Р!
25 ФЕВРАЛЯ 2021
24 февраля 2021

Засиженное мухами лицо младенца — обзор краевых СМИ

Вслед за Нерчинском свой большой юбилей собирается отметить и Сретенск. С какими достижениями подошёл исторический город к 325-летию? Городского освещения нет и по улицам в тёмное время суток ходить просто страшно; сточные канавы для отвода воды с горы в Шилку заросли и не чистятся, а это значит, что половина города постоянно затоплена и либо тонет, либо скована льдом; вместо стадиона какая-то гора железобетонных плит и каток заливают не на стадионе, а на реке без раздевалок и лавочек. Несмотря на это, сретенцы верят в будущее города и по-прежнему любят его. По крайней мере, именно такой вывод можно сделать, прочитав опрос местных жителей в газете «Земля».

О городе с надеждой и не очень…

В сентябре этого года город Сретенск будет праздновать 325-летний юбилей. Кто они, сегодняшние сретенцы? Какими заботами и надеждами живут? О чем вспоминают и каким хотят видеть свой город? В этот день «открытый микрофон» нашего корреспондента работал для всех желающих.

Родные камешки на Кочеткова

Маргарита Вадимовна Тыжнова, пенсионерка:

«Я родилась в Челябинске в 1936 году. Отца в 37-м забрали, обвинили в связи с какой-то разведкой. Больше я его не видела. Мы с мамой переехали жить в Сретенск к ее родителям. Мой дедушка Сергей Игнатьевич Смолянский работал у купца Лукина счетным работником. Начал с ученика и дошел до главного бухгалтера. Очень много фотокарточек осталось от их семьи, датированных еще XIX веком. Часть отдала в библиотеку, часть в музей, остальные оставлю внукам на память.

После окончания средней школы я поступила в Иркутский институт народного хозяйства, отучилась. В Сретенске в то время работала кооперативная школа. С нее начала свой трудовой путь. Преподавала учетные дисциплины. Потом меня всю жизнь куда-то избирали, направляли. Была вторым секретарем в райкоме ВЛКСМ, инструктором, а затем и заведующей отделом пропаганды в райкоме партии, директором кооперативной школы.

В 61-м году вышла замуж за Гавриила Игнатьевича Аношкина. Нынче 53 года как вместе живем. Хороший он у меня человек. Вырастили двоих сыновей, младший погиб. Остался внук от него.
Что хочется сказать про наш город. Остались самые приятные воспоминания от тех лет. Молодость… Все нам было интересно. В доме культуры жизнь кипела. Муж у меня в художественной самодеятельности участвовал. В народном театре играл. Сейчас молодежи особо негде собираться. Вот и ходят по кафе.
Да, душа болит, что население Сретенска уменьшается. А что делать, молодым учиться негде. Раньше в городе работал сельскохозяйственный техникум, кооперативная школа и кооперативный техникум. Готовили кадры массовых профессий – поваров, продавцов, пекарей. Остался один педагогический колледж.

И все же, несмотря ни на что, надеемся, что город возродится, что люди никуда не будут уезжать. А для этого нужен в местной власти хороший руководитель. Вы улицу Кочеткова видели? Это мы ее в свое время камешками выкладывали, чтобы сточные воды с горы по городу не шли. Вот такое отношение было у нас к своему городу.

Сейчас, будучи на пенсии, все больше времени провожу в доме, в огороде. Когда-то красивые цикламены выращивала. К 26 июня, ко дню рождения внука, у меня всегда огурчики в парнике. Хорошие семейные взаимоотношения, это, конечно, замечательно, но про общение со своими сверстниками, друзьями и одноклассниками тоже не забываю. Сейчас вот побегу в библиотеку. У нас там пройдет очередное мероприятие клуба пожилых людей. Встречаемся один раз в месяц, общаемся. Библиотекари готовят для нас разные мероприятия. Обязательно пьем чай, пробуем салаты собственного приготовления, другие блюда. Сегодня взяла с собой солянку и салат с груздями и рисом».

Льют воду, вместо дела

Владимир Муратов:

«Один из больных вопросов для жителей города сегодня – это вода, которая бежит сверху с горы и топит улицы и огороды. В 70-х годах выше Сретенска вырыли канаву через весь город. По каждому переулку, по каждой вертикальной улице шли стоки. Вода уходила в реку Шилка и было все нормально. Сегодня стоки не делают и не чистят. По улице Советской сделали сток глубиною по колено, и что толку. За год он затянулся илом. Раньше такого не было, чтобы улицы в болото превращались. Особенно это видно на улице Поповой в районе музыкальной школы. Кто этим должен заниматься в первую очередь? Конечно, коммунальщики и городская власть.

А где в городе освещение? Это вообще стыд. Хотя бы от центра через квартал сделали – и то хорошо было бы.

Еще вопрос: как воплощается в нашем городе политика президента – поднимать физкультуру и спорт? Никаких площадок, стадион пустует. Накидали плит, и что – сидеть на этих камнях? Каток нынче сделали на речке, а почему бы не на стадионе, хотя бы маленькую площадку залить. На речке сквозняки, детям негде переобуться и переодеться».

Уплывают огороды

Ирина Владимировна Федорова, молодая мама, инвалид второй группы с детства:

«О том, что будет юбилей города, знаем. Но настроения никакого нет. Вы посмотрите, что делается в районе переулка Коротаевского между улицами Луначарского и Набережной. Все покрылось льдом. Нынче вода даже вышла на улицу Набережную. Часть огородов в этом районе уже затоплена, а что будет дальше? Сюда в этот район мы приходим за водой. Водовозки часто ломаются. Неподалеку находится детский садик «Чебурашка», куда ходят две мои дочки. Вместе с другими мамами переживаю за наших детей. Утром, пока еще есть лед, можно пройти, а к вечеру бредешь по воде. Сколько раз мы жаловались, и все безрезультатно. Беспокоимся с мамами и за сам детский садик. Здание старое, того и гляди, скоро развалится. На воспитателей не обижаемся, работают, все хорошо. Только вот зарплату вовремя не получают.

Еще одна проблема в городе – отсутствие освещения. Детей страшно выпускать на улицы».

Люди есть – не все так плохо

Людмила Васильевна Касьянова, библиотекарь:

«Я человек не местный. Приехала с курорта Дарасун. После учебы в Сретенском педагогическом училище пришла работать в библиотеку и работаю до сих пор.

За годы проживания в Сретенске город мне стал родным и любимым. Несмотря на заброшенные улочки, неказистые и перекошенные дома, все равно их люблю. Хорошо, красиво, воздух хороший. И люди мне нравятся. Никуда уезжать не собираюсь.

Хотелось бы, чтобы дома строились для молодых. Они женятся, а жить негде. Чтобы свет горел вечерами и на душе было бы хорошо и прекрасно. Чтобы улицы преображались, становились красивей, культурней. Есть в городе люди, которые стараются что-то для него сделать, чистят и убирают свои территории, дворы. Значит, не все так плохо».



Беседовала Нина Бочкарникова, «Земля» № 13

На другом конце края, вдали от железной дороги живёт своей жизнью самобытный Красночикойский район. Газета «Эффект» публикует очень краткий отчёт главы района Михаила Куприянова об итогах, с которыми чикояне завершили 2013 год. Из статьи «Кадры и кедры» можно узнать не только об успехах в деле выполнения майских указов президента, но и о том, что в районе сохраняется критический недостаток специалистов таких профессий, как терапевт, лор, кардиолог, фельдшер, акушер. А в красночикойских школах остаётся острая нехватка учителей практически по всем предметам, от русского языка и математики до физкультуры и ОБЖ. Готовность районной власти предоставлять специалистам все условия, а в первую очередь жильё, пока не меняет ситуацию к лучшему.

Кадры и кедры

Красночикойский район Забайкальского края, несмотря на все экономические и политические перипетии, остается районом довольно стабильным. Об основных итогах 2013 года и текущих планах, стоящих перед всем районом, «эффекту» рассказал глава Красночикойского района Михаил Куприянов.

Языком цифр

На данный момент в Красночикойском районе исполнили все так называемые майские указы президента по повышению зарплат бюджетникам. Средняя зарплата работников детсадов района в 2013 гаду выросла почти на 10% и составила 11432 рубля.

– 2013 год стал переломным в вопросе реального повышения заработной платы учителям. Она у нас на уровне ниже средней зарплаты по региону. И составляет по итогам 2013 года 26476 рублей, – говорит глава Красночикойского района.
По словам Куприянова, среднемесячная заработная плата врачей района составила 42,6 тысячи рублей. Подросла и зарплата работников культуры – до 14,7 тысячи рублей в месяц.

О земле

В Красночикойском районе в последние годы всегда очень остро стоял вопрос выделения земельных участков. Из-за запутанности бюрократической процедуры люди долгое время не могли понять схему выделения земли под строительство.
Такая ситуация возникла из-за того, что в администрации районного центра до сих лор нет генерального плана застройки территорий правил землепользования.

Тяжесть проблемы усугубляется еще и тем, что уже с 1 июля 2014 гада без утвержденной градостроительной документации сельское поселение не будет иметь право выдать разрешение на строительство и предоставлять в пользование земельные участки.

Сейчас Красночикойский район испытывает большую нехватку квалифицированных педагогов. Таежному краю необходим почти весь спектр педагогических работников: учите-ля русского языка, ОБЖ, технологии, истории, обществозна- ния, мировой художественной культуры, физкультуры и т.д.

Не хватает и медицинского персонала. Красночикойский район готов приютить и обеспечить работой терапевта, лора, кардиолога, фельдшера и акушера.

Всем специалистам администрация готова предоставить съемное жилье. В 2013 году по программе «Земский доктор» 10 врачей, переехавших в Красночикойский район из города, получили по 1 миллиону рублей.

Плохо, по словам Куприянова, обстоит в районе дело с потребительской кооперацией:

«Во время перестройки потребкооперация не выдержала конкуренции с частным бизнесом и практически прекратила свою деятельность. Лишь в 2013 году мы открыли Красночикойское потребительское общество, которое занимается заготовкой овощей и мяса у населения района. В 2013 году заготовлено и реализовано 7 тонн картофеля».

Красночикойский район, уникальный своей природой и историей, уже на протяжении нескольких лет привлекает ученых-археологов, которые проводят Чикойскую археологическую экспедицию.
Сейчас правительством РФ принято решение о создании в Красночикойском районе национального парка «Чикой». Это, по мнению главы, решит волнующую местных жителей проблему сохранения природы.



Тимур Кириллов, «Эффект» № 13

Печально известный теперь всей стране Красный Великан, расположенный на юго-востоке края, продолжает привлекать внимание журналистов. По-прежнему остаётся туманной судьба оставшихся сиротами детей и газета «Аргументы и Факты» публикует соображения на этот счёт замдиректора Центра образования для детей-инвалидов Забайкальского края Татьяны Кутузовой. Соображения, мягко говоря, неутешительные. «Сегодня вокруг много говорят о семейной политике и детосбережении. Но ничего конкретного не делается. Только вдумайтесь в цифры: ежегодно в Забайкальском крае сотни несовершеннолетних становятся жертвами преступлений. И, несмотря на рост рождаемости, число детей в возрасте до 17 лет в нашем регионе сокращается с 31,6 миллионов в 2002 году до 25 миллионов в 2011».

Кто подумает о детях?

Чиновничий аппарат «пухнет», а добрых дел больше не становится

В результате отравления суррогатным спиртом в с. Красный Великан пострадали не только взрослые. 23 ребёнка получили психологическую травму. А семеро из них остались круглыми сиротами.

Что впереди у этих ребят, на какую помощь властей они могут рассчитывать, и что остановит пьянство на селе? На эти и другие вопросы пытается найти ответы Татьяна Кутузова, заместитель директора центра образования для детей-инвалидов забайкальского края.

Алкоголь вместо картошки

– Татьяна Владимировна, вы когда-нибудь слышали о трагедии, подобной той, что произошла в Красном Великане?

– Нет, таких трагедий, по- моему, не было в Забайкалье. Но произошедшее можно было ожидать. Случившееся – это протест той политической и экономической системам, которые существуют у нас. В деревнях нет рабочих мест, не развивается сельское хозяйство, закрываются школы. Куда народу идти и что делать? На мой взгляд, это мало заботит власти ещё с 1991-го года. Сёла, их жители предоставлены сами себе, хотя именно деревня могла бы стать «кормилицей» для нашего бюджета.

– Но, к сожалению, большинство земель в нашем регионе не возделывается…

– Овощи закупаем у китайцев, хотя могли бы выращивать сами. Заставьте селян сажать картофель и помогите с реализацией! Многое от властей и не требуется. Спасибо скажут не аграрии, но и детские сады, школы, куда будет поступать наша, так сказать, доморощенная продукция.

Пьянство на селе – от безработицы, от безнадёжности, и от никчёмности своего существования.

Лучше с мамой и клопами?

– Детей из Красного Великана, родители которых находятся ещё под наблюдением врачей, пристроили на время в социальные приюты. Как вы думаете, может быть, к лучшему?

– Вы имеете в виду то, что ребят обогрели, накормили, предоставили человеческие условия для учёбы, творчества, отдыха? Отчасти не соглашусь с вами. Ребёнок из неблагополучной семьи скажет: «Везде хорошо, а дома лучше». Тоскуют они в госучреждениях. Их не радует порядок и чистота. Скучают по родителям. Поверьте мне, человек, проработавшему в интернате много лет. Знаете, сколько детей убегает из детских домов? Когда мы находим их, ужасаемся тем условиям, в которых они находятся: грязь, тараканы, клопы, пустой холодильник и пьяные родители. Но ребята считают своих родителей самыми лучшими и предпочитают интернату жизнь с ними.
– Семерых, кто остался круглыми сиротами, забрали родственники. Они планируют оформить опекунство. Легко ли будет сделать это при нашей бюрократической системе?

– Оформить опекунство несложно. Главное – предоставить условия для жизни ребёнка. Сейчас государство планирует избавиться от детских домов. Я слышала, что в Пензенской области и в Краснодарском крае их уже нет. Но, по неофициальным данным, там всё же есть центры, в которых находят приют сироты.

Сейчас много времени и средств тратится на переименование учреждений. Например, слова «интернат» планируется заменить на «центр», а «школа» – на «организацию». Для чего?

Рождённые «под градусом»

– Татьяна Владимировна, в сёлах края нет ни спортивных площадок, ни творческих объединений, ни кинотеатров. Взрослое население пьёт, а что остаётся делать детям?

– Дети предоставлены сами себе. Из «развлечений» – воды принести, дров наколоть, на огороде взрослым помочь. Летом – по грибы и на рыбалку. Но это в лучшем случае. В худшем – сигареты, наркотики… Возьмите, к примеру, всё то же село Красный Великан. Родители пьют, за детьми не смотрят. Какое будущее у этих малышей, если даже в школу их собрать – проблема. Бывают случаи, когда к нам в интернат привозят 12-летних ребят и мы направляем их в нулевой класс. Некоторые родители даже не знают, что нужно оформлять инвалидность и получать пенсию на ребёнка, не знают о том, что в регионе есть специальные школы для детей-инвалидов. Многие беды нашего села от невнимательного отношения властей, недостатка информации, телефонной связи и доступа к Интернету.

– А бывают случаи, когда родители специально не везут ребёнка-инвалцда на обучение, чтобы получать его пенсию и жить на неё, если другого источника дохода нет?

– Пенсию родители получают в любом случае. До 1993 года она перечислялась в интернат, где жил и учился ребёнок. Сейчас государство выделяет деньги на имена родителей или опекунов и не спрашивает, на что идут эти средства.

Беседы вместо строительства

– Почему, на ваш взгляд, власть не заботится о детях, чьи родители пьют? Столько трагедий уже произошло, а сколько ещё может быть, если сейчас не принять меры?

– Честное слово, – не знаю. Вот смотрю, как стремительно раздуваются чиновничьи аппараты, и думаю: для чего? Почему дело делает один, а отчёты впоследствии пишут несколько человек?! Чтобы решить какой- нибудь вопрос, мне, например, нужно сделать До десяти звонков, чтобы найти того, кто ответит мне, и вопрос будет решен.

Сегодня вокруг много говорят о семейной политике и детосбережении. Но ничего конкретного не делается. Только вдумайтесь в цифры: ежегодно в Забайкальском крае сотни несовершеннолетних становятся жертвами преступлений. И, несмотря на рост рождаемости, число детей в возрасте до 17 лет в нашем регионе сокращается с 31,6 миллионов в 2002 году до 25 миллионов в 2011 -м.

Когда трагедия с массовым отравлением произошла в Красном Великане, в Чите, в районах края власти распорядились ужесточить контроль перевозки, отгрузки спиртосодержащих жидкостей, провести внеочередную проверку торговых сетей и точек, осуществляющих продажу алкоголя. И лишь в п. Агинское, кроме всего прочего, решили к лету построить ещё одну спортивную площадку. Вот вам пример настоящей заботы о подрастающем поколении.



Подготовила Елена Лоскутникова, «АиФ — Забайкалье» № 13

На этой же неделе журналистка газеты «Эффект» Ирина Бакирова делится своими впечатлениями от одного дня, проведённого в роли инспектора по делам несовершеннолетних. Здесь тема детей, которых алкоголизм родителей сделал несчастными, изображается с другого фокусного расстояния. «Однажды пришлось забрать у пьющих родителей совсем маленького ребёнка. Пока они его везли в машине, Любовь заметила, что лицо малыша полностью покрыто родимыми пятнами. Когда инспектор рассмотрела ребёнка поближе, решила потереть его лицо, «родимые пятна» стали оттираться. Оказалось, что это были вовсе не родинки. На лицо малышки нагадили мухи. Родителям, не выходящим из алкогольного угара, было всё равно, как себя чувствуют их ребёнок».

Детские полицейские

Один день с инспектором по делам несовершеннолетних

Не так давно по всем регионам страны под эгидой МВД России прошла акция «Студенческий десант».В Чите в акции приняли участие студенты юридического факультета и факультета социальных наук, педагогики и психологии. В мероприятии также приняла участие внештатный корреспондент «Эффекта», примерившая на себя роль инспектора по делам несовершеннолетних.

Первое знакомство

Красивые, ухоженные, стройные, словно модели со страниц глянцевого журнала. Юбочка с голубой блузкой, но на плечах погоны полицейского. Очевидно, форма красит не только мужчин. Таким было моё первое впечатление от встречи с инспекторами по делам несовершеннолетних Читинского линейного отдела МВД России на транспорте.

Шефство надо мной взяла старший инспектор группы по делам несовершеннолетних Любовь Кленина. Она ознакомила с планами на предстоящий день и разъяснила полномочия сотрудника полиции. Нам предстояло посетить школу с профилактической беседой о правилах поведения на железной дороге. Потом – рейд по неблагополучным семьям в соседнем Черновском районе.

– Невозможно рассказать, как проходит один рабочий день, так как все они совершенно не похожи друг на друга. Бывает, что я прихожу на работу, мне доставляют несовершеннолетнего, я устанавливаю его личность, после чего сообщаю родителям. Принимаю решение, куда его поместить. Если они не могут приехать, я отвожу ребёнка сама, беру дежурную машину и доставляю домой. Если нет детей, я открываю оперативные сводки и изучаю, какие правонарушения произошли за сутки. Если вдруг совершается какое-то происшествие с несовершеннолетним на подведомственной территории, то я выезжаю туда, – говорит собеседница «Эффекта».

Неблагополучные семьи изнутри

Мы стучимся в дверь одного частного дома. В комнате ужасный бардак. Неизвестная тряпка на полу, которая, видимо, заменяет коврик, скомкана и давно не стирана.

По всей комнате разбросан мусор, дети сидят на грязном полу и во что-то играют. Здесь живет женщина, активно злоупотребляющая спиртными напитками. Ее сын уже давно не появлялся в школе Нас встретила бабушка мальчика. Сама хозяйка также была дома, но заметив нас, попыталась убежать. Инспектор не дала ей этого сделать.

– Давай заходи, нечего мне тут истерики закатывать. Я тебе не девочка, чтобы бегать за тобой.

Поймав женщину в коридоре, инспектор заводит её в комнату.

– Что за бардак у вас опять? В прошлый раз мы были, чистота, порядок, так любо посмотреть было, нарадоваться не могли на тебя, что ты не пьёшь, ребёнок в школу ходит. Что за пьянки опять начались? Для чего восстанавливала права на ребёнка? Последнее предупреждение было? Было. Чего добиваешься?

– Она ничего не понимает, – говорит нам мать хозяйки дома». – Когда ребёнка забрали, она год не пила, вернуть хотела. Вернули, снова запила.

Составляем протокол. Припугнув женщину, что если она не перестанет пить к следующему приходу инспектора, у неё снова заберут сына, мы отправляемся в следующую семью. Тут мы не увидели ни пьяных родителей, ни ужасного бардака, как в предыдущем месте. Но семья состоит на учёте, и её тоже необходимо проверить. Здесь инспектор ПДН провела профилактическую беседу с мальчишкой, который нигде не учится. Он обещал, что с нового учебного года пойдёт учиться в ПТУ. Третий адрес – здесь живёт семья, ставшая на путь исправления. Стучимся в дверь, нам открывает отец семилетней девочки, мамы не было дома, она, как и обещала, пошла работать.

– Молодцы, исправляетесь, в квартире чисто, – говорит Любовь Георгиевна.

Оглянувшись вокруг, я была в недоумении, то, что в квартире было чисто, я не могла сказать. На диване, не застеленном ничем, укрытая непонятно каким тряпьём, спала женщина.

– А эта что здесь делает? – спрашивает инспектор.

– Это соседка, – отвечает мужчина, – она теперь у нас живёт, мы за ней смотрим, чтобы не пила.

– Сейчас пьяная небось?

– Нет, – уверенно говорит хозяин, – она у нас теперь не пьёт.

Справа от спящей женщины находилась двухъярусная кровать, которая полностью завалена непонятными вещами. И это называется число?

Выходя их квартиры Любовь Георгиевна, заметив мою ошарашенность, улыбаясь, говорит: «Удивлена, наверное? Да, действительно, по сравнению с тем, как у них было раньше, сейчас в квартире чисто».

Равнодушию – нет

На обратной дороге в отдел моя провожатая рассказывает, как однажды пришлось забрать у пьющих родителей совсем маленького ребёнка. Пока они его везли в машине, Любовь заметила, что лицо малыша полностью покрыто родимыми пятнами, когда инспектор рассмотрела ребенка поближе, решила потереть его лицо, «родимые пятна» стали оттираться. Оказалось, что это были вовсе не родинки. На лицо малышки нагадили мухи. Родителям, не выходящим из алкогольного угара, было все равно, как себя чувствуют их ребёнок.

С родителями и детьми работают не только ПДН, но и другие органы профилактики: комиссия по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства отдел соцзащиты.

Есть такие родители, которые не спились, но находятся в трудной жизненной ситуации. Им тоже стараются помочь всем миром, направляя в центры занятости.

На первом этапе при обнаружении неисполнения родительских обязанностей можно ограничиться предупреждением. Если родитель уже неоднократно привлекался к административной ответственности, а результатов, никаких нет, тогда принимаются решения о наказании. Если ситуация не налаживается, семья ставится на учёт, туда совершаются частые рейды. Семья снимается с учёта, если в течение года у них всё хорошо, созданы условия для ребёнка.

Переживая боль

Мой рабочий день на службе с инспектором ПДН быстро подошёл к концу. Казалось бы, я и не устала физически, так как мне повезло, за мою рабочую смену ничего серьёзного не произошло. Но я устала морально. Посещение всех этих неблагополучных семей, пьяных родителей, ужасного бардака, грязных детей, боль в детских глазах от того, что они не видят детства и родительского тепла и заботы. Одного дня хватает, чтобы понять, в чём сложность работы инспектора ПДН. Среди них нет места бесчувственным людям с чёрствой душой. Инспектор должен быть одновременно и педагогом, и юристом, и тонким психологом, ведь здесь приходится иметь дело не только с родителями, не исполняющими свой обязанности, но и с детьми, подростками, к которым нужно найти подход, суметь понять и помочь найти правильную дорогу в жизни.



Ирина Бакирова, «Эффект» № 13

И, наконец, статья Ирины Трофимовой в газете «Земля» наглядно показывает, почему мы все до сих пор живем не очень хорошо. В ноябре прошлого года совершавшие рейд охотинспекторы вышли на след автомобиля, в салоне которого оказались грубо разделанные части только что убитых косуль, заряженные и не зачехлённые ружья и центральные персонажи картины – оперуполномоченные отдела по борьбе с преступлениями в сфере лесопользования УМВД России по Забайкальскому краю. По совместительству – браконьеры-лучильщики, не имевшие разрешения на охоту. Браконьеры в погонах кидались в ноги с просьбой пощадить и не предавать делу огласки, но надо отдать должное охотинспекторам, дело всё-таки отдали в отдел полиции Читинского района. А через несколько дней разрешение на охоту, конечно же, нашлось. И сегодня надежда на привлечение оперов-браконьеров к ответственности за нарушение законов, которые они сами должны охранять, становится всё призрачнее.

Полицейские «без дела»

Ноябрьский рейд охотинспекторов обещал стать интересным. Когда сквозь темную, густую зимнюю ночь прорезался луч света, стало понятно – лучильщики. По свежим следам (в ту ночь как раз выпал снежок) сотрудники Госохотслужбы вышли на «уазик». В машине сидели четверо.

«После неоднократных требований сотрудников Госохотслужбы машину все же открыли», – пишет общественный инспектор Госохотслужбы Николай Судзиловский. «Мы сразу же увидели две головы косуль, лежащие под сиденьем возле двери салона. Были обнаружены два ствола нарезного оружия. Причем магазины обоих карабинов были снаряжены патронами, а в патроннике карабина «Тигр» даже находился патрон и оружие не было зачехленным. Отмечу, что перевозка оружия в механическом транспортном средстве в подобном виде является грубым нарушением охоты».

Две особи косули сибирской, уже грубо разделанные на куски, красноречиво свидетельствовали об удавшейся охоте. Сотрудниками Госохотслужбы было установлено, что двое пойманных с трофеями людей – оперуполномоченные отдела по борьбе с преступлениями в сфере лесопользования УМВД России по Забайкальскому краю. По лесу передвигаются на служебной машине и не имеют при себе ни разрешений на охоту, ни разрешений на оружие. Оба сотрудника полиции носят звания майоров.

Сами полицейские подтвердили отсутствие документов в собственноручно написанных протоколах. И были очень настойчивы в желании скрыть происшествие.

– В процессе разговора один даже стал не просто просить, а, можно сказать, умолять, – говорит участник рейда общественный инспектор Николай Судзиловский. – Чтобы не сообщали руководству, пытался в буквальном смысле стать на колени. Он говорил, что лишится работы, заработной платы, возникнут проблемы с кредитом.

– Поскольку они транспортировали незаконно добытых животных на механическом транспортном средстве, материал был передан в отдел полиции Читинского района, – рассказывает участник событий Владимир Иванкин, инспектор Госохотслужбы по Забайкальскому краю.

В возбуждении уголовного дела по факту происшествия было отказано. Главная причина в том, что спустя несколько дней после событий разрешение на охоту, которого не было и в помине, внезапно обнаружилось.

– Следователи проверили всю цепочку механизма по выдаче разрешения на добычу животного. Это и Госохотслужба, которая занимается выдачей (были проверены все реестры, они соответствуют). И Общество охотников и рыболовов (был найден конкретный человек, который подтвердил, что разрешение выписывалось для конкретных людей). Таким образом, в действиях задержанных отсутствуют признаки состава преступления, – говорит старший помощник руководителя следственного комитета по Забайкальскому краю Егор Марков.

То же самое подтверждает и МВД, обещая наказать сотрудников.

«На сегодняшний день решается вопрос о привлечении их к административной либо дисциплинарной ответственности. На данный момент установлено, что сотрудники несколько дней находились в лесу, и, как поясняют наши юристы, у них есть служебное время, и есть время для отдыха. В тот момент, когда они были задержаны на автомашине, и теми законодательными актами, которыми регламентируют деятельность сотрудников полиции, ответственность за перевозку мяса на служебной машине не предусмотрена», – рассказывает Евгений Жеребцов, исполняющий обязанности начальника пресс-службы, – надо будет детально разобраться, чтобы окончательно принять грамотное решение.

Грамотного решения ждут и сотрудники Госохотслужбы, которые продолжают настаивать на возбуждении уголовного дела. Дела, в котором присутствуют полицейские без формы и на коленях выпрашивающие пощады, головы разделанных косуль и много свежей дичи.



Ирина Трофимова, «Земля» № 13

НазадВперёд
5 отзывов
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

===несмотря на рост рождаемости, число детей в возрасте до 17 лет в нашем регионе сокращается с 31,6 миллионов в 2002 году до 25 миллионов в 2011 -м.=== Это про кого?!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Что-то прокол со стат. данными у корреспондентов.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ага. У нас жителей всех возрастов + нелегальных мигрантов всех вместе взятых столько нет в крае )) Или от нас крывают что то? ))))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

видимо с пескарями спутали всего региона.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Слов нет. Одни нецензурные эмоции.