего кредитного учреждения государственному ВЭБу. Была произведена та самая санация, результатом которой стало восстановление ликвидности банка: в 2012 году «Глобэкс» вошел в ежегодный рейтинг надежности Forbes, заняв 30-е место в группе «Высокая надёжность».

Однако права на Андрюшкинское месторождение он потерял. Они перешли ВЭБу. При этом госкорпорация взяла на себя обязательства поддержать проект, связанный с разработкой и обустройством этого месторождения.
Но в последнее время в этой затянувшейся истории вскрылись криминальные обстоятельства, о которых первым поведала газета «Коммерсантъ».


Сергей Забелин, «Забайкальский рабочий», №115



Традиционно не прошли мимо «советской прозы» Бориса Ветрова, который на этот раз повествует об образовании кооперативного движения в Забайкалье в середине 80-х годов. «Первым кооператором Читы, по данным некоторых источников, был Сергей Селивёрстов, известный позже в городе криминальный авторитет по кличке Боцман. Именно он сумел наладить работу кооператива по пошиву курток, штанов и прочего. Но, пожалуй, самым известным стал Юрий Седов, организовавший кооператив «Здоровье». Казалось бы, что тут заумного: яичница с колбасой? Однако её запахи, распространяемые по всему вокзалу, заставляли тысячи пассажиров раскошеливаться – буфеты комбината питания станции Чита-II предлагали пассажирам лишь варёные яйца, унылые винегреты и дохлых холодных куриц», — пишет журналист.

НЭП времён развитого социализма

25 лет назад в СССР принят Закон «О кооперации»

Вначале ничего не было. Вернее, было, но не у всех. И не все. Мясо и картошка – только у частников, шмотки – на барахолке у спекулянтов, мебель и машины – по величайшему блату. После глобального падения цен на нефть и газ в середине 80-х годов,25 лет назад в стране началось кооперативное движение.

Рог изоблилия
Из в одночасье выросших скворечников-киосков наперебой орут Газманов, «Комбинация» и «Любэ». Всюду изобилие вареной джинсы, яркого трикотажа, грошовых, но оригинальных сувениров. Над этим диким для советского человека разнообразием витают запахи шашлыка и чебуреков. На смену унылой госторговле пришел его величество кооператор.

Предтечи кооператоров – индивидуальные трудовые деятели – появились двумя годами ранее. Но дальше ремонта телевизоров, кройки и шиться на дому и услуг такси дело не пошло. Страна, делавшая ставку на коллектив, не была предназначена для героев-одиночек капиталистического труда. Да и поставки сырья были ориентированы на коллективные предприятия. Поэтому 26 мая 1988 года руководство партии приняло решение – разрешить создание кооперативных предприятий.

И вот на рыночных прилавках, в арендованных киосках, на вокзале и в аэропорту Читы появились невиданные ранее куртки и штаны всех фасонов, футболки и спортивные костюмы, а также масса разнообразной мелочи – от значков с портретами Цоя и Шварценеггера до свечек в виде бутылочек шампанского и фигурного мыла.

Первым кооператором Читы, по данным некоторых источников, был Сергей Селивёрстов, известный позже в городе криминальный авторитет по кличке Боцман. Именно он сумел наладить работу кооператива по пошиву курток, штанов и прочего. Следом за ним занялся торгово-закупочной деятельностью будущий владелец внешнеэкономической фирмы «Комплект» Владимир Афанасьев. Но, пожалуй, самым известным стал Юрий Седов, организовавший кооператив «Здоровье». Казалось бы, что тут заумного: яичница с колбасой? Однако её запахи, распространяемые по всему вокзалу, заставляли тысячи пассажиров раскошеливаться – буфеты комбината питания станции Чита-II предлагали пассажирам лишь варёные яйца, унылые винегреты и дохлых холодных куриц.

Сладкая жизнь
Что касается общепита как символа красивой жизни, то тут самым известным заведением Читы стало «Каса-Маре», арендовавшее столовую «Лира» на ул. Богомягкова. Если раньше в обеденный перерыв там толпились студенты, желающие откушать поз, то теперь приехавшая из Молдавии семья преобразила совковый интерьер. Стены были отделаны бархатной тканью, появились ковры, светильники, новая мебель. Кухня предлагала посетителям коктейли, коньяк, пиво, шашлыки и цыплят. Средний чек составлял 15 рублей, что было весьма ощутимо, но не заоблачно. Впоследствии в этом кафе, переименованном в «Космос», располагалась резиденция криминального положенца Читы Интеллигента. Сегодня там торговый центр «Маркет».

А молодые интеллектуалы, эстеты и представители местной богемы облюбовали кафе «Зебра», которое открыл читинский художник Владимир Кузнецов. Находилось оно в подвале жилого дома на углу Чкалова – Ленинградская, и славилось кофе по-турецки, сэндвичами и разношерстно-живописной компанией местных неформалов, которые составляли его атрибут, как в питерском «Сайгоне». Кстати, спиртного в «Зебре» не подавали, что не делало ее от этого менее привлекательной.

Душили – душили…
Уже через год власти начали негласное наступление на кооперативы. Жестко лимитировался отпуск сырья и комплектующих, повышалась стоимость патентов, налоговые инспектора периодически устраивали тотальный финансовый шмон. В результате, две трети кооперативов приказали долго жить, а оставшиеся сводили концы с концами. Все это продолжалось вплоть до 1992 года, когда в России было разрешено частное предпринимательство. История потекла вспять. Нэп кончился, начался капитализм…


Борис Ветров, «Эффект», №25



«С 2011 года пациент, ко­торого по каким-либо причинам не устраивает прежняя лечебница, мо­жет выбрать любую понравившую­ся поликлинику не только в родном городе, но и в любом уголке страны, причём независимо от регистрации. Об этом чёрным по белому написа­но в законе №326-Ф3. Единственный недостаток такого выбора в том, что, проживая на территории, не обслу­живаемой выбранной вами поликлиникой, вы не сможете вызвать на дом врача, а вот сами ходить к врачам — запросто», — за свои права боролась Надежда Герасимова. Она же описала свой трудный опыт в «Читинском обозрении», так что и вы теперь не тушуйтесь.

Верните карточку!

Сразу оговорюсь: в Забайкалье я недавно и, как часто это бывает в наши дни, живу в городе, а прописана в районе. Однако за врачебной помощью в район не наездишься, потому решила прикрепиться к поликлинике по фактическому, а не документальному месту жительства. Коллеги и знакомые сомневались в том, что это получится. Были уверены, что в поликлиниках прикрепляют только по месту регистрации. Однако…

Как прикрепиться к понравившейся поликлинике?

Паспорт, страховое свидетельство и полис наготове. Также решаю на всякий случай вооружиться выдержкой из закона (статья 21 федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»), который обязывает медицинские организации уважать выбор граждан РФ и прикреплять к их поликлинике, если плановая мощность не превышена. Итак, вперёд — на штурм поликлиники Центрального района Читы!

Первая крепость
Первое испытание, которое мне предстояло преодолеть, — длинная очередь в регистратуру. Пенсионе­ры и молодёжь переминаются с ноги на ногу, ожидая, пока работники ре­гистратуры постигнут науку ком­пьютерной записи. Одного человека обслуживали в среднем 7-10 минут. Впрочем, на нерасторопных медра­ботников никто не смел роптать. На видном месте было приклеено объявление с просьбой отнестись с по­ниманием к работникам регистра­туры, которые только начинают ра­ботать с новой компьютерной про­граммой. Понять и простить, так сказать. Это всё, конечно, хорошо, русские — народ терпеливый, но ведь в очереди много таких, кому надо срочно на работу бежать. Или вот, например, девушка нервничает по поводу того, что оставила малень­кую дочь дома со старенькой бабуш­кой. Поэтому, наверное, правильнее было бы обучить заранее хотя бы одного человека работе с этой про­граммой, чтобы очередь живее шла, а неопытные коллеги могли совета спросить.

Проще простого
Спустя 15 минут я решаюсь поин­тересоваться, здесь ли прикрепляют к поликлинике или надо идти в дру­гой кабинет? Меня отправляют эта­жом выше, в приёмную главврача. У секретаря наготове бланки с заявле­нием о прикреплении. Однако пре­жде чем его заполнять, отвечаю на ряд вопросов: где живу, где работаю, почему по прописке не прикре­пляюсь. Объясняю, что фактически проживаю по адресу, который об­служивает именно эта поликлиника. И потому имею полное право здесь наблюдаться и лечиться. Спорить со мной никто не собирается, молча принимают заявление. Всё!

«Разве так можно?»
В коридоре меня встречает де­вушка с недоуменными глазами. Не­вольно подслушала мой разговор с секретарём и теперь интересуется, прикрепили меня или нет. На мой утвердительный кивок она то ли ра­зочарованно, то ли с облегчением вздыхает: «Значит, так можно?!». Оказалось, что сама Наталья живёт в другом районе, но там её не захо­тели прикреплять, дескать, лечитесь «по прописке».

На самом деле такой отказ непра­вомерен. С 2011 года пациент, ко­торого по каким-либо причинам не устраивает прежняя лечебница, мо­жет выбрать любую понравившую­ся поликлинику не только в родном городе, но и в любом уголке страны, причём независимо от регистрации. Об этом чёрным по белому написа­но в законе №326-Ф3. Единственный недостаток такого выбора в том, что, проживая на территории, не обслу­живаемой выбранной вами поликлиникой, вы не сможете вызвать на дом врача, а вот сами ходить к врачам — запросто. Перейти можно не только в районное медучреждение, но также в ведомственную лечебни­цу и даже в частную клинику, кото­рые входят в систему обязательного медицинского страхования. Правда, поменять одного участкового тера­певта на другого в той же поликли­нике или саму поликлинику мож­но только раз в год. Исключение со­ставляют случаи, когда человек пе­реезжает на новое место жительства. Одновременно надо написать два заявления. Первое — главврачу разо­нравившегося учреждения. О том, что вы больше не хотите быть при­креплёнными к этому лечебному заведению. Второе заявление — глав­врачу выбранной вами поликлини­ки. О том, что изъявляете желание лечиться именно в его замечатель­ной лечебнице. Лучше указать при­чину выбора. Это уменьшит веро­ятность отказа. Ответ главврач дол­жен дать письменный. Либо согла­ситься, либо отказать. Отказать мо­гут только по одной причине — если поликлиника переполнена. Если же вы всё-таки получили необоснован­ный отказ в прикреплении, то с име­ющимся отказом на руках можете обратиться в министерство здравоохранения Забайкальского края: ул. Богомягкова, 23 (тел. 21-11-10).


Надежда Герасимова, «Читинское обозрение», №25



Наконец, член Учёного совета Забайкальского регионального отделения Русского Географического общества, кандидат исторических наук Ирина Куренная с детективной дотошностью разбирается, как 17 гектаров читинского леса с сосновым бором и багульников в пяти минутах езды от центра отдали под топор ради коттеджей. «Распоряжением заместителя мэра Читы А.И. Куликова 4 ав­густа того же года была утверждена схема и определено место­положение участка леса — по Объездному шоссе за несколь­ко десятков метров от поворота на Сенную падь, близ дорожной базы, на территории которой с 1960-х годов располагалась во­инская часть. Территории, на­ходящейся в лесопарковой зоне (квартал №25), был присвоен кадастровый номер, разрабо­тан проект организации и застройки посёлка, который со­гласовали с городским управлением архитектуры. Департамент и «Багульник» заключили между собой договор, и на законном основании завертелось колёсо этой истории…», — пишет «Читинское обозрение».

Вмешательство прокуратуры пресекло противоправные действия с оказавшейся «ничейной» землёй. Однако, в новом Генплане Читы эта территория снова закрашена по малоэтажное строительство. Как так произошло — пока не ясно?

«Всуе законы писать, коли их не исполнять»

17 га читинского леса под топор ради будущих коттеджей

У нас в Чите всяк торгует — кто чем. Оно и понятно: без торговли не решаются проблемы жизнеобеспечения края. Однако кое-кто решил взять всё разом, да по-крупному, например, поторговать землёй, расположенной в окружающем Читу красивом сосновом бору, с муравейниками, грибами, мхом и лишайниками, с символом забайкальской природы багульником и кое-где снующими белками. Да и город рядом, всего в 5 минутах езды от центра…

Всё началось с того, что 1 апреля 2011 года в департамент государственного имущества и земельных отношений Забай­кальского края (далее для краткости будем называть его про­сто департаментом) поступи­ло заявление от дачного неком­мерческого товарищества «Ба­гульник» о выборе земельно­го участка. Департамент срабо­тал быстро, отправив докумен­ты в комитет по управлению имуществом администрации г. Читы. Кто-то сверху подска­зал и координаты территории в 17 гектаров, на которой можно построить добротный коттеджный посёлок на несколько де­сятков домов.

Оформили всё быстро, на­дёжно и как надо, пройдя все положенные процедуры. Уже 30 июня 2011 года решением Думы городского округа за №153 чи­тинские депутаты постанови­ли внести изменения в Прави­ла землепользования и застрой­ки городского округа «Город Чита», принятые Думой в 2009 году. «Подправили» карту градостроительного зонирования: земельный участок, о котором идёт речь, перевели в категорию Ж-4 (годную под индивидуаль­ное жилищное строительство). Да и что долго думать, пережи­вать о каком-то лесе? Ведь по данному вопросу были проведе­ны общественные слушания, где особо заинтересованные граж­дане с воодушевлением восприняли известие о лесном массиве близ города, на котором можно валить сосны, корёжить бульдо­зером экосистему и расчищать территории для строительства дорог, домов, гаражей, теплиц и подъездов к своим законным участкам.

Распоряжением заместителя мэра Читы А.И. Куликова 4 ав­густа того же года была утверждена схема и определено место­положение участка леса — по Объездному шоссе за несколь­ко десятков метров от поворота на Сенную падь, близ дорожной базы, на территории которой с 1960-х годов располагалась во­инская часть. Территории, на­ходящейся в лесопарковой зоне (квартал №25), был присвоен кадастровый номер, разрабо­тан проект организации и за­стройки посёлка, который со­гласовали с городским управлением архитектуры. Департамент и «Багульник» заключили между собой договор, и на законном основании завертелось колесо этой истории…

Оказалось, лесная территория, на которую покусились чиновники, до сей поры не имеет уточ­нённых границ государственного лесного фонда и городского округа «Город Чита» — собствен­ность не разграничена. Во всяком случае начальник отдела Читин­ского территориального отде­ла Гослесслужбы А.Н. Денисов и другие специалисты, прибывшие в лес для разбирательства, нахо­дились в недоумении, поскольку были уверены, что это земли гослесфонда и никто не имел права ими распоряжаться.

На защиту леса встала Читин­ская природоохранная межрай­онная прокуратура. Началась об­щенадзорная проверка — по ка­кому праву и кем эта территория отдана в частные руки. В резуль­тате бурная деятельность ДНТ по предполагаемому строительству особняков на землях, где произ­растает зелёный лес, была пресе­чена. Председателю «Багульника» Т.А. Ажбулатову (в 2011 г. уже привлекавшемуся Центральным райсудом Читы за самовольный захват земли) объявлено предо­стережение о недопустимости сноса зелёного леса и застройки территории. Росреестр приоста­новил регистрацию земель об­щего пользования. А горожане, в том числе и ветераны, продолжа­ли спрашивать власть о том, что происходит, звонить и писать гу­бернатору, в другие инстанции и получать одинаковые отписки.

Сами чиновники успешно из­брали линию защиты. Руково­дитель департамента С.С. Новиченко ответил, что обеспечение граждан земельными участками — это обязанность органов мест­ного самоуправления по месту жительства граждан. Кроме того, указал, что к полномочиям горо­да относится и определение зе­мельного массива для размеще­ния некоммерческого объедине­ния. Всё правильно. Но вот ис­полняющий (на тот момент) обязанности мэра О.В. Кузнецов за­метил, что этот участок не явля­ется муниципальным, поэтому администрация Читы не вправе принимать каких-либо решений о его предоставлении гражданам и юридическим лицам.

Кто же подсказал лазейку к законному захвату этой «ничей­ной» территории? Имеются дан­ные о существовании секретного решения Читинского облисполкома 1960 года об изъятии 35 га из земель ГТФ Читинского лес­хоза Городского лесничества для нужд военведа (расположенная за забором дорожная база ныне законно находится на землях Ми­нобороны). В 1998 г. при прове­дении межевания земель Читин­ской КЭЧ-2 не размежёванными остались 19 га из этих 35. 17 га из них и были отведены кооперативу «Багульник». Таким образом, знать о некоем секретном реше­нии могли лишь те, кто имеет до­ступ к этой информации.

Увы, иск природоохранной прокуратуры в Центральный суд Читы о признании незаконным действия департамента, не был удовлетворён на судебном заседании, состоявшимся 19 февраля 2013 года. И.о. заместителя председателя правительства края Г.П. Чупин так и ответил в письме по запросу регионального отделе­ния Русского Географического общества, что департамент при принятии решения о предостав­лении участка ДНТ «Багульник» действовал в пределах полномо­чий, предоставленных ему действующим законодательством. Вот так-то! Природоохранная прокуратура подала апелляцион­ную жалобу в краевой суд.

А теперь внимание! Рассмо­трим механизм действия чинов­ников по законной отдаче леса в частные руки. Действуя, как го­ворили русские землепроход­цы, «расспросными речами», мы выяснили имена собственни­ков ДНТ «Багульник». Среди них — ряд руководителей госслуж­бы и фирм лесной отрасли. П.И. Острик — помощник руководи­теля Гослесслужбы края, И.В. Островский — директор Читин­ского Федерального госуправле­ния «Рослесинфорг» и его дочь, А.Ю. Каргин — директор ООО «Универсал ЛТД», основным ви­дом деятельности которого явля­ются лесозаготовки.

Разумеется, всех членов ДНТ нельзя равнять под одну гребён­ку. Скорее всего, большинство из них добропорядочные граждане, решившие отдыхать от городско­го шума в лесной тиши, причём почти рядом с городской квар­тирой. Среди них, к примеру, не­кто Е.П. Сенотрусова, по слухам — член семьи федерального ин­спектора в Забайкальском крае А.П. Сенотрусова (аппарат пол­номочного представительства в Забайкальском крае). Возмож­но, кто-то решил свой будущий участок продать подороже. — Возможно, кого-то просто заманили в это дело (бес попутал!). Мы го­ворим о тех участниках застрой­ки, которые по роду своей дея­тельности имеют непосредствен­ное отношение к лесу и земле. Особенно режут слух имена, свя­занные с управлением архитектуры Читы. В числе застройщи­ков М.В. Рогова — заместитель гл. архитектора, А.Ю. Зиновьев — член семьи руководителя (на тот момент) отдела разрешений на строительство и ввод объек­тов в эксплуатацию управления архитектуры З.Г. Кулагиной.

А теперь посмотрим на новый Генплан Читы, утверждённый 22.12.2011 г. , где территория дан­ной застройки оперативно вы­делена жёлтым цветом (на предыдущем генплане её не было). В условных обозначениях плана она числится как «жилая малоэ­тажная застройка». Кто же при­нимал участие в создании этого важнейшего для Читы градостро­ительного документа? Среди ав­торов — бывший (В.Е. Логунов) и действующий (А.Д. Михай­лов) главные архитекторы Читы, чьи члены семьи также являются собственниками ДНТ… Правда, заметим, жёлтый цвет здесь дан с оговорочкой «на перспекти­ву», т.е. территория эта перспек­тивная и её освоение возможно при условии соответствующего обоснования. Очень бы хотелось услышать от участников этого проекта убедительное обоснова­ние застройки именно на этой территории лесопарковой зоны.

Можно и дальше перечис­лять имена руководителей стро­ительных фирм и других участ­ников, заинтересованных в стро­ительстве коттеджного посёл­ка, но нет смысла. И так всё ясно. И настолько, что всю эту ситуа­цию хочется назвать сговором в корыстных целях. Ан нет, не по­лучится! Всё в рамках законно­го бумаготворчества. Только вот странно: и.о. руководителя Гослеслужбы края М.А. Гринь, ко­торый по долгу службы обязан охранять наше национальное доступает в суде на стороне ответчика, смело защищая себя и своё ведомство.

В наше время всё измеряет­ся в деньгах. Что ж, напомним: на участки отданного под стро­ительство леса в конце 1990-х наше государство затратило не­малую сумму. Читинское лесни­чество высадило здесь трёхлет­ние сеянцы сосны обыкновенной из питомника. В 2008 году под­росший молодняк был переведён в покрытую лесом площадь. И стоит он теперь, ожидая страшной участи наряду с вековыми соснами. 264 тысячи рублей, по­траченные на восстановление пригородного леса несколько лет назад, оказывается, сущий пу­стяк для нашей власти. Пыль, ко­торую можно сдунуть!

4 апреля 2013 года состоялось совместное заседание комитета по экономической, промышлен­ной политике, территориально­му развитию и инновациям ЗакСобрания, участниками которо­го стали краевые депутаты и чле­ны Учёного Совета Забайкаль­ского отделения РГО, выступив­шие с инициативой принятия подзаконных актов по защите ле­сов, окружающих краевой центр. Депутаты согласились с довода­ми учёных, отчитали присутству­ющих чиновников, но никакие новые меры принимать не ста­ли, сославшись на постановление правительства края от 20.12.2012 года за №500 «О границах лесопарковой зоны, зелёной зоны го­рода Читы в границах лесного фонда Читинского лесничества и функциональных зонах в лесопарковой зоне». Именно в этом постановлении сказано о том, что кварталы леса 24-29 являются ле­сопарковой зоной (зона активно­го отдыха), в том числе квартал №25, где должен быть размещён дачный посёлок. Он полностью заштрихован как лесопарковая зона, включая бывшую территорию воинской части. Так что неувязочка получается! Никто не имел права трогать леса, окружа­ющие наш город.

Если у нас происходят вот та­кие «законные» дела, значит, за­кон не только не работает, но и нарушается, причём самой же властью. Не об этом ли говорил Великий Пётр: «Всуе законы пи­сать, коли их не исполнять». А между тем, лесопарковая зона Читы охраняется ещё и Лесным кодексом РФ, по которому в со­ответствии со статьёй 102 (пун­кты 2.3 и 5) леса, окружающие на­селённые пункты, являются леса­ми 1-й категории и рекреацион­ной зоной, где хозяйство должно вестись так, чтоб не лишать воз­можности отдыха всех горожан. В защитных лесах запрещается осуществление деятельности, не совместимой с их целевым на­значением и полезными функ­циями. Об этом тоже полагается знать чиновникам.

Однако в последние годы ле­сопарковая зона Читы подверга­ется уничтожению из-за интен­сивного строительства. Её состо­яние забайкальские учёные называют критическим. Это не только вырубки под застройку, но и по­жары, отсутствие после них ре­культивации земель, несанкци­онированные свалки, особенно вблизи городских улиц (Токма­кова, Матвеева), дачных коопе­ративов и прилегающих к лесу микрорайонов (Сенная падь). Леса не разграничены, необходи­мые документы по их межеванию отсутствуют.

Нельзя не сказать и о том, что Чита — один из немногих адми­нистративных центров субъек­тов РФ, где очень мало откры­тых озеленённых пространств и больших островов зелени в чер­те города. Здесь наблюдается не­достаток зелёных насаждений по существующим российским нор­мативам на человека. В то же вре­мя город с северо-восточной сто­роны имеет естественные сосновые боры (уникальное явление городского ландшафта России). Нет нужды доказывать, насколь­ко важную роль играет сосновый лес в неблагополучной экологи­ческой обстановке Читы, которая находится в замкнутой котлови­не хребтов и задыхается продук­тами собственной жизнедеятель­ности. Особенно опасен для здо­ровья читинцев смог в условиях холодовой инверсии.

От сохранности леса зави­сит климат местности, красота окрестностей города, здоровье и отдых горожан. Но их права на­рушаются. Так почему же группа людей, обременённых властью, имеет право его уничтожать?

…Кстати, не дождавшись су­дебного решения, не имея раз­решения комитета ЖКХ на вы­рубку леса, в мае в квартале №25 кто-то испортил огромное количество сосен, варварски сделав на них зарубки топором, пометив для скорейшего уничтожения…
Ирина Куренная, член Учёного совета Забайкальского
регионального отделения Русского Географического
общества, кандидат исторических наук.


«Читинское обозрение», №25



НазадВперёд
4 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Я не понял, спустили то судно, что на фото или то, что у них в цеху стояло и строилось? Директор завода год назад говорил журналистам, что готовность корабля с фото порядка 80%, но перспектив когда-либо спустить его на воду в обозримом будущем нет, поскольку приборов, которые на него нужно устанавливать уже никто не выпускает.

Дайте ясности - фото поставили для галочки или спустили корабль именно с фото?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Я тоже удивлен фотографией. И точно знаю, что спущено на воду другое, свежевыкрашенное грузо-пассажирское, судно, с большими размерами (водоизмещением). Много фотографий новенького "Илькимена" уже появилось на страничках "ОДНОКЛАССНИКОВ".

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не был учтен вес судна!?Интересно что они еще не учли и сколько брака вылезет в процессе эксплуатации?Не повторило бы эта посудина судьбы Титаника!Кораблестроители блин.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

17 га, мелочь. В Атамановке под застройку отдали 47 гектар соснового леса, причем весьма молодого. Самое интересное, один из трех участков обозначен под дачное строительство, зарегистрирован в 2013 году. Это один из маневров чиновников и суть его в том, что для строительства на дачном участке не требуется получать разрешение на строительство. Кроме того при выделении этих участков абсолютно не учтено расположение федеральной автотрассы, которая в настойщее время проходит по окраине поселка. В случае же застройки она окажется полностью в жилой зоне. При увеличивающемся потоке автотранспорта в направлении Китая , такое решение нельзя назвать продуманным с учетом перспективы развития дороги. Кому- то будущие "барыши" от продажи коттеджей среди сосен, типа это так круто жить в лесу, полностью застили способность оценивать последствия своих решений. Сомневаюсь только, что всё будет сделано, как должно быть, будут говорить, что там всё по закону и все бумаги правильно оформлены. Вот только про совесть при этом мало кто вспомнит и про исполнение законов, сомневаюсь, что атамановцы в курсе этих решений, и в протоколах общественных слушаний фамилии только заинтересованных лиц. "Гласность" у нас такая, ограниченная кабинетами чиновников.

ПОПУЛЯРНОЕ